slot gacorslot88https://sjlas.org/slot-gacor/https://sjlas.org/slot-dana/https://sjlas.org/slot-pulsa/https://nicerjss.com/slot-gacor/https://nicerjss.com/slot-dana/https://nicerjss.com/slot-pulsa/https://sdbagl.org/slot-gacor/https://sdbagl.org/slot-dana/https://sdbagl.org/slot-pulsa/http://pkc.grsmu.by/assets/slot-gacor/http://ctdn.kubg.edu.ua/wp-content/uploads/2019/09/slot-gacor/https://profor.facmais.edu.br/https://www.spr.org.br/din/eventos/-/slot-online/https://bio-med.euroasia-science.ru/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/http://slovopys.kubg.edu.ua/wp-content/uploads/2019/09/slot88/http://e-journal.sastra-unes.com/public/journals/1/slot-deposit-dana/https://submissoesic.propes.ufabc.edu.br/public/journals/9/slot-gacor/https://pedomanwisata.com/http://library.nmuofficial.com/https://revista-uem.uno/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://uimscics.ui.edu.ng/wp-content/uploads/2021/09/slot-deposit-pulsa/http://alumni.sastra-unes.com/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://thedanipost.com/wp-content/uploads/2020/09/slot88/https://cloud-journals.com/images/slot-deposit-pulsa/https://interrev.com/public/journals/1/slot88/https://anais.faama.edu.br/public/journals/3/slot88/http://uad-jrnl.nau.in.ua/public/journals/1/slot88/https://library.uhsp.edu.ua/wp-content/uploads/2022/02/slot-deposit-pulsa/https://fastgrowingtree.forest.ku.ac.th/https://pay.ucdavis.edu/gacor88slot gacorslot gacor hari inilink slot gacorslot88judi slot onlineslot gacorsitus slot gacor 2022https://www.dispuig.com/-/slot-gacor/https://www.thungsriudomhospital.com/web/assets/slot-gacor/slot88https://omnipacgroup.com/slot-gacor/https://viconsortium.com/slot-online/http://soac.abejor.org.br/http://oard3.doa.go.th/slot-deposit-pulsa/https://www.moodle.wskiz.edu/http://km87979.hekko24.pl/https://apis-dev.appraisal.carmax.com/https://sms.tsmu.edu/slot-gacor/http://njmr.in/public/slot-gacor/https://devnzeta.immigration.govt.nz/http://ttkt.tdu.edu.vn/-/slot-deposit-dana/https://ingenieria.unach.mx/media/slot-deposit-pulsa/https://www.hcu-eng.hcu.ac.th/wp-content/uploads/2019/05/-/slot-gacor/https://euromed.com.eg/-/slot-gacor/http://www.relise.eco.br/public/journals/1/slot-online/https://research.uru.ac.th/file/slot-deposit-pulsa-tanpa-potongan/http://journal-kogam.kisi.kz/public/journals/1/slot-online/https://aeeid.asean.org/wp-content/https://karsu.uz/wp-content/uploads/2018/04/-/slot-deposit-pulsa/https://zfk.katecheza.radom.pl/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://science.karsu.uz/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/ Метка: 6/2020 - Московский Экономический Журнал1

Московский экономический журнал 6/2020

УДК
330.42

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10470

Моделирование конкурентной борьбы компаний

Modeling the competition of companies

Воробьева Елена Юрьевна, старший преподаватель, Пермский национальный исследовательский политехнический университет, г. Пермь

Пепеляева
Татьяна Федоровна,
кандидат технических наук, доцент, Пермский национальный исследовательский политехнический
университет, г. Пермь

Vorobeva E.U., lena-vorobey@yandex.ru

Pepelyaeva T.F., tania4072@gmail.com

Аннотация.
В статье поставлена задача описания
конкуренции крупнейших нефтегазовых компаний России. Составлена
экономико-математическая модель конкуренции, описываемая системой дифференциальных
уравнений с заданными начальными условиями. Полученные результаты моделирования
хорошо соотносятся с эмпирическими данными, что позволяет судить об
адекватности модели и пригодности её для дальнейшего прогнозирования состояния
системы.

Исследована
возможность устойчивого сосуществования рассматриваемых компаний, при котором
они все «выживают» в рамках своих возможностей, сделаны выводы о дальнейших
значениях прибыли компаний и их взаимодействии.

Summary. In
the article, the aim is to describe the competition of the largest oil and gas
companies in Russia. An economic and mathematical model of competition,
described by the system of differential equations with specified initial
conditions, has been created. The results of the simulation correlate well with
empirical data, which allows to judge the adequacy of the model and its
suitability for further prediction of the state of the system. The possibility
of sustainable coexistence of the companies in question, in which they all
«survive» within their capabilities, has been explored, conclusions
have been drawn about the further values of companies’ profits and their
interaction.

Ключевые слова: конкуренция компаний,
экономико-математическое моделирование, дифференциальные уравнения,
прогнозирование состояния системы.

Keywords: competition
of companies, economic and mathematical modeling, differential equations,
forecasting the state of the system.

Важной
особенностью рыночной экономики является свобода выбора. Экономический успех
формируется в условиях конкурентной борьбы компаний. Экономико-математическое
моделирование является актуальной задачей анализа экономических объектов и
экономического прогнозирования.

Рассмотрим динамическую задачу конкуренции на мировом рынке трех конкурирующих компаний (I, II, III) за последние годы. В основу положена следующая математическая модель:

где ai – коэффициент «рождаемости» i-ой «популяции»
(или «вида»), aii – её коэффициент «смертности»,aij – степень подавления i-ого «вида» j-ым «видом».
Идея построения такой модели основана на модели «хищник-жертва» Лотки-Вольтерра
[1].

Обозначим: x1 чистая прибыль компании I, а x2 и x3 чистая прибыль компаний II и III соответственно.

На рисунке 1 представлены реальные данные чистой прибыли компаний  [2]-[4], позволяющие сделать выводы о том, что в большей степени идет поглощение со стороны компании III. Отметим, что на прибыли компаний I и II в 2009 году сказался кризис, но это не повлияло на прибыль компании III. В 2014 году компания I несет небольшие убытки, а прибыль III резко падает в связи с валютным кризисом в России. На чистой прибыли компании II это никак не сказывается, однако, она несет убытки не во время самого кризиса, а после него (в 2015-2016 гг.).

Проведено
описание динамики чистой прибыли компаний с помощью модели (1), которая
представляет собой систему дифференциальных уравнений [5, 6].

Вычислены  коэффициенты рождаемости, смертности, а также степени подавления между предприятиями. Коэффициент рождаемости ai – это отношение значений чистой прибыли компаний в разные годы. Коэффициент смертности aij – отношение значений прибыли и чистой прибыли компаний в разные годы. Полученные результаты занесены в таблицу 1.

Анализ
полученных результатов позволяет сделать вывод о том, что наибольшее значение
коэффициента рождаемости имеет компания I (в 2004 г.), а наименьшее значение имеет
компания III (в 2016 г.). Наибольшее значение коэффициента смертности имеет компания III (в 2004 г.), а наименьшее компания II (в 2017 г.).

На рисунках 2-4 представлены зависимости коэффициентов рождаемости и смертности от времени, для каждой  компании.

Из анализа графика (рис. 2) следует, что коэффициент рождаемости значительно превышает коэффициент смертности.

График (рис.3) показывает, что коэффициент рождаемости незначительно превышает коэффициент смертности, а иногда опускается ниже коэффициента смертности.

Можно сделать вывод (рис. 4), что коэффициент рождаемости преимущественно превышает коэффициент смертности, но иногда опускается ниже коэффициента смертности.

Если
коэффициент рождаемости выше коэффициента смертности, то шансы, что компания
будет расширяться, увеличиваются. Если же коэффициент смертности выше
коэффициента рождаемости, то увеличатся шансы на сокращение компании. И, как
следствие, меняется прибыль компаний.

С помощью регрессионного анализа и программы «Statistica» вычислены коэффициенты, показывающие степень подавления aij между компаниями. Полученные данные представлены в таблице 2.

Анализ
полученных коэффициентов (табл.2) показывает, что большее количество
положительных коэффициентов имеет компания III. Это означает, что данная компания в меньшей
степени обречена на разорение по сравнению с компаниями I и II.

С помощью полученных коэффициентов построим модель конкуренции компаний. Для прогнозирования на 2015-2017 годы возьмем данные за 2014 год в качестве начальных условий, тогда система примет  вид:

Для прогноза чистой прибыли компаний, решена система (2) методом Рунге-Кутта четвертого порядка, преимуществом которого является возможность использования переменного шага, что позволяет учитывать локальные особенности искомой функции.

На рисунке 5 представлены зависимости чистой прибыли предприятий с 2014 г. по 2022 г.

Графическая интерпретация (рис. 5) прогноза прибыли компаний. позволяет нам сделать выводы о том, что наблюдается резкий скачок прибыли компании III с 2014 по 2015 гг., а с 2016 года прибыль компании монотонно убывает. Резких скачков у компаний I и II не наблюдается: прибыль компаний монотонно убывает, причем значения прибыли этих двух компаний близки. Из вышеперечисленных результатов следует, что система находится в стабильном состоянии, т.е. компании способны сосуществовать на рынке.

Для сравнения модельных данных с реальными, построены  графики модельных и эмпирических данных для нефтегазовых компаний (рис.6,7). Модельные данные, полученные с помощью численного решения методом Рунге-Кутта в программе «Matlab», совпадают с реальными как качественно, так и количественно с небольшой погрешностью, что говорит о возможности применения модели для дальнейшего прогнозирования.

Для поиска оптимальных решений составим линейную систему уравнений:

Решив
систему, получаем точку пересечения трех плоскостей с координатами x=(3,67;3,32;15,15), каждая координата является
положительной. Это определяет возможность устойчивого существования трех
конкурирующих компаний, при котором они все «выживают» в рамках своих
возможностей .

Реализуем программу расчета фазовых траекторий  с различными начальными параметрами и построим трехмерный график в фазовом пространстве на основе полученных результатов.

Набор реализаций представлен на рисунке 7, где конкурентная борьба приводит (после затухающих колебаний) к установлению некоторого стационарного состояния, выражающего равновесие компаний. Особая точка, к которой подобным образом стремится решение уравнений (3), называется устойчивым фокусом. При любом начальном условии состояние системы через некоторое время становится близко к стационарному и стремится к нему при.

На рисунке 8 изображено фазовое пространство, а также точка пересечения трех фазовых плоскостей. Итак, в статье смоделировано взаимодействие  компаний в современных условиях. На основе модели «хищник-жертва» построена математическая модель конкуренции предприятий, рассчитаны прогнозируемые значения прибыли компаний и показана возможность их устойчивого сосуществования.

Литература

  1. Вольтерра В. Математическая теория борьбы за
    существование // М.: Наука. 1976. 248 С.
  2. Зайцев М. П. Стоит ли покупать акции «Газпром»// Аналитическая оценка.  Москва: Личные финансы и инвестирование. 2017.
    Режим доступа: http://ibuffet.ru/gazprom/.
  3. Зайцев М. П. Стоит ли покупать акции «Роснефть»//
    Аналитическая оценка.  Москва: Личные финансы
    и инвестирование. 2017. Режим доступа: http://ibuffet.ru/rosneft/.
  4.  Зайцев
    М. П. Стоит ли покупать акции ПАО «Лукойл»// Аналитическая оценка.  Москва: Личные финансы и инвестирование. 2017.
    Режим доступа: http://ibuffet.ru/lukoil/.
  5. Аматова Г.М. Математическая модель динамики
    трех популяций «два хищника-жертва» с внутривидовой конкуренцией жертвы // XI
    век: фундаментальная наука и технологии. 2017. 
    Т.1.  С. 157-161.
  6. Аматов
    М.А. Исследование математической модели динамики численностей трех
    взаимодействующих популяций/М.A. АматовГ.М. Аматова, И.С.
    Кузнецова // Вопросы современной науки и практики. Университет им. В.И.
    Вернадского. Тамбов, 2009.  № 12.  С. 41-49.



Московский экономический журнал 6/2020

УДК
332.3

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10469

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ЗЕМЛЕ- И
ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ СЕВЕРНЫХ ТЕРРИТОРИЙ ПОСРЕДСТВОМ МЕХАНИЗМА ЗЕМЛЕУСТРОЙСТВА

ECOLOGICAL RATIONALIZATION OF LAND AND NATURE USE OF NORTHERN TERRITORIES BY MEANS OF LAND DEVELOPMENT

Гаврильева
Надежда Константиновна
,
кандидат
сельскохозяйственных наук, Арктический государственный агротехнологический
университет, г. Якутск

Gavrilieva
N. K.,
nadezheda@inbox.ru

Аннотация. Статья
посвящена вопросам рационализации земле- и природопользования северных территорий
Российской Федерации. В работе использованы методы аналитического, сравнительного,
статистического исследования. Обозначена роль землеустройства в экологической,
экономической и социальной стабилизации жизнедеятельности и функционирования
коренных малочисленных народов в условиях интенсификации промышленного использования
северных территорий. В качестве приоритетных землеустроительных мероприятий,
направленных на предотвращение истощения природных ресурсов и утраты
традиционного типа природопользования, выделены: землеустроительные работы, связанные
с организацией оленьих пастбищ и территорий, пригодных для охотничьего промысла;
землеустроительные работы по установлению границ земель традиционного
природопользования коренных малочисленных народов, оценке наличия биологических
ресурсов на этих территориях; землеустроительные мероприятия по разработке карт
границ охранных зон с последующим внесением в ЕГРН и присвоением уникального
учетного номера зоны.

Summary. The article is devoted to the rationalization of land and nature
management of the northern territories of the Russian Federation.  The paper used methods of analytical,
comparative, statistical research.  The
role of land management in the environmental, economic and social stabilization
of the vital functions and functioning of indigenous peoples in the conditions
of intensification of industrial use of the northern territories is
indicated.  As priority land management
measures aimed at preventing the depletion of natural resources and the loss of
the traditional type of nature management, the following are identified: land
management works related to the organization of deer pastures and territories
suitable for hunting;  land management
work to establish the boundaries of the lands of traditional nature management
of indigenous peoples, assess the availability of biological resources in these
territories;  land management measures
for the development of maps of the boundaries of protected zones with subsequent
entry into the USRN and assignment of a unique zone account number.

Ключевые
слова:
землеустройство; землеустроительные работы; земле-
и природопользование; экологические приоритеты; оленьи пастбища; коренные
народы Севера; северные территории.

Keywords: land management; land surveying; land and nature management; environmental priorities; deer pastures; indigenous peoples of the North; Northern territories.

Формирование
эффективных условий и инструментов рационального земле- и природопользования –
фундаментальная задача современного землеустройства. Вопросы сохранения баланса
и достижения синергетического эффекта от хозяйственной деятельности и
природно-ресурсного потенциала Северных территорий существенно
актуализировались в период их интенсивного промышленного использования. Масштабная,
динамичная эксплуатация северных регионов России, детерминированная их
уникальным природным богатством и мощной производственной базой, оказала
разрушительное действие на традиционное природопользование и ведение
традиционного образа жизни коренными малочисленными народами. Деятельность
нефтегазодобывающих компаний наносит непоправимый экологический урон северным
территориям – отходы нефтегазовых промыслов, тяжелые транспортные средства
разрушают растительный покров тундры, существенно сокращают площади выпаса
оленей, запасы рыбы и морепродуктов, пушного и морского зверя. В свою очередь,
экологические проблемы порождают проблемы социальные: коренное население
вытеснено за черту бедности. [5, с. 5]

Следует осознавать, что
прогрессирующее загрязнение и истощение природных ресурсов северных регионов
Российской Федерации не является исключительно локальной угрозой, это проблема
мирового масштаба. Согласно официальным статистическим данным, на сегодняшний
день осталось лишь 27% ненарушенных земель, 70% из которых составляют северные
территории, что эквивалентно трети экологически чистой территории Земли.
Соответственно, Север с его традиционным природопользованием служит фактически
единственным эколого-географическим тормозом деградации планеты.

В Постановлении Правительства
Республики Саха (Якутия) от 19 января 2016 года № 9, [1] утвержден средний
уровень кадастровой стоимости 1 кв.м земель особо охраняемых территорий и
объектов на территории Республики Саха (Якутия) по муниципальным районам и по 2
группам земель: 1 группа – 0,25 руб. / га, 2 группа – 129,39 руб. / га.

Согласно
природно-ресурсной оценке территорий традиционного природопользования Якутии, общая
стоимость природных ресурсов республики, представленных биологическими
(естественными) ресурсами, ресурсами промышленного и сельскохозяйственного
производства и социально-экономическими ресурсами, превышает 5 миллиардов
рублей. Биологические (естественные) ресурсы традиционно представлены лесными и
рыбными ресурсами, охотничьими животными и птицами, обитающими на территории
республики. Якутия обладает необыкновенно богатой фауной, на островной
территории преобладают моржи, тюлени, белый медведь, нерпа; на континентальной
– северный олень, кабарга, снежный баран, лось, изюбр, волк, бурый медведь, а
также животные с ценным мехом – песец, соболь, колонок, горностай и т.д. Морские,
речные и озерные водоемы населены более 50 видов рыб, преимущественно лососевыми
и сиговыми. Республика Саха (Якутия) является местом массового гнездования
более 250 видов птиц: белый и черный журавли, кречет, розовая чайка и т.д.
Численность северного оленя, проживающего на территории, варьируется в пределах
150-170 тысяч голов, а лосей – более 4 тыс. особей.

Ресурсы промышленного и
сельскохозяйственного производства представлены оленьими пастбищами, поголовьем
домашнего оленя и запасами полезных ископаемых. По состоянию на 1 января 2019
года площадь включенных в учет оленьих пастбищ в Якутии составляет 37 млн. га,
что в процентном соотношении эквивалентно 36 % от общей площади республики. Потенциально
на 37 млн. га оленьих пастбищ региона может содержаться до 371 тыс. голов
оленей. На протяжении последнего десятилетия Якутия безапелляционно удерживает
лидирующие позиции по показателям добычи полезных ископаемых, что
детерминировано разнообразием геоструктурных зон ее
территории. За 2019 год добыча алмазов составила 38 млн карат, что обеспечивает
99% добычи алмазов России; добыча угля – более 15 млн. тонн, балансовые запасы
угля оцениваются в 9 млрд. тонн; добыча нефти и газа — 1,2 млрд кубометров газа
(балансовый запас — более 2 700 млрд кубометров) и более 297 тыс. т. нефти
(балансовый запас – 500 млн тонн); добыча золота — 36,5 тонн золота (балансовый
запас – более 1 500 тонн).

Социально-экологические
ресурсы представлены рекреационными ресурсами, депонированием углерода, водоочистительной
функцией болот, стоимостью недоиспользования ресурсов.

Обобщенные результаты оценки природно-ресурсного потенциала Якутии (Республика Саха) проиллюстрированы в таблице 1.

Как видно из таблицы 1, в структуре природно-ресурсного потенциала Республики Саха (Якутия) из биологических (естественных) ресурсов превалируют охотничьи животные, из ресурсов промышленного и сельскохозяйственного производства полезные ископаемые, а из социально-экологических ресурсов рекреационно-оздоровительный эффект местности. При этом, доминирующее положение в структуре природно-ресурсного потенциала по группам природных ресурсов безапелляционно принадлежит ресурсам промышленного и сельскохозяйственного производства, что обусловлено колоссальными запасами полезных ископаемых в Якутии (рисунок 1).

Проведенные автором
расчеты природно-ресурсного потенциала Республики Саха (Якутия) свидетельствуют
о колоссальной значимости биологических ресурсов в эффективном функционировании
региона и жизнедеятельности коренных малочисленных народов Севера. Систематическая
полномасштабная оценка величины национального богатства способствует: обоснованию
прогнозных, плановых, проектных расчетов и показателей эксплуатации природных
ресурсов; осуществлению объективной оценки нанесенного экологического ущерба; формированию
и реализации эффективных природоохранительных мероприятий; обеспечению рационального
использования природных ресурсов посредством определения основных соотношений
объемов промышленного и традиционного природопользования и приведения их в
эквивалентное соотношение. В свою очередь, актуальные информационные данные об
экологическом состоянии территории служат фундаментальным условием минимизации негативных
последствий ее использования.

В результате
нерационального земле- и природопользования, игнорирования регламентов по
охране окружающей среды, неэтичного отношения к природе, возникают
катастрофические экологические, социальные и экономические последствия,
утрачивается способность поддерживать изначальные качества и характеристики окружающей
среды, территории традиционного природопользования превращаются в «зоны
экологического бедствия». Как известно, наибольший экологический урон северных
территориям наносится нефтегазовым комплексом и горнодобывающей
промышленностью.

В качестве основополагающих
негативных экологических последствий деятельности нефтегазопромысловых объектов
отметим механическую деформацию земли, загрязнение химическими веществами,
отходами производства и потребления, загрязнение шумового и физического
характера. Следствием загрязнения почвенных ресурсов нефтью и нефтепродуктами
становятся глубокие структурные изменения химических, физических и
микробиологических характеристик земли. Так, в радиусе 500-800 метров от
буровой вышки растительность уничтожается на 75-80%. Горнодобывающая
промышленность также оставляет серьезный экологический отпечаток, выражающийся,
в первую очередь, в – механическом, химическом, физическом и биологическом загрязнении
якутской земли; изменении составов сообществ и популяционных параметров мелких
млекопитающих; негативной трансформации ландшафтов и почвенно-растительного
покрова; уничтожении природного ценоза на посттехногенных территориях,
вызванном макроантропогенным воздействием и т.д. По состоянию на 2015 год на
территории Республики Саха (Якутия) в результате инвентаризации земельных
ресурсов выявлено, что площадь нарушенных земель составляет 30,9 тыс. га. [3] Значительные
площади нарушенных земель сосредоточены в районах развития горнодобывающей
промышленности: Мирнинском улусе, Нерюнгринском, Алданском.

Снижение антропогенного
воздействия, формирование благоприятных условий для жизнедеятельности и
эффективного экономического функционирования коренных малочисленных народов
Севера, организация рационального земле- и природопользования северных
территорий в условиях их интенсивного использования могут быть осуществлены
посредством механизма землеустройства. Как известно, современная землеустроительная
политика в России реализуется по двум ключевым направлениям: 1) организация
территории, включая определение целевого назначения земель, разрешенных
способов их использования и форм собственности; 2) правовое регулирование
земельных отношений. Землеустройство северных территорий имеет свою специфику,
выражающуюся в необходимости восстановления естественной природной среды и создания
организационно-территориальных условий для обеспечения устойчивого развития
коренных малочисленных народов.

Приоритетным
мероприятием в рамках внутрихозяйственного землеустройства северных территорий
является разработка землеустроительных проектов, связанных с организацией
оленьих пастбищ и территорий, пригодных для охотничьего промысла. Оленьи
пастбища характеризуются сезонностью использования, что связано с условиями
выпаса и состоянием растительного покрова в определенное время года.
Следовательно, в целях определения фактического пользования и организации
территории оленьих пастбищ целесообразно осуществлять систематическое
землеустроительное обследование, в процессе которого размещаются внеусадебные
производственные объекты и сооружения, базы, корали, убойные пункты, переходы
через инженерно-технические коммуникации.

Минимизации и
частичному нивелированию негативных последствий техногенной нагрузки на природу
северных территорий способствует разработка федеральных и региональных целевых
программ использования и охраны северных земель, базирующаяся на землеустроительной
документации. Последние проекты межхозяйственного и внутрихозяйственного
землеустройства датируются 1998-2001 гг., что сигнализирует об актуальности
разработки новых проектов.

В целях ликвидации
экологических последствий нерационального использования северных территорий
требуется также создание автоматизированной базы данных объектов с нарушенными
землями, модернизация системы экологического мониторинга земель с
использованием ГИС-технологий, разработка и реализация карательных мероприятий,
а также экономических санкций в отношении недропользователей, деятельность
которых приводит к возникновению брошенных, нерекультивированных земель  на территории муниципального района. Помимо того,
контролировать использование земельных ресурсов Северных территорий позволит описание
границ охранных зон, внесение сведений о них в ЕГРН с присвоением уникального
учетного номера зоны. [4, c.
210]

На землеустройство как
основной инструмент соблюдения принципов бесконфликтности и обеспечения
экологической безопасности северных территорий, возложена важнейшая задача,
связанная с проведением эколого-хозяйственного зонирования и формирования на
этой основе эколого-хозяйственного каркаса (ЭКХ) территории. Формирование эколого-хозяйственного
каркаса, состоящего из земель особо охраняемого, компенсационного, охранного
регулируемого, ограниченного регулируемого режимов регламентации – это
оптимальное решение проблемы сосуществования традиционного и промышленного
природопользования на северной территории. [6, с. 200]

Таким образом, землеустройству
принадлежит огромная роль в развитии земле- и природопользования северных
территорий. Землеустроительные мероприятия и кадастровая деятельность призваны стабилизировать
экологическую, экономическую и социальную ситуацию в северном регионе. Механизм
землеустройства необходимо реализовывать посредством составления схем
землеустройства и территориального планирования, проектов организации особо
охраняемых природных территорий, организации территорий общин коренных
малочисленных народов Севера, организации территории оленьих пастбищ, охранных
зон месторождений в целях решения вопросов обеспечения традиционного образа
жизни северных народов и обеспечения устойчивого развития территории.

Литература

  1. Постановление Правительства Республики
    Саха (Якутия) от 19 января 2016 года № 9 «О кадастровой стоимости земельных
    участков в составе земель особо охраняемых территорий и объектов на территории
    Республики Саха (Якутия)» // СПС «Гарант».
  2. Министерство экологии,
    природопользования и лесного хозяйства Республики Саха (Якутия). Официальный
    сайт [Электронный ресурс]. – https://minpriroda.sakha.gov.ru (дата обращения
    10.04.2020).
  3. Информация о результатах
    государственного мониторинга земель (аналитическая записка). Федеральная
    служба государственной регистрации, кадастра и картографии. [Электронный
    ресурс]. –
    https://rosreestr.ru/upload/Doc/16upr/Аналитическая%20записка%20о%20состоянии%20земель%20на%20территории%20г.%20Якутск%20Республики%20Саха%20(Якутия).pdf
    (дата обращения 10.04.2020).
  4. Бинатов Ю.Г. Развитие регионального природопользования
    в современной экономике // Вестник АПК Ставрополья, 2019. — № 3. – С. 210-215.
  5. Гилева Л.Н. Эколого-хозяйственное
    обоснование рационального землепользования на территории Ямало-Ненецкого
    автономного округа: автореферат дис. … кандидата географических наук:
    25.00.26 / Гилёва Лариса Николаевна; [Место защиты: С.-Петерб. гос. ун-т]. —
    Санкт-Петербург, 2015. — 22 с.
  6. Гилёва Л.Н., Подковырова М.А. Формирование
    структуры эколого-хозяйственного каркаса в системе рационального земле- и
    природопользования северных территорий // Научные ведомости Белгородского
    государственного университета. Серия: Естественные науки, 2019. — № 2. – С.
    198-209.



Московский экономический журнал 6/2020

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10468

ЧЕЛОВЕК
И ОРГАНИЗАЦИЯ В УСЛОВИЯХ ЭКОНОМИКИ ЗНАНИЙ. СУЩНОСТЬ И ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ПРОЦЕССА
ПРОИЗВОДСТВА И ТРАНСФОРМАЦИИ ЗНАНИЯ

MAN
AND ORGANIZATION IN THE KNOWLEDGE ECONOMY. THE ESSENCE AND THE MAIN STAGES OF
THE PRODUCTION PROCESS AND TRANSFORMATION OF KNOWLEDGE

Чернянская Ирина Владимировна, аспирант ВФ РЭУ им. Г.В. Плеханова, Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова (воронежский филиал), Россия, г. Санкт-Петербург, irinache90@gmail.com

Chernyanskiy Irina Vladimirovna, post-graduate student of the Plekhanov Russian University of Economics, Russian University of Economics named after G. V. Plekhanov (Voronezh branch), Russia, Saint Petersburg, irinache90@gmail.com

Аннотация. Объектом
исследования выступает знание и способы его применения научной и прикладной
деятельности человека. Произведена попытка выявить основные задачи человека,
организации и государства, как субъектов экономической деятельности,
участвующих в процессе приобретения, трансформации и практического применения
знаний. Также рассмотрена природа знания, а также пути его приложения в
практической деятельности человека. Проанализирована литература ряда авторов,
сформулированы этапы процесса преобразования знаний. Также сформулирована роль
и особенности деятельности человека и организации в условиях экономики знаний,
рассмотрены предпосылки формирования современной социально-экономической
системы, сформулирован ряд условий развития социально-экономических систем,
которые могут способствовать устойчивому и динамичному развитию экономики
знаний, как новой социально-экономической системы.

Summary. The
object of research is knowledge and its application in scientific and applied
human activities. Author has tried to identify the most important tasks of a person,
organization and state, looking at them as at subjects of economic activity,
which are involved in the process of acquiring, transforming and applying
knowledge. The nature of knowledge, as well as ways of its application in human
practice, was considered while the text of current material as well. The literature,
written by a number of authors  was
analyzed in the article and were formulated the main stages of the process of
knowledge transformation. There was also formulated the role and
characteristics of human activity and organization in the knowledge economy, considered
prerequisites for the formation of modern socio-economic system, formulated a
number of conditions of development of socio-economic systems that can
contribute to the sustainable and dynamic development of the knowledge economy,
as a new socio-economic system.

Ключевые
слова
: экономика знания, человек в организации, роль человека и государства
в экономике государства, сущность понятия «знание», общество третьей волны,
информационная экономика, информационное общество.

Keywords:
knowledge economy, a person in an organization, the role of a person and the
state in the state economy, the essence of the concept of
«knowledge», third-wave society, information economy, information
society.

В
информационном обществе информация о новейших разработках, новых
технологических решениях, продуктах, да и просто о событиях в мире
распространяется моментально. Во многом благодаря повсеместному распространению
сети интернет и наличию девайсов, обеспечивающих доступ в Сеть в любой момент
практически из любой точки мира.

Новые
товары и услуги появляются постоянно, рынки, созданные новыми технологиями,
имеют взрывной характер развития, период запуска нового продукта сегодня
сокращен до минимума. Общество столкнулось с задачей разработки новых способов
реагирования на изменяющиеся условия окружающей среды. Характерные черты
экономической и социальной модели, которая формируется сегодня:

  1. Самые высокие в истории темпы
    распространения информации
  2. Доступ в Сеть обеспечен всем категориям
    граждан, стоимость доступа и девайсов невысока
  3. Производство становится
    конкурентоспособным только в том случае, если предприятие ведет свою
    научно-исследовательскую работу для разработки нового продукта. Инновации
    выходят на первый план и играют решающую роль в конкурентной борьбе – впереди
    тот, в чьем распоряжении имеются инновации
  4. Маркетинговые исследования в том виде, в
    котором они были представлены прежде, отходят на второй план – за счет
    повсеместного распространения CRM
    для бизнеса любого уровня – как мелких предпринимателей, так и крупных
    предприятий, а также рекламы, которая практически полностью перекочевала в
    интернет и социальные сети, получить статистические данные относительно
    интересов и предпочтений покупателей становится все проще – зачастую достаточно
    всего нескольких кликов мышью
  5. Кроме изменения в подходе к
    маркетинговой деятельности необходимо изменение требований к компетенциям
    сотрудников – сегодня в числе необходимых навыков выделяют обязательное
    владение компьютером, а также группу гибких навыков или навыков soft skills – семь компетенций, необходимых
    для осуществления деятельности в современной экономической среде

Актуальность выделения понятия экономики
знания в отдельную научную область обусловлена развитием постиндустриального
общества и последствиями его формирования. Информационные революции и
научно-технически прогресс последних столетий создали предпосылки и определили
этапы развития общества от индустриального к постиндустриальному, однако в
следствие этого исторического периода был сформирован принципиально новый образ
человека. Согласно теории поколений, разработанной Н.Хоуфом и В.Штраусом в 1991
году , сегодня мы можем видеть, как ведут себя представители поколений Y и Z в
условиях экономических и социальных взаимоотношений [8] если прежде
экономическая система и подходы к управлению базировались на принципах
повышения экономической эффективности без учета потребностей человека, как
главного фактора производства общественных благ, что было обусловлено
историческими предпосылками и особенностями предыдущих поколений. Применительно
к настоящему историческому периоду определяющими являются особенности поведения
так называемых поколений беби-бумеров и поколения X — эти два поколения
формировались под влиянием посткризисного периода на базе сознания, требующего
обеспечить возможность выживания. Поколения же современных людей, родившихся
после 1985 года, кардинально отличаются от предыдущих поколений. Во многом
благодаря развитию информационных технологий сегодня общество получило первое
поколение людей, выросших на просторах киберпространства.  Представители поколения Y отличаются от представителей поколения Z по ряду факторов, ключевыми из которых
являются следующие:

1. Представители поколения Y — люди, развитие которых происходило в
условиях постоянно изменяющихся технологических процессов — в период с 1990 по
2015 годы технические средства, окружающие человека в повседневной жизни,
претерпевали значительные изменения — за эти 25 лет человечество совершило
скачок от ламповых телевизоров и настольных громоздких компьютеров к карманным
смартфонам и доступу к огромному потоку информации.

2. Современный человек, представитель
поколения Х, не склонен к тому, чтобы получать системное образование в классическом
его понимании, он знает, что информация, содержащаяся в образовательном курсе
его учебного заведения, устарела уже в тот момент, когда он поступил на
обучение.

3. Все больше количество людей сегодня
отказывается от получения системного образования в пользу самообразования.
Таким образом, мы сталкиваемся с рядом крайне важных аспектов, касающимися
сферы образованиям и науки:

  • институты
    и университеты сегодня вынуждены делать упор в первую очередь на развитие
    навыков и ценностные ориентации студентов — то есть, включать в образовательный
    продукт то свойство образовательного продукта, который не может обеспечить
    человек себе самостоятельно;
  • в виду
    того, что подавляющее число молодых людей сегодня относится к получению
    образования, как к вынужденной необходимости, тормозящей начало их
    профессиональной жизни, вопрос обучающей организации, корпоративных институтов
    и получения знаний непосредственно на месте реализации профессиональной
    деятельности становится все более и более актуальным;
  • научная
    деятельность в этих условиях выделяется в отдельную, обособленную и элитарную,
    сферу общественной деятельности.

Обобщая сказанное выше, можно сформулировать
следующее определение экономики знаний на уровне государства:

Экономика
знаний на уровне государства – это такая модель социально-экономического
устройства, при которой все общественные механизмы и институты формируют у
каждого индивидуума предрасположенность постоянному процессу приема, обработки
и трансформации информации, а образовательные организации, работая в тандеме с
государством и бизнесом, основной задачей ставят формирование умений и навыков,
ориентируя слушателей на беспрерывный процесс профессионального и личного
самосовершенствования. Главнейшим фактором конкурентной борьбы в такой модели выступает
человек и его способности и предрасположенность к тому или иному виду
деятельности, а способности, навыки сотрудников, а также научные исследования и
опытно-конструкторские разработки, создающиеся человеком, выступают основным
фактором конкурентной борьбы для организации.

Такая модель общественного устройства может
иметь ряд особенностей, к которым можно отнести:

  1. Члены
    общества с самого юного возраста оказываются вовлечены в информационное
    пространство и приобретают способность трансформации информации в умения и
    полезные навыки.
  2. Для
    становления и развития экономики знаний требуется пересмотр в первую очередь
    системы школьного, профессионального и высшего образования. Профессиональные
    учебные заведения должны работать в тандеме с предприятиями для выявления
    потребностей предприятий и формирования навыков, необходимых для обеспечения
    победы в конкурентной борьбе.
  3. Необходимо
    четкое разделение между формированием навыков и проведением
    научно-исследовательской и опытно-конструкторской работы. Распространенная
    модель НИИ, существовавших в тандеме с предприятиями на территории Советского
    союза и осуществлявших эффективную научно-исследовательскую деятельность,
    показала свою эффективность по сравнению с другими способами ведения
    научно-исследовательской работы. Сегодня большую популярность приобретает
    модель так называемых корпоративных институтов. Такие подразделения есть у ПАО
    «Сбербанк», ОАО «Газпром» и других крупных корпораций России. Корпоративный
    институт реализует обе указанных выше задачи в совокупности – с одной стороны,
    постоянно проводит исследовательскую деятельность, выявляя изменения в
    требованиях рынка и проводит научно-исследовательскую работу, генерируя новые
    технологии, продукцию и т.п.
  4. Для
    масштабного становления знаниевой экономики необходимо пересмотреть систему
    общественного устройства, так как экономика знаний подразумевает развитие
    потребностей высшего уровня, которые, как известно, могут быть развиты толкьо в
    том случае, если удовлетворены потребности низшего уровня. Так, согласно теории
    Маслоу, в основании пирамиды потребностей лежат такие потребности как:
    физиологические потребности, потребность в безопасности и потребность в любви.
    Таким образом, развитие знаниевой экономики возможно только таком обществе, где
    система государственного устройства подразумевает:
  5. а)
    экономическую и политическую стабильность (отсутствие внешних и внутренних
    потрясений, низкий уровень безработицы и т.п);
  6. б)
    крепкую государственную систему и исправное функционирование правовых и
    гражданских государственных институтов;
  7. в)
    наличие сильного и крепкого института семьи. В некоторых обществах выше
    института семьи стоит религиозный институт, однако, это не способствует
    гармоничному развитию личности. Семья является базой для развития здорового
    уверенного в себе человека. Знание – вещь, прямо связана со способностями,
    склонностями и предрасположенностью человека к тому или иному виду
    деятельности. Предрасположенности во многом зависят от психологического
    состояния индивидуума, многие из которых формируются под влиянием окружающих.
    Способности проявляются и развиваются в детском и подростковом возрасте, это
    период, когда дети не способны к самостоятельной жизни. Таким образом, крепкая
    семья становится залогом гармоничного и качественного развития личности и, как
    следствие качественного развития общества.

5.  Маркетинговое мышление персонала и социальная
ответственность компаний. Эти пункты взаимосвязаны. Для того, чтобы сотрудники
работали эффективно и заботились о том, чтобы повышать конкурентоспособность
организации, необходимо развивать маркетинговое мышление всего персонала фирмы
– от контактного персонала до подсобных рабочих. Результаты такого подхода,
когда каждый сотрудник на месте думает о том, как повысить
конкурентоспособность компании, демонстрирует пример японских предприятий. С
другой стороны, ни один сотрудник не станет стремиться приумножить
благосостояние компании в случае, если компания не обеспечивает его личную
свободу и безопасность. Таким образом корпоративная культура, которая может
обеспечить развитие экономики знаний должна базироваться на принципах
социальной и финансовой защиты сотрудниках, повышения уровня маркетингового
образования сотрудников, предоставления сотрудникам возможности проявить
инициативу в деятельности компании, предоставления возможности постоянно
совершенствовать свои профессиональные знания и навыки.

Для
оценки состояния экономики знаний на уровне государства был разработан
комплексный показатель – Индекс экономики знаний. Впервые этот показатель был
разработан и представлен Всемирным Банком как критерий оценки степени
интеграции стран в международную экономическую систему. Сегодня этим
показателем пользуется также другое крупное международное учреждение –
Европейский банк реконструкции и развития. Для оценки общего уровня развития
экономики знаний используют такие показатели, как:

  • Наличие экономических стимулов и
    институциональная среда государства;
  • Инновационный потенциал и
    технологическое развитие;
  • Система образования и подготовки кадров;
  • ИКТ-инфраструктура.

Взгляды на экономику знаний в России во многом
формировались под влиянием работ зарубежных авторов и научных течений. Это
далеко не удивительный факт —  ведь
третья, индустриальная волна развития общества, согласно классификации Тоффлера
[12] в развитые страны пришла значительно раньше — начиная с середины
пятидесятых годов двадцатого столетия западное общество стало задаваться
вопросами повышения уровня конкурентоспособности организаций, используя
человеческий потенциал — один из самых ценных производственных ресурсов
организации. Этот период в науке о менеджменте охарактеризовался развитием идей
школы человеческих отношений и поведенческих наук, существенный вклад в который
ввели Мари Фоллет и Элтон Мейо — они были основоположниками концепции
управления, согласно которой человеческий потенциал и эффективное групповое
взаимодействие, облегчая взаимодействие участникам производственного процесса,
становятся главным фактором производства. В основу их теории также легли
результаты Хоторнских экспериментов, согласно которым была выявлена зависимость
уровня квалификации участников процесса производства на результат. В то время
это открытие  стало сенсацией, так как
прежде предполагалось, что на производительность труда влияют условия труда, а
также подход к организации и администрированию. Однако, благодаря наблюдениям
Хоторна, стало ясно — на производительность труда непосредственно влияет уровень
квалификации сотрудников. Кроме того, эксперимент выявил закономерность
группового взаимодействия, позднее названную синергией — когда в группу
сотрудников с более низким уровнем квалификации помещают сотрудников с более
высоким уровнем квалификации — это повышает КПД всей группы и каждого отдельно
взятого сотрудника.

Таким образом, необходимость повышения уровня знаний сотрудников организаций в условиях рынка становится первостепенно важным аспектом управления, непосредственно влияющим на экономическое состояние регионов и страны в целом. Для того, чтобы более четко представить себе структуру экономики знаний, необходимо определиться с терминологией, касающейся сферы производства и потребления знаний. Рисунок 1 демонстрирует процесс возникновения и формирования знания в конечный продукт человеческой деятельности. При этом нужно сказать, что продуктом переработки информации, имеющий значение для повышения экономической эффективности деятельности, может выступать как развитие профессиональных компетенций сотрудников, что отражает первостепенную роль знаний и информации в процессе управления человеческим капиталом, так и создание продуктов научно-исследовательской деятельности, что находит отражение в развитии наукоемких производств и выпуске наукоемких продуктов.

В Федеральном законе Российской Федерации от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»[13] дается следующее определение этого термина: «информация — сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления».

Знания – это результат познавательной деятельности,
выраженный в идеальных образах и закрепленный в знаковых системах. Знание, с
одной стороны, представляет собой отражение действительности в сознании
человека в виде идеальных образов — представлений, понятий, теорий, а с другой
– является основой для социальной практики. [7]

Познание как форма активного отношения
человека к миру представляет собой сложное, структурно организованное явление.
Основные структурные элементы познания: объект познания (что познается?); субъект
познания (кто познает?); механизм, средства познания (как происходит процесс
познания?); цель познания (зачем познаем?). Понимание взаимосвязи и
взаимообусловленности этих составляющих необходимо для определения сущности
познавательного процесса. В основе познавательной деятельности лежит
взаимодействие субъекта и объекта.

Субъект
познания
– это носитель
познавательной деятельности, источник активности, направленной на объект. Объект познания – это та часть
объективной реальности, на которую направлена познавательная деятельность
субъекта. Субъект и объект познания – это парные категории, диалектически
взаимосвязанные между собой. Познавательная деятельность и ее результат
представляют собой единство объективного и субъективного: познание объективно
по своему содержанию, т.к. отражает процессы и явления, существующие независимо
от человеческого мышления, и субъективно по своей форме, т.к. его носителем
является только человек, т.е. субъект. Таким образом, человек, получая
информацию извне, трансформирует ее в знание, которое фактически представляет
собой структурированную и отсортированную информацию. Затем начинается процесс
освоения деятельности, представляющий значительную ценность в разрезе
экономической деятельности. Освоение деятельности начинается с освоения умений.

Умением называют освоенный человеком способ
выполнения деятеьности. Познавая в учении окружающую действительность, законы
природы и общества, человек приобретает знания. Для того чтобы человек овладел
умениями он должен знать, как это надо делать. Получив знания, он учится
применять их в практической деятельности — у него вырабатывается умение. В
процессе упражнений, в ходе практической деятельности умения совершенствуются.
В результате долгих упражнений деятельность выполняется все более и более
правильно, точно, быстро, экономно, без ошибок. Это, в частности, приводит к
тому, что хорошо освоенные операции в составе деятельности начинают выполняться
автоматизировано, без непосредственного контроля сознания. Навыком называют такое действие, в составе которого отдельные
операции стали автоматизированными в результате упражнений. Иными словами,
навык — это частично автоматизированное действие. [3] Важную роль развитию
конкретных навыков персонала отводят сторонники тейлоризма и разделения труда –
на сегодняшний день обучению и развитию персонала с целью совершенствования
навыков сотрудников уделяют много внимания в организациях – с этим связано
развитие корпоративных институтов и отделов обучения, а так же возрастающий
спрос на специалистов в области организации обучения персонала.

Совокупность знаний, умений и навыков формирует
профессиональные компетенции сотрудников. В современной практике термин
«профессиональная компетенция» чаще всего определяет способность сотрудника
выполнять задачи в соответствии с заданными стандартами.

Профессиональная
компетенция

способность успешно действовать на основе практического опыта, умения и знаний
при решении профессиональных задач.

Цель освоения знаний может быть представлена
не только освоением профессиональных компетенций, но и производством научного
продукта. Алгоритм формирования научных знаний отражен на рисунке 1. Так,
информация, прежде чем стать трансформироваться в конкретный
научно-практический результат, должна пройти ряд трансформаций: сначала
информацию, поступающую из окружающей среды, трансформируют в фундаментальные,
либо прикладные научные исследования. Тем самым, научное знание проходит первый
этап – сбор и обработка первичных данных. За процессом сбора информации следует
научно-техническая деятельность, которая ведет к формированию гипотез, которые,
в свою очередь, должны быть подкреплены экспериментальными разработками,
которые, в свою очередь, трансформируются в конкретный научно-технический
результат.

Ниже приведу определения, предложенные В.П.
Глуховым. [1]

Научная
(научно-исследовательская) деятельность
— деятельность, направленная на получение и применение новых знаний,
в том числе:

  • фундаментальные научные исследования — экспериментальная или теоретическая деятельность, направленная на получение новых знаний об основных закономерностях строения, функционирования и развития человека, общества, окружающей природной среды;
  • прикладные научные исследования — исследования, направленные преимущественно на применение новых знаний для достижения практических целей и решения конкретных задач.

Научное исследование направлено на выявление
свойств и особенностей изучаемого объекта, установление его существенных
признаков, свойств и особенностей.

Научно-техническая
деятельность

деятельность, направленная на получение, применение новых знаний для решения
технологических, инженерных, экономических, социальных, гуманитарных и иных
проблем, обеспечения функционирования науки, техники и производства как единой
системы.

Экспериментальные
разработки
— деятельность,
которая основана на знаниях, приобретенных в результате проведения научных
исследований или на основе практического опыта, и направлена на сохранение
жизни и здоровья человека, создание новых материалов, продуктов, процессов,
устройств, услуг, систем или методов и их дальнейшее совершенствование.

Научный
и научно-технический результат
— продукт научной или научно-технической деятельности, содержащий
новые знания или решения и зафиксированный на любом информационном носителе.

На сегодняшний день нет конкретно
разработанной методики оценки степени интеграции человека и организации в
структуру знаниевой экономики. Повсеместно используется индекс экономики знаний
для оценки степени интеграции страны в международное информационное
экономическое пространство. Однако, по мере развития мировой экономики в целом,
все больше и больше возрастает влияние отдельного человека и организации на
состояние экономики государства. Причины, по которым это происходит, были
рассмотрены выше. Рассмотрим материалы исследований Алексея Боговиза [1].  В своей работе автор приводит характеристику
комплекса мер государственной поддержки, необходимых для становления и развития
информационной экономики. Так, автор называет основной целью, стоящей перед организации
в процессе формирования информационной экономики поддержку тенденций экономики
знаний и активации тенденций социального развития экономических систем в
условиях экономики знаний. В качестве основного результата деятельности
государства автор указывает интенсивное развитие человеческого капитала,
быстрое распространение знания и инноваций, развитие высокотехнологичных сфер
экономики.

Автор также выделил три основных направления деятельности государства для содействия развитию экономики знаний: необходимость развития дистанционного обучения, необходимость обеспечения доступности информации для экономического инновационного развития, необходимость развития дистанционной науки. Автор дает комплексную характеристику роли и задач государства в становлении экономики знаний. На рисунке 2 приведена авторская попытка интегрировать в эти разработки роли и основные направления деятельности человека и организации в условиях экономики знаний.

На рисунке 2 изображена взаимосвязь ключевых
характеристик человека, организации и государства в условиях экономики знаний,
выявленных при рассмотрении материала данной работы. Рассмотрим их подробнее.

Человек
в условиях экономики знаний
,
как неоднократно говорилось выше, приобретает основополагающую роль. В виду
того, что экономика знания – это экономика, основанная в первую очередь на
интеллектуальнй собственности, в числе ключевых характеристик деятельности
человека в условиях экономики знаний можно назвать:

  • Уровень
    образования – чем выше полученный участником экономических процессов уровень
    образования, чем более оно качественное и многогранное, тем больший объем
    знаний и иных продуктов интеллектуальной собственности сможет произвести
    человек;
  • Умения и
    навыки человека – современные условия и стремительно меняющийся мир привели к
    тому, что человеку для того, чтобы успешно взаимодействовать с экономической
    системой и оперативно подстраиваться под изменяющиеся требования внешней среды,
    становится необходимым постоянно развивать свои навыки. Это требование времени
    обусловлено тем, что профессии в наше время появляются и исчезают гораздо более
    стремительно чем когда-либо до наших дней, навыки становятся основным
    конкурентным преимуществом сотрудника в организации. При этом, говоря о
    навыках, стоит отметить, что возможна и противоположная ситуация – когда
    специалист, получив специфические навыки, становится практически монополистом на
    рынке труда и получает большее количество заказов, а, следовательно, и прибыли;
  • Способы
    получения информации и формирования знаний – люди по-разному принимают
    информацию. На сегодняшний день основной признак конкурентоспособности
    специалиста – его умение работать с большим количеством источников информации,
    быстро принимать и обрабатывать информацию, а также оперативно принимать
    решения на основе полученных данных;
  • Профессиональные
    компетенции и квалификация сотрудника – профессиональные компетенции сотрудника
    выступают залогом стабильного функционирования основных процессов в
    организации, позволяя поддерживать выполнение бизнес-процессов организации на
    должном уровне, затрачивая при этом меньшее количество времени и освобождая
    время сотрудника, необходимое для ведения научно-исследовательской
    деятельности;
  • Активность
    использования информационных технологий – на сегодняшний день сотрудники помимо
    профессиональных компетенций должны обладать также навыками использования
    инструментов дистанционной работы. Среди базовых навыков можно назвать: навык
    работы в MS Office,
    навыки работы в сети интернет, навык организации и проведения онлайн собраний,
    вебинаров, мониторингов деятельности и т.п. информационная экономика дает
    ресурсы для организации рабочего времени таким образом, чтобы затраты его на
    выполнение процессов, обеспечивающих стабильное функционирование организации,
    оказались наименьшими. Основная задача менеджера в условиях экономики знаний –
    создать такие условия работы с использованием информационных технологий,
    которые позволили бы выделить как минимум треть рабочего времени сотрудников на
    ведение научно-исследовательской работы, которая в свою очередь является
    гарантом обеспечения конкурентоспособности предприятия в условиях рынка.

Организация в условиях экономики знаний
выступает связующим звеном между способностями и деятельностью отдельных людей
и государственной политикой в области поддержки и развития экономики знания.
Ключевыми характеристиками деятельности организации в условиях экономики знаний
становятся:

Использование интернет-маркетинга и
интернет-продвижения в деятельности предприятия – предприятия, не ведущие свою
деятельность в сети Интернет, сегодня лишают себя большого объема прибыли,
который мог бы быть получен в результате информирования потребителей о товарах
и услугах при помощи онлайн инструментов, а также предоставления
онлайн-сервисов для клиентов;

Взаимодействие с государственными и
международными исследовательскими программами – сегодня компаниям необходимо

Организация сбытовой деятельности – при
организации способов сбыта у компаний также появилось больше возможностей
благодаря интернет-технологиям. Так, компании могут организовать сбыть при
помощи, к примеру, приложения, сайта компании, либо быстро найти нужного
посредника на отраслевых порталах.

Производственный процесс – организация
производственного процесса компании в условиях экономики знаний становится
более технологичной. Часто при организации процесса задействуют робототехнику,
специальное программное обеспечение. Если речь идет о сфере услуг, что к числу
таких программ относятся, например, CRM системы;

Наличие и состояние системы обучения в
организации – сегодня мы наблюдаем новый этап развития корпоративных учебных
центров – корпоративные институты – подразделения крупных компаний, которые
позволяют организации готовить высококвалифицированные рабочие кадры без отрыва
от производственного процесса, а также с учетом компетенций и квалификаций,
востребованных в деятельности каждой конкретной организации. Этот аналог
высшего образования позволяет сформировать кадровый резерв, подходящий под
специфические условия деятельности каждой отдельно взятой организации;

Использование информационных технологий в
организационной деятельности – в организационной деятельности использование информационных
технологий становится залогом точного и качественного поддержания
бизнес-процессов, позволяет сократить производственные ошибки, сделать
бизнес-процессы прозрачными, а также сократить время выполнения
производственных задач;

Стратегия организации – крайне важно, чтобы
при разработке стратегии организации, руководители учитывали современные
экономические условия и темпы развития экономики знаний, а также изменения
окружающей организации среды, учет этих факторов в долгосрочной перспективе, а также
синхронизация стратегии компании со стратегическими задачами на уровне
государства может позволить организации не только выиграть в конкурентной
борьбе в настоящий момент, но и преуспеть в условиях стремительно меняющихся
экономических условий;

Поддержка прикладных научных исследований –
организации должны в качестве базы своего экономического развития рассматривать
результаты прикладных научных исследований, проводимых сотрудниками. Это
позволит оперативно повысить квалификацию персонала, а также станет мощным
ресурсом инновационной деятельности предприятия.

На уровне государства по версии А. Боговиза,
должны выполняться следующие задачи:

Развитие дистанционного обучения: массовое
признание дипломов дистанционного образования; стандартизация и нормирование
дистанционного образования, строгий государственный контроль качества
дистанционного образования.

Развитие дистанционной науки: стимулирование
развития грантов и фондов на ведение научной деятельности, а также создание
площадок на базе научных организаций для дистанционного обмена научными
достижениями; учет общественного мнения в процессе управления инновационным
развитием экономических систем.

Обеспечение доступности информации для
экономического инновационного развития: обеспечение покрытия сети Интернет;
обеспечение массового распространения компьютерных и интернет технологий;
создание платформ информирования населения и обсуждения результатов
инновационного развития.

При этом в качестве основного инструмента
автор рассматривает распространение использования и повышение доступности сети
Интернет.

Подводя итог, следует сказать о том, что
экономика знаний в целом – это экономика человека, основной ценностью, ресурсом
и фактором производства в ней выступает сам человек. Это должно навести государства
и организации на мысль о том, что стабильность их экономического роста зависит
от стабильности и качество жизни каждого конкретного члена общества, что в свою
очередь позволяет надеяться на то, что эра экономики знаний станет для
человечества эрой самого гуманистического социально-экономического устройства
общества в истории.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Bogoviz, A.,
    Mezhov, S.: Models and tools for research of innovation processes. Mod. Appl.
    Sci. 9(3), 159–172 (2015)
  2. Глухов В.В. – Экономика знаний / В. В.
    Глухов, С. Б. Коробко, Т. В. Маринина. — СПб.: Питер, 2003. — 528 с: ил. —
    (Серия «Учебное пособие»).
  3. Клейнер Г.Б. – Системная парадигма в
    экономических исследованиях: новый подход // Цивилизация знаний: российские
    реалии. Труды Восьмой научной конференции Москва, 20-21 апреля 2007 г. М.:
    РосНОУ, 2007
  4. Крутецкий
    В. А. – Психология: Учебник для учащихся пед. училищ / В.А. Крутецкий — М.:
    Просвещение, 1980.—352 с.
  5. Макаров В.Л. Экономика знаний: уроки для
    России// Вестн. Рос. акад. наук. — 2003. — Т.73, N 5. — C.450-456; Наука и
    жизнь. — 2003. — N 5. — С.26-30.
  6. Максаковский,
    В.П. – ЭКОНОМИКА ЗНАНИЙ/ В.П. Максаковский – Смоленск: Универсум, 2012. – 104
    с.
  7. Мильнер Б.З. – Управление знаниями/ Б.З.
    Мильнер – М.: ИНФРА-М, 2003. — 178 с.
  8. Миронов
    В.В. – Философия: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. В. Миронова. — М.:
    Норма, 2005. — 673 с.
  9. Ожиганова
    Е.М. – Теория поколений Н. Хоува и В. Штрауса. Возможности практического
    применения // Киберленинка – 2015г. – УДК 316.3
  10. Павлов М.Ю. – Формирование и использование
    творческого потенциала человека в экономике, основанной на знаниях [Электронное
    издание] – М.: Экономический факультет МГУ им. Ломоносова, 2016 г. – 176 с.
  11. Паникарова, С. В. – Управление знаниями
    и интеллектуальным капиталом : [учебное пособие] / С.В. Паникарова, М.В. Власов
    ; М-во образования и  науки рос.
    Федерации, урал. федер. ун-т. — Екатеринбург : изд-во урал. ун-та, 2015. — 140
    с.
  12. Степанова Т.Е. – Экономика XXI века —
    экономика, основанная на знаниях // Креативная экономика. – 2008. – Том 2. – №
    5. – С. 18-22.
  13. Тоффлер
    Э. – Третья волна / Э. Тоффлер. – М.: ООО «Фирма «Издатетьство .
    ACT», 2004, сс.6-261
  14. Федеральный
    закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от
    19.07.2018 N
    211-ФЗ



Московский экономический журнал 6/2020

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10467

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ
АСПЕКТЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПЛАНИРОВАНИЯ НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ

METHODOLOGICAL
ASPECTS OF STRATEGIC PLANNING AT THE REGIONAL LEVEL

Доменко Юрий Юрьевич, аспирант
кафедры государственного и муниципального управления ФГБОУ ВО «ВятГУ», Федеральное
государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Вятский
государственный университет» – ВятГУ., РФ, г. Киров

Domenko Yuri
Yurievich,
post-graduate
student of the Department of state and municipal management  of «Vyatka state University», Federal state
budgetary educational institution of higher education «Vyatka state University»
— Vyatka state University., Russian Federation, Kirov

Аннотация. На сегодняшний день
процесс стратегического планирования в РФ строго регламентирован нормами
законодательства и, в частности, ФЗ от 28.06.2014 № 172-ФЗ
«О стратегическом планировании в Российской Федерации». Институциональная форма
стратегического планирования позволяет говорить о ней как о структурированной
системе, с формально определенным набором методов, инструментов и механизмов.
Несмотря на формальную регламентацию стратегического планирования не только на
государственном, но и на региональном уровне в рамках прикладного аспекта
остается ряд актуальных вопросов.

Summary. To date, the process of strategic planning
in the Russian Federation is strictly regulated by legislation, and in
particular by Federal law No. 172-FZ of 28.06.2014 «on strategic planning
in the Russian Federation». The institutional form of strategic planning
allows us to speak of it as a structured system, with a formally defined set of
methods, tools and mechanisms. Despite the formal regulation of strategic
planning not only at the state level, but also at the regional level, a number
of topical issues remain within the framework of the applied aspect.

Ключевые слова: регион;
стратегия; стратегическое планирование; стратегическое управление.

Keywords: region; strategy; strategic planning;
strategic management.

Согласно статье 3 ФЗ от 28.06.2014 № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» стратегическое планирование – деятельность участников стратегического планирования по целеполаганию, прогнозированию, планированию и программированию социально-экономического развития Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, отраслей экономики и сфер государственного и муниципального управления, обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, направленная на решение задач устойчивого социально-экономического развития Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований и обеспечение национальной безопасности Российской Федерации [1]. Несмотря на уровень стратегического планирования (федеральный, региональный, муниципальный) его участники функционируют в таких стратегических плоскостях как: планирование по целеполаганию, прогнозирование, планирование и программирование по социально-экономическому развитию как страны в целом, так и в рамках ее территориальных единиц (Таблица 1).

Исходя из представленной таблицы, можно сделать вывод о том, что  стратегическое планирование, по сути своей, предполагает определенное действие или совокупность действий участников (субъектов) целью которых является решение задач в рамках устойчивого социально-экономического развития как страны в целом, так и субъектов РФ, а также муниципальных образований в частности. 

Так, например, Г.
Минцберг отрицает концепцию, стратегии как плана, т.е. выстроенной
последовательности действий, которая формируется в голове ее разработчика.
Профессор полагает, что стратегия – это действия, совершаемые в определённый
отрезок времени, при этом в число этих действий также входит наблюдение за
происходящими в системе событиями [4].

При этом в
содержательном компоненте стратегии Г. Минцберг не говорит о ненужности
планирования, но обращает внимание на то, что сами действия ему представляются
более важными, чем запланированные намерения.

На сегодняшний день
действительно в стратегическом планировании на уровне региона сохраняется
тенденция к принятию новых стратегий социально-экономического развития
регионов, а также частое внесение в них изменений  [5]. Несмотря на такую тенденцию в
стратегическом планировании региона, подход Г. Минцберга для отечественной
науки остается весьма спорным.

Рассматривая стратегическое
планирование с позиции намерений совершения определенных действий в отмеренном
промежутке времени и с целью получить конкретный (измеримый) результат,
отметим, необходимость анализа методологической базы стратегического
планирования.

Говоря о методологических аспектах стратегического
планирования, отметим, что их нужно рассматривать в двух разрезах – это
теоретическом и практическом.

Теоретический аспект методологической базы предполагает
набор методов направленных на возможное применение в системе стратегического
планирования без учета особенностей системы, в отношении которой проводится
стратегическое планирование.

Практический аспект методологической базы предполагает
выработку научных методов, которые применимы для системы, в отношении которой
проводится стратегическое планирование.

В.В. Иванов в своей работе «Методологические аспекты
стратегического планирования в контексте глобальных трансформаций» определяет
то, что методология стратегического планирования, выступая научной основой
разработки программ, планов, прогнозов, проектов должна отвечать на ряд
вопросов. К числу таких вопросов можно отнести:

  1. какова цель развития объекта (системы) стратегического
    планирования;
  2. какова последовательность разработки управленческих решений в
    форме стратегических прогнозов, планов и программ;
  3. какими должны быть стратегические планы, программы, прогнозы
    (требования);
  4. какие методологические подходы следует использовать;
  5. какие показатели наиболее полно и объективно описывают
    состояние объекта и системы в целом [3].

Акцентируем внимание на систематизации методологических
подходов стратегического планирования применимых на уровне региона.

Как известно методологическая база стратегического
планирования на региональном уровне сформирована на основе методов пришедших к
нам из стратегического менеджмента.

На сегодняшний день основу методологической базы  стратегического планирования составляет
системный подход. Данный подход характеризуется тем, что через его форму
происходит структуризация целей, задач их решений, а возникающие в ходе
планирования проблемы, решаются не изолированно, а во взаимосвязи друг с
другом.

Системный подход в стратегическом планировании
проявляется не только через отдельные инструментарные элементы планирования, но
и через институциональные системы, представленные в виде научных школ
стратегического управления.

Данное исследование не ставит перед собой задачу
рассмотреть сущностные характеристики научных школ стратегического управления в
целом, а определяет задачу анализа методологии каждой из них применительно к
стратегическому планированию на уровне региона.

Каждая школа
стратегического управления содержит совокупность методов стратегического
планирования позволяющих достичь поставленных целей и задач.

Отметим, что школы
стратегического управления сложились в системе стратегического менеджмента для
корпоративных структур. Использование системы методов и инструментов отдельной
школы в стратегическом планировании на региональном уровне является
методологически неверным.

Исходя из этого,
отметим, что определение методологических аспектов стратегического планирования
на региональном уровне требует анализа и выделения отдельных методов и
инструментов классических школ стратегического управления.

Так, например, школа
дизайна в стратегическом управлении характеризуется тем, что основным элементом
в построении стратегии организации является определение сильных и слабых
сторон, а также определение ряда угроз и возможностей организации.

Отметим, что
определение этих элементов в структуре методологического аппарата построения
стратегии организации применимо и допустимо к проецированию на регион. Это
становится возможным в силу  отнесения
региона, как и организации к социально-экономической системе, несмотря на его,
более сложную структуру и широкую систему связей.

Несмотря на универсальность
методологического аппарата построения стратегии, данная школа имеет
определенные недостатки. Как отмечает А.Г. Атаева, к недостаткам данной школы в
целом можно отнести  единоличную
разработку стратегии, руководителем организации, а также ограниченную
возможность привлечения экспертов и исполнителей для разработки стратегического
документа. Автор к числу недостатков относит аксиому того, что стратегия
является идеальным документом и все происходящие события должны быть
рассмотрены не с позиции возможной трансформации стратегии, а с позиции
подчинения постулатам стратегии [2]. 

Школа планирования в
основе своей, не столько предлагает широкий методологический аппарат
стратегического планирования, а сколько говорит об институциональном оформлении
стратегического планирования. Так, например, формализация стратегии, сценарный
подход, а также детализация всех структурных элементов стратегии является
сильной стороной данной школы, что и определяет ее институциональную среду и
отличительные признаки. Такой формат стратегического планирования хорошо
применим на региональном уровне. При этом разработка стратегий в таком формате,
должна быть подкреплена сильным и качественным анализом состояния региона для
проработки четких стратегических планов. Качество прогнозов определяет качество
стратегии.

Школа позиционирования
предполагает, что построение стратегии организации основывается на определении
преимущества и специализации организации. Такой подход также работает в
стратегическом планировании на региональном уровне. Так, например, на
сегодняшний день в стратегиях социально-экономического развития регионов,
присутствуют разделы посвященные положению субъектов в экономике РФ, которые и
определяют преимущество одного субъекта перед другими субъектами (например, субъектами
соседями или субъектами, входящими в один федеральный округ).

Школа
предпринимательства, в основе своей закладывает принцип построения стратегии
одним субъектом «руководителем организации». Построение стратегии стоится
исходя из субъективного опыта и интуиции лица, принимающего решения.
Ограничение возможности других акторов принимать участие в разработке
стратегии, делает подход данной школы малоприменимым для стратегического
планирования на уровне региона.

 Когнитивная школа в системе стратегического
управления выделяет ведущее место, субъекту планирования, т.е. стратегу который
должен иметь широкие аналитические способности. Стратегии зарождаются как
перспективы, а само формирование стратегии рассматривается как процесс
структурирования информации.

Как отмечает А.Г.
Атаева, такая концепция применима не только к планированию в корпоративных
структурах, но и на уровне региона, так как регион – это сложная система, в
которой невозможно полностью предусмотреть все интересы и различные варианты будущего.
Исходя из этого, региональная стратегия всегда носит компромиссный характер [2].

Школа обучения в
стратегическом управлении характеризуется тем, что принятие стратегии
осуществляется руководителями, а реализация стратегии осуществляется исполнителями,
а также четкие цели стратегии не всегда могут соответствовать изменяющейся
реальности.

Школа власти в основе
своей закладывает, элемент доминирования властно-управленческих структур в
системе принятия решений, включая, в том числе разработку и реализацию
стратегии развития. Стратегия развития становится инструментом реализации
решений властных структур имеющих возможность определять вектор развития
корпоративной системы.

При разработке
стратегии властные отношения в структуре административно-управленческого
аппарата аккумулирующего, цели, задачи, направления, а также сценарии развития
не должны играть фундаментальную роль. В процессе принятия и реализации
стратегии развития, особенно на региональном уровне должен быть выдержан баланс
интересов общества и государственных институтов.

Школа культуры в
стратегическом управлении характеризуется следующими тезисами:

во-первых – проявления
традиционализма при выстраивании процесса стратегического планирования;

во-вторых – сохранение
баланса, минимизация рисков и низкий уровень толерантности к возможным
изменениям и трансформациям.

 Данная школа со своим набором инструментов и
взглядов на стратегическое  управление
мало применима на региональном уровне, так как ограничивает возможность
прогрессивных изменений, которые так необходимы в условиях турбулентности и
структурных преобразований.

Школа внешней среды
напротив позволяет выстраивать систему стратегического управления более гибко,
трансформироваться с учетом внешних изменений, что придает ей динамичность и
возможность оставаться актуальной, несмотря на все структурные преобразования.

При этом ведущий подход
данной школы приводит к нарушению такого фундаментального принципа
стратегического планирования как долгосрочное планирование [5].

Главная концепция
рассматриваемой школы также нарушает такой законодательно закрепленный принцип
стратегического планирования как принцип преемственности и непрерывности.
Проявляется это в том, что разработка и реализация документов стратегического
планирования осуществляются участниками стратегического планирования
последовательно с учетом результатов реализации ранее принятых документов
стратегического планирования и с учетом этапов реализации документов
стратегического планирования [1]. При этом внешние факторы выступающие
катализатором изменений в стратегическом управлении реструктуризируют ранее
выбранные направления развития.

Школа конфигурации
характеризуется тем, что развитие системы независимо от ее формы (организация,
территориальное образование и т.д.) проходит по определенным фазам. Концепция
данной школы выделяет две фазы – это относительная устойчивость конфигурации и
период трансформации. Период трансформации в не зависимости от его амплитуды
переходит в новую конфигурацию. При такой концепции процесс стратегического
планирования всегда динамичен и несет за собой изменения, в том числе в
документы стратегического планирования.

Рассмотренные выше
школы сформировались в системе стратегического управления корпоративными
структурами. Каждая школа несет в себе определенную идею и концепцию
стратегического планирования,  выраженную
в наборе специфических методов, механизмов и инструментов стратегического
планирования.

При этом отметим, что система методов, механизмов и инструментов стратегического планирования на уровне организации не всегда применима на региональную систему в силу ее сложности.  Итак, рассмотрим наиболее эффективные концепции стратегического планирования на региональном уровне.

Из анализа таблицы
отметим, что наиболее приемлемыми подходами в стратегическом управлении на
уровне региона являются подходы школы планирования, позиционирования и
когнитивной школы. При этом такое положение является оправданным исключительно
в рамках современных реалий как уровня социально-экономического развития
регионов (объекта стратегического управления), так и профессионального уровня
субъектов стратегического управления.

Только комплексный
подход стратегического управления в целом и планирования в частности  включающий в себя наиболее адаптивные методы,
приемы, механизмы и инструменты позволит достичь поставленных целей
стратегического планирования на региональном уровне.

Список литературы

  1. Федеральный
    закон от 28.06.2014 N 172-ФЗ (ред. от 18.07.2019) «О стратегическом
    планировании в Российской Федерации» [Электронный ресурс]. – http://www.consultant.ru/
  2. Атаева
    А.Г. Проблемы разработки методологии
    стратегического планирования для региональных социально-экономических систем
    // Управление. 2019. Т. 7. № 4. С. 90-99.
  3. Иванов
    В.В. Методологические аспекты стратегического
    планирования в контексте глобальных трансформаций
    // Экономическое возрождение России. 2020. № 1 (63). С. 6-14.
  4. Классики
    менеджмента: пер. с англ. / Под. Ред. М. Уорнера: под ред. Ю.Н. Каптуревского.
    – СПб.: Питер, 2001. – 1168 с. – (Серия «Бизнес-класс»).
  5. Соболева
    О.Н., Доменко Ю.Ю. Основные характеристики стратегий
    социально-экономического развития субъектов приволжского федерального округа
    // В сборнике: Общество. Наука. Инновации (НПК-2019) Сборник статей XIX Всероссийской
    научно-практической конференции: в 4-х томах. 2019. С. 468-473.



Московский экономический журнал 6/2020

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10466

Теоретические
аспекты определения понятия «регион»

Theoretical
aspects of the definition of «region»

Доменко Юрий Юрьевич, аспирант
кафедры государственного и муниципального управления ФГБОУ ВО «ВятГУ», Федеральное
государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Вятский
государственный университет» – ВятГУ., РФ, г. Киров

Domenko Yuri
Yurievich,
post-graduate
student of the Department of state and municipal management  of «Vyatka state University», Federal state budgetary
educational institution of higher education «Vyatka state University» — Vyatka
state University., Russian Federation, Kirov

Аннотация. Региональные
исследования не зависимо от их объекта требуют уточнения определения понятия
«регион», так как именно правильное категориальное определение данного понятия
позволяет говорить о точных границах данного исследования и соответственно
выводах, которые формируются в их результате.

Summary. Regional studies, regardless of their
object, require clarification of the definition of the concept «region», since
it is the correct categorical definition of this concept that allows us to
speak about the exact boundaries of this study and, accordingly, the
conclusions that are formed as a result of them.

Ключевые слова: регион;
экономический подход; социальный подход; административный подход; системный
подход; комплексный подход.

Keywords: region; economic approach; social
approach; administrative approach; system approach; integrated approach.

Базовым объектом
исследования региональной экономики является регион. Категория «регион» в своей
эволюции претерпела множество трансформаций и интерпретаций в контексте тех
исторических реалий, которые оказывали влияние на ученых-регионалистов.

Так Л.Д. Казаченко в
обзоре научных подходов к определению категории «регион» определяет
актуальность рассмотрения структуры и содержания данной категории в силу
возрастания роли регионального управления и суверенности регионов [8].

С такой позицией автора
можно согласиться отчасти. Действительно роль регионального управления на сегодняшний
день возрастает. И это проявляется, прежде всего, не в формате возрастания
автономности региональных органов власти, а изменения качества государственного
управления в регионах. Исходя из этого, согласиться со вторым тезисом автора,
выраженным в возрастании суверенности регионов, не представляется возможным.

Так, например,  А.С. Новоселов и А.С. Маршалова в своей
работе «Актуальные проблемы разработки стратегии социально-экономического
развития региона» говорят о том, что при переходе к рыночным отношениям и
переходе на многоукладную экономику перед государством объективно возникла
потребность в пересмотре положения региона в общей системе управления. Также
авторы утверждают, что общемировой тренд пространственного развития, изменяющий
функциональную структуру большинства территорий, привел к необходимости
«признания» государственного управления на территориальном уровне [15].

Возвращаясь к самой
категории регион, необходимо отметить, что исследование любого объекта
предполагает его четкое определение и выделение его сущностных характеристик,
которые подвергаются анализу в процессе исследования. Для того чтобы правильно
трактовать категорию «регион» необходимо проанализировать концептуальные
подходы авторов.

Так, например, К.В.
Названова в своей работе «Современные подходы к определению понятия «регион»
выделяет следующие подходы к определению понятия «регион»: географический,
экономический, социальный и комплексный подходы [13].

Ф.Х. Доронина выделяет
следующие подходы к определению понятия «регион»:
административно-территориальный, экономический, социальный,
социально-экономический и территориально-географический подходы [7].

Е.А. Лапа рассматривает
понятие «регион» с позиции таких подходов как: экономический, географический,
демографический и социальный подходы [12].

А.В. Савельев
определяет шесть основных подходов к определению понятия «регион»:
территориально-хозяйственный; территориально-географический; социальный;
комплексный; системный; административно-территориальный [18].

Б.Д. Бабаев и Н.В. Боровкова
в своей работе «О подходах к определению понятия регион» выделяют следующие
подходы: территориальный, административный, экономический, социальный,
системный [2].

А.А. Кужелева
рассматривает понятие «регион» с позиции таких подходов как субъектно-функциональный
и системный подходы [10].

Исходя из
представленных подходов различными авторами, можно отметить, что на сегодняшний
день не существует не только единого подхода в определении понятия «регион», но
и даже единого комплекса подходов, которые позволят содержательно раскрыть
категорию «регион». Каждый автор определят свою систему подходов, и выделяет в
ней тот ведущий подход, в области которого находятся его научные интересы.

Итак, для начала
рассмотрим понятие «регион» с позиции экономического подхода. В рамках данного
подхода регион можно рассматривать с двух позиций:

  • во-первых – регион это структурная единица всей экономической системы государства, имеющая внутренние горизонтальные связи;
  • во-вторых – регион это обособленная структурная единица, встроенная в экономическое пространство государства, которая передает часть своих функций общенациональному центру.

Профессор А.И. Добрынин
определяет регион как территорию, имеющую определенную специализацию народного
хозяйства, при этом характеризующаяся целостностью воспроизводственного
процесса [5].  

В.А. Долятовский
рассматривает регион как сложный территориально-экономический комплекс, имеющий
внутренние ресурсы, которые ограничены в своем количестве, структуру
производства, а также потребности связи с внешней средой [6].

И.В. Арженовский
определяет регион через систему классических экономических элементов включающих
в себя специализацию производства отдельных товаров и услуг, а также
комплексность и целостность хозяйства. При этом автор добавляет в систему
элементов характеризующих регион органы управления, которые обеспечивают
решения [1].

Исходя из такого
определения понятия «регион» можно говорить, что регион отождествляется с такой
категорий как субъект Федерации. Автор также утверждает, что в последующем
термин регион будет использоваться именно в значении субъекта РФ. Такая позиция
является на сегодняшний день довольно-таки популярной, но исходя из
ретроспективного анализа экономического подхода к понятию «регион», можно
отметить, что регион нередко отождествляется с экономическим районом.

Социальный подход
определения «регион»  характеризует его
как социально-пространственную общность. Так, например, Г. В. Гутман в своем
труде «Управление региональной экономикой» определяет регион как
территориальное образование, которое имеет четко определенные границы в
пределах, которых протекают социально-экономические процессы обусловленные
местом региона в структуре общественного разделения труда [4].

Рассматривая категорию
«регион» в рамках социального подхода отметим работу известного экономиста и
академика Н.Н. Некрасова, в трудах которого регион определяется как крупная
часть территории страны, которая характеризуется относительно однородными
природными условиями, а также однородным развитием производительных сил и
перспективным развитием социальной инфраструктуры [14].

Несмотря на то, что
автор определяет регион как крупное территориальное образование, он не
отождествляет его с административно-территориальным образованием.

Анализ научной литературы
позволяет говорить нам о том, что социальный подход определяет регион как
целостную общественную систему, которая является самостоятельной
административной, социально-культурной, хозяйственно-экономической единицей.
Данная единица является не статичным институтом, проявляя динамику развития в
определенных социокультурных условиях.

Ряд авторов в
построении системы подходов определения понятия «регион» не выделяют отдельно
экономический и социальный подход, а рассматривают регион с позиции социально-экономического
подхода.

Такой подход в
определении понятия «регион» прослеживается в ранних работах А.С. Маршаловой и
А.С. Новоселова, которые определяют регион как подсистему
социально-экономического комплекса страны, с законченным циклом производства, а
также специфическими особенностями протекания социальных и экономических
процессов [16]. 

В своей работе Е.А.
Лапа «Подходы к определению понятия «регион» отдельно выделяет экономический
подход и социальный подход в определении понятия «регион» но, несмотря на это,
характеристика подходов позволяет говорить о смешении двух подходов в один
социально-экономический подход. 

Так, например, автор
характеризует регион с позиции экономического подхода как единицу с характерным
состоянием экономики, определенными финансовыми институтами и т.д.

Социальный подход и
регион в целом Е.А. Лапа трактует единицу с определенными показателями уровня
образования, здравоохранения, продолжительности жизни, уровнем физического и
психического здоровья людей [12].

Автор, несмотря на
четкое выделение признаков региона в контексте двух подходов, в определении
самого понятия «регион» использует как социальные, так и экономические
характеристики региона, что позволяет нам говорить об  интегрированном, т.е. социально-экономическом
подходе в определении понятия «регион».

Обратимся к следующему
подходу в определении понятия «регион». Ряд авторов в своих трудах
«классификационного» характера выделяют административный подход в определении
понятия «регион».

Так, например, Б.Д. Бабаев
и Н.В. Боровкова в своем труде говорят о том, что административный подход
определяет регион как административно-территориальное образование, которое
имеет свои выборные органы государственной власти и управления, а также которые
отвечают и обеспечивают социальное, экономическое, политическое и
национально-культурное развитие [2].

Также Ф.Х. Доронина
говоря об административно-территориальном подходе к определению понятия
«регион»  рассматривает его как
территорию в административных границах того или иного субъекта федерации [7].

Исходя из анализа
системы подходов, отметим, что административно-территориальный подход в
определении «понятия» регион нередко определяется авторами  как подход второго порядка, дополняющий
систему подходов во главе с экономико-социальными подходами.

Несмотря на выше
изложенное, нельзя выстраивать иерархию подходов в определении понятия
«регион». Регион должен рассматриваться как система с объективными признаками,
требующими лишь систематизации и оформления в единую систему. Но, как известно
определение понятия регион хоть и несет в себе посыл тривиальности и простоты
при этом требует четкого определения границ самой категории для дальнейшей
работы в области региональной экономики.

Содержательное
наполнение определения «регион» во много зависит от субъекта научного познания.
Анализ научной литературы позволяет говорить о превалировании экономического
подхода, что непосредственно связано с субъектами познания, т.е.
исследователями-экономистами.

Выделяя экономические
характеристики региона, и определяя его как чисто экономическую категорию, мы
упускаем тех реалий, которые сегодня объективно имеем в области региональной
экономики и управления.

Централизация системы
государственного управления регионом смещает содержание понятия «регион» с
экономической категории в сторону административной категории.

Так, С.Г. Воронков в
своей работе «Российские регионы в условиях становления нового типа» выделяя
такие подходы как природно-климатический, географический, культурно-этнический,
исторический, экономический и др., утверждает, что границы регионов при такой
классификации не совпадут друг с другом [3].

Автор полагает, что
с  период инновационного типа развития
общественного производства под регионом необходимо понимать определенную пространственную
организацию форму организации производства и субъекта, который обладает
необходимыми властными полномочиями для перегруппировки ресурсов и выступающего
субъектом социально-экономических процессов.

Отметим, что данное
определение позволяет нам говорить о включении в понятие «регион» элемента
управленческих структур и использование властных полномочий.

С.Г. Воронков также
указывает на тот факт, что ряд авторов предпринимали попытки объединить
определения в единое понятие в рамках всех подходов.

Смешение подходов и
объединение определений в единое понятие является методологически неверным. Но,
несмотря на это остается важным выделение сущностных элементов категории
«регион».

Итак, при определении
понятия «регион», авторы упускают тот факт, что в современных российских
реалиях регион – это непросто обособленная единица, функционирующая по
экономическим и социальным законам, но это еще и объект управления со сложными
управленческими надстройками, процессами и связями.

Согласно Конституции
Российской Федерации, Россия является федеративным государством в составе,
которого находятся такие субъекты как: республики, края, области, города
федерального значения, автономная область и автономные округа. При этом
отметим, что Конституция РФ не определяет такого понятия как «регион». Отсюда в
научной литературе нередко ставится вопрос отождествления категории «регион» с
категорией «субъекта федерации» [9].

Так, например» И.Б.
Лагутин говорит о том, что в настоящее время в России под «регионом» стоит
понимать именно территорию субъекта РФ, включая территорию муниципальных
образований как единое территориальное пространство [11].

Автор также подмечает
то, что термин «регион» может использоваться как федеративному государству, так
и к унитарному территориальному устройству государства.

На позиции
отождествления понятия «регион» и «субъект федерации» также стоит В.Е. Чиркин.
Автор, однако, подчеркивает то, что на сегодняшний день можно говорить о
существовании так называемых региональных муниципальных образований, которые
территориально включают в свой состав первичные муниципальные образования более
низкого уровня с меньшей территорией [20].

Использование к таким
муниципальным образованиям понятие «регион» является фундаментально неверным.
Даже использование понятия «региональные муниципальные образования» идет в
разрез научной парадигмы отечественной регионалистики.

Если вопрос об
отождествлении понятий «регион» и «субъект» остается актуальным и на
сегодняшний день, то бесспорным остается факт того, что в современных
российских социально-экономических, правовых и политических реалиях регион
территориально не может быть меньше субъекта федерации.

Третья позиция по
вопросу территориального контура региона гласит, что регион это территория
более крупного порядка, выходящая за пределы субъекта и представляющая собой,
например, федеральные округа или надгосударственные образования.

Отметим, что уход от
такого подхода поддерживает В.Е. Чиркин, который заявляет, что к
надгосударственным образованиям и федеральным округам неоправданно использовать
термин «регион». С такой позицией действительно можно согласиться, так как по
отношению к таким категориям лучше использовать словосочетание «территориальное
образование».

Согласно Указу Президента
РФ от 16.01.2017 N 13 «Об утверждении Основ государственной политики
регионального развития Российской Федерации на период до 2025 года» регион –
это часть территории Российской
Федерации в границах территории субъекта Российской Федерации [19].

Данное определение позволяет нам говорить об официальном (нормативном)
закреплении понятия «регион». При этом законодатель закрепляет и другое
производное понятие как «макрорегион».

Макрорегион в определении законодателя это часть территории России,
которая включает в себя два или более субъекта РФ. Отсюда возникает
справедливый вопрос: федеральный округ является ли макрорегионом?    

Для ответа на этот вопрос проведем сравнительный анализ этих двух
категорий. Итак, федеральный округ представляет собой, как и макрорегион
совокупность субъектов РФ. На сегодняшний день в Российской Федерации восемь
федеральных округов и двенадцать макрорегионов.

Так, например, Приволжский федеральный округ включает в себя
четырнадцать субъектов федерации: Республика Башкортостан, Кировская область,
Республика Марий Эл, Республика Мордовия, Нижегородская область, Оренбургская
область, Пензенская область, Пермский край, Самарская область, Саратовская
область, Республика Татарстан, Удмуртская Республика, Ульяновская область и
Чувашская Республика.

Согласно Распоряжению Правительства РФ от
13.02.2019 N 207-р «Об утверждении Стратегии пространственного развития
Российской Федерации на период до 2025 года» Волго-Камский макрорегион,
включает в себя Республику Марий Эл, Республику Мордовия, Республику Татарстан,
Удмуртскую Республику, Чувашскую Республику, Пермский край, Кировскую область,
Нижегородскую область [17].

Итак, мы видим, что
федеральный округ имеет больший территориальный масштаб, нежели макрорегион.
Возникает вопрос о цели создания как макрорегионов, так и федеральных округов.

Стратегия
пространственного развития РФ на период до 2025 года, закрепляя территориальные
границы макрорегионов, определяет то, что целью пространственного развития
страны является сокращение межрегиональных различий в уровне и качестве жизни
населения, а также ускорение темпов экономического роста и технологического
развития.

Исходя из этого, можно
отметить, что ядро макрорегиона – это ускорение экономического роста. Само
создание такого территориального образования подразумевает именно повышения
потенциала территория за счет ее укрупнения и объединения экономических
ресурсов.

Создание федеральных
округов напротив имело своей целью повышение эффективности управления
федеральным центром на местах «округах». Возникает ситуация когда
территориальные образования в структуре своей имеющие одни и те же субъекты,
созданы для разных фундаментальных целей.

Возвращаясь к идее
того, что федеральный округ — это не регион, а территориальное образование,
отметим, что макрорегион, даже из своего семантического содержания относится к
категории «регион».

Несмотря на такое
положение дел, считаем, что отделение управленческого аспекта в определении
понятия «регион» искажает его смысловое и категориальное содержание.

Используя нормативную
трактовку понятия «регион», признавая его субъектом федерации, мы должны
выделять управленческую надстройку над экономическими процессами и ресурсами,
которые составляют ядро функционирования региона.

Исходя из выше
сказанного, предлагаем, выделение в системе подходов административно-правовой
подход в определении понятия «регион». Данный подход вбирает в себя такие элементы
как администрирование ресурсами и управление социально-экономическим развитием
на законодательно определенной территории (субъекте федерации).

К числу таких
интегрированных подходов как административно-правовой подход относится
системный подход. В рамках системного подхода регион рассматривается как
согласованная система различных видов управленческой деятельности для
обеспечения согласованности функционирования регионального механизма.

А.А. Кужелева отмечает,
что регион – это диффузная система, в которой возможна удовлетворительная
организационная система со слабоструктурностью целей. Автор утверждает, что
понятие «регион» тем, это сложная социальная, экономическая, техническая,
информационно-коммуникационная система, находящаяся в устойчивом развитии, а
также регион является компонентой более сложной системы.

А.А. Кужелева
определяет то, что регион это структурный элемент более крупной системы, при
этом не обозначает «границы» и масштабы этого элемента [10].

 На сегодняшний день рамки системы классических
подходов определения понятия «регион» расширяются, и она наполняется новыми и
современными подходами. К числу таких подходов в своей работе К.В. Названова
относит комплексный подход. Автор утверждает, что научные подходы к определению
«понятия» регион не решают проблемы, которая связана с необходимостью учета
всей, совокупности фундаментальных признаков объекта исследования.

При этом К.В. Названова
предлагает комплексный подход к определению «региона» выделяя в нем ряд
основополагающих, комплексных элементов, выраженных в целостности пространства,
общности и единства экономики, комплексности хозяйства, наличие определенного
контингента, с определенным уровнем квалификации, образования, уровня
компетенций, а также спектра ресурсов, а также народно-хозяйственной
специализации [13].

Подводя итог, отметим,
что система подходов определения понятия «регион» является подвижной системой,
структурные элементы которой отличаются своим набором в зависимости от субъекта
исследования, его научных интересов и принадлежности к определенной научной
школе.

Система подходов
определения понятия регион включает в себя такие классические подходы как:
экономический, социальный, социально-экономический, географический,
демографический, административный, правовой подходы, а также современные
подходы, в число которых входят системный, комплексный,
субъектно-функциональный подход и др.

Список литературы

  1. Арженовский
    И.В. Региональный рынок: воспроизводственный процесс // И.В. Арженовский. – Н.
    Новгород, 1997. – 186 с.
  2. Бабаев
    Б.Д., Боровкова Н.В. О подходах к определению понятия регион // Многоуровневое общественное воспроизводство: вопросы
    теории и практики
    .
    2015. № 9 (25). С. 140-144.
  3. Воронков
    С.Г. Российские регионы в условиях становления нового типа мировой экономики
    [Электронный ресурс]. –http://library.by/portalus/modules/
  4. Гутман
    Г. В., Мироедов А. А., Федин С. В. Управление региональной экономикой. М.:
    Финансы и статистика, 2001. 176 с.
  5. Добрынин
    А.И. региональные пропорции воспроизводства / А.И. Добрынин. Л.: Изд-во
    Ленингр. Ун-та., 1977. 127 с.
  6. Долятовский
    В.А. Зарубежный опыт комплексного развития регионов // Регионология. – 1994. –№
    2–3.
  7. Доронина
    Ф.Х. Современные подходы к определению понятия «Регион» // Вестник Московского университета им. С.Ю. Витте. Серия 1:
    Экономика и управление
    .
    2016. № 1 (16). С. 72-77.
  8. Казаченко
    Л.Д. Обзор научных подходов к определению категории «регион» // Забайкальский
    государственный университет вестник – Экономист 2012 № 4 (электронный научный
    журнал) http://vseup.ru
  9. Конституция
    Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом
    поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N
    6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) [Электронный
    ресурс]. – http://www.consultant.ru/
  10. Кужелева
    А. А. Субъектно-функциональный и системный подходы
    к исследованию региона

    // Вести Автомобильно-дорожного института. 2020. № 1 (32). С. 119-127.
  11. Лагутин
    И.Б. К вопросу о понятии «регион» в теории права // Известия Юго-Западного государственного университета. 2016. № 6 (69). С. 213-220.
  12. Лапа
    Е.А. Подходы к определению понятия «регион» и его
    характеристики
    // Проблемы совершенствования организации производства и
    управления промышленными предприятиями: Межвузовский сборник научных трудов
    . 2012. № 2. С. 94-100.
  13. Названова
    К.В. Современные подходы к определению понятия «Регион» // Вестник Владимирского государственного университета имени
    Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых. Серия: Экономические
    науки
    . 2014. № 1. С. 36-41.
  14. Некрасов
    Н. Н. Региональная экономика. Теория, проблемы, методы. М., 1978.
  15. Новоселов
    А.С., Маршалова А.С. Актуальные проблемы разработки стратегии
    социально-экономического развития региона
    // Вестник Кузбасского государственного
    технического университета
    .
    2017. № 3 (121). С. 189-197.
  16. Маршалова
    А.С. Основы теории регионального воспроизводства: Курс лекций. Новосиб. гос.
    акад. экономики и упр. – М.: Экономика, 1998. – 192 с.
  17. Распоряжение
    Правительства РФ от 13.02.2019 N 207-р (ред. от 31.08.2019) «Об утверждении
    Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2025
    года» [Электронный ресурс]. – http://www.consultant.ru/
  18. Савельев
    А.В. Обзор подходов к определению понятия «регион» // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и
    финансов
    . 2013. № 6 (84). С. 146-148.
  19. Указ
    Президента РФ от 16.01.2017 N 13 «Об утверждении Основ государственной
    политики регионального развития Российской Федерации на период до 2025
    года» [Электронный ресурс]. – http://www.consultant.ru/
  20. Чиркин
    В.Е. Публично-правовое образование. – М., 2011.



Московский экономический журнал 6/2020

УДК 338.2

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10465

О НЕОБХОДИМОСТИ МОДЕРНИЗАЦИИ  КОНЦЕПЦИИ СТРАТЕГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО АПК

ON THE NEED FOR MODERNIZATION
OF THE CONCEPT OF STRATEGIC DEVELOPMENT OF REGIONAL AGRICULTURE

Курочкин
Валентин Николаевич,
доктор технических наук, старший научный
сотрудник, профессор кафедры экономики Азово-Черноморского инженерного
института-филиала, ФГБОУ ВО «Донской ГАУ», Зерноград Ростовской области

Kurochkin Valentin N., Valentin952@mail.ru

Аннотация.
В
девяностых годах прошлого столетия была принята концепция производства
сельскохозяйственной продукции в частных сельскохозяйственных организациях, а
система планирования была отменена.  Концепция
имела общий для всей экономики страны Изменение условий функционирования
сельскохозяйственных предприятий и отсутствие стратегического планирования
привели к диспропорциям в развитии сельских территорий. Возникли негативные
тенденции в занятости экономически активного населения. Изменение указанных
условий обуславливает необходимость модернизации концепции развития
сельскохозяйственного производства с учетом законодательства о стратегическом
планировании. 

Summary: In the nineties of the last century, the concept of
agricultural production in private agricultural organizations was adopted, and
the planning system was canceled. The concept was common to the entire economy
of the country. Changing the conditions for the functioning of agricultural
enterprises and the lack of strategic planning led to imbalances in the
development of rural areas. Negative trends have occurred in the employment of
the economically active population. Changes in these conditions necessitate the
modernization of the concept of agricultural production development, taking
into account the legislation on strategic planning.

Ключевые слова: аграрно-промышленный комплекс, экономика, стратегическое управление, концепция, модернизация, регион.

Keywords: аgro-industrial complex, economy, strategic management, concept, modernization, region.

Введение.
Как известно, действия только тогда достигают цели, когда они осуществляются
последовательно, по заранее разработанному плану. Целеполагание – важнейший
атрибут не только военной¸ но и гражданской, экономической деятельности.  К примеру, рассмотрим сельское хозяйство. С
началом рыночных реформ предполагалось, что рынок сельскохозяйственной
продукции все определит сам, а государство – лишь наблюдатель экономического,
хозяйственного процесса. В соответствии со смыслом  концепции «невидимой руки рынка» Адама Смита
применительно к сельскому хозяйству были предпринята аграрная реформа, которая
началась с реорганизацией колхозов и совхозов, созданием системы крестьянского
хозяйствования, восстановлением частной собственности на землю с её последующим
рыночным оборотом, что было закреплено в Гражданском Кодексе и других законах
РФ [1]. По прошествии  почти трёх
десятилетий концепция развития сельского хозяйства не изменилась: земля
покупается и продаётся,  крупные
социалистические и кооперативные аграрные предприятия реорганизованы во
множество сельскохозяйственных организаций, крестьянских хозяйств  и личных хозяйств населения, но время требует
корректировки концепции развития АПК, так как идёт процесс концентрации
капитала, крестьянских хозяйств, на которые изначально делалась ставка,
становится все меньше, а холдинги начинают доминировать на рынке аграрной
продукции.

Была поставлена цель исследования
необходимости модернизации  концепции
стратегического развития регионального АПК.

Методика
исследований.
В основу исследования положены
системный подход и методика стратегического экономического анализа.

Объект исследований –
концепции развития регионального АПК.

Предмет исследований –
развитие регионального АПК на примере Ростовской области.

Экспериментальная
база исследований

действующее законодательство, статистическая отчетность Ростовской
области и данные Минсельхозпрода Ростовской области, размещенные в свободном
доступе в сети интернет.

Рассмотрели генезис
данного вопроса. Как известно, на смену концепции общественного производства
сельскохозяйственной продукции по единому для всей страны плану в советских
хозяйствах (совхозах) и коллективных кооперативных предприятиях (колхозах),
основанных на государственной и кооперативной формах собственности, пришла тема
большей  эффективности частного
производства в частных сельскохозяйственных организациях (общества с
ограниченной ответственностью, 
акционерные общества и кооперативы сельскохозяйственного профиля), в
связи с чем сельскохозяйственные предприятия были реорганизованы,
приватизированы и реформированы [2…3]. Были приняты законы о крестьянском
(фермерском) хозяйстве) [4], об акционерных обществах [5]  и обществах с ограниченной ответственностью [6],
 о производственных кооперативах [7] и
Гражданский кодекс РФ [1]. Однако они имеют общий для всей экономики страны
характер и не учитывают особенности сельскохозяйственного производства, в
частности, распределение производства по обширной малоблагоустроенной для жизни
территории, проживание граждан в населённых пунктах, зависящих по экономическим
причинам от сельскохозяйственного предприятия. Как результат, значительная
часть сельского населения оказалась экономически не активной в силу сложившихся
обстоятельств, а не по их вине. Льготная система налогообложения
сельскохозяйственного производства, невысокий процент занятости в сельской
местности  ввиду высокой
производительности современной аграрной техники и применении низко
трудозатратной технологии, снижают поступления в местные бюджеты, поэтому
они  не имеют возможности благоустройства
и социальной помощи населения. Положение осложняется тем, что люди более
молодого возраста уезжают из села, в хуторах и станицах остаются люди более
солидного возраста и пенсионеры. К последнее время к ним добавились пред
пенсионеры: граждане, которые в силу своего здоровья и возрасты уже не могут
найти работу, но ещё не могут быть получателями пенсии. Их положение можно
охарактеризовать как катастрофическое.

Результаты  и обсуждения.
Несмотря на то, что  с  момента начала аграрных реформ прошло время,
достаточное для смены поколений и технологических укладов, был принят закон о
стратегическом планировании [8], концепция развития сельскохозяйственного
производства не изменилась.  Вместе с
тем, упомянутый закон предполагает наличие 
системы стратегического планирования, который представляет собой «механизм
обеспечения согласованного взаимодействия участников стратегического
планирования на основе принципов стратегического планирования при осуществлении
разработки и реализации документов стратегического планирования, а также
мониторинга и контроля реализации документов стратегического планирования в
рамках целеполагания, прогнозирования, планирования и программирования с
использованием нормативно-правового, информационного, научно-методического,
финансового и иного ресурсного обеспечения».

Рассмотрим схематично систему сельскохозяйственного производства. На входе системы – природные ресурсы, капитал и информационные ресурсы, трудовые ресурсы, на выходе – результат от реализации произведённой продукции, который описывается производственной функцией [9].

Производственная
функция Кобба-Дугласа в данном случае  –
оператор, переводящий систему из одного состояния посредством преобразования
входа в выходные параметры. При изменении входных параметров изменяются и
выходные, поэтому стратегическое управление возможно через корректировку
оператоа.

Основной природный
ресурс сельскохозяйственного производства – земельные угодья и водные – за
время реформ также изменились. В почве существенно уменьшился процент гумуса,
который является основой плодородия почв, в результате чего они теряют
плодородие и  выводятся из оборота [10].
Крупные реки обмелели, а мелкие – стали пересыхающими, сократились водные
ресурсы водоёмов, питающихся местными стоками [11].  Закончилось должная государственная поддержка
немногочисленных лесных массивов Ростовской области, лесонасаждений и
лесозащитных полос. Это стало одной из причин восприимчивости
сельскохозяйственных культур к достаточно суровому для их возделывания степному
климату [12].

Капитал в
сельскохозяйственном производстве проявляет себя в качестве

финансовых ресурсов и овеществлённого,  в виде  средств производства и орудий труда. В связи с
введением санкций финансовая поддержка АПК была существенно увеличена, что, в
совокупности с фактором роста цен реализации зерна при ослаблении рубля,  позволило существенно обновить технологии и
технические средства. Новые технологии, как предвестник пятого и шестого
технологических укладов, привлекли информационные ресурсы, которые мы включили
во входные параметра. (см. рис.).

Трудовые ресурсы – это
часть сельского социума. Их рассмотрение в настоящее время в концепции  развития регионального АПК в отрыве от
условий формирования, источников существования и жизнеобеспечения, является, на
наш взгляд, некорректным.

Область
применения.
В настоящее время сельское население
станиц и хуторов Дона страдает от недостатка рабочих мест, сложных, даже порой
тяжёлых условий труда на полях и фермах, вынужденного продолжительного рабочего
дня, который в напряжённые периоды сельскохозяйственных работ длится весь
световой день. В результате внедрения новых технологий в сельском хозяйстве
повысилась производительность труда, потребность в механизаторах и других
сельских тружениках существенно снизилась. Кроме того, сельскохозяйственные
организации и крестьянские хозяйства привлекают механизаторов на условиях
временной занятости в напряжённый период трудовых работ.  Если относительно молодых привлекают к
работе, то граждане среднего и старшего возраста, с ограничениями по трудовой
деятельности в связи с хроническими заболеваниями, проживающие в сельской
местности, устроиться на работу  практически не могут. Отсутствие заработка
приводит к негативным последствиям не только граждан, но сельские территории в
целом. Беда каждого отдельного  человека,
помноженная на массовость, становится общественной социальной проблемой. Сложившееся
положение вещей подводит к выводу о необходимости модернизации  концепции стратегического развития
регионального АПК с учетом изменившихся условий функционирования.

Вывод.
Изменение
условий функционирования сельскохозяйственных предприятий в сравнении с
условиями времени проведения реорганизации 
реформ и отсутствие стратегического планирования развития системы
производства сельскохозяйственной продукции привели к диспропорциям в развитии
сельских территорий, что обуславливает необходимость модернизации концепции
развития сельскохозяйственного производства с учетом законодательства о
стратегическом планировании. 

Список литературы

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 16.12.2019, с изм. от 12.05.2020) – Собрание законодательства РФ, 05.12.1994. –  № 32. – Ст. 3301.        
  2. Постановление Правительства РФ от 29.12.1991 № 86 (с изм. от 06.03.1992) «О порядке реорганизации колхозов и совхозов». – СП РФ, 1992, № 1-2. – ст. 9.
  3. Постановление Правительства РФ от 27.07.1994 № 874 «О реформировании сельскохозяйственных предприятий с учетом практики Нижегородской области». – Российская газета. – 06.08.1994 г. – № 149. 
  4. Федеральный закон от 11.06.2003 № 74-ФЗ (ред. от 23.06.2014) «О крестьянском (фермерском) хозяйстве». – Собрание законодательства РФ, 16.06.2003. – № 24. –  ст. 2249.
  5. Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ (ред. от 04.11.2019, с изм. от 07.04.2020) «Об акционерных обществах» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2020).  – Собрание законодательства РФ, 01.01.1996. – № 1. –  ст. 1.
  6. Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ (ред. от 04.11.2019, с изм. от 07.04.2020) «Об обществах с ограниченной ответственностью». – Собрание законодательства РФ, 16.02.1998. –  № 7. –  ст. 785,
  7. Федеральный закон от 08.05.1996 № 41-ФЗ (ред. от 02.08.2019) «О производственных кооперативах». – Собрание законодательства РФ, 13.05.1996. – №2 0. – Ст. 2321.
  8. Федеральный закон от 28.06.2014 № 172-ФЗ (ред. от 18.07.2019) «О стратегическом планировании в Российской Федерации». – Собрание законодательства РФ, 30.06.2014.  –  № 26. – Часть I. – ст. 3378.
  9. Жиляскова Н.П. Производственная функция в сельском хозяйстве.  – Экономический вестник РГУ. –  2008. –Том 6.  – №4. – Часть 3. – С. 63- 65.
  10. Черкашина  Е.В. и др. Некоторые особенности выбора направлений освоения и вывода из сельскохозяйственного оборота неиспользуемых земель / Е.В. Черкашина, В.Н Сёмочкин, П.В. Афанасьев, С.О. Некрылов. – Московский экономический журнал. –  2020.  – №1.  – С. 17-25.
  11. Акулинина В.Г., Курочкин В.Н. Приоритеты и экономические основы управления водопользованием в контексте модернизации. – Московский экономический журнал. – 2018. – № 5. – С. 7.
  12. Влияние водного и температурного стрессов на всхожесть семян сортов твердой озимой пшеницы, полученных в контрастные по погодным условия годы / Лиховидова В.А., Казакова А.С., Самофалова Н.Е. – Зерновое хозяйство России. –  2019. – № 5 (65). – С. 34 39.



Московский экономический журнал 6/2020

УДК 330

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10464

ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОИЗВОДСТВЕННОГО
ПОТЕНЦИАЛА КОМПАНИЙ СФЕРЫ АРХИТЕКТУРНОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ, КАК ОДНОГО ИЗ ФАКТОРОВ
КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ В УСЛОВИЯХ ПАНДЕМИИ

RESEARCH OF PRODUCTION POTENTIAL OF COMPANIES IN THE FIELD OF ARCHITECTURAL
DESIGN, AS ONE OF THE FACTORS OF COMPETITIVENESS IN THE CONDITIONS OF PANDEMIA

Опольский К.Ю., генеральный директор, Общество с ограниченной ответственностью «ВОСЕМЬ ПЛЮС», Россия, г. Владивосток

Opolskii K.Y., CEO, Eight Plus Limited Liability
Company, Russia, Vladivostok

Аннотация. Статья посвящена исследованию и роли производственного потенциала
компаний, осуществляющих деятельность в сфере архитектурного проектирования, в
условиях пандемии. Представлены результаты исследования понятия «потенциал
организации» и определена его роль до и после введения в России режима
самоизоляции. Отдельное внимание уделено автоматизации бизнес-процессов и
определена их эффективность, являющаяся одним из факторов конкурентоспособности
компании, осуществляющей деятельность в условиях удаленной занятости. Представлены положительные аспекты в исследовании значимости
производственного потенциала компании и влияния удаленного режима работы на
эффективность труда персонала в архитектурном проектировании. Делается вывод о
том, что пандемия COVID-19 существенно повышает значимость роли производственного
потенциала компании, поскольку успешная адаптация бизнеса к новым реалиям
невозможна без грамотного стратегического управления организацией и внедрения
инновационных разработок.

Summary. The article is devoted to the study and the
role of the production potential of companies engaged in architectural design
in a pandemic. The results of the study of the concept of “organization
potential” are presented and its role is determined before and after the
introduction of a self-isolation regime in Russia. Special attention is paid to
the automation of business processes and their effectiveness is determined,
which is one of the competitiveness factors of a company operating in the
conditions of remote employment. Positive aspects are presented in the study of
the importance of the company’s production potential and the impact of the
remote mode of work on the labor efficiency of personnel in architectural
design. It is concluded that the COVID-19 pandemic significantly increases the
importance of the role of the company’s production potential, since successful
adaptation of the business to new realities is impossible without competent
strategic management of the organization and the introduction of innovative
developments.

Ключевые слова: производственный потенциал, удаленная занятость, сфера архитектурного
проектирования, бизнес-процессы, пандемия COVID-19, автоматизация.

Key words: production potential, remote employment,
architectural design, business processes, COVID-19 pandemic, automation.

Являясь основным звеном
хозяйственного комплекса, предприятие концентрирует в себе все ресурсы
производства. Здесь развертываются главные экономические процессы, создается и
приумножается народное богатство, формируется национальный доход общества,
обеспечивается решение экономических и социальных задач, складываются
производственные и социальные отношения. В связи с этим объективная оценка
производственных возможностей предприятий, а также параметров и характеристик
их производственного потенциала имеют решающее значение для принятия решений
руководством компании, сказывающееся в стратегическом аспекте деятельности
предприятия [1].

Производственный потенциал предприятия
– это совокупность ресурсов, предоставленных в его распоряжение для
созидательной деятельности. Количественные и качественные параметры этих
ресурсов, а также их интеграция определяют производственную способность
хозяйственного звена. Однако, производственный потенциал, определяя возможность
выпуска материальных благ и услуг, не может служить мерой полезного эффекта [1].

Основное значение потенциала
предприятия, осуществляющего деятельность в сфере архитектурного
проектирования, заключается в создании новых стоимостей, а его элементы должны
целенаправленно адаптироваться к требованиям предоставляемых услуг. Это свое
назначение он сможет выполнить, если принятая им вещественно натуральная форма
и количественное соотношение его составляющих делают его способным
функционировать как стоимость, создающую стоимость и прибавочную стоимость. То
есть когда состав и характеристики элементов производственного потенциала
соответствуют и определяются параметрами предоставляемой услуги [2].

В таком случае все элементы
потенциала служат одной общей цели, стоящей перед предприятием. Но именно то,
что и место и функции каждого элемента определяются требованиями,
предъявляемыми к совокупности элементов в целом, и характеризуют его
упорядоченность. С другой стороны, выполнение совокупностью элементов общей для
производственного потенциала задачи означает, что они взаимосвязаны и
взаимодействуют между собой. Таким образом, потенциал отвечает требованиям,
предъявляемым к системам [5].

Главная задача потенциала
предприятия сферы проектирования заключается в воспроизводстве услуги.
Очевидно, что для того, чтобы производственный потенциал смог осуществить этот
непрерывный и постоянно возобновляющийся процесс, он сам также должен
непрерывно и постоянно воспроизводиться. Производственный потенциал должен
обладать способностью к самовоспроизводству. На практике эта способность
подтверждается рядом тенденций: системой ремонтов и модернизацией основных
фондов предприятия, в частности автоматизации бизнес-процессов, а также
применении передовых IT технологий
проектирования. Следует отметить и другую форму проявления воспроизводственной
способности производственного потенциала, как техническое перевооружение и
реконструкция производства [4].

Роль и значение производственного
потенциала предприятия в общественном производстве не остаются неизменными.
Производственный потенциал предприятия является материальной предпосылкой
ускорения научно-технического прогресса. Между ними существует взаимосвязь чем
выше технико-экономический уровень элементов потенциала и степень их
использования, тем мощнее база (материально-техническая) научно-технического
прогресса, тем шире горизонты внедрения его достижений, больше возможностей для
совершенствования и увеличения размеров элементов производственного потенциала
предприятия сферы проектирования. Они взаимно совершенствуют и развивают друг
друга [10].

Актуальность исследования
заключается в том, что каждое предприятие, обладая собственностью, стремится ее
преумножить. Результат использования собственности подразумевает эффективное
использование потенциала предприятия. Принцип действующего предприятия
предполагает непрерывность деятельности, которая может быть обеспечена наличием
и неуклонным ростом потенциала предприятия [6]. Следовательно, перед
руководителем стоит задача не только не допустить спада и банкротства, но и
обеспечить прирост потенциала, что положительным образом сказывается в
кризисных условиях, повышает эффективность деятельности предприятия и сохраняет
рабочие места сотрудников, обеспечивая мобильность в деятельности персонала без
изменения действующей бизнес-модели организации.

Под понятием «потенциал» в экономике
понимаются источники, возможности, средства, запасы, которые могут быть
использованы для решения какой-либо задачи, достижения определенной цели. Ряд публикаций
по теории потенциалов посвящен такому оценочному показателю,
как экономический потенциал предприятия [1]. В широком смысле
экономический потенциал — это совокупная способность экономической
единицы к производству, строительству, вложениям, оказанию услуг
и осуществлению любой другой экономико-социальной функции. Неотъемлемой
частью экономического потенциала предприятия является производственный
потенциал. Под термином производственный потенциал предприятия (ППП)
чаще всего понимается совокупность ресурсов предприятия [3]. Он является одной
из основных характеристик предприятия и напрямую связан с адаптацией
деятельности компании к новым условиям пандемии, вызванными COVID-19.

Сравнительный анализ понятий
производственного потенциала, представленных в различных
источниках, позволил выделить два подхода. Первый
определяет производственный потенциал, как величину
и эффективность использования всех ресурсов предприятия.
Отсюда следует, что это одномоментная характеристика,
основывающаяся на оценке готовых результатов деятельности в данное
время и в заданных рыночных условиях. Суть второго подхода
в определении потенциала, как возможности использования имеющихся
ресурсов с максимальной эффективностью. Тогда эта категория
приобретает характеристику перспективной, связанной с риском оценки.
Оба эти подхода имеют право на существование и могут
использоваться для уточнения понятия «производственный потенциал»,
исходя из целей проведения оценки потенциала. Так при оценке
текущего состояния, текущей стоимости предприятия и разработке
краткосрочных планов следует воспользоваться первым подходом. При создании
конкурентных преимуществ, разработке стратегических планов развития –
вторым подходом [10].

Предпринимательская деятельность
– это реализация особых способностей индивида, выражающаяся в рациональном
соединении факторов производства на основе инновационного рискового подхода.

В предпринимательстве сферы
архитектурного проектирования целесообразно рассматривать два основных элемента:

  • новаторскую инновационную деятельность
    как предпринимательскую функцию;
  • действия предпринимателя как носителя и
    реализатора данной функции.

Результатом каждого типа
предпринимательской деятельности является достижение поставленных
предпринимателем целей. В
качестве основных целей предпринимательской деятельности могут выступать:

  • получение прибыли от вложенного в тот
    или иной объект предпринимательства капитала, финансовых, ресурсных и
    материальных средств;
  • удовлетворение спроса общества на
    конкретные потребности его членов или страны, региона [13].

В
процессе функционирования производства и оказания услуг в сфере архитектурного
проектирования цели могут иметь более широкий спектр:

  • накопление денежных средств для
    завоевания новых рынков и развития производства услуг проектирования;
  • улучшение социальных условий сотрудников
    организации;
  • оптимизация спроса покупателей на услуги
    организации посредством формирования уникального ценностного предложения;
  • оказание содействия в улучшении
    этических и моральных норм общества, формировании эстетического вкуса
    архитектуры сооружений, улучшение культуры и т.д.

Задачи предпринимательской
деятельности и их решение, способствующие достижению поставленных целей, можно
разделить на два направления. Первое направление – это
комплекс задач, решение которых обеспечивает успех инновационной деятельности предпринимателя,
второе направление – это комплекс задач, решение
которых формирует эффективность процесса производства услуг проектирования,
которые осуществлялись или же только стали осуществляться.

Осуществление
предпринимательской деятельности на эффективном уровне возможно лишь при
наличии благоприятной институциональной среды . Это прежде всего рынок,
рыночная система отношений, а также личная свобода предпринимателя, т. е. его
личная независимость, позволяющая принимать управленческие решения, которые с
его точки зрения являются эффективным, действенным и максимально прибыльным
[11].

Успешное
развитие бизнеса – это результат рационального
менеджмента, основанного на использовании информации о возможностях
предприятия. Следовательно, развитие бизнеса обусловлено наличием у предприятия
соответствующего экономического потенциала. При этом для эффективного развития
предпринимательства необходимо иметь адекватную рыночным отношениям систему
экономической информации, раскрывающую его возможности. Потенциал компании в
рыночных условиях хозяйствования определяются различными факторами, и прежде
всего наличием собственности предприятия. Развитие бизнеса заключается в том,
что каждое предприятие, обладая собственностью, стремится ее преумножить.
Результат использования собственности, зависящий от предприимчивости
менеджеров, подразумевает эффективное использование потенциала предприятия.
Определение стратегии развития предприятия базируется на наличии у него
потенциала [2].

Предприятия, осуществляющие
деятельность в сфере архитектурного проектирования, обладают производственным,
имущественным, научным, техническим, трудовым, финансовым и другими видами
потенциала. Исходя из наличия всех видов потенциала осуществляется планирование
развития бизнеса, которое заключается в разработке мероприятий по использованию
имеющегося потенциала [5].

Принцип действующего предприятия
предполагает непрерывность деятельности, которая может быть обеспечена наличием
и неуклонным ростом потенциала предприятия, не только в благоприятных условиях,
но и в условиях кризисных.

Потенциал в общем понимании
рассматривается как источники, возможности, средства, запасы, которые могут
быть приведены в действие, использованы для достижения определенной цели [5].

В контексте
социально-экономических систем, к которым относится любое предприятие,
потенциал представляет собой совокупность ресурсов. Как отмечает В.В. Ковалев:
«Социально-экономическую систему можно определить как совокупность ресурсов с
обязательным и доминирующим участием человеческого фактора, объединенных для
достижения некоторой цели экономического характера, организованных надлежащим
образом и действующих как единое целое» [6].

Совокупность ресурсов состоит из
материальных, трудовых, финансовых, организационных, информационных и других
видов ресурсов.

Идентифицируя наличие ресурсов с
понятием «потенциал», выделяем трудовой, технический, организационный,
имущественный, финансовый и прочие потенциалы, которые определяют способность
предприятия достигать поставленные перед ним цели. Наличие любого вида
потенциала и его использование определяет в той или иной степени результат
деятельности предприятия в долгосрочной перспективе деятельности.

Понятие «производственный
потенциал» наиболее близко понятию «технический потенциал», однако сущность их
различна.

Существует несколько подходов в
определении сущности и структуры производственного потенциала. Наиболее
распространенным является ресурсный подход, который, в свою очередь, делится на
две ресурсные позиции.

Сторонники данной позиции
рассматривают производственный потенциал как совокупность ресурсов без учета их
взаимосвязей и участия в процессе производства. В числе сторонников этой
позиции академик Абалкин Л.И., Золотарев В.А, Волик И.Н., Лукинов И., Савицкая
Г.В. Это наиболее всеобъемлющее определение. Недостатком данного подхода
является то, что исключается рассмотрение взаимодействия ресурсов, так как
простое наличие ресурсов не предполагает их совместимость и применимость
(используемость).

В широком смысле большинство существующих
мнений сводится к определению производственного потенциала как совокупности тех
или иных видов ресурсов предприятия. Таким образом, большее распространение
получила ресурсная позиция в определении производственного потенциала. С этой
позиции взаимосвязь технического и производственного потенциала раскрывается
через объемы совокупностей рассматриваемых в каждом из понятий ресурсов. В этом
случае технический потенциал является составным элементом производственного
потенциала, так как технико-технологические ресурсы входят в состав ресурсов,
способных производить материальные блага. Более того, данный вид ресурсов
является основой производственного потенциала, потому что именно основные
производственные фонды заключают в себе способность или возможность
производства.

Можно сделать вывод, что
производственный потенциал хозяйствующей системы есть совокупность ресурсов,
предоставленных в ее распоряжение для созидательной деятельности.
Количественные и качественные параметры этих ресурсов, а также их интеграция
определяют производственную способность хозяйственного звена. Однако,
производственный потенциал, определяя возможность выпуска материальных благ и
услуг, не может служить мерой полезного эффекта [1].

Основное значение потенциала
предприятия заключается в создании новых стоимостей, а его элементы должны
целенаправленно адаптироваться к требованиям предоставляемых услуг. Это свое
назначение он сможет выполнить, если принятая им вещественно натуральная форма
и количественное соотношение его составляющих делают его способным
функционировать как стоимость, создающую стоимость и прибавочную стоимость. То
есть когда состав и характеристики элементов производственного потенциала
соответствуют и определяются параметрами услуг проектирования.

В таком случае все элементы
потенциала служат одной общей цели, стоящей перед предприятием. Но именно то,
что и место и функции каждого элемента определяются требованиями,
предъявляемыми к совокупности элементов в целом, и характеризуют его
упорядоченность. С другой стороны, выполнение совокупностью элементов общей для
производственного потенциала задачи означает, что они взаимосвязаны и
взаимодействуют между собой.

Исходя из вышесказанного, оценка потенциала предприятия – это довольно сложный, многоэтапный процесс, индивидуальный для каждого предприятия. Для его проведения используется система показателей, которые могут быть как качественными,
так и количественными, а критерием производственного потенциала предприятия выступает
качественная и (или) количественная характеристика объекта.

Технико-технологическая
составляющая производственного
потенциала – это комплекс
взаимосвязанных машин, оборудования, средств автоматизации бизнес-процессов,
контроля и управления, а также технологических процессов основного и вспомогательного производств. Данная составляющая очень важна для предприятий, осуществляющих деятельность в сфере архитектурного
проектирования [8].

Технико-технологическая составляющая
отличается от основных фондов
предприятия. В ее состав входят только те средства труда, которые непосредственно
принимают участие в реализации
производственных технологий. Это дает возможность:
во-первых, выделять особенные совокупные их характеристики, вытекающие из объективно
необходимого развития производства услуг; во-вторых, выявлять взаимосвязи,
приоритеты, факторы и способы обновления и повышения эффективности системного функционирования технологических
процессов и соответствующей этим
процессам производственной техники [8].

Немаловажна и информационная
составляющая производственного
потенциала – это совокупность особых
знаний, информационных технологий и ресурсов предприятия,
обеспечивающих реализацию основных функций управления и процессов подготовки решений. Информационные ресурсы являются одним из важных составляющих производственного потенциала предприятия и основным
источником организации производственного процесса и связывающим звеном между
различными видами ресурсов.

Эффективность использования потенциала
предприятия зависит от структуры,
надежности и достоверности информации.
В случае неопределенности информации развитие
потенциала приведет к разнообразным,
противоречивым требованиям относительно управления, и это станет причиной
нерационального использования ресурсов промышленных предприятий и ставит под угрозу получение
результатов [10].

Таким образом, значительное влияние на производственный потенциал предприятия оказывает информационная
составляющая. Это обуславливается тем,
что информационные и интеллектуальные ресурсы ускоряют процесс создания, накопления и использования материальных и финансовых ресурсов,
обеспечивая их перераспределение,
концентрацию и интенсивное
воссоздание в сфере предоставления услуг проектирования.

Тенденции современного развития рыночной
среды требуют от предприятия более
активного и эффективного
использования информационных и интеллектуальных
ресурсов. Пандемия COVID-19 существенно повышает значимость производственного
потенциала компаний, поскольку успешная адаптация бизнеса к новым реалиям
невозможна без грамотного подхода в управлении ресурсами организации. Изменение
подходов к реализации функций управления компанией в сфере архитектурного
проектирования, базируются на решении следующих ключевых проблем в условиях
удаленной занятости: сохранение здоровья сотрудников, оптимизация штата,
автоматизация бизнес-процессов, оптимизация расходов на персонал, налаживание
внутренней коммуникации в новых условиях ведения бизнеса, контроль сотрудников
на удаленной работе. Роль и значение производственного потенциала предприятия в
общественном производстве не остаются неизменными. Производственный потенциал
предприятия является материальной предпосылкой ускорения научно-технического
прогресса, чем выше технико-экономический уровень элементов потенциала и
степень их использования, тем мощнее база (материально-техническая)
научно-  технического прогресса, тем шире
горизонты внедрения его достижений, больше возможностей для совершенствования и
увеличения размеров элементов производственного потенциала предприятия сферы
услуг проектирования. Они взаимно совершенствуют и развивают друг друга.

Развитие производительных сил в
условиях пандемии характеризуется радикальными изменениями не только условий труда,
но и методов производства услуг. Это то звено производственного процесса, в
котором в первую очередь реализуются новые научные открытия и технические
решения. Технология не является вещественным элементом производства и всегда
материализуется в той или иной системе средств труда. Однако она определяет
формы связи личных и вещественных элементов производства, а также все
пространственные и временные связи между вещественными элементами и стадиями
производства. В этом заключается основное воздействие технологии на развитие
производительных сил организации, осуществляющей деятельность в условиях
самоизоляции.

Технология является одним из
важнейших элементов производственного потенциала. Технология всегда
соответствует производимой продукции, всегда тождественна виду используемых условий
труда, рабочей силы и энергетических ресурсов. Технологическая база предприятия
на прямую зависит от уровня организации и управления, наличия опыта и традиций
трудового коллектива, его восприимчивости к достижениям научно  технического прогресса.

Использованные источники

  1. Агапов, B.C. Производственный потенциал
    предприятия: учебное пособие для студентов вузов / Ю.В. Шленова. М. : Высш.
    шк., 2013. 252 с.
  2. Айзенк, Г.Ю. Оценка эффективности
    деятельности организации: справочно-методическое пособие / В.Н. Эйтингона.
    Кварта., 2010. 227 с.
  3. Ансофф, И. Потенциал и стоимость
    предприятия: учебное пособие / И. Ансофф. М. :
    Экономика, 2009. 519 с.
  4. Бажин, И.И. Информационные системы
    менеджмента: учебное пособие / И.И. Бажин. М. :
    Дело, 2010. 688 с.
  5. Балаян, Г.Г. Оценка эффективности деятельности
    организации: Монография: учебное пособие / Г.Г. Балаян, Е.Х. Калугина, И.И.
    Комков. М. : «Финансы и статистика»,
    2011. 296 с.
  6. Борисенко, И.А. Прогнозирование роста
    экономики: причины возникновения, сущность, предмет и объект изучения: учебное
    пособие / И.А. Борисенко. М., 2010. 72 с. 
  7. Бочаров, В.В. Методы финансирования
    инвестиционной деятельности предприятий: учебное пособие / В.В.Бочаров. М. : Финансы и статистика, 2009. 176 с.
  8. Гончаров, В.В. Управление
    научно-техническим развитием // Проблемы теории и практики управления. 2009. № 3.
  9. Дафт, Р.Л. Инновационный менеджмент:
    учебное пособие / Р.Л. Дафт. М.:
    ИНФРА-М, 2012. 143 с.
  10. Дикарева,
    А.А. Производственный
    потенциал предприятия и эффективность его использования в условиях рынка:
    учебное пособие / А.А. Дикарева.
    М. : Дело, 2012. 202 с.
  11. Исаенко, А.Н. Эффективность
    использования производственного потенциала: учебное пособие / А.Н. Исаенко. М. : Техносфера, 2011. 46 с.
  12. Крамаренко, В.Ю. Проблемы эффективности
    использования потенциала: учебное пособие / В.Ю. Крамаренко. М.: Информационно-издательский дом «Филинъ», 2011.
    336 с.
  13. Оболенский, С.Е. Производственная адаптация: ее
    критерии и показатели // Проблемы теории и практики управления. 2010. № 3.



Московский экономический журнал 6/2020

УДК 332.33:332.2

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10463

ЗЕМЕЛЬНЫЕ ПАИ И ИХ КОНСОЛИДАЦИЯ

LAND UNITS AND THEIR CONSOLIDATIONS

Низамзаде Т.Н., к.г.н.,доцент, Бакинский Государственный Университет, доцент кафедры «Землеустройство и кадастр», Email  teymur_nizamzade@mail.ru

Nizamzada T., teymur_nizamzade@mail.ru

Аннотация. В данной статье нами была рассмотрены и проанализированы основные причины возникновения проблемы дробления (измельчения), образования и использования земельных участков, выделяемых в счет земельных долей. Основываясь на проведенных исследованиях, автор статьи с целью предотвращения дальнейшего дробления земель в республике на основе землеустроительных работ, предлагает принять законодательные акты по консолидации земель, и параллельно с принятием закона ввести жесткий контроль за куплей — продажей, а также арендой земель сельскохозяйственного назначения. Цель исследования. Изучение на материалах Азербайджанской Республики путей консолидации земель для формирования оптимальных размеров землепользований, адекватных производственному потенциалу сельского товаропроизводителя.

Summary. In
this article, we have considered and analyzed the main causes of the problem of
crushing (grinding), the formation and use of land plots allocated to land
shares. Based on research, the author of the article to prevent further
fragmentation of lands in the Republic on the basis of land management,
proposes to adopt legislative acts on land consolidation and in parallel with
the adoption of a law to introduce strict control over the sale and lease of
agricultural land. Purpose of research. Study on the materials of the Republic
of Azerbaijan of ways to consolidate land for the formation of optimal land use
sizes that are adequate to the production potential of rural producers.

Ключевые слова: землеустройство, земельная доля, земельный участок, консолидация земель,  землепользование. control
over the sale and lease of agricultural land.

Keywords: land management, land share, land plot, land consolidation, land use.

Введение. Вопросы землеустройства и консолидации земель на сегодняшний день имеют большую актуальность не только для Азербайджана, но, а также и  во всех европейских и в других развитых  странах мира. Европейские страны, (в большей части западноевропейские страны), имеют  давние традиции и большой практический опыт в области консолидации земель.

За исключением Молдовы, страны Союза Независимых Республики  (СНГ),  куда входит и Азербайджан,   в отличие от европейских стран, в области консолидации земель,  имеют  незначительный опыт, а говоря точнее, находятся только в начальном этапе этого процесса.

В европейских странах консолидация земель в первую очередь устанавливается, как обязательный государственный инструмент для развития сельских районов, и основывается на специальном законе о консолидации земель, где основной целью является повышение конкурентоспособности европейских сельхозпроизводителей. На наш взгляд, такой подход европейских стран к консолидации земель вполне оправдывает себя. И для нас в этой работе основной задачей является исследование динамики использования земельных долей, установление перспектив их консолидации, трансформация их  в реальные формы землевладения и землепользования, повышение производительности сельхозпродукции на них, а также  организации их эффективного использования.

Методы исследования. С образованием Азербайджана как независимого государства в стране начались разработка и претворение в жизнь радикальных экономических реформ. В их основу легла идея денационализации государственной собственности, означающая передачу принадлежащих государству объектов в собственность граждан и негосударственных организаций.

По пришествию более двадцати лет после проведения в стране земельной реформы, стало очевидно, что в период ее проведения были допущены   многочисленные ошибки. Основная суть этих   ошибок заключается  в разделении больших  земельных массивов в мелкие земельные участки с неправильной конфигурацией и не эффективными в использовании площадями. Для достижения поставленной цели в этой работе, нами были проведены научные исследования при помощи системного анализа проблемы консолидации земель в Азербайджане и роли превентивных мер в ее решении. Проанализированы, изучены причины, приводящие к фрагментации земельных участков. Определены основные причины возникновения разрозненности земельных массивов.

Результаты исследования. Важнейшей частью экономических преобразований в республике стала земельная реформа, воплотившая идею приватизации земель, отказа от исключительной государственной собственности и эффективного управления земельными ресурсами. Эффективное управление земельными ресурсами — это инструмент, посредством которого правительство каждой страны может проводить политику, направленную на создание условий для устойчивого развития сельскохозяйственной отрасли и обеспечивающую этим продовольственную безопасность населения [5]. Руководство страны в первые годы независимости Азербайджана путем проведения земельной реформы планировало добиться повышения эффективности управления земельными ресурсами в сельском хозяйстве. С целью мотивации работников агропромышленного комплекса к более производительному труду, было принято решение о приватизации земли в стране.

С приватизацией земли и реорганизации совхозов и колхозов началось возникновение земельных долей, основной задачей которых являлось введение в стране многообразия форм собственности на землю, создание условий для развития наиболее эффективных форм хозяйствования, перевод работников сельского хозяйства в категорию земельных собственников, обеспечение эффективного и экологически безопасного использования земель. Всему этому способствовало принятие в июле 1996 г. закона «О земельной реформе» в Азербайджане, где главной целью этого закона было создание многочисленного слоя земельных собственников через выделение им земельных долей. Согласно этому закону, право на бесплатный пай для самостоятельного хозяйствования получили все работники сельхозпредприятий, а также служащие, занятые в социальных объектах, расположенных на территории данного хозяйства [4]. Земля путем реорганизации изымалась у колхозов и совхозов и распределялась в виде земельных долей между их работниками, пенсионерами этих хозяйств, работниками сельской социальной сферы. В результате лучшие пахотные земли сельскохозяйственных предприятий из государственной собственности перешли в частную собственность.

В те сложные времена для нового суверенного государства принятие закона «О земельной реформе»,  решало скорее  задачу изменения политического строя в стране, нежели экономические вопросы, стоящие перед страной. При разделении массивов на участки собственников земельных долей не было предусмотрено возможности их последующего объединения в различные хозяйственные образования с целью совместного осуществления полевых работ, а также проведения в них комплекса мелиоративных, природоохранных и противоэрозионных мероприятий. При отводе земельных долей крестьянам, земли не были оценены по своим агроэкологическим свойствам, по пригодности к возделыванию различных сельскохозяйственных культур или их групп. Их просто выделяли из расчета нормы выделения земельного пая. Повсеместная и очень быстрая приватизация земель не была подготовлена соответствующим образом.

Появление в результате приватизации большой фрагментации единых земельных массивов и отсутствие действенного механизма, регулирующего использование и оборот земельных долей, до настоящего времени является одной из причин, тормозящих развитие сельского хозяйства в республике [7].

Помимо вышесказанного, в закреплении земельных долей за сельскими жителями были и другие недостатки. Например, люди, получившие земельные паи, в большинство своем изначально не собирались становиться собственниками земли, и даже те, у кого было такое желание, не могли  эффективно использовать землю по причине нехватки материальных и технических средств, а также сильной фрагментации земельных участков. Учитывая сложившуюся ситуацию в сельскохозяйственной отрасли страны, практически одновременно в Азербайджане принимаются два закона: от 12 марта 1999 года Закон «Об аренде земли» и  от 7мая 1999 года Закон «О земельном рынке». Посредством этих законов в стране полным ходам заработал земельный рынок и аренда земли.

В результате всего этого возникла проблема оборота земельных долей. Так, путем наследования и купли-продажи  земельные паи начали переходить к тем, кто не проживает на селе и не собирается ее обрабатывать. В конечном итоге получилось что те, кто хочет и может  рационально использовать землю, не меняя ее сельскохозяйственного назначения, остаются не удел. [6].

С возникновением многообразной формы земельной собственности в стране, изменением экономических отношений в обществе, ликвидацией монополии государственной собственности на землю, легализацией и существенным развитием земельного оборота, отсутствием в последние десятилетия землеустроительного обеспечения этого процесса в виде проектов землеустройства, была разрушена территориальная организация, целостность земельных массивов и устойчивость  сельского землепользования. На сегодняшний день восстановления всего этого,  невозможно  без проведения землеустроительных проектов.   

Очень важная часть землеустройства, позволяющая видеть перспективу развития территории землевладения и землепользования в увязке с социально-экономическими и экологическими вопросами, является планирование и организация рационального использования земель и их охраны [1,2]. Учитывая то, что данный вид землеустройства всегда охватывает группу землевладений и землепользований, его называют межхозяйственным.

Как правило, в результате межхозяйственного землеустройства, появляются или изменяются права на определенные участки земли, организуются землевладение, землепользование в целом с определенным составом угодий и размещением его на территории, установлением общей площади, границ. Поэтому в результате проведения межхозяйственного землеустройства,  вновь образовавшиеся земельные участки собственников земельных долей должны быть правильной формы, по возможности прямоугольными, с параллельными длинными сторонами.

Во всех случаях к каждому земельному участку должен быть обеспечен удобный подъезд. На массиве, подлежащем разделению на земельные доли в районах ветровой эрозии, следует предусматривать совмещение границ земельных участков с продольными и поперечными лесными полосами для защиты пашни от дефляции[1,2,3].

Необходимо отметить, что выделение земельных долей в натуре неизбежно наносит ущерб рациональному использованию земель и продовольственной безопасности любой страны, так как в процессе выделения земельных долей в натуре в зависимости от площадей выделяемых долей происходит фрагментация больших земельных массивов, что в свою очередь сильно препятствует  эффективности их использования. И для нашей страны фрагментация земельных массивов является очень большим препятствием на пути их эффективного  использования.  Так,  после завершения первого этапа земельной реформы в стране стало очевидно, что у множества фермерских хозяйствах общая площадь земель едва превышает 1,5 гектара, и они разбросаны по разным земельным массивам, находящихся на дальних расстояниях друг от друга. При таких условиях естественно, что на этих землях достаточно сложно проектировать полноценные севообороты и проводить агротехнические мероприятия.

В общей сложности, по результатам проведения земельной реформы в стране, из имеющих право на получение безвозмездно земельных паев семей, 870 тысяч ее получили. Другими словами 3 442 778 человек стали земельными собственниками. Примерно средний размер земельного пая на одного человека в республике варьирует от 0,10 га до 1,3 га, и это подтверждает тот факт, что сельскохозяйственные земли в Азербайджане подверглись сильной фрагментации. По итогам земельной реформы из составляющих единый земельный фонд Азербайджана 8 641 506 гектар земель, то есть, 56,9 процентов были оставлены в государственной собственности, 23,5 процентов были отданы в собственности муниципалитетов, а остальные 19,6 процентов были отведены в частную собственность. Причем в частную собственность были отданы самые лучшие пахотные земли страны, а в собственности государства остались практически одни пастбища. [5,8 ].

Реальную картину происходящего с площадями фермерских хозяйств республики покажем на примере Агдашского района. В начале марта 2018 года было завершено создание электронного кадастра земель в Агдашском районе республики. В этой административной единице имеется 78 тысяч гектаров земель, из которых 50,5 тысячи (64,5%) – сельскохозяйственного назначения, в том числе 50,3 тысячи гектаров (44,2%) — посевные участки. Учет в реальном времени в этом административном районе показал, что у 13174 семей площадь земли в их хозяйствах не превышают одного гектара. Такая картина характерна для всей территории республики. Понятно, что на таких раздробленных участках весьма сложно добиться высоких урожаев и эффективного использования земельных ресурсов. Надо заметить, что после 20 лет проведения земельной реформы и в правительстве страны косвенно признали, что разделение территории крупных сельхозпредприятий на мелкие участки, в  виде земельных долей начиная с 0,10 га в Ленкоранском районе,  заканчивая 1,23 гектар в Нефтчалинском районе республики, было не самым лучшим решением в области рационального использования земельных ресурсов.

Правительство свое понимание проблемы продемонстрировало принятием закона Азербайджанской Республики от 14 июня 2016 года «О кооперации в сельском хозяйстве». Через 2,5 года после принятие этого закона, в ноябре 2018 года, посредством объединения владельцами 680 земельных участков жителей сель Бешдели и Яхадялляк Сабирабадского района, был создан первый производственный кооператив «Бирлик» на общей территории в 850 гектаров. Сегодня можно с уверенностью сказать, что с принятием в Азербайджане закона «О кооперации в сельском хозяйстве», сделан первый успешный шаг в сторону консолидации сельскохозяйственных земель. Дальнейшим шагом в этом направлении должен стать закон о консолидации земель.

Термин «консолидация земель» обозначает объединение, слияние земель [6]. В землеустройстве так называются мероприятия по ликвидации чересполосицы, мелкоконтурности и дальноземелья. С помощью межхозяйственного землеустройства такие землеустроительные действия осуществляются в целях ликвидации недостатков землепользования и сведением большого числа мелких участков, принадлежащим отдельным собственникам и землевладельцам, в крупные участки, расположенные в одном месте. Консолидация земель сельскохозяйственного назначения позволяет решить проблему раздробленности сельскохозяйственных землепользований, повысить конкурентоспособность сельского хозяйства, восстановить инфраструктуру сельских территорий.

В большинстве случаев консолидация земель рассматривается как совокупность действий, которые могут улучшить территориальные условия несельскохозяйственных видов деятельности и повысить  эффективность сельского хозяйства. Консолидация земель сельскохозяйственного назначения дает возможность объединить земельные участки, выделенные в счет земельных долей, для удобства их использования. В результате получаются земельные массивы оптимального размера и удобной конфигурации, что позволяет сельскохозяйственным товаропроизводителям организовывать на них эффективные формы хозяйствования и внедрять современные методы ведения сельского хозяйства, а также снижать производственные затраты. В целом суть этого механизма заключается в том, что несколько собственников земельных участков, входящих в один массив, по общему согласию могут обменяться своими участками или изменить их границы с целью рационального использования.

Выводы:

1. В целях обеспечения продовольственной безопасности Азербайджана, необходима налаженная государственная политика, которая разрешит противоречия в процессе консолидации сельскохозяйственных земель, то есть государство обязано создать действенную систему регулирования земельных отношений, где главным механизмом реализации земельной политики будет межхозяйственное землеустройство.

2. Инициатором консолидации земель сельскохозяйственного назначения в зависимости от формы собственности на добровольной основе должны стать, собственники и владельцы земельных участков сельскохозяйственного назначения, а также государственные органы исполнительной власти, отвечающие за регулирование земельных отношений и его территориальные органы. 3. Во избежание нерационального использования земельных долей, на законодательном уровне необходимо ограничить правомочия собственников земельных долей и вести строго контроль над их куплей-продажей и арендой, чтобы исключить попадание ценных пахотных земель в руки людей,  некомпетентных в вопросах землепользования.

Список литературы

  1. Волков С.Н. journal Землеустройство: в. 8 т. Т.1. одни Теоретические бешдели основы территории землеустройства: направлении учебное эффективного пособие. М.: причины Колос, 2001. 496 с.
  2. Волков С.Н. проблемы Землеустройство: в. 8 т. Т.2. вопросах Землеустроительное участков проектирование: результате учебное правительство пособие. М.: азербайджана КолосС, 2001. 408 с.
  3. Волков С.Н. правительство Землеустройство: в. 8 т. Т.3. выделение Землеустроительное контроль проектирование: acts учебное позволяет пособие. М.: такое КолосС, 2002. 384 с.
  4. Мамедов Г.Ш. создание Земельная месте реформа в межхозяйственным Азербайджане: участку правовые и земельным научно-отрасли экономические вопросах вопросы. оборота Баку: adopt Элм, 2000.374 с.
  5. Варламов А.А. участками Земельный государственной кадастр: в 6т.Т.2. ветровой Управление между земельными которые ресурсами. –М.: землеустройство КолосС, 2004.-528.-( перспектив Учебники и сельскохозяйственного учеб. экономические пособия отношений для voprosi студентов земельной высш. марта учеб. земельных завед.).
  6. Экономический крупные словарь. literatury Режим работе доступа: земельные http://руководство abc.обеспечен informbureau.земельных com/избежание html/ агротехнические caiaeuiue_землевладения iae.страной html allocated olgashahina@собственников mail.возникновением ru
  7. Липски С.А. земельных Земельные землеустройства доли: земельных путь к межхозяйственного оптимизации реформы землепользования мероприятия или учеб препятствие долей при закона перераспределении html земель. принятием Режим едва доступа: муниципалитетов http://каждому dpr.проведении ru/вопросами journal/ пенсионерами journal_6_11.долей htm
  8. Низамзаде Т.Н. назначения Пути режим реформирования оправдывает системы land управления бесплатный земельными земли ресурсами контроль Азербайджана. больших European нормы Journal сельскохозяйственных of land Economics признали and словами Management возникновения Sciences этого is землеустройство an массиве international, проектирование Scientific средств journal, эффективность Vienna, месте https://пригодности doi.районе org/10.29013/экологически EJEMS-19-4-3-13.
  9. Вершинин В.В. стало Экономические хозяйственные проблемы хозяйства земельных затраты отношений и было развитие массивом сельских земельных территорий // сельского Землеустройство, участках кадастр и паев мониторинг ресурсов земель. 2008. № 5. С. 10-19.
  10. Буров В.А. земельных Сделки с были земельными необходимо долями. долей Режим одновременно доступа: zemleustroystva http://работниками av-экономические ue.нерационального ru/собственности kzem_ закона dol.земельных php?d=право zem_землеустройстве dol_that sdelk.возникновения ht.

Spisok literatury

1. 
Volkov S.N. районе Zemleustroystvo: v.8 T.1. через Teoreticheskie объединения osnovi была zemleustroystva: урожаев uchebnoe правильной posobie.M.:собственниками KolosS,2001.496s.

 2. mail      Volkov S.N. инструмент Zemleustroystvo: v.8 T.2.   проектов Zemleustroitelnoe
составляющих proektirovanie: производственному uchebnoe informbureau posobie.M.:области KolosS,2005.408s.

 3.  продажей Volkov S.N. одного Zemleustroystvo: v.8 T.2.   причины Zemleustroitelnoe
говоря proektirovanie: после uchebnoe journal posobie.M.:способствовало KolosS,2005.408s.

 4. претворение Mamedov
Q.создание Sh. koloss Zemelnaya земель reforma
v раздробленных Azerbaydjane: признали pravovie I учитывая nauchno – землю ekonomicheskie
реформе voprosi. Baku: Elm? 2000.374s.

  5. Varlamov A.A. Zemelniy kadastr: v.6t. T.2.
Upravlenie zemelnimi resursami.-M.: KolosS? 2004.- 528. – (Uchebniki I ucheb.
Posobiya dlya studentov vissh. ucheb. zaveden.

  6. Ekonomicheskiy slovar. Rejim dostupa:
http://abc.informbureau.com/html/ caiaeuiue_iae.html olgashahina@mail.ru

  7.  Lipski S.A. Zemelnie doli: put k optimizatsii
zemlepolzovaniya ili prepyatstvie pri pereraspredelenie zemel. Rejim dostupa: :
http://dpr.ru/journal/ journal_6_11.htm

  8. 
Nizamzade T.N. Puti reformirovaniya sistemi upravleneniya zemelnimi
resursami Azerbaydjana. European Journal of Economics and Management Sciences
is an international, Scientific journal, Vienna,
https://doi.org/10.29013/EJEMS-19-4-3-13.

  9.  Vershinin V.V. Ekonomicheskie problem zemelnix
otnosheniy I razvitie selskix territoriy// Zemleustroystvo, kadastr I monitorinq
zemel. 2008.№5.S. 10-19.

   10.
Burov V.A. Sdelki s zemelnimi dolyami. Rejim dostupa: http://av-ue.ru/kzem_
dol.php?d=zem_dol_sdelk.ht.




Московский экономический журнал 6/2020

УДК 338.1

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10462

СИСТЕМНО-СИТУАЦИОННЫЙ
ПОДХОД КАК ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ОСНОВА УПРАВЛЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЯМИ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕКТОРА
ЭКОНОМИКИ

SYSTEM-SITUATIONAL METHOD AS THEORETICAL BASIS FOR
MANAGEMENT OF OIL AND GAS SECTOR ENTERPRISES

Дебердиева Елена Марсовна, доктор экономических наук, профессор кафедры Менеджмента в отраслях ТЭК, Тюменский индустриальный университет, deberdievaem@tyuiu.ru

Скворцова Надежда Константиновна, доктор экономических наук , профессор кафедры Экономики в строительстве, Тюменский индустриальный университет, skvortsovank@tyuiu.ru

Deberdieva Elena, doctor of economic sciences, professor of the department of Management
in the Fuel and Energy Complex, Tyumen industrial university

Skvortsova Nadezhda, doctor of economic sciences, professor of the department of Economics
in Construction, Tyumen industrial university

Аннотация.
В
статье рассмотрены научные представления об управлении предприятиями,
представлена эволюция управленческих подходов. Выделены системный и
ситуационный подход. Представлено видение предприятий как сложных хозяйственных
структур. Дана характеристика современных вызовов предприятиям нефтегазового
сектора экономики, что обусловливает необходимость изменения методов
управления. Сформулированы задачи внутрифирменного управления в системе
предприятий нефтегазового сектора.

Summary.
The article
considers scientific ideas about enterprise management, presents the evolution
of management methods. System and situational method highlighted. The vision of
enterprises as complex economic structures is presented. Modern challenges to
oil and gas enterprises are described, which makes it necessary to change
management methods. The tasks of internal management in the system of oil and
gas sector enterprises are formulated.

Ключевые
слова
: предприятие, управление, системный подход,
ситуационный подход, нефтегазовый сектор

Keywords: enterprise, management, systems method, situational method, oil and gas
sector

Происходящие
трансформационные процессы в сфере потребления и производства энергоресурсов
обусловливают смену приоритетов и стратегических ориентиров в управлении
деятельностью сложных хозяйственных структур базовых секторов экономики.
Характерными чертами современной среды функционирования промышленных
предприятий являются инновационное обновление, цифровизация, необходимость
постоянных изменений в силу возрастающей конкуренции и, как отмечают
исследователи, происходящей смены парадигмы «конкуренции и
конкурентоспособности». В настоящее время снижается роль дешевых сырьевых
ресурсов, рабочей силы и капитала в качестве конкурентных преимуществ и
возрастает роль применяемых методов управления.

Современные научное
представление об управлении предприятиями как экономическими системами
сформировалось в конце прошлого века, когда были определены его принципы цели и
задачи.  Необходимость постоянного
изменения механизмов управления промышленными предприятиями возникает в силу
происходящих процессов глобализации, конъюнктурных сдвигов, динамичности и
неопределенности существенных факторов внешней среды и предполагает не только
корректировку взаимодействия предприятий с внешними элементами
макро-экономической системы, но и изменения внутри самих организаций. В
настоящее время теория и практика управления представлена различными научными
школами, которые существенно развивают и дополняют подходы к управлению,
расширяя сферы применения накопленного теоретико-методологического и
практического опыта. В частности М. Мескон, рассматривая эволюцию управления
как науки выделил следующие основные подходы [1]:

  • теория менеджмента отличающиеся подходами к управлению с позиции научных школ (научного управления, классическая — административного управления, неоклассическая — человеческих отношений, науки управления и количественных методов), внесших значительный вклад в развитие;
  • процессный подход, как непрерывная серия взаимосвязанных управленческих функций;
  • системный подход, ориентирующийся на достижение целей организации в условиях меняющейся внешней среды;
  • ситуационный подход, предполагающий выбор метода управления в соответствии с конкретной ситуацией. На развитие управленческих подходов, несомненно, существенное влияние оказала увеличивающаяся неопределенность в оценках и динамичность развития окружающей среды предприятий (рисунок 1) [2].

Интегрирующей основой научных
школ и взглядов, которые в различные временные периоды вносили определенный
вклад в теорию и практику управления явилась, по мнению признанных классиков
управления (например, М.Х. Мескон, Ф. Хедоури и др.), теория систем. Так, в
работе М.Х. Мескона и др. отмечается, что «Применение теории систем к
управлению облегчило … задачу увидеть организацию в единстве составляющих ее
частей, которые неразрывно переплетаются с внешним миром… Системный подход
-…- это способ мышления по отношению к организации и управлению» [1, с.
78-79]. Системное представление об организации на наш взгляд является ключевым
фактором для управления организацией, что находит подтверждение в работах
многих исследователей.

Целостное представление
организации, учитывающее влияние факторов внешней среды на внутренние процессы,
требование соответствия инструментов управления поставленным целям
характеризуют подход к развитию теории и практики управления Р. Скотта,
получивший дальнейшее развитие в трудах Т. Питерса и Р. Уотермена  [3]. Кроме того, представление предприятия
как целостной многофункциональной системы, взаимодействующей с внешней средой
является результатом развития теории фирмы и теории поведения экономических
субъектов. Современным этапом эволюции вышеназванных теорий представляется
системно-интеграционная теория предприятия Клейнера, отражающая «процессный,
организационно-институциональный и событийный аспекты функционирования и
устройства предприятия» [4, c.22].
Современные предприятия, функционирующие в нефтегазовом секторе экономики, обладают
такими основными свойствами экономических систем как эмерджентность, иерархичность, целенаправленность, и, как правило,
сложноструктурированы, являются сложными хозяйственными структурами (СХС). Выделенные
основные признаки сложной хозяйственной структуры реализуются посредством
проявления управленческой и производственной сложности, наличия совокупности
подсистем и элементов, объединенных общими интересами и целями, взаимосвязанных
и взаимодействующих, обеспечения работоспособности системы [2].
«Новая теория экономических систем»
(Клейнер и др), по нашему мнению, достаточно универсальна по отношению к
различным типам экономических систем, среди основных свойств которых выделяют
«внешнюю целостность» и «внутреннее многообразие», что в полной мере
соответствует характеристикам хозяйствующих субъектов нефтегазового сектора в
рамках применения системного и ситуационного подхода для эффективного
управления ими. 

Происходившие изменения на
рынках ресурсов и сырья, развитие экономики и ее регулирование на разных
уровнях, оказали влияние на изменение внутренней организационной среды сложных
хозяйственных структур нефтегазового сектора экономики, структуру и перечень контролируемых
бизнес-единиц и направлений деятельности, 
определило расширение и рост хозяйствующих структур, и как следствие
усложнение систем управления. Принимать управленческие решения на основе анализа
внешних и внутренних связей и экономических отношений, учитывать их влияние на
факторы, изменение которых приводит к выбору наилучших способов достижения цели
позволяет именно системный подход, предполагающий рассмотрение вариантов
целедостижения, общих и частных, с позиций целостности предприятия как экономической
системы.

Управление
корпорациями на основе системного подхода является ключевой идей трудов Р.
Акоффа, сформулированной в его работе «Планирование будущего корпорации» [5], учитывающей изменение внешней среды их
функционирования, с одной стороны, и внутренние трансформационные процессы с
другой. По нашему мнению актуальность исследования Акоффа для современного этапа
экономического развития сложных хозяйственных структур нефтегазового сектора
обусловлена как активными трансформационными процессами во внешней среде, так и
внутриорганизационными изменениями, направленными на адаптацию к изменяющимся
условиям функционирования и инициацию самих изменений.

Практически
все научные школы управления рассматривают принятие управленческих решений с
учетом взаимосвязи внутренних (возможностей организации) и внешних факторов, с
позиции направленности на экономический рост и достижение долгосрочных целей
организации в динамично меняющихся условиях внешней среды, максимального
использования конкурентных преимуществ организации и оптимального использования
ресурсов. При этом следует отметить, что на особое внимание к
внутрипроизводственной системе указывал А.Маршалл [6], придавая значение
эффективности организации производства.

Многочисленные вызовы современного периода (растущее вовлечение  альтернативных источников энергии, значительная волотильность цен на нефть, развитие новейших технологий и усложняющиеся требования регуляторов и др.), повышают сложность управления и уровень рисков даже для эффективных предприятий. Существенное значение приобретает выявление и использование внутренних возможностей компаний с точки зрения их соответствия внешним требованиям и стратегическим задачам, эффективное использование ресурсно-производственного потенциала предприятий, совершенствование операционной стратегии и управление операционными ресурсами, использование цифровых технологий. Для того, что бы отвечать современным вызовам, необходимо совершенствовать методы управления, в том числе операционной деятельностью, управление портфелем активов и взаимодействии с партнерами в межсистемном пространстве, внедрять новые цифровые бизнес-модели и адаптивные модели управления, например, с использованием преимуществ ситуационного управления. Тем самым усиливается роль инновационной составляющей в управлении предприятием. В то же время еще Й.Шумпетер выделял инновации как основу модели экономического роста на базе наукоемких и технологичных производств (эволюционная теория экономического развития Й.Шумпетера) [7]. Динамичность происходящих изменений во внешней и внутренней среде предопределяет необходимость управления ими. В этой связи представляется целесообразным применение инструментов ситуационного управления, позволяющих адаптивно и своевременно реагировать на происходящие изменения, ликвидировать узкие места, обеспечить опережающее развитие значимых бизнес-сегментов и ускоренное инновационное развитие.

Таким образом, функционирование
сложных хозяйственных структур нефтегазового сектора экономики в многом
определяется адекватностью используемых управленческих инструментов состоянию и
условиям деятельности предприятий, среди которых наиболее рациональными, на наш
взгляд, является системно-ситуационный подход, не исключающий иных методов. Используемые
управленческие подходы должны обеспечивать длительное и эффективное развитие и
функционирование СХС на основе системной оценки возможностей и проблем,
постановки корректных целей и выбора путей их достижения (рисунок 2).

Для современного уровня
развития предприятий нефтегазового сектора в 
трансформирующихся макро- и мезо- условиях  внешней среды требуется развитие концепций и адаптация
инструментов управления СХС на основе всестороннего
анализа достижений мировой управленческой науки и лучших практик.

Литература

  1. Мескон, М., Основы менеджмента [Текст] /
    М. Мескон, М. Альберт, Ф.  Хедоури; Под
    ред. Л.И. Евенко —  Москва: Издательство «Дело».
    1997. — 704 с.
  2. Дебердиева, Е.М. Управление сложными
    хозяйственными структурами нефтегазового сектора экономики в условиях
    трансформации рынка углеводородов [Текст] / Е.М. Дебердиева, дисс. … доктора экономических наук / Тюмень —
    Тюменский индустриальный университет. 2016.
  3. Питерс, Т. В поисках эффективного управления [Текст]
    / Т. Питерс, Р.
    Уотермен — М.: Прогресс. 1986 — 424 с.
  4. Kleiner, G. B. Systematic
    – integrating theory of enterprises [Text] / G. B.
    Kleiner  //Montenegrin
    journal of economics. 2005-№2- p.21-39.
  5. Акофф, Р.Л. Планирование будущего корпорации [Текст]/
    Р.Л. Акофф/Пер. с англ.; под ред. д.э.н. В.И. Данилова-Данильяна — М.: «Прогресс».
    1985 — 327 с.
  6. Маршалл, А. Принципы экономической науки [Текст] / А. Маршалл / Пер. с
    англ.в 3-х томах — М.: — «прогресс». 1993. — Т3 — 309 с.
  7. Шумпетер, Й. Теория экономического развития [Текст]/ Й. Шумпетер ; Перевод с нем. В. С. Автономова и др. — Москва :
    Прогресс, 1982. — 455 с.



Московский экономический журнал 6/2020

УДК 633(470.40)

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10461

НАПРАВЛЕНИЯ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ИНТЕНСИФИКАЦИИ РАСТЕНИЕВОДСТВА

DIRECTIONS FOR INCREASING THE EFFICIENCY OF CROP PRODUCTION INTENSIFICATION

Винничек Любовь Борисовна, доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой организации и информатизации производства, ФГБОУ ВО Пензенский ГАУ, ORCID: http://orcid.org/0000-0002-6127-7201,  l_vinnichek@mail.ru

Глазунов Иван Викторович, аспиран ФГБОУ ВО Пензенский ГТУ, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-6055-5708, eco2004@mail.ru

Vinnichek Lyubov B., doctor of economic sciences, professor, head of department of organization and informatization of production, Penza state agrarian University ORCID: http:// orcid.org/0000-0002-6127-7201, l_vinnichek@mail.ru

Glazunov Ivan V., graduate student, FSBEI Penza State Technological UniversityORCID: https://orcid.org/0000-0002-6055-5708, eco2004@mail.ru

Аннотация. В статье определены направления повышения
эффективности растениеводства на основе интенсификации. Приведена краткая
характеристика современного состояния развития растениеводства в Пензенской
области и определены сложившиеся тенденции, раскрыты концептуальные направления
повышения эффективности интенсификации растениеводства в условиях перехода к
цифровой экономике и цифровизации сельского хозяйства. Рассмотрены функции концепции
повышения
эффективности растениеводства на основе интенсификации: воспроизводственная, инвестиционная,
стимулирующая, координирующая производство, управления качеством, экологическая
и социальная, а также раскрыто их содержание.
Приведены первоочередные мероприятия, реализующие целевые
установки предлагаемой концепции. Выявлены стратегические цели развития
растениеводства в регионе, которыми
являются: обеспечение потребностей населения в продуктах растительного
происхождения и сырье, максимального импортозамещения их на российском рынке,
достижение конкурентоспособности отрасли на основе технической и
технологической модернизации и эффективного использования природно-климатического
потенциала региона. Определены основные составляющие стратегии и выделены
основные  блоки ее стратегических целей. Приведена методика разработки стратегии повышения эффективности
растениеводства  на основе интенсификации.
Разработаны сценарии реализации стратегии, инновационный и инерционный, а также
дана их краткая характеристика.

Summary. The article defines the ways to improve the efficiency
of crop production on the basis of intensification. Brief description of the
current state of development of crop production in the Penza region and
identifies the current trend, revealed conceptual directions of increase of
efficiency of crop intensification in the transition to a digital economy and
the digitization of agriculture. The functions of the concept of increasing the
efficiency of crop production on the basis of intensification are considered:
reproduction, investment, stimulating, coordinating production, quality management,
environmental and social, and their content is disclosed. Priority actions that
implement the target settings of the proposed concept are given. The strategic
goals of crop production development in the region are identified: meeting the
needs of the population in plant products and raw materials, maximizing their
import substitution in the Russian market, achieving industry competitiveness
based on technical and technological modernization and effective use of the
natural and climatic potential of the region. The main components of the
strategy are defined and the main blocks of its strategic goals are
highlighted. The method of developing a strategy for increasing the efficiency
of crop production based on intensification is given. The strategy implementation
scenarios, innovative and inertial, are developed, and their brief
characteristics are given.

Ключевые
слова:
интенсификация, эффективность, стратегия, растениеводство

Keywords: intensification,
efficiency, strategy, crop production

Введение. Проблема
повышения эффективности аграрного сектора экономики и его отраслей связана, как
с рациональным использованием ограниченных ресурсов, так и производством
наибольшего количества продукции высокого качества при имеющихся ресурсах.
Повышение эффективности производства продукции сельского хозяйства является
составной частью проблемы воспроизводства. При этом основной следует считать
подсистему производства, так как именно здесь решается главный вопрос экономики
– рациональное использование ресурсов.

Обеспечение населения
продовольствием собственного производства и продовольственная независимость предопределяют
необходимость усиления государственного воздействия на управление
агропромышленным комплексом в целом, отдельными комплексами и отраслями.
Учитывая особо острую ситуацию на отечественном рынке продукции растительного
происхождения, наибольшее внимание следует уделить ускоренному и устойчивому
развитию растениеводства, которое обеспечивает не только население продуктами
питания, но и животноводство – кормами.

Ход
исследования
. Сoстoяние oтрaсли рaстениевoдствa в Пензенской
области с 2005 г. по 2018 г. хaрaктеризуется ростом пoсевных плoщaдей
oснoвных сельскoхoзяйственных культур на 121,4 тыс. га,
что обусловлено как увеличением пашни из-за ввода залежных земель, так и
уменьшением чистых паров., ухудшением структуры посевных площадей из-за
появления и преобладания в отдельных районах монокультур.

За 2005-2018 гг.
значительно изменилась структура посевных площадей. Под зерновыми культурами
площади сократились незначительно. Уменьшение посевов кормовых культур из-за
сокращения поголовья скота привело к увеличению посевов технических культур, а
именно масличных. Рост посевов сахарной свеклы составил 28,3 тыс. га,
а подсолнечника – 4,3 раза, под техническими культурами в целом – 4,2
раза. Это обусловлено их высокой конкурентоспособностью на рынке и более
высокой рентабельностью производства.

В сельскохозяйственных
организациях сосредоточено около ¾ всех посевных площадей, зерновых и
технических культур и 63,3 % кормовых культур. В хозяйствах населения
по-прежнему, преобладают посевы картофеля и овощебахчевых культур, хотя
незначительный отток их доли произошел в пользу крестьянских (фермерских)
хозяйств и индивидуальных предпринимателей.

Несмотря на
незначительное сокращение посевов зерновых культур в сельскохозяйственных
организациях за исследуемый период валовой сбор зерна возрос почти в 1,6 раза,
что обусловлено ростом урожайности.

Валовой сбор сахарной
свеклы возрос в 3 раза в сельскохозяйственных организациях и в 2 раза в
крестьянских (фермерских) хозяйствах, семян подсолнечника – в 8,5 и в 15 раз,
соответственно.

Но наиболее высоких
результатов достигли сельскохозяйственные организации, в которых рост
урожайности зерновых составил 1,9 раза, сахарной свеклы – 1,5 раза, картофеля –
2,2 раза, овощей открытого грунта – 3,4 раза. Это свидетельствует о повышении
интенсификации за счет внедрения новых технологий, районированных сортов и
гибридов с более высокой потенциальной урожайностью.

Как показал проведенный
анализ, развитие растениеводства находится в сильной зависимости от природно-климатических и региональных
условий. Они определяют правила функционирования сельскохозяйственных
производителей растениеводческой продукции, их взаимодействие с
перерабатывающими и торговыми организациями, а также специфические особенности
потребления отдельных видов продуктов. К числу основных факторов, определяющих
региональную специфику развития, следует отнести: природно-климатические
условия, культурные и национальные традиции, уровень социально-экономического
развития экономики в целом и сельского хозяйства в частности. В зависимости от
силы и направления влияния этих факторов необходимо определять и стратегические
направления развития растениеводства в регионе.

Результаты и обсуждения.
Функциями
концепции интенсификации растениеводства являются:

  • воспроизводственная, направленная на рациональное сочетание основных элементов процессов производства продукции (земли, фондов, включая многолетние насаждения, труда);
  • инвестиционная, обеспечивающая привлечение государственных, частных, иностранных инвестиций модернизации растениеводства;
  • стимулирующая, обеспечивающая заинтересованность товаропроизводителей в развитии растениеводства;
  • координирующая производство, потребность и внешнюю среду — условие устойчивого развития растениеводства в рыночных отношениях;
  • управления качеством, обеспечение соответствия международным стандартам качества продукции;
  • экологическая;
  • социальная.

Концептуальные
направления повышения эффективности интенсификации растениеводства представлены
на рисунке 1.

На наш взгляд, в числе
первоочередных мероприятий, реализующих целевые установки предлагаемой концепции,
должны стать:

1. Государственная поддержка производителей зерна и
маслосемян путем совершенствования механизма кредитования, финансирования и налогообложения.

2. Совершенствование системы материально-технического обеспечения производителей продукции растениеводства, регулирование цен на средства производства.

3. Более широкое использование научного потенциала для
развития производства продукции растениеводства,
в том числе форсирование научных
исследований по запросам производства и производителей.

4. Оптимизация специализации и размещения отраслей растениеводства
по территориям с учетом региональных и природно-климатических особенностей,
проведение сортосмены и внедрения современных технологий.

5. Развитие механизма
привлечения инвестиций, в том числе частных и иностранных, включая льготы для
привлечения частного бизнеса.

6. Развитие
информационного обеспечения сельскохозяйственных
товаропроизводителей, в частности создание консультационных служб.

7. Повышение
привлекательности растениеводства
для высококвалифицированных специалистов, путем поддержки подготовки кадров и
закрепления их на селе.

Среди возможностей растениеводства Пензенской области
можно выделить следующие: большая неудовлетворенная потребность населения в
продуктах растительного происхождения, особенно в овощах, плодах и фруктах и;
относительно удобное территориальное расположение к регионам с большой численностью потенциальных
потребителей; явное предпочтение потребителей к отечественной продукции;
государственная поддержка производителей растениеводческой
продукции со стороны органов государственной власти.

Важнейшим требованием
рациональной системы земледелия остается организация угодий и севооборотов,
система обработки почвы, система семеноводства. В некоторых районах области не
соблюдаются севообороты и в структуре посевных площадей доминируют отдельные
культуры, которые ведут к деградации почвенного плодородия.

Одним из важных условий
реализации потенциальной урожайности культур – это соблюдение технологии их
возделывания и использование семян сортов высших репродукции. Для этого необходима поддержка
сельскохозяйственных товаропроизводителей, занимающихся семеноводством.

Цифровизация сельского
хозяйства также является одним из направлений повышения эффективности
производства на основе интенсификации растениеводства.

Сложившаяся
ситуация в растениеводстве во многих регионах и в целом в стране в значительной
степени связана с тем, что у государства отсутствует научно обоснованные
стратегии его развития. На наш взгляд, стратегия развития растениеводства в
регионе предполагает модернизацию отрасли и представляет собой выбор
приоритетных направлений развития и
механизма обеспечения конкурентоспособности продукции. Стратегическими целями развития являются: обеспечение
потребностей населения в продуктах растительного происхождения и сырье,
максимального импортозамещения их на российском рынке, достижение
конкурентоспособности отрасли на основе технической и технологической
модернизации и эффективного использования природно-климатического потенциала
региона.

Основные
составляющие стратегии представлены на рисунке 2.

Необходимо определить
основные стратегические цели и приоритетные направления развития отрасли.
Учитывая сложность структуры растениеводства, считаем, что следует выделить
несколько блоков стратегических целей:

1. Диверсификация
производства продукции растениеводства и формирование новых точек роста данного
направления сельского хозяйства.

2. Выравнивание
территориальных диспропорций в размещении и уровне развития растениеводства.

3. Развитие
существующих и формирование новых продуктовых подкомплексов в растениеводстве.

4. Расширение производства продукции, востребованной на рынке, повышение эффективности и качества продукции растениеводства.

5. Создание условий для внедрения достижений научно-технического прогресса в растениеводстве.

6.
Модернизация существующей и формирование новой материально-технической базы,
обеспечивающей внедрение в производство интенсивных ресурсосберегающих
технологий.

7.
Вовлечение в хозяйственный оборот неиспользуемой пашни и залежных земель и
биологизация земледелия.

В соответствии с
проведенным анализом, стратегия повышения эффективности растениеводства на
основе интенсификации в Пензенской области может быть реализована по двум
сценариям:

— 1-й инерционный, который
экстраполирует на перспективу состояние развития отрасли в 2010-2018 гг. с
некоторой положительной динамикой в результате реализации «Государственной
программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков
сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия».

В рамках инновационного
сценария предполагается реализация системы следующих мер: создание целостной
нормативно-правовой базы, ориентированной на разработку и принятие экономически обоснованного законодательства и
других нормативных документов направленных на поддержку отечественных
товаропроизводителей; развитие материально-технической базы; стимулирование
инновационных процессов; активизацию горизонтальной и вертикальной интеграции.

Выводы. Тaким oбрaзoм, прoблемa пoвышения эффективнoсти сельскoгo хoзяйствa в целoм, и растениеводства, в частности, теснo связaнa с прoблемaми интенсификaции.

Литература

1. Алтухов А.И. Совершенствование размещения как фактор устойчивого развития сельского хозяйства страны / А.И. Алтухов, Л.П. Силаева // Устойчивое и инновационное развитие в цифровую экономику: материалы Международной научно-практической конференции. – Москва, 22-23 мая 2019. Ч. 1. – С. 12-20.

2. Алтухов А.И. Совершенствование территориально-отраслевого разделения труда в зерновом производстве как фактор формирования развитого зернового рынка / А.И. Алтухов // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2011. – № 11. – С. 7-13; № 12. – С. 16-21. 3. Алтухов А.И. Интенсификация зональных технологий – стратегия научно-технологического развития производства высококачественной пшеницы в стране / А.И. Алтухов, Н.З. Милащенко, А.А. Завалин, С.В. Трушкин // Экономика сельского хозяйства России. – 2017. – № 5. – С. 36-46.

4. Винничек Л.Б., Глазунов И.В. Особенности интенсификации растениеводства // Региональные особенности рыночных социально-экономических систем (структур) и их правовое обеспечение: материалы ХI-й научно-практической конференции (с международным участием). Апрель, 2020 г. / Под ред. О.С. Кошевого. – Филиал ЧОУВО «Московский университет им. С.Ю. Витте» в г. Пензе. – 2020. – — С.95-102, 5. Винничек, Л. Методические подходы к обоснованию развития размещения и специализации растениеводства в регионе / Л. Винничек, А. Иванов // Международный сельскохозяйственный журнал. – 2011. – № 5. –С. 10-14.

6. Глазунов И.В. Интенсификация сельского хозяйства / И.В. Глазунов // Инновационные идеи молодых исследователей для агропромышленного комплекса России — Материалы Всероссийской научно-практической

конференции – Пенза: РИО ПГАУ, 2017.- С. 260-263 https://pgau.ru/file/doc/nauka/konference/TOM_4_2017-03-23-24.pdf

7. Vinnichek L Oilseed market: Global trends / L. Vinnichek, E.Pogorelova, A.Dergunov //IOP Conference Series: Earth and Environmental Science.- 2019.-// https://iopscience.iop.org/article/10.1088/1755-1315/274/1/012030/meta