Московский экономический журнал 3/2021

image_pdfimage_print

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10152

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ РОССИИ: ПРОТИВОСТОЯНИЕ ИЛИ КОМПРОМИСС?

RUSSIA’S ENVIRONMENTAL AND ECONOMIC STRATEGIES: CONFRONTATION OR COMPROMISE?

Чиндин Игорь Викорович, chindin@inbox.ru, кандидат философских наук, доцент кафедры «517 Философия», «Московский авиационный институт (национальный исследовательский университет)»

Chindin Igor Victorovich, chindin@inbox.ru, candidate of Philosophical Sciences, associate Professor of the Department «517 Philosophy», Moscow Aviation Institute (National Research University)

Квон Даниил Андреевич, docentkvon@yandex.ru, кандидат политических наук, заведующий кафедрой «517 Философия», Московский авиационный институт (Национальный исследовательский университет)

Kvon Daniil Andreevich, docentkvon@yandex.ru, candidate of political science, Head of Department «517 Philosophy», Moscow Aviation Institute (National Research University) 

Аннотация. В статье в рамках исследования дискурса экологии рассмотрены взаимоотношения и взаимовлияния экологического и экономического развития России двух первых десятилетий XXI века, выявлена совокупность эколого-экономических проблем, проанализированы факторы, влияющие на формирование экологического сознания граждан России.

Summary. In the article, within the framework of the study of the discourse of ecology, the interrelationships and mutual influences of the ecological and economic development of Russia in the first two decades of the XXI century are considered; a set of ecological and economic problems is identified, and the factors influencing the formation of the ecological consciousness of Russian citizens are analyzed.

Ключевые слова: «зеленая экономика», экологический дискурс, экономические интересы, экологическое сознание, природные ресурсы, экологическая система.

Keywords: «green economy», ecological discourse, economic interests, ecological consciousness, natural resources, ecological system. 

Как немало говорилось в официальных источниках, Россия в начале XXI века встала на путь «устойчивого экономического развития». Основой для «устойчивого развития» является переход к «зеленой экономике», которая, в свою очередь, должна повысить благосостояние людей и обеспечить социальную справедливость, снижая при этом риски для окружающей среды и перспективы ее деградации [2, с. 11]. Однако, при всей своей притягательности, «устойчивое развитие» экономики не является панацеей для экологии, так как невозможна ситуация постоянного технологического прогресса без влияния на экологию. Поэтому первоочередной целью должно стать принятие пределов роста, что в постоянной международной ресурсной, информационной, политической гонке достаточно сложно реализовать.

Актуальным для исследования представляется вопрос взаимодействия экономического и экологического развития России.

В начале XXI века вопросы экологии и охраны окружающей среды обретают во всем мире особо напряженное звучание. Наша планета оказывается на пороге глобального экологического кризиса. Состояние окружающей среды является чрезвычайно актуальной проблемой и для России. Ускорение процессов индустриализации во времена СССР привело к парадигмальному доминированию экономических интересов над экологическими. Сейчас в России экономика все так же превалирует над экологией. При переходе от индустриальной к постиндустриальной экономике важна роль государства в создании условий, обеспечивающих правильное функционирование системы защиты и распространения в обществе экологических интересов.  Последние годы характеризуются нарастанием интереса к вопросам окружающей среды у общества, экологические ценности поднимаются в общей иерархии, растет экологическая культура. Однако эти процессы происходят стихийно, инициатором зачастую выступает не государство; общество развивается самостоятельно и интуитивно, в чем-то перенимая западные образцы.

Рост мировых цен на нефть в начале 2000-х годов возвещал об упрочнении ресурсной экономики страны. Было бы логично в тот период особенно тщательно подойти к природоохранным вопросам, так как увеличение объемов добычи природных ресурсов обычно имеет негативные экологические последствия, тем более, что в условиях экономического роста появлялись средства, которые можно было выделить в экологический сектор. Однако, к сожалению, этого не случилось – экологическая система вместо восстановительных процессов была демонтирована. Представители научного сообщества предпринимали попытки привлечь внимание властей к этому вопросу, но безуспешно. К началу нового века была практически разрушена система экологического контроля. Ликвидация основного природоохранного органа, сокращение численности занятых людей в этой сфере, низкий уровень экологического сознания населения – характеристики системы, которая сложилась в начале «нулевых» годов. В 2003 году на президиуме Госсовета В.В. Путин дал поручение рассмотреть возможность воссоздания федерального органа исполнительной власти, который бы занимался всеми вопросами экологического характера, а не только надзором и контролем, однако в жизнь это поручение было приведено лишь в 2008, когда появилось Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации [3, с. 4-7]. Само по себе указание Президента на важность организации федерального экологического органа – это значимый шаг, который говорит о том, что деятельность экологического движения с конца 1980-х годов все же привела к сдвигу в уровне экологического сознания населения и осознанию важности природоохранных вопросов со стороны представителей власти. И.А.Халий отмечает, что экологическое движение способствовало развитию демократии, так как прямое выражение своей позиции и требований, а также взаимодействие с органами власти – демократические практики, которых раньше в стране не было [8, с. 193].

Официальный законодательный властный экологический дискурс так же развивался. В 2002 году был принят Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и Экологическая доктрина РФ. Законодательно было учреждено право каждого гражданина на благоприятную окружающую среду, а за государством закреплена обязанность по обеспечению населения благоприятных условий жизнедеятельности [7, с. 108]. Так же был легитимировано «запрещение хозяйственной и иной деятельности, последствия воздействия которой непредсказуемы для окружающей среды, а также реализации проектов, которые могут привести к деградации естественных экологических систем, изменению и (или) уничтожению генетического фонда растений, животных и других организмов, истощению природных ресурсов и иным негативным изменениям окружающей среды» [15]. Казалось бы, такая норма права должна запрещать любую деятельность, которая оказывает негативное воздействие на окружающую среду и развивать «зеленую экономику», но одновременно с этим были введены так называемые выплаты за принесенный вред. То есть вместо регулирующе-стимулирующей системы вводится система фискальная, что не является для бизнеса мотивацией внедрять и развивать систему экологического менеджмента на предприятиях, вести свои дела в русле природоохранной идеологии [4, с. 74].

С другой стороны, были и законодательные послабления. Например, в 2001 году была принята поправка, которая разрешала ввозить в страну отработанное ядерное топливо на захоронения. Вероятно, законодательное ослабление в природоохранной сфере было шагом для привлечения зарубежных инвестиций. И действительно, с 2000 года наблюдается тенденция на рост инвестиций в те сектора экономики, которые связаны с наиболее высоким уровнем загрязнения окружающей среды [4, с. 75-76]. Тем не менее, это лишний раз иллюстрирует доминирование близоруких экономических интересов над экологическими. Рост инвестиционной привлекательности был временным, проводимая политика ослабления экологической планки привела к формированию негативного имиджа российского бизнеса в глазах международного сообщества. В рейтинге успешности экологической политики 2000-2010 годов, представленном ВЭФ, Россия заняла последнее 132 место [10]. 

Положительным сдвигом 2000-х годов можно назвать распространение принятой еще в 1997 году системы экологических аудитов, а также принятие как национальных и частных, так и международных стандартов в областях энергосбережения, ресурсосбережения, экологического менеджмента и охраны природы. Сертификация существует как добровольная (с помощью которой предприятия показывают, что ведут деятельность в рамках экологической ответственности), так и обязательная. Однако сложно зачастую оценить научную обоснованность и практическую эффективность, так как, во-первых, система контроля слаба, во-вторых, не всегда ясна система оценки, а также сама процедура сертификации [11].

Что касается экологического сознания населения на момент начала XXI века, некоторые моменты проясняет опрос, проведенный в 2001 году Фондом «Общественное мнение» на базе 1500 респондентов. Одним из ключевых вопросов стала просьба определить главные проблемы современной России, никто из респондентов не упомянул экологию. Однако, когда был задан конкретный вопрос, улучшается, ухудшается или остается неизменным в последние годы состояние окружающей среды, 65% ответили, что ухудшается. 86% опрошенных беспокоит экологическая ситуация в регионе их проживания, однако большинству респондентов сложно было оценить деятельность экологических организаций в регионе, 19% были уверены, что их нету, 50% затруднились ответить. 53% респондентов не хотели бы участвовать деятельности экологической организации, однако 76% считают, что экологические организации должны выдвигать в местные властные органы и 55% отдали бы за них свой голос [14]. О чем это говорит? – Экология не находится в числе приоритетных вопросов, которыми обеспокоены граждане, она не находится так же в числе приоритетных ценностей населения. Однако, обеспокоенность проблемами окружающей среды все-таки присутствует, большинство ощущает происходящие изменения и характеризует их как отрицательные.

На первом месте по значимости каналов экологической информации стоит телевидение, но уровень доверия СМИ составляет лишь 17%. То есть даже получаемой информации верит меньше половины опрошенных; при этом ее объем явно не достаточен: зачастую трудно отделить реальные факты от комментариев и понять, какое мнение является экспертным, а какое любительским [1, с. 95]. Общественное участие по вопросам экологии ограничено не только наличием или отсутствием у человека осознанного отношения к среде проживания и желанием личного участия, но и некоторыми барьерами:

  1. непрозрачность системы. Информация об экологических мероприятиях и возможностях активного и пассивного участия зачастую не предоставляется обществу, негативные факты замалчиваются, либо теряются в официальной документации;
  2. вторичность экологических и социальных интересов. В первую очередь при принятии решений и проектировании экономической деятельности ориентируются не на экологический фактор и общественные риски, особенно, если это связано с крупной финансовой выгодой. Поэтому общественное участие и информирование нежелательно, так как может вызвать резонанс и помешать реализации какого-либо проекта;
  3. общественная деятельность практически не влияет на процесс принятия решения. Зачастую, экологическая активность в разных формах заканчивается на стадии информирования власти о проблеме, власть же, в свою очередь, редко ориентируется на это при конечном принятии решения;
  4. слабая нормативно-правовая база общественного участия. Существуют принципы, изложенные в федеральном законодательстве, которые не находят отражения в законах региональных;
  5. слабое развитие судебной системы. Право обращаться в суд достаточно ограничено, из-за чего многие дела закрывались, не доходя до суда;
  6. недостаточный опыт общественного участия и предубежденность власти в его отношении [5, с. 358].

В экономике, пожалуй, самым опасным по степени экологических рисков является нефтегазовый сектор. Попутный нефтяной газ сжигается на факелах, этот процесс несет в себе огромные негативные последствия для окружающей среды. В 2009 году WWF вели общественную кампанию против данного процесса. Интересным фактом является, что и в дискурсе власти признается данная проблема. В 2009 году Президент РФ Д.А.Медведев заявил о том, что вопиющим фактом, примером неэффективного использования энергоресурсов остается сжигание попутного газа, что загрязняется окружающая среда, и десятки миллиардов рублей превращаются в дым. Президент призывал к решительным, быстрым и безоговорочным  действиям, не принимая никаких отговорок от добывающих компаний. Однако никаких реальных действий за этим заявлением не последовало. Это хорошо характеризует сложившуюся тогда ситуацию: властный дискурс признает наличие проблемы, однако фактически ничего не меняется. После вышеупомянутого заявления Медведева в течение последующих двух лет ситуация не только не изменялась, но даже более того – усугублялась [6, с. 35]. Сложилась ситуация, в которой промышленное лобби обладало большими ресурсами, более крупными влиянием и связями, чем экологическое. Власть же выбирала путь «показного компромисса». Чтобы успокоить общественность, заявлялось о признании проблемы и необходимости решения, однако потом это откладывалось на неопределенный срок, так как это не соответствовало «экономическим интересам».

В 2015 году Левада-Центром (в 2016 году организации был присвоен статус «иностранного агента») было проведено исследование по экологической обстановке среди городского и сельского населения. Исследование показало, что экологическая обстановка в большей степени тревожит людей, проживающих в крупных городах, нежели жителей сельской местности. Это является логичным следствием, так как уровень промышленного загрязнения выше именно в городах; также деревни и села имеют гораздо меньше население, значит, меньшее бытовое человеческое воздействие на окружающую среду. В целом, уровень высокой обеспокоенности вопросами экологии снизился, в сравнении с 1990-ми годами, несмотря на то, что уровень положительной оценки окружающей среды в месте проживания не вырос. Возможно, это говорит о том, что понизился общественный интерес к состоянию окружающей среды. Данный вопрос могли вытеснить другие, более насущные, проблемы, такие как общий уровень жизни, проблемы экономического характера [16]. Это подтверждает и проводимое ежегодно исследование «Основные проблемы и тревоги жителей России», которое иллюстрирует, что проблема ухудшения состояния окружающей среды плюс-минус стоит на месте, имея тенденцию к понижению [12]. Только 19% людей, опрошенных ВЦИОМ в 2011 году при составлении рейтинга основных проблем России, называют экологию и состояние окружающей среды. Как видно, это меньше четверти. В то же время, больше половины беспокоит низкий уровень жизни населения [13].

Более высокие показатели в регионах, в которых экологические проблемы являются более актуальными и имеют выраженное негативное влияние, заметное для населения. Например, Карабаш, который неофициально считается самым грязным городом России, или Первоуральск. Опрос населения, проведенный в Первоуральске интересен тем, что выявляет причины экологических проблем, по мнению граждан, и возможные пути их разрешения. Главной причиной, по мнению жителей Первоуральска, является пассивность местных властей, которые полностью зависят от промышленных предприятий, что характерно для моногородов. Тем не менее, жители понимают и свою зависимость от промышленности, поэтому очень малый процент в качестве решения экологических проблем выбирает радикальный путь закрытия предприятий. Люди обеспокоены состоянием окружающей среды, но больше их волнует возможная перспектива потери рабочих мест. Когда в 2009 жители Карабаша и сотрудники «Карабашмедь» написали анонимное обращение на имя Президента о многочисленных нарушениях предприятием экологических стандартов, директор предприятия обратился к сотрудникам с речью, в которой сказал, что модернизация будет стоить столько же, сколько постройка нового завода и если существует протест, он готов закрыть действующий завод, после чего общественный дискурс строился в русле непринятия претензий по поводу экологических проблем и недоумения, кто мог послать это обращение (!).  Наиболее логичным для респондентов кажется технологическая модернизация производств, усиление экологического контроля и выделение бюджетных средств на охрану окружающей среды [9, с. 62-64].

Авторы статьи полагают, что государству необходимо трезво оценить сложившуюся ситуацию и совместно с представителями науки выстроить иерархию экономических и экологических проблем по степени важности.

Необходимо введение общего экологического образования с раннего возраста, чтобы возраст вхождения в экологический дискурс снизился, чтобы человек раньше начинал мыслить в природоохранных категориях. Так же важно сокращение дистанции научного дискурса и общественного; важно, чтобы в качестве экспертов по природоохранным вопросам выступали действительно компетентные специалисты и авторитетные представители научного сообщества, главным интересом которых выступала бы природа, а не сиюминутные выгоды коммерческого или политического секторов.

Вывод

Вопрос о взаимодействии экономических и экологических стратегий управления РФ очень не прост в своем решении и требует рассмотрения на всех уровнях социальной организации российского общества – от Кремля до среднестатистической общеобразовательной школы. Только совместными усилиями всего общества мы можем выработать его компромиссное решение. И оно не должно уходить «под сукно», ибо необходимо учитывать еще и внешнеполитический фактор. Россия – величайшая по территории страна, которая обладает огромным количеством различных природных ресурсов. Мировая общественность уже осознает будущую перспективу ресурсной недостаточности, именно поэтому появляются парадигмы «устойчивого развития», «зеленой экономики», форсируются такие вопросы, как «глобальное потепление» и т.п. Исходя из анализа эскалации политических конфликтов второго десятилетия XXI века в странах бывшего СССР, граничащих с европейскими государствами (в частности, на Украине), на Западе открыто транслируется намерение любыми способами (в том числе и военными) в перспективе стать эктором, контролирующим и распределяющим мировые биосферные ресурсы. Россия должна осознать ценности того, чем она сегодня обладает. Если Россия выберет модель позиционирования, при которой любому, кто захочет присвоить себе биосферные ресурсы страны, будет ясна вероятная возможность этого действия, то биосферная война – неизбежное будущее. Уже сейчас ведутся так называемые «холодные биосферные войны». Так же остро стоит вопрос о так называемых «переселенческих войнах», при которых жители других регионов претендуют на ресурсы другой страны, создавая потенциальную возможность переселения. Россия должна четко контролировать внешнеполитические вопросы информационно-экономически-политически-идеологического характера, связанные со своими биосферными ресурсами.

Авторы считают, что в данной работе новым является следующее положение:

на данный момент в общем (эколого-экономическом социально-политическом) дискурсе смешиваются разнонаправленные интересы и зачастую трудно определить, что является действительно важной проблемой, а что форсируется в чьих-то корыстных и жульнических интересах. Необходимо разделять данные интересы. В свою очередь, современные экономико-экологические тренды, которых большое количество в экологическом и экономических современных дискурсах (особенно в его онлайн формате, который наиболее распространен среди представителей молодежи и в период Covid-19), также требуют прояснения.

Литература

  1. Аксенова О.В., Денисовский Г.М., Ермаков Д.С., Зубков В.И., Сосунова И.А., Халий И.А., Яницкий О.Н. Социально-экологические проблемы: научно-теоретический поиск и направления исследования (круглый стол) // Социологические исследования. № 3. 2005. С. 88-95.
  2. Бобылев С., Перелет Р. Устойчивое развитие в России / под ред. Бобылева С. И Перелета Р. Берлин – Санкт-Петербург, 2013. – 219 с.
  3. Блоков И.П. Окружающая среда и ее охрана в России. Изменения за 25 лет. М.: ОМННО «Совет Гринпис», 2018. – 422 с.
  4. Герасимчук И. Экологическая практика транснациональный корпораций. М.: Всемирный фонд дикой природы, 2007. – 92 с.
  5. Дроздов А.В., Агаханянц П.Ф. Оценка воздействия на окружающую среду и российская общественность: 1979–2002 годы. Институт географии РАН. Товарищество научных изданий КМК, 2006. – 427 с.
  6. Книжников А.Ю., Шварц Е.А. Экологический императив, экологическая политика России 2000-х и конкурентоспособность экономики // Общественные науки и современность. 2012. № 4. С. 24-38.
  7. Положихина М.А. Концепция устойчивого развития России // ЭСПР. 2014. № 2. С. 108-125.
  8. Халий И.А. Экологическое сознание населения современной России // История и современность. 2015 № 1. С. 189-205.
  9. Халий И.А. Аксенова О. В., Левченко Н. В., Мельникова В. В., Орешкина Т. А., Подлесная М. А., Подъячев К. В. Актуализированные ценности современного российского общества. М.: Институт социологии РАН, 2015. – 273 с.
  10. Clark, P., Tett, G. Russia Found Failing on Pollution Curbs [Электронный ресурс] // Financial Times, 2012. Режим доступа: https://www.ft.com/content/f7585e52-45e5-11e1-acc9-00144feabdc0. (Дата обращения 07.02.2021).
  11. Гусева, Ю., Симакова, Ю. Экологические стандарты: нужны ли они бизнесу? [Электронный ресурс] // Proкачество. 2018. Режим доступа: https://kachestvo.pro/kachestvo-produktsii/standartizatsiya/ekologicheskie-standarty-nuzhny-li-oni-biznesu/. (Дата обращения 03.02.2021).
  12. Исследование Левада-Центра: Основные проблемы и тревоги жителей России в 2014 году [Электронный ресурс] // ИА Центр гуманитарных технологий. 2002-2020. Режим доступа: https://gtmarket.ru/news/2014/03/13/6627. (Дата обращения 16.02.2021).
  13. Исследование ВЦИОМ: Рейтинг основных проблем России в 2011 году [Электронный ресурс] // ИА Центр гуманитарных технологий. 2002-2020. Режим доступа: https://gtmarket.ru/news/state/2011/12/06/3755. (Дата обращения 17.02.2021).
  14. Проблемы экологии [Электронный ресурс] // Фонд «Общественное мнение», 2003-2019. Режим доступа: https://bd.fom.ru/report/map/dd014424#tb014406. (Дата обращения 09.02.2021).
  15. Федеральный закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ (ред. от 27.12.2019) «Об охране окружающей среды» [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс, 1997-2021. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34823/. (Дата обращения 01.02.2021).
  16. Экологическая обстановка [Электронный ресурс] // Левада-Центр. 2003-2020. Режим доступа: https://www.levada.ru/2015/06/18/ekologicheskaya-obstanovka/. (Дата обращения 15.02.2021).