Анатомотопографическое и клиническое обоснование трансфеморальной блокады нервов мочевого пузыря у мелких животных

УДК 619:611.83.617-089.578.16:636.8

С.Ф. Мелешков, д-р ветеринар. наук, доцент,
Г.А. Хонин, д-р ветеринар. наук, профессор,
О.Р. Скубко, канд. ветеринар. наук, доцент,
Е.В. Исмагилов, аспирант, А.С. Процкая, аспирант,
К.С. Перепелов, аспирант, О.Н. Шушакова, аспирант,
Омский государственный аграрный университет имени П.А.Столыпина

Meleshkov S.F., d-r. vet., docent, Honin G.A., d-r. vet., professor,
Skubko O.R., docent, Ismagilov E.V., graduate,
Protskaya A.S., graduate, Perepelov K.S., graduate,
Shushakova O.N., graduate Omsk State Agrarian University. P.A. Stolypin

Анатомотопографическое и клиническое обоснование трансфеморальной блокады нервов мочевого пузыря у мелких животных
Anatomo-topographical and clinical consideration of transfemoral blockage of urinary bladder nervi in small animals

Аннотация.

Методами обычного и тонкого препарирования изучены экстраорганные нервы мочевого пузыря у собак, кошек и кроликов. Выявлены общие закономерности: иннервация мочевого пузыря мелких домашних животных осуществляется мочепузырной частью тазового сплетения, которая, в свою очередь, находится в тесной взаимосвязи практически со всеми нервами тазовой полости. Полученные сведения позволили предложить метод трансфеморальной блокады нервов мочевого пузыря, отличающийся тем, что введение иглы шприца проводят на середине расстояния между седалищным бугром и головкой бедренной кости соответствующей стороны тела перпендикулярно поверхности кожи латеральной поверхности бедра, при этом иглу вводят до упора в тело седалищной кости, затем смещают под его вентральный край и продвигают дорсомедиально в направлении тела крестцовой кости на глубину, равную половине ширины таза. Предлагаемый способ трансфеморальной блокады нервов мочевого пузыря у мелких животных рекомендуется использовать при купировании болевого синдрома при мочекаменной болезни, дизурии у мелких животных, лечении и профилактике послеоперационных осложнений мочевого пузыря, при проведении инвазивных манипуляций на мочевом пузыре (катетеризация, эндоскопия).

Annotation.

Extraorganic nerves of the urinary bladder of dogs, cats and rabbits are studied by methods of general and thin preparation. The general regularities are: bladder innervation of small domestic animals is realized by the urocystic part of the pelvic plexuswhich, in its turn, is strongly correlatedwith almost all nerves of pelvic cavity. Given information allowed to propose a method of transfemoral nerve blockage of the urinary bladder which is characterized by the intake of the hypodermic needle in the middle part between the ischial tuberosity and the femoral head of the proper side of the body perpendlcularly to the skin surface of the femoris lateral surface, wherein the needle is inserted firmly back into the body of ischium and then displaced under its ventral part and moved dorsomedially toward the body of aitchbone to a depth equal to half the width of the pelvis. The proposed method of transfemoral nerve blockage of the urinary bladder of small animalsis recommended to use for pain management of urolithiasis, dysuria of small animals, in the treatment and preventive measures of postoperative complications of the urinary bladder and during invasive procedures on the urinary bladder (catheterisation, endoscopy).

Ключевые слова: трансфеморальная блокада, нервы мочевого пузыря, мелкие домашние животные.

Keywords: transfemoral blockage, nerves of urinary bladder, small domestic animals

Введение.

Широкая распространенность заболеваний мочеполовой системы среди мелких домашних животных диктует необходимость разработки новых и усовершенствования уже имеющихся методов диагностики и лечения. В плане комплексного лечения животных важная роль отводится борьбе с болевым синдромом. В связи с этим в практике ветеринарии нашли применение новокаиновые блокады, в том числе и внутритазовые [1,2]. Наиболее широко новокаиновая терапия применяется в лечении крупных копытных животных [3,4]. Применение методик, разработанных для крупных животных, при адаптации их к мелким животным приводит к серьезным негативным последствиям. Анатомо-топографические ориентиры проводниковой анестезии промежностных ветвей срамных нервов по И. И. Магда и пресакральной блокады у коров по С. Г. Исаеву в этом случае теряют свою актуальность, увеличивая риск травмы у мелких животных. При проведении парасакральной и пресакральной анестезии у собак [5,6] травматичность манипуляции обусловлена глубоким пресакральным вколом иглы и необходимостью ее продвижения в непосредственной близости к вентральной поверхности крестца рядом с дорсальной стенкой прямой кишки, срединной хвостовой артерией и веной.
У всех перечисленных способов отсутствует избирательность действия на мочевой пузырь. У способа пресакральной блокады у коров по С. Г. Исаеву [4] отсутствуют достоверные анатомо-топографические ориентиры для контроля введения иглы. Внутритазовая новокаиновая блокада у котов по А.Б. Потрясову [2] также требует дальнейшего изучения и усовершенствования.
Таким образом, в настоящее время актуальный оперативный доступ для блокады нервов мочевого пузыря у мелких домашних животных не разработан.

Цель исследования:

Обосновать рациональный оперативный (пункционный) доступ к нервам мочевого пузыря для их блокады у мелких домашних животных.

Материал и методы исследования.

Объектами исследования служили половозрелые домашние кошки (n=5), собаки (n=3), кролики (n=9). Материалом для изучения топографической анатомии мочевого пузыря и его экстраорганных нервов служили трупы кошек, собак, усыпленных по причинам не связанным с болезнью органов брюшной, тазовой полости и конечностей, а также тушки кроликов без признаков патологии. Методами обычного и тонкого препарирования по В.П. Воробьеву, используя МБС-9, фотокамеру и микрохирургические инструменты изготовлено и исследовано 9 макропрепаратов. Техника проводниковой анестезии отрабатывалась на трупах кошек, собак и тушках кроликов с использованием окрашенного синтетического латекса (предполагаемое анестезирующее средство).

Результаты исследования и их обсуждение.

Известно, что иннервация мочевого пузыря у собак и кошек изучена недостаточно, а имеющиеся сведения носят фрагментарный характер [7].
Нами установлено, что центральным звеном иннервации органов тазовой полости у изученных животных является тазовое сплетение, которое представлено сложным комплексом нервных ветвей и располагается в толще соединительной ткани медиально от сосудов тазовой полости на уровне первого-третьего крестцовых позвонков. Оно представлено крупнопетлистой сетью, которая состоит из соединяющихся между собой нервных ветвей и ганглиев. Мы считаем, что тазовые сплетения правой и левой сторон являются автономными структурами, между которыми имеются тесные морфологические связи.
Нами выявлены три типа строения тазового сплетения: рассыпной, компактный и смешанный. Названные типы строения тазового сплетения характерны для домашних млекопитающих и пушных зверей.
Таким образом, ориентируясь на данные литературы и резудьтаты собственных исследований, мы считаем, что иннервация мочевого пузыря мелких домашних животных осуществляется мочепузырной частью тазового сплетения, которая, в свою очередь, находится в тесной взаимосвязи практически со всеми нервами тазовой полости.
Учитывая, выявленные нами анатомотопографические особенности иннервации мочевого пузыря у изученных животных, мы предлагаем проводить оперативный (пункционный) доступ к мочепузырной части тазового сплетения посредством введения иглы на середине расстояния между седалищным бугром и головкой бедренной кости соответствующей стороны тела перпендикулярно поверхности кожи латеральной поверхности бедра при положении животного лежа на боку. Продвижение иглы осуществляется до упора в тело седалищной кости, после чего иглу необходимо сместить под вентральный край седалищной кости и продвинуть дорсо-медиально в направлении тела крестцовой кости, на глубину, равную половине ширины таза [8].
Таким образом, за счет проведения точечного, узконаправленного воздействия на нервы мочевого пузыря, максимально достоверного мано-визуального контроля положения иглы, ее направления и глубины вкола, удается снизить травматичность доступа для обезболивания или патогенетического лечения мелких животных.
Предлагаемый способ трансфеморальной блокады нервов мочевого пузыря у мелких животных рекомендуется использовать при купировании болевого синдрома при мочекаменной болезни, дизурии у мелких животных, лечении и профилактике послеоперационных осложнений мочевого пузыря, при проведении инвазивных манипуляций на мочевом пузыре (катетеризация, эндоскопия).

Библиографический список:

1. Шведов С.И. Новокаиновая блокада брюшноаортального и тазового сплетения у пушных зверей / С.И. Шведов, Г.А. Хонин, О.Р. Скубко, В.Н. Теленков // Ветеринария. – 2004. -№ 12. – С. 41-44.
2. Веретенникова Е.А. Клинический опыт применения внутритазовых блокад пролонгированного действия при уролитиазе у животных / Е.А. Веретенникова, А.В. Казанцева, Н.А. Татарникова // Современные проблемы науки и образования.- 2015.-№1. — С.1966-1966.
3. Магда И.И. Обезболивание животных / И.И. Магда, И.И. Воронин. — М.: Колос, 1974. — 120 с.
4. Сапожников А.Ф. Местное обезболивание и методы новокаиновой терапии животных / А.Ф. Сапожников, И.Г. Конопельцев, С.Д. Андреева, Т.А. Бакина. — СПб.: Лань, 2011. — С. 116-117.
5. Магда И. И. Местное обезболивание : рук. для вет.врачей / И. И. Магда. – М. : Сельхозгиз, 1955. – 403 с.
6. Пульняшенко, П. Р. Анестезиология и реаниматология собак и кошек / П. Р. Пульняшенко. – М. : Аквариум, 2000. – 70 с.
7. Хонин Г.А. Источники образования и особенности топографии тазового сплетения у пушных зверей семейства собачьих и куньих / Г.А. Хонин // Морфология. — 2002.-Т.122.-№4. — С.40.
8. Пат.2561301 С 1 Российская Федерация, МПК51 A61M5/32(2006.01) A61K31/245 (2006.01) A61P13/10 (2006.01). Способ трансфеморальной блокады нервов мочевого пузыря у мелких животных / Исмагилов Е.В., Хонин Г.А., Мелешков С.Ф., Скубко О.Р., Гуз А.С., Перепелов К.С., Шушакова О.Н.; заявитель и патентообладатель Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Омский государственный аграрный университет имени П.А. Столыпина». № 2014140338/14; заявл. 06.10.2014; опубл. 27.08.2




Особенности интраорганного ветвления артерий плечевого пояса у кряквы, совы неясыти и ястреба-тетеревятника

УДК 619:636.5

Людмила Владимировна Фоменко, д-р ветеринар. наук, доцент,
Геннадий Алексеевич Хонин, д-р ветеринар. наук, профессор,
Сергей Федорович Мелешков, д-р ветеринар. наук, доцент, Омский государственный аграрный университет им. П.А. Столыпина
Олег Алексеевич Приступа, д-р ветеринар. наук, профессор, Омский экономический институт

L.V. Fomenko, d-r. vet., docent,, G.A. Hhonin, d-r. vet., professor, S.F. Meleshkov, d-r. vet., docent, Omsk State Agrarian University. P.A. Stolypin
O.A. Pristupa, d-r. vet., professor, Omsk economic institute

Особенности интраорганного ветвления артерий плечевого пояса у кряквы, совы неясыти и ястреба-тетеревятника
Features intraorgannogo branching arteries shoulder girdle in mallard, ural owl and northern goshawk

Аннотация. Источники васкуляризации переднего отдела туловища диких птиц, нами установлено, что в распределении артерий в мышцах плечевого пояса имеются общие принципы и морфологические закономерности, характерные для высших позвоночных. Уровень вступления артерий в мышцы плечевого пояса у исследованных птиц различен. В области грудной и надкоракоидной мышц у кряквы он расположен в ее передней трети мышцы, а у совы неясыти и ястреба-тетеревятника – в центре мышцы. При гистологическом исследовании отмечено, что интраорганные артерии, по нашим данным, относятся к мышечному типу, поверхность интимы складчатая, она способна растягиваться при прохождении пульсовой волны.

Summary. Sources vascularization of the anterior trunk of wild birds, we found that the distribution of the arteries in the muscles of the shoulder girdle, there are general principles and morphological patterns that are typical of higher vertebrates. The level of the entry of the arteries in the muscles of the shoulder girdle in the studied birds are different. In the area of the chest, and the muscles in Mallard nadkorakoidnoy it is located in its front third of the muscle, and the owl owl and goshawk — in the heart muscle. Histological examination indicated that intraorgannye artery, according to our data, refer to the muscle type, the surface of the intima folded, it can be stretched during the passage of the pulse wave.

Ключевые слова: артерии, плечевой пояс, дикие птицы
Keywords: artery, shoulder girdle, wild birds

Актуальность. Птицы занимают особое положение в мире животных и представляют наиболее многочисленную, хорошо обособленную группу теплокровных позвоночных с интенсивным обменом веществ. Приспособление к полету нашло отражение в особой конструкции костей, мышц и артерий плечевого пояса и крыла, которые, являясь важнейшей частью летательного аппарата птиц, в силу своего анатомического положения довольно часто подвергаются различным травмам, воспалительным процессам с длительным течением, нередко требующим хирургического вмешательства.
Несмотря на oпределенные успехи в изучении сосудистой системы птиц [1,2] мы убеждаемся, что до сих пор вопросы, касающиеся интраорганной васкуляризации мышц плечевого пояса остаются изученными крайне недостаточно.
Актуальность проблемы и отсутствие в литературе обстоятельных сведений о видовых особенностях васкуляризации мышц плечевого пояса у диких птиц определило тему наших исследований.
Материалы и методы. Для изучения сосудов, участвующих в васкуляризации мышц плечевого пояса диких птиц, относящихся к различным таксономическим группам и использующих различные типы полета были взяты птицы из отрядов совообразные (сова неясыть), гусеобразные (кряква) и соколообразные (ястреб-тетеревятник). Всего исследовано 25 трупов птиц методом макро- и микропрепарирования, изготовлением коррозионных препаратов, рентгеноскопии.
Анализ материалов собственных исследований и данных специальной литературы позволяет утверждать, что степень развития артериальных сосудов непосредственно связана с мышечным усилием конкретных мышц, величина которых определяет основную механическую нагрузку на крылья при полете. Механизм синхронных взмахов крыльев – один из главных факторов, формирования структуры мышечного аппарата, его артериального кровоснабжения и венозного оттока. Являясь по составу мышечных волокон гетерогенной структурой, скелетная мышца представляет собой сложный объект, в котором разная степень васкуляризации мышечных волокон стоит в прямой связи с метаболизмом красных и белых мышечных волокон, что согласуется с исследованиями [3]. Сосудистое русло характеризуется определенным планом строения, в котором отмечается последовательность распределения сосудов в соответствии с направлением интраорганного кровотока и имеет закономерную упорядоченность сосудов, как в количественном, так и в топографическом отношении.

Результаты исследований. В результате проведенных исследований источников васкуляризации переднего отдела туловища диких птиц, нами установлено, что в распределении артерий в мышцах плечевого пояса имеются общие принципы и морфологические закономерности, характерные для высших позвоночных. На подобное деление интраорганных артерий в скелетных мышцах указывает [4] у млекопитающих. Вместе с тем, ветвление экстра- и интраорганных артерий плечевого пояса птиц, несмотря на определенные сходства с таковыми млекопитающих, существенно отличаются от них. Возможно, что названные отличия обусловлены своеобразным строением и большими размерами костей плечевого пояса у птиц, по сравнению с грудной клеткой и той ролью, которую они выполняют в осуществлении респираторных и локомоторных функций.
Уровень вступления артерий в мышцы плечевого пояса у исследованных птиц различен. В области грудной и надкоракоидной мышц у кряквы он расположен в ее передней трети мышцы, а у совы неясыти и ястреба-тетеревятника – в центре мышцы. Наши данные согласуются с результатами исследований [5], что у совообразных мышцы плечевого пояса смещены несколько вперед. Такое расположение мышечных ворот мы связываем со строением и с функцией мышц плечевого пояса, поэтому место вступления сосудов в мышцу располагается ближе к ее неподвижной точке. По отношению к лопатке неподвижной точкой для опоры лопаткоплечевой задней мышцы служит проксимальный конец коракоидной кости. Прикрепление основания надкоракоидной мышцы одним концом к грудине, а другим – к дистальному концу коракоидной кости является неподвижной точкой. Через проксимальный конец коракоидной кости перекидывается сухожилие, как через блок и крепится к латеральному бугру плечевой кости, которая является подвижным концом. Односуставные мышцы, располагающиеся внутри плечевого сустава, действуют в одинаковой степени на оба костных рычага, к которым они прикрепляются, поэтому сосуды вступают в среднюю треть мышечного брюшка (подкоракоиднолопаточная, коракоидноплечевая передняя и задняя). Кроме того, место расположения сосудистых зон мышцы зависит от формы и топографии мышц. По данным наших исследований в широких, толстых, динамостатических мышцах (грудная, надкоракоидная, лопаткоплечевая задняя) сосудистые зоны располагаются в воротах мышцы, расходясь затем на периферию. У длинных, динамических (широчайшая мышца спины передняя и задняя) сосудистые зоны располагаются вдоль их длины. У мышц, расположенных в области туловища (ромбовидная поверхностная и глубокая) сосудистые зоны находятся ближе к позвоночному столбу, то есть ближе к источнику питания и вступают равномерно по всей длине мышцы с ее дорсальной стороны сегментарно в количестве от трех до пяти источников. Они входят в мышцу под прямым углом на равном расстоянии друг от друга в области каждого грудного сегмента, проходя вдоль ее длинной оси. У птиц, вступившие в мышцу артериальные сосуды, проходят в поперечном направлении по отношению к длинной оси мышцы и разветвлениями первого порядка ответвляются от нее под прямыми углами, направляясь затем вверх и вниз к дорсальному и вентральному краям мышцы. От ветвей первого порядка ответвляются под острыми углами ветви второго и третьего порядков, следуя параллельно пучкам мышечных волокон. В простых динамических мышцах с коротким и плоским мышечным брюшком разветвление интраогранных артерий происходит в одной плоскости, сначала поперек мышечных пучков, а затем вдоль них.
В сложных динамостатических мышцах интраорганное разветвление артерий происходит во многих плоскостях. Их первоначальное прохождение осуществляется в соединительнотканных прослойках по магистральному типу от большей к меньшей массе мышцы, а дальнейшее разветвление осуществляется поперек пучков мышечных волокон, как и в простых мышцах.
Для динамостатических мышц характерным является более однородный магистральный тип распределения сосудов, который по мнению морфологов [4,6] является типичным для мышц способных быстро и значительно изменять свой объем. У изученных нами динамостатических мышц плечевого пояса диких птиц характерно обильное кровоснабжение мышц, имеющих большую мышечную массу и выполняющих значительную работу при полете, чем для динамических мышц, которые для выполнения работы при частой смене сокращений и расслаблений не нуждаются в большом количестве крови. Мы отмечаем сходство в строении артериальной сети и частоте отхождения артерий в мышцах у утки, совы неясыти и ястреба-тетеревятника, за счет способности этих птиц к длительному машущему и планирующему полету.
В динамостатических мышцах концентрация основной массы внутримышечных разветвлений сосудов происходит в их средней трети. Такая особенность объясняется тем, что длина мышечных пучков в них равна половине длины мышечного брюшка.
Для мышц динамического типа (широчайшая мышца спины краниальная и каудальная части, лопаткоплечевая передняя, зубчатая вентральная краниальная и каудальная) характерным является равномерное распределение сосудов по магистральному типу внутри мышц с извилистым ходом. Их диаметр не имеет резких колебаний, это дает повод предполагать, что все участки данных мышц сокращаются в равной степени одинаково, а так как динамические мышцы работают с большим напряжением, давая кратковременные быстрые сокращения, то такая форма распределения артерий обеспечивает более равномерную доставку крови ко всем ее участкам. Это является типичным для мышц, способных быстро и значительно изменять свой объем. Благодаря малому количеству анастомозов между артериальными ветвями первого и второго порядков в мышцах динамического типа происходит ограниченная в той или иной форме зона кровоснабжения. Наши исследования согласуются с данными [7], что терминальные артерии и соответствующие им венозные сосуды в пределах мелких мышечных пучков, лежат к ним поперечно, соединяющие их капилляры тянутся вдоль пучков. Артериолы и венулы в пределах мышечных пучков двух-трех порядков лежат косо, поперечно или продольно по отношению к пучкам мышечных волокон, ветвясь древовидно в различных направлениях. В зубчатой вентральной поверхностной и глубокой мышцах сосудистые зоны располагаются в области проксимальной трети мышцы.
По нашим данным, места вступления сосудов в мышцы плечевого пояса расположены на их внутренних, наиболее защищенных поверхностях, ближе к фиксированной точке. Место вступления в лопаткоплечевую заднюю мышцу осуществляются на границе нижней трети мышечного брюшка. В мышцах, располагающихся внутри суставного угла (дельтовидная мышца) мышечные ворота располагаются в передней трети мышечного брюшка. Мы не согласны с мнением [8], что артерия входит в мышцу в том месте, который совпадает с ее геометрическим центром в зоне наибольшей концентрации массы мышечной ткани. У изученных нами птиц артерии вступают в основные ворота мышцы с медиальной, наиболее защищенной поверхности ближе к ее центру, в области наибольшей концентрации мышечной ткани.
В морфологически самостоятельных мышцах артерии входят в них и ветвление сразу начинается уже внутри мышц. Таким примером служит вступление грудной краниальной и каудальной артерий в грудную мышцу и ветвление их по магистральному типу, которые входят у кряквы в передней трети, а у совы неясыти- и ястреба-тетеревятника в центре грудной мышцы. Артерии проходят вдоль сухожильного тяжа в переднюю и заднюю части названной мышцы от большей мышечной массы к меньшей, имея косо нисходящее направление в участках с наибольшей зональной васкуляризацией. Ветви первого порядка ответвляются под прямыми углами, древовидно, имея направления вверх, вниз и в стороны. Ветви второго и третьего порядков ответвляются под острыми углами и располагаются параллельно пучкам мышечных волокон. От каждого магистрального ствола отделяются ветви в виде отдельных участков одинаковых по своему строению. В пределах одного участка формируются дуговые или кольцевидные артериоло-венозные анастомозы. Мы считаем, что такой тип ветвления сосудов является одним из путей дублирования артериальных ветвей в составе общей циркуляторной системы органа, благодаря чему повышается надежность ее работы в целом. Наличие дугообразных анастомозов в функциональном и морфологическом отношениях, носит приспособительный характер и имеет важное значение в равномерном распределении крови в органе, имеющем удаленность этих анастомозов от главных мышечных стволов. Наличие тесных морфологических взаимоотношений между отдельными мышцами, общность артериальных источников и переход сосудистых ветвей из одной мышцы в другую указывают не только на принадлежность их к единому морфологическому комплексу, но и на общность их происхождения.
Наибольшее количество внутримышечных разветвлений артерий и анастомозов между ними отмечено у совы неясыти и ястреба-тетеревятника, меньшее у кряквы. Внутримышечные анастомозы отмечаются в грудной мышце на уровне ветвей третьего-пятого порядков. Дополнительные сосудистые ворота располагаются в средней трети мышечного брюшка.
При гистологическом исследовании отмечено, что интраорганные артерии, по нашим данным, относятся к мышечному типу, поверхность интимы складчатая, она способна растягиваться при прохождении пульсовой волны. Внутренняя оболочка построена из одинакового количества соединительной и гладкой мышечной тканей. На фоне волокнистой структуры медии более плотной окраской выделяются тонкие, прямые или слегка зигзагообразно изогнутые эластические волокна. Ядра гладких миоцитов на поперечном разрезе стенки сосуда имеют различную длину и толщину, но всегда длина ядра в 10 раз или более превышает его ширину. Чем длиннее ядро, тем слабее окрашивается кариоплазма. В стенке этих артерий гладкие миоциты располагаются в виде пучков с различным направлением. В кариоплазме четко различимы четыре и более ядрышек. Редко встречаются ядра гладких миоцитов S-образной формы.
Адвентиция интраорганных артерий развита слабо у курообразных, но у гусеобразных, неясыти обыкновенной и ястреба-тетеревятника она плотная, развита хорошо. Наличие выраженного мышечного аппарата стенки интраорганных артерий необходимо для создания функционального давления более сильного, чем давление, создаваемое грудной мышцей. Поэтому стенка интраорганных артерий занимает ¾ от диаметра всего сосуда. При таком сильном развитии мышечного аппарата стенки интраорганной артерии, при сокращении сосуда и его расслаблении происходит значительное изменение ее диаметра. Буферная функция для артерии и одноименной вены выполняется рыхлой соединительной тканью и адипоцитами содержащимися в ней.

Заключение. Таким образом, в результате проведенных исследований нами отмечено, что артерии входят в мышцы плечевого пояса с медиальной поверхности мышечного брюшка и располагаются ближе к неподвижной точке. Артерии разветвляются внутри мышц по сегментарному (ромбовидная поверхностная и глубокая), а в остальных – по магистральному типу. В сложных динамостатических мышцах разветвление артерий происходит вдоль сухожильных прослоек, что является защитным приспособлением против их растяжения. Последующее прохождение артерий поперек мышечных пучков способствует наибольшему охвату площади мышечных элементов.
У изученных видов птиц в плоских динамических мышцах (широчайшая мышца спины, лопаткоплечевая передняя, зубчатые) артерии вступают равномерно по всей их длине, разветвляясь в одной плоскости, сначала поперек мышечных пучков, а затем вдоль них. В сложных динамостатических мышцах (грудная, надкоракоидная, лопаткоплечевая задняя) артерии разветвляются в нескольких плоскостях. Место вступления артерий в грудную, надкоракоидную, лопаткоплечевую заднюю мышцы у куро- и гусеобразных расположено в передней трети, а у сово- и соколообразных – в центре мышцы, что связано с особенностями строения и с функциями мышц плечевого пояса.

Библиографический список:
1. Salomon, V. F. Lehrbuch der Geflugelanatomie / V. F. Salomon. – Sttudgart, 1993. – S. 100 – 158, 290 – 300.
2. Konig, H. E. Anatomia der Vogel / H. E. Konig., R. Korbel, H.-G. Liebich. – Sthatteauer GmbH, 2008. – S. 64 – 88, 78 – 92, 184 – 200.
3. Welch, K. C. Fiber type homogeneity of the flight musculature in small birds / K. C. Welch, D. L. Altshuler // Comp. Biochem. Physiol. – 2009 – V. 152 – P. 324-331.
4. Воронцов, В. Б. Возрастные закономерности васкуляризации органов тазовой конечности кошки домашней : автореф. дис. … канд. ветеринар. наук / В. Б. Воронцов. – СПб., 2004. – 16 с
5. Барабанщикова, Г. И. Особенности иннервации мышц плечевого пояса некоторых птиц из отряда Совообразные / Г. И Барабанщикова // Науч. тр. / Ом. ветеринар. ин-т. – Омск, 1976. – Т. 33, вып. 1. – С. 17 – 22
6. Власов, А. П. Особенности ветвления интраорганных артерий в некоторых мышцах грудных конечностей хищных пушных зверей в зависимости от образа жизни / А. П. Власов // Управление морфогенезом тканей и органов в процессах адаптации : тез. докл. первой респ. науч. конф. – Иркутск, 1989. – С. 28 – 29.
7. Stingl, J. Architectonic Development of the Vascular Bed of Rat Sceletal Muscles in the Early Postnatal Period / J. Stingl // Folia morphologica. – 1971. – V. 19, № 2. – P. 208 – 213.
8. Яковлева, Л. Г. Особенности ангиоархитектоники заднебедренной группы мышц некоторых млекопитающих в сравнительно-анатомическом аспекте / Л. Г. Яковлева // Материалы докл. Всесоюз. науч. конф., посвящ. 100-летию Казан. ветеринар. ин-та. – Казань, 1974. – Т. 2. – С. 383 – 384.




Сезонная динамика распространения гемобластозов

УДК619:616.15
Околелов Владимир Иванович
Доктор ветеринарных наук, профессор, профессор кафедры ветеринарной микробиологии, инфекционных и инвазионных болезней ФГБОУ ВО Омский ГАУ, г. Омск
Плащенко Владимир Петрович
Аспирант кафедры ветеринарной микробиологии, инфекционных и инвазионных болезней ФГБОУ ВО Омский ГАУ, г. Омск
Заболотных Михаил Васильевич
Доктор биологических наук, профессор, заведующий кафедрой ветеринарно-санитарной экспертизы продуктов животноводства и гигиены сельскохозяйственных животных ФГБОУ ВО Омский ГАУ, г. Омск

Лейкоз крупного рогатого скота – хроническая инфекционная болезнь опухолевой природы, вызываемая вирусом лейкоза, протекающая бессимптомно или проявляющаяся лимфоцитозом или образованием опухолей в кроветворных и других органах и тканях. Гематологическое и опухолевое проявление болезни обусловлены генетической предрасположенностью и иммунологической недостаточности организма.

Вирус лейкоза крупного рогатого скота (ВЛКРС) относится к группе опухолевидных РНК-содержащих вирусов. Обладает тропизмом к лимфоидным клеткам и размещается в них. Источником возбудителя инфекции являются больные и инфицированные ВЛКРС животные. Факторами передачи являются кровь, молоко и другие секреты, содержащие лимфоидные клетки. Заражение скота происходит при совместном содержании с больными или инфицированными ВЛКРС животными. Заболеваемость встречается во многих хозяйства Сибирского региона. Наличие ВЛКРС среди животных регистрируется от 5до 30 и выше процентов и по гематологии от 0-1 до 2%.

Summary: The cattle leukemia is a chronic infectious disease of tumor nature caused by the leukemia virus asymptomatic or manifested by lymphocytosis or the formation of tumors in hematopoietic and other organs and tissues. Hematological and neoplastic manifestation of a disease caused by a genetic predisposition and immunological failure of the body.

The virus of bovine leukemia (BLV) belongs to the group of tumor RNA-containing viruses. Has a tropism for lymphoid cells and placed in them. The source of the pathogen are sick and BLV infected animals. Factors of transmission are blood, milk and other secrets, containing lymphoid cells. Infection of cattle occurs when sharing content with patients or animals infected with BLV. Morbidity occurs in many farms in the Siberian region. The presence of BLV in animals are recorded to and above 30 percent and Hematology from 01 to 2%.

Ключевые слова: гемобластозы, лаборатория, реакция иммунодиффузии, лейкозный ключ.

Keywords: hematological malignancies, the laboratory, the reaction immunodiffusion, leukemia key.

Введение

В большинстве своем прижизненный диагноз на гемобластозы в начальной их стадии ставится количественным методом и как правило не подтверждается патоморфологическим исследованием. Признавая гематологическую диагностику, ряд авторов [1,2,3] подчеркивают ее недостаточность для выявления алейкемических и сублейкемических форм, которые составляют от 4,1 до 30% и даже выше, при диагностике гемобластозов по стаду.

Обнаруживаемые лейкоцитоз и лимфоцитоз в крови можно объяснить во многих случаях наличием всевозможных патологий. Например, лимфатический тип лейкемоидных реакций отмечается при анаплазмозе, травматическом ретикулите, туберкулезе, бруцеллезе, маститах, нефритах, миокардитах, пневмониях, гепатохолангитах, гепатитах, циррозах, абсцессах. Сходная с гемобластозами картина крови возможна и при некоторых хронических, относительно доброкачественно протекающих инфекциях, поражающих лимфатические узлы.

Во многих случаях изменения состава крови являются вторичными, обусловленными нарушениями физиологической деятельности различных систем или органов. Установлено, что при лимфопролиферативных опухолевых процессах в кровяное русло может поступать большее или меньшее количество незрелых форм клеток – пролимфоцитов, лимфобластов, миелоцитов, промиелоцитов, миелобластов, промоноцитов, гемоцитобластов и ретикулярных клеток, а также клеток с делящимся ядром.

В доступной литературе мы не нашли единого мнения авторов о появляющихся в периферической крови стабильных изменений лимфоцитов. Дифференциальная диагностика лимфопролиферативных процессов от распространенных болезней крупного рогатого скота, протекающих с подобными изменениями в крови, также освещена недостаточно, что и предопределило направление наших исследований.

Условия, материалы и методы

Исследования проводились в течение 2010–2015 гг. в областной ветеринарной лаборатории и в лаборатории диагностики лейкоза крупного рогатого скота ИВМ Омского аграрного университета.

Проведены серологические и гематологические исследования 6 000 голов крупного рогатого скота из пяти хозяйств, с разной эпизоотической ситуацией по ВЛКРС-инфекции и гемобластозам.

Наблюдение проводили в течение 9 мес. Ежемесячно по сезонам (весна, осень) проводили клинические обследования животных, гематологические и серологические исследования, анализ условий кормления и содержания, учет профилактических и лечебных мероприятий. Всего на этом этапе исследовано 300 голов крупного рогатого скота.

Для подтверждения наличия стабильных цитоморфологических изменений лимфоцитов было подобрано 4 группы животных по 15 голов. Первая группа – условно-здоровые животные, вторая группа – подозрительные по «лейкозному» ключу животные с реактивными процессами, третья группа – больные лейкозом по «лейкозному ключу» без реактивных процессов, четвертая группа – больные лейкозом по «лейкозному ключу» с реактивными процессами. Наблюдения за животными длились 7 месяцев (апрель-октябрь). Гематологические исследования проводились четыре раза (апрель, июнь, август, октябрь).

Кроме того, определяли иммунофенотипический профиль лимфоцитов у коров гематологически больных и подозрительных по «лейкозному ключу». Всего исследовано 60 проб сыворотки и крови от крупного рогатого скота.

Гематологические исследования включали подсчет форменных элементов крови с помощью микроскопирования (тринокулярный светооптический микроскоп «MICROS» серии МС 200 с TV-камерой, увеличение 10¥100) в камере Горяева и выведение лейкоцитарной формулы (согласно действующим методическим указаниям по диагностике лейкоза крупного рогатого скота от 2000 года). Мазки окрашивали по методу Паппенгейма.Реакцию иммунодиффузии (РИД) проводили общепринятым методом. Статистическую обработку цифровых данных проводили по методу Стьюдента (С. Гланц, 1999) с использованием программы BIOSTATISTICSv. 4,03.

Результаты и обсуждение

Результаты регулярно проводимых серологических и гематологических исследований в отдельных хозяйствах области по диагностике гемобластозов крупного рогатого скота, дали возможность проследить динамику данного заболевания.

Рис. 1. Динамика выявления «подозрительных» в заболевании гемобластозами крупного рогатого скота за 6 лет в хозяйствах Омской области

Снимок экрана 2015-12-28 в 14.19.23

Ретроспективный анализ результатов исследований за 6 лет показал, что 50–60% животных с повышенным уровнем абсолютного количества лимфоцитов до уровня подозрительных по заболеванию гемобластозами при повторном исследовании имеют картину крови в пределах нормы (рис. 1).

Таблица 1. Сезонная динамика реактивных состояний

Кол-во животных

ВЕСНА

Март

Апрель

Май

Реактивные из них с Л↑ Реактивные из них с Л↑ Реактивные из них с Л↑
РИД+ обществ.сектор 100 27 13 15 6 14 5
РИД- обществ. сектор 100 23 10 13 5 12 6
РИД- частный сектор 100 5 2 3 1 3

ОСЕНЬ

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

РИД+ обществ.сектор 100 11 5 10 3 6 1
РИД- обществ. сектор 100 10 4 8 1 4 2
РИД- частный сектор 100 1 0 0 0 2 0
Примечание: Л↑ – повышенное количество лимфоцитов

Установлено, что наибольшее количество больных и подозреваемых в лимфопролиферативных заболеваниях животных приходится на весенний период.

Для выявления факторов влияющих на появление сезонного увеличения количества подозреваемых было подобрано 3 группы животных. Первые две группы из промышленного комплекса, третья из коров частного сектора.

Все группы экспериментальных животных содержались в обычных условиях. Содержание и кормление крупного рогатого скота общественного сектора первой и второй группы было аналогичным.

Анализируя полученные данные (табл. 1) можно заключить, что весенние пики заболеваемости гемобластозами у крупного рогатого скота и не подтверждение диагноза при повторном исследовании «подозрительных» животных связаны с увеличением в этот период заболеваний, сопровождающихся лейкемоидными реакциями (маститы, эндометриты, гиподерматоз, бурситы, некробактериоз и др.).

При этом отсутствуют другие признаки лейкемического процесса. В основе лейкемоидных реакций лежат различные заболевания, нередко протекающие тяжело. Поэтому в отличие от заболеваний системы крови гематологические изменения развиваются вторично, которые бесследно исчезают при выздоровлении больного. Количество лимфоцитов при разных болезнях представлены на рисунке 2.

При эндометритах характер изменений крови у 70% животных сопровождался высоким лейкоцитозом (15–20 тыс./мкл) с нейтрофилией и сдвигом ядра влево. Количество лимфоцитов составляло 79%.

При маститах количество лейкоцитов повышается у 50% коров (9–16 тыс./мкл). Уровень лимфоцитов в среднем достигал 78%.

При актиномикозе отмечались изменения белой крови в виде нейтропении и относительного лимфоцитоза.

При некробактериозе и воспалительных заболеваниях конечностей у 40% исследуемых животных наблюдался абсолютный лимфоцитоз до 12 тыс./мкл., количество эозинофилов составляло от 2 до 10%.

У 30% животных больных гиподерматозом наблюдалось увеличение количества лимфоцитов до 75–80%, из них у 10% отмечена эозинофилия (до 20%.

Снимок экрана 2015-12-28 в 14.20.20

Рис. 2. Количественные показатели клеток белой крови (лимфоцитов)

при некоторых патологических состояниях у животных

Выводы

Во всех случаях наблюдалось появление в крови атипичных лимфоцитов. Однако процент таких клеток не превышал 15%. В 95% проб изменения в большей степени фиксировались со стороны цитоплазмы, из них 57% клеток были с вакуолинизированной цитоплазмой.

В частном секторе отмечен более низкий уровень возникновения реактивных состояний, что связано с отсутствием техногенных стресс-факторов (трехкратное доение, содержание животных на бетонных полах, неудовлетворительное кормление, массовые диагностические исследования, повышенный уровень шума на промышленном животноводческом комплексе и др.), присутствующих в общественном секторе.

Список литературы

  1. Гулюкин М.И. Разработка эффективных мер против лейкоза крупного рогатого скота/ М.И. Гулюкин, В.В. Храмцов, А.С. Донченко и др. // Ветеринария.–№ 12. – 2002.–– С.3-7.
  2. Донник И.М. Показатели иммунной системы животных, инфицированных вирусом лейкоза /И.М. Донник // Актуальные вопросы диагностики, профилактики и борьбы с лейкозами сельскохозяйственных животных и птиц: Мат. Всесоюз.конф. к 65-летию Свердл. НИВС. – Екатеринбург, 2000. – С. 73-75.
  3. Смирнов П.Н. Особенности гемобластозов крупного рогатого скота и перспективы научных исследований в области вирусного лейкоза /П.Н. Смирнов, В.А. Белявская, Е.В. Дробот // Научные основы профилактики и лечения болезней животных: сб.науч. тр. Ведущих ученых России, СНГ и др. стран. – Екатеринбург Урал.изд-во.2005.–– С.197-204.



Использование провоцирующих свойств бруцеллезного иммуномодулятора для выявления латентных форм бруцеллеза

УДК 619: 616: 981. 42
Новицкий Алексей Алексеевич
Доктор ветеринарных наук, профессор, профессор кафедры ветеринарной микробиологии, инфекционных и инвазионных болезней ФГБОУ ВО Омский ГАУ, г. Омск
Красиков Александр Пантелеевич
Доктор ветеринарных наук, профессор, профессор кафедры ветеринарной микробиологии, инфекционных и инвазионных болезней ФГБОУ ВО Омский ГАУ, г. Омск
Заболотных Михаил Васильевич
Доктор биологических наук, профессор, заведующий кафедрой ветеринарно-санитарной экспертизы продуктов животноводства и гигиены сельскохозяйственных животных ФГБОУ ВО Омский ГАУ, г. Омск

Анализ проводимых противоэпизоотических мероприятий в одном из хозяйств Северного Казахстана в соответствии с договором показал, что без средств специфической профилактики бруцеллеза одними методами диагностики предотвратить распространение данной болезни практически невозможно. В связи с этим проведено  испытание разработанной методики иммунизации против бруцеллеза  крупного рогатого скота с использованием специфического бруцеллезного иммуномодулятора (БИМ) в сочетании с вакциной из штамма  B. аbortus 82. Установлено, что применение иммуномодулятора позволяет не только провоцировать  скрытые (латентные) формы  инфекции, но и сдерживать ее распространение. Более того, за счет создания иммунного фона после применения БИМ снимаются абортогенные свойства вакцины из штамма  82, что делает безопасным ее применение на стельных животных.

Summary: Analysis conducted countermeasures in one of the farms of Northern Kazakhstan according to the agreement shows that without the means of specific prophylaxis of brucellosis among diagnostic methods to prevent the spread of the disease is almost impossible. In this connection, techniques developed test conducted immunization against bovine brucellosis using Brucella specific immunomodulator (BIM), in combination with the vaccine strain of B. abortus 82. It is found that the use of an immunomodulator to provoke not only the hidden (latent) forms of the infection, but and contain its spread. Moreover, by creating an immune background after applying BIM removed abortogennye vaccine properties of strain 82, which makes it safe to use pregnant animals.

Ключевые слова:  иммуноферментный  анализ (ИФА),  реакция агглютинации (РА), реакция связывания комплемента (РСК), роз бенгал проба (РБП), реакция иммунодиффузии (РИД) с О-ПС-антигеном.

Keywords: enzyme-linked immunosorbent assay (ELISA), agglutination (PA), complement fixation (RSK), rose bengal test (BPO), the reaction of immunodiffusion (RID) with O-PS antigen.

Введение

Анализ эпизоотической ситуации по бруцеллезу крупного рогатого скота в ТОО «Тайынша Астык» Северо- Казахстанской области, с которым университетом заключен договор, показал, что практикуемые  в хозяйстве противобруцеллезные мероприятия, ориентированные только на диагностические исследования с помощью иммуноферментного анализа (ИФА) без создания иммунного фона в условиях высокого риска заражения ставят под угрозу обеспечение благополучия животных по бруцеллезу, в том числе завозимого импортного мясного скота. В имеющейся литературе имеется достаточно сведений о невозможности достичь оздоровления хозяйств без средств специфической профилактики [1,2] В связи с этим на основании последних достижений науки и практики в области специфической профилактики и поствакцинальной дифференциальной диагностики бруцеллеза университетом предложены новые подходы в системе мер по обеспечению благополучия по бруцеллезу в мясном скотоводстве.

Объекты и методы

Научно-исследовательскую работу проводили согласно договору между ТОО «Тайынша Астык» Северо-Казахстанской области и ФГБОУ ВО Омский ГАУ по оказанию научно-методической и практической помощи в разработке и реализации специальных научно-обоснованных мероприятий по профилактике бруцеллеза крупного рогатого скота. В качестве специфического средства для провокации латентных форм бруцеллеза и создания иммунитета был применен на коровах экологически безопасный специфический бруцеллезный иммуномодулятор (БИМ), разработанный во ВНИИБТЖ, представляющий нерастворимый антигенный комплекс бруцелл [3]. О провокации латентных форм бруцеллеза с помощью противобруцеллезной вакцины с описанием методики сообщается в книге академика Иванова Н.П. «Бруцеллез  животных, методы и средства борьбы с ним» [4]. Серологические исследования проводили на базе БУ «Омская областная ветеринарная лаборатория».  Бруцеллезный иммуномодулятор применяли на всем  поголовье, включая телок, нетелей, коров и быков производителей. Исследование сыворотки крови после иммунной стимуляции  проводили  через 21 сут., 2, 3, 5 месяцев.   Сыворотку крови исследовали в реакции агглютинации (РА), реакции связывания комплемента (РСК), роз бенгал пробе (РБП), реакции иммунодиффузии (РИД) с О-ПС-антигеном согласно наставлению по диагностики бруцеллеза [5].

Результаты исследований

Согласно официальным данным ТОО «Тайынша Астык» числилось благополучным по бруцеллезу крупного рогатого  скота. Последняя специфическая профилактика коров вакциной из шт. 82 была проведена более 3 лет назад.  Реагирующих на бруцеллез перед прививкой не было. Однако после очередного исследования сыворотки крови в поствакцинальный период в районной ветеринарной лаборатории с использованием высокочувствительного метода ИФА было выделено 30 реагирующих на бруцеллез коров в с. Ясная Поляна. Для уточнения эпизоотического статуса по бруцеллезу было дополнительно проведено серологическое исследование на бруцеллез всего поголовья с использованием  РА, РБП, РИД с О-ПС-антигеном. Одновременно в целях выявления  скрытого течения бруцеллеза была проведена иммуностимуляция коров и телят (1-6 мес возраста) с использованием специфического бруцеллезного иммуномодулятора. Результаты исследований до и после применения БИМ представлены в таблице 1.

Таблица 1

Выявление латентного течения бруцеллеза после введения БИМ

группа

Коли-чество

Срок иссле-дования

Результаты серологических реакций

РИД

РА МЕ

РСК титры

50

100

200

5

10

До введения БИМ

коровы

31

телята

50

После введение препарата БИМ

коровы

31

21 сут

10

2

15

телята

53

21 сут

5

1

17

коровы

31

2 мес.

телята

58

2 мес.

Для сравнительного анализа были взяты две группы: коровы и телята. Из таблицы видно, что в результате исследования сыворотки крови перед введением БИМ не зарегистрировано реагирующих ни в одной из применяемых серологических реакций, несмотря на то, что предварительно в стаде регистрировали  реагирующих в ИФА. Полученные данные указывают, что использование высокочувствительного метода ИФА для исследования на животных даже в отдаленные сроки после иммунизации вакциной из штамма 82 неприемлемо, поскольку выявляются особи носители поствакцинальных антител. После применения  иммуномодулятора поствакцинальные антитела выявлены в низких титрах у отдельных животных только в короткий срок после его применения (21 сут.) — РА 50,100 МЕ и РСК только 1:5, которые полностью угасли  к 2-м месяцам. Дифференциальным тестом в данном случае являлась РИД с О-ПС-антигеном, которая показала отрицательный результат, что свидетельствовало о благополучии фермы (с. Ясная Поляна) по  бруцеллезу.

Несколько иная картина установлена в селе  Зеленый Гай (гурты Кумысное, Черный Стан)  на импортном крупном рогатом скоте мясного направления, где также ранее были установлены животные, реагирующие положительно в ИФА. Так, в гурте  №1  (Кумысное) при исследования сыворотки среди крупного рогатого скота были выявлены положительно  реагирующие животные с высокими титрами РА, РСК и положительной РИД, После удаления реагирующих животных был применен иммуномодулятор. Результаты исследования до и после иммуностимуляции приведены в таблице 2.

Таблица 2

Результаты серологического исследования сыворотки крови на бруцеллез до и после введения иммуномодулятора ( РИД, РА, РСК)

Коли-чество

Срок иссле-дования

Результаты серологических реакций

РИД

РА МЕ

РСК титры

50

100

200

5

10

20

206

Не вакц.

6

18

4

4

12

6

5

Первое введение препарата

195

21 сут.

27

79

10

21

29

32

174

2 мес.

1

24

18

3

27

16

1

168

3 мес.

0

5

2

0

0

0

0

Второе введение препарата через 3 месяца

154

21 сутки

4

31

28

3

23

19

7

158

2 мес.

0

10

8

2

5

2

0

Из данных приведенных в таблице наглядно прослеживается  провоцирующее свойство иммуномодулятора, характеризующееся резким увеличением количества положительно реагирующих на бруцеллез животных на 21 сутки после его применения. Последующие  исследования сыворотки крови крови животных через 2 и 3 месяца свидетельствуют о заметном  снижении эпизоотической напряженности.  Через три месяца уже не регистрировали животных с противобруцеллезными антителами, после чего бруцеллезный иммуномодулятор был введен повторно.

Повторное введение вновь спровоцировало всплеск реакций у бруцеллоносителей, на 21 сутки было выделено четыре головы с положительной РИД, четыре с высокими титрами в РА  и девять в РСК в высоком разведении. Эти животные были удалены из стада.

Гурт № 2 (Черный Стан). Коровы этого стада четыре года назад  были иммунизированы вакциной из шт. 82. При поствакцинальном исследовании в настоящее время  в стаде также были зарегистрированы животные, реагирующие в ИФА. На таком иммунологическом и эпизоотологическом фоне на коровах и телятах был применен бруцеллезный иммуномодулятор. Результаты исследования до и после введения иммуномодулятора показаны в таблице 3.

Таблица 3

Результаты серологического исследования сыворотки крови животных  гурта № 2 до и после введения иммуномодулятора

Коли-чество

Срок иссле-дования

Результаты серологических реакций

РИД

РА МЕ

РСК титры

50

100

200

5

10

20

204

8 мес

14

34

5

7

16

10

6

Первичное введение БИМ

185

21 д.

14

14

49

39

5

41

39

169

2 мес.

4

22

12

5/4

38

21

6

155

3 мес.

0

29

4

0

8

2

0

Повторное введение химической вакцины

154 к+т

21 д.

2

34

17

3

23

18

13

152 к+т

2 мес

0

10

8

0

5

2

0

Из приведенных таблиц видно, что основным дифференцирующим тестом, позволяющим отличать истинно больных животных от вакцинированных является РИД с О-ПС-антигеном. Об этом же свидетельствуют сообщения ряда исследователей [6, 7,] Так результаты исследований животных  гурта Черный Стан практически повторяют результаты исследований гурта Кумысное.  В таблице 3 отмечено наибольшее количество скрыто больных животных, которых можно выявить лишь после провокации бруцеллезным иммуномодулятором. В данном случае уже через три месяца после провокации удалось резко снизить количество реагирующих на бруцеллез животных, и добиться отрицательных показателей РИД с О-ПС антигеном. После удаления реагирующих животных и для окончательного оздоровления — выявления скрытых бруцеллоносителей было проведено повторное введение иммуномодулятора, которое позволило через 21 сутки еще выявить более 30 животных, явно больных бруцеллезом. При очередном исследовании через два месяца регистрировали лишь животных с поствакцинальными реакциями.

Анализ результатов исследований коров  села Зеленый Гай  показал, что при проведении ранней диагностики в период с 14 суток до 1,5 мес. после введения иммуномодулятора также выявляются животные  c латентной формой инфекции, что подтверждается РИД с О-ПС антигеном.  При последующих исследованиях и удаления больных из стада наблюдается угасание реакций, улавливаемых РА и РСК (таблица 4)

Таблица 4

Результаты исследования коров ф.Зеленый Гай после провокации бруцеллезным иммуномодулятором

группа

Коли-чество

Срок иссле-дования

Результаты серологических реакций

РИД

РА МЕ

РСК титры

50

100

200

5

10

20 и выше

Коровы 291 7 мес.

3

24

14

2

10

2

1

БИМ

Коровы 86 7 сут

0

7

5

1

15

3

Коровы 267 14 сут.

12

58

103

46/3

67

32

23

Коровы 332 21 сут.

9

81

74

94/7/1

49

23

12

К+телки

499

1,5-2 м

4

87

49

0

29

9

3

коровы

344

4-5 мес

2

63

24

6

50

14

5

Провоцирующие свойства химической вакцины были отмечены и в более отдаленные сроки  при исследовании телок перед случкой (таблица 5)

Таблица 5

Результаты исследования нетелей и телок случного  возраста ф.Зеленый Гай после провокации БИМ

группа

Количество

Срок иссле-дования

Результаты серологических реакций

РИД

РА МЕ

РСК титры

50

100

200

5

10

20

нетели 83 8 мес.

1

1

Тел п / сл. 125 8 мес.

2

3

1

0

3

2

Иммуностимуляция БИМ

Тел п / сл.

105

3 мес.

12

13

12

5

4

7

6/3/1

Тел п / сл..

100

4 мес.

2

15

1

2/1

15

4

2/1

Примечание: п/сл. — телки перед случкой

Из данных таблицы 5 видно, что  из 218 гол., исследованных в РИД, было выявлено всего три головы (2,8%), а через три месяца после провокации БИМ было зарегистрировано 12 (11,4%) больных  бруцеллезом животных.

После достижения показателей, характеризующих отсутствие бруцеллезной инфекции (отрицательная РИД с О-ПС антигеном, низкие титры РА, РСК), все поголовье коров  хозяйства без учета периода стельности было иммунизировано противобруцеллезной вакциной из штамма  B. аbortus 82.  В период наблюдения за привитыми животными в поствакцинальный период случаев абортов не зарегистрировано.

Заключение

Результаты проведенных исследований  наглядно свидетельствуют о необходимости использования феномена провокации с помощью специфического бруцеллезного иммуномодулятора  для выявления латентно больных бруцеллезом животных, что позволяет сократить сроки оздоровления стад крупного рогатого скота от данной инфекционной болезни.

Отказ от иммунизации крупного рогатого скота против бруцеллеза вакциной из штамма  B. аbortus 82 или снижение регламента вакцинации в зонах повышенного риска заражения создает угрозу распространения инфекции.

Использование в качестве диагностического теста высокочувствительного метода ИФА на фоне проведения  специфической профилактики бруцеллеза неприемлемо из-за выявления животных носителей поствакцинальных антител.

Применение специфического бруцеллезного иммуномодулятора позволяет создать иммунологическую защиту животных, нейтрализующую абортогенные свойства вакцины из штамма  B. аbortus 82.

ЛИТЕРАТУРА

1. Косилов И.А., Аракелян П.К., Димов С.К., Хлыстунов А.Г. Бруцеллез сельскохозяйственных животных/ Под ред. И.А. Косилова.- Новосибирск, 1999. -344 с.

2. Концепция контроля рисков возникновения и распространения эпизоотичяеских очагов зооантропонозов: Метод. положения/ СО Россельхозакадемии.- Новосибирск, 2011.-21 с

3. Бронников В.С., Попова Т.Г., Новицкий А.А  Способ получения протективного антигенного комплекса бруцелл /патент №2398597 -2010

4. Иванов Н.П. Бруцеллез животных; методы и средства борьбы с ним / Алматы, 2006. — 506 с.

5.  Наставление по диагностике бруцеллеза животных.- М, 2004. – 62 с.

6. Чекишев В.М Дифференциация вакцинированных и больных бруцеллезом животных / Чекишев В.М, Файзрахманов Ш.Р., Киселев Б.А., Филлипенко М.Л., Колганова О.А., Хлыстунов А.Г., Димов С.К.,  Якомов В.В.,  Новицкий А.А., Попова Т.Г., Циммерман В.А. // Ветеринария. — 1993. — №  8. — С.25-32.

7. Попова Т.Г. Оценка эпизоотической ситуации в стадах с помощью О-ПС антигена в радиальной иммунодиффузии (РИД) /  Попова Т.Г.,  Новицкий А.А., Бронников В.С., Савицкий С.В. // Актуальные проблемы инфекционных, паразитарных и незаразных болезней домашних животных и меры борьбы с ними: Матер. юбил. научн.-произв. конф. сотрудников и аспирантов / ОмГАУ. -Омск, 1998. — С. 268-272.




Интеграция научных информационных ресурсов по проблематике агропромышленного комплекса в современных условиях

Integration of scientific information resources on problems of the AIC in current conditions

Пирумова Л.Н. — канд.пед.наук, зам. директора
(ГНУ ЦНСХБ Россельхозакадемии) pln@cnshb.ru
Pirumova L. N. — PhD, Acting Director (State Scientific Institution, Central Scientific
Agricultural Library of the Russian Academy of Agricultural Sciences) pln@cnshb.ru

Annotation:

The role of the integration in developing information products and information support of the agrarian science and practice and its promising directions in Russia is considered.

Key words: information resources; integration; agriculture.

Интеграция – как объединение усилий информационных учреждений, углубление их взаимодействия, развитие связей между ними, весьма распространена во всем мире. Информационные ресурсы по проблеме агропромышленного комплекса (АПК) разнообразны, создаются многочисленными организациями с разной целью и характеризуются множеством параметров: тематика, форма собственности, доступность, форма представления информации. В свою очередь они характеризуются как: опубликованные или неопубликованные, полнотекстовые, фактографические, библиографические, реферативные, обзорно-аналитические, информационно-рекламные и т.д. и т.п. Интернет стал ключевым звеном телекоммуникационной среды и удобного и общедоступного хранилища знаний. Он создал потенциальную возможность для сбора, анализа данных в таком объеме, в таком темпе и глубине обработки которые ранее представлялись невозможными.

Интернет открыл доступ к многочисленным международным и отечественным информационным ресурсам по аграрной тематике. В условиях Интернета значительно легче стало взаимодействовать при создании информационных продуктов. В современных условиях актуальны координация действий различных научных учреждений, интеграция в создании информационных ресурсов, что позволяет создавать продукты более высокого качества, экономить трудовые и финансовые ресурсы. Этот процесс находится на стадии развития в России, но давно и успешно используется в Европе, где умеют экономить время и средства. Положительным примером интеграции ресурсов по аграрной тематике является, безусловно, ФАО ООН (The Food and Agriculture Organization of the United Nations (FAO)) — продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН. Это международная, межправительственная организация, занимающаяся вопросами продовольственных ресурсов и развития сельского хозяйства в разных странах, была создана в октябре 1945 г. с целью координации и реализации усилий, направленных на борьбу с голодом, повышения качества питания, развития сельского хозяйства на мировом, региональном и национальном уровнях. Деятельность ФАО (http://www.fao.org) охватывает весь комплекс проблем АПК, в т.ч. сбор и распространение информации, помощь странам в разработке аграрной политики, обеспечение международного сотрудничества. ФАО является хранителем, а также источником информации по сельскому, рыбному и лесному хозяйству, а также активно осуществляет публикацию своих исследований и способствует их всемерному распространению. Членами ФАО являются 190 стран мира. В феврале 2006 г. Россия восстановила свое членство в ФАО, был подписан Федеральный закон о принятии РФ Устава ФАО. Членство в ФАО открывает доступ гражданам нашей страны к информационным ресурсам ФАО, которые обширны и разнообразны.

Информационные ресурсы ФАО – это коллекция, создаваемая всеми членами этой организации и каждый ее член становится равноправным пользователем и создателем. Во всех странах-членах ФАО создаются депозитарные библиотеки ФАО, которые получают один комплект обязательного экземпляра печатных документов, издаваемых ФАО и имеющих ISBN, на одном из основных официальных языков ФАО. Русский язык стал официальным языком ФАО и задача состоит в том, чтобы перевести все официальные документы этой организации на русский язык. В этой связи в 2010 г. была завершена работа по созданию русскоязычной версии тезауруса ФАО – основного стандарта ее информационной системы — на русский язык.

Депозитарной библиотекой ФАО в РФ с 2006 г. стала Центральная научная сельскохозяйственная библиотека Россельхозакадемии (ЦНСХБ) (http://www.cnshb.ru), которая обязана получать, обрабатывать, хранить надлежащим образом и предоставлять в бесплатное пользование все документы ФАО, присланные ей как библиотеке-депозитарию, давать информацию об этих документах в своих каталогах, базах данных (БД).

Информационные ресурсы ФАО включают 62 информационные системы и базы данных по всем направлениям деятельности ФАО и охватывающим разнообразные аспекты АПК. Все БД выставлены в Интернет, являются корпоративными, т.е. создаются и пополняются за счет информации из разных стран. В 1974 г. ФАО была создана Международная информационная система по сельскому хозяйству и смежным с сельским хозяйством отраслям (International Information System for the agricultural Sciences and Technology) — AGRIS (Agricultural Research Information System) – с целью координации усилий по сбору, обработке и распространению информации по сельскому хозяйству и продовольственной проблеме в странах мира. Первоначально ее цель была в том, чтобы собрать библиографические данные из максимально большего количества источников и сделать их доступными через центральную базу данных (БД). Так была создана БД AGRIS. Сегодня участниками AGRIS являются более 190 стран и несколько международных организаций. Система является как библиографической службой, так и международной сетью, объединяющей 240 национальных центров и международных центров обработки и ввода документов в базу данных AGRIS. AGRIS (Agricultural Research Information System) (http://www.fao.org/AGRIS/) – это система, в которой каждый национальный информационный центр представляет информацию о публикациях, изданных на территории государства, и имеет возможность пользоваться информацией, поставляемой другими участниками системы. Национальные или региональные центры осуществляют отбор информации о национальных публикациях, их описание, реферирование, индексирование по международному тезаурусу Agrovoc и международному рубрикатору AGRIS Categorization Scheme на английском языке, ввод информации в формате этой БД и передачу информации по Интернет в Центр AGRIS. БД AGRIS реферативная англоязычная, насчитывает около 2,8 млн. записей и охватывает все области сельского хозяйства, а также прикладные науки, общественные, точные, имеющие отношение к АПК. 20% этой БД – документы, не публикуемые в широкой печати: научно-технические проекты, материалы конференций, диссертации, научные отчеты и то, что относится к разряду «серой литературы». Около 30% записей сопровождаются рефератами. Пополнение AGRIS происходит за счет информации из стран-членов ФАО, поступающей от национальных центров AGRIS в этих государствах.

С 2010 г. БД AGRIS включена ВАК в список международных баз данных, включение в которые дает право редакциям российских журналов претендовать на включение в «Перечень российских рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук».

На территории России национальным центром AGRIS, центром обработки и ввода отечественных документов в БД AGRIS является ЦНСХБ.

Другим крупным информационным ресурсом ФАО является проект AgroWeb Центральной и Восточной Европы. Проект создан для сбора и предоставления информации о состоянии и развитии АПК. На страницах AgroWeb в Интернет представлена информация о государственных и негосударственных сельскохозяйственных организациях, научных, образовательных учреждения, других объектах АПК с целью помочь пользователям в поиске информации и осуществлению взаимосвязи со специалистами в странах Центральной и Восточной Европы, странах СНГ в едином информационном пространстве отрасли.

Система устроена так, что с помощью ссылок можно попасть на AgroWeb любой страны-участницы проекта. К примеру, выйдя на сайт ЦНСХБ, легко попасть на ее AgroWeb-страницу, и из нее на AgroWeb Белоруссии, Польши, Словакии, Болгарии, Украины, Грузии и т.д.

На каждом AgroWeb можно найти как официальные документы (через ссылки на МСХ страны), так и информацию по научным и технологическим разработкам в отдельных отраслях АПК. Так на AgroWeb Чехии хорошо и полно представлена информация по ветеринарии, включая полные тексты периодических изданий этой страны (Veterinarna Medicina). На AgroWeb Белоруссии представлены полные тексты продолжающегося издания «Весцi Национальной акадэмii наук Беларусi».

Таким образом, проект AgroWeb дает возможность узнать о состоянии АПК страны, найти любые учреждения, связанные с АПК, что значительно расширяет международное информационное пространство отрасли. Кроме того, развиваясь, они значительно увеличивают объемы информационных ресурсов ФАО за счет национальных ресурсов стран-участников проекта, их большой информационный потенциал увеличивается по мере развития АПК, развития и использования информационных технологий. Таким образом, информационные ресурсы ФАО являются ярким примером интеграционных процессов в АПК и информатике.

Наиболее успешным проектом кооперации ученых мира являются бесплатные, некоммерческие базы данных научных публикаций или базы данных периодических изданий, созданные на корпоративных началах несколькими организациями:

Electronic Journals Library. Электронная библиотека журналов (The Elektronische Zeitschriftenbibliothek EZB (Electronic Journals Library)) предоставляет возможность эффективного использования как научных, так и академических журналов, публикуя полные тексты статей в Интернете. Эта услуга была разработана библиотекой Регенсбургского университета в сотрудничестве с библиотекой Технического университета г. Мюнхена. В библиотеке представлены издания на различных языках мира, коллекция журналов постоянно пополняется. В проекте участвуют 416 библиотек и исследовательских институтов. Доступ к оглавлению и полному тексту изданий может быть ограничен издателем. Издания, входящие в эту базу данных, были проанализированы: в базе данных 594 журнала по отраслям АПК, которые представляют особый интерес для ученых и практиков.
Каталог журналов открытого доступа (DOAJ) Directory of Open Access Journals содержит качественные бесплатные полнотекстовые, научные и учебные журналы. Цель каталога – охватить все темы издающейся продукции на всех языках мира. В настоящее время в каталоге зарегистрировано 2726 журналов, 822 из которых расписано постатейно. На сегодняшний день 133496 статей включено в каталог и предоставлено вниманию читателей. Проект DOAJ был создан Лундским университетом (Швеция) по инициативе, которую поддержало более 600 библиотек. Целью DOAJ является повышение качества обзора и простоты доступа к научным журналам, для обеспечения повышения уровня их использования и расширения сферы влияния, а также для распространения по всему миру (особенно в Центральной и Восточной Европе) журнальных статей, отрецензированных экспертами. Каталог представляет собой современное средство информации и включает все научные издания, представленные в открытом доступе, что обеспечивает качественную систему контроля содержания. Анализ БД показал, что в ней представлены издания на разных языках мира. В БД более 400 изданий по сельскохозяйственной тематике, предоставляющих полный текст документов. Причем большинство из них авторитетные научные издания, хорошо известные и уважаемые учеными.
Существует еще несколько БД, которые по своему характеру являются международными, т.к. создаются международными центрами, основанными партнерами из разных стран мира.

Это база CAB ABSTRACTS, создаваемая CABI (Commonwelth Agricultural Bureau International) – Международное бюро по сельскому хозяйству стран британского содружества. CABI – межправительственная организация, включающая 100 научных центров из 35 стран мира и публикующая результаты их научной деятельности. БД англоязычная, реферативная, включающая документы на 75 языках мира, в т.ч. на русском языке. Тематический охват выходит за рамки традиционных сельскохозяйственных дисциплин, включая, наряду с естественно-научными и сельскохозяйственными вопросами, документы по смежным дисциплинам и периферийным, таким как информатика, право, транспорт, компьютерные технологии, энергетике (альтернативные источники энергии) и т.д. Доступ к рефератам в БД платный.
На подобных условиях строится БД FSTA (Food Science and Technology Abstracts – БД по науке и технологии производства пищевых продуктов), которую создает IFIS (International Food Information Servict – Международная информационная служба по продовольствию), созданная 4 партнерами — научными учреждениями из Великобритании, ФРГ, США, Нидерландов и занимающаяся сбором, обработкой и распространением информации по проблемам питания. БД англоязычная, реферативная, обрабатываются документы на 40 языках мира. Характеризуется многоаспектным охватом материала, в т.ч. по химии, биохимии, микробиологии, биотехнологии, ферментации, генной инженерии.
В России ярким примером корпоративного взаимодействия в области создания распределенных информационных ресурсов является общероссийская корпоративная каталогизация на базе Национального информационно-библиотечного центра ЛИБНЕТ, целью которого является создание Сводного каталога России. Число библиотек-участниц растет с каждым годом и достигло к 2012 г. 193 участников, из них 57 библиотек с правом каталогизации. Проект успешно развивается.

Не менее удачным является корпоративный проект «Сводный каталог держателей фондов научно-технической информации России», который возглавляет ГПНТБ России. ЦНСХБ Россельхозакадемии с 2011 г. работает над проектом создания Активного сводного каталога библиотек АПК. В основе проекта лежит современная информационная технология Облачных вычислений (Cloud Camping) для максимального упрощения и удешевления процесса создания собственных каталогов библиотек-участниц и автоматизации работы этих библиотек. Используется информационная технология создания Частного облака (Private Cloud Compyting) на ресурсах ЦНСХБ. Проект разрабатывается с целью повышения полноты и оперативности услуг библиотечно-информационного обслуживания пользователей АПК с использованием современных информационных и телекоммуникационных технологий; сокращения суммарных финансовых и трудовых затрат на создание, поддержку электронных каталогов, процессов книговыдачи и книгообмена; обеспечения свободного доступа пользователей Интернет к научным документам, накопленным в фондах научных сельскохозяйственных библиотек и созданных в научных учреждениях АПК. Проект предусматривает создание: электронного сводного каталога фондов библиотек АПК; электронных каталогов фондов библиотек-участниц; системы книговыдачи в каждой библиотеке, которая начнет функционировать одновременно с началом создания электронных каталогов; объединенной службы МБА; электронной библиотеки трудов научного учреждения. Разработка опирается на международные стандарты сети Интернет, Российский коммуникативный формат представления библиографических записей (RUSMARC), Российские правила каталогизации. Проект развивается на технических и программных средствах Автоматизированной Библиотечно-информационной системы ЦНСХБ, а также на основе электронного каталога ЦНСХБ, содержащего более 360 тыс. описаний документов на монографическом уровне, что можно использовать при создании ретроспективной части электронных каталогов учреждений.

Таким образом, интеграция и кооперация различных учреждений позволяет создавать разнообразные и интересные информационные продукты и экономит финансовые, трудовые затраты участников проектов, делает информационные продукты более доступными, дешевыми и качественными, служит идее создания единого информационного пространства отрасли.




Торговые центры в Москве: тактика без стратегии

УДК 658.6
Павел Андреевич Шагайда
,
генеральный директор Коммуникационного агентства Yes we can, г. Москва

Новая экономическая ситуация – проявление кризисных явлений в экономике, снижение реальных доходов – требуют новых идей организации торговых центров. Этому также способствует развитие новых технологий, которые влияют на организацию торговли. Для изучения изменений в предпочтениях потенциальных  клиентов торговых центров проведен веб-опрос среди членов территориальных сообществ. Его результаты, а также мировой опыт эволюции торговых организаций позволяют спрогнозировать изменения спроса на услуги и разработать стратегию адаптации существующих торгово-развлекательных комплексов к изменяющимся условиям. 

Summary

The article is devoted to the analyzes of the changes in the consumer behavior of the visitors of malls and assessment of tenants prospects of success in the coming years.

Also the work presents the opinion poll of the visitors of shopping centers in Moscow concerning their expectations for the changes in shopping malls management.

The survey results indicate that this business area is now exposed to a very serious change. The rapid development of Internet commerce, along with changing consumer behavior leads to a change in the key functions of the shopping malls and a reorientation from the place of shopping to the place of entertainment and recreation.

Ключевые слова: стратегия развития торговых комплексов, эволюция организации торговли, стратегия адаптации торгово-развлекательных комплексов новым.

Keywords: shopping malls, consumer behavior, efficiency, tenants, shopping trends, on-line sales.

Торгово-развлекательные центры (ТРЦ) сейчас.

Успех любого торгового центра – занятые площади и годовая очередь арендаторов. Причиной подобного успеха становится нарастающий поток посетителей  и  рост среднего чека. Что  же мотивирует посетителя к посещению?  На этот вопрос ответят, что это расположение,  удобство внутри,  список якорных арендаторов,  ассортимент,  дополнительные услуги.  Они, безусловно, важны, но не являются гарантией успеха.

Если посмотреть опросы покупателей и результаты исследования, то можно увидеть, что все больше людей идут в торговый центр  не просто за покупкой, а за эмоциями, времяпрепровождением.  Мотивация потребителей уже давно сменилась с рациональной на эмоциональную как в плане покупок конкретных брендов, так и мест совершения покупки. Принимая решение о поездке в магазин, потребитель скажет: «А поехали в ….» и назовет место,  где комфортно пройтись по красивому павильону, приятно и по карману попить кофе, что-то посмотреть, чем-то себя занять и совершить  покупки. Посещение  для большинства посетителей – это эмоции, а значит основой для выстраивания преимуществ торгового центра должно стать грамотное позиционирование каждого отдельного центра или комплекса для определенной и основной группы посетителей.

Из чего складывается стратегия позиционирования комплекса? 

Тут сводится воедино все, от  концепции оформления и списка арендаторов до рекламной кампании и внутренних мероприятий. В жизни любого ТРЦ  приходит время проработки собственной уникальной концепции и формата коммуникации, который смог бы не только привлечь посетителей, но и сформировать имидж комплекса, в который хочется возвращаться.

ТРЦ и посетители: как удержать?

Работу с посетителем можно разделить на ряд ключевых задач:

  • привлечь;
  • удержать;
  • вдохновить на новые посещения.

Решая эти задачи, нужно учитывать, что разноплановые активности, даже яркие и дорогостоящие, не приведут к должному результату. Только продуманная программа, включающая весь спектр работ по выбору правильной философии организации  места, обеспечит успех. Какая философия правильная? В этом вопросе  нет универсального ответа. В каждом случае нужно искать  уникальный способ идентификации покупателя. Для этого нужны не просто креативные идеи. Нужна осмысленная и продуманная программа и понимание того, куда движется процесс развития ТРЦ.

Для привлечения аудитории необходимо максимально пристально посмотреть на посетителя.  В разных местах посетители разные, поэтому важно понять, что  увлекает, интересует, вдохновляет именно того, кто приходит в отдельный центр. Нужно определить, что именно вызывает у него максимально сильные эмоции. Для этого можно начать с исследования существующих посетителей и составления  портрета типичных групп. После этого полезно понять, каких еще посетителей хотелось бы видеть в стенах отдельного комплекса. Составив подробный портрет, можно переходить к разработке комплекса активностей.

Нужно ли строить стратегию развития ТРЦ, ориентируясь на современного посетителя?

Почти можно. Почему почти? Потому, что это будут посетили на сегодня. А придут ли они завтра, даже если все сделали правильно в самом комплексе?  Для ответа на этот вопрос  нужно понять,  куда вообще движется этот бизнес. Сначала были рынки, лавки, магазины,  торговые комплексы. Потом – торгово-развлекательные.  А что будет через несколько лет?  Для этого нужно понять тенденции.

Итак, основу любого ТРЦ составляют следующие блоки арендаторов:

  • одежда и обувь;
  • бытовая техника и различные гаджеты;
  • продовольственные товары и повседневные товары для дома;
  • развлечения (кино, фудкорты, игровая зона).

Теперь посмотрим, какие тенденции складываются  уже сейчас по всем группам основных товаров. Для этого достаточно взять результаты исследований рынков и спрогнозировать тенденции. Для последнего воспользуемся результатами исследования РБК.research  (2014 г.) (http://marketing.rbc.ru/articles/13/05/2015/562949995162276.shtml)

Одежда

Покупки одежды, обуви и аксессуаров в Интернете совершили 8,3 млн россиян.  Оборот онлайн-сегмента продаж одежды, обуви и аксессуаров по итогам года составил 78,1 млрд руб. Через 5 лет на онлайн-продажи придется 15-20% от всего рынка fashion-ритейла в России.  50,4% российских интернет-покупателей уже сегодня имеют опыт покупок в зарубежных онлайн-магазинах. Почти каждый второй россиянин покупает  онлайн именно одежду.

Техника

Почти 80%  покупателей техники изначально идут в Интернет,  поскольку даже те, кто покупает в офлайн-магазинах, предварительно оценивают товар именно в сети.  И часто это сравнение не в пользу магазинов. Непосредственно  через Интернет уже происходит 20% всех продаж.

Крупные компании оптимизируют структуру сетей, фокусируясь на  наиболее удобных позициях  пунктов самовывоза товаров, заказанных онлайн. Продажи в онлайн растут космическими темпами. Так, например,  в «М.Видео» онлайн-продажи составляют свыше 10% от общего оборота компании, а онлайн-заказы: доставка на дом + самовывоз из магазинов в 1-м квартале 2015 г. выросли на 31% до 4,8 млрд руб. (с НДС) против 3,7 млрд руб. (с НДС) в аналогичном периоде прошлого года.

Продукты питания

Продуктовый магазин – один из наиболее стабильных источников генерации посетителей ТРЦ. Люди хотят осмотреть все разнообразие товара, прочесть информацию о составе продуктов, уточнить дату производства, потрогать упаковку, почувствовать даже запах продукта. Продукты нужны часто, поэтому их неудобно заказывать по Интернету, ожидая  определенного дня и часа доставки, неудобно ездить куда-то в пункт выдачи. Именно поэтому в продуктовые магазины и за хозяйственными товарами повседневного спроса  люди ходят в магазин. Даже те, кто давно и уверенно пользуется Интернетом.

Но тут тоже есть свои нюансы.

Во-первых, посетители, пришедшие  для посещения продуктового гипермаркета, в торговых центрах в основной массе не нацелены на дополнительный шоппинг. И, если и посещают дополнительные магазины, то в рамках вынужденной необходимости и закупки сопутствующих товаров, таких как лекарства, корм для животных, чай, кофе, бытовые услуги – химчистка, замена батареек и т.д.

Во-вторых, важно сказать и о новом методе совершения покупки. Хотя тенденция только начинает набирать обороты в городах-миллионниках, но не сказать о ней нельзя – идет активный рост таких сегментов, как:

  • готовая еда в офисы и на дом;
  • доставка продуктов на дом;
  • доставка недельных комплектов еды.

Все это ведет к тому, что сегмент ТРЦ, хоть и медленно, но все равно сужается.  Даже если история существования продуктовых единиц в ТРЦ внушает оптимизм, то  сам по себе такой «продуктовый» посетитель не несет ощутимой выгоды остальным арендаторам торгового центра.

Кинотеатры и фудкорты

(фудкорт – foodcourt – место, обычно, в торговом центре, где собраны рестораны быстрого питания с общей площадкой со столами и стульями, где посетители могут перекусить)

Это единственный вид арендаторов, которые чувствуют себя в настоящее время нормально. Это связано с тем, что  даже в кризисные времена потребитель может отказаться от покупки подорожавшей вещи, или не пойти в дорогой ресторан, но, если есть привычка времяпрепровождения вне дома,  он пойдет в кино, а после этого перекусит в недорогом кафе, расположенном на фудкорте.

Именно поэтому кинотеатр – значимый источник посетителей  для любого ТРЦ.  Однако как арендатор – он не самый выгодный для комплекса. Это связано с тем,  что особое  положение таких арендаторов позволяет им уже сейчас бороться за льготные условия аренды и получать их. Собственники ТРЦ вынуждены идти на уступки, так как  без него показатели посещений снизятся, придется уменьшать арендные ставки для всех.

В итоге, мы видим, что онлайн-торговля  с каждым днем чувствует себя значительно лучше классической розницы, а российский потребитель  все больше использует классические магазины в торговом центре для ознакомления с товаром и для оценки цены, после чего идет в онлайн «за лучшим ценовым предложением». И вывод такой – клиент уходит в онлайн, и чем дальше, тем больше. Рост продаж здесь идет уже не в арифметической, а в геометрической прогрессии.

А что думают покупатели?

Для исследования были отобраны локальные сообщества в Интернете, как потенциальные посетители ТРЦ: «Мамы, Сокол»,  «Sale, Аэропорт, Динамо, Сокол». Также были включены группы Facebook и Вконтакте (Москва, как город с наибольшим числом ТРЦ).

В опросе приняли участие 319 человек. «Портрет» опрошенных совпадает с ключевой аудиторией  любого торгового центра.   Эта группа характеризуется следующими характеристиками:

возраст – 20-40 лет;

образование – высшее;

доход – средний и выше;

семейное положение – замужем или в отношениях  (74%);

дети – есть (52%).

Анкета включала стандартные вопросы:

Посещаете и как часто  ТРЦ?

Основная цель посещения?

Чего не хватает для покупок в ТРЦ?

Как за последний год изменилась стратегия покупок (магазины, ТРЦ, и

Интернет, …) и почему?

Что чаще всего покупаете в интернете?

Участников просили высказать мнение о том, может ли интернет-торговля заменить ТРЦ.

В конце вопросника был блок вопросов, касающийся роли социальных сетей и сообществ в жизни потребителей. Опрос проводился в октябре 2015 г.

В ходе опроса выяснилось следующее:

1. Все респонденты ответили, что посещают ТРЦ  (рис. 1). 73%  из них – несколько раз в месяц, в том числе 23% – несколько раз в неделю.  И это «формально» очень хороший показатель, который свидетельствует о том, что, несмотря на кризис,  поток посетителей высок.

Снимок экрана 2015-12-20 в 19.29.58

Рис. 1.  Распределение респондентов по отношению к частоте посещения  торговых центров

2. На долю традиционно основной группы арендаторов ТРЦ – магазинов  одежды, обуви и электроники суммарно приходится всего  37% респондентов. Причем уже 19% присматривается к вещам и ценам на них, но не покупает их.  На самую массовую группу арендаторов приходится  мало покупателей –всего 18%  всех респондентов  (рис. 2).

Снимок экрана 2015-12-20 в 19.30.07

Рис. 2. Распределение респондентов по ответам о причинах посещения торговых центров

Больше трети респондентов (35%) отметили, что  встречаются с друзьями в ТРЦ,  посещают кинозалы, кафе. При этом самая большая группа – посетители кафе.  Это говорит о том, что политика организации разнообразных бюджетных кафе была правильной, она позволяет привлекать посетителей даже в условиях снижения реальных доходов населения в условиях кризиса.

Почти треть (29%) делает покупки продуктов и повседневных хозяйственных мелочей. Причем при этом они не ходят в разные магазины, а предпочитают один.

3. При всем разнообразии товаров  потенциальные покупатели все равно не удовлетворены  ассортиментом. Так, отметили, что  ассортимент мог быть шире 26% респондентов  (рис. 3). В отношении представленных услуг  степень удовлетворения выше: только 8% респондентов указали, что нужно больше банкоматов и сервисных служб.

Снимок экрана 2015-12-20 в 19.30.16

Рис. 3. Распределение респондентов по группам по степени удовлетворения услугами в центрах

Посетители хотят проводить время в ТРЦ вместе с детьми, но все же нужны сервисы, где можно оставить ребенка под присмотром или отправить ребенка в игровую зону под своим присмотром. На это указали 12% респондентов.

Однако посетителей центра волнуют меньше вопросы  наличия магазинов. Они испытывают потребность в проведении семейного досуга. На то, что мало зон для семейного времяпрепровождения указали 41% респондентов. Потребность в расширении сервисов для препровождения времени с друзьями отметили 13% опрошенных

4. Только 25% респондентов отметили, что стали чаще делать покупки в ТРЦ. Уже 75% опрошенных в последний год стали приобретать все больше товаров в Интернете, причем в интернет-магазинах  – только 41%.  34% респондентов делают покупки на сайтах объявлений и специализированных группах.  Причем часть товаров попадает во вторые-третьи руки, так как Интернет позволяет обращаться товарам длительного пользования среди групп, объединяющих, например, мам с детьми разных возрастов  (рис. 4). 

Снимок экрана 2015-12-20 в 19.30.23

Рис. 4. Распределение респондентов по изменению практики покупок, %

5. Основные группы покупок в Интернете – одежда и обувь, детские товары и электроника. На них приходится 82% покупок. Более индивидуализированные покупки – косметика и парфюмерия, а также продукты занимают по 9%  (рис. 5).

Снимок экрана 2015-12-20 в 19.30.29

Рис. 5. Распределение респондентов по группам в зависимости от вида преобладающих покупок в Интернете, %

6. Интернет-торговля вытесняет традиционные формы торговли по доле покупателей. Так, у половины респондентов доля интернет-покупок превышает 30%  от числа общих покупок, а у  трети этот показатель уже доходит до 50%   (рис. 6).

(Несмотря на то, что этот показатель может быть увеличен из-за того, что опрос проводился среди пользователей Интернета, он чрезвычайно важен. Это обусловлено тем, что  в опросе участвовала основная группа, которая является целевой для ТРЦ – молодые, с хорошим доходом,  имеющие в своем большинстве семьи. Это покупатели,  которым нужны товары для обустройства семьи, вещи  для растущих детей, которые сами еще активно следят за своим гардеробом и новинками. И те, которые  имеют на это деньги.)

Снимок экрана 2015-12-20 в 19.30.36

Рис. 6. Распределение респондентов по группам по доле расходов на покупки в Интернете

7. Несмотря на вытеснение покупателей из ТРЦ в интернет-торговлю, центры остаются востребованными для посещения.  То, что центры будут в будущем, считают 81% респондентов, но только   28% твердо уверены, что Интернет заменить центры не сможет.  Из сторонников центров 53% аргументировали это тем, что в Интернете покупать выгоднее, но удовольствие от прогулки по магазинам с Интернетом не сравнить. Однако, как показывает практика работы ТРЦ,  прогулка по ним еще не гарантирует покупку.

Почти пятая часть респондентов (19%) однозначно подтвердили, что стали посещать торговые центры реже. Они уверены в том, что в будущем интернет- торговля полностью сможет заменить традиционные походы в ТРЦ.

 

Расширяется роль интернет-сообществ.  Если раньше типичными были информативные коммуникации, то теперь это еще и место купли-продажи как новыми (например, неподощедшими покупками или подарками), так и использованными другими (но в хорошем состоянии) вещами. Покупка товара  в социальных сетях позволяет сэкономить  40-70% на  качественные вещи.

Наиболее ярко это демонстрирует такой развернутый ответ респондента (редакция сохранена): «Конечно, сообщества помогают! Во-первых, можно оставить пост с проблемой, на которую всегда кто-то да что-то посоветует, поможет, откликается. Во-вторых, можно почитать, откликнуться на посты других людей. В-третьих, поделиться советами, одеждой, обувью, продукцией, услугами, впечатлениями, контактами. В-четвертых, завести новые знакомства и даже приобрести друзей! Даже если ты только что переехал из другого города, района, региона или даже страны! Интернет-сообщества решают!»

Что ждет ТРЦ?

Обработка опроса, изучение опыта других стран, которые раньше прошли стадии магазин – торговый центр –  ТРЦ, и далее  позволяет сделать несколько выводов, которые важны для выстраивания стратегии  как развития ТРЦ в настоящее время, так и понимания его будущего развития.

  1. В части  краткосрочной  перспективы.

Респонденты высказали пожелание видеть в ТРЦ больше ассортимент, сервисов, при этом они часто ходят в магазин, чтобы изучить качество товара, сделать примерку, сравнить цену с интернет-торговлей и не купить товар. Им нравится проводить время в комфортном помещении.

Для того чтобы удержать покупателя в краткосрочной перспективе ТРЦ можно расширить  площадки разных сервисов. Однако при этом учесть, что прибыльность сервисов отлична от былой прибыльности магазинов. Чтобы сервисы вышли из подвалов и перешли в центры, нужна гибкая арендная политика.

Продовольственные супермаркеты и дополняющие их магазины будут востребованы, однако покупатели выбирают один магазин и вряд ли нужно заменять магазины одежды, обуви и электроники на дополнительные продовольственные гипермаркеты.

ТРЦ не смогут  конкурировать с интернет-магазинами по ассортименту товаров.  Так, в среднем на крупнейшие  торговые центры Москвы приходится 200 фирменных  магазинов (одежда, обувь, дети), на крупные – около 100, на центры средних размеров  –  около 50.  В крупнейших интернет-магазинах список брендов доходит до 1000, а ассортимент до 2 млн товаров. Поэтому очевидно, что выбирая туфли 38 размера, интернет-магазин предложит ассортимент в 3-4 раза больше, чем торговый центр, а доставка с возможностью примерки и выбора из 20 понравившихся моделей, еще сильнее склоняет покупателя к интернет- продавцам.

Все это значит, что  постепенно магазины одежды и бытовой техники в ТРЦ превратятся скорее в шоу-румы, нежели в точки продаж, а их количество и занимаемые площади будут «оптимизироваться», то есть сокращаться.

  1. В части будущего (скорого).

Происходит смена ключевой функции ТРЦ. Собственно, ТРЦ сами явились продуктом развития торговых комплексов,  а те – также продукт времени и покупательских предпочтений.  Торговые комплексы появились тогда, когда покупателю нужно было много товаров разных брендов и назначения в одном месте. Магазины этого разнообразия не могли предоставить. Потребовалась площадка, где были бы собраны разные магазины, а следовательно, появились торговые комплексы. Изначально основной функцией комплексов  была торговля. Их оформление и сама планировка подразумевали исключительно продажу. Эти комплексы  пользовались большим спросом.

Слово «развлекательный» появилось позднее, когда покупателю стало уже мало просто совершать покупки. Потребителю захотелось кроме «хлеба», еще и «зрелищ». Тогда  на смену ТЦ пришли ТРЦ. И если торговые комплексы не смогли превратиться в ТРЦ, то им все сложнее и сложнее привлекать посетителей,  со всеми вытекающими из этого финансовыми последствиями.

Сейчас мы наблюдаем новый переломный момент, когда на смену ТРЦ будут приходить РТЦ, то есть центры, в основе успешности которых будет функция «развлечения» и уже затем – функция «торговля». Формат продаж очень скоро также сменится и приобретет совершенно неожиданную форму. Впадать в панику не стоит. Рецепт для решения вопроса есть. Главное, не застревать в прошлом, а наблюдая за меняющимся миром, перестраиваться самим параллельно с интересами клиента, который «всегда прав».

ps@yeswecan.ru




Вознаграждение инновационной активности персонала в российских организациях

УДК 331.2
Анна Григорьевна Томская,
старший преподаватель,
Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова

На сегодняшний день инновации становятся ключевым стратегическим параметром развития организации и экономики в целом. Инновационная деятельность персонала приобретает все большую значимость. Организациям, стремящимся занять лидирующие позиции на рынке, необходимо выстроить систему вознаграждения инновационной деятельности своих работников. В статье рассмотрены вопросы, связанные с обеспечением условий и использованием принципов стимулирования инновационной деятельности персонала в российских организациях. 

Summary

Today innovations are becoming a key strategic parameter to the development of a company and economy on the whole. Personnel’s innovations are of greater and greater importance. The companies that are seeking to take a leading position need to form up a system of remuneration for innovative activity. The article deals with the issues  related to ensuring  the conditions and using the principles of stimulation of innovative activity of the personnel in Russian companies.

Ключевые слова: инновация, инновационная деятельность, вознаграждение, мотивация, принципы стимулирования инновационной деятельности.

Keywords: innovation, innovative activity, remuneration, motivation, the principles of  stimulation of innovative  activity.

Предпринимательство, как одна из конкретных форм проявления общественных отношений, создает возможности для практической реализации способностей и талантов людей, содействует повышению материального и духовного потенциала общества, и, что самое главное, его достижения ведут к укреплению самосознания нации и росту национальной гордости. Проводившаяся экономическая политика в России в начале рыночных реформ привела к серьезной структурной деформации предпринимательской деятельности, поскольку в силу своих особенностей активно развивалось торговое посредничество, и оставалась невыгодной производственная сфера, особенно инновационной направленности. В настоящее время ситуация изменилась, предпринимателей все больше мотивирует не кратковременное получение прибыли, а устойчивое развитие их дела, что требует конкурентоспособного ведения бизнеса на основе инновационного подхода.

К инновациям относятся все изменения (новшества), которые впервые нашли применение в организации и приносят ему конкретную экономическую и социальную пользу. Поэтому под инновацией понимается не только внедрение нового продукта на рынок, но и целый ряд других нововведений:

  • продуктовые инновации – новые или улучшенные виды продукции;
  • инновации услуг – новые или улучшенные услуги;
  • процессные и технологические инновации – новые или улучшенные производственные процессы и технологии;
  • социальные или кадровые инновации – измененные социальные отношения на предприятии;
  • новые или улучшенные производственные системы.

Эти виды инноваций в практике предприятия переплетаются между собой. В условиях современных технологий технологические, хозяйственные, организационные и социальные изменения неотделимы друг от друга.

Увеличение оборота и рост производства в российских организациях решающим образом зависят от инноваций. Предпосылкой для выживания этих компаний на рынке служат новые и улучшенные товары и услуги. Убыстряющиеся изменения запросов клиентов, меняющиеся требования к качеству, короткие жизненные циклы продукции и возрастающие темпы ее обновления приводят к тому, что производственные программы российских организаций должны быстро перестраиваться. Инновации становятся ключевым стратегическим параметром развития организации и экономики в целом. Однако движение по инновационному пути развития возможно только при наличии благоприятных условий для эффективной реализации накопленного инновационного потенциала организации и его дальнейшего наращивания, построения действенного механизма управления инновационными процессами.

В настоящее время все большую значимость приобретает инновационная деятельность персонала. В связи с этим актуальными становятся вопросы, связанные с обеспечением условий и использованием принципов мотивации инновационной деятельности персонала.

На практике выделяют следующие основные виды инновационной деятельности:

  • научные исследования и разработки;
  • приобретение овеществленных технологий – машин и оборудования, по своему технологическому назначению связанных с внедрением на предприятии продуктовых или процессных инноваций;
  • приобретение неовеществленных технологий со стороны в форме патентов, лицензий, раскрытия ноу-хау, конструкций, моделей  услуг технологического содержания;
  • приобретение программных средств, связанных с осуществлением инноваций;
  • производственное проектирование, включая подготовку планов и чертежей, предусмотренных для определения производственных процедур, технических спецификаций, эксплуатационных характеристик, необходимых для создания концепции, разработки, производства и маркетинга новых продуктов, процессов, услуг;
  • технологическая подготовка и организация производства, охватывающие приобретение средств технологической оснастки, дополняющей производственное оборудование (инструмента, приспособлений и т.п.), осуществление изменений в них, а также в процедурах, методах и стандартах производства и контроля качества, необходимых для изготовления нового продукта или применения нового технологического процесса, внедрения новых услуг либо методов их производства (передачи), пробное производство и испытания, если предполагается дальнейшая доработка конструкции;
  • обучение, подготовка и переподготовка персонала, обусловленные внедрением технологических инноваций;
  • маркетинг новых продуктов, включая деятельность, связанную с выпуском новой продукции на рынок, адаптацией продукта к различным рынкам, а также рекламную кампанию, но исключая создание сетей распространения для реализации на рынке.

Люди, которые имеют дело с разработкой и внедрением новой техники и продукции, выделяются среди других категорий работников высоким уровнем образования и интеллектуального развития. Для них характерно аналитическое мышление, повышенное чувство собственного достоинства, самостоятельность и независимость. Исходя из этого, стимулирование инновационного труда имеет свои специфические особенности.

Вознаграждение – это все, что человек считает ценным для себя. Любой руководитель имеет дело с двумя главными типами вознаграждений – внутренним и внешним.  Внутреннее вознаграждение это все то, что дает сама работа. Наиболее простой способ обеспечения внутреннего вознаграждения – создание соответствующих условий работы и точная постановка задачи.  Внешнее вознаграждение возникает не от самой работы, а то, что дается организацией (заработная плата, продвижение по службе, символы служебного статуса и престижа, похвалы и признания).

Содействовать развитию инновационных способностей организации может фирменная культура, которая поощряет инновационное поведение, придавая большое значение таким ценностям, как новаторство и  творчество или терпимое отношение к неизбежным неудачам. Надо ясно понимать, что благоприятный для инноваций климат не создается по распоряжению сверху, для этого требуется целенаправленное поведение, которого придерживается сам предприниматель и которое обеспечивается соответствующим применением ресурсов. Признаками фирменной культуры, благоприятной для инновационной деятельности, являются наличие открытых коммуникационных сетей, поощрение командной работы и, самое главное, грамотная система стимулирования. Недостаточное внимание к мотивации труда и отсутствие у работников стимулов к совместной деятельности способно блокировать самые современные и перспективные организационные начинания. В мотивационном менеджменте инноваций важно то, что стимулирование персонала становится центральной проблемой управления инновационно-ориентированных организаций, а создание условий для развития и более полного использования трудового потенциала приобретает ключевое значение для жизнеспособности российского бизнеса. Таким образом, в основе современного подхода к стимулированию труда в инновационной сфере лежат следующие задачи руководителей организаций:

  • максимально активизировать творческие способности каждой личности;
  • направить эту активность в русло достижения конкретных инновационных и экономических результатов.

Задачи менеджеров, в сущности, сводятся к тому, чтобы создать условия, в которых бы в наибольшей мере мог раскрыться творческий потенциал работника, и возникла бы стойкая потребность в напряженном и результативном труде. При этом руководителю важно принимать во внимание ситуации, в которых осуществляется стимулирование, учитывать не только личные способности работников, но и их личные мотивы: потребности, интересы, приоритеты. С этой целью в стимулировании используются следующие принципы:

  • раскрепощение творческой инициативы;
  • связь уровня поощрения работника с конечным результатом инновационной деятельности;
  • обеспечение персонала необходимыми ресурсами;
  • поощрение накопления новых знаний и опыта;
  • расширение неформального общения (научной коммуникации);
  • всеобъемлющая поддержка новаторства руководством организации и государства;
  • простота и ясность патентных процедур;
  • скорость и гласность рассмотрения заявок изобретательства;
  • поощрение представления как индивидуальных, так и коллективных предложений;
  • использование моральных стимулов;
  • награждение;
  • присуждения почетных титулов и званий;
  • сочетание краткосрочных и долгосрочных инструментов стимулирования.

Вопросы мотивации для лиц, занятых инновационной деятельностью, играют значительно большую роль, чем для других работников. Разумеется, для творческих работников совершенно неприемлемы принципы, разработанные американским инженером Ф.У. Тейлором в его научном подходе к управлению.

Труд работников, занятых научной деятельностью, сложно нормировать, усложняется также процесс контроля этих работников. Так, например, практически теряет смысл визуальное наблюдение за ними, которое применяется в случае с рабочими, занятыми, например, ручным трудом.

Разработать эффективный механизм мотивации персонала можно, лишь зная то, что движет человеком, что побуждает его к деятельности, какие мотивы лежат в основе его действий. Для этого необходимо знать, как возникают те или иные мотивы, как и каким способом мотивы могут быть приведены в действие, как осуществляется мотивирование людей.

А.В. Ядов выделяет несколько групп ученых, исходя из деления по типам мотивации. Одну образуют подлинные энтузиасты, ученые классического типа, для которых сам процесс познания представляет самоценность и способ реализации. Вторая, наиболее распространенная группа – это вполне профессиональные и компетентные работники, которые трезво смотрят на жизнь и организацию науки, ее функции в обществе. Они достаточно реалистичны и стремятся сочетать научное творчество с заслуженными материальными благами, которые должны стимулировать эффективную работу ученых. Третью группу образуют честолюбивые, инициативные и достаточно прагматичные ученые, которые обеспокоены достижением высокого положения в официальной структуре.

В современной теории и практике менеджмента принято различать две принципиальные концепции мотивации: содержательную и процессуальную. В основе современных теорий мотивации лежат вознаграждения и другие мотивообразующие факторы работников двух принципиально отличных видов – внешние и внутренние. Внутренние факторы носят либо положительный, мотивирующий характер, либо отрицательный, демотивирующий. Тогда как внешние факторы как положительного, так и отрицательного характера могут мотивировать персонал.

Современные процессуальные концепции в большей степени соответствуют специфике инновационной сферы, представленные в работах Виктора Врума,  Лайана Портера, Эдварда  Лоулера,  Ричарда А. Гендерсона, которые основываются на том, что поведение личности определяется не только потребностями, но и восприятием ситуации и ожиданиями, связанными с возможными последствиями выбранного типа поведения.

В процессах мотивации научных работников особую важность приобретает теория ожидания. Это происходит потому, что в процессе их деятельности обычно наблюдаются большие возможности выбора того или иного пути реализации поставленной задачи, чем у работников,  характер работы которых не носит ярко выраженный поисковый характер.

Также стимулированию инновационной деятельности способствует теория постановки целей Э. Локка, согласно которой люди в той или иной степени воспринимают цель организации как свою собственную. Успех в ее достижении повышает мотивацию, а неуспех ее снижает.

Таким образом, определяющее значение для научных работников имеют нематериальные методы стимулирования: потребности в знаниях, авторитете, творчестве. Людьми движут нравственные идеалы, великие цели, моральные убеждения, привычки, традиции и т.д. Главным позитивным фактором, вызывающим стремление к цели и активизирующим деятельность субъекта в направлении осуществления инноваций, выступает, прежде всего, признание заслуг (публичные поощрения, вручение грамот, предоставление работнику за активную и творческую работу дополнительных выходных, отпуска и т.д.).

Вместе с тем не следует преуменьшать роль денег в системе мотивации. Как известно, деньги – это представленная возможность удовлетворения значительного количества потребностей личности, в том числе и потребности самореализации. К главным методам стимулирования принадлежит, прежде всего, размер заработной платы (рис.).

заработная плата

Рис.  Структура оплаты труда

Самым традиционным элементом структуры оплаты труда является оклад. При этом оклад не выступает  мотивационным фактором. То есть он не влияет на трудовое поведение сотрудника. Оклад может влиять на принятие решения о поступлении на работу в данную организацию и оказывает действие на поддержку этого решения в период адаптации (около 90 дней). Далее он переходит в разряд «гигиенические факторы», по Ф. Герцбергу [2], то есть он необходим, но не достаточен для активизации трудового поведения. Другими словами, работник быстро «привыкает» к окладу, независимо от его размера, поскольку оклад никак не связан с результатами труда сотрудника, отдела или компании [3].

К неизменяемой части заработной платы относятся:

  • основная заработная плата – обеспечивает минимальный размер оплаты труда при условии выработки необходимого рабочего времени;
  • дополнительная заработная плата – к ней относятся различные виды доплат, надбавок, компенсаций.

Изменяемая часть заработной платы  зависит от конечного результата (поощрительные денежные выплаты). К переменной части относятся вознаграждение за конечный результат и премия за основные результаты, то есть поощрительные денежные выплаты, зависящие от результатов работы, а также материальная помощь. Примером может служить возможность беспроцентного срочного целевого кредита сотруднику организацией.

Наиболее часто встречающиеся элементы изменяемой части заработной платы:

  • комиссионное вознаграждение – процентное отчисление работнику, поощряет исключительно индивидуальные результаты;
  • бонусы – дополнительная оплата широкого диапазона работ.

Когда используются денежные вознаграждения, они могут применяться как индивидуально, так по отношению к группе. В ситуациях, когда целая группа, команда осуществляет инновации, может очень вредить делу то, что вознаграждение получают только некоторые работники, например руководители группы, а не полностью вся группа.

Вместе с тем денежные вознаграждения, являясь очень четкими и ясными, не всегда представляют собой наилучший способ стимулировать работника вести инновационную деятельность. Изучение поведения ученых и исследователей выявило, что чрезмерно большие денежные вознаграждения могут на самом деле привести к уменьшению творческой результативности у многих из них.

Успех инновационного менеджмента решающим образом зависит от того, удастся ли организации наряду с осуществлением, управлением и контролем инновационного замысла создать стимулирующие условия. К таким условиям можно отнести позицию, поведение руководителей, выбранный ими стиль руководства, существующую кадровую политику, доступность информации, налаженную систему коммуникаций, возможность получения консультации.

В настоящее время инновационный бизнес наиболее уязвим и рискован, поэтому мотивация инновационной деятельности выполняет важную задачу воздействия на поведение человека для достижения целей инновационного развития. Слабость мотивации инновационной деятельности работников препятствует функционированию инновационного процесса на предприятии, так как в основе любого инновационного процесса – деятельность людей, создающих, реализовывающих, внедряющих инновации.

Создание внутри фирмы климата, в котором могут зарождаться и осуществляться новые идеи, намного важнее установления административного принуждения к инновационной деятельности. Благоприятная для инноваций организация должна поддерживать творческие процессы и обеспечивать возможности для реализации позитивно оцененных идей вплоть до успешного внедрения на рынок новой продукции.

При всей широте методов, с помощью которых можно мотивировать работников, руководитель должен сам выбирать, каким образом стимулировать каждого работника для выполнения главной задачи – выживание фирмы в жесткой конкурентной борьбе. Если этот выбор сделан удачно, то руководитель получает возможность координировать усилия многих людей и сообща реализовывать потенциальные возможности коллектива на благо процветания своей организации, да и общества в целом.

Литература

  1. Yankelovich D., Immerwahr J. Let’s Put the Work Ethic to Work.  Industry Week, September 5, 1983.
  2. Frederick Herzberg. One More Time: How Do You Motivate Employees?  Harvard Business Review, January-February, 1968.
  3. Виханский О.С., Наумов А.И. Менеджмент: учебник  для вузов. 3-е изд.  М.: Гардарики, 2001.
  4. Маслоу А. Г. Мотивация и личность.  СПб.: Евразия, 1999.
  5. Мескон М.Х., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента / пер. с англ.  М.: Дело, 1992.
  6. Тейлор Ф.У. Принципы научного менеджмента.  М.: Контроллинг, 1992.
  7. Уткин Э.А. Мотивационный менеджмент.  М.: ЭКМОС, 1999.
  8. Шапиро С.А. Мотивация.  М.: РОСБУХ, 2008.

9. Ядов В.А. Стратегия социологического исследования.  М.: Добросвет,   1998. 

tomskaya.ag@rea.ru




Использование опыта развития национальных парков северных территорий Канады в республике Саха (Якутия)

УДК 338.48(71)
Елена Егоровна Тотонова,
кандидат географических наук, доцент,
Северо-Восточный федеральный университет,
Якутский научный центр Сибирского отделения РАН
г. Якутск

Работа подготовлена в рамках проекта РНФ № 15-18-20047 «Онтология ландшафта: семантика, семиотика и географическое моделирование» 

Туризм является важной составляющей хозяйственной деятельности в национальных парках Канады, являющихся эффективным экономическим субъектом на Севере и оказывающих огромное влияние на социальное развитие коренных народов. В отличие от канадских национальных парков основной деятельностью Усть-Ленского государственного природного заповедника Республики Саха (Якутия) является природоохранная  и исследовательская работа. Для разработки стратегического плана управления предложена оценка природно-ресурсного, историко-культурного, социально-экономического потенциала природного заповедника и выявление долговременных факторов развития. Изучение рынка позволит выявить факторы, оказывающие влияние не только на дальнейшее развитие зон Усть-Ленского природного заповедника, но и выявить слабые стороны деятельности, в результате чего можно выработать правильную политику дальнейшего развития.  

Summary

Tourism is an important component of economic activity in Canada’s national parks, which are an effective economic subject in the North and has a huge impact on the social development of indigenous peoples. In contrast to the Canadian national parks main activity of Ust-Lensky Nature Reserve Republic of Sakha (Yakutia) is a conservation and research. To develop a strategic management plan proposed assessment of natural resources, historical and cultural, social and economic potential of the natural reserve and the identification of long-term development factors. Market research will identify factors that influence not only on the further development of the zone of Ust-Lensky nature reserve, but also to identify weaknesses activities, thereby making it possible to develop a proper policy for further development.

Ключевые слова: экологический туризм, Север, национальные парки, Усть-Ленский природный заповедник, охрана природы.

Keywords: ecotourism, North, national parks, Ust-Lensky nature reserve, nature conservation.

Одной из задач сравнительного анализа развития деятельности охраняемых территорий Канады и России является выявление новых изменений, способствующих влиять на экономическое и социальное развитие территории.  В Республике Саха (Якутия), как и по всей России, развиваются быстрыми темпами сети особо охраняемых природных территорий (ООПТ) трех уровней: федерального, регионального и муниципального.

Огромные территории Республики Саха (Якутия) с экологически чистой природой способствовали созданию в 1994 г. системы особо охраняемых природных территорий (Ытык Кэрэ сирдэр). Система особо охраняемых природных территорий республики включает  2 государственных природных заповедника федерального значения, 125 особо охраняемых природных территорий республиканского значения (6 природных парков, 74 ресурсных резервата, 1 государственный природный заказник, 26 уникальных озер, 1 охраняемый ландшафт и 17 памятников природы) и 95 местного – муниципального значения. Арктическое побережье республики охвачено сетью ООПТ [8].

Крупнейший государственный природный заповедник Усть-Ленский (расположен в Булунском улусе) создан в 1986 г. в целях сохранения и изучения природных комплексов дельты реки Лена (площадь 1433 тыс. га), одной из крупнейших рек мира. Территория природного заповедника Усть-Ленский разделена на два участка: «Дельтовый» (дельта реки Лена, часть бассейна моря Лаптевых) и «Сокол» (северная часть Верхоянской горной системы и реки Лена). Здесь под особой охраной находятся популяции дикого северного оленя, моржа лаптевского, снежного барана, нарвала, нерестилища сиговых рыб, места массового гнездования водоплавающих перелетных птиц. Для изучения и проведения мониторинга биологических ресурсов  дельты реки Лена в 1995 г. была создана Международная биологическая станция «Лена-Норденшельд», входящая в число мировых биосферных заповедников (89 видов птиц) [9]. Особенностью  Булунского района, где расположен природный парк, является  этнография,   исторический, культурный потенциал северных народов  Якутии.

Для знакомства с природой Арктики в заповеднике предлагают несколько специализированных  туристских маршрутов – водно-спортивные на надувных плотах, пешие и лыжные маршруты. По данным, предоставленным научным отделом  Усть-Ленского государственного природного заповедника, до 2014 г. было регистрировано 24 экологических троп. За 2009-2012 гг. Усть-Ленский государственный природный заповедник посетили 590 туристов, из которых 172 – иностранные туристы [2]. Сведения о посещаемости заповедника могут свидетельствовать о приблизительной величине посещений неорганизованных туристов, так как нет систематического учета данных по прибытиям туристов и экскурсантов. Эти данные дают мало информации о качестве предоставленных услуг заповедником.

Однако нельзя не согласиться с А.Ю. Александровой [1], что многие из программ посещения национальных парков и заповедников, планируемые как эколого-туристские, имеют изъяны и промахи. В этих программах не предусмотрено активное вовлечение их участников в природоохранную деятельность. Учитывая канадский опыт организации туристкой деятельности в национальных парках северных территорий, необходима разработка исследовательских программ, позволяющих получать систематическую информацию не только о количестве посещающих туристов, но и о качестве предоставляемых услуг.  При этом рекреационные возможности должны сочетаться с охраной ресурсов заповедника [4]. Возникает вопрос о разработке методов исследования для получения регулярной, систематической информации о посетителях заповедника для планирования не только туристкой, но и охранной деятельности (пропускная способность).

Безусловно, туризм как никакая отрасль зависит от экологического благополучия природной среды, но и утверждать, что его функционирование обеспечит сохранение экосистем в первозданном состоянии, нельзя [6]. Канада имеет уникальный опыт развития экологического туризма в национальных парках, и туризм является надежным источником дохода не только охраняемых территорий, но и коренного населения. При этом канадцы используют территориальную политику с ландшафтным планированием (зонирование территории) на основе маркетинговых исследований рынка. Развитие экотуризма в Канаде рассматривается как механизм самофинансирования национальных парков, поэтому экономическая составляющая преобладает в данной сфере деятельности [3].

К сожалению, в Усть-Ленском государственном природном заповеднике туристская деятельность находится в зачаточном состоянии. Руководство и сотрудники природного заповедника осознают, что экотуризм представляет собой развивающееся направление в туризме Республики Саха (Якутия), и заповедник представляет большой интерес туристам как природная территория Арктики, имеющая огромные ресурсы биологического и ландшафтного разнообразия.

Основной целью развития экологического туризма в охраняемых территориях является пропаганда знаний о проблемах окружающей среды, ее защите, и экотуризм служит мощным образовательным инструментом, распространяющим информацию об объектах экологического туризма и ценности природного наследия [6]. Канадские национальные парки используют разделение рекреационной территории на отдельные зоны в целях контролирования допустимого уровня посещаемости туристов. При этом используется совместное планирование и управление рекреационными возможностями национального парка с местным населением на систематической основе.

В отличие от канадских национальных парков, предлагающих сезонную занятость коренному населению, природный заповедник Усть-Ленский обеспечивает постоянными рабочими местами и заработной платой местное население. По штатному расписанию заповедника преобладает низкоквалификационная рабочая сила, имеющая невысокую заработную плату, и администрация заповедника проводит плановое повышение квалификации своего персонала (в различных формах).

В структуре операционных расходов деятельности Усть-Ленского природного заповедника преобладают текущие выплаты: заработная плата –14,9 млн руб. и социальные выплаты – 3,5 млн руб.  Достаточной статьей расходов заповедника после текущих выплат являются коммунальные и капитальные расходы, размер которых составляет 4,6 млн руб. за год, что по сравнению с расходами на текущие затраты меньше в 5 раз [2]. Деятельность арктического природного заповедника всегда связана с большим объемом затрат, направленных на создание основных средств и коммунальные услуги.

Работающий с 1986 г. Усть-Ленский государственный природный заповедник имеет собственную материально-техническую базу с балансовой стоимостью 16,6 млн руб. (2013 г.), расходует примерно 2,1 млн руб. на покупку материальных запасов для своей деятельности (ГСМ, инвентарь, запасные части, медикаменты, продукты и др.). В природном заповеднике происходит постепенный  износ  материально-технической базы,  чему также «помогают» специфические арктические условия [2].

Но, если сравнивать объем инвестиций Усть-Ленского государственного природного заповедника с национальными парками северных территорий Канады, направляющих полученные инвестиции в развитие основного фонда, в Усть-Ленском природном заповеднике они направляются на текущие расходы.

Объем платных услуг, оказанных посетителям Усть-Ленского государственного  природного заповедника, также отличается от аналогичных показателей канадских парков. Если в структуре объема платных услуг северных парков Канады преобладают транспортные расходы (обслуживание туристов внутри парков), то в Усть-Ленском государственном заповеднике лидируют услуги патрулирования территории заповедника и эколого-просветительные работы, проводимые в школах Булунского улуса. Школьники средних образовательных учреждений улуса являются основными посетителями музея заповедника,  для которых и проводится внушительный список эколого-просветительных работ. В основном оказываемые услуги школьникам предоставляются на бесплатной основе.

Инспекторы заповедника осуществляет охрану на всей территории природного заповедника. Слабая материально-техническая база не позволяет заниматься оказанием транспортных услуг туристам по огромной территории заповедника, и имеющееся небольшое количество транспортных средств задействованы на патрулировании территории. Для повышения эффективности инспекторской деятельности проводится оценка эффективности деятельности заповедника на основе обобщенных показателей. Администрация заповедника планирует использование кордонов инспекции для оказания услуг по размещению посетителей, туристов с целью увеличения поступления внебюджетных средств от оказанных услуг.

Видами экологического туризма, наиболее подходящими для природоохранной деятельности заповедника Усть-Ленский, являются: экскурсии для туристов круизных судов по специально оборудованным экологическим тропам, наблюдение за животными и научный туризм. Поэтому в целях информирования посетителей проводится  установление аншлагов, системы указателей по всей протяженности границы заповедника, планируется организация мест стоянок.

Основная работа эколого-просветительской деятельности направлена на продвижение природного заповедника Усть-Ленский и на создание эффективных связей с обществом, способствующих информации о деятельности заповедника. В  Булунском улусе на базе общеобразовательных учреждений улуса в рамках экологической просветительской работы (по данным Министерства охраны природы Республики Саха (Якутия) [8] работало 6 лагерей дневного пребывания, 2 круглосуточных палаточных лагеря  с общим охватом 345 детей из малообеспеченных и неблагополучных семей. Открыты 9  лагерей дневного пребывания и 2 круглосуточных палаточных лагеря в п. Тикси, с. Таймылыр, с. Быковский, с. Кюсюр, с. Найба.

Труднодоступность территории, слабо развитая дорожная инфраструктура и материально-техническая база парка, а также небольшой штат сотрудников научного отдела, усложняют в настоящий момент возможность реализовывать действенные научные рекомендации по развитию туризма на территории, а также развивать эколого-познавательный туризм. Слабая техническая оснащенность по сезонам года службы инспекции и кордонов, отсутствие вездеходных транспортов в межсезонье также препятствуют развитию туризма.

В связи с этим основной проблемой  развития государственного природного заповедника Усть-Ленский является укрепление материально-технической базы, например, строительство и обновление кордонов, обновление техники и др.  Для реализации плана развития необходим комплекс мер по структурному изменению материально-технической базы природного заповедника, улучшению туристкой инфраструктуры, а также плана управления, способного дать новый импульс развитию экологического туризма на территории улуса.

Развитие неорганизованного отдыха, в отличие от организованного, не требует изъятия территорий для нового строительства гостиниц. Размещение и обслуживание отдыхающих осуществляется в пределах населенных мест (арендованный жилой фонд, ведомственные и частные гостиницы, кафе, столовые и др.). Размещение самодеятельно отдыхающих возможно и вне территории населенных мест, особенно в летний сезон, в специально оборудованных местах. Это сопровождается действием значительных локальных сезонных рекреационных нагрузок на прилегающие к местам проживания отдыхающих природные комплексы и водоемы, а также трудно контролируемым изъятием природных ресурсов» [6].

Развитие туризма в природном заповеднике встречается со следующими проблемами: дорогие транспортные услуги; неразвитость инфраструктуры; нехватка квалифицированных специалистов в области экологического туризма; проведение научно-исследовательских работ и эффективного мониторинга в деятельности заповедника; разобщенность заинтересованных сторон и участников. Природный заповедник имеет возможность разработать экологические туристские продукты и предлагать свои услуги. При этом туризм следует развивать таким образом, чтобы сохранять лучшее, что есть у местных жителей, и выявлять то, что требует улучшения. Например, государство и местные власти заинтересованы в социальном развитии, привлечении  инвестиций в развитие инфраструктуры, а парк в улучшении и обновлении  качества услуг. На территории природного заповедника развитие туризма должен сопровождаться жестким контролем экологов, с учетом пропускной способности территории. Основными задачами будущего развития парка являются: обеспечение механизмов взимания платы за посещение природного заповедника; развитие государственно-частного партнерства для создания альтернативных источников доходов для местного населения и способствующее организации новых рабочих мест; планирование, мониторинг и развитие научно-обоснованного подхода для развития экологического туризма [4, 5].

 Развитие туризма в природном заповеднике зависит от комплексного подхода к планированию и управлению его развитием. В плане должно быть отражено ожидаемое состояние природного заповедника в будущем и наиболее эффективные и реальные способы его достижения. В определенном смысле план развития туризма в заповеднике нужен для максимизации выгод при минимизации издержек.

В условиях недостаточности средств для развития инфраструктуры в Булунском улусе природные условия и ресурсы могут позволить развитие экологического, спортивного, этнографического, научного, круизного, познавательного, рыболовно-охотничьего туризма.

Несмотря на то, что туризм в экономике Булунского района не играет значительной роли,  потребность местной администрации в развитии туризма, как нового источника дохода и развития местного предпринимательства, постепенно возрастает. Проведенное автором исследование показывает, что опережающее развитие на рынке туристских услуг района получают малые гостиницы, размещающие неорганизованных туристов в жилом фонде поселка. Наибольший рост доходов населения происходит под влиянием дополнительных продаж услуг по размещению туристов в индивидуальных средствах размещения,  в жилом фонде во время летнего периода с началом летних научно-исследовательских экспедиций.  Часть полученных дополнительных доходов населения идет на покупку товаров и услуг домохозяйств, а с увеличением объемов продаж местных предпринимателей происходит рост объема местного товарооборота.

Таким образом, для современного этапа развития туризма северных территорий Канады характерно формирование сети национальных парков, являющихся эффективным экономическим субъектом на Севере и оказывающим влияние на социальное развитие коренных народов. В отличие от канадских национальных парков основной деятельностью российских охраняемых территорий является природоохранная  и исследовательская работа [5].

Канадский опыт развития национальных парков северных территорий можно использовать в улучшении деятельности государственного природного заповедника Усть-Ленский. Для эффективного управления заповедником необходимо создание экономических и институциональных условий с учетом накопленного опыта коренных народов Арктики и разработка нового плана управления Усть-Ленского государственного природного заповедника, соответствующего международным стандартам. Для разработки стратегического плана управления необходима оценка природно-ресурсного, историко-культурного, социально-экономического потенциала заповедника, далее выявление долговременных факторов развития. Изучение рынка позволит выявить факторы, оказывающие влияние не только на дальнейшее развитие зон, а также выявить слабые стороны деятельности, в результате чего можно выработать правильную политику дальнейшего развития.

По нашему мнению, одним из возможных инструментов развития природного заповедника Усть-Ленский является использование зонирования для изучения существующих туристских аттракторов и возможностей развития, позволяющих  проведение постоянного мониторинга, координацию деятельности всех субъектов, заинтересованных в развитии туризма на территории заповедника [3].  Использование инструментов территориального маркетинга позволяет оценить процесс развития туризма, принятия управленческих решений.

Литература

  1. География туризма / под ред. А.Ю. Александровой. 3-е изд., испр.  М.: КНОРУС, 2010. С. 538.
  2. Отчет о результатах деятельности федерального государственного бюджетного учреждения, находящего в ведении Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации. Государственный природный заповедник «Усть-Ленский». П. Тикси, Булунский район, Республика Саха (Якутия). 2014 г.
  3. Тотонова Е.Е. Роль местных органов самоуправления в формировании системы управления туризмом Республики Саха (Якутия) // Управление экономическими системами: электронный научный  журнал.  2014. № 62. URL: http://www.uecs.ru
  4. Тотонова Е.Е. Опыт управления национальных парков Канады и их роль в развитии туризма // Экономика и управление. 2010. № 9. С. 60-64.
  5. Тотонова Е.Е. Туризм и охрана природы: опыт взаимодействия на примере деятельности национальных парков // Проблемы современной экономики. 2011. № 4.  С. 382-385.
  6. Шимова О.С. Основы устойчивого туризма.  Минск: Новое знание; М.: ИНФРА-М, 2013. 190 с.
  7. Отчет автора по итогам научной командировки в пос. Тикси  Булунского района Республики Саха (Якутия), август 2015 г.
  8. www.nature.ykt.ru
  9. www.ustlensky.ru

elena.totonova@mail.ru




Трансформация институциональной среды экономики России в условиях внешних ограничений

УДК 330.341.2
Аюр Биликтоевич Аюрзанайн,
кандидат экономических наук, доцент,
Восточно-Сибирский государственный университет технологий и
управления

Статья посвящена анализу институциональной среды экономики Российской Федерации. Особое внимание уделено вопросам институциональных изменений в экономике страны. Рассмотрены вопросы учета и оценки влияния деформаций институциональной среды экономики России на современном этапе.

Summary

The article analyzes the institutional environment of the Russian economy. Particular attention is paid to issues of institutional changes in the economy. The questions of accounting and assessment of the institutional environment deformations in the Russian economy at the present stage.

Ключевые слова: институциональная среда, экономические санкции, институциональные изменения, модели экономики.

Keywords: institutional environment, economic sanctions, institutional changes, economic model.

Всего за два года экономика России под влиянием целого ряда факторов, главными из которых являются политический и геополитический, претерпела ряд значимых изменений, в том числе изменений, носящих институциональный характер. Западные страны не готовы мириться с интенсивным развитием России и мирной аннексией Крыма, которая, к слову, опиралась на базовые принципы демократии. В результате правила игры изменились, причем настолько, что это стало значимым для всех отраслей экономики России, стран Европейского союза и целого ряда зарубежных экономик.

Санкционные войны в сфере внешней торговли, финансов, промышленности и других сфер вынуждают нашу страну формировать стратегию импортозамещения. Ее реализация на сегодня требует создания ряда новых функциональных институтов в данной области и крупнейших институциональных изменений в экономике за последнее десятилетие.

Осуществление крупных структурных реформ, значимо влияющих на всю социально-экономическую систему государства, требует реализации компетентного подхода к институциональному анализу всей экономики страны. Системообразующим звеном экономики в условиях санкционных войн, по мнению Правительства, должна выступить реализация стратегии импортозамещения. Однако опыт ряда государств (Латинская Америка), в том числе и нашей страны (пример закрытой экономики СССР), свидетельствует не столько о неудачности результата подобных реформ, сколько о необходимости детального институционального анализа. Ведь современная экономическая наука не стоит на месте и в современных условиях хозяйствования существует гораздо больше инструментов для успешной реализации подобных реформ.

Президент России В.В. Путин справедливо отмечал в ходе выступления на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2015 г., что санкции переписывают мировые правила игры, при этом негативно влияя на развитие конкуренции в международных масштабах [4].

Однако, согласно обзору инвестиционного банка Citigroup, опубликованному в сентябре 2015 г., вклад санкций в падение ВВП России составляет лишь 10%. Главный экономист Citigroup по России и СНГ И. Чакаров считает, что на 90% на динамику ВВП влияет дешевеющая нефть. По его словам, снижение цены Brent на $10 за баррель вызывает сокращение российской экономики примерно на 0,8%. При этом санкции в адрес добывающего сектора являются потенциально более опасными в долгосрочной перспективе, считают в Citigroup [5].

Председатель Правительства РФ Д.А. Медведев в своей статье «Новая реальность: Россия и глобальные вызовы» отмечает, что «импортозамещение – еще одно ключевое направление работы Правительства. И важно, чтобы оно не превратилось в «лозунг дня», справедливо отмечая при этом, что «в ХХ веке под этим лозунгом некоторые страны Латинской Америки осуществляли политику закрытия внутреннего рынка для иностранной конкуренции и затем интенсивно, массово прибегая к займам, субсидировали отечественное производство, что в итоге оборачивалось финансовым крахом» [3].

Разумеется, есть специальные сферы и очень конкретные виды продукции, когда импорт приходится замещать любыми способами и не считаясь с издержками. Но переносить эту специфику на экономику в целом было бы опасно. Лучшее импортозамещение – это производство отечественной продукции, конкурентоспособной как внутри страны, так и на внешних рынках: способность экспортировать означает способность конкурировать, в том числе и с импортом. Такое импортозамещение может претендовать и на государственную поддержку.

Действительно, формирование института импортозамещения как такового требует кропотливой реализации ряда последовательных реформ в рамках комплексного подхода. Осознавая данный факт, учитывая отечественный и зарубежный опыт, мы должны отчетливо понимать, что импортозамещение в современных условиях в России требует применения стратегического подхода на основе грамотного и четко взвешенного анализа. В условиях формирования в институциональном отношении нового института импортозамещения и в целом значительной переориентации российской экономики особую роль и значение приобретает институциональный анализ.

Сегодня можно констатировать тот факт, что Правительство Российской Федерации настроено сформировать новую модель российской экономики. Данная модель призвана отвечать новым вызовам современной мировой экономической системы, при этом сбалансировать развитие производящей промышленности и добывающих отраслей. При этом важное значение придается институциональным аспектам, формированию благоприятной институциональной среды посредством осуществления значимых институциональных изменений. Все чаще в качестве названия для новой модели экономики России применяются слова «инновационная», «высоко технологичная», «опирающаяся на экономику знаний», «привлекательная для инвестиций». На основе перечисленного описания в целом становятся понятны приоритеты развития экономики России как на кратко-, так и на средне- и долгосрочные перспективы. Однако, если мы обратимся к анализу данного вопроса в экономической теории в контексте международных сравнений и институционального анализа, то можно сказать, что на сегодня выделяют следующие модели экономики: американскую, европейскую, китайскую, японскую и российскую (табл. 1).

Таблица 1

Институциональные характеристики моделей национальных экономик

Модель

экономики

Институциональная. характеристика

Американская

Европейская

Китайская

Японская

Российская

Институцио-

нальное доверие экономических агентов

Высокий уровень

Средний уровень

Высокий уровень

Высокий уровень

Низкий уровень

Преимущество формальных институтов

Среднее влияние формальных институтов

Среднее влияние формальных институтов

Высокое влияние формальных институтов

Высокое влияние формальных институтов

Среднее влияние формальных институтов

Влияние государствен-

ных институтов

Правительство и госсектор обслуживают экономику, а не руководят ею

Государство выполняет контрольную и стимулирую-

щую функции в экономике. Развитый госсектор

Главенствующая роль государства. В руках государствен-

ных институтов сосредоточены все отрасли,которые связаны с сырьем и обороноспособностью

Государственные институты поддерживают предпринима-

тельский сектор

Государство выполняет контрольную и стимулирую-

щую функции в экономике. Собственник крупнейших монополий

Основной институт развития экономики

Промышленное производство и сфера услуг

Промышленное производство и сфера услуг

Промышленность и сельское хозяйство

Высокотехнологичное экспортоориентированное производство

Сырьевые отрасли

Развитие института конкуренции

Высокий уровень

Средний уровень

Низкий уровень

Высокий уровень

Низкий уровень

Институцио-

нальная дифференциа

-ция

Средний уровень

Высокий уровень

Высокий уровень

Низкий уровень

Высокий уровень

Положительная характеристика

Отрицательная характеристика

Умеренная характеристика

Составлено автором

Таким образом, с точки зрения развития институциональной среды, уровня развития институтов в экономической системе и институциональных характеристик экономической модели в целом наиболее успешной с точки зрения проведенного анализа является японская модель экономики.

При этом российская модель, в силу сформировавшихся в период переходной экономики институциональных барьеров, носящих в большей степени неформальный институциональный характер (например, институт коррупции), находится на последнем месте.

Китайская экономика, как развивающаяся экономика с классическими проблемами роста, в том числе институциональными, занимает среди рассмотренных моделей предпоследнее место.

Европейская модель, в силу высокого уровня институциональной дифференциации и уровня экономических институтов Европейского союза, в целом выглядит несбалансированной моделью, прежде всего из-за значительной несбалансированности экономик стран-членов ЕС (одни страны являются «локомотивами» развития – Германия, Франция), другие наоборот «якорями» – Испания, Греция, Португалия).

Особняком стоит американская модель, которая, с точки зрения чисто экономического анализа, окажется в лидерах и по праву будет считаться наиболее экономически развитой системой. Однако американская модель хозяйствования на сегодня, в том числе и с точки зрения институциональной науки, сталкивается с проблемами управления «масштабом экономики». Бесконечная эмиссия денежных знаков, рост дисбалансов и спекулятивного капитала на биржевых рынках, утрата контроля за институтами долгового финансового рынка ведут к повышению уровня институциональной дифференциации, возникновению новых правил игры в умах экономических агентов, что сказывается и на снижении влияния формальных институтов и постепенной утрате контроля над развитием экономики. На данный момент это не носит критического характера для американской экономики, но, однако, приводит к отходу от системного подхода, свойственного американской модели, к ситуационному, к чему многие участники рынка оказываются не готовы.

Особенностью институциональной среды экономики современной России выступает доминирование импортируемых институтов развитой рыночной экономики при упразднении прежде достаточно эффективных институтов в угоду институциональным изменениям [2].

В теории выделяют два основных способа осуществления институциональных изменений: эволюционный и революционный. В результате проведенного исследования было выявлено, что развитие и трансформация социальной сферы России происходили главным образом революционным способом. Под революционным способом институциональных изменений принято понимать импорт формальных институтов, уже доказавших свою эффективность.

В России импорт институтов происходит в основном из других стран. Зачастую импорт институтов, хорошо проявивших себя в других странах, приводит к отрицательным результатам в новых условиях. В российской практике импорта институтов ситуация может привести к возникновению если и жизнеспособного института, но неэффективного и существенно отличающегося от исходного. Причиной данного явления является негативное воздействие деформаций институциональной среды [1].

Анализируя институциональные изменения в экономической теории, перейдем к рассмотрению определений институциональных терминов, таких как «институциональная трансформация» и «институциональная деформация»

Трансформация в семантике рассматривается как явление, диктуемое самой системой изнутри. Таким образом, мы можем дать определение институциональной трансформации. Институциональная трансформация – это изменение норм, правил игры на основе внутренней организации социально-экономической системы.

Подходя к определению термина «институциональная деформация», следует отметить, что с точки зрения семантического анализа слово «деформация» рассматривается, прежде всего, как ответ на изменения системы, продиктованные влиянием внешних факторов.

На основе этого мы можем дать определение институциональной деформации как изменение норм, правил игры на основе воздействия внешних факторов социально-экономической системы. В свою очередь, деформацию институциональной среды следует определять как невыполнение или неэффективное выполнение ее составляющими вмененных им функций (регулирующей, регламентирующей, ограничительной, стимулирующей, запрещающей и др.), что находит выражение в росте трансакционных издержек.

В рамках исследования следует определить основные формы проявления деформации институциональной среды (табл. 2).

Таблица 2

Формы проявления деформации институциональной среды

 

Форма деформации

Пример/пояснение

Влияние

Противоречие между системообразующими и вспомогательными институтами.

Под системообразующими институтами понимаются нормативные правовые нормы, регулирующие финансовый сектор.

Вспомогательные институты – обычаи делового оборота.

Находит выражение в увеличении доли теневого сектора экономики в совокупном доходе.

Противоречие между нормативным и позитивным содержанием институтов.

Нормативное содержание – содержание проектируемых институтов.

Позитивное содержание – содержание действительных институтов.

Находит выражение в рентоориентированном поведении бюрократического аппарата, объеме и доле статусной ренты (эмиссионный доход, доход от представления государственных услуг и др.) в общем объеме доходов консолидированного бюджета.

Противоречие между действующими и проектируемыми институтами.

Проектируемые институты импортируемые, вновь создаваемые, трансформируемые институты.

Проявляется в индикаторах инновационной активности экономических агентов (доля инновационной продукции в совокупном доходе и др.).

Наличие устойчивых неэффективных институтов.

Институты коррупции, институты теневой экономики, институты наркоторговли и т.п.

Проявляется в негативном влиянии на экономику и общество.

Противоречие между институтами локального, национального и мирового уровней.

Несоответствие норм национального и международного права.

Проявляется в динамике основных экономических и социальных индикаторов.

Противоречие между трансформационным и трансакционным секторами экономики.

Существенное превышение темпов развития финансового сектора экономики над темпами развития реального сектора, автономизация финансового капитала от реального сектора экономики.

Находит отражение в экономических кризисах, росте инфляции и безработицы.

Усиление неоднородности институциональной среды.

Различие в плотности и интенсивности трансакций.

Проявляется в поляризации экономического пространства.

Составлено автором

Следует отметить, что степень неоднородности усиливается в государствах с федеративным устройством, что обусловлено наличием в институциональной среде значительного числа институтов, имеющих локальный характер. Показателями подобных деформаций выступают соотношение экономических и социальных индикаторов, отражающих состояние отдельных территориально локализованных образований (регионов, муниципальных образований), входящих в состав государства, а также показатели дифференциации доходов населения и др.

Значимые изменения институциональной среды под влиянием негативных внешнеэкономических факторов и противодействия им со стороны Правительства РФ формируют выделение четырех базовых категорий в контексте рассмотрения данного вопроса для российской экономики: институциональные изменения, институциональные преобразования, институциональные деформации, институциональные трансформации. Формирование данных категорий для экономики России по сути обусловливает переход к новой модели экономики с целью обеспечения экономического роста (в новых изменившихся экономических условиях) и противодействия негативному влиянию внешних экономических факторов (рис. 1).

Рис. 1. Изменения институциональной среды экономики РФ на современном этапе

Исследование уровня деформаций институциональной среды требует применения методов количественной оценки их влияния на экономику. Для этого предлагается использовать интегральный показатель институциональной деформации, рассчитываемый на основе статистических данных. Порядок расчета и интерпретации индикаторов представлен в таблице 3.

Таблица 3

Система показателей оценки уровня деформации институциональной среды

 

Наименование показателя

Порядок расчета и интерпретации показателя

1

Удельный вес притока (оттока) капитала в ВВП Удельный вес суммарного притока (оттока) капитала в валовом внутреннем продукте (процент).

Положительной тенденцией для данного показателя является рост удельного веса притока капитала относительно ВВП.

2

Средняя продолжительность регистрации права собственности Средний период времени регистрации права собственности от момента подачи заявления на регистрацию до получения свидетельства, подтверждающего право собственности.

Положительной тенденцией для данного показателя является снижение средней продолжительности процесса регистрации.

3

Темп прироста денежной и квазиденежной массы Отношение денежной и квазиденежной массы текущего года, скорректированное на аналогичную величину прошлого года, к объему денежной и квазиденежной массы прошлого года.

Положительной тенденцией для данного показателя является его снижение.

4

Относительная величина средней ставки процента по кредитам Отношение средневзвешенной с учетом объемов выдаваемых кредитов ставки процента по кредитам, выдаваемым на цели становления и развития бизнеса (без учета потребительского кредитования в государстве (регионе)-лидере к аналогичному показателю в государстве (регионе) базирования.

Положительной тенденцией для данного показателя является снижение данного показателя.

5

Коэффициент Джини Коэффициент рассчитывается стандартным способом с использованием кривой Лоренца. Официально рассчитывается Росстатом.

Положительной тенденцией для данного показателя является его снижение.

Составлено автором

Перечисленные в таблице 3 показатели имеют различную измеримость, поэтому для приведения их к общему знаменателю используется метод оценки по 10-балльной системе. Минимальное количество баллов в случае положительной характеристики (положительного влияния), максимальное количество баллов при негативном влиянии.

Расчет интегрального показателя институциональной деформации проводится по следующей формуле:

формула

где, IID – интегральный показатель институциональной деформации экономики;

n – количество показателей оценки уровня деформации институциональной среды (в данной методике n=5);

Снимок экрана 2015-12-15 в 23.07.22– значения показателей оценки уровня деформации институциональной среды (удельный вес притока (оттока) капитала в ВВП, средняя продолжительность регистрации права собственности, темп прироста денежной и квазиденежной массы, относительная величина средней ставки процента по кредитам, коэффициент Джини);

Снимок экрана 2015-12-15 в 23.07.31– сумма максимальных значений показателей оценки уровня деформации институциональной среды (в данной методике Снимок экрана 2015-12-15 в 23.07.31=50).

То есть сбалансированность институциональной среды в данной модели будет характеризовать стремление показателя к значению равному 1. При значительных деформациях институциональной среды значение показателя будет стремится к 0.

Предложенный показатель логически возможно сопоставить с индексом глобальной конкурентоспособности, чтобы выявить влияние деформаций институциональной среды на экономику.

Заметим, что Всемирный экономический форум (ВЭФ) рассчитывает рейтинг конкурентоспособности стран более чем по 110 показателям, включая инфраструктуру, эффективность рынков товаров и труда, качество образования и здравоохранения, макроэкономическую обстановку в стране, инновации, развитие финансового рынка и ряд других.

Говоря об индексе глобальной конкурентоспособности стоит озвучить последние данные, представленные в отчете Всемирного экономического форума, согласно которым России третий год подряд удалось улучшить положение в рейтинге. Наша страна поднялась на 8 позиций до 45 места, оказавшись между Латвией и Маврикием и обогнав такие страны, как Турция и Филиппины. Улучшить позиции в рейтинге России позволил пересмотр Международным валютным фондом показателей паритета покупательной способности, в результате которых оценка ВВП РФ выросла с 2,55 до 3,56 трлн долл. По этому показателю Россия заняла 6 место в мире. Кроме того, на окончательный результат оказало влияние ухудшение ситуации в ряде стран. Улучшились и отдельные рыночные показатели российской экономики, в частности, регулирование бизнеса и внутренняя конкуренция. Кроме того, положительный эффект, по мнению ВЭФ, оказало вступление России в 2012 г. во Всемирную торговую организацию, благодаря чему были снижены таможенные тарифы [6].

В качестве конкурентных преимуществ России в ВЭФ назвали большой размер рынка, достаточно устойчивые макроэкономические показатели, человеческие ресурсы и развитую базовую инфраструктуру. В то же время по таким показателям, как институциональное развитие (100 место из 140), развитие финансовых рынков (95 место) Россия по-прежнему остается в аутсайдерах. Кроме того, РФ утратила ряд преимуществ, таких как сфера здравоохранения и образования.

индекс

Рис. 2. Зависимость индексов глобальной конкурентоспособности и институциональной деформации экономики России, 2010-2014 гг.

Из данных рисунка 2 можно видеть, что за последние 5 лет осуществляемые институциональные изменения и возникающие как их следствие институциональные деформации все-таки оказывают положительное влияние на экономику (положительный наклон линии тренда). Однако видно резкое ухудшение индекса институциональной деформации в 2014 г., что может быть объяснено влиянием экономических санкций западных стран в отношении экономики России, которое отражает предложенная модель. В целом же необходимость снижения деформаций институциональной среды необходима для обеспечения устойчивого экономического роста экономики государства и должна стать целью государственной экономической политики.

Новые вызовы для экономики России, имеющие экономические (санкционный режим, продуктовое и технологическое эмбарго, влияние мирового кризиса, снижение цен на углеводородное сырье), геополитические (переформирование сфер влияния в мире), военно-политические (вовлечение России в международный конфликт в Сирии, значимое влияние конфликта на Украине) предпосылки, обусловливают возникновение новых правил игры (изменение институциональной среды) и, как следствие, неизбежность перехода нашей страны к новой модели хозяйствования.

Однако главными остаются вопросы: какой должна быть новая модель хозяйствования; что должно составить ее основу в ближайшем обозримом будущем; введение каких институтов способно обеспечить переход к качественно новой модели, обеспечивающей экономический рост; каков должен быть механизм перехода к данной модели; каковы сроки переходы к новой модели.

модель

Рис. 3. Переход к новой модели экономики РФ в разрезе секторов экономики и изменяемых экономических институтов на период до 2030 г.

В новой модели хозяйствования (рис. 3), на наш взгляд, следует главным образом выделить формируемые новые или изменяемые экономические институты: таргетирование инфляции, таргетирование государственных инвестиций в сферу высокотехнологичного производства, новые механизмы для финансового рынка (государственный облигационный заем для населения, переход к широкому применению обращения ценных бумаг среди населения, эмитирование государственных краткосрочных облигаций), формирование института импортозамещения для стратегически наиболее значимых (но при этом конкурентоспособных) отраслей в базовых сферах экономики (продовольствие, машиностроение, авиационная промышленность, перерабатывающая промышленность). Функционирование данных институтов с точки зрения их значимости отражено в разрезе базовых секторов экономики: государственного, реального и частного. В целом на основе рисунка 3 можно сделать вывод о том, что для экономики России наступает период осуществления значимых институциональных изменений, которые будут носить различный характер от краткосрочного до 2018 г., до долгосрочного – на период до 2025-2030 гг.

Таким образом, изменение правил игры в масштабах мировой экономической системы приводит к значительным институциональным изменениям в экономике Российской Федерации, что в целом способствует ее трансформации и по сути вынужденному переходу к новой модели хозяйствования, в которой наиболее значимыми являются процессы импортозамещения, перераспределения инвестиционных ресурсов и переориентации внешнеэкономических связей на новые рынки.

Литература

1. Аюрзанайн А.Б. Институциональная среда экономики Российской Федерации на современном этапе: анализ тенденций и перспектив развития // Социально-экономическое развитие России и Монголии: проблемы и перспективы: материалы IV Международной научно-практической конференции. Т. 2. Улан-Удэ: Изд-во ВСГУТУ, 2015. С. 10-13.

2. Аюрзанайн А.Б., Сактоев В.Е., Осодоева О.А. Развитие финансовых институтов как фактор экономического роста в условиях глобализации: монография. Улан-Удэ: Изд-во ВСГУТУ, 2013.

3. Медведев Д.А. Новая реальность: Россия и глобальные вызовы // Вопросы экономики. 2015. № 10. С. 5-29.

4. Путин В.В. Доклад на 70-й Генеральной ассамблее ООН от 28 сентября 2015 г.

5. Citigroup оценил в 10% вклад санкций в сокращение российской экономики [Электронный ресурс] // Ведомости. 28 сентября 2015 г. М.: Vedomosti.ru, 2015.

6. WEF: The Global Competitiveness Report 2015-2015 [Электронный ресурс]. URL: http://www.weforum.org/reports/global-competitiveness-report-2010-2015.

ayurza9@yandex.ru




Система государственного управление землей для строительных целей в Китае

УДК 349.4 (477).
Бони Л.Д.
д.э.н.  ИДВ  РАН

Данная статья(материал) подготовлена для Центра аграрно-продовольственной политики РАНХ и ГС в рамкам совместного проекта.
Статья исследует политику Китая в сфере реквизиции сельской земли и ее капитализации для обеспечения потребностей в земле и капитале под городское и промышленное строительство. Основное внимание уделено изучению государственной системы управления земельными ресурсами для строительных целей в Китае, специфике правовых, системных, экономических и административных механизмов, встроенных в эту систему. Эта политика, известная в Китае как политика «земельных финансов», позволила добиться «невозможного»: при остром дефиците земельных ресурсов и растущем спросе на землю под городское строительство в условиях  рынка в стране  она обеспечивает землю по низкой себестоимости для промышленности и строительный капитал для нужд индустриализации и урбанизации Китая. Так, только за один 2014 год  наряду с земли под застройку, за счет реквизиции и капитализации сельской земли государство получило доход (в форме земельной ренты)  в размере 4,3 трлн юаней, или  свыше 650 млрд долл США.

Ключевые слова: земля под строительство, реквизиция земли, капитализация,  земельная  система,  земельная  рента,  «земельные финансы»,  урбанизация,  цена  земли,  рынок  земли

Summary

The study deals with the Chinese policy of rural land requisition and  capitalization aimed at obtaining land and capital for industrial and other urban construction to support China’s industrialization  and  urbanization  programms. Main attention has been paid  to decipher specifics of different legislative, institutional, economic and administrative instruments built in the national regulation system of land resourses for urban construction. Known in China as the “land  finance“ policy, it has managed to achieve “the impossible”: under the conditions of  deep deficit of land resourses (especially in agriculture) and accute demand for land  for urban construction in  the market economy оf the country it has provided quite enough low cost  land  for  industrial construction as well as financial capital  (land rent capital) to invest  in  industrialization and urbanization of China.

The gross asset value of rural land capitalization in 2014 only has  reached about 4,3 trillion yuan renminbi оr more than  650  billion US $.

Keywords:  land for construction,  land system,  land requisition,   land  capitalization,

land  rent,  urbanization,   land  price,  « land  finance»,  land market

За период 35 лет (1978-2013 гг.) экономической реформы и политики открытости Китай, развиваясь среднегодовыми темпами выше 10%, превратился из аграрной страны в промышленно-аграрную державу, занимающую ведущее место в мире по объему производства ВВП. Ускоренные темпы индустриализации и урбанизации в последние два десятилетия привели к резкому увеличению численности городского населения, на которое приходится уже более половины населения  страны  (на  конец 2014 г. население Китая составило 1 367,82 млн. человек), уровень урбанизации с 30% (2000 г.) вырос до 54,77%  в 2014 г.

Среди многих факторов, обеспечивших  столь поразительный успех  Китая, можно с уверенностью назвать два, вклад которых в развитие экономики страны особенно существенен. Это – рабочая сила и земля. Остановимся на втором факторе.

Острый дефицит земельных ресурсов в Китае*, в сельском хозяйстве особо,  в условиях  рыночной экономики не помешал руководству страны – наряду с успешным решением проблемы производства и обеспечения продовольствием более чем миллиардного населения – выделить более чем достаточно земли для промышленного и городского строительства, причем по низкой себестоимости. Последнее оказалось возможным лишь благодаря решению задачи капитализации земли своим особым китайским путем. Достаточно сказать, что годовой доход от приращения стоимости земли в процессе капитализации обеспечивает в среднем более половины поступлений (вплоть до 70%) в доходы бюджетов местных правительств и покрывает основные расходы, связанные с реализацией планов городского и промышленного строительства в регионах. Так, в 2014 г. весь годовой доход от капитализации земли составил  около  4,3 трлн юаней [1], или  более  650  млрд  долл  США.

Рост  экономики  Китая во многом  опирался  на  широкомасштабное предложение земли под строительство. За период 2003-2012 гг. общий годовой объем земли в стране, обеспеченный для строительных целей, с 286,4 тыс. га вырос до 690,4 тыс. га, а среднегодовые темпы прироста предложения земли для строительных целей составили 10,27% [2], т.е. поддерживались фактически  на уровне темпов  роста  ВВП  Китая. При этом все годы обеспечение земли для промышленных целей идет по низкой себестоимости (а это в среднем  до 40% всей земли для строительных целей  ежегодно).

Каковы системные, правовые и экономические механизмы, позволяющие до сего дня получать такие дивиденды от земли, преимущественно  от коллективной земли в китайской деревне?

I. Формирование земельного законодательства Китая как правовой основы земельной  системы  страны  и  системы  управления  земельными ресурсами.

Основы механизмов государственного управления земельными ресурсами в Китае закладывались в процессе формирования земельной системы страны в течение всех более 60 лет существования КНР, особенно активно — в период последних трех десятилетий экономической реформы и политики открытости (1978-2013 гг.). Основные правовые положения, закреплявшие системные «конструкции» (или нововведения) в сфере государственного управления землей в стране, были выдвинуты в таких ведущих законодательных документах как Конституция КНР (новый  вариант 1982 г.), «Закон об управлении землей» (1986г., новый вариант-1998г.), «Закон о земельном подряде в деревне» (2002 г.), «Закон об имущественном праве» (2007 г.) и  большом количестве сопровождавших их подзаконных актах, уведомлений, установлений, положений. Наиболее существенные из системных нововведений, привнесенных в последние  более 30  лет  следующие:

1) Конституция (1982 г.): выдвинула понятие «общественные интересы», как  обоснование для реквизиции земли. Однако в отличии от документов предыдущих лет, содержавших развернутое и конкретное толкование понятия «общественных интересов»,   такового  ни  в ней, ни в последующих документах земельного  законодательства  нет.  В итоге расплывчатость и расширительное толкование на местах понятия «общественные интересы»  стало  удобным  основанием  и предлогом  для  расширения масштабов и темпов реквизиции земли;  это понятие зачастую охватывает практически  все  экономическое строительство.

2) Конституция (1982 г.): впервые отнесла городские земли к государственной собственности, что имело решающее значение для формирования  новой  системы  управления  землей.

3)  Конституция (1982 г.): одновременно указала, что «земля в деревне и пригородах, за исключением земли, установленной законом,  принадлежит к коллективной собственности,  что  земля под жилыми строениями (домом) и подсобным участком также принадлежит к  коллективной собственности».

Таким образом обозначилась структура прав собственности на землю в Китае, в которой сосуществуют две формы собственности —  государственная собственность на землю в городе и коллективная собственность на землю в деревне. Эта  новая  структура прав собственности на землю легла в основу земельной системы и системы управления  земельными  ресурсами  в  Китае.

4)  «Закон об управлении землей» (первый вариант- 1986 г.):  впервые указал, что  «во имя удовлетворения общественных интересов можно на основе закона реквизировать  коллективную землю».  Это «уточнение» объекта реквизиции фактически означало основное направление реквизиции  —  земля  в  деревне.  И это естественно, т.к. свободной городской земли практически не осталось, города растут, все  больше  расширяясь во вне, занимая прилегающие пригородные коллективные земли, включая наиболее плодородные пахотные.  Поэтому  главным и практически единственным  источником получения земли под городское строительство стала коллективная земля  в деревне, в первую очередь в пригородах городов и поселков.

5) Конституция (1982 г.) и « Закон об управлении землей» (1986 г.), говоря о сосуществовании двух форм собственности на землю в стране, констатировали наличие «раздельного управления землей в городе и деревне» в Китае.

С конца 90-х годов XX века с ускорением процессов урбанизации и индустриализации  резко вырос спрос на землю для строительных целей, в то же время потребовались более жесткие меры защиты пашни, основы  обеспечения продовольственной безопасности страны.

Новый, пересмотренный вариант «Закона об управлении землей» (1998 г.)  еще более усилил принцип раздельного управления землей в городе и деревне и ввел ряд серьезных нововведений, касавшихся системы  управления  землей  для  строительных  целей,  в  т.ч.:

(1) Санкционировал введение новой, известной в других странах, системы управления целевым использованием земли как основы системы управления земельными ресурсами страны. Это управление административного и правового порядка, осуществляемое на основе  плана использования земли. Система охватывает две самые важные стороны управления землепользованием — определяет целевое использование различных видов земли и устанавливает, кто имеет право пользования разными  особыми видами земли [3]. Важнейшим инструментом этой системы становится планирование размещения, целевого назначения, уступки и использования земельных ресурсов страны.

(2)  узаконена  практика  утверждения  в плане  объемов (квот) и  способов получения земли для строительных целей. При этом, согласно закону, с одной стороны, ослабляются требования к обоснованию «общественных интересов» для получения земли под строительство, с другой – усложняются способы получения земли: ее можно получить только через реквизицию и сложную процедуру смены целевого назначения и формы собственности. В «Законе об управлении землей» (1998 г.) на этот счет сказано, что 1) «любая организация или отдельные лица, ведущие строительство, которым требуется земля  для  строительных  целей,  должны на основе закона обратиться с заявлением в земельное управление»; 2)  земля, занимаемая под строительство, должна быть переведена из сельской земли в землю для строительных целей, для чего необходимо пройти процедуру смены целевого использования земли и перевода реквизированной сельской земли в государственную. Для этого следует предварительно  пройти проверку в  генплане и годовом плане использования земли.

(3) закон констатировал осуществление «системы возмездного пользования государственной землей».  В соответствии  с Конституцией (1988 г.), в стране запрещена купля-продажа или другие формы незаконной уступки земли, на основе  закона  можно лишь уступить право пользования землей. «Закон об управлении землей» (1998 г.)  также  четко  устанавливает:  «право пользования землей может быть уступлено по закону», «государство осуществляет систему возмездного пользования государственной землей». Эти две установки, вместе взятые, означают, что « государство, выступая само как собственник земли, может уступать право пользования государственной землей на определенный срок, уступая его пользователю путем соглашения, аукционов, конкурсов, а пользователь земли, в соответствии с заключенным договором, выплачивает государству деньги за право пользования землей» [4]. Таким образом, сформировалась и осуществляется система возмездного пользования   государственной  землей, (ее чаще называют «системой возмездной уступки права пользования государственной землей»).

II

       Характеристика и особенности земельной системы  Китая

Приведенные выше основные этапы и моменты формирования земельного законодательства Китая нашли глубокое отражение в характере и специфике земельной  системы Китая. Поскольку вся система управления земельными ресурсами Китая и встроенные в нее системные и экономические механизмы управления землей для строительных целей базируются на земельной системе страны и тесно с ней связаны, рассмотрим кратко характер и специфику земельной системы  Китая [5].

— Система имущественного права на землю в Китае осуществляется на основе «социалистической общественной собственности», при этом имущественное право на землю разделено  на право собственности на землю  и право пользования  землей.  В Китае  земля не может быть объектом купли-продажи. В земельном законодательстве страны практически отсутствует термин «купля-продажа земли», нет рынка собственности на землю.  Землю в стране можно только «возмездно уступить», и то не право собственности, а только право пользования землей на определенный срок на основе закона. Соответственно, из-за отсутствия рынка имущественного права на землю не существует цены на право собственности на землю.

—  Общественная собственность на землю в Китае представлена двумя ее формами — системой государственной собственности и системой коллективной собственности.  Согласно закону,  городская земля, а также недра, водные источники, моря, леса, горы, луга, пустоши, болота и прочие природные ресурсы принадлежат к государственной собственности;   земля в деревне и пригородах городов , земля под жилыми строениями крестьян, приусадебные участки и холмы, а также земли, определенные законом, — все относятся к коллективной  собственности.

Обратим внимание на тот факт, что земля в городе была объявлена и переведена  в  разряд государственной собственности Конституцией 1982 г. Этот системный шаг имел важные последствия для формирования  одного из  основных  механизмов  государственного управления земельными ресурсами страны в целом. Его называют «механизмом огосударствления (национализации) городской земли» [6]  .  В результате государство, и в его лице центральное и местные правительства, фактически превратились в единственного собственника государственной земли, в том числе земли под городское строительство. Сюда же относится и бывшая коллективная сельская земля, реквизированная, поменявшая целевое назначение (на городскую для строительных целей), и как новая городская земля сменившая форму собстенности на государственную.

—  Имущественное право на землю в деревне Китая разделено на право собственности  на  землю  и  право  пользования  землей.  Такое «разделение права на два» произошло в первые годы экономической реформы в деревне (1978-1983 гг.) при ликвидации системы «народных коммун» и переходе к новой хозяйственной системе в сельском хозяйстве. Система представлена двухступенчатой структурой хозяйствования (коллективной хозяйственной организацией крестьян деревни), увязывающей индивидуальное подрядное хозяйство крестьянского двора (семьи) – (1-я ступень), с единой ступенью коллективного  хозяйствования (2-я ступень).

При этом право коллективной собственности на землю перешло к коллективу, а право  пользования землей – к крестьянскому двору  на основе  земельного подряда. Иначе говоря, земля в китайской деревне находится в общей собственности коллектива, крестьяне имеют право пользования коллективной землей  на основе  подряда.  Сроки подрядного договора с 15 лет продлены до 30 лет (в среднем до 2020 г.), недавно предложено продлить их на более длительное время. В большей части сельских районов коллективная ступень слабо развита или отсутствует. Соответственно основной формой ведения хозяйства в агросфере страны выступает семейное хозяйство крестьянского довора (индивидуальная ступень), число подрядных дворов  превышает  220 млн, средний  надел  земли  одного  двора  7 му (или 0,467 га).

В то же время это «разделение права на два» привело  к  неполноте имущественного права крестьян на землю, с одной стороны, с другой  —  к отсутствию четкого понятия субъекта права собственности на коллективную землю в деревне, что ослабило правомочия и коллектива и крестьян, и с годами  породило  много  серьезных проблем  в  земельной  системе  страны,  которые  пытаются  решить  сегодня в процессе начавшихся (с 2013-2014 гг.)  реформ  земельной системы.

 Важность сохранения коллективной собственности  на землю в китайской  деревне при создании нынешней системы хозяйствования диктовалась, с точки зрения китайского руководства, рядом объективных и субъективных факторов: 1) необходимостью провести в жизнь принцип уравнительного распределения земли «по едокам» между дворами на основе подряда как главный и единственно тогда возможный фактор мобилизации трудовой активности миллионов крестьян; это можно было осуществить лишь на основе сохранения коллективной собственности на землю, но не частной; только таким путем можно было поднять производство и накормить народ, т.е. решить эту главную стратегическую задачу первых лет реформы; 2) необходимостью обеспечения контроля государства над важнейшими сельскохозяйственными ресурсами, особенно землей, в деревне во имя целого ряда общенациональных целей: a) не допустить в условиях рынка перераспределения земельных ресурсов в интересах меньшинства и неизбежного обезземеливания наиболее бедной и весьма значительной части крестьянства, и, как следствие, обострения социальных противоречий в деревне, нарушения стабильности в обществе; б) сохранить, не дать растащить общенациональный пахотный клин как основу общественного производства, решения продовольственной проблемы страны; в) гарантировать эффективное использование сельскохозяйственных ресурсов, прежде всего земли в деревне, для нужд индустриализации, урбанизации, модернизации экономики страны.   И хотя сегодня некоторые факторы себя практически исчерпали (практика уравнительного распределения земли, социальная функция земли и пр.), тем не менее сохранение и укрепление системы коллективной собственности на землю в деревне остается краеугольным камнем аграрной политики руководства КНР и сегодня, и на годы вперед.

Наиболее серьезные проблемы земельной системы Китая сегодня — двухосновность структуры имущественного права на землю, неравноправное положение системы коллективной собственности на землю по сравнению с системой государственной собственности во всех сферах – в ограничении правомочий на землю, в отношении рынка земли, в части распределения дохода от капитализации земли, наконец, в наличии разных систем  управления  землей (в городе и деревне). Неравное правовое и экономическое положении коллективной формы собственности (по сравнению с государственной) — в условиях двухосновной структуры имущественного права на землю – проявляется в неполноте имущественных прав крестьян на землю. Отличаясь неодинаковыми имущественными правами на землю, государственная и коллективная формы собственности имеют разные системы землепользования и  подпадают под компетенцию разных законов  и  систем управления землей.

III

    Государственная система управления землей для  строительных    целей.

До начала 80-х гг. XX века в Китае существовала система единого управления землей в городе и деревне. С 1998 г. была введена система управления целевым использованием земли, оформилась модель раздельного управления землей в городе и деревне. Во главе государственной системы управления землей страны стоит Министерство государственных земельных ресурсов Госсовета КНР (центрального правительства), которое несет ответственность за всю работу по управлению и контролю за размещением и использованием всей государственной земли страны, включая всю землю для строительных целей. Эта система контролирует также масштабы использование земли в деревне, прежде всего сельскохозяйственной земли, осуществляя жесткую систему защиты пашни страны; отвечает за реквизицию земли, регулирует масштабы реквизиции сельской земли, как практически главного и единственного источника обеспечения земли под строительство для нужд индустриализации и урбанизации. В последнее десятилетие в связи с серьезным сокращением пахотного клина страны основным источником пополнения земли для строительных целей в стране стала сельская земля помимо пашни, получившая общее название «земля для строительных целей в деревне».

Система управления землей включает четыре уровня – центра, провинции, города, уезда. На основе этой структуры управления методом «руководящих групп» осуществляется механизм двойного вертикального управления по уровням: центр-провинция, провинции и нижестоящие административные уровни.

1. Государство — собственник и верховный управляющий государственной землей в Китае – главная характеристика государственной  системы  управления землей  в  Китае.

Как уже указывалось выше, согласно Конституции КНР (1982 г.), городская земля объявлена государственной собственностью, т.е. принадлежит государству. Это означает, что право дохода от права собственности на земельное имущество городов принадлежит  государству (от его имени правительству). Сделав ставку на механизм огосударствления (или национализации) городской земли, правительство получило возможность эффективной концентрации доходов от права собственности на государственную землю.

В то же время, как известно, основным источником пополнения предложения земли для городского строительства все больше выступает коллективная земля в деревне. Поскольку, как отмечалось выше, купляя-продажа земли в стране запрещена, включая деревню, и единственным способом превратить сельскую землю в землю для городского строительства, является ее реквизиция с процедурой смены целевого назначения земли (из сельской – в городскую под строительство) и формы собственности (с коллективной на государственную),  то государство, используя механизм огосударствления городской и сельской земли (только разными способами), фактически превратилось в собственника, сосредоточившего в своих руках все государственные земельные ресурсы для строительных целей и право получения дохода от уступки права пользования государственной землей под строительство. (см. приложение: Схема имущественных прав государства на  государственную  землю  в  городе,  в конце  статьи).

Механизм огосударствления городской и сельской земли фактически заложил основы институционального характера под систему возмездной уступки права пользования государственной землей, составляющую одну из главных опор системы государственного управления земельными ресурсами в Китае,  прежде всего  для нужд городского строительства.

Второй важнейшей опорой системы государственного управления земельными  ресурсами выступает система  реквизиции земли  в  деревне (см. ниже). Она составляет главное содержание  системы распределения дохода от капитализации земли. Именно система реквизиции обеспечивает получение государством земли  и средств для нужд городского строительства.

Главная специфика  нынешней государственной системы управления землей в Китае – ее двухосновность  и  раздельность.

2.   Двухосновность,   раздельность  системы  управления  землей  в  Китае.  Конституция КНР (1982 г.) и «Закон об управлении землей» (1986 г.), констатируя сосуществование двух форм собственности на землю в Китае, подчеркивают раздельный характер управления землей: «в стране имеет место раздельное управление землей: государственной землей в городе и коллективной землей в деревне и пригородах».

Что касается границ государственной собственности, то как показала практика, трактовка понятия «город» в Китае неоднозначна (есть «район застройки города», «запланированный район города», «городской район города»,  есть  понятие «город в пределах 1-го кольца», 2-го кольца и пр.). Это привело к большим различиям в понятии масштабов города, а границы раздельного управления землей в городе и деревне оказались также далеко не однозначными и нестабильными. В результате понятие «общественные интересы» и задачи целевого управления землей все больше не стыкуются. Это наглядно проявляется в ходе городского строительства, когда местные власти путем непрерывного «урегулирования» городского плана, расширяя его во вне, присоединяют к городу все новые пригородные коллективные земли, которые через  реквизицию включают в план города, стимулируя тенденцию тихой или ползучей национализации сельской коллективной  земли.

Чтобы реализовать структуру системы собственности на землю с разделением на  город и деревню в Китае, используются разные правовые системы управления с  разделением  на  разную принадлежность  земли  —  городу  и  деревне. Отсюда сформировались  совершенно  разные  системы  землепользования  в  городе  и  деревне.

Так, земля в деревне (коллективная форма собственности) подпадает под контроль «Закона о земельном  подряде в  деревне» (2002 г.), который охватывает вопросы использования сельскохозяйственной земли крестьянами, доходов и обращения земли в деревне (точнее «уступки» права пользования землей в пределах деревни). Смена же целевого назначения коллективной земли в деревне и государственная земля в городе регулируются «Законом об управлении землей» (1998 г.), перевод  сельскохозяйственной земли в несельскохозяйственную, а также вопросы правомочий после смены целевого назначения земли – все это относится к компетенции данного закона. В ряде аспектов эти два закона не стыкуются вообще. Так, если «Закон о земельном подряде в деревне» провозглашает незыблемость права пользования подрядной землей на весь срок действия подряда крестьянского двора, то «Закон об управлении землей»  разрешает осуществление реквизиции коллективной земли «в общественных интересах»  в любое  время.

Различие характера землепользования в рамках двух форм собственности наглядно отражено в правомочиях субъектов права  пользования  землей  в  деревне  и  городе.

Пользователь земли в деревне – крестьянский двор – в рамках сельскохозяйственной земли, используемой для сельскохозяйственного производства – обладает правом пользования землей, правом дохода и правом обращения (в пределах своей деревни).  При смене целевого назначения земли первоначальный собственник земли в деревне (коллективная хозяйственная организация в деревне)  теряет  право собственности на землю, а после получения возмещения за реквизированную землю и смены формы собственности (на государственную), коллектив и его члены-крестьяне лишаются всех имущественных прав полностью.

Права крестьян в отношении использования земли в деревне для несельскохозяйственных целей  также ограничены:  коллектив лишь может использовать ее для строительства предприятий волостей и поселков, а крестьянин как член коллектива может получить землю под строительство дома безвозмездно, имея разрешение соответствующих инстанций.  Вторичное обращение за участком  под  жилье  отклоняется.

Земля под жилым домом крестьянина также находится в коллективной собственности, и крестьянин имеет лишь право пользования землей под жильем. Он не имеет права продать свой дом, так как он стоит на коллективной земле. По этой же причине он практически не может сдать свой дом под залог (банк не берет жилое строение  в залог без земли под ним). В результате миллионы сельских мигрантов, ушедших их деревни в город, не смогли реализовать свое имущественное право на жилье и приусадебный участок и ушли с пустыми руками, оставив брошенным  жилье или передав его под присмотр родных или соседей. В то же время городской житель может продать свое жилье, отдать под залог, купить или построить новое жилье, сдать его в аренду, наконец, приобрести вторую квартиру, сдавая  первую  в  аренду.

Эту неполноту имущественного права крестьян в отношении коллективной земли констатирует и «Закон об имущественном праве» (2007 г.), в котором из четырех обычных правомочий имущественного права на землю (право владения, пользования, дохода и право распоряжения) крестьянам предоставлены только три:  право владения, пользования, право дохода (отсутствует право распоряжения), а в отношении земли под жильем – всего два:  право владения  и  право пользования, но  нет права дохода [7].

Что касается субъекта прав пользования государственной землей, то  здесь ситуация иная. Со сменой формы собственности на землю (с коллективной на государственную) местные правительства (уезда, города) осуществляют капитализацию земли или  «возмездную уступку» через рынок, располагая для этого по закону правом распоряжения землей для строительных целей, правом введения земли  в  рыночный оборот,  правом уступки  и  правом  дохода.

Таким образом, система раздельного управления земельными ресурсами в деревне и городе охватывает две совершенно разные и неравноправные сферы землепользования, базирующиеся на разных системных основах. Первая сфера — административного управления, в пределах которой функционирует система реквизиции земли в деревне, вторая  —  сфера действия  «плана и рынка», т.е. рыночного механизма в сочетании с монополией  государства  на  первичном рынке земли, в этой сфере функционирует система возмездной уступки государственной земли. Иными словами, как говорят в Китае,  имеет место «увязка плана и рынка»,  когда « правительство  направляет, а рыночный механизм составляет основу».

Между двумя этими сферами лежит процедура смены целевого назначения земли – с сельскохозяйственной – в землю для городского строительства, и одновременной смены права собственности – с коллективаной  —  на   государственную.  Именно на этом этапе резко возрастает  стоимость  и  цена  земли (как земли  на строительные цели).

Центральное место в государстенной системе управления землей  для строительных целей занимают система управления целевым использованием земли  и  система управления правом собственности на землю, через которые осуществляется связь между двумя раздельными сферами системы управления  земельными   ресурсами.

Перевод земли из сельской или сельскохозяйственной в землю для строительных целей в Китае осуществляется через систему управления целевым использованием земли. Именно здесь устанавливается характер целевого использования земли  и  определяются субъекты  права пользования ею. С этой целью государство ввело Генеральный план использования земли в Китае, который отражает и регулирует целевое использование земли. Вся земля в плане разделена по категориям: для нужд сельского хозяйства, для строительства и «бесприбыльные» земли (общественного пользования).  План контролирует общее количество земли, используемое для каждой категории земли. Смена целевого назначения земли (с сельской — на землю для городского строительства) осуществляется только через реквизицию, и процедура смены фиксируется в генплане. В генеральном плане использования земли для каждого административного уровня указаны спускаемые сверху данные количества охраняемой сельскохозяйственной земли и пашни и количество земли для строительных целей. Генплан призван упорядочить, контролировать и сдерживать масштабы и темпы реквизиции земли, добиваться более эффективного размещения и использования  земельных ресурсов  и  более жесткой защиты пашни страны.

Одновременно введены годовые планы использования земли в стране, контролирующие общие размеры земли, изымаемые из сельскохозяйственного оборота, предназначенные на строительные цели за год. Основными плановыми показателями являются: оборот земельных угодий, размеры рекультивируемой земли для возмещения пашни, показатели общей величины пахотных земель. Годовой план использования земли состыковывается с Генеральным планом городского строительства страны, фиксирующим и контролирующим спрос и предложение земли для городских строительных целей, объем и способы ее получения. Генплан городского строительства в условиях ускоренных темпов индустриализации и урбанизации все больше подвергается корректировкам из-за последовательного расширения границ строящихся городов во вне (не случайно китайский тип урбанизации относят к экстенсивному типу). Соответственно вносятся изменения и в генплан использования земли.  Соотнесение данных в двух планах становится все более трудным. После утверждения границ города на плане каждый участок земли внутри городского района застройки также начинает выполнять свои особые функции, что еще больше затрудняет контроль.  Функции двух планов входят в противоречие, сдерживающая роль генплана использования земли и эффективность всей системы целевого управления землей оказываются довольно низкими. В итоге система управления целевым использованием земли, по признанию китайских ученых и специалистов,  не справляется с тенденцией непрерывного расширения масштабов прироста земли на строительные  цели,  которая  фактически  стала  уже  нормой.

Система управления правом собственности играет определяющую роль в утверждении имущественных прав собственника, а значит и пользователя коллективного и государственного земельного имущества. При смене целевого назначения земли одновременно через систему управления правом собственности на землю осуществляется смена формы собственности с коллективной на государственную, соответственно система лишает определенных правомочий  субъекта  коллективной формы собственности, наделяя ими, в более широком диапазоне, нового субъекта пользования уже государственной землей для строительных целей. Смена формы собственности создает, как выразился известный китайский ученый, «глубокую пропасть» между собственниками земли разных форм собственности в Китае в части права пользования землей и распределения  доходов от капитализации земли [8]. Отметим также, что оборот права собственности земли в Китае носит в основном односторонний характер: коллективная собственность может переходить в государственную, а вот обратное движение – переход государственной собственности на землю в коллективную  —  отсутствует (за крайне редким исключнием).

3.  Система размещения земельных ресурсов Китая

Соответственно особенностям системы землепользования в Китае выстраивается и порядок, или система размещения земли в стране, она охватывает земельные  ресурсы  двух  форм собственности — коллективной и государственной  и  включает следующее содержание:

Земля в деревне. Вся коллективная земля в деревне делится на сельскохозяйственную и остальную, которую с определенных пор стали определять как «землю для строительных целей в деревне».  Сельскохозяйственная земля предназначена исключительно для ведения сельского хозяйства, включая все его виды – растениеводство, животноводство, лесное хозяйство, рыбное хозяйство и пр. По состоянию на октябрь 2006 г. по данным 2-й Всекитайской сельскохозяйственной переписи, площадь пашни в стране составляла 121,776 млн га. По данным официальной  статистики КНР в 2013 г. пашня  составила 121,5 млн га.

Сельскохозяйственная земля в деревне распределяется уравнительно (из расчета на душу)  и передана в пользование крестьянским дворам  на основе долгосрочного подряда. Повторим, что согласно закону, сельскохозяйственную землю разрешено использовать только для сельскохозяйственных целей, категорически запрещено менять ее целевое назначение, осуществлять куплю-продажу. Перевод земли в несельскохозяйственную разрешен лишь путем реквизиции и смены целевого назначения и коллективной формы собственности на государственную. Наряду с правом пользования и правом дохода, которыми обладают крестьяне, они имеют право возмездной уступки подрядной земли, фактически в пределах своей деревни. Обращение права пользования подрядной землей – основной способ перераспределения и размещения  сельскохозяйственной земли в деревне, а в последнее время также формирования и развития новых укрупненных форм хозяйствования в агросфере.

Вся остальная земля в деревне помимо сельскохозяйственной, включая  пашню,  отнесена  к категории  «сельской  земли  для строительных  целей».  Начиная с 2004 г. именно эта категория сельской земли становится главным  источником  пополнения  земли для  строительных  целей  в  городе. Причина – обострение дефицита пашни. По расчетам китайских специалистов, проведенных в 2007 г.,  повышение  уровня  урбанизации  в  стране  на  1  процентный  пункт за счет пахотных земель сокращает их на 410 тыс га [9]. К  2020 г., по планам, уровень урбанизации должен составить 60%, следовательно, городу предстоит «поглотить»  10,05 млн га. Если же блюсти «красную черту» пашни (120 млн га), то в ближайшие 13 лет на строительные цели удастся выделить лишь 2,01 млн га [10]. Взять эти недостающие 8 млн га можно только  за счет внутреннего  резерва  в  деревне, т.е. за  счет  «сельской земли для строительных целей».

Коллективная земля для строительных целей  в деревне включает  земли, занятые под жилыми строениями и приусадебными участками крестьян, под поселково-волостными предприятиями, производственной структурой, общественными постройками (дороги, колодцы) и прочими сооружениями общественных услуг. По оценкам ученых,  общая площадь этих земель составляла 18,9 млн га  [11], а в ряде районов, особенно отдаленных, до 30%  всей сельской территории [12]. По китайским критериям, это довольно большой резерв, на который с 2004 г. переключилось главное направление реквизиции*.

Согласно китайской статистике, с 1996 по 2008 гг. общая площадь земли в городе выросла в полтора раза (с 24 400 тыс кв. км до 40 300 тыс кв. км.), площадь земли под жилыми строениями крестьян за те же годы тоже увеличилась  (с 163,6 тыс кв. км до 165,3 тыс. кв. км). При снижении плотности сельского населения за тот же период (с 55,87 чел/га – до 42,6 чел/га), площадь под жилыми строениями на душу в деревне также увеличилась  со 193 кв м до 229 кв м, а земля под пустующими жилищами крестьян составила примерно 10%-15% всей земли на строительные цели в деревне [13]. По оценке, на 2012-2013 гг. земли на строительные цели  в деревне  было в 5 раз больше, чем на те же цели в городе [14].  Согласно данным  статистики  Министерства государственных земельных ресурсов,  в общем объеме утвержденных  квот,  выделенных  на  строительные  цели  за  период с 2005 по 2010 гг., удельный вес  сельской  земли составил в среднем более 75%,  а  доля  пашни  в ней составляла  более  66%  [15].

Государственная земля. В отношении государственной земли  осуществляются два способа размещения: (1) выделение в административном порядке и (2) «возмездное  пользование» (или «возмездная уступка»).  По отдельным регионом административным способом выделялось: 35% всей земли под строительство в экономически развитой приморской провинции Чжэцзян (Восточный  Китай) в период 1998-2003 гг., а в отдаленной провинции Шэньси (Северо-Запад Китая ) – за тот же период  все  50% [16].

Способ выделения земли в административном порядке  используется  чаще всего для правительственных нужд, земля выделяется планово и безвозмездно распределяется между производственными или административными единицами (под государственные организации,  военные объекты, объекты энергетики, железные дороги, ирригационные сооружения и другую аналогичную инфраструктуру, имеющую общегосудрственное значение). Более того, при данном способе размещения земли правительство обязано зачастую  еще  выделять дотации под  освоение.

В новых условиях реформы и политики открытости государство стремится воплотить в жизнь свое право собственности на землю экономически более эффективно, и потому все в больших масштабах прибегает к платным формам его уступки. В результате  в настоящее время большая часть земли распределяется за определенную плату.

В отношении всех других различных земель для строительных целей используется метод «возмездного пользования» через уступку, аренду, внесение в качестве пая,  внесение  в качестве капитала и пр.  Распределение этих  основных видов земли  под строительство  осуществляется следующим образом:

— земля для строительных целей хозяйственного характера  (промышленное, торговое строительство, туризм, реакреационные проекты, коммерческое жилье и пр.) распределяется через рынок при полной монополии правительства (как правило, местного правительства). Земля  для вышеуказанных хозяйственных целей, а также аналогичная земля, имеющая более двух субъектов-пользователей, уступается посредством соглашений, аукционов, конкурсов по конкурентным ценам  путем  рыночного  механизма; при этом уступка земли по соглашению остается наиболее распространенной формой, на нее приходится до 70% и более всего предложения земли на  рынке.

— субъект права пользования государственной землей может, согласно закону,  сдавать землю в аренду, использовать ее как средство выплаты капитала (пая),  уступать, сдавать  в  залог;

— все  варианты  размещения государственной земли проходят через утверждение   системы  государственного  управления  землей;

Уступка права пользования землей характеризуется продолжительностью и размером платы.   Максимальная продолжительность права уступки разная: для торговых организаций — 40, промышленных предприятий — 50, жилищных организаций — 70 лет. По истечении установленного срока земля со всеми сооружениями безвозмездно возвращается государству [17].  Стоимость оплаты устанавливается  главным  образом  по  соглашению,  по конкурсу  или  методом  аукциона.

Что касается порядка оформления уступки (по соглашению) права пользования государственой землей, то отметим следующее: 1) Собственник земли – местное правительство (уступающая сторона) предварительно посылает соответствующие материалы и документы принимающей стороне («покупателю»). В материалах содержится следующая информация: местоположение участка, его окружение, площадь, кадастровый реестр; требования к использованию земли и объектам строительства; срок строительства объекта, а также необходимые расходы на строительство и минимальная площадь развития; требования к окружающей среде, озеленению, санитарно-эпидемическим условиям, средствам связи, противопожарным мероприятиям; требования к состоянию общественных и административных сооружений, а также к проектированию; состояние участка земли, включая рельеф, строительные объекты, постройки и другие вспомогательные строения и способы их использования; способ и сроки использования уступки права пользования землей; требования к оплате уступки права пользования; права и обязанности права пользования; права и обязанности, юридические обязательства принимающей стороны; другие необходимые материалы и документы.

Далее принимающая сторона (покупатель) в установленное время передает уступающей стороне (местному правительству) проект разработки земли и проект строительства, сведения об общей сумме платы за уступку права пользования землей, а также информацию о способе оплаты.

После этого уступающая сторона должна организовать различного рода консультационные встречи по согласованию условий уступки. По достижению консенсуса стороны подписывают контракт. Принимающая сторона вносит установленную плату. Произведя оплату, принимающая сторона должна обратиться в земельное управление правительства и зарегистрировать свое право пользования землей, получив соответствующее свидетельство [18].

IV 

Система реквизиции земли и система возмездной уступки 

права   пользования  государственной   землей   в   действии

Рассмотрим в действии две важнейшие системы, которые охватывает система государственного управления земельными ресурсами для  строительных целей в Китае —  систему реквизиции земли в деревне и  систему возмездной уступки  права  пользования  государственной  землей, поскольку в реальной жизни обе системы неразрывно связаны общностью объекта – землей  и  субъекта —  государством в лице правительств различных административных уровней. Первая, в административном порядке обеспечивает изъятие коллективой земли по заниженным ценам (китайские ученые используют особый термин — «принудительно низкие цены») для нужд индустриализации и урбанизации Китая, вторая – осуществляет капитализацию земли и ее размещение через рынок по высоким ценам (т.е. путем «платной уступки»), предоставляя ее в пользование предпринимателям и строительным организациям, обеспечивая этим получение государством доходов в виде земельной ренты. В реальной жизни эти две системы работают эффективно и слаженно, как говорится «бок о бок», несмотря на их глубокие системные и функциональные  различия.

Система  реквизиции  земли  в  деревне

Возникнув  еще  в  годы  плановой экономики*, система реквизиции земли в деревне позднее получила прочную правовую базу в лице новой Конституции КНР (1988 г.) и земельного законодательства («Закон об управлении землей» (1998 г.) и пр., санкционировавших реквизицию  коллективной   земли   в  «общественных интересах».

Существующая система реквизиции земли в деревне Китая фактически выполняет две функции: первую — обеспечивает землю для городского и промышленного строительства, вторую — мобилизует первоначальный  капитал для ускоренной  индустриализации  и  урбанизации.

Прежде всего земля в деревне выступает основным источником получения земли для городского строительства, поскольку при ускоренных темпах урбанизации и быстром росте городов  в стране  свободной городской земли практически нет, и расширение городского строительства идет во вне,  все больше занимая прилегающие пригородные коллективные сельские земли соседних уездов, включая наиболее  плодородные  пахотные.  В последние два десятилетия  процесс реквизиции земли в деревне принял ускоренный характер, размеры отъема земли у крестьян намного превысили  реальные потребности ее использования для нужд  городского  строительства.  Так, с 2000 г. по 2008 г. темпы прироста  объема земель на строительные цели составили 7,4%, а темпы прироста городского населения – только 3,55% [19], и эта тенденция существенно усилилась  в  последние  годы. Масштабы реквизиции земли, включая землю в деревне, в т.ч. пашню, показаны в таблице  № 1.

Таблица № 1.   Общая площадь земли,  утвержденной  к  реквизиции  в стране (2005-2010 гг.) /тыс. га/

pastedGraphic-1Источник:  Готу цзыляо няньцзянь/Ежегодник государственных  земельных ресурсов/ (2005-2010 гг.), цит. по: Хань Цзюнь и др. Чжунго нунцунь гайгэ.2002-2012/Реформа в китайской деревне.2002-2012/. Шанхай юаньдун чубаньшэ.2012. С. 276.

Примечание: следует иметь в виду, что площадь земли, утвержденной к реквизиции, не обязательно соответствует площади земли, реально реквизированной, предоставленной  или  уступленной.

Из таблицы можно видеть, что  за  период этих 6 лет  имел место рост  масштабов реквизиции земли в среднем в 1,5 раза, в том числе сельскохозяйственной земли, удельный вес которой в общем  объеме изъятой земли в среднем  превышал 75%,  а  доля  пашни  в  ней —  более 66%.  В то же время  при общей тенденции  роста  масштабов  реквизиции  всей земли,  в т.ч. сельскохозяйственной, за  эти  годы  несколько  снизилась доля  реквизированной пашни (с  69,1% — в  2005 г. до 65,7% в 2010 г. ). Эта тенденция усиливалась в последние годы, что связано с новой политикой, проводимой с 2004 г., известной как реквизиция с компенсацией пашни. Принятые новые жесткие меры по защите пашни страны включают требование «увязывать приращение земли для строительных целей в городе за счет сокращения земли для строительных целей в деревне при непременном  условии сохранения неизменной «красной черты» пашни страны» (1,88 млрд му, или 120 млн га). Баланс пахотных ресурсов должен впредь поддерживаться путем возмещения реквизированной пашни  аналогичной  по размеру  землей при последующем раунде реквизиции в районе путем  т.н. «увязки» или «обмена квот» [20]. Последовательное расширение масштабов реквизиции земли для нужд городского строительства стало гарантией поддержания высоких темпов экономического роста в целом, в первую очередь промышленного.

Политика обеспечения землей промышленного строительства Китая долгие годы остается политикой наибольшего благоприятствования, позволяющей до последнего времени предоставлять землю под промышленное строительство  по  низкой  себестоимости  и  с избытком. (См. таблицу № 2  ниже)

Таблица № 2. Общий объем земли, предоставленной государством под строительство, в том числе под промышленное, в Китае (2003-2010 гг.).

pastedGraphic_1Источник:  Готу цзыляо няньцзянь/Ежегодник государственных земельных ресурсов /(2003-2010), цит. по Хань Цзюнь и др. Чжунго нунцунь гайгэ.2002-2012/Реформа в китайской деревне.2002-2012/. Шанхай юаньдун чубаньшэ.2012. С. 278.

Из таблицы видно, что за рассматриваемый период 8 лет (2003 — 2010 гг.) вырос общий объем земли, уступленной государством на строительные цели: с 286,4 тыс га (2003 г.) до 432, 56 тыс га (2010 г.), или в полтора раза, а доля земли, уступленной под промышленное строительство, относительно снизилась (с 40,6% до 35, 6%) за те же годы, хотя эта доля в целом остается большой. Эти две тенденции (рост общего объема земли под строительство) и (сокращение доли земли на промышленные цели) сохранялись в последние годы.

В то же время темпы роста цен на землю под промышленное строительство намного ниже, чем таковых на землю под строительство в торговле, жилищном секторе. Если за 2000-2012 гг. общий уровень цен на землю под строительство,  цен на землю для строительства в торговле и жилищном секторе рос среднегодовыми темпами 10,04%, 11,4% и 14,4% соответственно, то рост цен  под  промышленное строительство шел темпами всего в 3,35% [21]. Определенное сокращение масштабов предложения земли под промышленное строительство плюс низкие темпы роста цен на эту категорию земли – все это привело к большому разрыву  между доходами от уступки земли для промышленности и доходами от уступки земли под торговое и жилищное строительство.

С усилением конкуренции в экономическом строительстве между регионами местные власти, придерживаясь установки низких цен при уступке земли под промышленное строительство, одновременно используют фактор низких цен как элемент конкурентной борьбы, перетягивая более низкими ценами предпринимателей и  капиталы в сферу промышленности своего района.

Эта льготная политика в отношении развития промышленности (заниженные цены на землю и более чем достаточное обеспечение землей под строительство в отрасли), несомненно, сыграла свою важную роль в поддержании высоких темпов промышленного роста, но в то же время стала  причиной  низкой  эффективности использования земли в  этом ведущем секторе экономики страны. При довольно непродолжительном сроке функционирования («сроке жизни») основной массы предприятий в стране (всего 5 лет у около 60% из них и от 1 до 10 лет – у  84% всех предприятий) и  более длительном сроке аренды (50 лет), при обильном снабжении землей по низким ценам многие предприятия создают свои «резервы» и «думают не о хозяйственной деятельности, а о том, как заработать капитал на этой земле», появилась масса мелких фиктивных предприятий и пр.  Это также сбивает цены на земельном  рынке [22].

Вторая функция системы реквизиции земли в деревне —  мобилизация строительных  средств  для  нужд  урбанизации  и  индустриализации. В Китае  роль и место системы реквизиции значительно шире и ответственнее, чем просто  отъем  земли на общественные цели.  Официально этот перый этап на пути реквизированной земли к капитализации кратко называют «закупкой земли» (имеется в виду у крестьян).

В реальной действительности т.н. «закупка» земли у крестьян  представляет собой изъятие коллективной земли в деревне по  «принудительно заниженным ценам»,  которые   намного   ниже ее  реальной рыночной стоимости. Все дело в том, что размер возмещения за землю определяется в ходе реквизиции путем оценки стоимости и цены этой земли на основе ее сельскохозяйственного  назначения,  а  устанавливать  цену этой же земли при уступке на  рынке будут уже, опираясь на ее новое целевое назначение, как земли городской  и  государственной,  предназначенной  для  строительных целей. Разница целевого назначения земли играет важную роль  при установлении цены и используется для создания т.н. земельных «ножниц цен». Эта методика оценки цены, утвержденная еще в середине прошлого века, действует и сегодня, зафиксированная в «Законе об управлении землей» (1998 г.). В законе сказано, что «компенсация за отчуждение пахотной земли составляет среднюю годовую стоимость продукции последних 3 лет, полученной на этом поле, увеличенную в 6-10 раз. Пособие на обустройство крестьянина – стоимость той же продукции, увеличенной в 4-6 раз. Но пособие на обустройство не должно превышать стоимости среднегодовой продукции последних 3 лет на этом поле, увеличенной в 15 раз. Однако в совокупности пособие на обустройство крестьянина и компенсация за землю не могут превышать стоимости  среднегодовой продукции последних 3 лет на этом поле более, чем в 30 раз». Эти критерии размеров возмещения или компенсации за землю  существуют до сего дня.

Но, как известно, процесс т.н. «закупки»  помимо акта изъятия земли включает в себя сложную процедуру смены целевого назначения земли и характера собственности на нее, и  только после этого производится «плата» за землю в форме возмещения по административно установленным расценкам, в разы ниже рыночной цены земли. Одновременно прежние субъекты права собственности (коллективная хозяйственная организация) и права пользования землей (крестьяне – члены коллектива) лишаются своих правомочий и утверждаются новые собственники и пользователи (местные власти), которые уже получают «товар» в виде  городской государственной земли, который и предлагают  на земельном  рынке  для  возмездной  уступки, т.е. за плату, и плату высокую. Кроме того,  выплата части налогов и сборов, предусмотренных при уступке земли на рынке, осуществляется еще в процессе реквизиции. Таким образом, система реквизиции самым непосредственными образом участвует и в создании условий и в самом процессе создания и распределения дохода от капитализации земли. Она выступает как инструмент реализации права государства как собственника государственной земли в мобилизации доходов от  его земельного имущества.

Таким образом, используя механизм земельных «ножниц цен», т.е. разницу между заниженной ценой, по которой изымается земля у крестьян (точнее, размером возмещения), и ценой реализации этой земли на рынке как земли для строительных целей, которая в разы, десятки раз выше первой, государство получает огромную по размерам земельную ренту, т.е. финансовый капитал. Так, например, в районе Учжунцюй города Сучжоу эта разница составляла  30 раз в 2001-2005 гг.(см. текст ниже).

Размеры этого земельного капитала, полученного государством, в 2003 г. достигли 542,1 млрд ю., составив 55% финансовых доходов местных правительств; а в 2010 г. – уже 2  910,99 млрд ю., обеспечив более 70%  поступлений доходов  в бюджеты на местах (см. таблицу №3 ниже).

Таблица № 3.

Доход от уступки права пользования государственой землей в Китае (2003-  2014 гг.)

pastedGraphic_2Источник: Цзя Кан и Лян Ли «Земельные финансы» в историческом процессе маркетизации и урбанизации Китая и реформа земельной системы». Ч.1, НИИ финансов при Министерстве финансов КНР, http://rdi.cass.cn/show_News.asp? id=36355.

Из таблицы можно видеть, что за 11 лет темпы прироста дохода от уступки земли были высокими, особенно в период 2008 –2014 гг., хотя по годам крайне неравномерными, были темпы и с минусом прироста и со 100% приростом за год. Доходы от уступки земли составлили большую долю местных бюджетов, максимально – до 72%, самое  меньшее – 31%.

Одной из особенностей феномена «земельных финансов» последнего  времени являются высокие и растущие темпы их прироста, что связано с двумя факторами – растущим спросом на землю под строительство и тенденцией роста цен на земельные ресурсы в стране в целом в условиях ускоренной модернизации. Так, если в 2003 г. доходы от уступки права пользования государственной землей составили 542,1 млрд юаней, то в 2014 г. – их объем достиг 4, трлн 294 млрд 300 млн юаней (4 294, 3 млрд ю.),   при ежегодных темпах роста 20,7%.

Вместе  с  тем,  эти  огромные поступления в виде «земельных  финансов» имеют  свое  особое назначение, т.е. предназначены исключительно для покрытия себестоимости убранизации и индустриализации, начиная от реквизиции земли в деревне и кончая  расходами на  аукционы и конкурсы и пр. при уступке земли, и лишь  остатки их  над  себестоимостью  могут  стать  чистым доходом  местных властей   (см. таблицу  №4).

Таблица  № 4

Удельный вес и структура расходов (себестоимости) по реквизиции земли и на строительство  в  доходах  от  уступки  земли в Китае (2008-2014 гг.)  /млрд  юаней, %/pastedGraphic_3

Источник: Цзя Кан и Лян Ли «Земельные финансы» в историческом процессе маркетизации и урбанизации Китая и реформа земельной системы» .Ч.1, НИИ финансов при Министерстве финансов КНР, http://rdi.cass.cn/show_News.asp? id=36355.

Из таблицы можно видеть, что расходы (себестоимость) на реквизицию земли, слом строений и переселение крестьян в доходах от уступки земли сильно выросли, а удельный вес расходов на городское строительство соответственно снизился.  В 2008 г.  в доходах от уступки земли  расходы на реквизицию, включая слом строений (старых строений деревни) и переселение крестьян, и на городское строительство составили раздельно  377,815 млрд юаней и 303,532  млрд юаней, или 36,4% и 29,3%, а  в 2014 г.  уже  3 395, 237 млрд юаней  и 725,86 млрд юаней, или 79,1% и 16,9% от всех  доходов  соответственно [23]. Относительное сокращение расходов на городское строительство во многом связано с удорожанием работ по реквизиции земли при переходе к новой политике — реквизиции с компенсацией пашни, что существенно расширило круг работ (строительство поселков для переселения крестьян, реквизиция, снос жилья, переселение, рекультивация пашни, следующая  реквизиция), а также  с  резким ростом цен в стране  на все материальные  ресурсы.

Наиболее полно масштабы, структуру, характер и направленность использования доходов, получаемых местными властями в качестве «земельного капитала», раскрывают данные, представленные Чжан Сяошанем, тогда директором Института развития деревни Академии общественных наук Китая. Согласно этим статистическим данным, общая сумма расходов от средств, вырученных в 2009 г. местными властями от уступки права пользования государственной землей, составила 1 трлн 225,5 млрд ю., или примерно 86% доходов от уступки в том году (т.е. доход составил 1 трлн 425млрд ю.), при этом расходы на возмещение по реквизиции земли, слому (жилья крестьян) и переселению (крестьян) – 477,4 млрд ю., или 38,9% (от всех расходов), расходы на освоение земли — 124,9 млрд ю., или 27,3% всех расходов; строительство инфраструктуры в деревне — 43,3 млрд ю., или 3,5% всех расходов; возмещение крестьянам, у которых реквизировали землю, — 19,5 млрд ю., или 1,6%  [24].

Приведенные данные красноречиво говорят, во-первых, о том, сколь огромные средства извлекаются из деревни (за один 2009 г. год — 1 трлн 425 млрд юаней) и сколь мизерна доля крестьян (вернее коллективной хозяйственной организации, членами которой они являются), лишившихся земли, в этих доходах (1,6% всех расходов) в результате реквизиции и капитализации их земли;  во-вторых, практически все средства, выделяемые на строительные цели, пошли городу (27,3%), а для развития инфраструктуры деревни выделили лишь 3,5%. Таким образом, идет изъятие огромных средств и ресурсов из сельского хозяйства, деревни, масштабы которого существенно превышают объем инвестиций центрального бюджета в агросферу, и это несмотря на провозглашение стратегического курса поддержки сельского хозяйства (курс «возврата долгов деревне» и курс «больше давать, меньше брать, оживлять»).  Ученые из НИИ финансов при Министерстве финансов Китая еще раз подтверждают, что этот курс на расширение инвестиций в поддержку сельского хозяйства, принятый в 2004 г., опирается  все на те же источники  доходов  от  земельной ренты, или т.н. «земельных финансов» [25].

Формы «земельного капитала»

Этот земельный капитал, получаемый местными властями в процессе капитализации земли в деревне, принимает форму «земельных финансов»(туди цайчжэн) и «земельных денег» (туди цзиньчжун).

«Земельные финансы» включают, главным образом, налоговые поступления, связанные с землей, как налог на отчуждение пашни, налог на недвижимость и налог на строительную деятельность на земле; с землей связаны и неналоговые поступления местных правительств, как средства от аренды земли, средства от введения земли в оборот (туди чужанцзинь), т.е. от уступки. Эти последние средства (от введения земли в оборот или уступки) фактически превратились в главный источник финансовых доходов на местах. Обследования показали, что доля налогов на недвижимость и на строительство в бюджетах местных властей достигает 40%, а доходы от реквизиции земли — 60% и более (в пров. Чжэцзян, г.Тяньцзинь – свыше 70%) [26].

Так как цены на землю для строительных целей и формы уступки неодинаковы для разных видов строительства (для промышленного строительства – самые низкие, фактически идут по себестоимости), поэтому извлечь максимум прибыли удается в основном лишь от той части изъятой земли, что идет исключительно на цели коммерческого жилищного и прочего строительства, а это в пределах 15%-30% в разных районах (в городах Восточного Китая примерно 30% уступленной земли способны создать и обеспечить большие доходы, то в Западном регионе — менее 15%) [27]. Для этого доходы от этих 15%-30% земли должны быть намного больше, чем от остальных 85% -70%  предлагаемой к уступке земли, поясняет один из ведущих специалистов Центра изучения развития при Госсовете КНР Лю Шоуин  [28]. С этой целью местные администрации, располагая монополией на земельном рынке, через «своих» посредников и оценочные компании добиваются предварительно предельно высокой оценочной стоимости этой земли и выставляют ее на аукционы  и  конкурсы  на  рынке.

«Земельные деньги». Несмотря на огромные доходы от уступки земли, получаемые местными правительствами, их далеко недостаточно для нужд урбанизации (по китайским оценкам, строительство одного среднего города требовало минимум 10 млрд  ю. на 10 лет в начале 2000-х гг.). Остальные средства, и при том еще более крупные, местные власти обеспечивают за счет кредитов. Для этих целей используются т.н. земельные деньги (туди цзиньжун), т.е. часть капитализированной земли, которая используется как залог под кредиты.  Так, в конце 2012 г. 84  крупных города  под залог земли общей  площадью  348, 7 тыс га получили  кредитов  на  5,95  трлн юаней, в конце  2013 г. те же города, сдав под залог  403, 9 тыс га земли, обеспечили себе кредиты на 7,76 трлн юаней, а в первой половине 2014 г. –под залог земли общая сумма полученных кредитов достигла 8,7 трлн юаней, т.е.  ежегодные темпы прироста размеров кредитов превысили 30%, что далеко превзошло темпы роста инвестиций в основные фонды и масштабов общественных финансов всей страны за тот же период  [29].

  «Земельный резерв»

Для целей формирования и накопления земельного капитала местные власти, как правило, создают специальный «земельный резерв» [30], где не только оседают излишки земли под строительство, но и специально наращиваемые  про запас. Иначе говоря, эти запасы городской земли для строительных целей составляют особый потенциальный капитал местных властей и играют важную роль в реализации «стратегии земельных финансов». Этот «земельный резерв» сосредоточен в т.н. «центрах земельных резервов», которые создают местные власти, в них сосредоточена основная доля всей земли для строительных целей района. Первый такой «земельный резерв» был создал в г. Шанхае еще в 1996 г.  «Земельный резерв» выступает важным инструментом реализации государственной монополии на земельном рынке и своего рода гарантией и символом успеха работы местной администрации. Он открывает «зеленую улицу» местному руководству в получении банковского кредита, дает гарантию инвестиционного обеспечения при капитальном строительстве на местах. При этом существует тесная и прямая взаимосвязь между размерами «резерва» и возможностью банковского кредитования: при сокращении «резерва», как правило, сокращается или прекращается кредитование. По этой причине местные власти придают особое значение поддержанию «резерва земли» на должном уровне. Отсюда — постоянные поиски и отъемы новых порций земель для его пополнения. Более того, через свой «земельный резерв» местные власти регулируют состояние цен на рынке недвижимости в своем районе или зоне. В результате  темпы  прироста земли для строительных целей в разы опережают темпы прироста площадей городских застроек. Не случайно, что если за период 2000-2012 гг. площадь строительных зон городов выросла более чем вдвое, то  рост доходов от прироста стоимости земли – более чем в 45 раз [31]. Местные власти заинтересованы в поддержании высоких цен на недвижимость, ибо от этого также зависит величина поступлений в их бюджет. Так создается и поддерживается «денежный пузырь» на рынке недвижимости. Так замыкается круг процесса капитализации земли, в результате растут налоговые поступления, неналоговые доходы, занятость, ВВП региона, выполняются планы развития. В последнее время наличие земельного резерва гарантирует получение дополнительных квот на реквизицию земли.

По большому счету, отмечают специалисты НИИ финансов при Министерстве финансов КНР, создание сети «земельных резервов» в стране ознаменовало сформирование целостного механизма реализации политики «возмездной уступки  права пользования государственной землей» со следующими звеньями: «закупки  государственной  земли —  хранение (резервирование) – освоение – уступка» [32].

Возмездная уступка права пользования государственной землей обеспечиывает также немалые налоговые поступления  в местные бюджеты.

Налоговые поступления от  земли  в ходе  реквизиции  и  уступки

Налоги, которые в ходе уступки земли ежегодно платит новый получатель земли, включают: 1) налог за отчуждение пашни, 2) налог на контракт (договор), 3) налог на недвижимость (НДС),  4) налог на строительную деятельность на земле.

Размеры налогов  на примере одного конкретного района – района Учжунцюй  в г. Сучжоу, пров. Цзянсу [33], таковы: 1) налог за отчуждение пашни – 5 тыс юаней с 1 му (1/15 га), 2) налог на контракт (договор) — 4% от договорной оплаты за уступку права пользования землей, включая уступку земли на аукционе или по соглашению; 3) налог на недвижимость (НДС)– несколько миллионов юаней.

Помимо налогов получатель права пользования государственной землей уплачивает ряд сборов, связанных с реквизицией  и уступкой  земли: 1) сбор на рекультивацию пашни – тариф — 6 тыс юаней за 1 му, 2) сбор за возмездное пользование землей для строительных целей (диапазон ставок -15) – в районе платят 28 юаней с 1 кв. м, или 18 700 юаней с 1 му;  3) сбор в фонд «ключевого» строительства в сельском хозяйстве – одноразовый сбор по ставке  — 2400 юаней  с 1 му; 4)  расходы, связанные с аукционом и конкурсом при уступке, — 44 000 юаней с 1 му; 5) прочие сборы, связанные с  управленческими расходами, и др. [34].

Первые из налогов и сборов — налог за отчуждение пашни, сбор на рекультивацию пашни, сбор за возмездное пользование землей на строительные цели, сбор на «ключевое» строительство в сельском хозяйстве —  взимаются в процессе реквизиции. По расчетам на основе вышеприведенных норм и критериев, в районе Учжунцюй в ходе реквизиции земли в среднем  с  каждого 1 му взималось по 4-м видам налогов и сборов 32 000 юаней/му, а вместе с остальными различными сборами – всего  около 40 000 юаней/му.  В процессе уступки земли через аукцион  взимаются:  налог на контракт по утступке земли,  налог на добавленную стоимость с земли (НДС), сбор за три вида услуг (профилактика против белых муравьев, установка новой стены-забора, охрана входа) – всего примерно до  100 000 юаней. По оценке, обе группы налогов и сборов при уступке на аукционе за пять лет  составили  примерно 12% цены, а при уступке путем соглашения — 40%  [35].

Все налоги и сборы, связанные с реквизицией коллективной земли в районе, составили примерно  43 000  юаней/му, что несколько превышает размер возмещения за землю и возмещения на обустройство (в 1,1 раза), в т.ч. при форме уступки через аукцион или конкурс – 79 500 юаней/му, или в 2,1 раза больше возмещения за землю (не включая возмещения за молодые саженцы и прочее материальное имущество); при уступке же по соглашению при цене земли в районе Учжунцюй) – 36 500 юаней/му – немного меньше размепва возмещения.

Право получения и распределения этой огромной земельной ренты принадлежит исключительно государству. Через механизм огосударствления (или национализации) городской земли, через систему реквизиции и систему возмездной уступки права пользования государственной землей, правительство Китая получило возможность концентрации огромных доходов от права собственности на  государственную  землю и распоряжения  ими.

Что касается распределения доходов от «земельнх финансов», то    согласно  «Уведомлению об управлении доходами и расходами от оборота права пользования государственной землей» Госсовета КНР от 2006 г., все доходы и расходы «от введения земли в оборот» как бюджетные средства передаются в управление местным правительствам, при этом, 30% этих доходов места должны переводить в центральное казначейство, 70%  —  остается  у  местных властей.

Как показывают обследования последних лет, распределение доходов от приращения стоимости земли при ее капитализации примерно такое: 20 — 30% остается на уровне ниже волостей и поселков, правительству городов идет 30-40%, различные компании, предприятия по освоению и пр. получают 40-50% [36].  Крестьянам, вернее коллективу, в виде возмещения за отторгнутую землю достается максимум  5-10%  от  распределяемого дохода [37].

Обычно возмещение за землю получает коллективная хозяйственная организация, выделяя малую ее часть крестьянам. Как говорилось выше, официально крестьяне получают возмещение лишь за постройки и посадки и право пользования землей, поскольку собственником земли выступает коллективная хозяйственная организация. Иногда крестьянам коллективная организация ничего не выдает, их доля идет на инвестиции в какое-нибудь производство, чтобы обеспечить занятость для обезземеленных крестьян. Однако гораздо чаще коллективные хозяйственные организации выступают заодно с местными властями в вопросе распределения возмещения за землю. Другими словами, крестьяне практически оказываются вывыденными за пределы  процесса распределения дохода от приращения стоимости  изъятой у них земли.

В условиях указанных выше правовых и системных инноваций в  системе земельных отношений, обеспечивших полную монополию государства на первичном рынке земли как верховного управляющего и собственника всей государственной земли в стране, с одной стороны, с другой —  при хроническом дефиците земельных ресурсов и опережающем росте спроса на землю для строительных целей, а также при остром дефиците финансовых средств на местах — земля в китайской деревне превратилась в важнейший источник получения финансовых поступлений для местных властей.  Преобладающая часть этих средств идет на цели урбанизации и индустриализации,  развития местной экономики в целом.

В то же время реквизиция, как неотъемлемая часть единого процесса капитализации сельскохозяйственной земли, фактически превратилась в важнейший  механизм изъятия ресурсов из сельского хозяйства, деревни на нужды  города,  в  новый  способ  ограбления  крестьян и деревни.

Размер возмещения крестьянам за землю оказывается столь неадекватным, что в большинстве случаев не позволяет обеспечить обустройство жизни и занятости крестьянина, пострадавшего от реквизиции. В результате в китайской деревне появился целый социальный слой обезземеленных крестьян, которые не могут найти новую занятость (их называют «людьми, потерявшими две  основы» — землю, работу»). По последним данным  (2013 г.),  в деревне насчитывается  более 60 млн  обезземеленных крестьян. Проблема обезземеливания крестьян и нарушения их имущественных прав при реквизиции и распределении дохода от уступки земли превратилась в острую социальную проблему Китая в условиях отсутствия системы социального страхования  в  китайской  деревне (она еще только создается).

* * *

Чтобы лучше уяснить суть процесса функционирования обеих систем (реквизиции и возмездной уступки земли), рассмотрим процесс формирования доходов местных  правительств от уступки земли на примере одного из районов в провинции Цзянсу, этой экономически наиболее развитой приморской провинции Восточного Китая. Это новый городский район Учжунцюй города Сучжоу, где процессы индустриализации и урбанизации идут ускоренными темпами и спрос на землю под строительство высок. По этому району есть материалы обследования.  Учжунцюй  —  до 2001 г. был центральным городом одноименного уезда, затем его в числе других 12  уездов, прилегающих к городу, включили в городскую черту большого  Сучжоу  (не так далеко от  г. Шанхая),  сделав этот новый городской район  «строительной  зоной»  г. Сучжоу.

Данные обследования, проведенного учеными Центра изучения развития  при  Госсовете  КНР в этом районе [38], показали следующее.

1.  Согласно последним земельным законодательным актам провинции Цзянсу,  уровень и нормы возмещения за землю здесь самые высокие в стране.  Их критерии возмещения  основаны  на реальных данных стоимости валовой продукции в регионе: от 1800 юаней с 1 му  (в сильных уездах) до 1200 юаней с 1 му (менее продвинутых), полученной в среднем за 3 предшествовавшие года. Чтобы получить размер возмещения за землю, надо увеличить эту стоимость в 10 раз. Критерий возмещения за реквизированную землю в двух группах уездов района  был установлен в эти оды в размере  —  18 000 юаней/му (для сильных уездов) – 12 000 юаней/му (для остальных), (1 му составляет 1/15 га). Если учитывать  и возмещение на обустройство (20 000 ю.), то  общий размер возмещения в районе составил 32000 — 38 000 юаней. Укажем при этом, что из 380 тыс. крестьян, проживающих в районе,  180  тыс. человек, или  свыше 47%,  лишились земли за эти годы (2001-2005 гг.).

Цены на землю под строительство в районе Учжунцюй за этот период (2001-2005 гг.), по материалам обследования,  в среднем составили  108 500 юаней/му  при уступке по соглашению и 1 118 520 юаней/му – при уступке на аукционе или по конкурсу [39]. При этом цена на землю при уступке под промышленное строительство – 50 000 — 100 000 юаней/му, т.е. ниже средней цены по соглашению. Следует отметить, что уступка земли для нужд промышленного строительства в районе осуществлялась только по  соглашению.

Со сменой целевого назначения земли  — из сельской – в городскую под строительство — цена земли, как показало обследование,  увеличилась  более, чем в 30 раз  [40].

Согласно закону, в районе были  использовали  3 формы  цены  предложения земли: 1) выделение земли в административном порядке под общественное строительство, социальную инфраструктуру,  2) форма соглашения для земли под промышленное строительство,  3)  аукционы и конкурсы для земли под строительство в торговле и сфере недвижимости и прочего строительства  хозяйственного характера.

Обследование показало, что за  5 лет (2001-2005 гг.) наибольшее  число уступок  земли шло по форме соглашений – 73,2%,  административно выделенных уступок — 17, 7% и только 9,1% прошло  по форме аукционов и конкурсов. При первой форме уступки правительство района не только не получило дохода, но еще и должно было выделять определенные субсидии под освоение этой земли.

Можно видеть, что различие форм уступки сильно влияет на цену предложения и размер дохода. К тому же, при уступке по соглашению правительство района пользуется полной  независимостью: кроме выплаты налоговых отчислений, возмещения за землю и возмещения на обустройство, оставшаяся сумма не проходит через финансы (бюджет) района, и каждый район, волость, каждый уезд (внутри района) после выплаты налогов может сам распоряжаться этими средствами, как внебюджетными.

При аукционах и конкурсах уступка земли должна проходить в форме единой открытой сделки через  центр земельного резерва города, и 32% от суммы сделки идет в бюджет города  Сучжоу (до 2005 г. это было 12%), из которых 30% остается городу, 2%  идет на управленческие расходы. Все оставшиеся средства идут в финансы района. После выплаты всех налогов оставшаяся сумму делится между волостью и уездом (в каждом уезде несколько волостей) в пропорции 2 : 8. Эти средства предназначены на инфраструктурное строительство, освоение земли, возмещение при реквизиции земли и пр.

Все налоги и сборы, связанные с реквизицией коллективной земли в районе, за  этот период в среднем составили примерно 43 000  юаней/му, что лишь немного превышает общий размер возмещения за землю и на обустройство, вместе взятые (38 000 юаней/му), в т.ч. при форме уступки через аукцион или конкурс объем налогов был в 2,1 раза больше возмещения за землю (не включая возмещения за молодые саженцы и прочее материальное имущество), а  при уступке по соглашению практически одинаков (немного меньше).

В целом, за период 2001-2005 гг. общий доход от уступки земли в районе Учжунцюй  составил 5,643 млрд юаней (после вычета налогов),  в том числе через аукционы и конкурсы получено 3,723 млрд юаней, по соглашению  — 1,32 млрд юаней.  При этом за площадь земли, уступленную в пользование путем аукционов и конкурсов, размером 3 141, 2 му (210,4 га),  получено в среднем по 1 118 200 юаней за 1 му;  за площадь, уступленную  по соглашению, размером 17 700 му (1185, 9 га), получено в среднем по 108 500 юаней за 1 му [41]. Таким образом рыночная форма уступки в этом отношении  оказывается  намного  выгодней.

Что касается структуры расходов (себестоимости) полученных средств от уступки земли в районе Учжунцюй  за  тот же период,  то она выглядит следующим образом:  при общем  доходе от уступки земли за 5 лет  в размере  5 643 млрд юаней (после вычета налогов) расходы составили 3 867 млрд юаней, или 68,53% доходов, в т.ч. себестоимость реквизиции земли -26,71%, «упорядочение земли» —  25, 89%,  комплексное строительство -15,93%.

В себестоимость  реквизиции земли вошли: расходы по оформлению сделки (смена целевого назначения и права собственности на землю) при уступке  земли — 47, 3%, возмещение за землю и на обустройство крестьянам — 52,6%  от себестоимости реквизиции земли (т.е. себестоимость реквизиции составила 20,5% от себестоимости уступки земли, и соответственно 14,0% от всего дохода от уступки).  Чистый доход  от  уступки земли – 16% [42].

Для сравнения укажем, что по в среднем по стране размер возмещения за реквизированную землю в деревне в 2004 г. составил 8-12 тыс юаней за 1 му [43]. В пригородах г. Шанхая цена земли на строительные цели в эти же годы поднялась до 200 тыс. юаней за 1 му [44]. Согласно  последним  официальным данным,  сегодня  средняя по всей стране цена земли, уступленной под промышленное строительство,  составляет уже 750  юаней за 1 кв. м (т.е. 7 500  000 юаней за 1 га), в жилишном строительстве – в 7 раз выше,  в  коммерческом  жилищно-торговом  строительстве – в 9 раз выше [45].

* * *

                      Феномен  «земельных финансов»

     Известный китайский ученый и руководитель отдела изучения сельской экономики Центра исследований развития Госсовета КНР Хань Цзюнь объясняет феномен «земельных финансов» в стране следующими факторами: 1) спецификой земельной системы Китая  с  ее  двухосновным  характером системы собственности на землю, неравным правовым положением коллективной формы собственности на землю в деревне  и вытекающими  из  этой  специфики  последствиями;

2)  Монополией   государства.  Местные правительства превратились в единственного законного хозяина, осуществляющего перевод сельской земли  в землю для строительных целей: одной рукой они изымают землю из рук крестьян, другой – вводят ее  в рыночный оборот как землю для строительных целей самостоятельно под своим именем;

3)   Нерыночным характером возмещения за  изъятую  у крестьян  землю.  Для изъятия сельскохозяйственной земли используется административная система, местные правительства контролируют квоты  выделения земли под строительство.  До сих пор сохраняется значительный удельный вес административного выделения земли для строительных целей и преобладание формы уступки по соглашению (а не по конкурсу или  аукциону). Местные правительства активно выступают в качестве посредников, контролируют процесс уступки и установления цен на землю для хозяйственного строительства;

4) Слитным  управлением землей. Так исторически сложилось, что местное правительство выступает и управляющим землей и ее хозяйствующим лицом одновременно. В результате отсутствует контроль за управлением и использованием земли на местах. Функция хозяйственной деятельности правительства в отношении земли — главная причина, тормозящая проведение политики защиты пашни, она неизбежно ведет к борьбе за интересы, является важной причиной несправедливого распределения дохода от приращения стоимости земли, провоцирует бесконечную погоню за все большими масштабами «земельных финансов» и « земельных денег»,  получением  кредитов  в счет  будущего, создавая большие финансовые риски  и  долги по займам.

И заключает:  «В этой специфически сформированной структуре земельной системы –система реквизиции земли с ее принудительно заниженными  ценами и система возмездной уступки  государственной земли  с монополией государства, — составляют две самые центральные системные «конструкции», обеспечивающие условия появления феномена «земельных финансов» и такого роста его масштабов. В итоге реквизиция земли превратилась в единственный способ перевода сельской земли в городскую, а государственная земля – в единственную легитимную землю, которая может переводиться в землю под  строительство» [46].

Но есть и объективные факторы создания необходимых условий для появления феномена « земельных финансов», это – дефицит земли в стране, в сельском хозяйстве, особенно земли под городское строительство (при острой конкуренции между пашней и землей под строительство), с одной стороны, с другой – растуший спрос на последнюю в условиях ускоренной модернизации.

Наконец, есть и еще один важный субъективный фактор феномена «земельных финансов», это — хронический дефицит средств в местных бюджетах Китая. При большой экономической самостоятельности местных правительств, несущих полную ответственность за реализацию основной доли планов экономического строительства на местах (70% нагрузки планов) при регулярном недополучении средств из центра на реализацию спущенных планов (20% от средств, требуемых для их выполнения), местные власти вынуждены постоянно искать источники средств. После налоговой реформы 1994 г., перенаправившей основной поток финансовых поступлений в центральный бюджет, местные бюджеты оскудели, а после отмены сельскохозяйственного налога (2006 г.), поступавшего в местные бюджеты, окончательно сели на мель. Вот тогда и был по-настоящему открыт новый источник доходов  —  через  капитализацию  реквизируемой  сельской земли, для чего нужен был рынок. И хотя исполнителем всего процесса капитализации земли принято считать местные правительства, в действительности и по большому счету,  решающая роль в создании и реализации т.н. «стратегии земельных финансов» принадлежит верховному руководству  Китая,  на которое  все сильнее давит объективно  назревшая  необъходимость  модернизации.

Из перечисленных выше факторов, обеспечивших появление «земельных финансов», хотелось бы особо выделить два, играющих ключевую роль. Первый – это  т.н. изобретение механизма огосударствления (национализации) городской земли (по Конституции 1982 г.) и сельской земли (при реквизиции), что на законном основании превратило государство в собственника всей государственной земли, в т.ч. для строительных целей, обеспечив таким образом условия получения дохода от капитализации всей государственной земли (родом из города и деревни) для строительных целей и  их  эффективной концентрации в руках государства.

Второй – создание рыночного механизма для извлечения прироста добавленной стоимости из государственного земельного имущества и более эффективного размещения земельных ресурсов. Став собственником государственной земли по закону, государство получило монополию на первичном рынке земли. Первичный рынок земли в Китае не свободный, а рынок, где существует конкуренция покупателей при монополии продавца. Характер первичного рынка земли в Китае отражает во многом специфику системы «социалистической рыночной экономики», т.е.  ныне  действующей в стране рыночной системы, теоретической основой которой является концепция увязки «плана» и «рынка», когда при развитии рынка сохраняется сильное макрорегулирование государства. Китайские ученые называют такой рынок монопольно-конкурентным. На таком рынке «монополия государства, — объясняют они, — не является административной монополией в ее наивысшей концентрации, а отражает требование организации современных крупных отраслей и предприятий к расширению масштабов хозяйствования, максимально эффективному размещению ресурсов, повышению степени концентрации производства. Она выступает как хозяйственная монополия, которая сливается воедино с механизмом рыночной конкуренции» [47]. Первичный рынок земли в Китае очень похож на такой тип рынка.

Как мы видели выше, в части государственного регулирования земельных ресурсов (преимущественно для строительных целей) речь идет о совершенно раздельных системах  управления землей в городе и деревне, опирающихся одна на «план», другая – на «рынок». С одной стороны — принудительно-административное размещение земельных ресурсов через реквизицию по «принудительно заниженным» ценам, с другой —  рыночный механизм предложения и уступки земли для строительных целей. Но существующий первичный рынок земли носит еще весьма ограниченный характер, на его долю реально приходится в среднем до 20% сугубо рыночных сделок с землей (в экономически развитых районах – до 30%, в отдаленных и менее продвинутых – до 15%), остальные формы размещения земли – сделки по соглашению – более 70% и выделение в плановом порядке. Тем не менее, сделки по соглашению, так или иначе, пусть косвенно, но все равно ориентируются на рыночные цены, отталкиваются от них, неизбежно учитывают общее состояние спроса и предложения на рынке, хотя цены при уступке по соглашению намного ниже  цен уступок на основе  аукционов  и  конкурсов.

Цена при уступке по соглашению зависит в первую очередь от целевого назначения уступаемой земли:  под промышленное строительство – минимальная, под  строительство жилья – намного выше, рыночная. На формирование цены по соглашению влияют, несомненно, такие факторы как дефицит земли в условиях рынка, растущий спрос на землю под застройку плюс монополия продавца, диктующего свои условия. Наличие рынка, обеспечивая капитализацию земли и формирование рыночной цены на землю, одновременно формирует необходимую рыночную среду, обеспечивая определенный рыночный ориентир цены, что само по себе важно.  Поэтому цена уступки по соглашению носит как бы промежуточный характер, являясь  результатом  учета рыночных и нерыночных факторов.

Вместе с тем, надо отдать должное правительству страны, которое проделало огромную работу по созданию  благоприятной  рыночной среды на этом первичном рынке земли, переведя  целые  отрасли  экономики  в  режим  полных рыночных  отношений (что отнюдь не отменяет косвенное макрорегулирование). Это касается прежде всего таких сфер экономики как торговля, туризм, сектор рекреации, коммерческое жилищное строительство. Правительство в многочисленных указах и установлениях последнего десятилетия постоянно требовало при уступке права пользования государственной землей полностью переходить на конкурсную основу, ускорять темпы и повышать уровень маркетизации рынка уступок государственной земли; ускорять перевод земли, отводимый для государственного строительства в таких приоритетных сферах как промышленное строительство, энергетика, железные дороги и пр., на основы возмездного пользования. В «Законе об имущественном праве» (2007 г.) четко определены рамки применения аукционов  и  конкурсов в отношении земли: в отношении земли хозяйственного назначения, используемой для промышленности, торговли, туризма, рекреационной сферы и коммерческого жилья, а также для аналогичных земель, имеющих два и более пользователей, следует использовать открытые конкурентные способы уступки как аукционы, конкурсы и пр. [48].  Правда, что  касается  цен при уступке земли под промышленное строительство,  они  в основном до настоящего времени  оставаются  крайне низкими,  полурыночными.

Тем не менее можно сказать, что за первое десятилетие 2000 — х гг. в стране удалось в основном сформировать механизм рыночного размещения возмездного права пользования государственной землей на основе участия и конкуренции различных рыночных субъектов на аукционах и конкурсах,  действующего пока еще в ограниченом секторе всех сделок по уступке права пользования землей, но все же достаточном, чтобы обеспечить  столь значительные доходы от уступки земли в стране.  К тому же практически уже сложилась своеобразная инфраструктура механизма, обслуживающего стратегию «земельных финансов», а именно: «закупки земли – хранение земли – освоение земли – уступка земли».

«Земельные  финансы»  и  экономическое развитие Китая

Земельная система Китая и порожденный ею феномен «земельных финансов», по признанию многих китайских ученых, в том числе резких критиков существующей системы реквизиции, явлились важным фактором обеспечения нынешней модели экономического развития страны, поддерживавшей высокие темпы экономичесмкого роста в течение более 30 лет (свыше 10% в год). Из-за низкого внутреннего спроса и отсутствия  инновационных технологий экономический рост Китая опирался, главным образом, на высокий уровень инвестиций и экспорта, как движущие силы. Среди инвестиций производственных факторов — при наличии огромных количеств избыточной рабочей силы в деревне — дешевая рабочая сила стала фактором номер один.  Земля стала вторым важнейшим фактором ресурсных инвестиций. Несмотря на специфику Китая – «людей много, земли мало», т.е. острый земельный дефицит, благодаря осуществлению т.н. стратегии «земельных финансов» Китай избежал ситуацию, когда дефицит земли в условиях рынка приводит к высоким ценам на землю, что оказало бы негативное воздействие на темпы экономического роста; и, наоборот, опираясь на гарантию широкого предложения земли, удалось эффективно поддержать рост экономики [49]. Это мнение китайского ученого Хань Цзюня подтверждают и другие известные китайские ученые и специалисты высокого ранка.

Раскрывая системную сущность реквизиции, китайский ученый Е Синцин заключает, что  «теоретической основой существующей системы реквизиции земли является общественное присвоение дифференциальной ренты…, а основным исходным принципом этой системы реквизиции является контроль над себестоимостью использования земли для индустриализации и урбанизации» [50]. А глава кабинета по работе в деревне при ЦК КПК, ученый-аграрник Чэнь Ивэнь называет земельную реквизицию «неотъемлемой частью китайской модели развития, которая опиралась на дешевую цену земли и дешевую рабочую силу для продвижения  индустриализации  и  урбанизации» [51].

Еще одним важным вкладом проводимой стратегии «земельных финансов» китайские ученые называют создание благоприятной экономической атмосферы для привлечения капитала и предпринимателей к процессу модернизации. В ходе экономической конкуренции между регионами инициатива местных правительств в привлечении капитала и предпринимателей и создании благоприятной атмосферы для политики развития и модернизации экономики сыграла важную роль. Эти два фактора: земля как фактор ресурсных инвестиций и земля как фактор привлечения предпринимательского капитала для развития стали двумя большими «талисманами», обеспечившими выигрыш в конкурентной борьбе. Земля стала самым ценным стоимостным ресурсом, распределяемым местными правительствами, а также опорой широкомасштабного роста инвестиций. Эта модель экономического развития могла поддерживаться лишь за счет высокой степени расходования ресурсов. «Использование земли для привлечения предпринимательского капитала превратилось в главный способ стимулирования  развития. Преимущества  в доходах от земли и налоговых поступлений от капитализации земли превратились в главаный инструмент местных властей для  привлечения предпринимателей в свои  регионы» [52].

Обширное предложение земли и высокий уровень затрат ресурсов обеспечили высокий уровень инвестиций; предложение земли по низкой себестоимости, сдерживавшей низкие цены на землю, гарантировало высокий уровень экспорта; использование земли для привлечения капитала предпринимателей обеспечило высокие темпы развития индустриализации и  урбанизации,  стимулировало  высокие  темпы  роста  экономики  на  местах.

На этом этапе экономического развития обширное предложение земли для строительных целей сыграло роль  базовой гарантии. За  1996-2010 гг. вся площадь земли для строительных целей с 437,71 млн му (29,35 млн га) выросла до 511,81 млн му  (34.29 млн га), увеличиваясь темпами 16,9% в год, в среднем прирастая на  5,293 млн му (354,6 тыс га) в год [53].

                                Некоторые  перспективы

Стратегия «земельных финансов» придумана не в Китае (в Гонконге до реформ, Англии и других странах в свое время), но она оказалась неизбежным вариантам в условиях ускорения процессов модернизации страны, когда нужны огромные инвестиции, а других источников их нет.

Стратегия «земельных финансов», несмотря на начавшиеся с 2013-2014 гг.  реформы по совершенствованию земельной системы и  реформы системы реквизиции земли в деревне, судя по всему, в каком-то усовершенствованном виде будет проводиться еще достаточно долго, и уж конечно до 2020 г. и до 2030 г., чтобы завершить процесс урбанизации, подняв ее  уровень, как  запланировано,  до 60% (2020 г), а  к  2030 г. – до 70%  соответственно.

18 съезд КПК (2012 г.) и 3-й пленум ЦК КПК (2013 г.)  поставили задачу создания единого рынка земли для строительных целей хозяйственного назначения в городе и деревне, обеспечив равные правомочия для субъектов двух форм собственности при уступке земли, чтобы осуществлять ее «по равным правам и одинаковым ценам». Реформа системы реквизиции земли в деревне предусматривает сокращение масштабов реквизиции и выведение части коллективной земли для нужд  строительства прямо на рынок без смены формы собственности («при условии, если такая сделка соответствует требованиям системы управления целевым использованием земли»), повышение размера возмещения за реквизированную землю и законодательное признание права крестьян на участие в распределении прироста доходов от уступки земли и пр.  До конца 2017 г. в разных районах страны в экспериментальном порядке будут отрабатываться разные варианты реформы земельной системы в деревне и поиски путей совершенствования системы реквизиции. В стране идут горячие дискуссии в среде ученых и  специалистов по этим проблемам.

В данной статье мы опустили тему недостатков и противоречий, связанных со стратегией «земельных финансов», включая растущие социальные противоречия в деревне, низкую эффективность использования земельных ресурсов, особенно в промышленном строительстве; большие риски для банков и пр., наконец, проблему определенного сокращения размеров чистого дохода от уступки земли в последнее время, связанного с резким повышением цен на все материальные ресурсы и резким удорожанием себестоимости и реквизиции и строительства, а также проблему серьезной коррупции  среди  чиновников, в том числе  на местах.

В то же время имеют место серьезные трудности в продвижении указанных реформ, крайне сильное сопротивление реформам на всех уровнях. Учитывая нынешнюю экономическую ситуацию в Китае (существенное снижение темпов экономическогно роста и курс на ускорение смены модели развития), а также «громадье» стратегических планов, которые должны быть реализованы к 2020 г., можно предположить, что при определенных усовершенствованиях стратегия «земельных финансов» будет осуществляться и дальше. Ибо других средств в стране для  нужд  идущей модернизации найти трудно.

Приложение

Скачать приложение

Литература

1.  http://rdi.cass.cn/show_news.asp?id=36355 (Сайт Института развития деревни Академии общественных наук Китая).

2.  Чжунго гайгэ /Реформы в Китае/. 2013.№11. С. 12.

3. Чэнь Ивэнь.  Имущественное  право на землю и система управления целевым использованием земли должны быть сбалансированы» . http:/rdi.cass.cn/show_news.asp?id=35700.

4. Хань Цзюнь и др. Чжунго нунцунь гайгэ.2002-2012/Реформа в китайской деревне.2002-2012/. Шанхай юаньдун чубаньшэ.2012. С.269.

5. Лю Шоуин. Особенности и недостатки земельной системы Китая.Чжунго гайгэ.2013.№;11. С.11.

6.  Цзя Кан и Лан Ли. « Земельные финансы» в историческом процессе маркетизации и урбанизации в Китае и реформа земельной системы. Ч.1. http:// rdi/cass.cn/show_News/asp?id= 36355.

7. Чжунхуа жэньминь гунхэго уцюань фа. Цзинцзе /Закон об имущественном праве КНР. Подробное толкование/. Гл. ред. Тао Хун. Пекин. Жэньминь чубаньшэ.2007. С. 223, 271.

8. Хань Цзюнь и др. Чжунго нунцунь гайгэ.2002-2012/Реформа в китайской деревне.2002-2012/. Шанхай юаньдун чубаньшэ.2012. С.272.

9.  Цзинцзи тичжи гайгэ /Реформа экономической системы/.2010. №4. С.91.

10. Там же.

11. Чжунго нунцунь гайгэ юй фачжань гайлунь/Реформа в китайской деревне и концепция развития /Гл.ред.Чжан Сяошань.Пекин.2010. С.55.

12.   http://rdi.cass.cn/show_news.asp?id=26274

13.  Чжунго гайгэ.2011.№6. С.83.

14.  Там же.

15.  Рассчитано на основе данных  таблицы в  работе: Хань Цзюнь и др. Чжунго нунцунь гайгэ.2002-2012/Реформа в китайской деревне.2002-2012/. Шанхай юаньдун чубаньшэ.2012. С.276.

16.  Чжунго нунцунь чжэнцэ баогао тяоча /Доклады-обследования по аграрной политике в Китае/. гл. ред. Хань Цзюнь. Шанхай юаньдун чубаньшэ. Шанхай. 2008. ч.II. С.192.

17.  Хань Линьфэй. http//vasilieva/narod.ru/12-6-1998. htm

18.  Там же.

19.   http://rdi.cass.cn/show_News.asp?id=31120.

20. Л.Бони. Стратегия интеграции горорда и деревни в Китае: успехи,проблемы, противоречия(2002-2011 гг.).Проблемы Дальнего Востока (ИДВ РАН). 2012. №3. С.82-83.

21.   Там же.

22.   http://rdi.cass.cn/show_News.asp?id   =36566.

23.   http://rdi.cass.cn/show_News.asp?id=36355.

24.  Саньнун Чжунго /Аграрный Китай/. 2011. № 14. С.35.

25.  http://rdi.cass.cn/show_News.asp?id=36355

26.  Нунъе цзинцзи яньцзю.2012.№5.С.40.

27.  Чжунго гайгэ. 2005. №7. С. 25.

28.  Там же.

29.   http://rdi.cass.cn/show_News.asp?id=36355

30. Чжунго нунцунь чжэнцэ баогао тяоча/Доклады-обследования по  аграрной политике Китая/Шанхай юаньдун чубаньшэ/ 2008  г. Ч.II. С.194,224.

31.  Чжунго гайгэ /Реформы в Китае/. 2013.№11. С. 12.

32.   http://rdi.cass.cn/show_news.asp&id=36355

33.  Тяоча чжунго нунцунь /Обследование китайской деревни/. Гл. ред. Хань Цзюнь.2009.Пекин. Чжунго фачжань чубаньшэ. C. 403-405.

34.  Там же. С.403.

35.  Там же.

36.  Цзинцзи цзунхэн. 2008.№ 1.С.60.

37.  Чжунго нунцунь яньцзю баогао.2004.С.381.

38. Тяо ча чжунго нунцунь. / Обследование китайской деревни/. Гл. ред. Хань Цзюнь. Чжунго фачжань чубаньшэ. Пекин. 2009 г. С. 398-400.

39.  Там же. С. 400-401.

40.  Там же. С. 405.

41.  Там же. С. 400.

42.  Там же. С.400-401.

43.  Чжунго нунцунь яньцзю баогао.2004.С.232.

44.  Чжунго гайгэ. 2010.№11. С.64.

45.  http://rdi.cass.cn/show_News.asp?id =36566.

46. Хань Цзюнь и др. Чжунго нунцунь гайгэ.2002-2012/Реформа в китайской деревне.2002-2012/ Шанхай юаньдун чубаньшэ.2012. С. 274.

47. Л.Д. Бони. «Китайская деревня на пути к рынку».М.ИДВ РАН. 2005. C. 38.

48.  http://rdi.cass.cn/show_News.asp?id=36355

49. Хань Цзюнь и др. Чжунго нунцунь гайгэ.2002-2012/Реформа в китайской деревне.2002-2012/. Шанхай юаньдун чубаньшэ.2012. С. 274.

50. Чжуансин чжунды нунцунь фачжань (Развитие деревни в ходе смены модели развития). Пекин. Шэхуэй кэсюэ вэньсянь чубаньшэ.2009.С.34.

51.  Саньнун Чжунго.2011.№15.С.1.

52. Хань Цзюнь и др. Чжунго нунцунь гайгэ.2002-2012/Реформа в китайской деревне.2002-2012/. Шанхай юаньдун чубаньшэ.2012. С. 274-275.

53.  Там же. С. 274.