Московский экономический журнал 5/2018

image_pdfimage_print

1МЭЖлого

УДК 330.8

DOI 10.24411/2413-046Х-2018-15049

Молокова Елена Леонидовна, старший преподаватель кафедры «Государственного и муниципального управления» Уральский государственный экономический университет, г. Екатеринбург

Molokova Elena Leonidovna, senior lecturer Department of State and Municipal Governance Urals State University of Economics, Yekaterinburg

ИДЕАЛЬНО-ТИПИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ КООРДИНАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АКТОРОВ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В ИСТОРИЧЕСКИЙ ПЕРИОД С 1687 ПО 1810 ГОДЫ[1]

IDEAL-TYPICAL MECHANISMS OF COORDINATION OF HIGHER EDUCATION ACTORS IN THE HISTORICAL PERIOD FROM 1687 TO 1810[2]

Аннотация

Актуальность работы обусловлена необходимостью исследования эволюции и логики развития координации деятельности стейкхолдеров высшего образования в условиях ускорения принятия решений и увеличения разнообразия и интенсивности взаимодействий.

Целью статьи является определение генезиса и направления эволюции как отдельных механизмов координации акторов высшего образования, так и логики их сочетания, итогом исследования явились идентифицированные идеально-типические механизмы координации деятельности участников высшего образования в конкретный исторический (монархический) период с 1687 по 1810 годы.

Annotation

The relevance of the study is due to the need to study the evolution and logic of the development of coordination of higher education stakeholders in terms of accelerating decision-making and increasing the diversity and intensity of interactions.

The aim of the article is to determine the genesis and direction of the evolution of individual mechanisms of coordination of actors of higher education, and the logic of their combination, the result of the study were identified ideal-typical mechanisms of coordination of higher education participants in a specific historical period from 1687 to 1810.

Ключевые слова: механизмы координации деятельности, высшее образование, иерархия, согласование, стандартизация.

Keywords: mechanisms of activity coordination, higher education, hierarchy, coordination, standardization.

   Введение. Выделение устойчивых форм координации акторов высшего образования в отдельные исторические периоды от преобладания иерархии (администрирования) к рыночной координации (ценовые сигналы) и в настоящее время к сочетанию всех способов координации позволяет увязать модель функционирования экономики, характер связей участников, типичные характеристики участников и ведущий способ координации для объяснения причин возникновения, направлений эволюции как отдельных способов координации, так и логики их сочетания в конкретный исторический период.

   Один из ключевых исследователей взаимодействий Генри Минцберг выделил шесть координационных механизмов: взаимное согласование (взаимная подгонка), прямой контроль (прямой надзор), стандартизация рабочих процессов, стандартизация выпуска (планирование), стандартизация навыков и знаний (квалификации) и стандартизация норм (таблица 1) [1].

Безымянный

   Результаты и обсуждение. В исследовании осуществлена попытка идентифицировать выделенные Г. Минцбергом идеально-типические механизмы координации деятельности акторов высшего образования в конкретный исторический период.

   В науке признается, что история университетов в любом государстве была подчинена социально-экономическому и политическому устройству соответствующего государства [2, с. 155].  Особенностью исторического развития российских университетов была идеологическая окраска деятельности от религиозного влияния в XVIII веке до политического влияния XX веке. Критически важным в контексте данного исследования является и то, что высшее образование в России создано по инициативе и усилиями государства, в отличии от многих западных стран [3]. В ряду закономерностей развития российского высшего образования отмечается рост автономии и негосударственного сектора в условиях необходимости получения от высшего образования в кратчайшие сроки сильнейшего эффекта [4];

   Для целей настоящего исследования возьмем за основу периодизацию, разработанную В.А. Змеевым [5], который выделил три условных периода:

  1. Монархический период (1030—1917 годы);
  2. Советский период (1917—1991 годы)
  3. Российский (современный) период (с 1991 года по настоящее время).

   Следует отметить, что в науке нет единства мнений по поводу периодизации развития высшего образования.  Настоящая статья охватывает временной период с 1687 по 1810 годы монархического периода развития высшего образования.

   Данный период условно можно разделить на самостоятельные этапы имеющие собственные особенности, позволяющие синтезировать архитектуру механизмов координации в каждый отдельный отрезок развития высшего образования.

   Первый этап монархического периода «Этап зарождения и становления российской высшей школы» В.А. Змеев датирует 1682-1802 годами, однако согласимся с В.Н. Мамяченковым [6] о целесообразности считать начальной датой зарождения высшего образования дату основания Славяно-греко-латинской академии в Москве в 1687 году.

   Следует отметить, что в исследуемый период кардинально поменялись цель и функции образования. В допетровскую эпоху ключевой задачей образования являлось религиозно-нравственное просвещение народа в интересах церкви. Основной задачей рассматриваемого периода становления высшего образования была подготовка идеологически обработанных выпускников лояльных к существующей плотике, будущей элиты государственного управленческого аппарата. Координация деятельности акторов высшего образования осуществлялась посредством императивных указаний (иерархическая координация). В условиях отсутствия государственного регулирования высшего образования в исследуемый период, прямой контроль, сопровождающийся обязательными для исполнения указаниями, осуществлялся религиозными деятелями, назначенными патриархом руководителями образовательного учреждения. Данный механизм являлся в исследуемый период ключевым механизмом координации в условиях отсутствия других стимулов способных подчинить обучающихся. При этом полное отсутствие сколь-нибудь организованного государственного управления образовательными учреждениями привело к тому, что непосредственное руководство ими осуществлялось церковью. Однако, в качестве подспорья указанному механизму координации служил дополнительный координирующий механизм – стандартизация норм с опорой на неформальные религиозные нормы. Данный механизм, подробно описанный Генри Минцбергом [1], предполагает разделение всеми акторами некоего общего набора убеждений, что характерно анализируемому историческому этапу развития высшего образования.

   Второй этап «Этап формирования системы российской высшей школы», датируемый 1802— 1810 годами является более институционализированным.

   В основе данного исторического этапа лежит не только и не столько необходимость реформирования системы образования, но и более важная цель – формирование новой государственной элиты, которое невозможно без должного высшего образования. Началом реализации указанной цели стало создание Министерства народного просвещения в 1802 году и уже в 1803 году принятие плана учебной системы России «Предварительные правила народного просвещения». Следует отметить, что государственный аппарат того времени последовательно принимал систему нормативного правового регулирования строящейся системы образования. Таким образом, особенностью анализируемого этапа стала институционализация процесса развития системы образования. Второй особенностью стало финансовое обеспечение образовательной реформы: были выделены средства на создание новых и финансирование существующих образовательных учреждений, в частности было выделено 520 тысяч рублей на создание четырех университетов [7]. Важнейшими вехами, в контексте данного исследования, следует считать:

– организацию управленческого аппарата высших учебных заведений с достаточной автономией для независимого и активного руководства;

– административно-территориальную организацию образовательного процесса с выделением учебных округов, административными центрами которых являлись университеты;

– подготовка университетских уставов.

   Представляется, что принятие университетских уставов является ключевым для создания новых механизмов координации акторов высшего образования того времени. Каждый университет получил собственный устав, однако в основе лежали одинаковые принципы правового регулирования университетской деятельности. В науке считается, что за основу российский университетских уставов был взять германский образец. Ключевыми в контексте анализа характера координации акторов были следующие положения:

– выборность ректора и деканов;

– назначение «непременного заседателя», наблюдавшего за законностью и порядком;

– создание совета из ординарных и заслуженных профессоров, которые с «непременным заседателем» совместно утверждают учебные планы, расписание и т.д.

– право факультетов присваивать степени кандидата, магистра, доктора;

– попечители 6 учебных округов являясь членами главного правления были обязаны контролировать вмененные им округа;

– назначение почетных смотрителей с целью привлечения инвесторов в высшее образование;

– Устав предусматривал, что университет управляется советом (общим собранием) преподавателей, правлением и ректором.

   Основной прикладной функцией университетов была подготовка преподавателей для других ступеней образования. Таким образом, демократизация высшего образования закрепила автономию университетов, бессословность и свобода учения, посредством самостоятельного выбора курсов. Важным, в контексте исследования, является создание в данный период частных университетов (Гимназия высших наук кн. А.Г. Безбородко в Нежине (1805) и лицеи: Демидовский в Ярославле (1805), Царскосельский (1811), Ришельевский в Одессе (1817) [7]).  Таким образом, в исследуемый период было положено начало профессиональному высшему образованию.

   Отрицательными аспектами развития высшего образования в исследуемый период было распространение реформ только на центральную часть России и незавершенность в силу смены вектора развития и политического курса страны в 1810 году [7].

   Не останавливаясь подробно на других направлениях развития университетов в анализируемую эпоху, укажем на наличие изменений в координационных механизмах акторов высшего образования.

   По прежнему основным оставался иерархический механизм координации, однако управляющим субъектом стало государство, в отличие от предыдущего этапа, где руководство высшей школой осуществлялось церковью. Указанный механизм реализовывался через набор собственных инструментов: правовое регулирование, контроль и надзор за образовательными округами назначенными представителями государственной власти.

   В исследуемый период можно наблюдать появление согласительного взаимодействия (взаимная подгонка в минцберговском смысле [1]). В условиях появления некоторой автономии университетов и академического сообщества координирующим инструментарием стали информационный обмен, неформальные коммуникации, репутация, сотрудничество.

   Также в ряду основных присутствовала стандартизация норм и правил, основанная по-прежнему отчасти на общих религиозных нормах, а также воспринятых академическим сообществом в условиях декларации принципов автономности и выборности свободы учения и научного творчества.

   В анализируемый период интенсивно шло становление правового регулирования образовательного процесса, увязки высшего образования с другими ступенями, таким образом, одним из координирующих механизмов можно назвать стандартизацию процессов и в некоторой степени результатов, поскольку государством были даны довольно четкие установки на подготовку преподавателей школ и профессиональных учебных заведений.

   В качестве прообраза ценового механизма координации, выделяемого О. Уильямсоном [8], можно отметить назначение почетных смотрителей, которые оплачивали свой статус инвестированием в высшее образование.

   Выводы. Таким образом, следует отметить, что институциональное оформление системы высшего образования в период с 1687 по 1810 году претерпело существенные изменения (таблица 2).

Безымянный
   В качестве итогов исследования идеально-типических механизмов координации акторов высшего образования в монархический период с 1687 по 1810 годы следует выделить ряд особенностей:

  • с развитием системы высшего образования спектр координирующих механизмов расширяется;
  • применение конкретных механизмов координации подчинено конкретным целям государственного строительства в определенные периоды;
  • необходимость получения от высшего образования быстрых результатов ведет к смещению координирующих усилий от иерархии к более либеральным механизмам (согласованию, стандартизации).

Список использованной литературы

  1. Минцберг Г. Структура в кулаке: создание эффективной организации / Пер. с англ. под ред. Ю. Н. Каптуревского. – СПб.: Питер, 2004. – 512 с.: ил. – (Серия «Деловой бестселлер»).
  2. Тишкин Г.А. Некоторые итоги изучения истории университетского образования в Петербурге // Вестник СПбГУК. 2011. №4. URL: https://cyberleninka.ru 
  3. Гуркина Нина Константиновна Государство и общество в развитии высшего образования в России в начале ХХ века // Труды СПБГИК. 2013. №. URL: https://cyberleninka.ru 
  4. Корнилова И.М. История становления негосударственного высшего образования в россии в конце XX века / В сборнике: Гуманитарное образование в экономическом вузеМатериалы IV Международной научно-практической заочной интернет-конференции. 2016. С. 31-38.
  5. Змеев В. А. Курс лекций по истории высшей школы российской империи / В. А. Змеев. — Москва: МАКС Пресс, 2010. — 450 с.
  6. Мамяченков В. Н. Возникновение и развития системы высшего профессионального образования в России: проблема периодизации / В. Н. Мамяченков // Научный диалог. — 2018. — № 2. — С. 243—251. — DOI: 10.24224/2227-1295-2018-2-243-251.
  7. Голованова В. Ф. Становление высшего образования в Российской империи в начале XIX века: правовой аспект // Вестник ННГУ. 2014. №3-2. URL: https://cyberleninka.ru
  8. Williamson O.E. Transaction-Cost Economics: The Governance of Contractual Relations // Journal of Law and Economics, Vol. 22, No. 2 (Oct., 1979), pp. 233-261

[1] Статья выполнена при финансовой поддержке РФФИ (грант № 18-010-00641).

[2] The paper was written with financial support of RFBR (grant No. 18-010-00641).