Московский экономический журнал 3/2021

image_pdfimage_print

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10185

Проблемы оценки социальных результатов и эффектов деятельности социальных предприятий

Problems of assessing the social results and effects of social enterprises

Кузнецова Светлана Викторовна, старший преподаватель кафедры Государственное, муниципальное управление и таможенное дело, Омского государственного технического университета, lanasvo@rambler.ru 

Kuznetsova Svetlana Viktorovna

Аннотация. В рамках проблемы измерения эффективности социального предпринимательства дается описание самых распространенных и востребованных подходов и методов измерения форм и содержания достигнутых социальными предпринимателями результатов своей деятельности. Выявляются наиболее распространенные проблемы измерения и оценки социальных результатов и социальных эффектов, с которыми сталкиваются социальные предприниматели, твердо убежденные в том, что показатели точности и интерпретации результатов позволяют им углубить свое знание и понимание истинного положения организации и своего реального статуса в сообществе социальных предпринимателей. Обосновывается необходимость изменения отношения к оценке всех внутренних и внешних стейкхолдеров, взаимодействующих с социальными проектами.

Summary. Within the framework of the problem of measuring the effectiveness of social entrepreneurship, the most common and popular approaches and methods for measuring the forms and content of the results achieved by social entrepreneurs are described. The most common problems of measuring and evaluating social outcomes and social effects are identified, which are faced by social entrepreneurs who firmly believe that indicators of accuracy and interpretation of results allow them to deepen their knowledge and understanding of the true position of the organization and their real status in the community of social entrepreneurs. The article substantiates the need to change the attitude to the assessment of all internal and external stakeholders interacting with social projects.

Ключевые слова: социальное предпринимательство, социальный результат, социальный эффект, метод, оценка, инструменты, система, знание.

Keywords: social entrepreneurship, social result, social effect, method, assessment, tools, system, knowledge.

Если вы можете измерить и выразить в цифрах то, о чём говорите, — вы знаете это; но если вы не можете измерить, если не можете выразить числами, — ваши знания скудны и недостаточны.

У.Кельвин

ВВЕДЕНИЕ

Целью исследования являются выявление релевантных подходов, методов измерения и оценки социальных результатов и эффектов, достигаемых сообществом социальных предпринимателей.

Актуальность и необходимость измерения социальных результатов и эффектов деятельности социального предпринимательства определяется прежде всего назревшей социальной потребностью соответствующих заинтересованных организаций (а также внешних стейкхолдеров и инвесторов) в увеличении фокуса на их эффективность, конкурентоспособность и возможности доказать социальную значимость.

Потребность в измерении социальных результатов и эффектов, форм и содержания произошедших социальных изменений вызывается и другими обстоятельствами:

  • знание качественно и количественно выраженных (определённых) результатов деятельности социальной организации необходимо для повышения эффективности  её управленческой и социальной деятельности;
  • выявленные достигнутые результаты социальной организации служат мотивацией для внутренних и внешних стейкхолдеров;
  • знание социальных результатов и эффектов необходимо для расширения контактов взаимодействия с органами государственной власти, с донорами и другими внешними стейкхолдерами, для доказательства – оправдания затраченных ими средств на проект, во первых, и во-вторых, для расширения источников и увеличения масштабов финансирования[18].

В настоящее время  в России и в мире сфера оценки социальных проектов стремительно развивается — разрабатываются и адаптируются , методики, появляются и формализуются практики применения инструментария. Но результаты неоднозначны. Большинство исследователей фиксируют потребность заинтересованных сторон в проведении профессиональной экспертизы и оценки, но при этом указывает на наличие субъективных и объективных барьеров, к числу которых следует отнести:

  • отсутствие универсальных, общепринятых методов оценки, единой системы критериев оценки социальных проектов;
  • ограниченность необходимой официальной статистической информации, в том числе и социологической, долженствующей мониторить процессы развития потребности, удовлетворённости социальных предпринимателей в сфере оценки;
  • высокая стоимость оценки прямыми методами.

Всё это и является причиной весьма редких случаев практической оценки социальных результатов деятельности некоммерческих организаций не только в России, но и за рубежом [2;9].

На день сегодняшний в сообществе социальных предпринимателей значительное количество тех, кто недостаточно осведомлён о существующих подходах и методиках оценки социального воздействия своей деятельности. Зарубежный опыт показывает, что потребность в измерении социальных результатов и социальных эффектов постоянно возрастает, поскольку социальные организации должны постоянно доказывать свою социальную значимость.

Однако, в результате отсутствия стандартной системы и удобных инструментов измерение социальных результатов оставлено на усмотрение менеджмента и стейкхолдеров на добровольных началах- основываясь на вере,интуиции и кейс-анализе. Многие социальные предприниматели вообще не измеряют социальные результаты, а немногие измеряют, но не систематически [12].

Рассмотрим существующую практику оценки социальных эффектов, социально значимых резульатов, полученных в сфере социального предпринимательства.

Большинство социальных предпринимателей используют распространенную форму измерений, которая заключается в передаче историй, представляющих примеры успеха, своим спонсорам и другим заинтересованным сторонам. В большинстве случаев истории имеют решающее значение для раскрытия качественной информации [9].

Речь идет о методиках описания социального эффекта. Описательные методики («истории и кейсы») имеют целью получение отклика от стейкхолдеров о достигнутых социальных результатах и социальном эффекте, но их измерение не проводится. Описательные методики, следовательно, выявляют результаты и лучшие практики, вынося за скобки эффективность.

Описательные методики обладают следующими достоинствами:

  • их применение не требует значительных ресурсов;
  • они не предъявляют высоких требований к квалификации специалистов;
  • информация, полученная с использованием этих методик, обладает высоким эмоциональным воздействием;
  • информация, полученная с использованием этих методах, помогает выявить и закрепить лучшие практики;
  • описательные методики могут быть использованы, когда социальные результаты и эффект невозможно монетизировать (выразить денежно).

Но описательные методики наделены и существенными недостатками:

  • их использование не сопровождается выявлением полной информации о социальных результатах и эффекте работы;
  • данные о достижениях и результатах, не всегда могут быть проверены;
  • не всегда транспарентны (прозрачны) аргументы (услуги, товары), определяющие функцию – полученные результаты.

Согласно исследованию фонда «Эволюция и филантропия» в области публичных отчетов некоммерческих организаций в Российской Федерации, большинство отчетов построено именно в парадигме «история и кейсы», причем представленные отчеты характеризуются избыточностью информации и недостаточной репрезентативностью  [4;12 ].

Метод кейсов используется, чтобы находить и демонстрировать успех (в достижении социальных результатов), и демонстрировать его в виде конкретных захватывающих и убедительных историй, которые могут быть оценены и предложены для мотивации и обучения других [16].

При проведении оценки методом кейсов выбираются самые удачные* и неудачные случаи, в то время как истории со среднестатистическими результатами не рассматриваются.

Исследование методом кейсов проводится в несколько этапов [17 ]:

  • перед началом исследования эксперты составляют перечень социальных результатов работы проекта. Формулируются критерии отнесения результатов к наилучшим или наихудшим;.
  • опрос и сбор информации от большего числа участников программы с целью выделения наиболее значимых (наилучших и наихудших результатов);.
  • анализ и классификация, в процессе которых отбираются две небольшие группы кейсов с наилучшими и наихудшими результатами;.
  • сбор дополнительной информации по отобранным кейсам, позволяющий уточнить полученные данные и провести анализ причинно–следственных связей между действиями в рамках проекта и полученными результатами;.
  • документирование, обсуждение и распространение информации, полученной в результате исследования.

Метод кейсов сравнительно прост в использовании и позволяет получать значимую информацию о наилучших и наихудших социальных эффектов программы, однако его использование искажает общую картину результатов. Поэтому для большей достоверности данных при его применении следует использовать статистические методы.

Метод кейсов может использоваться как инструмент внутреннего мониторинга программы. Вместо затратной внешней оценки социальных проектов следует повышать качество внутренней текущей оценки во время реализации проекта.

* « Бывает успех, внушающий благоговенный трепет, но совершенно непригодный для подражания» [7].

Рассмотрим методики, описывающие процесс получения социального эффекта, полезная нагрузка которых заключается в возможности определения связи между затраченными ресурсами, осуществленными действиями и полученными  результатами. Предметом изучения в данном случае являются процессы и механизмы, детерминирующие появление социальных эффектов, но которые только описываются, но не оцениваются.

Эти методики могут использоваться не только при создании проекта, но и в ходе его реализации для корректировки действий и результатов. Для этого строится логическая модель или теория изменений социального проекта, которая используется на этапе разработки и планирования, иллюстрирую и объясняя концепцию проекта для всех заинтересованных сторон, в том числе для волонтеров, доноров и инвесторов проекта. На этапах реализации и изменения программы логическая модель демонстрирует результаты программы стейкхолдерам и служит основанием, базой для принятия управленческих решений [6].

Логика социально-ориентированной программы описывает связь конкретных предпринимаемых действий и реализации миссии программы посредством достижения целей программы и решения задач. Эта логика имеет иерархическое строение: при успешном выполнении действий решаются задачи программы, при решении задач достигается цель программы, а достижение цели программы обеспечивает вклад в решении более глобальной проблемы (осуществлении миссии программы)[10] .

Логическая модель программы – это структурированное визуальное представление о связи ресурсов, вложенных в программу, применяемых действий и стратегий, и тех социальных изменений, которых необходимо достичь. Логическая модель – это инструмент, с помощью которого можно планировать проект, анализировать текущую деятельность, а также представлять стейкхолдерам проекта информацию в лапидарном и доступном виде.

Логическая модель (теория изменений)  – это инструмент управления, используемый с целью улучшения структуры программы не только на проектном уровне, но и на уровне реализации проекта. Она включает в себя такие стратегические составляющие проекта, как вклады, результаты, конечные продукты, воздействия.

Цепочка результатов в логической модели представлена в следующем виде:

Ресурсы – Деятельность – Непосредственный результат – Социальный результат – Социальный эффект.

Покажем пример смыслового наполнения каждого элемента цепочки результатов.

В логической модели под ресурсами понимается вся совокупность финансовых, материальных, трудовых, информационных и технологических ресурсов. Доминирующим и        цементирующим указанные ресурсы являются важнейшие качества настоящего социального предпринимателя – меритократа.

Деятельность – это подробное описание того, как используются ресурсы проекта для достижения поставленных целей. Поскольку социальный результат может быть достигнут различными способами, постольку блок «деятельность» логической модели является предметом особого обсуждения и интереса для потенциальных доноров и инвесторов программы, которые могут принять решение о присоединении к ней.

Непосредственные результаты – это степень достижения поставленных целей проекта, выраженная в натуральных показателях , например таких, как количество благополучателей проекта, количество проведённых мероприятий, количество человеко-часов, затраченных на реализацию проекта и тд.

Социальные результаты- это изменения, произошедшие в поведении участников социальной программы, в повышении уровня их знаний и компетенции, повышение статуса и удовлетворённости здоровьем, уровнем жизни и т.д.

Социальный эффект- это долгосрочные устойчивые изменения в образе жизни людей, сообществ и в функционировании организаций, связанных с реализацией социальной программы. Полученный социальный эффект определяется с учётом влияния внешней среды.

В данном месте следует обратиться к Л.Фейербаху, в центре учения которого- человек как «… единственный, универсальный и высший предмет философии» [11, с. 202]. Человек, по Фейербаху, есть материальный объект и одновременно мыслящий субъект.

Л.Фейербах акцентировал внимание на производстве людей, а К.Маркс дополняет его идеей о необходимости производства людей как второго рода производства, идеей необходимости производства вещей (т.е. материальных благ и услуг), являющейся в первую очередь прерогативой государства, его обязанностью.

Производство людей в далеко несовершенном  человеческом обществе немыслимо без «рекламации», без неизбежного снижения качества народо -населения , честь которого оказывается в трудной жизненной ситуации, с которой, к сожалению, свыкается, оказавшись в плену базовых инстинктов человека.

Впервые, ещё в дореволюционной России, была предпринята попытка по исправлению ошибок природы (геннозаданных) и приобретённых в обществе св.Иоанном Кронштадским, создавшим совершенно революционную для своего времени социальную технологию, которая не потеряла своей актуальности и сегодня. Суть её была в том, чтобы дать людям не только дом, но одновременно и работу. Началось всё с двух небольших мастерских, затем открылась народная столовая и ночлежный приют. Объединение под одной крышей мастерских, столовой и приюта, к которым позднее прибавились воскресная школа и библиотека, стала первым примером комплексной диверсифицированной помощи бедным и бездомным в России.

Иоанн призывал всех жителей Кронштадта посильно участвовать в создании и поддержке «Домов трудолюбия», полагая добрым и гуманным делом спасения людей от лености, праздности, апатии и тунеядства. И такие дома успешно развивались- за счёт благотворительных пожертвований, выручки от продажи продукции и выполненных городских работ, также за счёт дотации государства.

После революции 1917 года эти Дома трудолюбия были закрыты «за ненадобностью», а помощь нуждающимся была объявлена исключительной заботой Советского государства. Бесценный опыт в этой сфере жизнедеятельности был практически безвозвратно утерян.

В современной России проблемы людей , оказавшихся в трудной ситуации, решаются организациями различного рода- благотворительными фондами ( в Омском регионе- «Благотворительный центр помощи детям «Радуга»»- некоммерческая, неполитическая, нерелигиозная организация, «Детский благотворительный фонд «Дети планеты Земля» — некоммерческая  неправительственная организация и другие), реабилитационными центрами (филиал в городе Омске «Некоммерческого фонда по профилактике социально значимых заболеваний и пропаганде здорового образа жизни- «Здоровая страна»), а так же с помощью волонтёрского движения. В разных городах открыты многочисленные пункты раздачи: еды, одежды, лекарств и даже билетов на проезд для тех, кто остался без денег и не может вернуться домой[14].

Однако всё это является паллиативным , приносящим лишь временное облегчение попавшим в трудную жизненную ситуацию, особенно бездомным (по разным оценкам только в Москве их насчитывается более ста тысяч человек), имеющим тенденцию к возрастанию.

Много лет участвующий в кормлении, одевании и лечении таких людей Емилиан Сосинский, прихожанин храма св.Космы и  Дамиана в Шубине, отец троих детей, реализовал свою идею возрождения в России Домов трудолюбия св.Иоанна Кронштадского. В октябре 2011 года появился уникальный социальный приют для бездомных в Москве- «Христианский Дом Трудолюбия» Ной», непосредственным вдохновителем которого стал Е.Сосинский. Прихожане, подержавшие этот проект, помогли собрать деньги на аренду первого коттеджа в Подмосковье. С тех пор после каждого кормления бездомных в Храме, им предлагают начать трудовую и трезвую жизнь. Бездомным предоставляется жильё, питание, социальная и юридическая помощь, но при строгом соблюдении ими двух главных требований , работать и не пить.

Ноевцы стараются идти по стопам св.Иоанна Кронштадского- живут по Уставу, в основе которого положено Евангелие.

У дома трудолюбия имеются 12 филиалов в Москве и Подмосковье,2 из них – это полностью социальные дома с инвалидами, немощными стариками и женщинами с детьми.

Христианский дом трудолюбия «НОЙ»- это многоплановая диверсифицированная некоммерческая организация, взявшая на себя заботу о благе народа (той части , которая оказалась никому ненужной), о его сбережении, о здоровье и качестве жизни, о сохранении и приумножении геннофонда, о физиологическом, нравственном и интеллектуальном развитии и в конечном итоге, о повышении международного статуса страны, заботящей и опекающей блага (народа), обладающее свойством особой социальной полезности.

Успех социального предприятия и достижение им социальных целей в значительной мере обязаны лидерским качеством и личностному росту социального предпринимателя — Е.Сосинского, расширению и развитию его контактов и связей в социальном сообществе и в социуме в целом.

Наибольший социальный эффект дома трудолюбия «НОЙ» достигается, главным образом, в результате побуждающей, а не принуждающей  деятельности его руководителя, способного к самомотивированию и рефлексии, умело использующего комплексные технологии социальной работы- нормотворческие, социально-коррекционные, социально-профилактические, социально-реабилитационные и другие методы  работы с социовитальным ресурсом человека [15].

Изложенное выше является веским аргументов, серьёзным основанием-посылом для российских законодателей, которым следовало бы определить, придать более значимый и к ещё более обязывающий гуманную деятельность этой организации особый статус политической и правительственной организации с «именной» строкой  в федеральном бюджете.

А теперь рассмотрим самые распространённые методики оценки социальных эффектов, используемые в различных сферах социальной деятельности.

Первая методика, разработанная «Центром исследования гражданского общества и некоммерческого центра НИУ ВШЭ» для оценки услуг по оказанию психологической помощи инвалидам, может применяться и для других видов услуг.

Для оценки деятельности организации используются следующие показатели:

  • количество клиентов, обратившихся за услугой в текущем периоде;
  • количество оказанных услуг конкретного наименования в текущем периоде;
  • среднее количество денежных средств, выделяемое на оказание одной услуги в текущем периоде;
  • количество наёмных сотрудников организации в текущем периоде;
  • среднее количество волонтёров, участвующих в оказании услуг.

Для оценки качества услуги используются следующие показатели, на основе которых разрабатывается анкета для определения уровня:

  • удовлетворенности потребителя временем оказания услуги;
  • удовлетворённости потребителя местом оказания услуги;
  • удовлетворённости потребителя компетентностью обслуживающего персонала;
  • удовлетворённости потребителя ценой оказываемой услуги ( если платная);
  • необходимости оказываемой услуги для потребителя;
  • улучшения состояния потребителя услуги и др.

Это один из упрощённых способов расчёта социальной и социально-экономической эффективности по оказанию конкретного вида услуги который выявляет количественные и качественные характеристики [1].

Следующий рассматриваемый метод- SROI (Sosial return on investment),- расчёт социальной отдачи от инвестиции. Его рекомендуют использовать эксперты Фонда поддержки и развития филантропии «КАФ».[13]

Оценка социальной отдачи от инвестиции проводится в шесть этапов, обозначеных  в таблице 3.

Популярность метода связана со следующими его преимуществами:

  • методика имеет достаточно широкую область применения, может быть использована организациями любого типа и масштаба;
  • метод SROI понятен инвестору и бизнесу;
  • метод позволяет анализировать долгосрочные проекты;
  • методическая поддержка достаточно существенна, пользователям доступны руководства и информационные ресурсы, разработаны прозрачные механизмы этого метода;
  • по применению методики SROI наработан опыт  в различных отраслях и направлениях деятельности.

Основные недостатки этого метода:

  • оценка по методу SROI технически сложна и требует значительных затрат человеческих, временных и денежных ресурсов;
  • данный метод не позволяет проводить сравнительный анализ проектов, несмотря на высокую степень формализации;
  • данный метод не учитывает отложенные эффекты деятельности и не фиксирует масштабируемость результатов.

Несмотря на слабые места метода, международная практика оценки социальной эффективности подтверждает  востребованность SROI для оценки социального эффекта социального предпринимательства.

Третья методика «затраты — социальные выгоды» (cost-benefit analysis,CBA), в соответствии с которой затраты измеряются в соотношении с разнообразными результатами и эффектами социального предприятия. Производится учёт чистой выгоды и в отношении общества в целом, и в отношении различных заинтересованных сторон. Инструмент позволяет принимать обоснованные решения по широкому спектру социальных результатов, принимать решения о приоритетах в финансировании. Однако данный метод не позволяет учесть весь спектр социальных выгод и затрат.

Как именно рассчитываются затраты и социальные результаты рассмотрим на примере «Аланского Дома» социального предприятия – (Великобритания), которое оказывает помощь женщинам — бывшим осуждённым, не совершать повторное преступление. Ежегодно через Дом проходит около двухсот женщин, затраты составляют 200-300 тысяч фунтов в год.

Социальные результаты- позитивные изменения в жизни женщин, их детей и семей, местного сообщества и потенциальных работодателей. В результате деятельности социального предприятия женщины обзаводятся собственным жильём, заботятся о детях и забирают их из-под опеки государства, получают работу. Такие социальные результаты входят в сферу интересов следующих стейкхолдеров:

  • система правосудия (сокращение рецидивов);
  • система здравоохранения (сокращение травм, запущенных болезней и проблем, вызванных употреблением наркотиков, предотвращение сексуальной работорговли);
  • социальные службы (увеличение заботы о детях);
  • жилищные и другие службы ( обеспечение жильём и устойчивость местного сообщества).

Стоимостная оценка социального воздействия для перечисленных стейкхолдеров составляет около 20 милн.евро за один год (около половины – за счёт экономии для системы правосудия и пенитенциарной системы). Таким образов, данное социальное предприятие оправдывает вкладываемые в него средства.

Основное ограничение данной оценки социальных результатов – высокие затраты на их проведение, что существенно ограничивает их применения в сфере социального предпринимательства [3].

Заключение

В современном цивилизованном мире оценка социальных результатов и эффектов, получаемых в процессе реализации социальных проектов в социальных организациях, становится важнейшим элементов их взаимоотношений с сотрудниками и волонтёрами, донорами, благополучателями и государством.

Вот почему сообщество социальных предпринимателей заинтересованно в устранении основных проблем на пути разработки единой системы оценки социальных результатов и эффектов. Приведём их перечень:

  • отсутствие простых и практичных инструментов, что обусловливает нерегулярность оценки социальных результатов и эффектов социальными предпринимателями;
  • недооценка качественных изменений в жизни благополучателей или общества;
  • ложные цели и показатели : выбор более «лёгких» благополучателей для предоставления услуг с целью демонстрации больших успехов в достижении социальных результатов;
  • пропорциональность и сбалансированность: усилия, вкладываемые в систему измерения социальных результатов и уровень точно должны быть соразмерны;
  • чрезмерная бюрократия: система измерения социальных результатов должна помогать, а не забирать у социального предпринимателя и без того дефицитные ресурсы [5].

По мнению экспертов Фонда поддержки и развития филантропии «КАФ», «в мировой практике насчитывается около 300 различных подходов и моделей анализа и оценки социальных изменений. При таком разнообразии любая организация может выбрать наилучший подход для измерения, а на практике получается, что этот выбор и вовсе никто не делает» [13].

В сложившихся условиях, в определённой мере привольного,  не вполне пристойного для реального социального предпринимателя отношения к проблеме измерения достигнутых им социальных результатов и эффектов, принимаемые внешними благополучателями и меценатами решения о финансировании социальных проектов основывается на неполной информации, когда учитываются только расходы на деятельность и её количественные показатели ( отражающие изменения с «маленькой буквы»  Т. Кун), но не конечные качественные результаты, отражающие изменения, связанные с трансформацией, с преобразованием, с превращением «объекта» социального воздействия в новое качество (это изменение, по Т.Куну, с «большой буквы»).

Перевод социальных эффектов в экономические показатели очень хорошо работает для демонстрации результатов деятельности социального предприятия органам власти, донорам и инвесторам. В случае с домом трудолюбия «НОЙ» можно посчитать издержки общества : сколько тратится на борьбу с нищетой, бедностью, с пьянством, наркоманией и курением ,тяжёлыми заболеваниями; сколько тратится на содержание домов престарелых, немощных, на выплаты пособий по безработице, пособий на детей от 3-х до 7-ми лет. Это позволяет предельно чётко конкретизировать вклад социального предприятия : в рост доходов благополучателей, в расширение сферы трудовой деятельности, экономию общественных ресурсов, на поддержку отдельных категорий граждан, сокращение спроса на государственные услуги, увеличение общественных доходов.

Оценка данного социального значимого проекта необходима для обоснования целесообразности государственного финансирования и придания ему статуса национального проекта, одного из приоритетов правительства и президента.

Необходимо изменение отношения к оценке всех внутренних и внешних стейкхолдеров, взаимодействующих с социальными проектами . Оценка социального эффекта- чрезвычайно важный аспект развития социального предпринимательства, а значит — способ решения или смягчения проблем, существующих в обществе.

Источники

  1. Богословская Т., Хананашвили Н. Как оценивать социальные проекты // НИУ ВШЭ [Электронный ресурс] URL: https://www.hse.ru/news/144287223.html (дата обращения 20.03.2021).
  2. Косьмин А.Д., Косьмина Е.А., Марышева В.А. Малое и среднее предпринимательство в Российской Федерации: компаративный анализ трендов и результативности. – М.: Креативная экономика, 2018 – 266 с.
  3. Лапшина А. Подходы к оценке социальных результатов для социального предпринимательства // АНО «Эволюция и Филантропия» — М.: 2016. — 136с.
  4. Мартыщенко С. Как и зачем измерять эффективность НКО. Материалы к вебинару. – М.: 2015. — 98с.
  5. Московская А.А., Берендяев А.А. Ландшафты социального предпринимательства в России // Бюллетень «Мир социального предпринимательства» — 2016.- №5. — С.3-7.
  6. Оценка программ: методология и практика М.: Изд-во « Престо-РК»; 2009. -145 с.
  7. Паркинсон С.Н. Законы Паркинсона; Сборник / пер. с англ. // Составитель и автор предисловия В.С. Муравьев.- М.: Прогресс, 1989.- 448 с.
  8. Показатели для измерения социальных результатов в сфере детства: российский и международный опыт.-М.: 2015. — 123с.
  9. Рождественская Н.В., Богуславская С.Б., Боброва О.С. Оценка эффективности проектов некоммерческих организаций, социального предпринимательства и гражданских инициатив – СПб.: Издательство политехнического университета, 2016.-168 с.
  10. Тимохович А.Н., Никурадзе О.И. Измерение эффективности социального предпринимательства // Вестник государственного университета управления. 2020. №7. С.193-198.
  11. Фейербах Л. Сущность христианства // Избранные философские произведения. Т.2-. М.:1955.-420 с.
  12. Официальный сайт филиала некоммерческой организации «Эволюшн Энд Филантропи» в РФ [Электронный ресурс]. URL: https: // www.facebook.com/ Evolution and Philantropy (дата обращения 20.03.2021).
  13. Официальный сайт Фонда поддержки и развития филантропии  «КАФ» [Электронный ресурс]. URL: http: // cafrussia.ru (дата обращения 20.03.2021).
  14. Официальный сайт Регионального информационного агентства «Омск -информ» [Электронный ресурс] URL: http: // www.omskinform.ru (дата обращения 20.03.2021)
  15. Официальный сайт Христианского дома трудолюбия «НОЙ» [Электронный ресурс] URL: https: // shkolazhizni.ru / world / articles / 72951/ (дата обращения 20.03. 2021)
  16. Brinkerhoff R. The Success Case Method:  Find Out Quickly What’s Working and What’s Not.-San Francisco:  Berrett-Koehler Publishers, 2003.
  17. Gram T. Evaluating with the Success Case Method // Perfomance X design [Электронный ресурс] URL: https://perfomancexdesign.wordpress.com / 2011 / 02 / 24 / evaluating-with-success-case-method (дата обращения 20.03.2021)
  18. Vanclay , F (2003). International Principles for Social Impact Assessment [Электронныйресурс].URL: http ://dx/doi.org/10.3152/147154603781766491 (дата обращения 20.03.2021)