1

Московский экономический журнал 11/2021

Научная статья

Original article

УДК 338.2

doi: 10.24411/2413-046Х-2021-10665

ФАКТОРЫ РОСТА СТОИМОСТИ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ В УСЛОВИЯХ ПАНДЕМИИ

FACTORS OF FOOD COST GROWTH IN THE CONTEXT OF A PANDEMIC

Курочкин В.Н., д.т.н. профессор, Южный федеральный университет, Ростов-на-Дону, Россия

Kurochkin V.N., Doctor of Technical Sciences, Professor South Federal University, Rostov-on-Don, Russia 

Аннотация. В статье изложены результаты исследований факторов роста стоимости продуктов питания в Российской Федерации в 2021 году.  Цель работы отражает актуальность вопроса роста цен на продовольствие для населения России. Рассмотрели  противоречие между стремлением населения приобретать продукты питания по  низким ценам и нацеленности торговой сети  реализовывать продукты питания по  максимальным ценам. Изучено влияние экспорта сельскохозяйственного сырья на увеличение стоимости продуктов. Для предотвращения дальнейшего роста цен целесообразно усовершенствовать фильтр экспорта, то есть увеличить налоги при перемещении данных товаров за границу. 

Abstract.  The article presents the results of research on the factors of growth in the cost of food in the Russian Federation in 2021. The purpose of the work reflects the relevance of the issue of rising food prices for the population of Russia. We considered the contradiction between the desire of the population to purchase food at low prices and the focus of the retail network on the sale of food at maximum prices. The influence of the export of agricultural raw materials on the increase in the cost of products has been studied. To prevent further price increases, it is advisable to improve the export filter, that is, to increase taxes when moving these goods abroad.

Ключевые слова: экономика, сельское хозяйство, продукты питания, инфляция, факторы, цена, рост

Keywords: economy, agriculture, food, inflation, factors, price, growth 

Введение. В текущий сложный из-за COVID-19 год актуальным вопросом для большинства граждан нашей страны является рост цен на продовольственные товары, продукты переработки сельскохозяйственного сырья растительного и животного происхождения. К настоящему времени имеются несколько объяснений данной ситуации. Одни авторы объясняют рост цен на указанные товары снижением производства сельскохозяйственного сырья, другие считают данный факт сезонным явлением. Вторая точка зрения: всё дело в дефиците продовольствия в мире в целом. Третья точка зрения заключается в том, что основным фактором является инфляция, таргетирование которой – это  приоритет  и фактор экономического роста и развития России (Трунин П.В., Горюнов Е.Н. и   др.  РГАНХиГС, 2019), и что таргетирование не допускает рост цен на продовольствие.  Однако уровень инфляции на протяжении всего текущего года остаётся низким, а рост цен на продовольствие – весьма существенен. Следовательно, актуальность поднятого вопроса состоит в том, что устойчивость экономической системы зависит от инфляции (Соломатина В.В., 2020), уровень которой определяется стабильностью системы, т. е. её устойчивым экономическим ростом. Устойчивость системы зависит от распределения вероятностей её состояний. В свою очередь, совокупность вероятностных состояний системы определяются структурой и связями между подсистемами и элементами (Курочкин В. Н., ЮФУ, 2015), которая зависит от уровня инфляции и, соответственно, роста потребительских цен на продовольствие. При высокой инфляции денежные доходы населения обесцениваются, стоимость продуктов питания возрастает, чему наглядный пример – девяностые годы прошлого столетия, когда в 1992 г. инфляция превысила две тысячи процентов.

Научная гипотеза. Предположили, что имеет место инфляционные процессы общемирового масштаба, поэтому существенную роль в росте цен на продовольствие в России играют зарубежные экономические факторы, в первую очередь импорт инфляции.

Методология проведения исследования

Цель работы: выявление значимого  фактора роста цен на продукты переработки растительного и животного сырья и пищевые товары.

Методика исследования основана на результатах исследования МГУ и ЮФУ, учёных РЭУ им. Г.В. Плеханова, НИУ-ВШЭ и РГАНХиГС. Инструментарий исследований – калькулятор инфляции в РФ.

Информационно-экспериментальную базу составляют нормативные акты в аграрной сфере. Заметим, что рост производства продовольствия в России происходит на  новой технологической основе, что согласуется с  научно-технологической политикой [1] и принципами импортозамещения [2], а цены на продовольствие зависят от налогового режима [3].

Исследования. Авторский вклад в исследуемую проблему представлен в ряде предшествующих публикаций, в которых исследованы проблемы стратегического управления в аграрной сфере и  устойчивость экономических систем [4, 5].

Рабочая гипотеза. Предположили, что 1– спрос на продовольственные товары пропорционален численности населения при незначительном изменении жизненного уровня; 2 – в течение первых трёх кварталов 2021 года не произошло существенного изменения жизненного уровня граждан России; 3 –  в течение первых трёх кварталов 2021 года произошёл значимый рост цен на продовольствие в зарубежных странах.

Прежде чем приступить к выявлению значимых  факторов роста цен на продукты переработки растительного и животного сырья,  пищевые товары, изучили полученные  в рамках данного вопроса результаты. В соответствие с экономической теорией, уровень цен определяется как динамическое равновесие совокупных спроса и предложения на продукты питания (рис. 1).

Допустили, что кривая совокупного спроса пересекает кривую совокупного предложения на Кейсианском отрезке: если аграрный сектор и пищевая промышленность произведут больший объем продуктов питания, то их будет невозможно продать, так  как  для их реализации будет недостаточно совокупного спроса (см. рис. 1, б). В нашем случае с продовольствием совокупный спрос не ограничен по причине глобального недостатка продовольствия в мире, даже в США и Европе. Тутаева Н. И. отметила, что «по оценке, представленной Всемирной продовольственной программой (ВПП) ООН, современное продовольственное положение в мире можно рассматривать как кризисное, несмотря на все усилия, предпринимаемые в последние годы международным сообществом по наращиванию производства питания для населения и достижению продовольственной безопасности в мире [6, с.25]. В опубликованном в 2018 г. по этому вопросу докладе Food and Agriculture Organization, (FAO) отмечается, что доля числа недоедающих людей в мире, в мировом населении достигла почти 10,9% [7]. Таким образом, вклад России в решение продовольственной проблемы заключается в экспорте сельскохозяйственного сырья и продуктов его переработки, который, по Указу Президента, должен быть доведён к 2024 г. до $45 млрд. ежегодно [6, с. 34]. Отмеченный фактор вызывает смещение равновесия в сторону роста цен, то есть происходит явление, которое мы назвали «импорт»  инфляции или инфляционная интервенция. В условиях открытой экономики цена продуктов питания уже не определяется реалиями внутреннего рынка, а зависит от роста цен на мировом рынке в соответствии с теорией активных систем [8]. В подтверждении своей позиции приведём мнение исследователей НИУ-ВШЭ: «эффективность политики таргетирования инфляции … определяется степенью уязвимости внутренних цен по отношению к внешним шокам…источников шока два: резкое изменение курса национальной валюты и резкое изменение  мировых цен…» [9].  Рост цен  на  продовольствие на внутреннем рынке создаёт риски для экономического роста, что доказано рядом исследований.

Обратимся к последним завершённым научным исследованиям МГУ: «высокая  инфляция и её волатильность негативно сказываются на инвестициях, осуществляемых фирмами», [10, с. 30]. Они снижают экономический рост. Данный вывод подтверждают исследователи из РАНХиГС: «Стимулирующие меры экономического роста играют важную роль в обеспечении экономического роста» [11]. Влияния инфляции на экономический рост  подтверждено данными  математического моделирования (О.Т. Клачкова, МГУ) [10];  монографического исследования учёных РГАНХиГС [11], реализацией нейронных  моделей зарубежных учёных (T.T.X. Pham, T.D.Q. Le, T.N. Nguyen) [12]. Интересные результаты получены при изучении  взаимосвязи инфляции и прямых инвестиций: «Внутренняя инфляция и ПИИ имеют наиболее значительный прямой и взаимосвязанный эффект» (G. Assoumou-Ella, C. Bastidon, B. Bonijoly [13]. Вопросы прогнозирования инфляции с использованием нейронных сетей исследовали A. Revisit, T.T.X. Pham, T.D.Q.  Le, T.N.  Nguyen [14].

Равновесная цена на продукты питания как из растительного, так и животного сырья в России определяются не только внутренним спросом и предложением, но и спросом на продукты сельскохозяйственного экспорта. Сельскохозяйственный товаропроизводитель свободен в выборе канала продажи. Он может реализовать свой товар как на внутреннем рынке, так и за границу. В экспорте сельскохозяйственным товаропроизводителям (СХТП) помогают посредники, которые формируют необходимые экспортные объёмы: «хлебные купцы» и операторы экспорта. Как результат, СХТП имеет варианты продажи своего продукта как на мировом рынке продовольствия, так и на внутреннем рынке. Цены за рубежом в сравнении с нашим внутренним рынком  существенно выше, к тому же оператору экспорта возвращают НДС в размере 20% и не берут акцизный налог в соответствии с действующим законодательством [3]. Налоги формируют «экспортный фильтр». На схеме также изображена цепочка, по которой происходит импорт инфляции на продукты питания в нашей стране  (рис. 2).

Вследствие действующих законодательных актов, формирующих указанный на схеме фильтр и влияния более высоких мировых цен операторы имеют возможность закупать сельскохозяйственное сырьё по более высоким ценам, тем самым создавая трудности  для закупок сырья для перерабатывающих и пищевых производств.

Обсуждение результатов и  область  применения. Приведённые данные позволили предположить, что стоимость продовольственных товаров как на оптовых, так и на розничных внутренних российских рынках обусловлена импортом инфляции, так как в мире, по данным ФАО ООН, есть недостаток продовольствия, миллионы людей голодают и около миллиарда недоедают [15, 16]. Изложенная в начале статьи точка зрения о недостаточном производстве продовольствия в РФ несостоятельна и не подтверждается данными статистического наблюдения [17, 18]. Осенью сезонного повышения цен на продовольствие нет, так как это время завершения сбора урожая, когда на рынок выходит большой объем сельскохозяйственного сырья.

Сделанное в рабочей гипотезе предположение о том, что спрос на продовольственные товары пропорционален численности населения при незначительном изменении жизненного уровня подтверждается наличием медицинско-обоснованными физиологическими нормами потребления продуктов питания организмом человека и существованием утверждённой в установленном порядке «продуктовой корзиной». Второе и третье предположения рабочей гипотезы подтверждаются данными  статистического наблюдения: в течение первых трёх кварталов 2021 года не произошло существенного изменения жизненного уровня граждан России; в 2020 и 2021 годах  численность умерших в нашей стране значимо превышает число новорождённых и календарного года   произошёл значимый рост цен на продовольствие как в России, так и в зарубежных странах – это также известный факт, как и факт недостатка продовольствия в мире [15]. Однако цены на продукты питания растут и в России, и за рубежом. Например, в США только за третий квартал цена на говядину выросла на 30 %, на мясо птицы – на 19 %, спрос превышает  предложение, прилавки в магазинах в октябре опустели.

Снижению цен также должно способствовать сокращение населения РФ, однако на практике цены существенно выросли во втором и третьем кварталах текущего года. Точка зрения о снижении производства сельскохозяйственного сырья несостоятельна ввиду рекордного урожая зерновых в 2021 году и  отсутствия  падения производства на предприятиях пищевой отрасли по данным  Росстата РФ (рис. 3).

Исходя их этого остановились на адекватности второй и третьей точек зрения, высказанных во введении. По данным прогноза роста производства основных видов сельскохозяйственного сырья растительного и животного происхождения [4], выполненного в результате обобщения данных государственного статистического наблюдения и Минисчтерства сельского хозяяйства РФ [18], предложения продуктов питания на внутреннем рынке должно возрастать на ближайшую перспективу, что должно сместить кривые (см. рис. 1) влево, в сторону снижения цен.

Воспользовавшись калькулятором роста цен [20], установили, что инфляция по потребительской корзине при элиминировании внешнего рынка (отсутствие импорта инфляции) составляет не более 7 %, а по продуктам питания – 8 % (исходили из потребительской корзины).  В действительности рост цен на продукты питания существенно выше, что 18.11.21 подтвердила руководитель ЦБ РФ. По логике экономической теории, это стало возможным по причине увеличения спроса на мировом рынке, на котором цены значимо выросли в связи с обострившейся нехваткой продовольствия. 

Выводы. В результате исследований была доказана выдвинутые гипотезы и установлено, что значимым фактором роста стоимости продуктов питания в России в 2021 году является импорт инфляции при экспорте сельскохозяйственного сырья и продуктов питания. Для предотвращения дальнейшего роста цен на общественно значимые указанные товары  целесообразно усовершенствовать фильтр экспорта, то есть увеличить налоги при перемещении данных товаров за границу. При увеличении налоговых изъятий при перемещении указанных продуктов за границу  выручка СХТП снизится, поэтому для стимулирования аграрного экономического роста можно направить часть дополнительно изъятых денежных средств на поддержку аграрного сектора.

Список источников

  1. Стратегия научно-технологического развития России. Утв. Указом Президента РФ от 01.12.2016 г. за № 642. Дата обращения 20.11.2021. https://нтр.рф
  2. Указ Президента РФ от 21.01.2020 г. № 20 «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности РФ». Дата обращения 20.11.2021. http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_343386/
  3. Налоговый кодекс РФ. От 05.08.2000 № 117 ФЗ (ред. от 02.07.2021.) http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28165/ 
  4. Курочкин, В.Н. Управление стратегическим развитием вертикально интегрированных структур АПК регионального кластера / В.Н. Курочкин. – Зерноград: Азово-Черноморский инженерный институт Донского ГАУ, 2017. –  193 с.
  5. Гречко М.В., Курочкин, В.Н. Самоорганизация социально-экономических систем: концептуальные основы, аксиоматика / М.В. Гречко, В.Н. Курочкин. Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2015. Т. 11. № 32 (317). С. 36-45.
  6. Тутаева, Н.И. О перспективах достижения всемирной продовольственной безопасности. Вклад России. Вестник дипломатической академии МИД России. Россия и мир. 2019. № 3 (21). С.21 – 35.
  7. Global Report on the World Food Crisis 2019. – Access mode: https://docs.wfp.org/api/documents/WFP (date of treatment: 27.04.2019).
  8. Бурков, В. Н. Новиков, Д. А. (2009). Теория активных систем. Труды международной научно-практической конференции. М.: ИПУ РАН, 2001. 314 с.
  9. Петроневич, М., Кондрашов, Н. Зависимость Российской инфляции от динамики мировых цен на рынке продовольствия и нефти. Экономическая политика. 2011. №. 4. С. 128-147.
  10. Клачкова, О.Т. Моделирование влияния инфляции на экономический рост. – М.: МГУ, 2018. – 32 С.
  11. Трунин, П.В. и др. Выгоды и издержки инфляционного таргетрования в России / П.В. Трунин,  А. Б.  Божечкова,  Е Л. Горюнов, Е.В. Сидельникова-Мурылёва. М.: Издательство РАНХиГС,       –  С. 12.
  12. Pham, T.T.X., Le, T.D.Q., Nguyen, T.N. Neural Network Models for Inflation Forecasting: A Revisit. Studies in Computational Intelligence. 2022. рр. 152-168.
  13. Assoumou-Ella, G., Bastidon, C., Bonijoly, B. Fed tapering announcements: Impact on Middle Eastern and African financial markets. 2022. Research in International Business and Finance.
  14. Nguyen, T.N., Pham, T.T.X., Forecasts of GDP Growth and Inflation Under the Influence of the Covid-19 Pandemic: The Case of Vietnam. C.   Studies in Computational Intelligence. 2022. Рр. 483-497.
  15. Сайт ФАО. Точки доступа. https://www.fao.org/home/ru/   
  16. Сайт ФАО. Интернет-источник. https://www.fao.org/home/ru/http://new-retail.ru/upload/medialibrary/f6a/f6acc43a9025f679d7474701f6c7d7bjpg
  17. Сайт Росстата. Точка доступа. https://rosstat.gov.ru/
  18. Сайт Минсельхоза РФ. https://mcx.gov.ru/analytics/
  19. Сайт HostCiti. Точка доступа. http://ru.tradingeconomics.com
  20. Калькулятор инфляции. https://xn—-ctbjnaatncev9av3a8f8b.xn--

References

  1. Strategiya nauchno-texnologicheskogo razvitiya Rossii. Utv. Ukazom Prezi-denta RF ot 01.12.2016 g. za № 642. Data obrashheniya 20.11.2021. https://ntr.rf
  2. Ukaz Prezidenta RF ot 21.01.2020 g. № 20 «Ob utverzhdenii Doktriny` prodovol`stvennoj bezopasnosti RF». Data obrashheniya 20.11.2021. http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_343386/
  3. Nalogovy`j kodeks RF. Ot 05.08.2000 № 117 FZ (red. ot 02.07.2021.) http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28165/
  4. Kurochkin, V.N. Upravlenie strategicheskim razvitiem vertikal`no inte-grirovanny`x struktur APK regional`nogo klastera / V.N. Kurochkin. – Zer-nograd: Azovo-Chernomorskij inzhenerny`j institut Donskogo GAU, 2017. – 193 s.
  5. Grechko M.V., Kurochkin, V.N. Samoorganizaciya social`no-e`konomicheskix sistem: konceptual`ny`e osnovy`, aksiomatika / M.V. Grechko, V.N. Kurochkin. Nacional`ny`e interesy`: prioritety` i bezopasnost`. 2015. T. 11. № 32 (317). S. 36-45.
  6. Tutaeva, N.I. O perspektivax dostizheniya vsemirnoj prodovol`stvennoj bezopasnosti. Vklad Rossii. Vestnik diplomaticheskoj akademii MID Ros-sii. Rossiya i mir. 2019. № 3 (21). S.21 – 35.
  7. Global Report on the World Food Crisis 2019. – Access mode: https://docs.wfp.org/api/documents/WFP (date of treatment: 27.04.2019).
  8. Burkov, V. N. Novikov, D. A. (2009). Teoriya aktivny`x sistem. Trudy` mezh-dunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii. M.: IPU RAN, 2001. 314 s.
  9. Petronevich, M., Kondrashov, N. Zavisimost` Rossijskoj inflyacii ot di-namiki mirovy`x cen na ry`nke prodovol`stviya i nefti. E`konomicheskaya po-litika. 2011. №. 4. S. 128-147.
  10. Klachkova, O.T. Modelirovanie vliyaniya inflyacii na e`konomicheskij rost. – M.: MGU, 2018. – 32 S.
  11. Trunin, P.V. i dr. Vy`gody` i izderzhki inflyacionnogo targetrovaniya v Rossii / P.V. Trunin, A. B.  Bozhechkova,  E L. Goryunov, E.V. Sidel`niko-va-Mury`lyova. M.: Izdatel`stvo RANXiGS,   2019.    –  S. 12.
  12. Pham, T.T.X., Le, T.D.Q., Nguyen, T.N. Neural Network Models for Inflation Forecasting: A Revisit. Studies in Computational Intelligence. 2022. rr. 152-168.
  13. Assoumou-Ella, G., Bastidon, C., Bonijoly, B. Fed tapering announcements: Impact on Middle Eastern and African financial markets. 2022. Research in Inter-national Business and Finance.
  14. Nguyen, T.N., Pham, T.T.X., Forecasts of GDP Growth and Inflation Under the Influence of the Covid-19 Pandemic: The Case of Vietnam. C. Studies in Computational Intelligence. 2022. Rr. 483-497.
  15. Sajt FAO. Tochki dostupa. https://www.fao.org/home/ru/
  16. Sajt FAO. Internet-istochnik. https://www.fao.org/home/ru/http://new-retail.ru/upload/medialibrary/f6a/f6acc43a9025f679d7474701f6c7d7b8.jpg
  17. Sajt Rosstata. Tochka dostupa. https://rosstat.gov.ru/
  18. Sajt Minsel`xoza RF. https://mcx.gov.ru/analytics/
  19. Sajt HostCiti. Tochka dostupa. http://ru.tradingeconomics.com
  20. Kal`kulyator inflyacii. https://xn—-ctbjnaatncev9av3a8f8b.xn--

Для цитирования: Курочкин В.Н. Факторы роста стоимости продуктов питания в условиях пандемии // Московский экономический журнал. 2021. № 11. URL: https://qje.su/otraslevaya-i-regionalnaya-ekonomika/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-11-2021-23/

© Курочкин В.Н., 2021. Московский экономический журнал, 2021, № 11.




Московский экономический журнал 11/2021

Научная статья

Original article

УДК 330.15

doi: 10.24411/2413-046Х-2021-10664

ОРГАНИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ИНВЕСТИЦИЙ В СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ РЕГИОНОВ ПОСРЕДСТВОМ ВОВЛЕЧЕНИЯ МЕХАНИЗМА ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА

ORGANIZATION OF THE SYSTEM OF ATTRACTING INVESTMENTS IN THE SOCIO-ECONOMIC DEVELOPMENT OF REGIONS THROUGH THE INVOLVEMENT OF THE MECHANISM OF PUBLIC-PRIVATE PARTNERSHIP

Статья подготовлена при поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-010-00875 А «Проблемы управления устойчивого социально-эколого-экономического развития России и пути их решения»

The article was prepared with the support of the Russian Foundation for Basic Research in the framework of the scientific project No. 20-010-00875 A “Problems of management of sustainable socio-ecological and economic development of Russia and ways to solve them”

Малышев Алексей Алексеевич, кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры Экономики и управления, Пензенский государственный технологический университет, malyshe-aleksej@yandex.ru

Зингер Оксана Анатольевна, кандидат экономических наук, доцент кафедры Экономики и управления, Пензенский государственный технологический университет, zingeroksana@yandex.ru

Malyshev Alexey A., Candidate of Economic Sciences, Associate Professor, Associate Professor of the Department of Economics and Management, Penza State Technological University, malyshe-aleksej@yandex.ru

Zinger Oksana A., Candidate of Economic Sciences, Associate Professor of the Department of Economics and Management, Penza State Technological University, zingeroksana@yandex.ru

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы привлечения инвестиций в сектора экономики несырьевой ориентации. Эта важнейшая задача не рыночного, но государственного регулирования. Она должна основываться на государственной политике в области системного социально-экономического развития с привлечением целого круга институтов государства, бизнеса, общества и научных кругов. Активизация инвестиций в регионы возможно только благодаря системной работе по привлечению инвестиций в конкретные Проекты. Институциональной основой должно выступить обновленное Министерство экономического развития. Цель его деятельности – обеспечение форсированного экономического прорыва в России. Методологической основой такого прорыва должен быть опыт стран, совершивших «экономическое чудо», системность, целостность, законность, централизованность и прозрачность работы Министерства экономического развития. Решение задач экономического роста должно отражаться в системе национального планирования, состоящего из краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных горизонтов, а также двух уровней планирования – национальном и региональном. Это позволит сформулировать крупные социально-экономические проекты, которые состоят из более мелких, связанных межу собой индикативными связями. Организация Министерства экономического развития усматривается в объединении опыта деятельности органов Правительства в рамках Совета по стратегическому развитию. Основой финансирования должно стать проектное финансирование в рамках частно-государственного партнерства. Под контролем Министерства экономического развития предложено организовать объединенный с Российским фондом прямых инвестиций Инвестиционный фонд РФ, занимающийся привлечением не только зарубежных инвестиций, но и внутренних, основанных на инвестициях населения. Предоставлением Министерством экономического развития функций контроля над реализацией Проектов и государственные гарантии инвестирования позволят обеспечить рост инвестиций. Политика привлечения инвестиций должна сопровождаться стимулированием научно-технического заимствования и переорганизации деятельности отечественной науки на решение важнейших социально-экономических проблем.

Abstract. The article deals with the problems of attracting investments in non-resource-oriented economic sectors. This is the most important task not of market, but of state regulation. It should be based on the state policy in the field of systemic socio-economic development with the involvement of a whole range of institutions of the state, business, society and academia. The activation of investments in the regions is possible only through systematic work to attract investment in specific Projects. The updated Ministry of Economic Development should act as an institutional basis. The purpose of its activity is to ensure a forced economic breakthrough in Russia. The methodological basis for such a breakthrough should be the experience of countries that have performed an “economic miracle”, the consistency, integrity, legality, centralization and transparency of the work of the Ministry of Economic Development. The solution of the tasks of economic growth should be reflected in the system of national planning, consisting of short-, medium- and long-term horizons, as well as two levels of planning – national and regional. This will make it possible to formulate large socio-economic projects that consist of smaller ones connected by indicative links. The organization of the Ministry of Economic Development is seen in combining the experience of the activities of Government bodies within the framework of the Strategic Development Council. The basis of financing should be project financing within the framework of public-private partnership. Under the supervision of the Ministry of Economic Development, it is proposed to organize a joint Investment Fund of the Russian Federation with the Russian Direct Investment Fund, which is engaged in attracting not only foreign investments, but also domestic ones based on investments of the population. The provision by the Ministry of Economic Development of the functions of control over the implementation of Projects and state guarantees of investment will ensure the growth of investments. The policy of attracting investments should be accompanied by stimulating scientific and technical borrowing and reorganizing the activities of domestic science to solve the most important socio-economic problems.

Ключевые слова: инвестиции, развитие регионов, социально-экономическое развитие, социально-экономические проекты, государственно-частное партнерство

Keywords: investments, regional development, socio-economic development, socio-economic projects, public-private partnership

Привлечение инвестиций в сектора экономики несырьевой ориентации (машиностроение, энергетика, химическая промышленность, образование и наука, ЖКХ, здравоохранение) имеет критическое значение для устойчивого роста благосостояния населения. Эта важнейшая задача не рыночного, но государственного регулирования. Она должна основываться на государственной политике в области системного социально-экономического развития с привлечением целого круга институтов государства, бизнеса, общества и научных кругов.

Организация системы привлечения инвестиций в социально-экономическое развитие должна опираться на опыт стран, совершивших «экономическое чудо» (добившихся более 7% прироста ВВП в год на протяжении более 15 лет). К этому списку можно отнести Китай, Малайзию, Испанию, Ирландию, послевоенную экономическую историю Франции и Германии. Имеет смысл присмотреться и к опыту постсоветских государств – Казахстана и Узбекистана, добившихся значительных успехов в этом направлении.

Следующей концептуально-методологической основой должен быть принцип системности. Нельзя рассматривать инвестиции в отдельные отрасли или их комплексы без представления уровня жизни населения региона, их здоровья и образования, возможностей реализации человеческого капитала.

Централизованность, законность и прозрачность государственной политики в области системы привлечения инвестиций в социально-экономическое развитие. Это означает единоначалие и вертикаль системы подчиненных государственных структур, занимающихся привлечением инвестиций. В то же время прозрачность их функционирования в рамках существующего правового поля позволяет снизить коррупционные и непредвиденные издержки (время согласования проектов, получение разрешений и т.д.).

Институциональной основой по привлечению инвестиций должно стать Министерство экономического развития (МЭР). Однако, помимо экономических аспектов в область его интересов должно входить повышение и реализация человеческого и социального капитала, а также стимулирование роста доходов и потребления. И сегодня в задачи функционирования МЭР входит проведение инвестиционной политики страны. Однако, эта деятельность с трудом осуществляется после 2014 года в связи с накопившимися структурными диспропорциями развития экономики (отраслевыми, территориальными и др.), «утечки мозгов» (экспортом квалифицированной рабочей силы), нарастанием технологического разрыва между странами, деглобализацией, регионализацией мировой экономики и транснациональной деятельности, а также торгово-политическими войнами. Эти разрывы тесно связаны с истощением современной сырьевой модели социально-экономического развития России и глобализации мировой экономики. Обеспечение ускоренного экономического роста должно стать задачей обновленного Министерства экономического развития.

Но только системный подход к решению экономических задач с использованием неэкономических методов может стать таким методологическим решением. Ускорение темпов экономического развития должно происходить по трем основным направлениям:

  1. Отбор «прорывных» технологий. Опыт создания вакцин от новой коронавирусной инфекции, лазерного и СВЧ-оружия, РК «Сармат», АС «Кинжал» и др. показывает наличие научного потенциала для решения поставленных задач.
  2. Обеспечение технологической и информационной безопасности. В последние годы целый ряд отечественных предприятий попали под экономические санкции разного рода. Вместе с тем, известные истории ограничений деятельности компаний Huawei, Tik Tok, Parler, Kaspersky и др. указывают на технологическую регионализацию и усиления технологических диспропорций между странами.
  3. Широкое импортозамещение и импорт технологий. Социально-экономическая безопасность страны базируется на конкуренции внутри её рынков, которая обеспечивается прежде всего отечественными производителями. Этот постулат был использован в программе импортозамещения от 2014 года и относится к четырем основным сферам: сельское хозяйство, информационные технологии, машиностроение и товары, запрещенные к импорту в госзакупках [1]. Если в сфере сельского хозяйства программа нашла обширный отклик и показала свою эффективность ростом объемов производства, то по другим направлениям продвижение не столь активно. Так, переход на отечественные информационные технологии (софт) государственными компаниями постоянно откладывается (с 2020 на 2024-25 гг.) [2]. Да и развитие сельского хозяйства ограничивает отсутствие отечественной селекционной и машиностроительной базы [3].

Представленные направления должны найти отражение в системе национального планирования [4]. Планирование должно охватывать три основных горизонта (кратко-, средне- и долгосрочное) и два уровня (федеральный и региональный). Важнейшим методологическим аспектом планирования является составление единой межведомственной системы стратегического развития и прогнозирования. Это позволит оптимизировать документацию и распределение бюджетных средств. В вертикальном отношении существует уже имеется налаженная система взаимодействия между федеральным и региональным уровнями Министерства. С учетом преемственности МЭР от Госплана СССР возврат к планированию хозяйственного развития является логичным и закономерным.

Принципиальным отличием от современного планирования является его объект – крупный социально-экономический проект, состоящий из множества более мелких проектов, связанных между собой целевыми индикаторами реализации. Такой объект позволяет определить два основных канала инвестиционной поддержки:

  • обеспечить взаимодействие экономических агентов в рамках гражданско-правового поля;
  • инициировать точки экономического роста и поддержать их развитие.

Таким образом, вместо традиционного представления о фирме как объекте инвестирования Проект выступает такой единицей. В этой связи, планирование должно сочетать подходы проектного и индикативного планирования экономики.

Система национального планирования должна разрабатываться МЭР на основе работы координационных советов отраслевых министерств, в состав которых должны быть приглашены профессиональные консультанты и представители научного сообщества. Так, сегодня успешно функционирует несколько комиссий и советов: Правительственная комиссия по импортозамещению (создана постановлением Правительства от 4 августа 2015 года №785 «О создании комиссии по импортозамещению»), Совет при Президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетных проектам (указ Президента РФ от 27.07.2016 г. №357; от 16.09.2016 №476), Консультативный совет по иностранным инвестициям в России (создан постановлением Правительства 29 сентября 1994 г. №1108 «Об активизации работы по привлечению иностранных инвестиций в экономику Российской Федерации») и др.

Из представленных органов Правительства только Совет по стратегическому развитию курирует национальные Проекты: «Здравоохранение», «Образование», «Демография», «Культура», «Безопасные и качественные автомобильные дороги», «Жилье и городская среда», «Экология», «Наука», «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», «Производительность труда и поддержка занятости», «Международная кооперация и экспорт», «Цифровая экономика Российской Федерации», а также комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры. Однако, Совет не обладает собственными финансовыми ресурсами, которые необходимы для проведения самостоятельной политики в области планирования и проектирования, формированию и селекции Проектов. Отмечаются и трудности в курировании действующих Проектов: несогласованность действий министерств и ведомств, конфликт интересов, а проблемы модернизации, автоматизации и механизации производства не охвачены. Опыт работы Совета по стратегическому развитию может стать основой обновленного Министерства экономического развития.

Основой финансирования Проектов может варьироваться от полного покрытия расходов частичных гарантий по кредитам для компаний-участников до сочетания в различных пропорциях частно-государственного партнерства (ГЧП). Э. Йескомб определяет ГЧП как «проектные компании, находящиеся в совместном владении государственного и частного сектора… для строительства новых объектов» [5].

Частно-государственное партнерство позволяет усилить реализацию проекта как со стороны Государства, так со стороны частного предпринимательства, которое минимизирует риски от самостоятельной реализации Проекта, а также сконцентрировать финансовые средства.

Механизм ЧГП включает принципы, правовые и организационно-экономические формы взаимодействия государства и бизнеса в целях прорывного социально-экономического развития. Они прописаны в Федеральном законе «О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 13.07.2015 № 224-ФЗ. Правовая природа ГЧП сложная и многослойная. Она включает нормативы разных отраслей: гражданского и предпринимательского права, административного, налогового, земельного законодательства и пр. Этот договор всегда имеет срочный характер, что означает реализацию Проекта точно в установленное время. Как правило, срок составляет не менее трех лет.

ГЧП активно используется для создания, реконструкции или обновления социально значимой инфраструктуры. К ним относятся объекты транспортной сферы, жилищно-коммунального хозяйства и социальной сферы (образования, спорта, культуры), а также экологии (утилизация, обезвреживание и переработка отходов) и благоустройство территорий.

Длительная история формирования государственно-частных отношений привела к оформлению следующих современных схем финансирования проектов на основе ГЧП [6]:

  • BOT (Built, Operate, Transfer), или СУЭП (строительство, эксплуатация (управление), передача). Изначально объект инвестирования находится в собственности государства, бизнес распоряжается, но не владеет им. По завершению договора право владения переходят частному лицу.
  • BTL (Built, Lease, Transfer, Maintain), или СЛПО (строительство, лизинг, передача, обслуживание). В этом случае, государство использует объект финансирования на основе его лизинга. Передача прав собственности осуществляется от частного лица государству. Бизнес осуществляет только проектирование и строительство за счет собственных средств.
  • DBOOT (Design, Built, Own, Operate, Transfer), или ПСВЭУП (проектирование, строительство, владение, эксплуатация (управление), передача). По завершению строительства бизнес получает права пользования и владения объектом в течении срока, оговоренного в соглашении.

Как в рамках реализации Проектов с государственным участием или без него возникают следующие виды рисков:

  • инвестиционный – возможность потери инвестиций или их части в связи с обесцениванием вложений;
  • коммерческие – связаны с недостаточным спросом на рынке, неплатежеспособным спросом или увеличения издержек (и связанных с ними себестоимости объекта строительства, его инфраструктуры или обслуживания);
  • творческие – определяются трудностями реализации Проекта по результатам интеллектуальной деятельности;
  • экологические риски обусловлены негативными последствиями для окружающей среды результатов деятельности по реализации Проекта;
  • управленческие риски связаны с изменением политической конъюнктуры или управленческой профессиональной среды Проекта;
  • правовые риски представляют собой возможности изменения нормативно-законодательной базы в области регулирования взаимодействия бизнеса и государства.

Помимо ГЧП поддержка отдельных отраслей в рамках Проекта может осуществляться путем предоставления:

  • бюджетных инвестиций;
  • бюджетного кредита;
  • государственных инвестиционных ресурсов при условии передачи части акций в государственную собственность;
  • средств федерального бюджета;
  • государственных гарантий по возмещению вложенных инвестором средств за счет средств федерального бюджета.

Для финансирования инвестиционных проектов в период с 2006 г. до 2017 г. функционировал Инвестиционный фонд РФ. Он использовал все вышеперечисленные формы государственной поддержки, но отсутствие контролирующих функций за реализацией Проектов, системное неисполнение своих обязательств инвесторами, мониторинга за деятельностью инвесторов со стороны субъектов РФ, продолжительность и рассогласованность процедур при изменении паспорта проектов стали объективными причинами упразднения Фонда. Его необходимо возродить в рамках обновленного МЭР, который взял бы на себя контролирующие функции за реализацией проектов и помощь в преодолении институциональных барьеров.

В обновленном Инвестиционном фонде немаловажную роль должны играть инвестиции населения. Сегодня инвестиции в акции физическими лицами стали важной составляющей современного фондового рынка России в рамках краудфандинга (розничное финансирование, когда несколько лиц вкладывают деньги в Проект с использованием интернет-площадок). Этот процесс развивается стихийно и основывается на многочисленных инвестиционных электронных платформах, поддерживаемых мобильными приложениями (Тинькоф, Coinbase, Yahoo Finance, Сберинвестиции, CNBC и др.). Организовать взаимодействие всех авторов такого инвестирования предназначен ФЗ от 02.08.2019 Т 259-ФЗ (ред. От 31.07.2020) «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акт Российской Федерации». Законом вводится ограничения в объем инвестирования с учетом профессионализма самого инвестора (физического лица).

Высокие риски такого финансирования должны быть снижены за счет привлечения их в Проекты Инвестиционного фонда. Строгое регулирование рисков и расчет позволят добиться высокой отдачи. Так, если Проект имеет доходность выше 15% (средняя доходность фонда РФПИ [7]), то привлечение инвестиций населения целесообразно. Эта цифра является обоснована практикой большинства зарубежных фондов в развивающиеся страны [8].

Для привлечения иностранных инвестиций с 2011 года действует Российский фонд прямых инвестиций [9]. Он занимается привлечением капитала в наиболее перспективные направления деятельности: улучшение качества жизни, развитие инфраструктуры, импортозамещение и реализация экспортного потенциала, развитие регионов РФ, повышение эффективности хозяйственной деятельности, технологическое развитие отраслей. Зарезервированный капитал составляет 10 млрд. долл. США. РФПИ создал партнерские фонды с Китаем, Саудовской Аравией, Францией, Италией, Японией, Кувейтом, Бахрейном и множеством зарубежных инвестиционных площадок (Tus-Holding, Mumtalakat, Fondo Strategico Italiano и пр.). Этот фонд также должен войти в подчинение МЭР в связи с теми же угрозами распада, что и ИФ РФ.

Привлеченные РФПИ инвестиции играют определяющую роль в формировании российского ВВП (по некоторым оценкам 80 портфельных компаний производят около 7 % ВВП) [10]. Однако, корпоративный скандал вокруг инвестиционного фонда «Baring Vostok» и обвинений в мошенничестве его руководителей, ряд неудачных инвестиционных решений в области SPO «Ленты» и вложений в «Татнефть», подчеркивает необходимость усиления контролирующей функции со стороны государства.

Инвестирование в социально значимые Проекты требует развития корпоративных институтов, которые формировали бы массовые ценности и отношения [11]. Корпоративизм представляет собой такую систему взаимоотношения между государством и бизнесом, бизнесом и бизнесом, бизнесом и профсоюзами, при котором принимаемые политические и экономические решения нацелены на решение проблем экономического роста [4]. Патерналистские отношения в отношении бизнеса всегда реализовывались в странах «экономического чуда» в Восточной Азии (Китай, Южная Корея и Япония) и Европе (Испания периода Фр. Франко, Славное тридцатилетие Франции, Рекордные годы экономического роста Швеции и пр.). История развития экономик в 20-21 вв. показывает, что такой подход необходимо реализовывать на начальных этапах реализации Проектов, а по мере их развития сворачивать корпоративизм в соответствии с выходом из выбранной схемой финансирования.

Повышение роли государства в экономике всегда сопровождается ростом коррупции. Это одна из ключевых проблем данной схемы привлечения инвестиций. Она связана с ростом роли административного аппарата в обслуживании интересов бизнеса, а также стремлении менеджеров и чиновников присвоить часть ренты. С другой стороны, предприятия с государственным участием или государственные предприятия могут служить важнейшим инструментом промышленной политики. Они позволяют быстро создавать новые отрасли промышленности, разрабатывать и адаптировать новые технологии, а также заимствовать их. В этой связи, приватизация и национализация предприятий становятся важнейшими инструментами повышения инвестиционной привлекательности.

Организация системы привлечения инвестиций должна включать блок внедрения новых технологий на основе отечественных научно-исследовательских разработок и заимствование зарубежных технологий. Министерство экономического развития должно взять на себя функции планирования внедрения инновационных технологий в раках системы национального планирования. Эта система должна коммуницировать с системой научно-исследовательских центров России (технопарки, НИОКР, институты академии наук РАН и пр.).

Коммерческие структуры не стремятся вкладываться в научные разработки и технологии в связи с коротким горизонтом планирования и высокими рисками неокупаемости инвестиций [12]. В этой связи, МЭР должен организовать систему взаимодействия между научными институтами и бизнесом, проводя следующие направления политики в области развития технологий производства [13]:

  • организация системы регулирования импорта инновационного оборудования и технологий производства, скупка лицензий;
  • привлечение прямых иностранных инвестиций и производств;
  • развитие аутсорсинга для развития человеческого, финансового и организационного ресурсов;
  • организация взаимодействия с зарубежными компаниями и специалистами в области повышения квалификации работников отраслей производства, привлечения иностранных специалистов и ученых для реализации совместных научных и образовательных Проектов;
  • распространение новых технологий в рамках отраслей.

Пример японского экономического чуда 50-60 гг. подчеркивает необходимость политики научно-технологического заимствования. Правительство страны поддерживало отраслевую и межотраслевую кооперацию в области освоения и разработки новых технологий при реализации Проектов [14]. Представляется, что решение комплексных Проектов экономического развития страны позволит создать такую кооперацию. Их задачей является формирование внутреннего спроса на новую продукцию и распространение опыта использования инноваций внутри отрасли и за ее пределами.

Разработка технологий и материалов требует формирования современного сектора науки, который решал бы проблемы национального развития через институты фундаментальных и прикладных исследований (университеты, академии наук, исследовательские центры и пр.). Для этого необходимо определить задачи перед каждым из них. Так, по примеру Великобритании и США, отечественные университеты оказались не в состоянии проводить глубокие научные исследования в связи с ограниченностью исследовательской базы (в основном представлена учебным оборудованием) и высокой учебной нагрузкой. Их задача, по-видимому, может ограничиваться формированием человеческого капитала и отдельными объединениями с предприятиями промышленности для развития человеческого ресурса (повышения квалификации, переквалификации, подготовки кадров и т. д.). Бюрократизм системы управления Академии наук и квалиметрия оценки деятельности ученых привели к неэффективности вложений в науку. Однако, переориентация науки на решение сформулированных Проектами национальных проблем развития, формирование трех основных источников финансирования науки (бюджетного, грантового и инвестиции фонда МЭР) позволит активизировать и переориентировать деятельность Академии наук и повысить эффективность инвестиций в национальную экономику.

Так, одним из наиболее успешных проектов РФПИ является инвестиции в исследования по борьбе с SARS-CoV-2 (новой коронавирусной инфекцией COVID-19), в результате которых 11 августа 2020 года зарегистрирована вакцина «Спутник V», разработанная совместно с институтом НИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи Минздрава РФ. Сегодня этот препарат одобрен в 48 странах мира с численностью более 1,2 млрд. чел. Стоимость контрактов на вакцину «Спутник V» на 9 марта 2021 года составила 25 млрд. долл. США, а экспорта российского вооружения в 2020 г. – 11 млрд. долл. США [15]. И это только результаты по итогу двух месяцев 2021 года.

Таким образом, активизация инвестиций в регионы возможно только благодаря системной работе по привлечению инвестиций в конкретные Проекты. Институциональной основой должно выступить обновленное Министерство экономического развития. Цель его деятельности – обеспечение форсированного экономического прорыва в России. Методологической основой такого прорыва должен быть опыт стран, совершивших «экономическое чудо», системность, целостность, законность, централизованность и прозрачность работы МЭР. Решение задач экономического роста должно отражаться в системе национального планирования, состоящего из краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных горизонтов, а также двух уровней планирования – национальном и региональном. Это позволит сформулировать крупные социально-экономические проекты, которые состоят из более мелких, связанных межу собой индикативными связями. Организация МЭР усматривается в объединении опыта деятельности органов Правительства в рамках Совета по стратегическому развитию.

Основой финансирования должно стать проектное финансирование в рамках частно-государственного партнерства. Механизмы такого финансирования организованы имеющимся законодательством. Предложены три основные схемы: СУЭП (строительство, эксплуатация (управление), передача), ПСВЭУП (проектирование, строительство, владение, эксплуатация (управление), передача), СЛПО (строительство, лизинг, передача, обслуживание).

Под контролем МЭР предложено организовать объединенный с РФПИ Инвестиционный фонд РФ, занимающийся привлечением не только зарубежных инвестиций, но и внутренних, основанных на инвестициях населения. Опыт США, Великобритании, Японии и Германии показывает, что внутренние инвестиции являются важнейшим источником финансирования крупных социально-экономических Проектов. Предоставлением МЭР функций контроля над реализацией Проектов и государственные гарантии инвестирования позволят обеспечить рост инвестиций.

Вместе с тем, опыт стран, совершивших «экономическое чудо» показывает, что возрастание роли государства будет сопровождаться ростом коррупции, что повышает значение деятельности правоохранительных органов и антикоррупционного законодательства.

Политика привлечения инвестиций должна сопровождаться стимулированием научно-технического заимствования и переорганизации деятельности отечественной науки на решение важнейших социально-экономических проблем. Это касается и пересмотра роли высших учебных заведений в подготовке кадров и Академии наук в разработке и внедрении прорывных технологий. Накопленный опыт в военной промышленности и медицине позволяет переносить его и на другие отрасли экономики.

Список источников

  1. Постановление Правительства от 4 августа 2015 года №785 «О создании правительственной комиссии по импортозамещению» Государственная программа №326 «Развитие промышленности и повышение её конкурентоспособности»; «Госпрограмма развития сельского хозяйства на 2013-2020».
  2. https://www.rbc.ru/technology_and_media/02/11/2020/5f9c0f189a7947834b411b98
  3. https://www.vedomosti.ru/business/articles/2020/10/07/842492-doktrina-bezopasnosti
  4. Полтерович В.М. Институты догоняющего развития (к проекту новой модели экономического развития России) / В.М. Полтерович // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2016. – № 5. – С. 34-56. DOI: 10.15838/esc/2016.5.47.2
  5. Йескомб Э.Р. (2015). Государственно-частное партнерство. Основные принципы финансирования. – М.: Альпина Паблишер. – 457 с.
  6. Алабед А. Использование ФУЗИ АИП – модель (аналитическая иерархия процесса) для выбора оптимальных схем финансирования инфраструктурных проектов на основе государственно-частного партнерства // Вестник Академии знаний. — Краснодар: Академия знаний, 2020 — №2 (37) — С. 408-415.
  7. https://rdif.ru/fullNews/2959/
  8. https://www.rbc.ru/interview/business/19/06/2020/5ee8e96e9a7947ad4dc87d4c
  9. https://rdif.ru/About/
  10. https://www.rbc.ru/newspaper/2020/06/19/5ee8e96e9a7947ad4dc87d4c#chapter_12
  11. Inglehart R. (2000). Globalization and Postmodern Values. The Washington Quarterly, volume 23, no. 1, winter, pp. 215-228.
  12. Kayal A.A. (2008). National innovation systems a proposed framework for developing countries. J. Entrepreneurship and Innovation Management, no. 8(1), pp. 74-86.
  13. Полтерович В.М. Проблема формирования национальной инновационной системы // Экономика и математические методы. – № 2. – С. 3-18.
  14. Odagiri Hiroyuki, Akira Gotō (1996). Technology and industrial development in Japan: building capabilities by learning, innovation, and public policy. Oxford: Clarendon Press; New York: Oxford University Press. 40 p.
  15. https://tsargrad.tv/news/tak-umyt-ves-zemshar-mozhet-tolko-rossija-voenkor-soobshhil-o-russkoj-sile-moshhnee-oruzhija_330826

References

  1. Postanovlenie Pravitel’stva ot 4 avgusta 2015 goda №785 «O sozdanii pravitel’stvennoj komissii po importozameshcheniyu» Gosudarstvennaya programma №326 «Razvitie promyshlennosti i povyshenie eyo konkurentosposobnosti»; «Gosprogramma razvitiya sel’skogo hozyajstva na 2013-2020». [Government Decree No. 785 of August 4, 2015 “On the establishment of the Government Commission on Import Substitution” State Program No. 326 “Development of Industry and increasing its competitiveness”; “The State program of agricultural development for 2013-2020”].
  2. https://www.rbc.ru/technology_and_media/02/11/2020/5f9c0f189a7947834b411b98
  3. https://www.vedomosti.ru/business/articles/2020/10/07/842492-doktrina-bezopasnosti
  4. Polterovich V.M. (2016). Instituty dogonyayushchego razvitiya (k proektu novoj modeli ekonomicheskogo razvitiya Rossii) [Institutes of catching up development (to the project of a new model of economic development of Russia)], Ekonomicheskie i social’nye peremeny: fakty, tendencii, prognoz, no 5, pp. 34-56. doi: 10.15838/esc/2016.5.47.2
  5. Yescomb E.R. (2015). Gosudarstvenno-chastnoe partnerstvo. Osnovnye principy finansirovaniya [Public-private partnership. Basic principles of financing]. Moscow: Alpina Publisher.
  6. Alabed A. (2020). Ispol’zovanie FUZI AIP – model’ (analiticheskaya ierarhiya processa) dlya vybora optimal’nyh skhem finansirovaniya infrastrukturnyh proektov na osnove gosudarstvenno-chastnogo partnerstva [Using FUZI AIP – model (analytical hierarchy of the process) to select optimal financing schemes for infrastructure projects based on public-private partnership]. Bulletin of the Academy of Knowledge, no 2 (37), pp. 408-415.
  7. https://rdif.ru/fullNews/2959/
  8. https://www.rbc.ru/interview/business/19/06/2020/5ee8e96e9a7947ad4dc87d4c
  9. https://rdif.ru/About/
  10. https://www.rbc.ru/newspaper/2020/06/19/5ee8e96e9a7947ad4dc87d4c#chapter_12
  11. Inglehart R. (2000). Globalization and Postmodern Values. The Washington Quarterly, volume 23, no 1, winter, pp. 215-228.
  12. Kayal A.A. (2008). National innovation systems a proposed framework for developing countries. J. Entrepreneurship and Innovation Management, no 8(1), pp. 74-86.
  13. Polterovich V.M. Problema formirovaniya nacional’noj innovacionnoj sistemy [The problem of formation of the national innovation system]. Ekonomika i matematicheskie metody, no 2, pp. 3-18.
  14. Odagiri Hiroyuki, Akira Gotō (1996). Technology and industrial development in Japan: building capabilities by learning, innovation, and public policy. Oxford: Clarendon Press; New York: Oxford University Press. 40 p.
  15. https://tsargrad.tv/news/tak-umyt-ves-zemshar-mozhet-tolko-rossija-voenkor-soobshhil-o-russkoj-sile-moshhnee-oruzhija_330826

Для цитирования: Малышев А.А., Зингер О.А. Организация системы привлечения инвестиций в социально-экономическом развитии регионов посредством вовлечения механизма государственно-частного партнерства // Московский экономический журнал. 2021. № 11. URL: https://qje.su/otraslevaya-i-regionalnaya-ekonomika/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-11-2021-22/

© Малышев А.А., Зингер О.А., 2021. Московский экономический журнал, 2021, № 11.




Московский экономический журнал 11/2021

Научная статья

Original article

УДК 332.1

doi: 10.24411/2413-046Х-2021-10654

ЭКОНОМИКА РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ В РЕГИОНАЛЬНЫХ СОПОСТАВЛЕНИЯХ ЮГА РОССИИ

ECONOMY OF THE ROSTOV REGION IN THE REGIONAL CONFERENCES OF THE SOUTH OF RUSSIA

Таранова Ирина Викторовна, доктор экономических наук, профессор, ФГБОУ ВО «Российский государственный социальный университет»

Taranova Irina Viktorovna, Doctor of Economics, Professor, FSBEI HE «Russian State Social University»

Касаева Татьяна Владимировна, доцент, кандидат экономических наук, ФГБОУ ВО «Пятигорский государственный университет»

Kasaeva Tatiana Vladimirovna, Docent, Candidate of Economic Sciences, FSBEI HE «Pyatigorsk State University»

Оганьян Александр Григорьевич, доцент, кандидат экономических наук, ФГАОУ «Южный федеральный университет»

Oganyan Alexander Grigorievich, Docent, Candidate of Economic Sciences, FSAEO «South Federal University»

Чернов Михаил Владимирович, старший преподаватель, Новочеркасский инженерно-мелиоративный институт им. А. К. Кортунова – филиал ФГБОУ ВО «Донской государственный аграрный университет»

Chernov Mikhail Vladimirovich, Senior Lecturer at Novocherkassk Engineering and Land Reclamation Institute named after A. K. Kortunova – a branch of the FSEO HE «Don State Agrarian University»

Аннотация. В статье рассматриваются динамика валового регионального продукта, основных показателей экономического развития Южного федерального округа и Ростовской области, а также осуществлён сравнительный анализ налоговых поступлений в бюджетную систему РФ от Южного федерального округа и Ростовской области. Авторами обосновываются организационно-экономические и административно-правовые инструменты стимулирования экономического развития на региональном уровне. Результаты исследования могут быть востребованы органами государственного и муниципального управления, инвесторами при разработке средне- и долгосрочных программ развития, инвестиционных проектов.

Abstract. The article examines the dynamics of the gross regional product, the main indicators of economic development of the Southern Federal District and the Rostov Region, as well as a comparative analysis of tax revenues to the budgetary system of the Russian Federation from the Southern Federal District and the Rostov Region. The authors substantiate the organizational-economic and administrative-legal instruments for stimulating economic development at the regional level. The research results can be claimed by state and municipal authorities, investors in the development of medium and long-term development programs, investment projects.

Ключевые слова: Южный федеральный округ, регион, Ростовская область, экономика, развитие, динамика

Key words: Southern Federal District, region, Rostov region, economy, development, dynamics

Введение

В условиях рецессии экономики Российской Федерации, особую актуальность и своевременность приобретают научные исследования, направленные на поиск путей, организационно-экономических механизмов, инструментов интенсификации экономического развития на региональном уровне. Дополнительным аргументом, подтверждающим актуальность исследований такого рода является то обстоятельство, что в условиях значительной дифференциации социально-экономических условий РФ региональные экономические комплексы обладают уникальными наборами факторов, детерминирующих их конкурентные преимущества. Выявление подобных факторов является одной из приоритетных задач стимулирования экономического развития.

Методы

При написании статьи были использованы следующие методы научного познания: сравнение, абстрагирование, анализ и синтез, методы эконометрической интерпретации эмпирических данных [6]. Использование данных методов обеспечило высокий уровень достоверности результатов и выводов исследования.

Результаты и обсуждение

На современном этапе южно-российский макрорегион представляет собой сложную, многоотраслевую, дифференцированную социально-экономическую систему. Благоприятные природно-климатические условия детерминируют развитие агропромышленного комплекса, являющегося одним из основных поставщиков продовольствия и сельскохозяйственной продукции на российский рынок, что играет стратегическую роль в обеспечении продовольственной безопасности РФ [7]. Юг России является энергетически независимым макрорегионом, располагающем развитой транспортно-логистической инфраструктурой, промышленным комплексом [8]. Указанные факторы, вместе с наличием высококвалифированных кадров, а также университетских центров, формируют инвестиционную привлекательность южно-российского макрорегиона [1].

Рассмотрим основные показатели экономического развития Южного федерального округа РФ и Ростовской области. На рисунке 1 представлена динамика валового регионального продукта Южного федерального округа и Ростовской области в 2017-2020 гг [4, 5].

Представленная на рисунке 1 информация позволяет говорить о следующих основных тенденциях, наблюдаемых в анализируемом периоде. Валовой региональный продукт Южного федерального округа увеличился на 1236,8 млрд руб., с 5361,9 млрд руб. в 2017 г. до 6598,7 млрд руб. в 2020 г. (+23,1 %). ВРП Ростовской области увеличился на 290,6 млрд руб. (+21,6 %). Таким образом, темп роста ВРП ЮФО на 1,5 % превзошёл аналогичный показатель Ростовской области. Подобная тенденция говорит о постепенном снижении удельного веса экономики Ростовской области в суммарном ВРП южно-российского макрорегиона.

С учётом тематики исследования, осуществим сравнительный анализ динамики основных показателей экономического развития Южного федерального округа и Ростовской области за период 2017-2021 гг., результаты которого отражены в таблице 1 [4, 5].

Как показывают данные таблицы 1, в экономическом развитии ЮФО и Ростовской области наблюдаются противоречивые тенденции. В частности, по такому показателю, как стоимостной эквивалент добытых полезных ископаемых за период в ЮФО отмечается снижение с 485,0 млрд руб. в 2017 г. до 352,5 млрд руб. в 2020 г. (-132,5 млрд руб., -27,3 %), в Ростовской области по указанному показателю зафиксирован рост на 3,5 млрд руб. (+11,2 %). По темпам роста капитального строительства Ростовская область опережает Южный федеральный округ. Стоимостной эквивалент капитального строительства и строительно-монтажных работ увеличился в регионе на 23,8 %, в округе – на 3 % в анализируемом периоде. Аналогичная тенденция наблюдается в сфере производства продукции сельского хозяйства. Рост агропромышленного комплекса Ростовской области составил 26,0 %, АПК ЮФО – 18 %.

В тоже время, в сфере ресурсного обеспечения экономической деятельности наблюдается отставание показателей Ростовской экономки. Рост показатель стоимость обеспечения электрической и тепловой энергией, газо- водоснабжение, водоотведение, утилизация отходов составил для ЮФО 7,8 %, для Ростовской области 5,1 % за период наблюдения.

По показателям торгового оборота экономика Ростовской области демонстрирует устойчивый рост: на 6,0 % в сфере розничной торговли, на 14,2 % – в оптовой. Аналогичные показатели ЮФО составляют 5,2 % и 15,3 % соответственно. В сфере внешнеторговых операций наблюдается тенденция сокращения как экспортного, так и импортного оборота в долларовом выражении. Сокращение данного показателя для Ростовской области составило 6,9 %, для ЮФО 15,9 %.

Анализ динамики собираемости налогов и сборов в Южном федеральном округе и Ростовской области (таблица 2 [4, 5]) позволяет сказать о том, что за период наблюдения собираемость налогов и сборов возрастает в ЮФО более высоким темпом (6,7 %) по сравнению с Ростовской областью (1,6 %). По поступлениям по страховым взносам на обязательное социальное страхование, включающим в себя отчисления в Пенсионный фонд России, фонд обязательного медицинского страхования наблюдается аналогичная ситуация: рост собираемости в ЮФО на 9,0 %, в Ростовской области на 6,9 %. Вместе с тем, в структуре налоговых поступлений наблюдаются разнонаправленные тенденции. Объём сборов федеральных налогов возрастает в ЮФО и Ростовской области на 7,8 % и 2,8 % соответственно. По региональным налогам и сборам наблюдается падение собираемости как в ЮФО (-5,0 %), так и в Ростовской области (-12,0 %). Сбор местных налогов увеличился по ЮФО, в целом, на 4,4 %, в Ростовской области данный показатель снизился на 4,8 %. Поступление налогов и сборов в связи с использованием налогоплательщикам специальных налоговых режимов увеличилось за период наблюдения в ЮФО и Ростовской области на 9,5 % и 9,6 % соответственно.

Заключение

В завершение необходимо сформулировать следующие основные выводы:

  1. На современном этапе южно-российский макрорегион представляет собой многоотраслевой социально-экономический комплекс, демонстрирующий на современном этапе положительную макроэкономическую динамику. Ключевые показатели экономического развития, такие как стоимостные эквиваленты капитального строительства и строительно-монтажных работ, продукции агропромышленного комплекса, услуг по поставке ресурсов (электро-, тепло-, водо-, газоснабжение, водоотведение), торговый оборот (розничный, оптовый) устойчиво возрастают. Вместе с тем, для экономики Южного федерального округа характерны общероссийские тенденции, в частности, сокращение внешнеторгового оборота, а также промышленного производства.
  2. Одной из специфических особенностей экономики Юга России является наличие теневой хозяйственной активности. Однако, как следует из вышеизложенных материалов, предпринимаемые государством усилия по оптимизации налогового учёта и администрирования способствуют росту собираемости налогов и сборов.
  3. В настоящее время Ростовская область является одним из важнейших субъектов Южного федерального округа РФ. Особенности географического положения региона (наличие судоходной реки, выходя к морю, границы с иностранным государством, развитой транспортно-логистической инфраструктуры) обусловливают его активное участие в транзите грузопотоков по направлению Юг – Север и обеспечении внешнеторгового оборота Российской Федерации в южных морях. Данный фактор является одним из конкурентных преимуществ региональной экономической системы.
  4. В условиях роста мирового спроса на продовольствие, сельскохозяйственная деятельность Ростовской области является одним из основных драйверов поступательного экономического развития. Указанный регион обладает необходимым потенциалом интенсивного развития отраслей АПК [2, 3]. Среди основных организационно-экономических мероприятий, направленных на преодоление последствий рецессии, необходимо отметить формирование благоприятных условий для эффективного землепользования, в частности: субсидирование за счёт средств бюджетной системы Ростовской области части затрат землепользователей, связанных с реализацией мелиоративных мероприятий; стимулирование экспорта продукции российского АПК, в т. ч. за счёт содействия в юридическом сопровождении сделок, продвижения отечественной продукции на международных выставках, ярмарках и т. д. Реализация указанных предложений способствует усилении конкурентоспособности региональной экономической системы.

Список источников

  1. Москаленко А. П. Инвестиционное проектирование: основы теории и практики / Москаленко А. П., Москаленко С. А., Ревунов Р. В., Вильдяева Н. И. // Санкт-Петербург, 2018. (1-е, Новое)
  2. Ревунов Р. В. Направления повышения эффективности сельского хозяйства Ростовской области / Ревунов Р. В., Ревунов С. В., Шереметьев П. Г., Чернышова Т.Н. // Московский экономический журнал. 2021. №6.
  3. Ревунов Р. В. Направления повышения конкурентоспособности региональной экономики в современных условиях (на материалах Юга России) / Ревунов Р. В., Дальченко Е. А., Решетняков Д. А. // Вестник Института дружбы народов Кавказа (Теория экономики и управления народным хозяйством). Экономические науки. 2020. №4 (56).
  4. Официальный сайт Правительства Ростовской области www.donland.ru дата обращения 23.11.2021 г.
  5. Официальный сайт Ростовстата https://rostov.gks.ru дата обращения 23.11.2021 г.
  6. Таранова И. В. Особенности применения экономико-математических и эконометрических методов в экономических исследованиях / Таранова И. В. // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2011. № 12 (36). С. 59.
  7. Building a financial security system to ensure Russia’s food security / Podkolzina I. M., Gladilin A. V., Reshetov K. Yu., Taranova I. V., Gladilin V. A. // В сборнике: The Challenge of Sustainability in Agricultural Systems. Сер. “Lecture Notes in Networks and Systems” Heidelberg, 2021. С. 539-548. DOI: 10.1007/978-3-030-73097-0_61
  8. Vectors of increasing the efficiency of the modern economy of the region (based on the materials of the Rostov region) / Anopchenko T. Yu., Revunov R. V., Murzina S. M., Gubachev V. A., Dalchenko E. A. // В сборнике: Modern Global Economic System: Evolutional Development vs. Revolutionary Leap. Lecture Notes in Networks and Systems (LNNS, Volume 198). Cham, 2021. С. 2163-2169. DOI: 10.1007/978-3-030-69415-9_237

 References

  1. Moskalenko A. P. Investicionnoe proektirovanie: osnovy` teorii i praktiki / Moskalenko A. P., Moskalenko S. A., Revunov R. V., Vil`dyaeva N. I. // Sankt-Peterburg, 2018. (1-e, Novoe)
  2. Revunov R. V. Napravleniya povy`sheniya e`ffektivnosti sel`skogo xo-zyajstva Rostovskoj oblasti / Revunov R. V., Revunov S. V., Sheremet`ev P. G., Cherny`shova T.N. // Moskovskij e`konomicheskij zhurnal. 2021. №6.
  3. Revunov R. V. Napravleniya povy`sheniya konkurentosposobnosti regio-nal`noj e`konomiki v sovremenny`x usloviyax (na materialax Yuga Rossii) / Revunov R. V., Dal`chenko E. A., Reshetnyakov D. A. // Vestnik Instituta druzh-by` narodov Kavkaza (Teoriya e`konomiki i upravleniya narodny`m xozyajstvom). E`konomicheskie nauki. 2020. №4 (56).
  4. Oficial`ny`j sajt Pravitel`stva Rostovskoj oblasti www.donland.ru data obrashheniya 23.11.2021 g.
  5. Oficial`ny`j sajt Rostovstata https://rostov.gks.ru data obrashheniya 23.11.2021 g.
  6. Taranova I. V. Osobennosti primeneniya e`konomiko-matematicheskix i e`konometricheskix metodov v e`konomicheskix issledovaniyax / Taranova I. V. // Upravlenie e`konomicheskimi sistemami: e`lektronny`j nauchny`j zhurnal. 2011. № 12 (36). S. 59.
  7. Building a financial security system to ensure Russia’s food security / Pod-kolzina I. M., Gladilin A. V., Reshetov K. Yu., Taranova I. V., Gladilin V. A. // V sbornike: The Challenge of Sustainability in Agricultural Systems. Ser. “Lecture Notes in Networks and Systems” Heidelberg, 2021. S. 539-548. DOI: 10.1007/978-3-030-73097-0_61
  8. Vectors of increasing the efficiency of the modern economy of the region (based on the materials of the Rostov region) / Anopchenko T. Yu., Revunov R. V., Mur-zina S. M., Gubachev V. A., Dalchenko E. A. // V sbornike: Modern Global Eco-nomic System: Evolutional Development vs. Revolutionary Leap. Lecture Notes in Networks and Systems (LNNS, Volume 198). Cham, 2021. S. 2163-2169. DOI: 10.1007/978-3-030-69415-9_237

Для цитирования: Таранова И.В., Касаева Т.В., Оганьян А.Г., Чернов М.В. Экономика Ростовской области в региональных сопоставлениях Юга России // Московский экономический журнал. 2021. № 11. URL: https://qje.su/otraslevaya-i-regionalnaya-ekonomika/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-11-2021-12/

© Таранова И.В., Касаева Т.В., Оганьян А.Г., Чернов М.В., 2021. Московский экономический журнал, 2021, № 11.




Московский экономический журнал 11/2021

Научная статья

Original article

УДК. 339.924

doi: 10.24411/2413-046Х-2021-10653 

ИНСТРУМЕНТЫ И МЕТОДЫ ОЦЕНКИ ПЕРСПЕКТИВ РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ И МИРОВЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ В УСЛОВИЯХ ПАНДЕМИИ

TOOLS AND METHODS FOR ASSESSING THE PROSPECTS FOR THE DEVELOPMENT OF REGIONAL AND GLOBAL ECONOMIC SYSTEMS IN A PANDEMIC

Узденова Фатима Магамедовна, заведующая кафедрой «Бухгалтерский учет»,кандидат экономических наук,доцент, ФГБОУ ВО «Северо-Кавказская государственная академия», г. Черкесск

Uzdenova Fatima Magamedovna, Head of the Department of Accounting, candidate of economic Sciences, associate Professor, North Caucasus state Academy, Cherkessk

Хатуева Динара Нюрчюковна, ФГБОУ ВО «Северо-Кавказская государственная академия», г. Черкесск

Khatueva Dinara Nyurchyukovna, North Caucasus State Academy, Cherkessk 

Аннотация. В статье получили свое отражение инструменты и методы оценки перспектив развития региональных и мировых экономических систем, проанализированы как уже существующие, так и потенциальные экономические последствия пандемии в России на основе экспертных оценок, а так же рассмотрены основные меры, принимаемые правительством в текущей ситуации.

Abstract. The article reflects the tools and methods for assessing the prospects for the development of regional and global economic systems, analyzes both existing and potential economic consequences of the pandemic in Russia based on expert assessments, as well as considers the main measures taken by the government in the current situation.

Ключевые слова: пандемия, экономика региональные экономические системы, инструменты, методы, экономические последствия

Keywords: pandemic, economy, regional economic systems, tools, methods, economic consequences 

Усилились угрозы стабильности и развитию российского общества и государства со стороны стран-конкурентов. Возрастает риск вытеснения России из глобальных цепочек создания стоимости и мирового процесса технологического развития. Ценовые войны на нефтяном рынке, наложившись на эффекты пандемии и сжатия мировой торговли, привели к снижению средних цен на нефть с 60 до 40–45 долл./барр. Вместе с ухудшением макроэкономических показателей это означает сжатие нефтегазовых и ненефтегазовых доходов федерального бюджета и бюджетной системы, что, в свою очередь, повышает риски дефицита ресурсов для развития, ставит под угрозу реализацию сформированных ранее инвестиционных планов, требует пересмотра приоритетов финансирования.

Пандемия коронавируса, связанные с ней ограничения и их последствия привели к стремительной и масштабной рецессии во многих странах, оказав значительное влияние на мировую экономику и перспективы ее дальнейшего развития. Согласно оценкам Всемирного банка, опубликованным в июне 2020 г. (World Bank, 2020), вызванная пандемией глобальная рецессия, несмотря на объемы государственной поддержки, может привести к падению мирового ВВП на 5,2% в этом году и оказаться наиболее глубокой со времен Второй мировой войны. Июньские прогнозы МВФ (IMF, 2020) отражают схожие ожидания и составляют –4,9% мирового ВВП. Сильнее всего экономический кризис, вероятно, затронет те страны, в которых произошли масштабные вспышки заболеваемости; которые сильно зависели от внешней торговли или туризма, а также страны с высокой долей неформального сектора. При этом по-прежнему сохраняется высокая неопределенность относительно динамики самой пандемии, лежащей в основе экономического кризиса, и, таким образом, перспектив выхода из него.

В текущей ситуации многие страны вынуждены справляться как с экономическими последствиями внутренних ограничений, так и с внешними шоками, вызванными международными ограничениями, глобальными процессами и кризисом в других странах. Кроме того, как отмечается в исследовании Всемирного банка (World Bank, 2020), пандемия может оказать негативное влияние и на фундаментальные факторы долгосрочного экономического роста, ослабив его дальнейшие перспективы.

В первую очередь существенное нарушение нормального функционирования экономики, масштабное сокращение производства и общее повышение неопределенности могут ослабить процессы накопления физического и человеческого капитала, лежащие в основе долгосрочного роста. Возросшая неопределенность, ожидание слабого экономического роста и низкий уровень загрузки мощностей могут привести к сокращению инвестиций, способствуя снижению темпов экономического роста и устареванию капитала. Связанное с этим снижение капиталовооруженности труда может, в свою очередь, стать причиной долгосрочного снижения его производительности [2].

Значительное негативное влияние на долгосрочный рост может оказать затяжная безработица, ведущая к утрате человеческого капитала и снижению активности в поиске работы. Снижение благосостояния населения и связанное с ним снижение расходов на образование и здравоохранение также могут негативно влиять на процесс накопления человеческого капитала. Кроме того, закрытие рабочих мест и введение карантинов, по всей вероятности, ограничат распространение новых технологий и знаний, что еще более усилит негативное влияние на производительность.

Изменение структуры цепочек поставок и режима работы, с которым столкнутся компании ряда отраслей, может быть сопряжено с большими издержками, что будет отвлекать имеющиеся ресурсы. При этом высокопроизводительные фирмы, экспортировавшие товары или услуги (то есть конкурентоспособные на мировом уровне) и включенные в глобальные цепочки добавленной стоимости, могли в большей степени пострадать в результате текущего кризиса, так как он поставил под вопрос устойчивость глобальных цепочек производства, служивших основой роста в последние десятилетия. В дальнейшем это негативно отразится и на общей производительности, а структура глобального производства, торговли, финансовых потоков и международного сотрудничества может претерпеть значительные изменения [3].

Негативные эффекты пандемии могут оказаться долгосрочными также за счет изменения поведения экономических агентов. Повышение неопределенности и потенциальных рисков может стимулировать домохозяйства сберегать «на черный день», а фирмы — тратить более осторожно, снижая как спрос, так и предложение. Изменение потребительского поведения, связанное со стремлением снизить угрозу заражения, может также оказаться долгосрочным, что повлечет изменения структуры расходов и спроса, ограничивая возможности для восстановления ряда секторов.

Текущая финансовая ситуация, в том числе сложные финансовые условия и рост корпоративного и государственного долга, повышают вероятность возникновения финансовых кризисов. Наступление финансового кризиса, по оценкам Всемирного банка, может усилить негативное влияние на долгосрочные перспективы роста развивающихся экономик, а сохранение низких нефтяных цен — еще один негативный фактор для долгосрочного роста экспортеров энергоресурсов.

Общее замедление мировой экономики ожидалось еще до распространения коронавируса и вызванного начавшейся пандемией кризиса, в результате которого не только усилились наблюдавшиеся до этого тенденции, но и добавились совершенно новые риски. Скорость восстановления мировой экономики будет зависеть не только от эффективности мер, направленных на сдерживание пандемии и текущую поддержку экономики, но и от мер, призванных смягчить последствия кризиса и стать ответом на изменившиеся социально-экономические условия, в том числе за счет улучшений в сфере государственного управления, делового климата, образования и здравоохранения.

Кризис, вызванный распространением коронавирусной инфекции, ухудшил перспективы развития российской экономики в 2020–2021 гг. Согласно консенсус-прогнозам, подготовленным Институтом «Центр развития» НИУ ВШЭ в феврале, мае и августе 2020 г. на основе опросов профессиональных прогнозистов, ожидания роста ВВП на 1,8% в 2020 г. сменились прогнозом его падения на 4,2–4,3% (табл. 1.1). При этом после восстановительного роста на 3,1% по итогам 2021 г. реальный ВВП окажется на 4,9% ниже того уровня, который эксперты ожидали до начала кризиса.

Одним из трех ключевых каналов влияния кризиса на российскую экономику стало падение мировых цен на нефть и другие экспортируемые Россией товары и услуги [4] .

Если в феврале 2020 г. эксперты прогнозировали лишь небольшое снижение цен на нефть Urals — с 64 долл./барр. в 2019 г. до 60–61 долл./барр. в 2020–2021 гг., — то в мае на фоне резкого падения котировок и резко ухудшившихся прогнозов по мировому спросу прогнозные значения понизились до 35 и 44 долл./барр. соответственно. В августе прогнозы — вслед за ростом текущих цен — скорректировались до 41 и 48 долл./барр., но уровень, который в начале 2020 г. казался наиболее вероятным, сейчас представляется экспертам недостижимым.

Падение цен на нефть также привело к изменению динамики и пересмотру прогнозов курса рубля. В связи с его ослаблением и ростом неопределенности вследствие начала эпидемии COVID-19 консенсус-прогноз по инфляции на 2020 г. повысился в мае до 4,7%, но к августу — после того как ситуация с коронавирусом несколько прояснилась, а сократившийся спрос препятствовал повышению цен производителями, — прогноз снизился до 3,8%, то есть оказался даже ниже таргета Банка России.

В августе прогнозы стали чуть более оптимистичными, но на качественный вывод это не повлияло: восстановительный рост экономики в 2021 г. сам по себе не приведет к полному восстановлению упавших во время кризиса заработных плат и занятости (особенно на малых и средних предприятиях и в некорпоративном секторе), предпринимательских и прочих доходов, что повышает риски увеличения неравенства и социальной напряженности.

Очевидно, что падение доходов населения и введение режима самоизоляции приведут в 2020 г. к сокращению розничного товарооборота. Как майский, так и августовский консенсус-прогноз предполагали его снижение на 4,8%, при этом провал в доходах, согласно мнению экспертов, будет препятствовать его полному восстановлению в 2021 г., даже на фоне смягчения санитарных ограничений. Падение инвестиций составит 7,4– 9,4% в 2020 г. в результате сильного ухудшения финансового состояния предприятий и образования избыточных мощностей, а также большой неопределенности относительно будущей динамики совокупного спроса и ухудшения в связи с пандемией условий ведения бизнеса. Нормализация общей ситуации в 2021 г., по прогнозу, должна помочь отыграть половину предшествующего падения инвестиций, но почти не уменьшит огромный разрыв с тем уровнем, который предполагал докризисный прогноз. Ожидания по динамике промышленного производства в целом отражали эффекты падения внутреннего и внешнего спроса, а также существенного сокращения нефтедобычи в рамках соглашения с ОПЕК и другими странами.

Мировой эпидемиологический кризис сильно повлиял на прогнозы платежного баланса России. В целом по объемам экспорта и импорта товаров в 2020 г. опустились на 31–33% и 19–26% соответственно за счет эффектов сокращения внешнего и внутреннего спроса, цен на нефть и другие товары российского экспорта. В 2021 г. по мере улучшения общей экономической ситуации разрыв с докризисными прогнозами экспорта и импорта сокращается до 25–26% и 16–21% соответственно.

Ожидания глубокой рецессии и падения экспортных доходов в 2020 г. сопровождались снижением прогнозов номинального ВВП. Соответствующее падение налоговых поступлений ухудшает баланс бюджетной системы и особенно федерального бюджета: консенсус-прогноз по балансу федерального бюджета сместился с профицита в 1% ВВП в 2020–2021 гг. к дефициту в 4,2–4,3% ВВП в 2020 г. и 1,5–2% ВВП в 2021 г.

Падение ВВП, сжатие ресурсов предприятий и населения, переход к дефицитному исполнению бюджета очевидным образом ограничивают объем ресурсов для финансирования изменений. Между тем сохранение социального благополучия и усиление позиций России среди крупнейших экономик мира требует обеспечения темпов экономического роста российской экономики выше мировых при сохранении макроэкономической стабильности.

Пока долгосрочные (на 2022–2026 гг.) прогнозы роста ВВП близки к 2% в год, причем пандемия COVID-19 практически не повлияла на эти экспертные ожидания. Для исправления ситуации явно требуется принять энергичные меры. Текущий кризис активизировал процессы структурной перестройки в мировой экономике, связанные с распространением цифровых технологий, трансформацией отдельных секторов, падением спроса и цен на сырьевые товары. Для обеспечения динамичного роста в новых условиях России необходимо наряду с ликвидацией экономических последствий пандемии сконцентрировать усилия и ресурсы на реструктуризации экономики, адаптировать ее к изменениям в структуре спроса, улучшить позиционирование на растущих рынках [6].

Принципиально важно, чтобы более высокие по сравнению с мировыми темпы роста российской экономики сочетались с ее прогрессивной структурной трансформацией (рисунок 1).

Однако изменения в отраслевой структуре российской экономики связаны преимущественно с расширением вклада сектора добычи энергетических полезных ископаемых, при этом доля продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей ВВП изменилась незначительно, а доля знание интенсивных услуг в валовой добавленной стоимости последние 6–7 лет остается примерно на прежнем уровне.

Ключевая проблема обеспечения устойчивого развития российской экономики состоит не столько в наличии масштабного сырьевого сектора, характеризующегося объективно ограниченным потенциалом долгосрочного роста, сколько в недостаточном качестве обрабатывающего сектора, преобладании в нем относительно простых операций и производств, основанных на использовании труда низкой квалификации, усилении специализации на массовом производстве относительно простых товаров. При этом такая ситуация не является неизбежным проявлением «ресурсного проклятия», о чем свидетельствует опыт некоторых стран с крупными сырьевыми экономиками: в частности, Канада, играющая в глобальном производстве прежде всего роль поставщика сырья, обладает тем не менее сложной экономикой, производящей и экспортирующей большие объемы товаров высокой степени переработки, близких к конечному потребителю [7].

Глобальная конкурентоспособность российской экономики сильно ограничивается низким уровнем производительности труда — Россия в 2–3 раза уступает в данном отношении экономикам большинства индустриально развитых стран. При этом разрыв в производительности труда между Россией и ведущими странами на 60–65% обусловлен более низкой совокупной факторной производительностью, которую традиционно принято связывать с общим уровнем используемых технологий и организации производства, на 30–35% — более низкой капиталовооруженностью; при этом в несырьевых отраслях российской экономики технологический фактор играет еще более значимую роль.

Стоит также подчеркнуть, что российская экономика однобоко встроена в глобальное производство: экспорт больше связан с традиционными сырьевыми секторами, а импорт в недостаточной степени становится фактором расширения экспорта продукции с высокой добавленной

 стоимостью и сложных услуг (рисунок 2).

По оценкам Центра исследований структурной политики НИУ ВШЭ, рост российского неэнергетического экспорта в последние два десятилетия на 80% и более объясняется расширением экспорта традиционных товаров низких переделов, которые приобрели сравнительное преимущество еще в 1990-е годы. Экономическая сложность во втором десятилетии 2000-х оказалась заметно ниже уровня конца 1990-х.

В дополнение к этому экспортная корзина характеризуется высокой разреженностью товарного пространства: по ключевым кластерам товарных позиций в химической, пищевой промышленности, машиностроении количество товарных позиций в российском экспорте составляет порядка 30–40% от товарных позиций в Германии, США, Канаде, Китае. Хотя внутри продукции обрабатывающего сектора ежегодно отмечаются новые позиции на экспортных рынках, они имеют крайне низкую выживаемость (по нашим оценкам, около 2 лет; для сравнения, в Германии, Франции, США — свыше 6–7 лет ) [8).

Очевидно, что экономика обладает большим запасом прочности, но в то же время сейчас идут большие дискуссии внутри, каким будет восстановление. По крайней мере, V-образного восстановления особо никто не ожидает. Очевидно, что определенный отскок будет, но он будет очень невысоким, а дальше предстоит достаточно долгий путь вверх.

 Список источников

  1. Решетов К.Ю., Жеребцов В.И., Шматова Н.И., Бобрышев А.Д., Царегородцев Ю.Н. и др. Инновационный янтарный кластер – прогрессивная форма организации бизнеса: Коллективная монография / Под ред. Пирогова Н.Л. – М., 2018.
  2. Таранова И.В. Особенности применения экономико-математических и экономических методов в экономических исследованиях // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2011. № 12 (36). С. 59.
  3. Таранова И.В., Подколзина И.М.
    Мировой финансово-экономический кризис в россии: тенденции и перспективы/Вестник Института дружбы народов Кавказа (Теория экономики и управления народным хозяйством). Экономические науки. 2017. №1(41).  С.
  4. Татуев А.А. Финансовая диагностика отраслевого развития в регионе/Научные труды Вольного экономического общества России. 2008. Т. 103. С. 352-363.
  5. Татуев А.А.,Тарасов Н.А. Региональные особенности кластерного регионального воспроизводства/Terra Economicus. 2012. Т. 10. № 3-2. С. 127-132.
  6. Солодуха, П. В. Формирование инновационной экономики в Российской Федерации : институциональный аспект / П. В. Солодуха, М. К. Левин, Т. М. Шпилина. – Москва : Издательство «Русайнс», 2017. – 152 с.
  7. Черновалов, А. В. Нравственный институционализм: основы новой экономической программы исследований в 21 веке / А. В. Черновалов, П. В. Солодуха, П. В. Черновалов // Экономические системы. – 2016. – № 4. –С. 4-10.
  8. Essence, Place and Role of Creative Economy in Innovation Development Paradigm / M. V. Savina, P. V. Solodukha, I. A. Stepanov [et al.] // Review of European Studies. – 2015. – Vol. 7. – No 6. – P. 77-85.
  9. Dorozhkin E.M., Chelyshkova M.B., Malygin A.A., Toymentseva I.A., Anopchenko T.Y. Innovative approaches to increasing the student assessment procedures effectiveness // International Journal of Environmental and Science Education. 2016. Т. 11. № 14. С. 7129-7144.
  10. Golovanova, N.B.Basyuk, A.S.Taranova, I.V.Kramarenko, E.R.Goloshchapova, L.V.The study of economic activity of Russian corporations in modern economy/International Journal of Economics and Financial Issuesthis link is disabled, 2016, 6(1S), стр. 220–226
  11. 11. Temirkanova, A.V.Anopchenko, T.Y.Murzin, A.D.Taranova, I.V.Leshcheva, M.G.Assessment of Ecologo-economic health population riskInternational Journal of Applied Business and Economic Researchthis link is disabled, 2017, 15(23), стр. 55–70.
  12. Reznichenko, D.S.Tishchenko, E.S.Taranova, I.V., …Nikonorova, A.V.Shaybakova, E.R.Sources of formation and directions of the use of financial resources in the region/International Journal of Applied Business and Economic Researchthis link is disabled, 2017, 15(23), стр. 203–219.

References

  1. Reshetov K.Yu., Zherebczov V.I., Shmatova N.I., Bobry`shev A.D., Czaregorodcev Yu.N. i dr. Innovacionny`j yantarny`j klaster – progressivnaya forma organizacii biznesa: Kollektivnaya monografiya / Pod red. Pirogova N.L. – M., 2018.
  2. Taranova I.V. Osobennosti primeneniya e`konomiko-matematicheskix i e`konomicheskix metodov v e`konomicheskix issledovaniyax // Upravlenie e`konomicheskimi sistemami: e`lektronny`j nauchny`j zhurnal. 2011. № 12 (36). S. 59.
  3. Taranova I.V., Podkolzina I.M.Mirovoj finansovo-e`konomicheskij krizis v rossii: tendencii i perspektivy`/Vestnik Instituta druzhby` narodov Kavkaza (Teoriya e`konomiki i upravleniya narodny`m xozyajstvom). E`konomicheskie nauki. 2017. № 1 (41).  S.
  4. Tatuev A.A. Finansovaya diagnostika otraslevogo razvitiya v regione/Nauchny`e trudy` Vol`nogo e`konomicheskogo obshhestva Rossii. 2008. T. 103. S. 352-363.
  5. Tatuev A.A.,Tarasov N.A. Regional`ny`e osobennosti klasternogo regional`nogo vosproizvodstva/Terra Economicus. 2012. T. 10. № 3-2. S. 127-132.
  6. Soloduxa, P. V. Formirovanie innovacionnoj e`konomiki v Rossijskoj Federacii : institucional`ny`j aspekt / P. V. Soloduxa, M. K. Levin, T. M. Shpilina. – Moskva : Izdatel`stvo «Rusajns», 2017. – 152 s.
  7. Chernovalov, A. V. Nravstvenny`j institucionalizm: osnovy` novoj e`konomicheskoj programmy` issledovanij v 21 veke / A. V. Chernovalov, P. V. Soloduxa, P. V. Chernovalov // E`konomicheskie sistemy`. – 2016. – № 4. –4-10.
  8. Essence, Place and Role of Creative Economy in Innovation Development Paradigm / M. V. Savina, P. V. Solodukha, I. A. Stepanov [et al.] // Review of European Studies. – 2015. – Vol. 7. – No 6. – P. 77-85.
  9. Dorozhkin E.M., Chelyshkova M.B., Malygin A.A., Toymentseva I.A., Anopchenko T.Y. Innovative approaches to increasing the student assessment procedures effectiveness // International Journal of Environmental and Science Education. 2016. T. 11. № 14. S. 7129-7144.
  10. Golovanova, N.B., Basyuk, A.S., Taranova, I.V., Kramarenko, E.R., Goloshchapova, L.V.The study of economic activity of Russian corporations in modern economy/International Journal of Economics and Financial Issuesthis link is disabled, 2016, 6(1S), str. 220–226
  11. Temirkanova, A.V., Anopchenko, T.Y., Murzin, A.D., Taranova, I.V., Leshcheva, M.G.Assessment of Ecologo-economic health population riskInternational Journal of Applied Business and Economic Researchthis link is disabled, 2017, 15(23), str. 55–70.
  12. Reznichenko, D.S., Tishchenko, E.S., Taranova, I.V., …Nikonorova, A.V., Shaybakova, E.R.Sources of formation and directions of the use of financial resources in the region/International Journal of Applied Business and Economic Researchthis link is disabled, 2017, 15(23), str. 203–219.

Для цитирования: Узденова Ф.М., Хатуева Д.Н. Инструменты и методы оценки перспектив развития региональных и мировых экономических систем в условиях пандемии // Московский экономический журнал. 2021. № 11. URL: https://qje.su/otraslevaya-i-regionalnaya-ekonomika/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-11-2021-11/

© Узденова Ф.М., Хатуева Д.Н., 2021. Московский экономический журнал, 2021, № 11.




Московский экономический журнал 11/2021

Научная статья

Original article

УДК 332.145

doi: 10.24411/2413-046Х-2021-10650

ПРИНЦИПЫ И ТЕХНОЛОГИИ СОГЛАСОВАНИЯ ОТРАСЛЕВЫХ СТРАТЕГИЙ И СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА

PRINCIPLES AND TECHNOLOGIES FOR AGREEMENT OF SECTORAL STRATEGIES AND STRATEGY OF SOCIO-ECONOMIC DEVELOPMENT OF THE REGION

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-010-00824 «Инкрементальный подход к формированию и реализации стратегий социально-экономического развития регионов различных иерархических уровней Российской Федерации: единые правила стратегирования»

Антипин Иван Александрович, кандидат экономических наук, доцент, заведующий кафедрой региональной, муниципальной экономики и управления, ФГБОУ ВО «Уральский государственный экономический университет», 620144 Россия, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта/Народной воли, д. 62/45, к. 651а, aia87@mail.ru

Иванова Ольга Юрьевна, кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры региональной, муниципальной экономики и управления, ФГБОУ ВО «Уральский государственный экономический университет», 620144 Россия, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта/Народной воли, д. 62/45, к. 655, trtskmius17@mail.ru

Antipin Ivan Aleksandrovich, сandidate of economics, associate professor, Head of the Department of Regional, Municipal Economy and Governance, Ural State University of Economics (USUE), 620144, Russia, Yekaterinburg, 8 March/Narodnaya Volya Street, 62/45, office 651a, aia87@mail.ru

Ivanova Olga Yurevna, сandidate of economics, associate professor, Associate Professor of the Department of Regional, Municipal Economy and Governance, Ural State University of Economics (USUE), 620144, Russia, Yekaterinburg, 8 March/Narodnaya Volya Street, 62/45, office 655, trtskmius17@mail.ru

Аннотация. Статья посвящена исследованию принципов и технологий согласования отраслевых стратегий и стратегии социально-экономического развития региона. Цель настоящей работы заключается в разработке принципов и технологий подготовки отраслевых стратегических документов, позволяющих обеспечить их согласованность с утвержденными стратегиями социально-экономического развития территорий. При проведении исследования и написания статьи применен комплекс методов логического, диалектического, причинно-следственного и сравнительного анализа. Сформулированы и сущностно раскрыты принципы разработки отраслевых стратегических документов, необходимых для достижения большей согласованности отраслевых стратегий и стратегий социально-экономического развития территорий. Предложены параметры проведения проверки соответствия отраслевых стратегий и стратегии социально-экономического развития, призванные повысить единство системы стратегического планирования региона.

Abstract. The article is devoted to the study of the principles and technologies for the coordination of sectoral strategies and strategy for the socio-economic development of the region. The purpose of this work is to develop principles and technologies for preparing sectoral strategic documents to ensure their consistency with the approved strategies for the socio-economic development of territories. During the research and writing of the article, a complex of methods of logical, dialectical, cause-and-effect and comparative analysis was applied. The principles for the development of sectoral strategic documents necessary to achieve greater consistency of sectoral strategies and strategies for the socio-economic development of territories are formulated and essentially disclosed. Parameters for checking the compliance of sectoral strategies and strategies for socio-economic development are proposed, designed to increase the unity of the strategic planning system of the region.

Ключевые слова: стратегическое планирование, стратегия, разработка стратегии, согласование стратегии, стратегия социально-экономического развития, отраслевая стратегия, регион

Keywords: strategic planning, strategy, strategy development, strategy coordination, social and economic development strategy, sectoral strategy, region

Введение

Согласно Федеральному закону «О стратегическом планировании в Российской Федерации» (далее – ФЗ № 172-ФЗ), отраслевые стратегии относятся к документам стратегического планирования, разрабатываемым в рамках целеполагания по отраслевому и территориальному принципу на федеральном уровне; они являются важнейшим звеном национальной системы стратегического планирования, поскольку задают ориентиры разработки государственных программ, схем территориального планирования, стратегических документов государственных корпораций, учитываются в качестве составляющей при формировании бюджета страны и ее регионов [1]. Тем не менее, в настоящее время существует достаточно много пробелов как в методологии формирования отраслевых документов стратегического планирования, так и в технологиях их согласования с другими ключевыми документами в системе стратегического планирования Российской Федерации. В соответствии с ФЗ № 172-ФЗ Правительством РФ были разработаны и утверждены в 2015 году «Правила разработки, корректировки, осуществления мониторинга и контроля реализации отраслевых документов стратегического планирования Российской Федерации…» [2] (далее – Правила), призванные конкретизировать и упорядочить процесс разработки отраслевых документов стратегического планирования, превратить их в реальный механизм координации развития отраслей и сфер экономики в русле задач, заявленных в стратегиях социально-экономического развития территорий. Названный документ определяет ключевые требования к содержанию отраслевых стратегий, описание этапов разработки отраслевого документа, основные принципы мониторинга и контроля реализации отраслевых документов, однако желаемой конкретики в Правилах нет. По нашему мнению, такая неопределенность отчасти вызвана положением ФЗ № 172-ФЗ о том, что «утверждение отраслевых стратегий, а также порядок их разработки и корректировки определяется Президентом Российской Федерации или Правительством Российской Федерации в соответствии с их компетенцией». На региональном же уровне утверждение отраслевых стратегий и порядок их разработки находится в ведении Правительства субъекта РФ. В то же время, далеко не во всех субъектах РФ принят регламентированный порядок принятия решений о разработке, формировании, утверждении и реализации отраслевых и межотраслевых стратегий. В регионах, утвердивших такой регламент, он может существенно различаться.

Следует выделить ряд научных работ, посвященных методологическим проблемам системы стратегического планирования в Российской Федерации, проблемам разработки отраслевых документов, формирования принципов и технологий согласования отраслевых документов и стратегий социально-экономического развития территорий. Среди них цикл работ О.О. Смирновой и ее коллег [3 – 8], труды Городецкого А.Е. [9], Екатериновской М.А. [10], Гришиной И.В. [11], Юсуповой И.В., Волковой М.А. [12]. В вышеперечисленных работах обосновано, что методологические пробелы препятствуют практической реализации ключевых принципов разработки документов стратегического планирования, утвержденных ФЗ № 172-ФЗ, и требуется их устранение; необходима разработка частных принципов подготовки отраслевых документов, позволяющих встроить их в качестве эффективного звена в систему стратегического планирования страны; сформировалась очевидная потребность в унификации содержания и совершенствовании инструментария отраслевого стратегического планирования.

Цель настоящей работы заключается в разработке принципов и технологий подготовки отраслевых стратегических документов, позволяющих обеспечить их согласованность с утвержденными стратегиями социально-экономического развития территорий.

Достижение поставленной цели обуславливает привлечение обширного комплекса методов логического, диалектического, причинно-следственного и сравнительного анализа, использованных в работе для оценки разных подходов к структурированию и наполнению отраслевых стратегий, выработке системы целевых индикаторов, обоснованию механизмов консолидации развития отраслей и сфер экономики в едином русле.

Базовые и частные принципы разработки отраслевых документов стратегического планирования

В ФЗ № 172-ФЗ утверждены двенадцать базовых принципов осуществления стратегического планирования в Российской Федерации, в том числе: принцип единства и целостности, разграничения полномочий, преемственности и непрерывности, сбалансированности системы стратегического планирования, результативности и эффективности стратегического планирования, ответственности участников стратегического планирования, прозрачности (открытости) стратегического планирования, реалистичности, ресурсной обеспеченности, измеряемости целей, соответствия показателей целям. Дана подробная характеристика каждого принципа, поэтому останавливаться на этом нет необходимости. В научной литературе представлена аргументированная критика сложившихся на сегодняшний день подходов к практической реализации этих принципов, что влечет за собой осознание потребностей в их совершенствовании, а также в дополнении базовых принципов стратегического планирования частными принципами, учитывающими меняющиеся условия социально-экономического развития страны и особенности подготовки отраслевых стратегических документов. В таблице 1 представлены основные проблемы практической реализации ряда базовых принципов стратегического планирования, согласно ФЗ № 172-ФЗ.

Следует подчеркнуть, что разработка частных принципов формирования отраслевых стратегий должна исходить в первую очередь из внутренней сущности отрасли. Наиболее полное определение «отрасли» встречается в работе Е.Б. Колбачева: «отрасль формируется под воздействием ряда экономических характеристик, проявляющихся в общности экономического назначения выпускаемой продукции, используемых сырья, человеческих ресурсов и технологических процессов и объединяющая предприятия, осуществляющие схожие виды экономической деятельности» [13]. Из данного определения следует, что имманентной характеристикой отрасли является интегрированность в систему национальной экономики. С одной стороны, национальная экономика представляет собой комплекс видов экономической деятельности (отраслей), взаимосвязанных между собой, характеризующийся определенными соотношениями и взаимодействиями между ними; с другой стороны, развитие определенной отрасли определяется совокупностью факторов, вызванных установившимися межотраслевыми соотношениями и взаимодействиями в национальной экономике. Таким образом, трактуя отрасль как образование, интегрированное в отраслевую и пространственную структуру национальной экономики, считаем необходимым выделить такие частные принципы разработки отраслевых стратегических документов как: принцип межотраслевой сбалансированности, принцип пространственной определенности, принцип последовательности планирования, принцип сквозного анализа.

Суть принципа межотраслевой сбалансированности заключается в том, что в процессе формирования отраслевых стратегических документов необходима взаимная увязка развития базовых отраслей экономики, секторов социальной сферы, инфраструктуры, науки и инноваций. Взаимосвязь в процессе планирования взаимодействий указанных групп отраслей позволяет урегулировать потребности спроса и возможности предложения, ограничения и предпосылки к развитию. Так, например, развитие инфраструктурных отраслей базируется на прогнозируемой потребности в их услугах базовых отраслей экономики; в тоже время развитие базовых отраслей ограничивается инфраструктурными возможностями и доступными технологиями. Методической основой практической реализации принципа межотраслевой сбалансированности в процессе отраслевого стратегического планирования может служить межотраслевой баланс, интерес к которому неоправданно сократился в постсоветский период. В настоящее время межотраслевой баланс – «единственный инструмент, обеспечивающий формирование взаимоувязанных прогнозных показателей темпов изменения выпуска продукции отдельных отраслей, а также пропорций использования промежуточной и конечной продукции различного отраслевого происхождения» [14]. Его использование может позволить избежать кризисов перепроизводства или дефицита продукции отдельных отраслей, способствовать решению проблем макроэкономического и межотраслевого развития, обеспечить оптимизацию отраслевых производственно-экономических процессов.

Необходимость введения принципа пространственной определенности обусловлена тем, что далеко не во всех отраслевых стратегиях Российской Федерации и ее субъектов есть пространственный раздел и мероприятия, указанные в них, предлагаются без привязки к конкретным территориям. В тоже время, пространственная дифференциация территорий делает совершенно различной эффективность проведения одних и тех же мероприятий в разных точках пространства. В некоторых случаях, реализация мероприятия под призмой пространственного фактора может выглядеть неоправданной тратой ресурса. В иных ситуациях меры по развитию отрасли могут дать значительный мультипликативный эффект, например, в центрах экономического роста. Кроме того, мероприятия, предусматриваемые стратегиями развития отраслей экономики и социальной сферы, должны быть взаимосвязаны с приоритетными направления развития соответствующих территорий [15]. Обеспечение системного подхода в реализации целей обуславливает синергетические эффекты, положительно воздействующие на развитие отраслей и сфер экономики за счет целенаправленного регулирования экономических, инвестиционных, инновационных, социальных и иных процессов.

Все утвержденные в настоящее время отраслевые документы стратегические стратегического планирования являются долгосрочными; этапы же кратко- и среднесрочного планирования в тексте стратегий зачастую отражены слабо. В то же время, реализация долгосрочных целей и задач неизменно базируется на поэтапной конкретизации приоритетов развития, целевых индикаторов и комплексов мероприятий. Суть принципа последовательности планирования заключается, по-нашему мнению, в последовательном взаимосвязанном и взаимообусловленном выстраивании в отраслевых стратегиях всех необходимых мероприятий и действий (от краткосрочных – к среднесрочным и долгосрочным), а также в необходимости согласования их временных пределов в отраслевых документах и стратегиях социально-экономического развития территорий. Отсутствие в документах стратегического планирования тщательно детализированных кратко- и среднесрочных планов снижает степень их реализуемости, то есть, жизнеспособности.

Наконец, принцип сквозного анализа предполагает выработку и анализ единой системы показателей, которые будут переходить от прогнозов социально-экономического развития территории к стратегиям социально-экономического, пространственного и отраслевого развития территории, а после – к соответствующим программам и проектам. Технологии сквозного анализа и сквозного планирования становятся все более популярными в маркетинге [16], экономике организаций [17] и применяются для согласования стратегического, тактического и оперативного планов, рационализации документооборота, сокращения расхода ресурсов, решение множества сопряженных управленческих задач. Адаптация данного принципа в системе государственного управления и местного самоуправления позволит обеспечить большую связность в системе документов стратегического планирования, реалистичность и достижимость перспектив, базирующихся на прогнозных моделях. Помимо этого, разрабатываемые в настоящее время прогнозы социально-экономического развития территорий зачастую упускают значимые показатели развития отраслей, что впоследствии затрудняет разработку качественных отраслевых стратегических документов. Соблюдение принципа сквозного анализа позволит нейтрализовать эту проблему.

Технологии согласования отраслевых стратегий и стратегий социально-экономического развития территорий

В ФЗ № 172-ФЗ указано, что «отраслевые документы стратегического планирования Российской Федерации разрабатываются … в целях обеспечения реализации стратегии социально-экономического развития Российской Федерации», однако технология осуществления согласования этих документах в указанном Федеральном законе не охарактеризована.

В 2017 году Министерством экономического развития РФ были утверждены «Методические рекомендации по разработке и корректировке стратегии социально-экономического развития субъекта Российской Федерации и плана мероприятий по ее реализации» [18], в которых также дается указание на необходимость согласования стратегии социально-экономического развития РФ и отраслевых стратегий, но не конкретизируется алгоритм осуществления этого процесса. На сайте Министерства экономического развития РФ с 2017 года размещены «Методические рекомендации по подготовке стратегий развития отраслей экономики» [19], в которых вовсе не обозначена необходимость согласования отраслевых стратегий со стратегией социально-экономического развития РФ, указано лишь, что отраслевые стратегии «являются частью общей системы документов стратегического планирования в Российской Федерации». Все это свидетельствует о том, что вопрос методологического согласования стратегий остается проработанным крайне слабо и требует дополнительного внимания.

На региональном уровне ситуация в сфере разработки технологий согласования стратегий и утверждения их в методических и отраслевых документах обстоит не лучше. Причина этого заключается в:

  1. различии уполномоченных органов, ответственных в регионах за осуществление процесса стратегического планирования, неоднородности форм и порядка взаимодействия между ними;
  2. существовании различных региональных методик разработки стратегией социально-экономического развития и отраслевых стратегий, использование которых затрудняет выработку единых подходов к согласованию существенно отличающихся документов стратегического планирования.

Рассмотрим подход согласования отраслевых стратегий и стратегии социально-экономического развития на примере Свердловской области – региона, демонстрирующего достаточно интересную и передовую практику в решении настоящего вопроса и в стратегическом планировании в целом.

Ключевыми нормативно-правовыми документами Свердловской области, регламентирующими разработку, утверждение и реализацию отраслевых стратегий и стратегии социально-экономического развития являются Порядок разработки, корректировки, осуществления мониторинга и контроля реализации Стратегии социально-экономического развития Свердловской области [20] и Порядок принятия решений о разработке, формирования, утверждения и реализации отраслевых и межотраслевых стратегий социально-экономического развития Свердловской области [21].

Исследование перечисленных документов позволяет заключить, что Стратегия социально-экономического развития Свердловской области формируется на основе прогноза социально-экономического развития региона на долгосрочный период, а уже в соответствии с ней разрабатываются отраслевые стратегии социально-экономического развития Свердловской области. Такой порядок разработки находит свое отражение и в методике согласования стратегических документов. Так, Стратегия социально-экономического развития разрабатывается в целях определения приоритетов, целей и задач долгосрочного развития региона, и их согласования с приоритетами и целями социально-экономического развития Российской Федерации. В алгоритме ее разработки нет этапа согласования с отраслевыми документами. В процессе же разработки отраслевых стратегий развития Свердловской области в обязательном порядке предусмотрен этап их согласования со Стратегией социально-экономического развития региона, что отражено на рисунке 1.

Алгоритм, представленный на рисунке 1, заключается в следующем:

  1. формирование проекта распоряжения, содержащего перечень планируемых к разработке отраслевых и межотраслевых стратегий;
  2. утверждение проекта распоряжения, содержащего перечень планируемых к разработке отраслевых и межотраслевых стратегий;
  3. информирование ответственного исполнителя и исполнителей-координаторов об утверждении перечня планируемых к разработке отраслевых и межотраслевых стратегий;
  4. разработка проекта концепции отраслевой или межотраслевой стратегии;
  5. передача проекта концепции на согласование в экспертные советы;
  6. согласованные проекты концепции отраслевой или межотраслевой стратегии передаются на рассмотрение заседания Совета стратегического развития, а несогласованные проекты возвращаются ответственному исполнителю на доработку с замечаниями;
  7. одобренные советом проекты направляются в Уполномоченный орган на итоговую проверку на предмет:

а) соответствия Стратегии социально-экономического развития Свердловской области, прогнозу социально-экономического развития Свердловской области на долгосрочный период; стратегиям муниципальных образований, расположенных на территории региона;

б) согласованности с целями и задачами отраслевых документов стратегического планирования Российской Федерации и Свердловской области;

в) соблюдения установленных требований к структуре отраслевой или межотраслевой стратегии;

  1. подготовка заключения о возможности или невозможности утверждения проекта концепции
  2. передача положительного заключения в Совет стратегического развития, либо возврат проекта ответственному исполнителю вместе с отрицательным заключением и рекомендациями по доработке.

На рисунке 1 отмечено, что на этапе 7 алгоритма происходит проверка уполномоченным органом проекта концепции отраслевой или межотраслевой стратегии на предмет соответствия Стратегии социально-экономического развития Свердловской области, однако, нигде в методических рекомендациях не указаны параметры проведения этой проверки.

По нашему мнению, в число ключевых параметров проведения проверки соответствия проектов отраслевых стратегий и Стратегии социально-экономического развития региона, в обязательном порядке следует включать:

  • единство временных горизонтов с стратегий, а также интервалов этапов их реализации;
  • согласованность целей и задач;
  • единство системы показателей оценки современного уровня развития отрасли;
  • единство системы целевых индикаторов, характеризующих долгосрочное развитие отрасли;
  • единство механизмов реализации;
  • единство подходов к территориальной привязке проектов, нацеленных на долгосрочное развитие;
  • единство подходов к формированию финансового обеспечения реализации стратегий;
  • единство подходов к мониторингу реализации и оценке итогов выполнения стратегий.

Предложенная система параметров ориентирована, прежде всего, на повышение эффективности реализации стратегий и экономию ресурсов, связанных с их осуществлением.

Следует подчеркнуть, что рассмотренный опыт разработки, согласования и утверждения отраслевых стратегий, выработанный в Свердловской области, имеет как преимущества, так и недостатки. С одной стороны, проработан алгоритм взаимодействия разных участников стратегического планирования; в процесс разработки отраслевых и межотраслевых стратегий вовлечены не только специализированные органы регионального управления, но и представители научного сообщества, бизнеса, общественности и средств массовой информации. Находит свое отражение факт проверки соответствия проектов отраслевых и межотраслевых стратегий Стратегии социально-экономического развития Свердловской области, прогнозу социально-экономического развития Свердловской области на долгосрочный период; отраслевым документам стратегического планирования Российской Федерации и Свердловской области; стратегиям муниципальных образований, расположенным на территории региона. С другой стороны, безусловно, технология проверки требует конкретизации. Помимо этого, в рассмотренном алгоритме не в полной мере прослеживается реализация обоснованных выше принципов разработки отраслевых стратегических документов, в частности, не уточнены механизмы согласования проекта концепции отраслевой стратегии с другими отраслевыми документам стратегического планирования региона; нет требования обязательного согласования проекта концепции отраслевой стратегии со Схемой территориального планирования Свердловской области; не описаны технологии разработки сопутствующих реализации отраслевой стратегии документов – региональных целевых программ, проектов.

Заключение

По итогам проведенного исследования получены следующие результаты, обладающие научной новизной и имеющие высокую практическую значимость.

Во-первых, установлены проблемы практической реализации ряда базовых принципов стратегического планирования, закрепленных в ФЗ № 172-ФЗ, препятствующих развитию процессов стратегического планирования в Российской Федерации.

Во-вторых, сформулированы и сущностно раскрыты четыре частных принципа разработки отраслевых стратегических документов, необходимых для достижения большей согласованности отраслевых стратегий и стратегий социально-экономического развития территорий – принцип межотраслевой сбалансированности, принцип пространственной определенности, принцип последовательности планирования, принцип сквозного анализа.

Вышеперечисленные принципы коррелируют с базовыми принципами стратегического планирования, усиливают их и нивелируют значительную часть представленных в таблице 1 настоящей статьи проблем. Так, принцип межотраслевой сбалансированности тесно взаимосвязан с принципами сбалансированности системы стратегического планирования, а также результативности и эффективности; принцип пространственной определенности дополняет принципы единства и целостности, разграничения полномочий, результативности и эффективности стратегического планирования; принцип последовательности планирования сопряжен с принципами реалистичности и результативности стратегического планирования; принцип сквозного анализа связан с принципами единства и целостности, измеряемости целей, результативности. Введение и соблюдение частных принципов стратегического планирования может сыграть существенную роль в повышении согласованности стратегий социально-экономического развития территорий и отраслевых стратегий, повышении эффективности их реализации.

В-третьих, проанализирован алгоритм разработки, согласования и утверждения отраслевых стратегий развития Свердловской области, универсальный для использования в любом регионе Российской Федерации.

В-четвертых, предложены восемь параметров проведения проверки соответствия отраслевых стратегий и стратегии социально-экономического развития, призванные повысить единство системы стратегического планирования региона.

Представленные опыт разработки, утверждения отраслевых стратегий, а также их согласования со стратегией социально-экономического развития региона могут выступать основой для дальнейших научных и практических исследований в сфере совершенствования процессов и системы стратегического планирования. Вопросы прогнозирования эффективности социально-экономических преобразований в территориальных системах, управления ими вызывают живой интерес как российских [22 – 23], так и зарубежных исследователей [24 – 26].

Список источников

  1. Федеральный закон от 28.06.2014 № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации».
  2. Постановление Правительства РФ от 29.10.2015 № 1162 «Об утверждении Правил разработки, корректировки, осуществления мониторинга и контроля реализации отраслевых документов стратегического планирования Российской Федерации по вопросам, находящимся в ведении Правительства Российской Федерации».
  3. Смирнова О.О. Стратегическое планирование в Российской Федерации. Системность и качество федеральных документов // Экономические стратегии. 2012. № 1. С. 34-41.
  4. Смирнова О.О. Методология и базовые принципы разработки отраслевых документов стратегического планирования Российской Федерации – стратегий развития отраслей экономики и социальной сферы // Проблемы экономики и менеджмента. 2015. № 9 (49). С. 58-68.
  5. Смирнова О.О., Симонова Ю.В. Отраслевые стратегии как основной элемент промышленной политики Правительства РФ и обеспечения экономической безопасности // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. 2015. Т. 8. № 5 (43). С. 33-41.
  6. Смирнова О.О., Бочарова Л.К., Беляевская-Плотник Л.А., Богданова Ю.Н. Концептуальные подходы к формированию архитектуры документов стратегического планирования в России // МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). 2019. Т. 10. № 4. С. 440-456.
  7. Смирнова О.О., Митрофанова И.В. Сбалансированность стратегического планирования в России: о системности подходов к документам, программам и проектам // Региональная экономика. Юг России. 2019. Т. 7. № 3. С. 14-24.
  8. Смирнова О.О., Беляевская-Плотник Л.А., Бочарова Л.К. Методологические подходы к реализации принципов формирования системы стратегического планирования в РФ // Инновации. 2020. № 2 (256). С. 37-42.
  9. Городецкий А.Е. Государственное стратегическое планирование: региональный опыт // Экономическое возрождение России. 2019. № 2 (60). С. 115-131.
  10. Екатериновская М.А. Проблемы методологии стратегического планирования в Российской Федерации // Экономика. Налоги. Право. 2015. № 3. С. 45-50.
  11. Гришина И.В. Принципы обеспечения согласованности отраслевых и территориальных приоритетов в рамках стратегии пространственного развития России // Принципы стратегического планирования: методология и практика: материалы Всероссийской научно-практической конференции. М. 2018. С. 14-18.
  12. Юсупова И.В., Волкова М.А. Теоретические подходы к построению стратегического планирования развития территорий // Вестник Казанского государственного энергетического университета. 2018. № 1 (37). С. 137–140.
  13. Колбачев Е.Б. Теория отраслевых рынков: учебное пособие / под ред. Е.Б. Колбачева, И.С. Штаповой. Ростов-на-Дону: Феникс. 2012. 269 с.
  14. Алешко О.С., Буданов И.А., Устинов В.С. Особенности народно-хозяйственного прогнозирования отраслевых комплексов // Управление. 2015. № 1 (7). С. 18-31.
  15. Смирнова О.О. Главная государственная «точка роста» России: стратегия пространственного развития Российской Федерации и генеральная схема размещения и развития производительных сил СССР: методологические основы // Современные производительные силы. 2014. № 3. С. 14–21.
  16. Вязикова Г.В., Янё И.С. К вопросу об оценке маркетинговой деятельности предприятий // Вестник ОГУ. 2014. № 8 (169). С. 218-222.
  17. Брагина А.В., Вертакова Ю.В., Евченко А.В. Развитие сквозных технологий планирования деятельности промышленного предприятия в условиях цифровизации экономики // Организатор производства. 2020. Т. 28. № 1. С. 24-36.
  18. Приказ Министерства экономического развития РФ от 23 марта 2017 № 132 «Об утверждении Методических рекомендаций по разработке и корректировке стратегии социально-экономического развития субъекта Российской Федерации и плана мероприятий по ее реализации».
  19. Методические рекомендации по подготовке стратегий развития отраслей экономики / Режим доступа http://old.economy.gov.ru/minec/about/structure/depSectorEconom/2017030708
  20. Постановление Правительства Свердловской области от 22.10.2015 № 969-ПП «Об утверждении Порядка разработки, корректировки, осуществления мониторинга и контроля реализации Стратегии социально-экономического развития Свердловской области».
  21. Постановление Правительства Свердловской области от 07.12.2015 № 1083-ПП «Об утверждении Порядка принятия решений о разработке, формирования, утверждения и реализации отраслевых и межотраслевых стратегий социально-экономического развития Свердловской области».
  22. Прогнозирование эффективности социально-экономических преобразований в территориальных системах / под ред. А.Г. Шеломенцева, В.Д. Калашникова. Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2008. 310 c.
  23. Антипин И.А., Власова Н.Ю., Иванова О.Ю. Стратегические приоритеты управления пространственными диспропорциями социально-экономического развития регионов России // Управленец. 2020. Т. 11. № 6. С. 28-43.
  24. Avin U., Goodspeed R. Using Exploratory Scenarios in Planning Practice // Journal of the American Planning Association. Vol. 86:4, pp. 403–416.
  25. Bryson J.M., Edwards L.H., Van Slyke D.M. Getting strategic about strategic planning research // Public Management Review. 2018. Vol. 20 (3), pp. 317 – 339.
  26. Scholl C., Kemp R. City Labs as Vehicles for Innovation in Urban Planning Processes // Urban Planning. 2016. Vol. 1 (4), pp. 89–102.

References

  1. Federal`ny`j zakon ot 28.06.2014 № 172-FZ «O strategicheskom planirovanii v Rossijskoj Federacii».
  2. Postanovlenie Pravitel`stva RF ot 29.10.2015 № 1162 «Ob utverzhdenii Pravil razrabotki, korrektirovki, osushhestvleniya monitoringa i kontrolya realizacii otraslevy`x dokumentov strategicheskogo planirovaniya Rossijskoj Federacii po voprosam, naxodyashhimsya v vedenii Pravitel`stva Rossijskoj Federacii».
  3. Smirnova O.O. Strategicheskoe planirovanie v Rossijskoj Federacii. Sistemnost` i kachestvo federal`ny`x dokumentov // E`konomicheskie strategii. 2012. № 1. S. 34-41.
  4. Smirnova O.O. Metodologiya i bazovy`e principy` razrabotki otraslevy`x dokumentov strategicheskogo planirovaniya Rossijskoj Federacii – strategij razvitiya otraslej e`konomiki i social`noj sfery` // Problemy` e`konomiki i menedzhmenta. 2015. № 9 (49). S. 58-68.
  5. Smirnova O.O., Simonova Yu.V. Otraslevy`e strategii kak osnovnoj e`lement promy`shlennoj politiki Pravitel`stva RF i obespecheniya e`konomicheskoj bezopasnosti // Kontury` global`ny`x transformacij: politika, e`konomika, pravo. 2015. T. 8. № 5 (43). S. 33-41.
  6. Smirnova O.O., Bocharova L.K., Belyaevskaya-Plotnik L.A., Bogdanova Yu.N. Konceptual`ny`e podxody` k formirovaniyu arxitektury` dokumentov strategicheskogo planirovaniya v Rossii // MIR (Modernizaciya. Innovacii. Razvitie). 2019. T. 10. № 4. S. 440-456.
  7. Smirnova O.O., Mitrofanova I.V. Sbalansirovannost` strategicheskogo planirovaniya v Rossii: o sistemnosti podxodov k dokumentam, programmam i proektam // Regional`naya e`konomika. Yug Rossii. 2019. T. 7. № 3. S. 14-24.
  8. Smirnova O.O., Belyaevskaya-Plotnik L.A., Bocharova L.K. Metodologicheskie podxody` k realizacii principov formirovaniya sistemy` strategicheskogo planirovaniya v RF // Innovacii. 2020. № 2 (256). S. 37-42.
  9. Gorodeczkij A.E. Gosudarstvennoe strategicheskoe planirovanie: regional`ny`j opy`t // E`konomicheskoe vozrozhdenie Rossii. 2019. № 2 (60). S. 115-131.
  10. Ekaterinovskaya M.A. Problemy` metodologii strategicheskogo planirovaniya v Rossijskoj Federacii // E`konomika. Nalogi. Pravo. 2015. № 3. S. 45-50.
  11. Grishina I.V. Principy` obespecheniya soglasovannosti otraslevy`x i territorial`ny`x prioritetov v ramkax strategii prostranstvennogo razvitiya Rossii // Principy` strategicheskogo planirovaniya: metodologiya i praktika: materialy` Vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferencii. M. 2018. S. 14-18.
  12. Yusupova I.V., Volkova M.A. Teoreticheskie podxody` k postroeniyu strategicheskogo planirovaniya razvitiya territorij // Vestnik Kazanskogo gosudarstvennogo e`nergeticheskogo universiteta. 2018. № 1 (37). S. 137–140.
  13. Kolbachev E.B. Teoriya otraslevy`x ry`nkov: uchebnoe posobie / pod red. E.B. Kolbacheva, I.S. Shtapovoj. Rostov-na-Donu: Feniks. 2012. 269 s.
  14. Aleshko O.S., Budanov I.A., Ustinov V.S. Osobennosti narodno-xozyajstvennogo prognozirovaniya otraslevy`x kompleksov // Upravlenie. 2015. № 1 (7). S. 18-31.
  15. Smirnova O.O. Glavnaya gosudarstvennaya «tochka rosta» Rossii: strategiya prostranstvennogo razvitiya Rossijskoj Federacii i general`naya sxema razmeshheniya i razvitiya proizvoditel`ny`x sil SSSR: metodologicheskie osnovy` // Sovremenny`e proizvoditel`ny`e sily`. 2014. № 3. S. 14–21.
  16. Vyazikova G.V., Yanyo I.S. K voprosu ob ocenke marketingovoj deyatel`nosti predpriyatij // Vestnik OGU. 2014. № 8 (169). S. 218-222.
  17. Bragina A.V., Vertakova Yu.V., Evchenko A.V. Razvitie skvozny`x texnologij planirovaniya deyatel`nosti promy`shlennogo predpriyatiya v usloviyax cifrovizacii e`konomiki // Organizator proizvodstva. 2020. T. 28. № 1. S. 24-36.
  18. Prikaz Ministerstva e`konomicheskogo razvitiya RF ot 23 marta 2017 № 132 «Ob utverzhdenii Metodicheskix rekomendacij po razrabotke i korrektirovke strategii social`no-e`konomicheskogo razvitiya sub“ekta Rossijskoj Federacii i plana meropriyatij po ee realizacii».
  19. Metodicheskie rekomendacii po podgotovke strategij razvitiya otraslej e`konomiki / Rezhim dostupa http://old.economy.gov.ru/minec/about/structure/depSectorEconom/2017030708
  20. Postanovlenie Pravitel`stva Sverdlovskoj oblasti ot 22.10.2015 № 969-PP «Ob utverzhdenii Poryadka razrabotki, korrektirovki, osushhestvleniya monitoringa i kontrolya realizacii Strategii social`no-e`konomicheskogo razvitiya Sverdlovskoj oblasti».
  21. Postanovlenie Pravitel`stva Sverdlovskoj oblasti ot 07.12.2015 № 1083-PP «Ob utverzhdenii Poryadka prinyatiya reshenij o razrabotke, formirovaniya, utverzhdeniya i realizacii otraslevy`x i mezhotraslevy`x strategij social`no-e`konomicheskogo razvitiya Sverdlovskoj oblasti».
  22. Prognozirovanie e`ffektivnosti social`no-e`konomicheskix preobrazovanij v territorial`ny`x sistemax / pod red. A.G. Shelomenceva, V.D. Kalashnikova. Ekaterinburg: Institut e`konomiki UrO RAN, 2008. 310 c.
  23. Antipin I.A., Vlasova N.Yu., Ivanova O.Yu. Strategicheskie prioritety` upravleniya prostranstvenny`mi disproporciyami social`no-e`konomicheskogo razvitiya regionov Rossii // Upravlenecz. 2020. T. 11. № 6. S. 28-43.
  24. Avin U., Goodspeed R. Using Exploratory Scenarios in Planning Practice // Journal of the American Planning Association. 2020. Vol. 86:4, pp. 403 – 416.
  25. Bryson J.M., Edwards L.H., Van Slyke D.M. Getting strategic about strategic planning research // Public Management Review. 2018. Vol. 20 (3), pp. 317 – 339.
  26. Scholl C., Kemp R. City Labs as Vehicles for Innovation in Urban Planning Processes // Urban Planning. 2016. Vol. 1 (4), pp. 89–102.

Для цитирования: Антипин И.А., Иванова О.Ю. Принципы и технологии согласования отраслевых стратегий и стратегии социально-экономического развития региона // Московский экономический журнал. 2021. № 11. URL: https://qje.su/otraslevaya-i-regionalnaya-ekonomika/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-11-2021-8

© Антипин И.А., Иванова О.Ю., 2021. Московский экономический журнал, 2021, № 11.




Московский экономический журнал 10/2021

Научная статья

Original article

УДК 338.4

doi: 10.24411/2413-046Х-2021-10634 

ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ПРОВЕДЕНИЯ ЦИФРОВИЗАЦИИ В ПРОИЗВОДСТВЕННОМ СЕКТОРЕ ЭКОНОМИКИ: ПРАКТИЧЕСКИЙ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

THE MAIN ASPECTS OF DIGITALIZATION IN THE MANUFACTURING SECTOR OF THE ECONOMY: PRACTICAL AND THEORETICAL ANALYSIS

Землянская Наталия Борисовна, кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры менеджмента и маркетинга высокотехнологичных отраслей промышленности Московского авиационного института (Национального исследовательского университета); e-mail: natasha205@rambler.ru

Казакова Наталья Вячеславовна, кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры менеджмента и маркетинг высокотехнологичных отраслей промышленности Московского авиационного института (Национального исследовательского университета); e-mail: nkazakova01@inbox.ru

Сазонова Марина Владимировна, старший преподаватель кафедры менеджмента и маркетинга высокотехнологичных отраслей промышленности Московского авиационного института (национального исследовательского университета); e-mail: Pmenmai@yandex.ru

Zemlyanskaya Natalia B., PhD in Economics, Assoc. Prof., Department of Management and Marketing of High-Tech Industries, Moscow Aviation Institute (National Research University); e-mail: natasha205@rambler.ru

Kazakova Natalia V., PhD in Economics, Assoc. Prof., Department of Management and Marketing of High-Tech Industries, Moscow Aviation Institute (National Research University); e-mail: nkazakova01@inbox.ru

Sazonova Marina V., Senior Lecturer, Department of Management and Marketing of High-Tech Industries, Moscow Aviation Institute (National Research University); e-mail: Pmenmai@yandex.ru

Аннотация. Рассмотрено влияние различных аспектов на процесс проведения цифровизации производства и определены основные тренды, связанные с внедрением и развитием цифровых технологий в условиях турбулентной цифровой среды. Авторами освещены теоретические и методологические аспекты развития экономики и промышленности в сфере цифровизации входящих в основные тезисы новой информационно-технологической концепции, что предопределяет необходимость реализации комплексной цифровизации с последующим объединением всех элементов в комплексную экосреду. Приведена оценка текущего уровня цифровизации российских промышленных предприятий. Рассмотрен опыт создания и работы уникальных гибких производственных систем в машиностроении. Определены предпосылки эффективного применения цифровых решений современными бизнес-структурами.

Abstract. The influence of various aspects on the process of digitalization of production is considered and the main trends associated with the introduction and development of digital technologies in a turbulent digital environment are identified. The authors highlight the theoretical and methodological aspects of the development of the economy and industry in the field of digitalization included in the main theses of the new information technology concept, which determines the need for the implementation of integrated digitalization, followed by the integration of all elements into a complex eco-environment. The assessment of the current level of digitalization of Russian industrial enterprises is given. The experience of creating and operating unique flexible production systems in mechanical engineering is considered. Prerequisites for the effective use of digital solutions by modern business structures are determined.

Ключевые слова: цифровая экономическая система, цифровизация промышленности, новая экономическая реальность, трансформация бизнеса, автоматизация процессов управления

Keywords: digital economic system, digitalization of industry, new economic reality, business transformation, automation of management processes

В настоящее время отечественные и зарубежные экономисты, эксперты и политики называют цифровизацию, основным трендом развития экономики страны и общества. Цифровизация представляет собой, определенный процесс, который направлен на интеграцию различных инновационно-технологических аспектов цифровых методов/технологий во все сферы деятельности, а значит процесс проведения цифровой трансформации ‒ это всеобъемлющий процесс, который значительно шире понятия цифровая экономика. На протяжении нескольких лет в России речь шла не о «цифровизации», а о «информатизации», исследованием которой и занимались отечественные ученые и специалисты. С 2011 по 2020 годы была реализована государственная программа «Информационное общество», а согласно указу Президента РФ, была принята программа «Стратегического развитие информационного общества в РФ на 2017-2030 годы». Используемые инструменты при цифровизации имеют кардинальную плоскость отличия от используемых инструментов при информатизации [2, с. 211].

Процесс информатизации касается различных аспектов (в т.ч. конечно информационных), а также типов представления данных. Тогда, как цифровизация представляет собой особый, исключительный случай проявления такого феномена в гораздо большем смысле, чем процесс общественной информатизации, который изучался зарубежными и отечественными учеными на рубеже, в конце прошлого века. Безусловно, что методы и технологии, присутствующие в информатизации могут быть применены и в цифровизации, но предварительно их необходимо подвергнуть обновлению/трансформации под современные реалии [4].

Теоретические аспекты цифровой трансформации производства и IIoT технологий

Понятие цифровизации тесным образом переплетено с применением инновационных цифровых технологий промышленными предприятиями. Многие эксперты связывают это с тем фактором, что цифровые технологий придают положительный импульс производству, что приводит к следующему:

  • повышается показатель гибкости производства, за счет оперативного и качественного реинжиниринга, динамично изменяются характеристики производственно-технического процесса. Оперативность в управлении производством повышает уровень конкурентоспособности предприятия, что в свою очередь ведет к увеличению его прибыли;
  • обеспечивается включение информации во всех этапы жизненного цикла производимой высокотехнологичным предприятием продукции, что дает возможность эффективным решать широкий спектр задач.

Следует отметить, что при этом существенным образом повышается степень зависимости производства от применяемых цифровых технологий, а также по мере того как на высокотехнологичном предприятии происходит роботизация/автоматизация процесс производства продукции, роль производственного персонала в процессе разработки и последующего принятия решений, касающихся управления нивелируется, что в конечном итоге может негативно влиять на процесс производства [1, с. 58]. Сбой или ошибка в цифровой системе управления наукоёмким предприятием повлечем гораздо существенные проблемы, чем при классической модели, т.е. без использования цифровых технологий. Принимая во внимание данный аспект необходимо усилить степень контроля за принимаемыми решениями в сфере цифрового производства и его организации [3, с. 36].

Цифровые факторы становятся слишком важными звеньями для предприятия, и их отказ может парализовать полностью его работу. Следовательно, возникновение данного обстоятельства способствовало в определенной мере ускорению принятию унификации в вопросах цифровизации промышленности, что в итоге нашло свое отражение в метатехнологии промышленного интернета (от англ. Industrial Internet of Things – IIoT). Практическая реализация данной технологии позволяет руководителям трансформировать свой бизнес, а также обновлять его двумя основными способами [5, с. 183]:

Первый способ «создание предприятия»:

  • возможность слияния информационных и операционных технологий;
  • осуществление мониторинга в режиме реального времени;
  • интеграция в цифровую форму.

Второй способ «применение специально разработанной IoT-технологии»:

  • возможность развертывания в кратчайшие сроки;
  • быстрое получение прибыли;
  • мобильность и постоянное развитие;
  • позволяет совершенствовать различные навыки в сфере веб-технологий.

В рамках технологической концепции «Индустрия 4.0» промышленное предприятие представляет собой уникальную экосистему которая входит в независимую информационную среду посредством физических процессов, что позволяет автоматизировать процесс организации управления в рамках жизненного цикла изделии, повысить уровень эффективности работы технологи анализа больших данных, а также запустить механизмы по интеграции IoT технологий. На рисунке 1 представлены набор ключевых компонентов, входящих в технологическую концепцию «Индустрия 4.0».

Технологическая концепция «Индустрия 4.0» накладывает на предприятия достаточно высокие требования, однако в Российской Федерации уже сейчас имеются предприятия имеющие высокие показатели автоматизации, к примеру корпорация «Ростех», государственная корпорация «Росатом» и многие другие. Но если крупные корпорации и наукоемкие предприятия уже активно используют программы и технологии доступные в рамках технологической концепции «Индустрия 4.0», то средние и малые предприятия практически не используют возможности данной концепции, как правило они работают на морально устаревшем оборудовании [7, с. 334].

Внедрение IIoT технологий дает положительный эффект, к примеру, рост количества подключенных к нему устройств по оценке специалистов к концу 2021 года составит 5,7 млрд. устройств, тогда как в 2015 году их было всего 3,1 млрд., что говорит о высоких темпах роста. В России рынок IIoT, который включает в себя различное программное обеспечение, высокотехнологичное оборудование и услуги составил в 2017 году 94,2 млрд. руб., при этом доля, приходящаяся на промышленные предприятия, составила порядка 22%, а к концу 2021 году, по прогнозной оценке, экспертов составит 295 млрд. руб., что повлечет увеличение доли промышленных предприятий до 30%. Для сравнения мировой промышленного интернета по оценке специалистов и экспертов к 2026 года составит 500 млрд. евро., а вклад IIoT технологий мировую экономику составит свыше 15-16 трлн. долларов.

По мнению ряда экспертов и специалистов, у цифровизации есть и отрицательная сторона которая заключается в [6, с. 20]:

  • производство становится слишком зависимым от применения разнообразных цифровых решений/технологий;
  • уменьшается роль отводимая персонала предприятия при разработке решений, направленных на корректирование производственного и технического процесса, данную роль в большей степени на себе берет искусственный интеллект, которые действует по запрограммированным оптимальным с производственной и экономической точки зрения алгоритмам;
  • уровень оказываемого влияния работниками на процессы, связанные с производством сокращается;
  • стоимость оборудования, которое необходимо будет закупить наукоемкому/высокотехнологичному предприятия, чтобы освоить и использовать цифровые инструменты в рамках концепции «Индустрия 4.0» имеет достаточно высокую стоимость.

С точки зрения экономики процесс производственной цифровизации дает возможность качественным образом увеличить уровень производственно-экономических показателей, которые могут быть повышены за счет большей гибкости производственно-технических процессов, что в конечно счете и позволит высокотехнологичному предприятию сократить непроизводственные потери. Решение достаточно большого числа задач в сфере цифровизации промышленных предприятий нужно начинать, следуя общемировым научным и технологическим заделам и, безусловно, они у России есть. В 2018 году при формировании правительства РФ была допущен достаточно серьезный промах, который в конечном счете существенным образом окажет влияние на цифровую трансформации в России [8, с. 20].

Министерство промышленности и торговли РФ активным образом ведет разработку инновационной государственной информационной системы промышленности (ГИСП), которая будет являться полноценной основой для формирования такой симбиотической среды. ГИСП позволяет реализовать возможность создания уникальной виртуальной биржи технологий и производственных мощностей. Если осуществить сравнение с зарубежными аналогами, то ближе всего к системе ГИСП будут IIoT технологии, общим между ними будет возможность использовать облачные сервисы для хранения, анализа и обработки данных. Принципиальным отличием ГИСП будет то, что решения принимаются не в автоматическом режиме, а непосредственно самими руководителями высокотехнологичных предприятий, которые подключены к системе ГИСП. Для удобства использования сервисы данной системы поделены на группы:

  • услуги в сфере финансов;
  • сервисы, отвечающие за прямые заказы и осуществляющие кооперации;
  • сервисы необходимые для технологического трансферта;
  • сервисы, организующие взаимодействие между государством и бизнесом.

За счет работы механизмов автоматизированной обработки и анализа данных в системе ГИСП был успешно реализован специальный сервис промышленного аутсорсинга (субконтрактаций), который связал ведущих исполнителей заказов с предприятиями, стоящими уровнем ниже. Это успешно позволило создать эффективную операционную сеть, на основе заданных критериев, к примеру, уровнем деловой репутации. Процесс работы адаптивной системы в условиях неизвестных факторов внешней среды представлен на рисунке 2.

Заключение

Процесс цифровизации протекает практически везде, во всех плоскостях и сферах современного общества, более значительным образом он проявляет себя в промышленном секторе, именно там в ближайшем будущем будут созданы инновационные цифровые экосистемы. Данные экосистемы будут обладать высоким уровнем сложности, а значит неизбежным образом возникнут риски связанные с процессом их разработки. Поэтому важно, чтобы именно государство взяло на себя контроль над их разработкой, определило чётким образом границы бизнеса, его роль в создании таких систем. Важно, чтобы проведенная в стране цифровая трансформация позволила решить многочисленные проблемы в сфере импотрозамещения, позволила ускорить рост производства, создала базис для новых проектов, которые направленны на импортозамещение, чтобы в конечном итоге и повысить эффективность труда на высокотехнологичных предприятиях.

Список источников

  1. Васильева И.А., Сазонов А.А. Анализ мероприятий по развитию конкуренции в ключевых отраслях экономики Российской Федерации // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Экономика. 2019. № 2. С. 56-63. DOI: 10.18384/2310-6646-2019-2-56-63
  2. Джамай Е.В., Сазонов А.А., Петров Д.Г. Адаптация метода функционально-стоимостного анализа для автоматизации управления предприятием (на примере авиационной промышленности) // Вестник университета. 2016. №2. С. 210-212
  3. Комонов Д.А., Михайлова Л.В., Сазонов А.А. Исследование теоретических аспектов оценки стоимости инновационно-активного предприятия // Вестник университета. 2018. №4. С.35-38
  4. Косарева И.Н., Самарина В.П. Особенности управления предприятием в условиях цифровизации // Вестник Евразийской науки. 2019. №3. https://esj.today/PDF/35ECVN319.pdf (доступ свободный)
  5. Сазонов А.А., Колосова В.В., Внучков Ю.А. Методы оценки и анализа экономической эффективности инновационной деятельности предприятия // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Экономика. 2018. № 2. С. 180-187 DOI: 10.18384/2310-6646-2018-2-180-187
  6. Плотников В.А. Цифровизация производства: теоретическая сущность и перспективы развития в российской экономике // Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета. №4 (112). 2018. С. 16-24
  7. Тихонов А.И., Сазонов А.А. Особенности трансформации систем управления проектами в среде цифрового бизнеса // Вестник академии знаний. 2020. №2(37). С. 331-336. DOI: 24411/2304-6139-2020-10187
  8. Шендрикова О.О., Елфимова И.Ф. Исследование процессов цифровизации промышленных предприятий // Организатор производства. 2019. Т.27. № 1. С. 16-24. DOI: 10.25987/VSTU.2019.88.65.002

References

  1. Vasil`eva I.A., Sazonov A.A. Analiz meropriyatij po razvitiyu konkurencii v klyuchevy`x otraslyax e`konomiki Rossijskoj Federacii [Analysis of measures to promote competition in key sectors of the economy of the Russian Federation] // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta. Seriya: E`konomika. 2019. № 2. S. 56-63. DOI: 10.18384/2310-6646-2019-2-56-63
  2. Dzhamaj E.V., Sazonov A.A., Petrov D.G. Adaptaciya metoda funkcional`no-stoimostnogo analiza dlya avtomatizacii upravleniya predpriyatiem (na primere aviacionnoj promy`shlennosti) [Adaptation of the functional cost analysis method for enterprise management automation (using the example of the aviation industry)] // Vestnik universiteta. №2. S. 210-212
  3. Komonov D.A., Mixajlova L.V., Sazonov A.A. Issledovanie teoreticheskix aspektov ocenki stoimosti innovacionno-aktivnogo predpriyatiya [Research of theoretical aspects of valuation of an innovative and active enterprise] // Vestnik universiteta. №4. S.35-38
  4. Kosareva I.N., Samarina V.P. Osobennosti upravleniya predpriyatiem v usloviyax cifrovizacii [Features of enterprise management in the conditions of digitalization] // Vestnik Evrazijskoj nauki. №3. https://esj.today/PDF/35ECVN319.pdf (dostup svobodny`j)
  5. Sazonov A.A., Kolosova V.V., Vnuchkov Yu.A. Metody` ocenki i analiza e`konomicheskoj e`ffektivnosti innovacionnoj deyatel`nosti predpriyatiya [Methods of assessment and analysis of the economic efficiency of innovative activity of the enterprise] // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta. Seriya: E`konomika. 2018. № 2. S. 180-187 DOI: 10.18384/2310-6646-2018-2-180-187
  6. Plotnikov V.A. Cifrovizaciya proizvodstva: teoreticheskaya sushhnost` i perspektivy` razvitiya v rossijskoj e`konomike [Digitalization of production: theoretical essence and prospects of development in the Russian economy] // Izvestiya Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo e`konomicheskogo universiteta. №4 (112). 2018. S. 16-24
  7. Tixonov A.I., Sazonov A.A. Osobennosti transformacii sistem upravleniya proektami v srede cifrovogo biznesa [Features of transformation of project management systems in the digital business environment] // Vestnik akademii znanij. №2(37). S. 331-336. DOI: 10.24411/2304-6139-2020-10187
  8. Shendrikova O.O., Elfimova I.F. Issledovanie processov cifrovizacii promy`shlenny`x predpriyatij [Research of digitalization processes of industrial enterprises] // Organizator proizvodstva. 2019. T.27. № 1. S. 16-24. DOI: 10.25987/VSTU.2019.88.65.002

Для цитирования: Землянская Н.Б., Казакова Н.В., Сазонова М.В. Основные аспекты проведения цифровизации в производственном секторе экономики: практический и теоретический анализ // Московский экономический журнал. 2021. № 10. URL: https://qje.su/otraslevaya-i-regionalnaya-ekonomika/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-10-2021-56/

© Землянская Н.Б., Казакова Н.В., Сазонова М.В., 2021. Московский экономический журнал, 2021, № 10.




Московский экономический журнал 10/2021

Научная статья

Original article

УДК 351/354 (075.8)

doi: 10.24411/2413-046Х-2021-10628 

ОРГАНИЗАЦИОННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫХ, РЕГИОНАЛЬНЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ В СФЕРЕ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ УСЛУГ

ORGANIZATIONAL, ECONOMIC AND REGULATORY ASPECTS OF INTERACTION BETWEEN FEDERAL, REGIONAL AND MUNICIPAL AUTHORITIES IN THE PROVISION OF SERVICES

Плохотникова Галина Владимировна, доцент, кандидат экономических наук, Новочеркасский инженерно-мелиоративный институт им. А. К. Кортунова – филиал ФГБОУ ВО «Донской государственный аграрный университет»,

Plokhotnikova Galina Vladimirovna, Associate Professor, Candidate of Economic Sciences, Novocherkassk Engineering and Land Reclamation Institute named after A. K. Kortunova – a branch of the FGEO HE «Don State Agrarian University»

Брик Анна Дмитриевна, доцент, кандидат юридических наук, ФГБОУ ВО «Донской государственный аграрный университет»

Brick Anna Dmirtyevna, Associate Professor, Candidate of Legal Sciences, Novocherkassk Engineering and Land Reclamation Institute named after A. K. Kortunova – a branch of the FGEO HE «Don State Agrarian University»

Оганьян Александр Григорьевич, доцент, кандидат экономических наук, ФГАОУ «Южный федеральный университет»,

Oganyan Alexander Grigorievich, Docent, Candidate of Economic Sciences, FSAEO «South Federal University» 

Важинская Любовь Юрьевна, ФГБОУ ВО «Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) имени М. И. Платова»

Vaginskaya Lubov Yurievna, FSBEI HE «SRSPU (NPI) named after M.I. Platov»

Аннотация. В статье рассматриваются особенности организационно-экономических и нормативно-правовых взаимодействий федеральных, региональных и муниципальных органов власти в сфере представления услуг, исследуется экономическая основа производства публичных государственных (муниципальных) услуг в РФ, указываются направления развития данного института, обосновываются нормативно-правовые и организационно-экономические предложения по оптимизации доступа физических и юридических лиц РФ к государственным (муниципальным) услугам.

Abstract. The article examines the features of organizational, economic and regulatory and legal interactions of federal, regional and municipal authorities in the field of providing services, examines the economic basis for the production of public state (municipal) services in the Russian Federation, indicates the directions of development of this institution, substantiates legal, organizational and economic proposals to optimize the access of individuals and legal entities of the Russian Federation to state (municipal) services.

Ключевые слова: государство, регулирование, муниципалитет, регион, услуга, развитие, управление, бюджет

Key words: state, regulation, municipality, region, service, development, management, budget

Введение

Производство государственных (муниципальных) услуг является одним из важных элементов государственной экономической политики. Сбалансированность экономического развития в значительной мере детерминирована эффективностью функционирования государственного управления, в том числе в части, касающейся оказания общественно значимых публичных услуг. Указанные факторы аргументируют актуальность и своевременность данной статьи.

Методы

Подготовка настоящей статьи подразумевает применение таких методов научного познания, как: сравнение, абстрагирование, анализ и синтез, методы эконометрической интерпретации эмпирических данных [10]. Использование данных методов обеспечило высокий уровень достоверности результатов и выводов исследования.

Результаты и обсуждение

Производство общественного блага в виде государственных (муниципальных) услуг осуществляется за счёт денежных налогоплательщиков, аккумулированных в бюджетной системе Российской Федерации, организованной в виде трёх уровней: федерального, регионального и муниципального. При этом одной из важнейших гарантий доступности некоторых базовых государственных (муниципальных) услуг является бесплатность из получения [5]. Федеральные законы, нормативные правовые акты, государственные регламенты предоставления тех или иных услуг [7, 8, 9, 11] гарантируют минимальный стандарт их оказания в каждом субъекте Российской Федерации, что способствует формированию единого общероссийского стандарта реализации гарантированных Конституцией базовых гражданских прав.

Как показывает практика, электронный формат предоставления государственных (муниципальных) услуг заявителям позволяет достичь большей экономии за счёт эффекта масштаба по сравнению с контактным форматом, подразумевающим личное взаимодействие заявителя с должностным лицом. Тем не менее, в силу действия различных факторов контактный формат в течении ещё нескольких лет будет более приемлем для некоторых категорий граждан, особенно старших возрастов.

С нашей точки зрения, максимально эффективным способом улучшения качественных характеристик системы предоставления государственных (муниципальных) услуг является организация взаимодействия структур общества и государственной власти, и выработки в результате подобного взаимодействия механизма общественно-государственного регулирования института государственных услуг. Подобный подход способствует достижению общественных, государственных и частных интересов, ориентирует институт госуслуг на реальные потребности граждан и фирм, сокращает функциональные издержки, повышая конкурентоспособность экономической системы в целом, ускорению темпа реагирования на внешней и внутренней экономико-политической ситуации и др.

С учётом вышеизложенного, выделим приоритетные направления развития данного института: сокращение расходов, связанных с производством и оказанием потребителям государственных (муниципальных) услуг; снижение времени прохождения установленных законом процедур за счёт использования инновационных технологических решений; расширение использования технологий аутсорсинга при оказании государственных (муниципальных) услуг.

Одним из приоритетных факторов, способствующих повышению экономической эффективности производства государством общественного блага в форме предоставления публичных, общественно значимых услуг, является снижение расходов налогоплательщиков на их производство, то есть экономия бюджетных средств за счёт эффекта масштаба [3, 6]. Сэкономленные денежные средства могут быть направлены на развитие инфраструктуры предоставления государственных (муниципальных) услуг, модернизацию технических средств производства услуг, упрощение доступа заявителей к ним или на другие цели, например, снижение задолженности муниципального образования [1]. Масштаб производства государственных (муниципальных) услуг выражается числовым эквивалентом количества оказанных за определённый период государственных (муниципальных) услуг заявителям. Общеэкономический постулат, согласно которому удельные расходы на единицу выпускаемой продукции снижаются по мере увеличения объёма производства, распространяется на сферу производства в том числе государственных и муниципальных услуг. Формирующаяся при производстве государственных (муниципальных) услуг за счёт действия эффекта масштаба экономия финансовых и материальных ресурсов позволяет обеспечить специализацию должностных лиц государственного аппарата, что позитивно сказывается на качестве выполняемых ими функций.

На современном этапе развития, с учётом институциональных, нормативно-правовых, технико-технологических, информационных факторов мы можем классифицировать форматы предоставления государственных (муниципальных) услуг следующим образом:

  • оказание услуг при личном обращении заявителя в точке доступа к государственной (муниципальной) услуге (многофункциональный центр, офис государственного учреждения);
  • оказание услуг в связи с исполнением обязательств, предусмотренных государственным (муниципальным) контрактом;
  • оказание услуг в дистанционном формате.

Анализ перечисленных выше форматов предоставления государственных (муниципальных) позволяет установить параметры социально-экономического эффекта институционально-административных нововведений в сфере государственных услуг и аргументировать целесообразность приоритетных направлений совершенствования механизма производства и предоставления государственных (муниципальных) услуг РФ.

Оказание услуг при личном обращении заявителя в режиме «одного окна» направлено на сокращение числа трудовых действий должностных лиц, связанных с обработкой заявления гражданина (юрлица), производством услуги и предоставлением её заявителю. Подобный формат в большинстве случаев позволяет заявителю выполнить во время начального обращения все установленные процедуры взаимодействия с государственными (муниципальными) структурами, предоставляющими услуги. Это значительно сокращает непроизводительный расход времени в целом в экономической системе.

Практическое воплощение указанная технология получила при создании многофункциональных центров предоставления государственных (муниципальных) услуг, развития их сети, расширения ассортимента услуг, доступных заявителям в МФЦ. Результатом развития подобного формата является: сокращение сроков оказания услуг; экономия денежных средств бюджетной системы, связанная с эффектом масштаба, возникающим при функционировании МФЦ [3, 4].

Динамика цифровой доступности государственных услуг в РФ и Ростовской области за период 2016-2020 гг. представлена на рисунке 1 [2].

Оценка налогоплательщиками эффективности функционирования государственных органов в различных страхах мира в наибольшей мере детерминирована качеством предоставления актуальных государственных и муниципальных услуг заявителям. Проанализированные выше организационно-технологические форматы оптимизации процедур оказания государственных и муниципальных услуг в некоторых странах являются успешно действующими в том случае, если соблюдаются следующие условия:

  • сфера производства и предоставления публичных государственных (муниципальных) услуг должна быть зафиксирована в нормативно-правовых документах как одна из приоритетных для государственного управления;
  • модернизация системы предоставления публичных государственных (муниципальных) услуг должна сопровождаться политической поддержкой на всех уровнях и соответствующим материально-техническим, кадровым обеспечением;
  • органам власти необходимо стремиться к совершенствованию доступа к необходимым заявителям сведениям, что позволит повысить доверие им со стороны потребителей государственных и муниципальных услуг – физических и юридических лиц.

Дистанционный формат предоставления государственных (муниципальных) услуг в Российской Федерации динамично развивается. Интернет-портал предоставления государственных (муниципальных) услуг расширяет ассортимент сервисов, доступных физическим и юридическим лицам. Наблюдается тенденция постепенной интеграции в систему интернет-предоставления государственных (муниципальных) услуг различных министерств, ведомств федерального, регионального и муниципального уровней. В числе позитивных тенденций необходимо отметить подключение к порталу госуслуг негосударственных организаций, предоставляющих гражданам и юридическим лицам публичные услуги; а также расширение функционала портала, в частности, предоставления возможности оплачивать жилищно-коммунальные услуги, записаться на приём к врачу и т. п.

Заключение

В завершение необходимо отметить следующее. Среди направлений совершенствования действующей в Российской Федерации системы предоставления государственных (муниципальных) услуг необходимо отметить постепенное введение принципа конкурентности. Реализация данного предложения может выражаться в форме расширения действия юрисдикции федерального закона от 5 апреля 2013 г. №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. №51-ФЗ на сферу оказания государственных (муниципальных) услуг. Установленный указанными законодательными актами конкурсный принцип государственных закупок позволяет ввести элементы конкуренции, что способствует снижению расходов налогоплательщиков на производство и оказание государственных (муниципальных) услуг.

Например, ряд государственных (муниципальных) услуг в сфере социального обслуживания граждан может предоставляться некоммерческими организациями. Установленный федеральным законодательством принцип выявления поставщика услуги на основе отрытых конкурсных процедур, позволяет определить наилучшего из возможных поставщика услуги, в наибольшей степени соответствующего критериям, закреплённым в законодательных и нормативно-правовых актах.

Ещё одним направлением совершенствования механизма производства и предоставления государственных (муниципальных) услуг может быть предоставление гражданам права оказания ряда государственных (муниципальных) услуг физическим и юридическим лицам.

Важным элементом системы производства государственных (муниципальных) услуг является организация межведомственного взаимодействия между государственными органами РФ, государственными органами субъектов РФ и органами местного самоуправления. В целях ускорения документооборота, снижения влияния человеческого фактора представляется необходимым постепенное внедрение инфокоммуникационных технологий в процедуры межведомственного взаимодействия, поэтапный отказ от предоставления документов на бумажных носителях и, на завершающем этапе – формирование единой государственной системы электронного документооборота, интегрированной с интернет-порталом предоставления государственных услуг. 

Реализация указанных предложений позволяет упростить для граждан и организаций доступ к государственным (муниципальным) услугам и будет способствовать повышению качества жизни.

Список источников

  1. Брик А. Д. Управление долговой нагрузкой муниципалитетов Российской Федерации: экономико-правовой анализ / Брик А. Д., Плохотникова Г. В. // Вестник Института дружбы народов Кавказа (Теория экономики и управления народным хозяйством). Экономические науки. 2020. №1(53). С. 8.
  2. Горбанева О. И. Механизмы управления согласованием интересов участников муниципально-частного партнёрства / Горбанева О. И., Мурзин А. Д., Ревунов Р. В. // Теоретическая и прикладная экономика. 2021. №2. С. 22-32.
  3. Демидов Л. С. Услуги в современной экономике / Отв. ред. – Л.С. Демидова, В.Б. Кондратьев. – М.: ИМЭМО РАН, 2010. – с.342
  4. Плохотникова Г. В. Функционирование бюджетного учреждения в условиях реструктуризации бюджетной сферы / Плохотникова Г. В. // В сборнике: Экономика и управление. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Новочеркасск, 2020. С. 114-118.
  5. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 г. № 117-ФЗ
  6. Официальный сайт Минфина РФ https://minfin.gov.ru/ru/ дата обращения 10.10.2021 г.
  7. Постановление Правительства РФ от 22.12.2012 г. №1376 «Об утверждении Правил организации деятельности многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг”
  8. Постановление Правительства РФ от 24.10.2011 г. №861 «О федеральных государственных информационных системах, обеспечивающих предоставление в электронной форме государственных и муниципальных услуг (осуществление функций)” (вместе с “Положением о федеральной государственной информационной системе “Федеральный реестр государственных и муниципальных услуг (функций)”, “Правилами ведения федеральной государственной информационной системы “Федеральный реестр государственных и муниципальных услуг (функций)”, “Положением о федеральной государственной информационной системе “Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)”, “Требованиями к региональным порталам государственных и муниципальных услуг (функций)”)»;
  9. Распоряжение Правительства РФ от 19.01.2018 г. №43-р «Об утверждении перечня государственных услуг, для получения которых подача запросов, документов и информации, а также получение результатов предоставления таких услуг осуществляется в любом предоставляющем такие услуги подразделении федерального органа исполнительной власти, органа государственного внебюджетного фонда Российской Федерации или Федеральным законом от 6 октября 2003 года №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»;+
  10. Таранова И. В. Особенности применения экономико-математических и эконометрических методов в экономических исследованиях / Таранова И. В. // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2011. № 12 (36). С. 59.
  11. Федеральный закон от 27.07.2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг»

References

  1. Brik A. D. Upravlenie dolgovoj nagruzkoj municipalitetov Rossijskoj Federacii: e`konomiko-pravovoj analiz / Brik A. D., Ploxotnikova G. V. // Vestnik Instituta druzhby` narodov Kavkaza (Teoriya e`konomiki i upravleniya narodny`m xozyajstvom). E`konomicheskie nauki. 2020. №1(53). S. 8.
  2. Gorbaneva O. I. Mexanizmy` upravleniya soglasovaniem interesov uchast-nikov municipal`no-chastnogo partnyorstva / Gorbaneva O. I., Murzin A. D., Revunov R. V. // Teoreticheskaya i prikladnaya e`konomika. 2021. №2. S. 22-32.
  3. Demidov L. S. Uslugi v sovremennoj e`konomike / Otv. red. – L.S. Demido-va, V.B. Kondrat`ev. – M.: IME`MO RAN, 2010. – s.342
  4. Ploxotnikova G. V. Funkcionirovanie byudzhetnogo uchrezhdeniya v usloviyax restrukturizacii byudzhetnoj sfery` / Ploxotnikova G. V. // V sbornike: E`konomika i upravlenie. Materialy` Vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferencii. Novocherkassk, 2020. S. 114-118.
  5. Nalogovy`j kodeks Rossijskoj Federacii (chast` vtoraya) ot 05.08.2000 g. № 117-FZ
  6. Oficial`ny`j sajt Minfina RF https://minfin.gov.ru/ru/ data obrashheniya 10.10.2021 g.
  7. Postanovlenie Pravitel`stva RF ot 22.12.2012 g. №1376 «Ob utverzhde-nii Pravil organizacii deyatel`nosti mnogofunkcional`ny`x centrov predostavleniya gosudarstvenny`x i municipal`ny`x uslug”
  8. Postanovlenie Pravitel`stva RF ot 24.10.2011 g. №861 «O federal`ny`x gosudarstvenny`x informacionny`x sistemax, obespechivayushhix predostavle-nie v e`lektronnoj forme gosudarstvenny`x i municipal`ny`x uslug (osu-shhestvlenie funkcij)” (vmeste s “Polozheniem o federal`noj gosudarstven-noj informacionnoj sisteme “Federal`ny`j reestr gosudarstvenny`x i mu-nicipal`ny`x uslug (funkcij)”, “Pravilami vedeniya federal`noj gosudar-stvennoj informacionnoj sistemy` “Federal`ny`j reestr gosudarstvenny`x i municipal`ny`x uslug (funkcij)”, “Polozheniem o federal`noj gosudar-stvennoj informacionnoj sisteme “Ediny`j portal gosudarstvenny`x i mu-nicipal`ny`x uslug (funkcij)”, “Trebovaniyami k regional`ny`m portalam gosudarstvenny`x i municipal`ny`x uslug (funkcij)”)»;
  9. Rasporyazhenie Pravitel`stva RF ot 19.01.2018 g. №43-r «Ob utverzhdenii perechnya gosudarstvenny`x uslug, dlya polucheniya kotory`x podacha zaprosov, dokumentov i informacii, a takzhe poluchenie rezul`tatov predostavleniya takix uslug osushhestvlyaetsya v lyubom predostavlyayushhem takie uslugi podraz-delenii federal`nogo organa ispolnitel`noj vlasti, organa gosudarstven-nogo vnebyudzhetnogo fonda Rossijskoj Federacii ili Federal`ny`m zakonom ot 6 oktyabrya 2003 goda №131-FZ «Ob obshhix principax organizacii mestnogo samoupravleniya v Rossijskoj Federacii»;+
  10. Taranova I. V. Osobennosti primeneniya e`konomiko-matematicheskix i e`konometricheskix metodov v e`konomicheskix issledovaniyax / Taranova I. V. // Upravlenie e`konomicheskimi sistemami: e`lektronny`j nauchny`j zhurnal. 2011. № 12 (36). S. 59.
  11. Federal`ny`j zakon ot 27.07.2010 g. № 210-FZ «Ob organizacii predo-stavleniya gosudarstvenny`x i municipal`ny`x uslug»

Для цитирования: Плохотникова Г.В., Брик А.Д., Оганьян А.Г., Важинская Л.Ю. Организационно-экономические и нормативно-правовые аспекты взаимодействия федеральных, региональных и муниципальных органов власти в сфере предоставления услуг // Московский экономический журнал. 2021. № 10. URL: https://qje.su/otraslevaya-i-regionalnaya-ekonomika/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-10-2021-50/

© Плохотникова Г.В., Брик А.Д., Оганьян А.Г., Важинская Л.Ю., 2021. Московский экономический журнал, 2021, № 10.




Московский экономический журнал 10/2021

Научная статья

Original article

УДК 332.1

doi: 10.24411/2413-046Х-2021-10620

ИНТЕНСИФИКАЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ РЕГИОНА (НА ПРИМЕРЕ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ)

HUMAN CAPITAL INTENSIFICATION AS A FACTOR IN INCREASING THE INVESTMENT ATTRACTIVENESS OF THE REGION (ON THE EXAMPLE OF THE ROSTOV REGION)

Таранова Ирина Викторовна, профессор, доктор экономических наук, ФГБОУ ВО «Российский государственный социальный университет»

Taranova Irina V., Professor, Doctor of Economics, Russian State Social University

Оганьян Александр Григорьевич, доцент, кандидат экономических наук, ФГАОУ «Южный федеральный университет»

Oganyan Alexander Grigorievich, Docent, Candidate of Economic Sciences, FSAEO «South Federal University»

Янченко Елена Анатольевна, доцент, кандидат сельскохозяйственных наук, Новочеркасский инженерно-мелиоративный институт им. А. К. Кортунова – филиал ФГБОУ ВО «Донской государственный аграрный университет»

Yanchenko Elena Anatolievna, Docent, Candidate of agricultural sciences, Novocherkassk Engineering and Reclamation Institute named after A. K. Kortunova – branch of the FSBEI HE «Don State Agrarian University»

Аннотация. В статье исследуется влияние факторов человеческого капитала на показатели социально-экономического развития региона, представлены возрастная структура населения Ростовской области, динамика показателей качества инфраструктуры детских образовательных учреждений факторы, обосновываются организационно-экономические и институциональные предпосылки, повышающие инвестиционную привлекательность исследуемого региона в сфере образования. Результаты исследования могут использоваться органами государственной власти и местного самоуправления при разработке средне- и долгосрочных программ социально-экономического развития.

Abstract. The article examines the influence of human capital factors on the indicators of the socio-economic development of the region, presents the age structure of the population of the Rostov region, the dynamics of indicators of the quality of the infrastructure of children’s educational institutions, factors, substantiates the organizational, economic and institutional prerequisites that increase the investment attractiveness of the studied region in the field of education. The research results can be used by state and local authorities in the development of medium and long-term programs of socio-economic development.

Ключевые слова: регион, показатели, человеческий капитал, инвестиционная привлекательность, развитие, Ростовская область

Key words: region, indicators, human capital, investment attractiveness, development, Rostov region 

Введение

Человеческий капитал представляет собой комплексную дефиницию, охватывающую такие важные элементы социально-экономической системы, как образование, здравоохранение, демографические процессы. Не вызывает сомнений влияние человеческого капитала, в целом, и отдельных его элементов, в частности, на инвестиционную привлекательность и показатели развития региона. Указанные обстоятельства аргументируют актуальность и своевременность тематики статьи.

Методы

Настоящее исследование предполагает использование эконометрических методов интерпретации массивов эмпирических данных [6], методов анализа, синтеза, монографического обследования, визуализации достигнутых расчётно-аналитических результатов.

Результаты и обсуждение

В настоящее время Ростовская область занимает 6-е место среди субъектов РФ по такому показателю, как количество проживающих граждан, численность которых составляет 4220,4 тыс. (3,1 % от граждан РФ). В составе и структуре проживающих в регионе граждан преобладают горожане, численность которых равна 2871,4 тыс. человек (67,3 % от проживающих в регионе) [3, 4]. На рисунке 3 отражено изменение численности населения исследуемого региона за период 2015-2018 гг. [3, 4].

Доля женского населения в гендерной структуре Ростовской области составила 52,8 %, доля мужского – 45,9 %. Данное соотношение аналогично общероссийскому показателю. Осиновые демографические тенденции исследуемого региона представлены увеличением численности детского населения, а также граждан пенсионного возраста при снижении количества трудоспособном граждан как в абсолютном, так и в относительном выражениях. Подобные тенденции совпадают с общероссийскими социально-демографическими трендами [5].

Жителям исследуемого региона присущ сравнительно высокий уровень образования. 91,8 % граждан в возрасте 15+, имеют образование уровня среднее и выше, что на 1,6 % превышает средний уровень РФ. Удельный вес жителей региона имеющих профессиональное образование составляете более 70 %. 73,4 % имеющих учёную степень лиц, находятся в трудоспособном возрасте и экономически активны. Перечисленные выше социально-демографические  показатели в значительной мере детерминированы имеющимися в исследуемом регионе научно-образовательными центрами (расположенными в таких городах, как Ростов-на-Дону, Новочеркасск, Таганрог, Шахты) и обеспечивающими как внутреннее потребление, та и межрегиональный экспорт образовательных продуктов. Мы можем констатировать тот факт, что в настоящее время в анализируемом регионе имеются важные элементы человеческого капитала и потенциал их развития.

Документами стратегического планирования регионального и федерального уровней установлены мероприятия стимулирующие позитивную динамику социально-демографических показателей, в частности, повышение рождаемости, улучшение качества социальной инфраструктуры. Тем не менее, обозначенные целевые ориентиры пока не достигнуты, что обусловливается, главным образом, недостаточным финансированием социальной сферы со стороны бюджетной системы РФ и консолидированного бюджета Ростовской области. В исследуемом регионе наблюдается тенденция сокращения сети бюджетных учреждений здравоохранения. Излишне детализированная, непрозрачная система оплаты труда медицинских работников и работников сферы образования демотивирует квалифицированный персонал и способствует его переходу в негосударственные лечебные, образовательные учреждения. Подобная негативная практика снижает доступнось качественного медицинского обслуживания и образования для различных категорий граждан, особенно проживающих в сельских районах Ростовской области.

Качественная образовательная среда, позволяющая гражданину в полном объёме реализовать свой потенциал является, неотъемлемым элементом высокого качества жизни. С учётом данного тезиса, развитие системы образования представляет собой из важнейших общественно-государственных приоритетов. Как указывают исследователи [1, 2, 8], в современных условиях сфера образование представляет собой быстро растущую отраслью экономики, так как производство и экспорт знаний, образовательных продуктов упрощается за счёт применения онлайн-технологий.

На сегодняшний день в Российской Федерации, в целом, и в Ростовской области, в частности, сохраняется приоритет финансирования отрасли образования за счёт средств всех налогоплательщиков, т. е. из бюджетной системы. Вместе с тем, постепенно развиваются новые форматы обучения, основанные на прямой оплате гражданами потребления необходимых им образовательных продуктов.

В настоящее время на территории Ростовская области расположенная развитая инфраструктура образования, в полной мере обеспечивающая региональную экономику кадрами, обладающими необходимой квалификацией. На начало 2018 года в Ростовской области действовало более 1,5 тыс. организаций, реализующих образовательные программы различного уровня: от  дошкольного образования, до уровня магистратуры и аспирантуры. Общая численность обучающихся составляет 182,1 тыс. человек [1, 2, 9]. При этом, необходимо отметить, что инфраструктура образования Ростовской области обеспечивает получение образовательных продуктов не только жителями региона, но и гражданами, проживающими в других субъекта Юга России.

Реализация проекта, связанного со стимулированием рождаемости в виде предоставления семейного капитала, способствовала повышению показателей рождаемости. Вследствие указанной тенденции возросло количество граждан, пользующихся услугами муниципальных детских садов и яслей (на 2,6% в 2017 году по сравнению с предыдущим годом).

В дошкольном образовании Ростовской области предпринимаются усилия по созданию благоприятных условий, формирующих равный доступ к образовательным услугам всех граждан, в том числе – с ограниченными возможностями здоровья. В части методического обеспечения инклюзивного образовательного процесса в образовательных учреждениях разработаны необходимые документы: учебные планы, рабочие программы, поурочные планы и т. п. Однако до сих пор далека от решения проблема обеспечения безбарьерой среды, т. е. возможности физического доступа граждан с ограниченными возможностями здоровья в учебные аудитории.

Также хотелось бы отметить, что природно-климатические и географические условия Ростовской области позволяют организовывать образовательную деятельность в эффективном сочетании с оздоровительной. В частности, при создании необходимых условий, имеющиеся водные объекты, такие как река Дон, Цимлянское водохранилище, побережье Азовского моря могут стать точками формирования образовательно-оздоровительных кластеров [7, 8]. Показатели качества инфраструктуры детских образовательных учреждений Ростовской области представлены в таблице 2 [3, 4]. По всем представленным ниже показателям в области наблюдалась положительная динамика.

Как следует из информации, представленной в таблице 2, доля полностью благоустроенных детских образовательных учреждений (детские сады, ясли и т. п.), за период 2016-2018 гг. несколько снизилась с 90,5 % в начале периода до 90,4 % – в конце (-0,1 %). Вместе с тем, наблюдаются положительные тенденции, в частности: рост доли детских образовательных учреждений, оснащённых компьютерной техникой с 92,0 % в 2016 г. до 95,2 % в 2018 г. (+3,2 %), рост доли детских образовательных учреждений, имеющих доступ в Интернет +4,6 % за период наблюдения, увеличение доли детских образовательных учреждений, имеющих адаптированные детские компьютеры на 3,1 % за период 2016-2018 гг.

Лидирующие позиции по количеству потребителей образовательных продуктов в системе образования Ростовской области занимает сегмент общего образования. В 2019 году в регионе образовательными услугами начального и среднего общего образования, оказываемыми 1,3 тыс. учебных заведений, пользовались 419,1 тыс. чел. Это на 3,1 % больше аналогичного показателя 2016 года. В целях обеспечения реализации конституционного права граждан России на получение образования, в Ростовской области осуществляется закупка за счёт бюджетных ресурсов транспортных средств для организации перевозки учеников из отдалённых местностей в учебные заведения.

На современном этапе в регионе осуществляется систематическая деятельность, связанная с профессиональной подготовкой востребованных реальным сектором экономики кадров. В 2017-2018 учебном году в регионе 93 учебных заведения, специализирующихся на предоставлении услуг в области профессионального образования, осуществляли подготовку рабочих и служащих, обладающих необходимой квалификацией для работы на современном промышленном и сесльскохозяйственном производствах. Такой показатель, как количество граждан, осваивающих образовательные программы профессиональных рабочих в Ростовской области составляет 168,7 на 10 тыс. чел.

Система высшего образования представлена в Ростовской области высшими учебными заведениями, имеющими статус федеральных и опорных университетов, ведомственными учебными заведениями министерств обороны, внутренних дел, здравоохранения и социального развития, сельского хозяйства. Ежегодно образовательные программы бакалавриата, магистратуры и аспирантуры осваивает более 130 тыс. студентов, представляющих Ростовскую область и другие регионы Юга России. 54 % от общего количества обучающихся осваивает образовательные программы классическим способом, 46 % – заочно и с применением дистанционных форматов обучения. Такой показатель, как количество граждан, осваивающих образовательные программы бакалавриата, магистратуры и аспирантуры в Ростовской области составляет 315,3 чел. на 10 тыс. чел. Необходимо отметить тот факт, что значительна часть бакалавров продолжает своё образование в магистратуре. Среди поступивших в магистратуру граждан 87,5 % являются бакалаврами, решившими продолжить своё образование [4].

Заключение

Отметим факторы, повышающие инвестиционную привлекательность Ростовской области в сфере образования:

  • Наличие благоприятных факторов, позволяющих формировать образовательно-оздоровительные кластеры на территории Ростовской области;
  • Функционирование системы образования Ростовской области характеризуется устойчивой позитивной динамикой;
  • В Ростовской области имеется развитая инфраструктура образования, позволяющая обеспечить необходимый уровень подготовки;
  • В системе образования региона работают квалифицированные преподаватели, осуществляющие подготовку обучающихся на современном методическом уровне;
  • В Ростовской области налажена подготовка рабочих кадров, необходимых для реального сектора экономики, связанного с промышленным и сельскохозяйственными производствами
  • В Ростовской области на сегодняшний день имеется три суперкомпьютера, располагающиеся, соответственно, в Донском государственном техническом, Южном федеральном, и Южно-Российском государственном политехническом университетах. Вычислительные мощности данных устройств позволяют решать не только образовательные, но и научно-исследовательские задачи, связанные с реализацией коммерческих проектов по выполнению расчётов, сдаче в аренду вычислительных мощностей и т. п. При этом, необходимо отметить, что их технико-технологический потенциал используется пока не в полной мере. Создание необходимых организационных-экономических предпосылок для реализации имеющегося потенциала позволит Ростовской области стать одним из региональных лидеров в сфере экспорта образовательных продуктов.

Список источников

  1. Анопченко Т. Ю. Цифровое пространство как катализатор формирования и развития человеческого потенциала / Анопченко Т. Ю., Воронина Н. Ф. // В сборнике: Цифровое пространство: экономика, управление, социум. Сборник научных статей по материалам III Всероссийской научной конференции. Смоленск, 2021. С. 29-34.
  2. Овчинников В. Н. Концептуальная (структурно-функциональная) модель организационно-экономического механизма институциональной модернизации высшей школы как драйвера инновационной трансформации экономической системы России / Овчинников В. Н., Оганьян А. Г. // Вестник университета. 2019. №6. С. 115-123.
  3. Официальный сайт правительства Ростовской области https://www.donland.ru дата обращения 2.11.2021 г.
  4. Официальный сайт управления Росстата по Ростовской области дата обращения https://rostov.gks.ru 4.11.2021 г.
  5. Таранова И. В. Особенности применения экономико-математических и эконометрических методов в экономических исследованиях / Таранова И. В. // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2011. № 12 (36). С. 59.
  6. Lazareva, O. Gorbaneva, A. Murzin and R. Revunov, “Administration of Interbudgetary Relations as a Tool for Increasing the Level of Economic Welfare of the Macroregion (on the Example of the South of Russia),” 2020 2nd International Conference on Control Systems, Mathematical Modeling, Automation and Energy Efficiency (SUMMA), 2020, pp. 156-160, doi: 10.1109/SUMMA50634.2020.9280730.
  7. Pryadko I. A., Paytaeva K. T., Revunov R. V., Zelenova G. V., Evetskaya S. V. (2019) Promotion of Educational Services in Social Networks. In: Popkova E., Ostrovskaya V. (eds) Perspectives on the Use of New Information and Communication Technology (ICT) in the Modern Economy. ISC 2017. Advances in Intelligent Systems and Computing, vol 726. Springer, Cham. https://doi.org/10.1007/978-3-319-90835-9_104
  8. Revunov S. V., Rogova T. M., Tutaeva D. R., Murzin A. D., Plohotnikova G. V. (2021) Modern Information and Communication Technologies as a Factor of Human Capital Development. In: Popkova E.G., Sergi B.S. (eds) Modern Global Economic System: Evolutional Development vs. Revolutionary Leap. ISC 2019. Lecture Notes in Networks and Systems, vol 198. Springer, Cham. https://doi.org/10.1007/978-3-030-69415-9_32
  9. Podkolzina I.M., Taranova I.V., Paytaeva K.T., Revunov S.V., Abrosimova T.F. Innovative approaches in financial support for regional economic security
    //The Challenge of Sustainability in Agricultural Systems. Сер. «Lecture Notes in Networks and Systems» Heidelberg, 2021. С. 549-558.
  10. Kasaeva T.V., Taranova I.V., Valishina G.L., Atabaev A.R., Novoseltseva A.P. Development of the medical healthcare sector in russia based on the experience of socio-economic transformations of foreign countries and regions // Modern Global Economic System: Evolutional Development vs. Revolutionary Leap. Lecture Notes in Networks and Systems (LNNS, Volume 198). Cham, 2021. С. 252-256.
  11. Taranova I.V., Podkolzina I.M., Uzdenova F.M., Dubskaya O.S., Temirkanova A.V. Methodology for assessing bankruptcy risks and financial sustainability management in regional agricultural organizations// The Challenge of Sustainability in Agricultural Systems. Сер. “Lecture Notes in Networks and Systems” Heidelberg, 2021. С. 239-245.

References

  1. Anopchenko T. Yu. Cifrovoe prostranstvo kak katalizator formirova-niya i razvitiya chelovecheskogo potenciala / Anopchenko T. Yu., Voronina N. F. // V sbornike: Cifrovoe prostranstvo: e`konomika, upravlenie, socium. Sbornik nauchny`x statej po materialam III Vserossijskoj nauchnoj konfe-rencii. Smolensk, 2021. S. 29-34.
  2. Ovchinnikov V. N. Konceptual`naya (strukturno-funkcional`naya) mo-del` organizacionno-e`konomicheskogo mexanizma institucional`noj moder-nizacii vy`sshej shkoly` kak drajvera innovacionnoj transformacii e`kono-micheskoj sistemy` Rossii / Ovchinnikov V. N., Ogan`yan A. G. // Vestnik uni-versiteta. 2019. №6. S. 115-123.
  3. Oficial`ny`j sajt pravitel`stva Rostovskoj oblasti https://www.donland.ru data obrashheniya 2.11.2021 g.
  4. Oficial`ny`j sajt upravleniya Rosstata po Rostovskoj oblasti data obrashheniya https://rostov.gks.ru 4.11.2021 g.
  5. Taranova I. V. Osobennosti primeneniya e`konomiko-matematicheskix i e`konometricheskix metodov v e`konomicheskix issledovaniyax / Taranova I. V. // Upravlenie e`konomicheskimi sistemami: e`lektronny`j nauchny`j zhurnal. 2011. № 12 (36). S. 59.
  6. Lazareva, O. Gorbaneva, A. Murzin and R. Revunov, “Administration of Interbudgetary Relations as a Tool for Increasing the Level of Economic Welfare of the Macroregion (on the Example of the South of Russia),” 2020 2nd International Conference on Control Systems, Mathematical Modeling, Automation and Energy Efficiency (SUMMA), 2020, pp. 156-160, doi: 10.1109/SUMMA50634.2020.9280730.
  7. Pryadko I. A., Paytaeva K. T., Revunov R. V., Zelenova G. V., Evetskaya S. V. (2019) Promotion of Educational Services in Social Networks. In: Popkova E., Ostrovskaya V. (eds) Perspectives on the Use of New Information and Communication Technology (ICT) in the Modern Economy. ISC 2017. Advances in Intelligent Systems and Computing, vol 726. Springer, Cham. https://doi.org/10.1007/978-3-319-90835-9_104
  8. Revunov S. V., Rogova T. M., Tutaeva D. R., Murzin A. D., Plohotnikova G. V. (2021) Modern Information and Communication Technologies as a Factor of Human Capital Development. In: Popkova E.G., Sergi B.S. (eds) Modern Global Economic System: Evolutional Development vs. Revolutionary Leap. ISC 2019. Lecture Notes in Networks and Systems, vol 198. Springer, Cham. https://doi.org/10.1007/978-3-030-69415-9_32
  9. Podkolzina I.M., Taranova I.V., Paytaeva K.T., Revunov S.V., Abrosimova T.F. Innovative approaches in financial support for regional economic security
    //The Challenge of Sustainability in Agricultural Systems. Сер. «Lecture Notes in Networks and Systems» Heidelberg, 2021. С. 549-558.
  10. Kasaeva T.V., Taranova I.V., Valishina G.L., Atabaev A.R., Novoseltseva A.P. Development of the medical healthcare sector in russia based on the experience of socio-economic transformations of foreign countries and regions // Modern Global Economic System: Evolutional Development vs. Revolutionary Leap. Lecture Notes in Networks and Systems (LNNS, Volume 198). Cham, 2021. С. 252-256.
  11. Taranova I.V., Podkolzina I.M., Uzdenova F.M., Dubskaya O.S., Temirkanova A.V. Methodology for assessing bankruptcy risks and financial sustainability management in regional agricultural organizations// The Challenge of Sustainability in Agricultural Systems. Сер. “Lecture Notes in Networks and Systems” Heidelberg, 2021. С. 239-245.

Для цитирования: Таранова И.В., Оганьян А.Г., Янченко Е.А. Интенсификация человеческого капитала как фактор повышения инвестиционной привлекательности региона  // Московский экономический журнал. 2021. № 10. URL: https://qje.su/otraslevaya-i-regionalnaya-ekonomika/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-10-2021-42/

© Таранова И.В., Оганьян А.Г., Янченко Е.А., 2021. Московский экономический журнал, 2021, № 10.




Московский экономический журнал 10/2021

Научная статья

Original article

УДК 332.1

doi: 10.24411/2413-046Х-2021-10612

МОДЕРНИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА В РАМКАХ ПОСТОЯННОГО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ

MODERNIZATION OF SOCIO-ECONOMIC INDICATORS OF THE FAR EASTERN FEDERAL DISTRICT AS A PART OF THE CONTINUOUS PUBLIC ADMINISTRATION SYSTEM’S IMPROVEMENT

Яровова Т.В., канд. пед. наук, доцент, МГИМО(у) МИД России (Одинцовский филиал), г. Одинцово, e-mail: yarovovatatiana@yandex.ru

Бурба А.А., МГИМО(у) МИД России (Одинцовский филиал), г. Одинцово, e-mail: Alex.burba@mail.ru

Yarovova T.V.,  Ph.D.   in   Pedagogy, Odintsovo   branch   of   MGIMO University, Odintsovo,  e-mail: yarovovatatiana@yandex.ru

Burba A.A., Odintsovo   branch   of   MGIMO   University, Odintsovo, e-mail: Alex.burba@mail.ru

Аннотация. В данной статье анализируется развитие системы государственного управления, которая реализуется на Дальнем Востоке, с целью повышения социально-экономического климата региона. Для осуществления государственного управления в Дальневосточном федеральном округе, государство реализует ряд программ и механизмов, которые постоянно дополняются и играют огромную роль в функционировании региона. В ходе анализа будет сделан акцент на эффективности внедренных программ государственного контроля на территории ДФО, в частности, программа «Дальневосточный гектар» и «Дальневосточная ипотека». Также в контексте работы будет предложен ряд методов повышения эффективности государственного управления на Дальнем Востоке.

Abstract. This article analyzes the development of the public administration system, which is being implemented in the Far East, in order to improve the socio-economic climate of the region. To implement public administration in the Far Eastern Federal District, the state implements a number of programs and mechanisms that are constantly being supplemented and play a huge role in the functioning of the region. The analysis will focus on the effectiveness of the implemented state control programs in the Far Eastern Federal District, in particular, the program “Far Eastern Hectare” and “Far Eastern mortgage”. Also, in the context of the work, a number of methods for improving the efficiency of public administration in the Far East will be proposed.

Ключевые слова: Дальний Восток, маркетинг территорий, экономика, институты развития, социально-экономическое развитие, государственное управление, цифровизация, государственные программы, кадровые ресурсы, цифровые технологии

Keywords: Far East, marketing of territories, economy, development institutions, socio-economic development, public administration, digitalization, government programs, human resources, digital technologies

Введение

В нашем исследовании мы попытались исследовать социально-экономические процессы в Дальневосточном регионе Российской Федерации, взяв за основу взаимосвязь постоянной модернизации системы государственного управления и уровня экономического благополучия региона. В современном мире, в эпоху глобализации, государства рассматриваются как большие корпорации, которыми необходимо грамотно управлять. Не так давно термины корпоративное и государственное управление стали тесно взаимосвязанными для применения и реализации государственных решений.  Ежегодно государственное управление модернизируется и адаптируется к постоянным изменениям. В связи с этим все чаще в системе государственного управления стали появляться организации с корпоративной манерой управления. Одним из эффективных механизмов управления российской экономикой являются институты развития, которые созданы не только для предотвращения экономического кризиса, но и для стимулирования инновационных процессов и модернизации инфраструктуры с привлечением механизмов государственно-частного партнёрства, которые применяют модели корпоративного управления в своей деятельности.

Анализ дальневосточной экономической ситуации поднимается многими научными деятелями. Так, академик РАН, доктор экономических наук, Минакир Павел Александрович в 2019 году опубликовал научную статью, посвященную экономическому развитию Дальнего Востока. Основной идеей статьи является анализ, принятой Правительством РФ в 2019 году, стратегии пространственного развития до 2025 года, которая охватывает социально-экономическое развитие дальневосточного региона. Указывается, что «в разделе об основных направлениях развития геостратегических территорий в основном повторяются уже принятые и реализуемые относительно Дальнего Востока институциональные и инвестиционные решения» [8].  В следствие геополитических глобальных изменений на мировой арене, государственная программа социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года в 2019 году показала не совсем удовлетворительные результаты. К 2025 году планируется темп роста ВРП до 1.4, в 2019 году данный показатель составил -0.9 %, что не соответствует предполагаемым ожиданиям.

Анализируя сложившуюся ситуацию, можно прийти к выводу, что развитие региона не происходит в ожидаемых реалиях, в связи с медленным ростом показателей согласно программе социально-экономического развития. К таким показателям относятся: превышение среднегодового темпа роста ВРП, темп роста объема промышленного производства, доля обрабатывающих производств в ВРП, темпы роста инвестиций и другое. Если обратиться к внутренним проблемам региона, то существуют недоработки в ценовой политике региона, количестве предоставляемых рабочих мест, инфраструктуре региона.

Методология

Исследование основано на следующих данных: 1) мониторинг и анализ СМИ в режиме реального времени под названием Медиалогия; 2) исследование результатов социологических исследований, проведенных российскими и зарубежными социологами за последние годы.

Институты развития Дальнего Востока как механизм модернизации социально-экономической ситуации в регионе

В ходе реализации государственного и муниципального управления, государство интегрирует разные программы, стратегии и механизмы для развития разных регионов и государства, в общем и целом. Одним из таких экономических механизмов являются институты развития РФ, которые представляют собой организации и корпорации, осуществляющие реализацию макроэкономической и инновационной политики в определенных регионах страны. На настоящий момент, в стране насчитывается 11 институтов инновационного развития, в число которых входит единый институт развития Дальнего Востока. Многие институты развития в настоящее время подлежат модернизации и слиянию в единый институт развития. В экономической теории «институтами» называют нормы и правила, которые занимаются регулированием той или иной деятельности в определенной сфере. 

В 2020 году, Правительство РФ, по поручению Президента, провело административную реформу институтов развития и передало ряд контрольных функций институтов развития ВЭБ РФ, который является национальным институтом развития, направленный на реализацию национальных целей развития России. Реформа была проведена в связи с необходимостью преодоления новых глобальных вызовов, предотвращения конкуренции между институтами развития, исключения дублирования функций в предприятиях. Стоит отметить, что дальневосточные институты развития были подвергнуты реорганизации. Так Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и в Арктике, Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта, Корпорация развития Дальнего Востока, Фонд развития Дальнего Востока и Арктики были реструктурированы в единый институт Дальнего Востока, что значительно облегчает процесс инвестирования со стороны отечественных и зарубежных инвесторов. Однако стоит учесть, что весь функционал институтов развития по поддержке опережающего развития Дальнего Востока и Арктики сохранился.

На сегодняшний день институты развития Дальнего Востока состоят из трех важных корпораций: Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона, АО «Корпорация развития Дальнего Востока» и Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке.

На примере Корпорации развития Дальнего Востока и Арктики, одного из институтов развития ДФО, проанализируем ключевые задачи и миссии корпорации. (см. табл.1)

По данным КРДВ, одной из серьезных социально-экономических проблем, является нехватка кадрового персонала и жителей на Дальнем Востоке. Начиная с 2019 года, кадровая потребность региона значительно снижается по сравнению с показателями прошлого года. По прогнозам специалистов Корпорации развития Дальнего Востока и Арктики, за 7 лет развития региона (c 2018 по 2025 года) необходим приток кадровых ресурсов, который достигает отметки в 105 тысяч человек. Этот показатель должен способствовать резкому скачку экономики в положительную сторону. (см. табл. 2)

В регионе существует ряд программ, реализуемые институтами развития Дальнего Востока, которые облегчают жизнь новым жителям региона. К этому числу относятся: программа повышения мобильности трудовых ресурсов, «Дальневосточная ипотека» и «Дальневосточный гектар». В сентябре 2021 года была запущена новая программа освоения Арктической зоны, которая получила название «Арктический гектар». По своей концепции программа схожа с «Дальневосточным гектаром», где «гектарщики» также смогут осваивать полученную землю.

Программа повышение мобильности трудовых ресурсов — это программа, которая разрабатывается на три года для определенного региона из-за нехватки специалистов и может быть продлена. Работнику, решившему переехать в регион при участии в программе, предоставляется помощь в размере 300 тысяч рублей, 225 тысяч рублей которых — это деньги из бюджета государства, а оставшиеся 75 тысяч рублей — это бюджет работодателя. При переезде на территорию ДФО государство осуществляет следующие меры поддержки: компенсация переезда, предоставление жилья, поддержка повышения квалификации, выплата надбавок к заработной плате, единовременная выплата, социальная поддержка, компенсация питания. При этом органы исполнительной власти региона контролируют процесс предоставления финансовой поддержки работодателем.

«Дальневосточная ипотека» — это программа совместно со Сбербанком РФ для граждан РФ, которые относятся к категории «Молодая семья», а также участники программы «Дальневосточный гектар». Люди могут взять ипотеку со ставкой в 1 процент от 300 тысяч рублей и до 6 миллионов рублей на срок от 12 до 242 месяцев. Ипотека оформляется на такие виды недвижимости, как: готовое жилье, новостройки, индивидуальное жилое строительство и дальневосточный гектар, где участники программы могут произвести строительство индивидуального жилого дома. Тем не менее, в концепции данной государственной программы отсутствует механизм социальных опросов, показывающий настроения жителей, которые воспользовались программой или предрасположены к переселению на Дальний Восток. При анализе программы не было обнаружено статистических данных в отношении людей, переселившихся на территорию Дальнего Востока.  

«Дальневосточный гектар» — это программа, действующая с 1 июня 2016 года, которая позволяет гражданину РФ получить гектар земли на территории Дальнего Востока под строительства жилого дома, ведения бизнеса занятием фермерства и так далее. Получатели земель имеют право воспользоваться 35 мерами поддержки, к примеру: сельскохозяйственные гранты, субсидии, льготные кредиты. Программа помогает создаваться новым населенным пунктам и развиваться уже существующим. Однако, стоит заметить, что программа часто поддается критике со стороны самих жителей Дальнего Востока в связи с тем, что большинство гектаров, которые были отданы в право собственности «гектарщикам» не осваиваются, что приводит к медленному инфраструктурному развитию. Существуют случаи, когда на самом деле используется и развивается только один гектар из двадцати. 

Несмотря на государственную поддержку жителям со стороны органов управления Дальнего Востока, существует ряд проблем, которые сформировывают негативную тенденцию развития региона. Основываясь на существующих проблемах, сгруппируем их в комплексы.

К социальному комплексу потребностей, с которыми сталкиваются жители, переехавшие в регион, относятся: создание новых рабочих мест, повышение заработных плат, развитие системы здравоохранения и образования, обеспечение доступным жильем, повышение привлекательности для потенциальных жителей, повышение транспортной доступности и понижение стоимости на некоторые продукты питания.

Экономические комплекс включает в себя снижение административного давления на бизнес, развитие финансовой инфраструктуры Дальнего Востока, развитие трансграничной инфраструктуры, поддержка экспорта, поддержка развития технологий. При наличии этого ряда проблема, существует динамика оттока жителей с территории Дальнего Востока, наличие же экономических проблемы осложняет не только поступление инвестиций в развитие региона, но и привлечение представителей малого и среднего предпринимательства.

Возможные изменения в системе государственного управления Дальним Востоком

Для модернизации социально-экономических показателей региона, необходимо улучшить существующие программы и механизмы государственного управления.  Государственным органам Дальнего Востока предлагается создать представительства институтов развития в крупных городах, с целью повышения взаимодействия региона с инвесторами, предпринимателями и гражданами. Программе «Дальневосточный гектар» не хватает системы оценивания и критериев оценки эффективности использования гектара. Авторами статьи предлагается внедрение цифровых технологий в рамках функционирования государственных программ, с целью мониторинга показателей и возможности получения и обмена информацией между государственными органами и жителями региона. При создании специального мобильного приложения со встроенным чатом, предприниматель, гражданин или инвесторов способен дистанционно взаимодействовать с представителями государственной власти, что позволяет быстро решать возникшие трудности, не выходя из дома. В мобильное приложение внедряется система целей и задач эффективного использования гектара, которая показывает предпринимателю необходимую информацию на главном экране или в формате виджета о недочетах использования гектара с возможностью просмотра таймера времени выполнения поставленных задач.

Существующие социально-экономические проблемы на Дальнем Востоке необходимо решать оперативно и быстро. Люди мигрируют в другие регионы страны не только из-за сурового климата, но и социальных проблем: цены на продукты и товары, жилье, дорогие услуги и другое. Это значит, что использующиеся сегодня инструменты государственного управления не идеальны, зачастую неэффективны и требуют доработки во многих аспектах. Глава Минвостокразвития предложил ввести систему инфраструктурной ипотеки, но это не значит, что строительные компании решат вести свою деятельность на территории Дальнего Востока. Для организаций гораздо прибыльнее работать в других регионах страны, чем ждать окупаемость в течение десяти лет. Глава Минвостокразвития хочет снизить затрачиваемые бюджетные средства на строительство домов и зданий. В связи с необходимостью резкого роста региона не получится ограничиться только бюджетными средствами региона без дополнительных денежных вложений. Предложение главы Минвостокразвития эффективно функционировало бы в других регионах страны, где предприниматели не ощущают значимых рисков и понимают востребованность жилья у потребителя. В связи с социально-демографической проблемой региона необходимо выработать механизм, который позволит минимизировать риски для инвесторов и предпринимателей. Система инфраструктурной ипотеки может действительно являться эффективной, при внесении некоторых аспектов в концепцию системы. Необходимо выработать дополнительные денежные стимулирования приглашенным строительным компаниям с целью развития и застройки, в-первую очередь – внегородские территории региона, во-вторую очередь – близлежащая местность крупных городов, в последнюю очередь – крупные города; создать новые заводы по производству асфальта с целью регулирования цен на асфальт и их снижение, за счет конкуренции и улучшения дорожных сетей в регионе; разработать и внедрить упрощенную системы оплаты жилищно-коммунального хозяйства для населения на примере китайской модели, где плата за коммунальные услуги была отменена для граждан; создание большего количества торговых путей с другими регионами России и зарубежными странами для повышения количества продовольствия в магазинах и понижения цен на товары и продукты; создание филиалов «Сколково» на территории Дальнего Востока с целью разработки новых технологий, применимых в агропромышленном комплексе. Филиалы направлены именно на разработку промышленных технологий, постепенно модернизируя и заменяя старые, тем самым повышая производительность, снижая энергозатраты и потребление ресурсов.

Заключение

Государственное управление является ключевым фактором развития отдельных регионов страны, и всего государства, в общем и целом. Для достижения наиболее эффективного результата необходимо, чтобы государственное управление работало напрямую с частной и корпоративной средой как единый механизм. Рассматривая социально-экономическую ситуацию на Дальнем Востоке, можно прийти к выводу, что регион развивается, хоть и медленно, но эффективно. Создаются новые предприятия, государство создает и реализует узконаправленные государственные программы, целью которых является не только привлечение новых жителей региона, инвесторов и предпринимателей, но и повышение социально-экономических показателей, путем развития промышленности, демографического роста и улучшения качества жизни населения. Институты развития, как было указано ранее, играют важную роль в развитии Дальнего Востока и являются механизмами экономической стабильности региона.

Список источников

  1. Ежегодный национальный доклад о развитии Дальнего Востока Российской Федерации 2018 год.
  2. “ТАСС”. Четыре института развития Дальнего Востока объединят в единую структуру [Электронный ресурс] Режим доступа: https://tass.ru/ekonomika/10250753
  3. – Т. 8. – № 12. – С. 199-219. – DOI 10.17223/2077-6160/12/13.
  4. Бухвальд Е. М. Институты развития и новые приоритеты региональной политики в России //Теория и практика общественного развития. – 2014. – №. 6.
  5. Володькина, Ю. О. Рынок труда Дальнего Востока и его структура / Ю. О. Володькина, Т. Б. Ершова // Социальное и экономическое развитие АТР: проблемы, опыт, перспективы: материалы научно-практической конференции, Комсомольск-на-Амуре, 25–30 апреля 2019 года. – Комсомольск-на-Амуре: Амурский гуманитарно-педагогический государственный университет, 2019. – С. 54-63.
  6. Иванов О. Б., Бухвальд Е. М. Региональные институты развития в системе стратегического планирования //ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика. – 2018. – №. 1.
  7. Мандрыка Елена Вадимовна, Мандрыка Николай Николаевич Внедрение новых технологий государственного управления в России // Управленческое консультирование. 2014. №11 (71). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vnedrenie-novyh-tehnologiy-gosudarstvennogo-upravleniya-v-rossii (дата обращения: 29.04.2021).
  8. Минакир Павел Александрович “Программная” экономика: Дальний Восток // Пространственная экономика. 2019. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/programmnaya-ekonomika-dalniy-vostok (дата обращения: 14.10.2021).
  9. Миронов А. Л. Государственное управление: основные цели и функции // Вестник Московского университета МВД России. 2012. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/gosudarstvennoe-upravlenie-osnovnye-tseli-i-funktsii (дата обращения: 12.05.2021).
  10. Наумов С. Ю., Осипова И. Н., Подсумкова А. А. Система государственного управления. – 2008.
  11. Официальный сайт агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке https://hcfe.ru
  12. Официальный сайт АО «Корпорация развития Дальнего Востока» https://erdc.ru
  13. Официальный сайт фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона https://www.fondvostok.ru
  14. Райзберг Б. А. Государственное управление экономическими и социальными процессами. – ИНФРА-М, 2008.
  15. Руднев, К. В. Перспективы развития основных механизмов привлечения иностранных инвестиций в экономику России на Дальнем Востоке / К. В. Руднев // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2020. – Т. 2. – № 2. – С. 11-15.
  16. Слепышев Алексей Львович Государственное управление в современной России: теория и практика // Социум и власть. 2014. №2 (46). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/gosudarstvennoe-upravlenie-v-sovremennoy-rossii-teoriya-i-praktika (дата обращения: 12.05.2021).
  17. Шедько Ю. Н. Совершенствование механизмов управления устойчивым развитием региона //Финансовый университет при Правительстве РФ. М. – 2016.\
  18. Яровова, Т. В. Стратегическое партнерство России и Китай в вопросах развития Дальнего Востока / Т. В. Яровова, А. А. Бурба // Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества: Материалы X международной научно-практической конференции, Благовещенск-Хэйхэ, 02–04 июня 2020 года. – Благовещенск-Хэйхэ: Благовещенский государственный педагогический университет, 2020. – С. 975-980. – DOI 10.48344/BSPU.2020.58.17.147.

References

  1. Ezhegodny`j nacional`ny`j doklad o razvitii Dal`nego Vostoka Rossijskoj Federacii 2018 god.
  2. “TASS”. Chety`re instituta razvitiya Dal`nego Vostoka ob“edinyat v edinuyu strukturu [E`lektronny`j resurs] Rezhim dostupa: https://tass.ru/ekonomika/10250753
  3. – T. 8. – № 12. – S. 199-219. – DOI 10.17223/2077-6160/12/13.
  4. Buxval`d E. M. Instituty` razvitiya i novy`e prioritety` regional`noj politiki v Rossii //Teoriya i praktika obshhestvennogo razvitiya. – 2014. – №. 6.
  5. Volod`kina, Yu. O. Ry`nok truda Dal`nego Vostoka i ego struktura / Yu. O. Volod`kina, T. B. Ershova // Social`noe i e`konomicheskoe razvitie ATR: problemy`, opy`t, perspektivy`: materialy` nauchno-prakticheskoj konferencii, Komsomol`sk-na-Amure, 25–30 aprelya 2019 goda. – Komsomol`sk-na-Amure: Amurskij gumanitarno-pedagogicheskij gosudarstvenny`j universitet, 2019. – S. 54-63.
  6. Ivanov O. B., Buxval`d E. M. Regional`ny`e instituty` razvitiya v sisteme strategicheskogo planirovaniya //E`TAP: e`konomicheskaya teoriya, analiz, praktika. – 2018. – №. 1.
  7. Mandry`ka Elena Vadimovna, Mandry`ka Nikolaj Nikolaevich Vnedrenie novy`x texnologij gosudarstvennogo upravleniya v Rossii // Upravlencheskoe konsul`tirovanie. 2014. №11 (71). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vnedrenie-novyh-tehnologiy-gosudarstvennogo-upravleniya-v-rossii (data obrashheniya: 29.04.2021).
  8. Minakir Pavel Aleksandrovich “Programmnaya” e`konomika: Dal`nij Vostok // Prostranstvennaya e`konomika. 2019. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/programmnaya-ekonomika-dalniy-vostok (data obrashheniya: 14.10.2021).
  9. Mironov A. L. Gosudarstvennoe upravlenie: osnovny`e celi i funkcii // Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii. 2012. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/gosudarstvennoe-upravlenie-osnovnye-tseli-i-funktsii (data obrashheniya: 12.05.2021).
  10. Naumov S. Yu., Osipova I. N., Podsumkova A. A. Sistema gosudarstvennogo upravleniya. – 2008.
  11. Oficial`ny`j sajt agentstva po razvitiyu chelovecheskogo kapitala na Dal`nem Vostoke https://hcfe.ru
  12. Oficial`ny`j sajt AO «Korporaciya razvitiya Dal`nego Vostoka» https://erdc.ru
  13. Oficial`ny`j sajt fonda razvitiya Dal`nego Vostoka i Bajkal`skogo regiona https://www.fondvostok.ru
  14. Rajzberg B. A. Gosudarstvennoe upravlenie e`konomicheskimi i social`ny`mi processami. – INFRA-M, 2008.
  15. Rudnev, K. V. Perspektivy` razvitiya osnovny`x mexanizmov privlecheniya inostranny`x investicij v e`konomiku Rossii na Dal`nem Vostoke / K. V. Rudnev // E`konomika i upravlenie: problemy`, resheniya. – 2020. – T. 2. – № 2. – S. 11-15.
  16. Slepy`shev Aleksej L`vovich Gosudarstvennoe upravlenie v sovremennoj Rossii: teoriya i praktika // Socium i vlast`. 2014. №2 (46). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/gosudarstvennoe-upravlenie-v-sovremennoy-rossii-teoriya-i-praktika (data obrashheniya: 12.05.2021).
  17. Shed`ko Yu. N. Sovershenstvovanie mexanizmov upravleniya ustojchivy`m razvitiem regiona //Finansovy`j universitet pri Pravitel`stve RF. M. – 2016.\
  18. Yarovova, T. V. Strategicheskoe partnerstvo Rossii i Kitaj v voprosax razvitiya Dal`nego Vostoka / T. V. Yarovova, A. A. Burba // Rossiya i Kitaj: istoriya i perspektivy` sotrudnichestva: Materialy` X mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii, Blagoveshhensk-Xe`jxe`, 02–04 iyunya 2020 goda. – Blagoveshhensk-Xe`jxe`: Blagoveshhenskij gosudarstvenny`j pedagogicheskij universitet, 2020. – S. 975-980. – DOI 10.48344/BSPU.2020.58.17.147.

Для цитирования: Яровова Т.В., Бурба А.А. Модернизация социально-экономических показателей Дальневосточного Федерального округа в рамках постоянного совершенствования системы государственного управления // Московский экономический журнал. 2021. № 10. URL: https://qje.su/otraslevaya-i-regionalnaya-ekonomika/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-10-2021-34/

© Яровова Т.В., Бурба А.А., 2021. Московский экономический журнал, 2021, № 10.




Московский экономический журнал 10/2021

Научная статья

Original article

УДК 330.3

doi: 10.24411/2413-046Х-2021-10610 

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МАЛОГО И СРЕДНЕГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В СТРАНАХ ЕВРОПЫ

INSTITUTIONAL ASPECTS OF INNOVATION ACTIVITY OF SMALL AND MEDIUM-SIZED ENTERPRISES IN EUROPEAN COUNTRIES

Дубровская Е.С., кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры «Экономическая теория и управление ресурсами», Казанский национальный исследовательский технический университет им. А.Н.Туполева – КАИ, Россия, г. Казань

Dubrovskaya E.S., Candidate of Economic Sciences, Associate, Professor, Associate Professor of the Department “Economic Theory and Resource Management”, Kazan National Research Technical University named after A.N.Tupolev – KAI, Russia, Kazan

Аннотация. В статье рассматриваются институциональные аспекты развития инновационной деятельности в малом и среднем бизнесе в странах Европы. Определяется степень влияния государственной политики восточноевропейских стран на развитие предпринимательства в инновационной сфере. Проводится оценка институциональных изменений позволяющих синтезировать интересы государства и частного бизнеса.

Abstract. The article examines the institutional aspects of the development of innovation in small and medium-sized businesses in Europe. The degree of influence of the state policy of Eastern European countries on the development of entrepreneurship in the innovation sphere is determined. The assessment of institutional changes allowing to synthesize the interests of the state and private business is carried out.

Ключевые слова: инновационная деятельность, институциональные изменения, малое и среднее предпринимательство, Европейский союз, государственная политика

Keywords: innovative activity, institutional changes, small and medium-sized entrepreneurship, the European Union, public policy

В европейских странах бурное развитие частного сектора предопределило относительно быстрое развитие рыночной системы хозяйствования. Развитие малого и среднего предпринимательства в условиях рыночной экономической системы является, прежде всего основной движущей силой становления и развития рыночных отношений, фундаментом формирования среднего класса.

В настоящее время в развитых постсоциалистических восточно-европейских странах в секторе малого и среднего предпринимательства создается более 40-55 % валового внутреннего продукта, тогда как на весь частный сектор приходится около 85% ВВП. Кроме того, в промышленно развитых европейских странах малыми и средними предприятиями производится около 60% ВВП. Там же доля в экспорте малых и средних предприятий составляет от 25% до 40%, а с участием в комплектации готовой продукции крупных предприятий доля экспорта возрастает до 60%. В развитых в экономическом плане странах Европейского союза в малом и среднем бизнесе работает примерно 70% всех занятых и задействовано более 50% совокупных инвестиций.

В восточноевропейских странах с переходной экономикой государственная политика была развернута по нескольким направлениям, а именно:

  • разработка и последовательное проведение государственных программ развития малого бизнеса;
  • создание государственного банка гарантий и развития по поддержке инвестиционных проектов малого и среднего предпринимательства;
  • целевая поддержка отдельных общественно значимых видов предпринимательской деятельности субъектов малого предпринимательства;
  • стимулирование научно-технического и инновационного потенциала малых предприятий;
  • включение предприятий малого бизнеса в систему производственных кооперационных связей с крупными предприятиями;
  • организация сети интеграционных объединений взаимосвязанных предприятий;
  • формирование технологических центров, технопарков и бизнес-инкубаторов;
  • поддержка экспортноориентированных малых предприятий;
  • создание льготных условий для кредитования и инвестирования в малый бизнес;
  • поддержка региональных предпринимательских проектов, реализуемых в депрессивных и экономически отсталых регионах с высоким уровнем безработицы;
  • предоставление малым предприятиям субсидий на создание новых рабочих мест;
  • оказание информационно-консультационной поддержки предприятиям малого бизнеса.

Целесообразно отметить, что государственная политика по поддержке малого и среднего предпринимательства в восточноевропейских странах проводилась практически по всем направлениям, как то государственная программа развития, гарантии, целевая поддержка, стимулирование инновационных процессов, льготные условия и т.д. Эта практика только подтверждает необходимость проведения целого комплекса мер по поддержке предпринимательства по всем направлениям и сферам, затрагивающим функционирование малого бизнеса, а не довольствоваться одноразовым актом помощи или вообще только провозглашением положительного отношения государства к развитию сферы малого предпринимательства.

Раскроем некоторые направления деятельности этих государств в рамках политики развития предпринимательства в стране. Главной задачей они провозглашают улучшение предпринимательского и инвестиционного климата, создание благоприятных стабильных условий для развития малого предпринимательства. В рамках главной задачи устанавливаются локальные задачи деятельности, а именно:

  • разработка нормативно-правовой и институциональной базы;
  • упрощение регистрационного и ликвидационного режимов;
  • сокращение сроков и затрат на учреждение и регистрацию малого предприятия;
  • упрощение административных процедур;
  • свободный доступ малых предприятий к информации и их широкое подключение к региональной системе государственных заказов;
  • создание эффективных механизмов справедливого распределения государственных заказов;
  • разработка прозрачного законодательства о банкротстве, сокращение сроков конкурсных и ликвидационных процедур, установление жестких сроков для отдельных этапов конкурсного производства, повышение прав кредиторов;
  • разработка правовой базы по стимулированию привлечения иностранных инвестиций в сектор малого и среднего предпринимательства;
  • создание эффективных механизмов противодействия и сокращения коррупции и масштабов теневой экономики.

Основным препятствием, с которым сталкиваются малые предприятия, являются значительные трудности в доступе малого бизнеса к финансовым ресурсам. В связи с этим основным вопросом становится разработка действенного механизма финансирования малого предпринимательства.

В странах с переходной экономикой развивающееся малое предпринимательство сталкивается с проблемой недостатка стартового капитала и капитала развития бизнеса. Если основным источником финансирования субъектов предпринимательства в этих странах являются собственные средства предпринимателей (которые по приблизительным оценкам составляют 70-80% в структуре источников финансирования), то самым распространенным способом привлечения финансовых ресурсов становится так называемый партнерский кредит (неформальное финансирование), который используют от 55% до 80% малых предприятий.

Такой источник финансирования капиталовложений как банковский кредит почти недоступен субъектам малого предпринимательства в силу некоторых не решаемых проблем. Во-первых, банкам и другим кредитным организациям необходима надежная база данных для оценки предпринимательских качеств и надежности предпринимателя. Малые предприятия на этапе мобилизации стартового капитала не располагают своей историей развития предприятия, которую требуют банки, и соответственно не имеют должной деловой репутации.

Во-вторых, банки по-прежнему рассматривают малый бизнес как рискованный сектор вложения капитала и соответственно стараются максимально снизить кредитные риски при финансировании малого бизнеса. Вследствие этого субъекты малого предпринимательства вынуждены выплачивать кредитным организациям на порядок более высокие проценты по кредитам.

Следует отметить, что в экономически развитых странах банковские кредиты, государственные субсидии и дотации из европейских фондов в структуре финансирования малых предприятий составляют более 60%. К примеру, в Германии около 40% создающихся малых предприятий напрямую связаны со сберегательными кассами. Кроме того, банковские активы в европейских странах с переходной экономикой составляют от 60% до 110% валового внутреннего продукта, тогда как в странах Европейского Союза – около 260% ВВП.

Таким образом, банковский сектор стран с переходной экономикой заметно продвинулся вперед, однако по сравнению с мировыми стандартами развит еще слабо. Нежелание коммерческих банков кредитовать сектор малого предпринимательства, узость банковского кредитного рынка, а также слабое развитие фондового рынка совершенно не способствуют развитию малого предпринимательства в странах с переходной экономикой.

Следует отметить, что среди всей массы субъектов предпринимательства в особенно трудном положении оказываются малые предприятия, занимающиеся инновационной предпринимательской деятельностью. В связи с тем, что этот вид предпринимательства сопряжен с самым большим процентом риска, здесь важно, чтобы банки плотно сотрудничали и предоставляли источники финансирования.

Однако именно такое направление институциональных изменений органично вписывается в рыночную экономику и синтезирует интересы государства и частного бизнеса. С его помощью выстраивается система взаимоотношений, позволяющая ограничивать риски, а также распределять ресурсы в приоритетные для страны секторы экономики.

В европейских странах с переходной экономикой некоторые формы финансовой поддержки инвестиционных проектов субъектов малого и среднего предпринимательства планомерно предусматриваются законодательством, а именно:

  • предоставление появляющимся малым предприятиям беспроцентных кредитов при отсрочке платежей по кредиту;
  • льготные кредиты по низкой процентной ставке;
  • предоставление кредитов на финансирование инвестиционных проектов по разработке и внедрению новых технологий по ставке рефинансирования Центрального банка, действующей на момент заключения кредитного договора и пересматриваемой в соответствии с изменением ставки рефинансирования на первое января следующего года, плюс один процент;
  • гарантии под кредиты и лизинг;
  • гарантии на непогашенный остаток кредита и на регулярные платежи по кредиту;
  • субсидирование процентной ставки по кредитам;
  • дотации на создание новых рабочих мест, в том числе для граждан из проблемных групп населения;
  • льготные кредиты на региональные инвестиционные проекты в экономически депрессивных регионах с высоким уровнем безработицы;
  • дотации на получение консультационно-информационных услуг;
  • содействие в продвижении отечественных изделий на международные рынки.

В рамках данного направления модель специализированного государственного банка гарантий и развития по поддержке малого и среднего предпринимательства применяется в Чехии, Венгрии, Словакии и Болгарии. Финансовая помощь субъектам малого и среднего предпринимательства осуществляется в виде целевых государственных программ, реализатором которых выступают банки развития (при этом три четверти государственных средств распределяется на общегосударственные программы и остальные на региональные программы развития малого и среднего предпринимательства).

Другой перспективной формой финансирования малого предпринимательства является апробированная развитыми странами система кредитных кооперативов, которые в странах с переходной экономикой могли бы заполнить ниши в банковской системе в части доступных кредитов местным малым предприятиям под низкий процент. Еще раз отметим, что главным аргументом в пользу развития сектора сберегательно-кредитных кооперативов является многолетний опыт функционирования кредитных кооперативов (credit unions) в экономически развитых странах, таких как США, Франция, Германия, Финляндия, Канада и др.

В качестве положительного опыта еще одного вида расширения доступа мелких предпринимателей к системе банковского кредита служит пример Польши, где созданы местные и региональные фонды кредитного поручительства. Гарантии погашения банковского кредита и поручительства предоставляются только в том случае, если кредит используется на финансирование инноваций. Для российской экономики практика создания эффективной сети финансовых институтов и фондов кредитного поручительства и кредитных фондов, инициаторами которых выступают органы местного самоуправления и объединения предприятий, может быть весьма полезной. Кредитное поручительство позволит облегчить процедуру получения банковских кредитов для перспективных субъектов предпринимательства, не имеющих достаточных собственных средств для осуществления инновационных проектов.

Следующей проблемой малого и среднего предпринимательства в переходной экономике является износ основных фондов. В экономически развитых странах эта проблема решается с помощью универсального метода обновления производственных фондов, которым является финансовая аренда оборудования и транспортных средств – это лизинг. Зачастую лизинг становится единственным доступным способом приобретения субъектами малого предпринимательства дорогостоящего новейшего оборудования. В восточноевропейских странах за счет лизинга  обеспечивается около одной трети инвестиций малых и средних предприятий, тогда как в развитых странах более 2/3.

Таким образом, следует отметить, что наиболее динамично малое предпринимательство развивается в тех странах, где активно используются государственные рычаги регулирования и поддержки малого бизнеса. Пока в России продолжается дискуссия о роли и месте государства в рыночных преобразованиях, в восточноевропейских странах на законодательной основе уже последовательно осуществляется государственная политика по развитию и поддержке малого и среднего предпринимательства. Экономическое развитие в этих странах подтверждает, что на сложном этапе становления рыночных отношений основным инструментом развития малого предпринимательства является государственная поддержка. Этот же инструмент будет способствовать повышению конкурентоспособности отечественных производителей.

Список источников

  1. Евростат: официальный сайт Евросоюза [Электронный ресурс]. – Электрон.дан. – Режим доступа: https://ec.europa.eu/eurostat/web/main/publications/key-figures
  2. Малое и среднее предпринимательство в России. 2019: Стат.сб./ Росстат. – M., 2019. – 87 с. [Электронный ресурс]. – Электрон.дан. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/Mal-pred_2019.pdf.
  3. Малый и средний бизнес в странах Европы / Институт анализа инвестиционной политики [Электронный ресурс]. – Электрон.дан. – Режим доступа: http://xn--80aplem.xn--p1ai/analytics/Malyj-i-srednij-biznes-v-stranah-Evropy/.
  4. Международный банк экономического сотрудничества [Электронный ресурс]. – Электрон.дан. – Режим доступа: https://ibec.int/ru/news/allnews/ibec-supports-eastern-european-issuers/.
  5. Развитие малого предпринимательства в странах Центральной и Восточной Европы / Отв. ред. З.Н.Кузнецова. – М., 2005.
  6. Факторы, влияющие на развитие малого и среднего бизнеса / Отчет USAID MAP [Электронный ресурс]. – Электрон.дан. – Режим доступа: https://atameken.kz/uploads/content/files/.
  7. EUROSTAT – New Cronos, Community Innovation Survey. Luxemburg, 2007 (h).

References

  1. Evrostat: oficial`ny`j sajt Evrosoyuza [E`lektronny`j resurs]. – E`lektron.dan. – Rezhim dostupa: https://ec.europa.eu/eurostat/web/main/publications/key-figures
  2. Maloe i srednee predprinimatel`stvo v Rossii. 2019: Stat.sb./ Rosstat. – M., 2019. – 87 s. [E`lektronny`j resurs]. – E`lektron.dan. – Rezhim dostupa: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/Mal-pred_2019.pdf.
  3. Maly`j i srednij biznes v stranax Evropy` / Institut analiza investicionnoj politiki [E`lektronny`j resurs]. – E`lektron.dan. – Rezhim dostupa: http://xn--80aplem.xn--p1ai/analytics/Malyj-i-srednij-biznes-v-stranah-Evropy/.
  4. Mezhdunarodny`j bank e`konomicheskogo sotrudnichestva [E`lektronny`j resurs]. – E`lektron.dan. – Rezhim dostupa: https://ibec.int/ru/news/allnews/ibec-supports-eastern-european-issuers/.
  5. Razvitie malogo predprinimatel`stva v stranax Central`noj i Vostochnoj Evropy` / Otv. red. Z.N.Kuzneczova. – M., 2005.
  6. Faktory`, vliyayushhie na razvitie malogo i srednego biznesa / Otchet USAID MAP [E`lektronny`j resurs]. – E`lektron.dan. – Rezhim dostupa: https://atameken.kz/uploads/content/files/.
  7. EUROSTAT – New Cronos, Community Innovation Survey. Luxemburg, 2007 (h).

Для цитирования: Дубровская Е.С. Институциональные аспекты инновационной деятельности малого и среднего предпринимательства в странах Европы // Московский экономический журнал. 2021. № 10. URL: https://qje.su/otraslevaya-i-regionalnaya-ekonomika/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-10-2021-32/

© Дубровская Е.С., 2021. Московский экономический журнал, 2021, № 10.