Московский экономический журнал 1/2021

image_pdfimage_print

УДК 331.556.4+ 314.742+325.14

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10060 

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ РЕШЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ МЕЖДУНАРОДНОЙ МИГРАЦИИ РАБОЧЕЙ СИЛЫ И ВОЗМОЖНОСТЬ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ В РОССИИ 

FOREIGN PRACTICE OF SOLVING OF THE SOCIO-ECONOMIC PROBLEMS OF THE INTERNATIONAL LABOR MIGRATION AND THE PROSPECTS OF ITS APPLICATION IN RUSSIA

Саприкина Наталья Александровна, кандидат экономических наук, доцент, Белгородский государственный национальный исследовательский университет, г. Белгород

Рябко Екатерина Сергеевна, Белгородский государственный национальный исследовательский университет, г. Белгород 

Saprikina N.A., saprikina.na@yandex.ru

Ryabko E.S., riabcko.ek@yandex.ru

Аннотация. Статья посвящена исследованию зарубежного опыта решения социально-экономических проблем международной миграции рабочей силы и формулированию на его основе рекомендаций по управлению миграционными потоками в России. Для этого в статье рассмотрен опыт управления миграционными процессами в Германии, США, Франции, Канаде, Великобритании и Дании. При этом в работе исследована текущая миграционная ситуация в России и выявлены существующие проблемы, главными из которых являются сокращение темпов миграционного прироста населения на фоне естественной убыли и сокращение удельного веса трудовой миграции. Для России рекомендовано использование опыта европейских стран и Канады для повышения эффективности миграционной политики, в том числе путем смягчения мер административного регулирования миграции, введения бальной оценки профессиональных и личностных характеристик потенциальных мигрантов и использования региональных программ по переселению и адаптации мигрантов. 

Summary. The article observes the foreign practice of the international labor migration management to identify measures to improve efficiency of international labor migration policy of Russia. For that purpose, the article discusses the experience of administrative migration management in Germany, the USA, France, Canada, the UK and Denmark. The authors study the current migration situation in Russia and identify the existing problems in this sphere, the main of which are a decrease in the rate of migration growth against the natural decline of the population and a decrease of the labor migration share in the total migration inflow. As a result, the study recommends the application of foreign experience, namely the international labor migration management practice of the European countries and of Canada in Russia to increase the efficiency of migration policy, including by easing the administrative regulation of migration, introducing of the assessment of the professional and personal characteristics of potential migrants and using regional programs for resettlement and adaptation of migrants. 

Ключевые слова: международная миграция рабочей силы; миграционная политика; миграция; трудовая миграция.

Keywords: international labor migration; migration policy; migration; labor migration. 

Введение

В результате длительных демографических изменений Россия столкнулась с проблемой старения и убыли населения (рис. 1, 2).

Исходя из представленных на рисунках 1 и 2 данных, численность трудоспособного населения Российской Федерации на 1 января 2020 г. составила — 82677,7 тыс. чел. против 88942 тыс. чел. в 2002 г. и 90157 тыс. чел. в 2006 г. При этом за рассматриваемый период 2002-2020 гг. естественный прирост населения наблюдался только в 2012-2016 гг., для прочих периодов характерна естественная убыль населения. В соответствии со средним прогнозом Росстата от 2020 г. [2] численность трудоспособного населения России достигнет уровня 2002-2009 гг. только к 2030 гг., при этом вплоть до 2035 г. будет сохраняться естественная убыль населения. Таким образом, естественное движение населения не может в полной мере поддерживать необходимое количество трудоспособного населения, что влечет за собой замедление экономического роста за счет повышенной нагрузки на бюджет государства и увеличения налогового бремени на экономику.

В настоящие время применяются отдельные меры [5; 6] по восстановлению положительных показателей естественного движения населения России, в частности увеличивается финансирование нацпроекта «Демография» на период до 2024 г., расширен круг получателей материнского капитала, но эффект от проводимых в 2020 году мероприятий по повышению рождаемости в стране будет наблюдаться только через несколько лет. Влияние этих мер на национальный рынок труда проявится еще позже: через 16-20 лет, когда родившиеся в 2020 и последующих годах россияне вступят в трудоспособный возраст. Поэтому в данный промежуток времени необходимы мероприятия, направленные на увеличение входящего миграционного потока.

В России миграционная политика рассматривается скорее, как вспомогательный инструмент социально-экономической и демографической политик, единого подхода к управлению миграционными потоками в стране нет. Другие страны, в том числе Канада, США, Франция, Германия, Великобритания и Дания, уже проводят специальную политику, направленную на создание необходимых условий для привлечения в страну и постоянного проживания высококвалифицированных специалистов и рабочих. Поэтому анализ их опыта позволит выработать рекомендации по решению характерных для России социально-экономических проблем международной миграции рабочей силы.

В работе применены следующие методы исследования: статистико-экономический, табличный и графический методы.

Информационную базу исследования составили нормативно-правовые акты Российской Федерации и ее субъектов, документы Федерального Правительства Канады и его Министерств, аналитические сборники и оперативные данные Федеральной службы статистики и Главного управления по вопросам миграции Министерства внутренних дел РФ, аналитические материалы ИАА Центра гуманитарных технологий и других исследовательских агентств.

Ход исследования, результаты и обсуждения

Миграционная ситуация в России развивается по похожему сценарию, что и в странах Западной Европы, но с лагом в 30-40 лет. Так, поток мигрантов из стран СНГ в 1990-х годах по своему масштабу напоминает переселение людей из постколониальных стран в Европу в 1960-е годы. В те годы страны Европы вводили упрощенный процесс миграции для уроженцев своих бывших колоний [7]. Похожим инструментом в настоящее время пользуется Россия: нормативными актами закреплена специальная упрощенная процедура получения вида на жительство и впоследствии гражданства РФ для уроженцев стран СНГ и отсутствие необходимости получения разрешений на осуществление трудовой деятельности – для стран ЕАЭС.

В результате Россия принимает наибольшее число мигрантов из вышеназванных стран, однако значительна и доля Китая. Распределение прибывающих в Россию представлено в таблице 1.

При анализе данных, представленных в таблице 1, следует отметить уменьшение в два раза общей численности мигрантов в Россию в 2020 г. по сравнению с 2019 г. и уменьшение в 2,3 раза численности трудовых мигрантов в РФ за аналогичный период, что обусловлено мерами по противодействию распространению новой коронавирусной инфекции COVID-19.

Наибольшая часть иммигрантов в Россию в 2016-2020 гг. являлась уроженцами Узбекистана, далее следует Таджикистан и Украина. Узбекистан является главным донором мигрантов, обеспечивая более трети миграционного потока в 2019-2020 гг., а также 33-42% всех трудовых мигрантов в 2016-2020 гг.  Тем не менее, большинство трудовых мигрантов из Узбекистана заняты в России на низкооплачиваемой работе, не требующей специального образования. В частности, в Москве большая часть низкоквалифицированных трудовых мигрантов работают на стройках, в сфере ЖКХ и бытовых услуг [9].

Миграционная ситуация на границе с Таджикистаном и на границе с Украиной развивается в противоположных направлениях: в 2019-2020 гг. по сравнению с 2016 г. наблюдается сокращение удельной доли Украины в общем потоке мигрантов в 1,67 раза, доля Таджикистана за аналогичный период увеличилась в 1,5 раза, достигнув 19,73 %. По последнему сценарию, вероятно, будут развиваться и миграционные отношения с Киргизией [8].

Центрами миграционной привлекательности для иностранных граждан становятся в первую очередь крупные экономически развитые города европейской части России, а также приграничные территории Сибири и Дальнего Востока [10]. Это касается и мигрантов из Республики Беларусь и КНДР. В 2016-2020 гг. из этих стран зафиксировано 9,1 млн. фактов постановки на миграционный учет иностранных граждан и лиц без гражданства. Из этих стран в Россию въезжают как высококвалифицированные, так и квалифицированные специалисты, а также  низкоквалифицированные работники. Поэтому данные страны можно отнести к перспективным партнерам в дальнейшем. При этом если удельный вес Беларуси устойчиво возрастает (с 2,41% в 2016 г. до 3,06% в 2020 г.), то доля Китая в общем миграционном притоке в Россию сократилась в 2019-2020 гг. почти в 4 раза по сравнению с предшествующими годами. Также следует отметить, что неравномерное распределение мигрантов по территории России не создает дополнительных стимулов для регионального развития, в том числе ввиду отсутствия специальных региональных программ по переселению и информационному освещению миграционной политики.

Миграционная ситуация с Арменией и Молдовой характеризуется спадом. Для Армении ключевым фактором на рынке труда стало появление значительного количества рабочих мест в стране происхождения (за 2019 год объем ВВП Армении увеличился на 8% [11]), что увеличило спрос на национальную рабочую силу. Для Молдовы, как и для Украины, решающую роль для мигрантов продолжают играть политические факторы, а также возможность выезда на работу в страны Западной Европы.

Данные о динамике международной миграции рабочей силы в Россию в 2016-2020 гг. содержатся в таблице 2.

Анализ представленных в таблице 2 данных позволяет сделать вывод о том, что все большая часть въезжающих в Россию относится не к категории трудовых мигрантов. Так, доля международной трудовой миграции в Россию в общем притоке мигрантов, первично поставленных на учет, за 2017-2019 гг. последовательно уменьшилась с 45,7% до 39,5%. Увеличение данного показателя в 2020 г. до 56,4% вызвано не притоком числа трудовых мигрантов, количество которых снизилось по сравнению с 2019 г. в 2,3 раза, а резким сокращением числа мигрантов, въезжающих в Россию с другой целью, в частности «туризм», в связи с введенными в целях предотвращения распространения короновирусной инфекции COVID-19 ограничениями (в 2020 г. по сравнению с 2019 г. произошло сокращение доли туристов в общем потоке мигрантов более, чем в 3 раза, и уменьшение абсолютного числа фактов первичной постановки на учет туристов почти в 11 раз) (Таблица 1).

Негативной тенденцией 2017-2020 гг. является уменьшение числа выдаваемых разрешений на работу (соответственно, на 14,5% и на 57,7% в 2019 г. и в 2020 г. по сравнению с 2017 г.) Также с 2017 г. наблюдалась негативная тенденция сокращения числа квалифицированных специалистов, прибывающих в Россию. С другой стороны, с 2016 г. наблюдается устойчивый рост (за исключением 2020 г.) числа высококвалифицированных специалистов, что положительно влияет на экономику принимающего государства. С одной стороны, данные тенденции обусловлены распределением входящих миграционных потоков по странам и квалификации. Так, сокращение числа оформленных разрешений на работу параллельно с увеличением числа трудовых мигрантов из стран ЕАЭС вызвано тем, что мигрантам из этих стран данные документы для трудоустройства не требуются. Представители стран Дальнего Зарубежья, как правило, прибывают в Россию в качестве высококвалифицированных специалистов, для работы которых необходимо оформить разрешение на работу. Другим объяснением сокращения числа квалифицированных специалистов является введение с 2015 г. патента, в результате чего квалифицированные мигранты из безвизовых стран вынуждены с 2015 г. оформлять патент вместо разрешения на работу наряду с неквалифицированными работниками. Таким образом, в статистику попадают только квалифицированные специалисты из визовых стран, для которых сохранилось требование по оформлению разрешения на работу. Тем не менее, вышеописанные тенденции являются также свидетельством сохраняющейся и растущей проблемы нелегальной трудовой миграции.

Параллельно с тенденцией уменьшения доли трудовых мигрантов увеличивается доля туристов, студентов, беженцев и членов семей трудовых мигрантов [8]. Как правило, уровень дохода таких мигрантов является минимальным, и они ведут очень экономный образ жизни и не могут увеличить уровень потребления российских товаров, не способствуют процессу накопления в стране, не приобретают товаров длительного спроса. Кроме того, разрыв в уровнях дохода оказывает значительное психологическое давление, семьи таких мигрантов, дети и родственники не имеют средств для получения необходимых навыков, и зачастую им требуется дополнительная материальная поддержка со стороны государства.

Проведенный анализ, а также результаты выполненных ранее исследований [24-25] позволили нам выделить следующие проблемы международной миграции рабочей силы, характерные для Российской Федерации: сокращение иммиграции людей трудоспособного возраста и увеличение потока беженцев и неквалифицированных иностранных граждан, уменьшение количества мигрантов из стран бывшего СССР и СНГ, неравномерное распределение мигрантов по территории страны и отсутствие специальных региональных программ по переселению и информационному сопровождению миграционной политики.

Для выработки рекомендаций по решению данных проблем мы обратились к мировому опыту управления международной миграцией. Так, для России может быть интересен опыт Германии, которая вместе с другими европейскими странам в 1970‑е годы столкнулась с проблемами миграции, но нашла подход, который учитывал бы интересы всех участников миграционного процесса. С этой целью власти Германии полностью исключили промежуточные стадии миграционного учета, оставив только временное и постоянное пребывание. Разрешение на временное пребывание выдается мигранту при въезде в страну при условии соблюдения необходимых условий, таких как трудоустройство на работу с определенным размером оплаты труда, а на постоянное пребывание – только после 8 лет легального и законного проживания на территории ФРГ. Тем самым, миграционная политика направлена в том числе и на стимуляцию временных мигрантов к соблюдению всех правил миграционного учета и контроля.

Похожая система мотивации существует и во Франции. В этой стране она сопряжена с подписанием мигрантом так называемого «контракта по приему и интеграции» [7]. Суть данного инструмента миграционной политики заключается в предложении мигрантам пройти продолжительные курсы французского языка и прослушать обучающие материалы по ценностям французского общества. В случае успешного прохождения обучения мигранту выдается вид на жительство сроком до 10 лет, в ином случае, срок пребывания будет ограничен 1 годом, но с правом пересдачи [12].

Вместе с тем, по нашему мнению, следует обращать внимание не только на положительный опыт, но и на негативные последствия проводимых в других странах миграционных программ. Так, исходя из американского опыта регулирования миграции, российским органам власти при планировании дальнейших шагов в миграционной политике нужно избегать программ, направленных на принудительную и длительную натурализацию мигрантов. Решение о получении российского гражданства должно стать осознанным и полностью добровольным, а не зависеть от желаемого уровня дохода. А процесс его получения, несмотря на всеобъемлющую проверку данных о мигранте, не должен занимать слишком много времени и сил.

Политика, проводимая в США с 2015 года, направлена на создание бюрократических препятствий для получения мигрантами гражданства, что ведет к росту количества временной и нелегальной миграции [13], а также к систематическим нарушениям миграционного законодательства. В результате проводимой политики масштабы нелегальной миграции в США выросли с 8 млн. чел. в начале 2016 года до 25,7 млн. чел. на начало 2020 года [14; 15]. Для России подобное развитие миграционной ситуации нежелательно.

Для решения данных проблем в России без увеличения нагрузки на государственный бюджет необходимо сотрудничество в миграционной сфере с коммерческим сектором. Национальный производитель заинтересован в мигрантах из менее развитых стран из-за более низкого размера оплаты труда. Российский претендент лучше ориентируется на рынке и имеет возможность сравнить предлагаемые условия работы и выбрать лучший вариант, в то время как иностранный рабочий ограничен в своем выборе. Для уменьшения негативных последствий вышеописанного мы предлагаем введение ряда мер стимулирования международной трудовой миграции:

1) установление минимального размера оплаты труда для иностранных рабочих всех квалификаций и без образования;

2) установление требования о предоставлении предприятиями, привлекающими иностранных работников без среднего и среднего профессионального образования, возможности для мигрантов его получить путем посещения дополнительных (в том числе вечерних) курсов.

Первая из названных мер повысит шансы на стабильность и открытость российского рынка труда для многих иностранных работников, а значит увеличит степень привлекательности России для трудовых мигрантов. Мы рекомендуем установление минимального размера оплаты труда для иностранных рабочих всех квалификаций и без образования на уровне, который будет не ниже установленного федеральным законом «О минимальном размере оплаты труда» [16], но с учетом коэффициентов, действующих в субъекте РФ, на территории которого зарегистрирован мигрант. Тем самым, мигранту будет обеспечено вознаграждение за его труд в размере достаточном для проживания в выбранном им для переселения регионе РФ. Кроме того, данная мера позволит снизить отставание уровня доходов мигрантов от коренного населения.

Вторая мера направлена на устранение проблемы миграции неквалифицированных рабочих и беженцев с тем, чтобы помочь им адаптироваться к труду в России, уже находясь в стране. При этом может рассматриваться возможность предоставления налоговых вычетов для компаний, организующих и оплачивающих такое образование для своих работников. Предоставление подобных налоговых льгот подтолкнет предприятия и мигрантов к легализации миграции и повышению квалификации иностранных работников. Мы предлагаем уменьшить налоговую базу на налог на прибыль организации на сумму, затраченную на легализацию миграции и проведение обучения мигрантов, или предоставить налоговый вычет по социальным взносам на таких работников в соразмерном размере таких расходов на территории конкретного субъекта РФ.

Но в то же самое время послабления в миграционном контроле должны быть ориентированы на мигрантов, труд которых может быть полезным для развития экономики и социальной сферы России и ее субъектов. Для этого мы предлагаем применять дифференцированный отбор мигрантов. Именно к политике отбора мигрантов с необходимыми качествами для принимающей стороны в результате более чем полувекового опыта регулирования мигрантов пришли европейские страны и Канада.

Бальная система отбора экономических мигрантов в Канаде была введена в 1960-е годы. Она является самой знаменитой в мире, и зачастую используется другими странами как образец наиболее эффективного построения отношений принимающего государства и мигрантов. На протяжении нескольких десятков лет она менялась в зависимости от потребностей экономики страны и возможностей по привлечению специалистов разного уровня. Например, с 2015 г. новым направлением развития бальной системы стало усиление роли организаций при получении разрешения на въезд их потенциальных работников. Такое нововведение связано, в первую очередь с тем, что канадские работодатели не склоны доверять иностранным дипломам об образовании, а опыт работы за рубежом зачастую оказывается нерелевантным [7]. В результате проводимого отбора доля квалифицированных работников за 2017-2018 гг. выросла на 32,07% или 18,4 тыс. человек. В то время как число неквалифицированных иностранных рабочих в Канаде наоборот сокращается. В 2018 г. их количество достигло  17,8 тыс. человек, что на 19,9% меньше, чем в 2017 г. [17; 18]. В 2019 г. 56% вновь прибывших мигрантов имели высшее образование [19, p. 8].

В последние годы похожая система оценки возможностей будущих мигрантов складывается в Великобритании. В этой стране система состоит из нескольких уровней в зависимости от профессиональных качеств мигрантов: от высококвалифицированных работников, включая инвесторов и предпринимателей, до студентов и временных работников, не имеющих особых экономических целей. К последней категории власти Великобритании относят людей творческих профессий и безработную молодежь. В рамках всех уровней, за исключением высококвалифицированных работников, мигрантам для въезда в страну на работу или учебу необходимо иметь поддержку так называемого спонсора, т.е. британского работодателя или образовательного учреждения [7]. При этом для борьбы с возможной коррупцией в Великобритании введена система лицензирования таких спонсоров.

В России возможно применение как канадской, так и английской бальных систем отбора мигрантов. Но ввиду низкой вовлеченности коммерческого сектора в процесс управления международной миграцией рабочей силы, на первоначальной стадии применения методов дифференциации предпочтительна схема Канады. Мы предлагаем организовать данный процесс по следующей схеме: на федеральном уровне разрабатывается определенный набор профессиональных и личностных характеристик, которыми должен обладать мигрант, желающий въехать в Россию с целью трудоустройства. К этим критериям также разрабатывается шкала баллов, присуждаемых кандидату за соответствие определенным критериям. Количество баллов за конкретный критерий оценки мигрантов и набор наиболее приоритетных качеств потенциальных работников разрабатывается и утверждается на региональном уровне с учетом всех особенностей местного рынка труда и экономической ситуации в субъекте РФ. По результатам данной аттестации мигранту выдается разрешение на временное проживание и осуществление трудовой деятельности на территории данного субъекта РФ. Тогда мигрант будет трудиться в регионе, в котором в нем заинтересованы. При этом возможно предоставление полученных данных об иностранных гражданах, желающих переехать в Россию, в российские службы занятости с целью донести данную информацию до местных работодателей и привлечения их к участию в процессе управления миграцией. Таким образом, получится выстроить целую систему не только по отбору квалифицированных работников, но и по их профессиональной адаптации в России. Но, помимо профессиональной адаптации, для российских мигрантов важна культурная интеграция. В условиях глобализации духовная составляющая многих стран потеряла свою индивидуальность, что для российской самобытной культуры является недопустимым. При увеличивающихся потоках мигрантов с их верованиями и традициями тенденция к потере индивидуальности может только усилиться.

Более того, ожидаемое увеличение количества мигрантов из развивающихся стран Африки, Ближнего и Дальнего Востока на фоне сокращения количества прибывающих из стран бывшего СССР и СНГ в свою очередь может привести к росту социальной напряженности в России. Для последней категории мигрантов в России существуют специальные упрощенные правила постановки на миграционный учет, получения разрешительной документации и получения гражданства.

Однако большинство заинтересованных в данных программах мигрантов уже въехали в Россию, а соответственно, ожидается сокращение подобных потоков [20]. Мигранты данного направления за счет исторической и культурной близости к российскому обществу практически полностью способны перенять российский менталитет и действующие в обществе законы. В то время как мигрантам из других стран на это требуется больше времени и усилий, ввиду различий воспитания и образования.

Решение проблемы сокращения количества мигрантов из стран бывшего СССР и СНГ зависит от качества проводимых мероприятий по стимулированию трудовой миграции в России и по повышению привлекательности страны для высококвалифицированных зарубежных специалистов. В то же время, эти программы можно дополнить культурными мероприятиями, направленными на предотвращение психологической обособленности мигрантов от российского общества. Такими мероприятиями могут стать обязательные курсы истории, культурные мероприятия и совместные художественные выставки мигрантов и местного населения, а также информационные ролики про Россию, трансляция которых может быть организована в местах скопления иностранного контингента.

Мигрант, решивший связать свою жизнь с Россией, должен быть включен в российское общество: знать язык, традиции, культуру, права. Для разработки мероприятий в этом направлении мы предлагаем обратиться к опыту Франции и Дании. Эти страны достаточно успешно проводят политику культурной интеграции. Французский подход включает в себя несколько программ: преподавание французского языка, культурных ценностей и обычаев страны; поддержка особых групп мигрантов, включающих в себя детей мигрантов, женщин, пожилых людей и беженцев; предотвращение дискриминации по расовому и любому другому признаку [7]. При этом основная роль отводится государственным школам, которые предоставляют возможность каждому ребенку вне зависимости от его происхождения дополнительные занятия по французскому языку, истории и культурологии.

Несомненным плюсом французской миграционной политики является также то, что программы интеграции направлены не только на мигрантов, но и на местное население. В рамках таких программ частные галереи и мастерские проводят мероприятия, направленные на взаимодействие местного населения и мигрантов, организуют концерты с их совместным участием, устраивают выставки национального творчества различных стран. С помощью подобных мероприятий французские власти не только снижают степень культурной обособленности мигрантов, позволяя им сохранить свойственные их родине традиции и обряды, но и защищают своеобразность национальной культуры Франции, устанавливая ей приоритет на территории страны. Достичь подобного приоритета путем проведения исключительно экзаменов на знание истории, культуры и права страны представляется затруднительным, так как разовым прохождением тестирования не обеспечивается подобного уровня продолжительного погружения в местную культуру. Именно экзамены на знание русского языка, истории России и основы законодательства РФ являются основными инструментами оценки готовности мигрантов к получению разрешения на временное проживание в России [21]. Но как было отмечено выше, заучивание материала, по нашему мнению, не позволяет в полной мере понять традиции и обычаи русского народа. Кроме того, такое глубокое понимание русской культуры мигрантами, вплоть до овладения некоторыми русскими ремеслами, подтолкнет коренное население усилить свой интерес к национальным традициям. Поэтому французский опыт культурной адаптации мигрантов так важен для России, особенно в период масштабных глобализационных процессов. 

В Дании полномочия по организации подобных мероприятий переданы местным властям, которые создают собственные интеграционные программы. Особой популярностью среди таких программ пользуются курсы датского языка, организуемые для мигрантов без отрыва от работы. Тем самым мигранты получают возможность за минимальную плату в вечернее, свободное от работы время выучить датский язык в ближайшем к их месту проживания государственном учебном заведении. А муниципалитеты, показавшие лучшие результаты по интеграции, получают денежные дотации на внедрение новых проектов.

Мы предлагаем применить описанный опыт Франции и Дании в российских региональных программах, которые будут содержать четко обозначенный бюджет на организацию и проведение совместных мероприятий для мигрантов и местного населения. Эти мероприятия будут полезны не только для адаптации иностранных граждан в России, но и для повышения уровня культуры самих россиян.

Решение проблемы неравномерного распределения прибывающих мигрантов по территории России также может быть найдено на основе исследования опыта других стран. В Канаде для преодоления неравномерного распределения прибывающих мигрантов вводятся специальные региональные программы по привлечению иностранной рабочей силы. Тем самым происходит перераспределение входящих потоков мигрантов по территории страны в те регионы, где их труд окажет наиболее благотворное влияние на экономическое и социальное развитие. В 2019 г. в Канаду прибыло 68647 человек — наибольшее за последние годы количество мигрантов по одной из региональных программ – программе отбора кандидатов провинциями (Provincial Nominee Programm). В 2019 г. стартовала программа поддержки иммиграции в отдаленные территории (Rural and Nothern Immigration Pilot), в 2020 г. – программа поддержки постоянной, внесезонной миграции квалифицированных мигрантов, занятых в сельскохозяйственной отрасли, и их семей в аграрные регионы страны [32, p. 10].

Без подобных программ в России мигранты будут продолжать свое переселение в уже развитые и густонаселенные регионы страны (Московская и Ленинградская области, Москва и Санкт-Петербург, Краснодарский край, Ростовская область, Приморский край [22]), где конкуренция на рынке труда значительна и среди национальных работников. А низкозаселенные территории Сибири будут продолжать нуждаться в трудовых кадрах.

Во избежание названной проблемы мы рекомендуем разработку совместно с органами местной власти и законодательное закрепление системы методов отбора и региональной поддержки мигрантов необходимой классификации и опыта работы. Возможно также сокращение федеральных квот на привлечение мигрантов к трудовой деятельности в тех районах, где наблюдается избыток иностранной рабочей силы, и введение или увеличение квот в регионах, где приток мигрантов желателен.

Кроме того, для преодоления неравномерности международной миграции возможно введение для мигрантов тех же стимулирующих мероприятий, что и для молодых специалистов в сельской местности, сочетающие материальные бонусы для работников за осуществление ими своей трудовой деятельности на определенной территории, которые уже действуют в России [23]. Также важно обеспечить широкое информационное освещение принятых решений. Мы предлагаем проводить подобное информационное сопровождение с помощью Федеральной таможенной службы и ее региональных управлений и на информационных ресурсах данного ведомства, так как именно с данной службой наиболее тесно взаимодействуют все въезжающие на территорию РФ. При этом возможно как расширение уже имеющего раздела сайта ФТС по международной миграции, так и его выделение в отдельный подконтрольный ФТС сайт. Возможно дополнение имеющегося информационного поля сведениями о России и ее субъектах, актуальной информацией о наличии вакансий в отдельных регионах РФ и квот для мигрантов.

Применение предложенных в работе рекомендаций позволит повысить эффективность миграционной политики России, решить экономические и социальные проблемы международной миграции рабочей силы в России, в частности: увеличить приток трудовых мигрантов, преимущественно квалифицированных и высококвалифицированных специалистов, более равномерно распределить мигрантов по территории России, направляя трудовых мигрантов в те регионы, которые в них нуждаются, обеспечить культурную интеграцию мигрантов в российское общество, обеспечить информационную поддержку мероприятий, проводимых в целях стимулирования международной трудовой миграции.

Исследование зарубежного опыта управления миграцией позволило нам сделать ряд выводов. Так, среди существующих проблем миграции в России наибольшую опасность представляет сокращение иммиграции людей трудоспособного возраста и увеличение потока беженцев и неквалифицированных иностранных граждан. Для решения данных проблем мы предложили ввести бальную оценку профессиональных и личностных характеристик потенциальных мигрантов и увеличить мотивационную составляющую миграционной политики, в том числе установление минимального размера оплаты труда для иностранных рабочих любых категорий, введения региональных квот на переселение и применение стимулирующих мероприятий за осуществление своей трудовой деятельности в определенном субъекте России. Проанализировав мировые тенденции развития миграции можно предположить, что, вероятнее всего, в будущем Россия столкнется с проблемами интеграции и культурной адаптации мигрантов. Для их предупреждения мы рекомендовали осуществление региональных программ по отбору въезжающих в Россию, а также организация культурных программ для иностранцев и местного населения. 

Литература

  1. Распределение населения по возрастным группам [Электронный ресурс] / Официальная статистика Федеральной службы государственной статистики РФ. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/12781
  2. Предположительная численность населения Российской Федерации до 2035 года: статистический бюллетень [Электронный ресурс]. – М.: Росстат, 2020. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/12781
  3. Рождаемость, смертность и естественный прирост [Электронный ресурс] / Официальная статистика Федеральной службы государственной статистики РФ. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/12781
  4. Компоненты изменения численности населения Российской Федерации [Электронный ресурс] / Официальная статистика Федеральной службы государственной статистики РФ. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/12781
  5. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам, связанным с распоряжением средствами материнского (семейного) капитала [Электронный ресурс]: фед. закон №35-ФЗ от 1 марта 2020 // Российская газета. – 03.03.2020. — Режим доступа: https://rg.ru/2020/03/03/matkapital-dok.html
  6. Правительство увеличило финансирование нацпроекта «Демография» [Электронный ресурс] // Коммерсантъ. – 30.11.2020. – Режим доступа: https://www.kommersant.ru/doc/4593614
  7. Деминцева, Е.Б., Мкртчян, Н.В., Флоринская, Ю.Ф. Миграционная политика: диагностика, вызовы, предложения [Электронный ресурс] / Е.Б. Деминцева, Н.В. Мкртчян, Ю.Ф. Флоринская // Центр стратегических разработок НИУ «Высшая школа экономики» — Режим доступа: https://www.hse.ru/mirror/pubs/share/218427665
  8. Статистические сведения по миграционной ситуации в России в 2016-2020 гг. [Электронный ресурс] / Статистика и аналитика Министерства внутренних дел РФ. – Режим доступа: https://xn--b1aew.xn--p1ai/Deljatelnost/statistics/migracionnaya
  9. Агеева, О. Эксперты оценили последствия оттока мигрантов из России [Электронный ресурс] / О. Агеева // РБК. – 03.11.2020 – Режим доступа: https://www.rbc.ru/economics/03/11/2020/5f9bf5269a794771485ceb51
  10. О Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019 — 2025 годы [Электронный ресурс]: Указ Президента Российской Федерации от 31.10.2018 №622 // Справочная правовая система «Консультант Плюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru /document/cons_doc_LAW_310139/
  11. Фаляхов, Р. Экономическое чудо: как Армения обошла Россию [Электронный ресурс] / Р. Фаляхов // Газета.Ру. – 11.02.2020. – Режим доступа: https://www.gazeta.ru/business/2020/02/10/12953947.shtml
  12. Организационное устройство миграционной политики Франции [Электронный ресурс] // Материалы Международного кадрового агенства «Росперсонал». — Режим доступа: https://rospersonal.ru/facts_about_countries/ franciya/franciya_organizacionnoe_ustrojstvo_migracionnoj_politiki/
  13. Как происходит натурализация в США и с какими трудностями сталкиваются мигранты [Электронный ресурс] // Материалы Информационного агентства RTVI. – 03.06.2018. — Режим доступа: https://rtvi.com/stories/migratsionnaya-politika-kak-proiskhodit-naturalizatsiya-v-ssha-i-s-kakimi-trudnostyami-stalkivayutsya
  14. Забродин, А. Трамп назвал число нелегальных мигрантов в США [Электронный ресурс] / А. Забродин // Известия. — №14 (30246). – 28.01.2019. – Режим доступа: https://iz.ru/838896/2019-01-28/tramp-nazval-chislo-nelegalnykh-migrantov-v-ssha
  15. Молоткова, И.С. Нелегальная трудовая миграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе [Текст] / И.С. Молоткова // Миграционные процесс и их влияние на демографическое и социально-экономическое развитие Дальнего Востока: сб. трудов II Международной научно-практической конференции 4-5 июня 2018 г. под ред. С.В. Рязанцева, М.Н. Храмовой, Л.А. Савинкиной. – Владивосток: Изд-во Дальневосточного федерального университета, 2018. – С.184-190
  16. О минимальном размере оплаты труда [Электронный ресурс]: фед. закон № 82-ФЗ от 19 июля 2000 года в ред. от 27 декабря 2019 // Справочная правовая система «Консультант Плюс». — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_27572/
  17. Annual Report to Parliament on Immigration (2018). URL: https://www.canada.ca/en/immigration-refugees-citizenship/corporate/publi-cations-manuals/annual-report-parliament-immigration-2018/report.html
  18. Annual Report to Parliament on Immigration (2019). URL: https://www.canada.ca/en/immigration-refugees-citizenship/corporate/ publications-manuals/annual-report-parliament-immigration-2019.html.
  19. Annual Report to Parliament on Immigration (2020). URL: https://www.canada.ca/en/immigration-refugees-citizenship/corporate/ publications- manuals/annual-report-parliament-immigration- 2020.html
  20. Фаляхов, Р. Любовь прошла: мигранты охладели к России [Элек-тронный ресурс] / Р. Фаляхов // Газета.Ру. –– 23.04.2019. — Режим доступа: https://www.gazeta.ru / business/2019/04/15/12302665.shtml
  21. РВП РФ – пошаговая инструкция по оформлению разрешения на временное проживание в России по квоте и без учета квот в 2020 году [Электронный ресурс] // Материалы портала Мигрант Медиа.ру. — Режим доступа: https://migrantmedia.ru/rvp-rf-instruktsiya-po-oformleniyu-razresheniya-na-vre-mennoe-prozhivanie-v-rossii-po-kvote-rvp-bez-kvot/
  22. О Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019 — 2025 годы [Электронный ресурс]: Указ Президента Российской Федерации от 31.10.2018 №622 // Справочная правовая система «Консультант Плюс». — Режим доступа: http://www.consultant.ru /document/cons_doc_LAW_310139/
  23. Программа «Молодой специалист на селе» в 2020 году [Электронный ресурс] // Материалы сайта «Законовед». — Режим доступа: https://zakonoved.su/programma-molodoj-specialist-na-sele.html
  24. Саприкина, Н.А. Взаимосвязь между конкурентоспособностью государств-полюсов роста мировой экономики и моделями их миграционной политики [Электронный ресурс] / Н.А. Саприкина, Е.С. Рябко // Актуальные вопросы современной экономики. – 2020. — № 6. – С. 403-410. DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10370
  25. Саприкина, Н.А. Экономические и социальные проблемы международной миграции рабочей силы в России и Канаде в условиях многополярного мира [Электронный ресурс] / Н.А. Саприкина, Е.С. Рябко // Международный журнал прикладных наук и технологий Integral. – 2020. — № 4. – С. 311-320