slot gacorslot88https://sjlas.org/slot-gacor/https://sjlas.org/slot-dana/https://sjlas.org/slot-pulsa/https://nicerjss.com/slot-gacor/https://nicerjss.com/slot-dana/https://nicerjss.com/slot-pulsa/https://sdbagl.org/slot-gacor/https://sdbagl.org/slot-dana/https://sdbagl.org/slot-pulsa/http://pkc.grsmu.by/assets/slot-gacor/http://ctdn.kubg.edu.ua/wp-content/uploads/2019/09/slot-gacor/https://profor.facmais.edu.br/https://www.spr.org.br/din/eventos/-/slot-online/https://bio-med.euroasia-science.ru/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/http://slovopys.kubg.edu.ua/wp-content/uploads/2019/09/slot88/http://e-journal.sastra-unes.com/public/journals/1/slot-deposit-dana/https://submissoesic.propes.ufabc.edu.br/public/journals/9/slot-gacor/https://pedomanwisata.com/http://library.nmuofficial.com/https://revista-uem.uno/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://uimscics.ui.edu.ng/wp-content/uploads/2021/09/slot-deposit-pulsa/http://alumni.sastra-unes.com/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://thedanipost.com/wp-content/uploads/2020/09/slot88/https://cloud-journals.com/images/slot-deposit-pulsa/https://interrev.com/public/journals/1/slot88/https://anais.faama.edu.br/public/journals/3/slot88/http://uad-jrnl.nau.in.ua/public/journals/1/slot88/https://library.uhsp.edu.ua/wp-content/uploads/2022/02/slot-deposit-pulsa/https://fastgrowingtree.forest.ku.ac.th/https://pay.ucdavis.edu/gacor88slot gacorslot gacor hari inilink slot gacorslot88judi slot onlineslot gacorsitus slot gacor 2022https://www.dispuig.com/-/slot-gacor/https://www.thungsriudomhospital.com/web/assets/slot-gacor/slot88https://omnipacgroup.com/slot-gacor/https://viconsortium.com/slot-online/http://soac.abejor.org.br/http://oard3.doa.go.th/slot-deposit-pulsa/https://www.moodle.wskiz.edu/http://km87979.hekko24.pl/https://apis-dev.appraisal.carmax.com/https://sms.tsmu.edu/slot-gacor/http://njmr.in/public/slot-gacor/https://devnzeta.immigration.govt.nz/http://ttkt.tdu.edu.vn/-/slot-deposit-dana/https://ingenieria.unach.mx/media/slot-deposit-pulsa/https://www.hcu-eng.hcu.ac.th/wp-content/uploads/2019/05/-/slot-gacor/https://euromed.com.eg/-/slot-gacor/http://www.relise.eco.br/public/journals/1/slot-online/https://research.uru.ac.th/file/slot-deposit-pulsa-tanpa-potongan/http://journal-kogam.kisi.kz/public/journals/1/slot-online/https://aeeid.asean.org/wp-content/https://karsu.uz/wp-content/uploads/2018/04/-/slot-deposit-pulsa/https://zfk.katecheza.radom.pl/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://science.karsu.uz/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/ Метка: 2/2021 - Московский Экономический Журнал1

Московский экономический журнал 2/2021

УДК 334.72

DOI 10.24412/2413-046Х-2021-10128

ВЛИЯНИЕ ПАНДЕМИИ НА МАЛЫЙ И СРЕДНИЙ БИЗНЕС

IMPACT OF THE PANDEMIC ON SMALL AND MEDIUM-SIZED BUSINESSES

Кокорев Александр Сергеевич, кандидат экономических наук, доцент кафедры истории и экономической теории, Академия Государственной противопожарной службы МЧС России, г. Москва. askokorev78@mail.ru

Kokorev Alexander Sergeevich, PhD in Economics, Associate Professor of the Department of History and Economic Theory, Academy of the State Fire Service of the EMERCOM of Russia, Moscow, e-mail: askokorev78@mail.ru 

Аннотация. В статье рассматриваются аспекты развития малого и среднего бизнеса в период пандемии. Выявлены категории предприятий малого и среднего бизнеса, деятельность которых в большей степени подверглась негативному и положительному влиянию ограничительных мер. Среди последствий распространения коронавирусной инфекции в отношении субъектов МСП отмечены: резкое снижение индекса деловой активности предприятий, рост безработицы, отсутствие или ограничение финансирования со стороны инвесторов, недостаточная эффективность государственной поддержки предпринимателям. Направлениями совершенствования в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства выступает переход на дистанционный режим работы, поддержка цифровизации, реализация новых проектов в онлайн сфере с целью компенсации убыточности оффлайн бизнеса, создание государственного механизма поддержка МСП секторальной направленности, привлечение инвестиций в новые стартап-проекты за счет новизны идеи и быстрой окупаемости.  Авторы приходят к выводу, что COVID-19 нанес серьезный урон по малым и средним предприятиям, однако субъекты хозяйствования способны адаптироваться к текущим кризисным условиям, обладая потенциалом к восстановлению до прежнего уровня развития.

Summary. The article deals with the aspects of small and medium-sized businesses development during the pandemic. The categories of small and medium-sized businesses whose activities were more affected by the negative and positive effects of restrictive measures were identified. Among the consequences of the spread of coronavirus infection in relation to SMEs are noted: a sharp decline in the business activity index of enterprises, an increase in unemployment, the lack or restriction of funding from investors, and insufficient effectiveness of state support to entrepreneurs. The areas of improvement in relation to small and medium-sized businesses are the transition to remote operation, support for digitalization, the implementation of new projects in the online sphere in order to compensate for the loss of offline business, the creation of a state mechanism to support SMEs of a sectoral orientation, attracting investment in new startup projects due to the novelty of the idea and quick payback. The author concludes that COVID-19 has caused serious damage to small and medium-sized enterprises, but business entities are able to adapt to the current crisis conditions, having the potential to recover to the previous level of development.

Ключевые слова: малое и среднее предпринимательство, пандемия, коронавирусная инфекция, государственная поддержка.

Keywords: small and medium-sized businesses, pandemic, coronavirus infection, state support.

В настоящее время предприятия малого и среднего бизнеса выступают одним из значимых триггеров развития экономики любой страны, поскольку основными субъектами экономической жизни являются не крупные корпорации, а субъекты малого и среднего предпринимательства, удельная доля которых составляет до 90% от всех компаний в мире, обеспечивая 70% рабочих мест и создавая 50% мирового ВВП [11]. По данным Всемирного банка, в развивающихся странах в ближайшие 15 лет четыре из пяти новых рабочих мест будут создаваться малыми и средними предприятиями, способствуя тем самым росту производительности труда [4].

 В связи с риском усиления кризиса в экономической сфере, вызванного коронавирусной инфекцией, со стороны правительств всего мира осуществляются беспрецедентные меры поддержки по развитию деловой активности и сохранения занятости. Так для начала стоит рассмотреть, какие отрасли на территории Российской Федерации пострадали больше всего. Для этого нами был изучен план преодоления экономических последствий коронавирусной инфекции, подготовленный правительством РФ по состоянию на 11.03.2021 года. Так на рисунке 1 нами были представлены наиболее пострадавшие отрасли на территории РФ. [13]

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 3.03.2020 г. № 434, в список отраслей, наиболее пострадавших от режима самоизоляции, вошли такие, как авиаперевозки, аэропортовая деятельность, автоперевозки; организация досуга и развлечений; физкультурно-оздоровительная деятельность и спорт; деятельность туристических агентств и прочих организаций, предоставляющих услуги в сфере туризма; гостиничный бизнес; общественное питание и др. [12].

Из этого следует, что наиболее пострадавшей категорией являются МСП в сфере предоставления услуг, поскольку безопасность жизнедеятельности как один из аспектов функционирования бизнеса подразумевает соблюдение мер защиты и исключения любого взаимодействия с клиентами.

Так, например, индекс деловой активности малого и среднего бизнеса RSBI в 1-3 квартале 2020 г. составил минимальное значение за последние 5 лет: 48,6 п., что говорит о критическом положении сегмента малого и среднего бизнеса, вызванного вспышкой коронавирусной инфекции мирового масштаба [2]. Динамика индекса RSBI МСБ в 2020 году представлена на рисунке 2 в виде карты. Средний показатель по России в 2020 году был равен 48,6 п.

Однако коронавирусная инфекция повлияла на ряд отраслей и положительным образом. Так, например, производство фармацевтики (увеличился выпуск на 13,5% в годовом исчислении в апреле 2020 г. и на 22,4% в мае 2020 г.) и медицинских инструментов (прирост на 2,7% в апреле 2020 г. и 33,6% в мае 2020 г.) показало значительный рост на фоне эпидемии [9]. Все это приводит к резкому падению выручки МСП и сокращению штата работников в каждой третьей компании. Структура изменения выручки компаний за 2020 год представлена на рисунке 3.

Из данных диаграмм следует, что наибольшая доля респондентов, фиксирующих рост выручки, пришлась на Тюменскую и Владимирскую области (28% и 27%). А наибольшая доля респондентов, отметивших сокращение выручки, соответствует Калужской области (72%).

Ограничительные меры, принятые государством, вынудили субъекты малого и среднего бизнеса во имя сохранности здоровья граждан перейти на удаленный режим работы, где отраслям это было осуществить чрезвычайно сложно ввиду ряда моментов [10]: ряд услуг невозможно осуществить удаленно (авиаперевозки, туризм и т.п); отсутствие опыта ведения удаленной работы. По мнению исследователей А.В. Зимовец, Ю.В. Сорокиной, А.В. Ханиной, переход на удаленную работу позволяет представителям бизнеса не довести свое предприятие до банкротства, где до 25% предприятий смогут продолжить работу и сохранить рабочие места после пандемии [7].

Несмотря на преимущества удаленного режима работы сотрудников, на практике отчетливо наблюдается рост безработицы в период пандемии. Так, по данным Росстат, в мае 2020 г. число безработных в России возросло до 4,5 млн, составив при этом 6,1% всей рабочей силы [3]. Динамика числа безработных в мае 2020 г. в годовом выражении к маю 2019 г. составила 32,7%, а по сравнению с апрелем 2020 г.

На рисунке 4 представлена структура изменения штата компаний за 2020 год. Из данных диаграмм следует, что больше всего респондентов, увеличивающих штат, пришлось на Архангельскую и Смоленскую области (28% и 24%). Наибольшая доля сокращений – в Белгородской, Оренбургской и Саратовской областях.

Как справедливо отмечают С.П. Земцов, Ю.В. Царева, достигнув максимума данного показателя за последние 8 лет, российский рынок вынужден адаптироваться к режиму пандемии не только за счет сокращения штата сотрудников, но и введения неполного рабочего дня, сокращения зарплат, отправки сотрудников в неоплачиваемый отпуск при сохранении занятости [6].

Наряду с безработицей, отмечается снижение финансирования субъектов малого и среднего предпринимательства со стороны инвесторов (во II квартале 2020 г. падение инвестиций составило около 36%).

Российский Институт анализа инвестиционной политики отмечает, что «в связи со снижением ставок для поддержки экономики инвесторы ищут более привлекательные по сравнению с депозитами и ценными бумагами направления вложения средств, что косвенно повышает инвестиционную привлекательность стартапов – одной из распространенных форм МСП. Тем не менее, как показывает статистика, объем вложений в стартапы по итогам I квартала 2020 г. снизился на 13% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года и стал самым низким с начала 2018 г [8].

В то же время, гибкость стартапов, их умение быстро выпускать новые продукты и разрабатывать уникальные технологии, сформированные в период активной распространяемости COVID-19, оказываются широко востребованы на мировом и отечественном рынке. С учетом данных перечня различных международных и российских исследовательских проектов, например, таких как StartupBlink, Euromonitor, Агентство инноваций города Москвы и др. Институтом анализа инвестиционной политики выделяются наиболее актуальные направления, предоставляющие возможности для развития МСП в условиях пандемии, включающие в себя: медицинскую сферу (профилактика распространения, диагностика заболевания), сферу цифровизации в экономических отраслях (оценка информации и анализ больших данных, адаптация к условиям карантина и самоизоляции, высокотехнологичные разработки). Изменения структуры инвестиций за 2020 год по России представлены в диаграммах на рисунке 5.

Из данных рисунка 5 следует, что свыше 30% респондентов нарастили инвестиции за последний год. Сократили же инвестиции только 10% опрошенных. Также можно отметить что 44% компаний МСБ воздержались от вложений в развитие бизнеса за последний год.

Выделим меры, принимаемые странами, в том числе и Россией, в отношении МСП, по нескольким блокам:

  • Сокращение рабочего времени, временные увольнения и отпуск по болезни. Правительства оказывают помощь компаниям для сохранения занятости, а также поддержки доходов граждан. Во многих странах ввели специальные меры поддержки самозанятых.
  • Отсрочка уплаты налогов, взносов в систему социального обеспечения, платежей по задолженностям, аренде и коммунальным услугам.
  • Введение, расширение или упрощение предоставления кредитных гарантий для увеличения возможностей коммерческих банков выдавать займы МСП.
  • Выдача прямых займов МСП через государственные институты.
  • Предоставление грантов и субсидий МСП и другим компаниям для компенсации падения доходов.
  • Реализация структурных мер, помогающих МСП адаптироваться к новым методам работы и (цифровым) технологиям, найти новые рынки и каналы продаж для продолжения операций, несмотря на ограничительные меры.
  • Внедрение специальных схем для мониторинга влияния кризиса на МСП и улучшения управления мерами политики, связанными с МСП.

Государство ввело ряд карантинных мер, которые должны помочь малому и среднему бизнесу в сложных обстоятельствах. Сейчас действует федеральная и региональная поддержка. Федеральная распространяется на всю страну, а региональная действует только на местах и опирается на постановления муниципальных властей.

 Антикризисная политика включает меры, направленные на ограничение масштабов распространения кризисов, уменьшение их продолжительности и глубины, смягчение и преодоление последствий кризисных ситуаций. Структура финансирования антикризисных мер принятых на территории РФ представлена на рисунке 6.

В периоды кризисов Банк России во взаимодействии с Правительством Российской Федерации реализует антикризисные меры на финансовом рынке. Набор применяемых регулятором мер зависит от характера и особенностей кризиса, его масштабов и глубины.

Послабления касаются применения финансовыми организациями макропруденциальных и пруденциальных норм. Использование послаблений смягчает последствия кризисов для финансовых организаций, позволяет стабилизировать их финансовое положение, поддерживать кредитную активность и непрерывность деятельности.

 Смягчение требований к обеспечению, расширение перечня принимаемых в обеспечение ценных бумаг и других активов увеличивают доступ кредитных организаций к кредитам.

Сейчас ситуация в российском финансовом секторе существенно улучшилась, финансовые рынки стабилизировались, ограничительные меры в России постепенно снимаются. Большая часть мер в связи с пандемией принималась на период с 1 марта до 30 сентября 2020 года. Было принято решения о продлении части послаблений, реализации новых мер для поддержки экономики и о прекращении действия ряда временных мер, введенных в связи с распространением коронавирусной инфекции.

На рисунке 7 представлены меры поддержке малого и среднего предпринимательства в Российской федерации. Несмотря на принимаемые меры для поддержки предпринимателей, большая часть малого бизнеса не обладает финансовой подушкой безопасности, следствием чего выступает неготовность обеспечить себя самостоятельно в период кризиса. В рамках национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» объем финансовых средств МСП до 2024 г. составит около 481,4 млрд руб [2]. Государственная поддержка, с одной стороны, не покрывает убытков, понесенных субъектами МСП; а с другой – многим компаниям сложно получить государственную поддержку по ряду причин, связанных со сложностью подачи документов или невозможностью их подачи из-за отсутствия определенных ОКВЭД в документах, регламентирующих предоставление помощи малому бизнесу.

Для подтверждения существующих проблем развития малого и среднего бизнеса приведем данные из Доклада российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) о ситуации в российских компаниях на фоне пандемии COVID19, в ходе которого было выявлено, что 87,4% компаний продолжают работать в текущих условиях. В 29,3% все сотрудники остаются на рабочих местах (39,6% для крупных компаний и 19,5% для малого бизнеса), в то время как 14% полностью перешли на дистанционный формат.

В свою очередь, 52,2% субъектов малого бизнеса не имеют доступа к финансированию – как собственному, так и внешнему. На внешнее финансирование рассчитывают предприятия энергетического сектора (38,4%), около трети промышленных компаний и образовательных организаций.

Сельскохозяйственные организации и компании, занятые предоставлением персональных услуг, чаще отвечали, что у них нет никакого финансирования для восстановления работы (доля такого ответа – более 50%). В торговых компаниях этот показатель составил 57,2%. Среди наиболее острых проблем, возникающих в секторе МСП из-за пандемии COVID-19, респонденты выделили перебои в деятельности контрагентов и невыполнение обязательств с их стороны (49,3%), резкое снижение спроса (42,8%), снижение доступности сырья/комплектующих (37,9%), ненадлежащий поток наличности (33,2%), отсутствие сотрудников на рабочем месте (32%). Доля компаний, которые находятся в критическом положении (не способны обслуживать основной долг или выплачивать платежи первой очереди (налоги, страховые взносы, зарплата), составляет 20,9% [5].

По итогу опроса, основными вызовами для малого и среднего бизнеса в условиях пандемии выступают: снижение выручки и рост недоверия со стороны клиентов, риск заражения персонала, перебои в логистических цепочках, сложности в обеспечении эффективной коммуникации, финансовая неустойчивость, рост неопределенности, требующей антикризисного управления.

Согласно Индексу RSBI, впервые с февраля прошлого года деловая активность малого и среднего бизнеса вышла в зону роста и составила 51,6 пункта, чему способствовало движение вверх всех компонент индекса: продаж, кадров, инвестиций и кредитов. На рисунке 6 показаны изменения динамики индекса RSBI в 2021 году.

Из рис. 8 следует что продажи и кадры увеличились за счет высоких ожиданий на ближайшие три месяца. Кредиты и инвестиции, напротив, выросли на увеличении фактических значений и продолжают удерживаться вблизи рекордно высоких исторических показателей. Продажи хоть и продемонстрировали рост, однако они все еще остаются в зоне снижения.

Ровно год понадобился малому и среднему бизнесу, чтобы его деловая активность, измеряемая индексом RSBI, снова превысила отметку в 50 пунктов, что является показателем роста. Учитывая глубину падения индекса в результате пандемии и вынужденных ограничительных мер, а минимальное значение было зафиксировано в апреле 2020 года, текущее значение в 51,6 п. является, без преувеличения, прекрасным результатом. Безусловно, до полного восстановления докризисной экономической ситуации предстоит пройти ещё долгий путь, но то, что путь, выбран правильный, подтверждается видимыми улучшениями, которые в том числе фиксирует индекс.

Например, по сравнению с январём 2021 года компонента кадры показывает рост. Вместе с тем, несмотря на рост и компоненты продаж, она пока единственная не достигла знакового показателя 50 п. Между тем, именно она отражает успешность и доходность бизнеса, и при её низких значениях бизнесу сложнее генерировать прибыль, что является непременным условием существования самого бизнеса.

Хотелось бы отметить, что необходимо поддерживать предпринимателей, особенно из наиболее пострадавших отраслей. Новый инструмент поддержки – программа ФОТ 3.0 — должна стать ещё одной ступенью к восстановлению и дальнейшему росту экономики.

Таким образом, рассмотрев некоторые структурные характеристики поддержки МСП, рекомендуется активно внедрять меры, направленные на поиск новых и альтернативных рынков сбыта и содействие экспорту, поддержку цифровизации и перехода на удаленную работу, внедрение технологических инноваций, а также профессиональное обучение и переквалификацию работников. Кроме того, реализация новых стартап-проектов в онлайн сфере позволит предпринимателям компенсировать убытки в результате ведения оффлайн бизнеса, поскольку в стартап-проекты намного легче привлечь инвестиции за счет новизны идеи и быстрой окупаемости. 

Несмотря на экономический кризис, сокращение бюджетных поступлений и рост расходов на борьбу с пандемией, промедление и экономия в вопросах государственной поддержки частного сектора в целом и субъектов МСП как его важнейшей части могут обернуться для государств более глубокой и продолжительной рецессией, однако, по нашему мнению, пандемия COVID-19 не угрожает развитию МСП в глобальном смысле, предприятия вполне обладают ресурсами и инструментарием для выхода из кризиса при поддержке со стороны государства.  

Разрабатываемые государствами меры поддержки должны основываться на четких целях экономической политики, быть системными, а также учитывать долгосрочные приоритеты развития, в том числе секторальную направленность при поддержке МСП, поскольку некоторые секторы пострадали от экономических последствий COVID-19 более серьезно, чем другие, в связи с чем потребности в стимулах и помощи со стороны государства распределены неравномерно. Кроме того, микро-, малые и средние предприятия играют неодинаковую роль в различных отраслях с точки зрения занятости, объема производства, в связи с чем возникает потребность в определении поддержки в зависимости от требуемой помощи со стороны сегментов малого и среднего предпринимательства.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 

  1. Активность малого и среднего бизнеса в России упала до минимума за 5 лет [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.rbc.ru/economics/19/05/2020/5ec278389a794780b80f1127 (дата обращения: 01.03.2021).
  2. Антонова, М.П., Баринова, В.А., Громов, В.В., Земцов, С.П. и др. Развитие малого и среднего предпринимательства в России в контексте реализации национального проекта. М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2020. 88 с.
  3. Безработица в России выросла до максимума за восемь лет [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.rbc.ru/economics/19/06/2020/5eecd9db9a7947e77b3bc058 (дата обращения: 15.02.2021).
  4. Влияние экосистемы МСП на мировую экономику [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://tass.ru/pmef-2017/articles/4278934 (дата обращения: 28.02.2021).
  5. Доклад РСПП о ситуации в российских компаниях на фоне пандемии COVID-19 [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://media.rspp.ru/document/1/0/a/0a74470429f3dea0e8a73556494ff698.pdf (дата обращения: 06.03.2021).
  6. Земцов С.П., Царева Ю.В. Тенденции развития сектора малых и средних предприятий в условиях пандемии и кризиса // Экономическое развитие России. 2020. №5(27). С.71-82.
  7. Зимовец А.В., Сорокина Ю.В., Ханина А.В. Анализ влияния пандемии COVID-19 на развитие предприятий в Российской Федерации // Экономика, предпринимательство и право. 2020. Т.10. № 5. С. 1337-1350.
  8. Институт анализа инвестиционной политики [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://мниап.рф/institute/about (дата обращения: 12.03.2021).
  9. Какие отрасли российской промышленности пострадали от пандемии коронавируса сильнее всего [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.forbes.ru/biznes/404085-kakie-otrasli-rossiyskoy-promyshlennosti-postradali-ot-pandemii-koronavirusa-silnee (дата обращения: 10.02.2021).
  10. Образцова О.И., Чепуренко А.Ю. Политика в отношении МСП в РФ: обновление после пандемии? // Вопросы государственного и муниципального управления. 2020. №3. С.71-95.
  11. Поддержка МСП в контексте COVID-19. Департамент международного и регионального сотрудничества СП РФ. 2020. 40 с.
  12. Постановление Правительство Российской Федерации от 3 апреля 2020 г. № 434 «Об утверждении перечня отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции» // Министерство транспорта Российской Федерации [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://mintrans.gov.ru/documents/1/10639?type=1 (дата обращения: 17.02.2021).
  13. Министерство экономического развития Российской Федерации // План преодоления экономических последствий новой коронавирусной инфекции. Режим доступа: https://www.economy.gov.ru/material/file//Plan.pdf
  14. Промсвязьбанк// Индекс RSBI в регионах России. Режим доступа: https://www.psbank.ru/Business/RSBI
  15. Российское общественное объединение «Опора России». Режим доступа:https://opora.ru/upload/iblock/6eb/6eb039aea383ab14854783af3a5a5b18.pdf
  16. Министерство экономического развития Российской Федерации // О поддержке малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации в условиях изменившейся экономической ситуации, вызванной распространением новой коронавирусной инфекции. Режим доступа: https://www.economy.gov.ru/material/dokumenty/msp_covid_19.html
  17. Кокорев А.С. Глобализация и актуальные проблемы современной региональной экономики. Московский экономический журнал. – Москва, 2020. — № 4. –С. 14.



Московский экономический журнал 2/2021

УДК.330.15

DOI 10.24412/2413-046Х-2021-10127

ПРЕДПРИЯТИЕ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ КАК СУБЪЕКТ ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

ENVIRONMENTAL ENTERPRISE AS A SUBJECT OF THE ECOLOGICAL-ECONOMIC SYSTEM

Продолятченко П.А., кандидат экономических наук, почетный профессор и доктор РАЕН, заведующий кафедрой «Экономика и управление на предприятии природопользования», Российский государственный гидрометеорологический университет, филиал г. Туапсе

Prodolyatchenko P.A.  , Candidate of Economic Sciences, Honorary Professor and Doctor of the Russian Academy of Natural Sciences, Head of the Department of Economics and Management at Environmental Management Enterprises, Russian State Hydrometeorological University, Tuapse branch

Аннотация. В статье обосновывается необходимость определения понятия «предприятие природопользования» в широком и узком смысле. Рассматриваются вопросы взаимосвязи природопользования и экологической деятельности хозяйствующих структур, определяются предмет, объект и субъекты природопользования. Предприятие природопользования определяется в виде юридического лица, которое в своей деятельности использует природные ресурсы и воздействует на состояние окружающей природной среды. Обращается внимание на то, что экономику природопользования следует исследовать посредством изучения деятельности предприятий природопользования.

Summary. The article substantiates the need to define the concept of «enterprise of nature management» in a broad and narrow sense.  The issues of interrelation of nature management and ecological activity of economic structures are considered, subject, object and subjects of nature management are determined.  A nature management enterprise is defined as a legal entity that uses natural resources in its activities and affects the state of the natural environment.  Attention is drawn to the fact that the economics of environmental management should be investigated by studying the activities of environmental management enterprises.

Ключевые слова: предприятие природопользования, экологическая деятельность, экономика природопользования, хозяйствующие субъекты, объект, предмет, общество.

Keywords: enterprise of nature management, ecological activity, economics of nature management, business entities, object, subject, society.

В связи с усилением влияния хозяйственной деятельности экономических субъектов на природопользование возникает необходимость определения понятий «природопользование», «субъект природопользования», «объект природопользования», «предприятие природопользования». Эти словосочетания  в настоящее время широко используются в хозяйственной практике, в экономической и юридической литературе. Однако, несмотря на наличие отрасли  «природопользование», аналогичной учебной дисциплины, ряда учебников по природопользованию, в том числе экономике природопользования,  следует отметить  многообразие существующих взглядов ученых-географов, ученых-экономистов, ученых-юристов на рассматриваемые понятия. При этом  в трудах современных ученых не удается найти самого определения «предприятие природопользования».

В российском законодательстве термин «предприятие» раскрывается в двух значениях: как имущественный комплекс – объект права и как юридическое лицо – субъект права. По нашему убеждению, основным смыслом предприятия следует признать  понятия «дело», «бизнес», подразумевающие возможность формирования и использования финансовых ресурсов, «получение дополнительных материальных благ, сохранения за собой определенного места, ниши в экономическом обороте, что является главенствующей сутью, единственным назначением предприятия как имущественного комплекса» [1, с.154]. В Новой экономической энциклопедии  представлено следующее определение: «Предприятие – юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией; самостоятельный хозяйствующий субъект, созданный для производства продукции, выполнения работ и оказания услуг в целях удовлетворения общественных потребностей и получения прибыли» [2, c. 453]. Таким образом подчеркивается  связь предприятия с осуществлением предпринимательской деятельности, в которой используется весь его имущественный комплекс.

Зачастую предпринимательская деятельность подразумевает использование определенных ресурсов, создание продукта и так или иначе связана с вопросами использования природных благ и качеством  окружающей среды. Для современного этапа развития предпринимательства свойственно:

  • осознание конечности и ограниченности природных благ;
  • понимание ценности качества окружающей среды.

Как подчеркивает И.Д. Дебелая: «Беспрецедентное увеличение общественных потребностей в природных ресурсах и ухудшение экологического состояния территории, угроза глобального экологического кризиса активизировали научно-практические исследования и, как следствие, предопределили зарождение новых междисциплинарных направлений на стыке естественных, гуманитарных и технических наук» [3, с. 65].

Понятие «природопользование» введено в научный оборот советским и российским экологом, доктором географических наук, профессором Ю.Н. Куражковским в 1969 году в  научном труде «Очерки природопользования», где природопользование определялось как «самостоятельная научно-производственная дисциплина, занимающаяся разработкой общих принципов осуществления всякой деятельности, связанной либо с непосредственным пользованием природой и ее ресурсами, либо с изменяющими ее воздействиями» [4, с. 404].

В настоящее время, несмотря на широкое употребление термина «природопользование», данное понятие имеет множество определений, частично противоречащих друг другу. Так, собственные характеристики исследуемого понятия приводятся в научных трудах  Н.Ф. Реймерса, В.В. Дежкина, Ю.А Бобровкина, Б.В. Пояркова, В.Ф. Резникова, П.Я. Бакланова, А.С.Шнейберга, В.А. Осипова, Е.В. Потанина, Л.М. Корытного, К.В. Зворыкина, Л.Н. Бабушкина, А.П. Капицы, И.И. Невяжского, Д.Н. Ачунина, Ю.Г. Симонова, Г.Д. Мухина, М.Т. Романова, А.В. Мешкова, Ю.П. Михайлова, С.Э. Крапивенского, А.Д. Урсула, А.Л. Гончаровой, М.С. Биче и проч.  Следует отметить, что при множественности толкований полностью явление «природопользование» до сих пор остается нераскрытым. В основном данный термин употребляется в следующих значениях (рисунок 1):

Объединяет совокупность определений понятия «природопользование» осознанная всеми исследователями необходимость создания единой упорядоченной системы эксплуатации природно-ресурсного потенциала, позволяющей управлять этим процессом и минимизировать экологический ущерб.  При этом отдельные авторы придерживаются мнения о том, что природопользование вообще не следует  рассматривать ни как отдельную науку, ни как особую отрасль хозяйства, ввиду того, что с использованием природных благ связаны все отрасли хозяйства и субъекты хозяйствования.

Ввиду неоднозначности существующих определений необходимо рассматривать терминологию «природопользование»  в узком и широком понимании (рисунок 2).

Таким образом, понятие «природопользование», с  одной стороны, имеет универсальный практический характер и выступает важной характеристикой любого вида хозяйственной деятельности в различных отраслях народного хозяйства, с другой – это сам процесс использования  природных ресурсов в целях удовлетворения различных потребностей хозяйствующих субъектов и общества в целом. В.А Осипов указанную двойственность рассматривает как:

а) совокупность социальных действий по пользованию окружающей средой;

б) процесс познания информации о природе [5, с.70].

Анализируя понятие «природопользование», следует обратить внимание на его близость и взаимосвязь  с понятием «экологическая деятельность». Сравнение различных вариантов рассматриваемых определений показывает некую идентичность данных понятий, это обусловлено их тесной связью, проявляющуюся в том, что ключевым в обоих понятиях является деятельность человека и эта деятельность  осуществляется по отношению к природе. Различия между понятиями «природопользование» и «экологическая деятельность» проявляются в масштабности связанных с ними процессов. Это наглядно видно, если представить экологическую деятельность в широком и узком смысле (рисунок 3).

Таким образом в узком понимании экологическая деятельность по сути и есть «природопользование». В таком подходе проявляется многогранность и комплексность природопользования.  При этом основной ведущей формой природопользования является экономическая.

Подобное «пользование» ресурсами природы предполагает наличие объекта и субъекта. Также необходимо определить предмет природопользования. В качестве такового можно считать оптимизацию отношений в системе «природа – предприятия», стремление к рациональному пользованию,   сохранению,    воспроизводству    среды     жизнедеятельности человека.

Объектом природопользования выступает «комплекс взаимоотношений между использованием природных ресурсов, естественными условиями жизни общества и его социально-экономическим развитием в  конкретных природных и социально-экономических условиях в пространственно-временных границах на определенной территории» [3, с. 65-66]. То есть, объектом может быть территория как ресурсорасполагающая, ресурсовоспроизводящая и  средовоспроизводящая система.

Субъектом природопользования является общество в  целом, отрасли экономики, физические и юридические лица (предприятия), органы власти и проч., то есть все те, кто так или иначе использует природные ресурсы, воздействует на среду обитания, формирует правила пользования, сохранения, воспроизводства среды жизнедеятельности социума. Существенную долю в составе субъектов природопользования занимают юридические лица – предприятия. Субъектами природопользования являются предприятия различной организационно-правовой формы, государственной и частной собственности, действующие во всех отраслях и направлениях  хозяйствования, имеющие разные объемы деятельности. Наибольшую значимость имеют добывающие, промышленные предприятия, предприятия транспортной инфраструктуры, сервиса, рекреации и туризма, торговые организации, особенно предприятия розничной торговли продуктами питания. Отдельно следует выделить  те субъекты природопользования, которые устанавливают правила, контролируют процессы использования природы в хозяйственной деятельности, анализируют состояние окружающей  природной среды.

Предприятием природопользования следует считать такое юридическое лицо, которое в своей деятельности использует природные ресурсы и воздействует на состояние окружающей природной среды. Считаем что понятие «предприятие природопользования» следует также рассматривать узко и широко (рисунок 4).

Интерес прежде всего вызывают те предприятия природопользования, которые рассматриваются в узком понимании, спроектированном на аналогичный подход к понятиям «природопользование», «экодеятельность». Важно для каждого предприятия определить степень зависимости от потенциала природных ресурсов и размеры воздействия на природную среду.    

Существует необходимость классификации предприятий природопользования по вышеуказанным критериям и законодательного определения налоговых ставок и сборов (платежей) в соответствии с масштабами природопользования и воздействием на экосистему. Для этого необходимо масштабно проанализировать деятельность каждого предприятия и постоянно осуществлять мониторинг результатов его деятельности.

В настоящее время на предприятиях природопользования существует множество экономических проблем, свойственных как отечественной экономике в целом, так и вытекающих из особенностей деятельности предприятий данной категории [6]. Главной особенностью предприятий природопользования является необходимость исключительно бережного отношения к используемым природным ресурсам, максимизация  возможности безотходного их использования и минимизация выбрасываемых сырьевых отходов. Бережное отношение к природным ресурсам целесообразно не только с экологической, но  и с экономической точки зрения. Постановка и решение задач модернизации и поступательного развития российской экономики в настоящее время не мыслимы без решения экологических проблем развития наравне с классическими (в том числе социальными и экономическими). При этом следует учитывать, что без четкого определения критерия «предприятие природопользования» невозможно вести речь об экономике природопользования. В современных условиях роль и значение экономики природопользования проявляются именно через экономику предприятий природопользования. Цель и задачи экономики природопользования также связаны с критериями деятельности предприятий, функционирующих в данной сфере. Экономику природопользования необходимо рассматривать как искусство ведения хозяйства предприятиями природопользования, при котором обеспечивается взаимодействие

 «общество ←→ предприятие ←→ природа»,

то есть решается вопрос, как рационально вести хозяйственную деятельность с учетом экологических факторов и экономических интересов общества в целом и его хозяйствующих субъектов в отдельности.

Литература

  1. Науменко А.В., Курмаз Т.А. Определение понятия «предприятие» в законодательстве Украины // Научные ведомости БелГУ. 2012. №2. Выпуск 22. С.151-162.
  2. Румянцева Е.Е. Новая экономическая энциклопедия. 2-е изд. – М.: ИНФРА-М, 2006. – 810 с.
  3. Дебелая И.Д. Основные этапы развития научной дисциплины «природопользование» // Известия АО РГО. 2016. №2. С. 65-69.
  4. Куражковский Ю.Н. Очерки природопользования. – М.: Мысль, 1969. -268 с.
  5. Вершков А.В. О соотношении понятий «экологическая деятельность» и «природопользование» //Инновационная наука. 2016. №2. С. 69-72.
  6. Морозов А.И., Семенова Ю.Е. Экономические проблемы предприятия природопользования и пути их решения // Символ науки. 2017. №01-1. С. 45-47.



Московский экономический журнал 2/2021

УДК 374.4

DOI 10.24412/2413-046Х-2021-10126 

ОРГАНИЗАЦИОННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОНТРАФАКТУ АВИАЦИОННЫХ ИЗДЕЛИЙ И ЗАПЧАСТЕЙ 

ORGANIZATIONAL AND ECONOMIC METHODS OF COUNTERING ANTI-COUNTERFEIT AIRCRAFT PRODUCTS AND SPARE PARTS

Мешанков Дмитрий Валерьевич, аспирант кафедры «Управление персоналом», ФГБОУ ВО «Московский авиационный институт», Москва, E-mail: cy623@yandex.ru

Meshankov Dmitry V., Graduate Student of Department «Human Resource Management», Moscow Aviation Institute 

Аннотация.  В статье рассмотрены основные методы и меры противодействия контрафакту авиационных изделий и запчастей. Проводится анализ деятельности Российских производителей и эксплуатантов военной и гражданской авиационной техники. Отмечается особо важная роль Центра сертификации авиационно-технических средств Государственного НИИ гражданской авиации в процессе контроля качества производимой продукции.

Summary. The article discusses the main methods and measures to counter counterfeit aircraft products and spare parts. The analysis of the activities of Russian manufacturers and operators of military and civil aviation equipment is carried out. The particularly important role of the Certification Center for Aviation Technical Facilities of the State Research Institute of Civil Aviation in the process of quality control of manufactured products is noted.

Ключевые слова: организационно-экономические методы управления, контрафактная продукция, авиационные происшествия, безопасность полетов, аутентичность, авиационные стандарты..

Key words: organizational and economic management methods, counterfeit products, aviation accidents, flight safety, authenticity, aviation standards.

Основные предпосылки к возникновению авиационных происшествий (АП) создает установка на отечественных воздушных судах (ВС) контрафактных запчастей.

Контрафактное изделие (counterfeit part): Изделие, при изготовлении, продаже, обмене, распространении, импорте или ином введении в оборот которого, и при внесении изменений в которое были нарушены исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

К контрафактным изделиям относятся следующие изделия:

  • изготовленные, измененные, введенные в оборот с нарушением законодательства об авторском праве или существенных условий договора о передаче исключительных прав либо содержащие наряду с правомерно используемыми объектами авторского права неправомерно используемые;
  • содержащие изобретения, полезные модели, промышленные образцы, топологии интегральных микросхем, находящиеся в обороте (от производства до использования) с нарушением прав и законных интересов правообладателя, требований патентного законодательства либо существенных условий лицензионного договора;
  • имеющие средства индивидуализации, находящиеся в обороте (от производства до использования) с нарушением прав и законных интересов правообладателя, требований законодательства либо существенных условий лицензионного договора;
  • содержащие секреты производства (ноу-хау), полученные в результате неправомерного разглашения, завладения и использования с нарушением прав и законных интересов правообладателя, требований законодательства о коммерческой тайне.

Российские производители и эксплуатанты военной и гражданской авиационной техники (АТ) в течение многих лет пытаются защитить свой рынок от поставок некачественных и поддельных запчастей.

В отсутствие четких законодательных механизмов по борьбе с появлением нелицензированных деталей для самолетов и вертолетов в России пока только появляются программы, препятствующие продаже и использованию краденых, поддельных или просто некачественных авиационных комплектующих.

По данным Центра сертификации авиационно-технических средств Государственного НИИ гражданской авиации (ГосНИИГА), доля контрафактных изделий на рынке комплектующих АТ в среднем составляет 7 – 9 % (по состоянию на 01.01.2020 г.). Однако по некоторым типам агрегатов она достигает четверти. Особым успехом у нелегальных изготовителей пользуются, например,  насосы для гидравлических систем ВС.

В проблеме противодействия контрафакту запчастей ВС вопрос мониторинга жизненного цикла компонентов ВС, на решение которого направлена работа Информационно-аналитического центра (ИАЦ) ГосНИИ ГА, занимает одно из ключевых мест.

Комплекс работ, проводимых специалистами ИАЦ ФГУП ГосНИИ ГА, ставит своей целью оказание помощи авиапредприятиям, организациям ГА и организациям-поставщикам авиационно-технического имущества (АТИ), в вопросах оценки аутентичности и установлении жизненного цикла используемых ими компонентов ВС.

В соответствии с требованиями ИКАО DOC 9760-AN/967 «Руководство по летной годности», издание третье, 2014 г. Гл. 9. «Поддержание летной годности воздушного судна», п.9.10. «Подлинность и работоспособность составных частей воздушного судна», а также «Методикой оценки аутентичности компонентов ВС» (2-я редакция) № 24.10-966 ГА (далее — Методика), в настоящее время к неаутентичным (неутвержденным, контрафактным) компонентам ВС относятся компоненты ВС, не соответствующие требованиям государственной регистрации, а именно:

  • компоненты ВС поставленные в эксплуатацию организацией не наделенной такими правами;
  • компоненты ВС, прошедшие техническое обслуживание или ремонт и допущенные к дальнейшей эксплуатации, организацией, не наделенной такими правами;
  • компоненты ВС, техническое обслуживание или ремонт которых проводились не в соответствии с требованиями распространяющейся на них документации;
  • компоненты ВС, достигшие ограничения срока эксплуатации, включая, в необходимых случаях, срок хранения.

ФГУП ГосНИИ ГА — это единственная в Российской Федерации организация, занимающаяся на профессиональном уровне проведением работ по оценке аутентичности и мониторингу жизненного цикла компонентов ВС.

В целях исключения использования на воздушных судах контрафактных компонентов во ФГУП ГосНИИ ГА была разработана «Методика оценки аутентичности компонентов ВС № 24.10-966 ГА» (2-я редакция). Данная Методика введена в действие письмом ГСГА от 19.03.2004 г. № 24.10-35 ГА и утверждена 23.11.2005 г. Управлением авиационной промышленности Роспрома. Методика является инструментом государственного контроля качества выполняемых работ по оценке аутентичности компонентов ВС авиапредприятиями и используется при:

  • проведении работ по сертификации экземпляра ВС;
  • проведении работ по увеличению ресурсов и сроков службы ВС;
  • проведении работ по техническому обслуживании (ТО) ВС. [1]

В Таблице 1 показаны основные критерии методики оценки аутентичности компонентов ВС.

Компания «РТ-Техприемка», входящая в Госкорпорацию Ростех, запускает в 2020 г. электронную систему прослеживаемости за металлопродукцией для борьбы с поставками контрафакта на предприятиях авиационной отрасли. [2]

В информационной системе на каждое изделие будет заведена своя страница с данными о том, когда и кем оно было изготовлено, кому было отгружено, а также иная информация, которая содержится в сопроводительных документах на продукцию. «Информационная система позволит отследить металлопродукцию от изготовителя до конечного потребителя».

Сам QR-код не защищен от подделки, но в сумме с электронной системой вероятность появления на рынке контрафактной продукции значительно снизится. Нанесение кодов практически не отразится на стоимости продукции.

В сентябре 2020 г. опытная эксплуатация системы уже запущена на одном из авиастроительной отрасли. К системе выразили готовность подключиться Объединенная двигателестроительная корпорация, Объединенная авиационная корпорация и холдинг «Вертолеты России».

Кроме того, Приказами Росстандарта в этом году утвержден целый ряд национальных стандартов системы защиты от фальсификаций и контрафакта. [3] Среди них – документы, устанавливающие требования к прослеживаемости оборота продукции, методам обеспечения контроля аутентичности и критериям эффективности решений по аутентификации:

ГОСТ Р 58636-2019 «Система защиты от фальсификаций и контрафакта. Прослеживаемость оборота продукции. Общие требования»;

ГОСТ Р 58635-2019 «Система защиты от фальсификаций и контрафакта. Методы обеспечения контроля аутентичности продукции и документов. Общие положения»;

ГОСТ Р 58637-2019 «Система защиты от фальсификаций и контрафакта. Критерии эффективности решений по аутентификации, применяемых для борьбы с контрафактной продукцией».

Оборот фальсифицированной и контрафактной продукции и незаконная торговля наносят существенный ущерб изготовителям, правообладателям, дистрибьюторам, поставщикам, потребителям продукции. Для достижения эффективной защиты необходима рациональная комбинация организационных и технических мер с учетом их взаимного влияния и особенностей для каждого вида продукции, организации и рынка.

Прослеживаемость продукции является одним из важнейших элементов обеспечения качества, безопасности применения, противодействия обороту фальсифицированной и контрафактной продукции. На основе применения эффективной системы прослеживаемости определяются методы обеспечения и контроля аутентичности продукции и документов, а также оценки рисков, связанных с безопасностью, и мер противодействия обороту фальсификата и контрафакта.

Многие изготовители продукции сталкиваются с ростом числа подделок и других противоправных действий в отношении своей продукции. Для ее защиты компании все шире используют средства аутентификации, приспособленные к их собственным потребностям. При этом важно установить требования к эффективности средств аутентификации, предназначенных для противодействия обороту фальсифицированной и контрафактной продукции на национальном и международном уровнях.

Новые стандарты позволят снизить риски изготовителей, поставщиков и правообладателей, обеспечить высокий уровень доверия потребителей к аутентичности выпускаемой изготовителем продукции и к достоверности связанных с ней документов и данных.

Положения стандартов согласованы с действующими и разрабатываемыми международными стандартами в рамках ИСО/ТК 292 «Обеспечение безопасности и ликвидация чрезвычайных ситуаций» (ISO/TC 292 «Security and resilience»). В его работе от Российской Федерации принимают участие эксперты технического комитета по стандартизации №124 «Средства и методы противодействия фальсификациям и контрафакту» (ТК 124).

Новые стандарты разработаны Международной ассоциацией «Антиконтрафакт» совместно с ГосНИИАС и СТАНДАРТИНФОРМ в рамках ТК 124 и введены в действие с 1 марта 2020 года.

Вопросы технического регулирования и стандартизации в системе защиты от фальсификата и контрафакта уже несколько лет являются одной из центральных тем открытых сессий и круглых столов в рамках ежегодного Международного форума «Антиконтрафакт», посвященного проблемам противодействия незаконному обороту промышленной продукции.

Один из новых утвержденных стандартов («Прослеживаемость оборота продукции», утв. 01.03.2020 г.) предписывает производителям для борьбы с подделками документировать события, которые происходят с товаром, по всей цепи посредников, вплоть до конечного продавца. Также продукции рекомендуется присваивать уникальный номер-идентификатор.

Стандарт также устанавливает строгие правила обращения с фальсификатом и контрафактом. В частности, он прямо запрещает возврат изделий поставщику или изготовителю, если подтвердился факт подделки.

«Заказчик или потребитель изделий, отнесенных к фальсифицированным, контрафактным, принимает меры к исключению их дальнейшего оборота, приведению в непригодное состояние и к утилизации», — говорится в документе.

Этот же стандарт предусматривает «быстрое и полное изъятие из обращения» такой продукции, а также не допускает ее повторную продажу.

Заключение

Новые ГОСТы могут стать обязательными, если они будут включены в федеральные нормативно-правовые акты. Предполагается, что стандарты станут юридической основой для будущей цифровой системы прослеживаемости продукции авиастроения и приборостроения, включая сырье, материалы и комплектующие.

Контрафактная продукция угрожает безопасности полетов. Только совместные действия производителей комплектующих, ремонтных организаций, эксплуатантов и государственных органов позволит решить эту проблему и обеспечить защиту от некачественных комплектующих.

Список  литературы 

  1. Официальный сайт ФГУП ГосНИИ ГА. [Электронный ресурс] — Режим доступа: https://www.mlgvs.ru/aut.html
  2. Ростех будет бороться с контрафактом. [Электронный ресурс] — Режим доступа: https://rostec.ru/news/rostekh-budet-borotsya-s-kontrafaktnoy-produktsiey-v-aviastroenii/
  3. Про все строгости стандарта. [Электронный ресурс] — Режим доступа: chitiat-ot-iz.ru/942262/aleksandr-volobuev/po-vsei-strogosti-standarta-kak-aviastroenie-zashkontrafakta
  4. Пономаренко В.А. Страна авиация. Белое и черное. М.: Машиностроение, 1995.
  5. Круглый стол «Экономика и информация против контрафакта». [Электронный ресурс] — Режим доступа:  http//uatm.com.ua/
  6. Петров И.А. Охрана товарных знаков в Российской Федерации. М., 2012.- С.132 -138.
  7. Барсукова С.Ю. Три составных части контрафакта: подделки, серый импорт и имитаторы: — М.: RusБренд, 2008. – 10 с.
  8. Радаев В.В. Изменение масштабов и форм борьбы с контрафактной продукцией на российском рынке потребительских товаров: — М.: RusБренд, 2010.- 46 с.
  9. Павлов, Д.Б. О правовом обеспечении экономической безопасности // Законы России: опыт, анализ, практика.- 2006.- Октябрь(№4).- С. 21-25.
  10. Методика оценки аутентичности компонентов ВС № 24.10-966ГА. (2-ая редакция). г. Москва -2004 г. Введена в действие Указанием ГСГА Минтранса России от 19.03.04 № 24.10 -35ГА. [Электронный ресурс]. — URL: https://ncplg.ru
  11. Массовый контрафакт авиакомпонентов обусловлен отсутствием надзора. [Электронный ресурс] — Режим доступа: elyami-so-storony-versia.ru/massovyj-kontrafakt-aviakomponentov-obuslovlen-otsutstviem-nadzora-za-aviacionnymi-proizvoditrosaviacii
  12. Воздушный кодекс Российской Федерации от 19.03.1997 №60-ФЗ. [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.consultant.ru
  13. Тихонов А.И., Новиков С.В. Повышение конкурентоустойчивости российских авиакомпаний в условиях сложных внешних факторов // Московский экономический журнал. 2020. № 3. С. 65.
  14. Мешанков Д.В., Тихонов А.И. Проблемы обеспечения экономической безопасности на авиационном транспорте // Московский экономический журнал. 2019. №1. С. 35.
  15. Мешанков Д.В., Тихонов А.И. Обеспечение национальной безопасности на авиационном транспорте за счет использования отечественных систем бронирования авиабилетов // Вестник Алтайской академии экономики и права. 2019. №1-2. С. 103-107.



Московский экономический журнал 2/2021

УДК 331.1 

DOI 10.24412/2413-046Х-2021-10125

СОЗДАНИЕ ПЕРСПЕКТИВНЫХ АВИАЦИОННЫХ ДВИГАТЕЛЕЙ – ОСНОВА УСПЕШНОГО РАЗВИТИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО АВИАСТРОЕНИЯ

CREATION OF ADVANCED AIRCRAFT ENGINES — THE BASIS FOR THE SUCCESSFUL DEVELOPMENT OF DOMESTIC AIRCRAFT

Тихонов Алексей Иванович, заведующий кафедрой «Управление персоналом»,  к.т.н., доцент, Московский авиационный институт,  e-mail: mai512hr@mail.ru

Tikhonov Aleksey I., Head of the Department «Human Resource Management», Candidate of Technical Sciences, Associate Professor, Moscow Aviation Institute, Moscow

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы создания и промышленного производства семейства перспективных авиационных двигателей для современных самолетов. Всего четыре страны в мире (Россия, США, Великобритания и Франция) могут полностью самостоятельно разрабатывать и выпускать современные турбореактивные авиадвигатели. Создание в России нового газогенератора, а на его основе — авиационного турбореактивного двигателя пятого поколения ПД-14 служит доказательством того, что наша страна уверенно является лидером мирового авиастроения. Этот перспективный авиадвигатель является родоначальником целого семейства новых силовых установок, которые могут быть востребованы для самолетов разных классов и назначений.

Summary.  The article deals with the creation and industrial production of a family of promising aircraft engines for modern aircraft. Only four countries in the world (Russia, USA, Great Britain and France) can completely independently develop and produce modern turbojet aircraft engines. The creation in Russia of a new gas generator, and on its basis — the fifth generation aircraft turbojet engine PD-14 serves as proof that our country is confidently the leader of the world aircraft industry. This promising aircraft engine is the ancestor of a whole family of new power plants that can be in demand for aircraft of various classes and purposes.

Ключевые слова: авиационные двигатели, авиадвигателестроение, самолеты, производство, конкурентоустойчивость предприятий.

Keywords: aircraft engines, aircraft engine building, aircraft, production, competitiveness of enterprises.

Одной из самых инновационных отраслей российской промышленности является такое высокотехнологичное направление машиностроения, как авиационное двигателестроение. Российская Федерация, и еще только три страны мира, владеет полным спектром технологий разработки и производства современных авиационных турбореактивных двигателей. Наша страна является крупнейшим производителем современных двигателей для летательных аппаратов различных классов и назначений: газотурбинных, внутреннего сгорания, ракетных, ионно-плазменных и электрореактивных двигателей. На многочисленных предприятиях крупнейшей российской компанией в области двигателестроения, «Объединённой двигателестроительной корпорации» (ОДК), производится широкий спектр разнообразных двигателей для основных отраслей экономики: производства колесной и гусеничной автомобильной и тракторной техники, авиационной индустрии, судостроения, железнодорожной промышленности, электроэнергетики, атомной отрасли, ракетно-космической техники, оборонно-промышленного комплекса. Госкорпорация РОСТЕХ, в которую входит ОДК, консолидирует более 80 % активов в сфере российского газотурбинного двигателестроения, а Госкорпорация РОСКОСМОС контролирует основные активы в области ракетного двигателестроения.

В Таблице 1 представлены наиболее крупные и известные двигателестроительные компании, которые  работают в составе Объединённой двигателестроительной корпорации (ОДК).

Координацию деятельности многочисленных предприятий осуществляет Международная ассоциация Союз авиационного двигателестроения (АССАД). На регулярной основе проводятся Международные Форумы авиационного двигателестроения (МФД), на которых выставляются самые современные разработки в области мирового авиадвигателестроения.

Создание авиационных моторов собственного производства должно позволить отечественной авиапромышленности выйти на совершенно новый качественный уровень. Первую в новой России попытку создать конкурентоспособный продукт предприняла компания «Гражданские самолеты Сухого» со своим региональным самолетом «SUKHOI — Superjet 100». Машина, в целом, получилась хорошая, но вот только двигатели на нее были установлены совместные российско-французские SaM-146, производства компании Snecma и российского НПО «Сатурн». Однако самая сложная и дорогая часть турбовентиляторного двигателя — газогенератор (компрессоры, камера сгорания, турбина высокого давления) — это авторское решение от французского партнера, которое он держит в строжайшей тайне, и делится с нами никак не желает. составляющие порядка трети цены самолета. И лишь «холодную» часть дорабатывают наши двигателисты.

Таким масштабным и амбициозным проектом создания первого отечественного двигателя нового поколения занимались, фактически, все ведущие двигателестроительные предприятия страны: АО «ОДК-Пермские моторы», ПАО «ОДК-Сатурн», ПАО «ОДК-УМПО», ПК «Салют» АО «ОДК», АО «Металлист-Самара», АО «ОДК-СТАР», АО «ПЗ «Машиностроитель», ПАО «ВАСО», АО «ОНПП «Технология» им. А.Г. Ромашина» и др. Это была очень сложная комплексная задача не только разработки современного отечественного конкурентоспособного двигателя, но и техническое переоснащение опытного и серийного производства, внедрение ключевых технологий в большинство высокопроизводительных технологических процессов. Хедлайнерами проекта стала пермское АО «Авиадвигатель» — конструкторское бюро по разработке газотурбинных двигателей для авиации, а также промышленных газотурбинных установок и электростанций на базе авиационных технологий, где за 80-летнюю историю было  разработано около восьмидесяти типов разных двигателей, из которых более половины пошли в серию. За все время, моторостроительными заводами нашей страны было изготовлено почти девяносто тысяч авиационных двигателей разработки пермского Конструкторского Бюро. В настоящее время, пермские двигатели установлены на все современные отечественные пассажирские и грузовые самолеты: Ту-204 и Ту-214, Ил-96-300 и Ил-96-400, Ил-76ТД, Ил-76МД, Ил-76-90/А, Ил-78М-90А.

Еще в 2008 году Правительство РФ выделило около 15 млрд. руб. для работы над новым флагманом – авиационным двигателем ПД-14 (перспективным или пермским двигателем) с тягой 14 тонн, предназначенным для среднемагистрального самолета МС-21. Первый прототип газогенератора 100ГГ-01 для этого авиадвигателя совершил первые обороты на земле в 2010 году, в первый комплектный демонстратор авиадвигателя впервые заработал в 2012 году. Именно газогенератор (компрессоры, камера сгорания, турбина высокого давления) считается самым сложным, высоконагруженным и дорогим узлом любого авиационного двигателя, определяющим его конкурентоспособность и стоимость. Поэтому материалы, технологии проектирования, испытаний, доводки и производства газогенератора не должны быть импортированы из-за рубежа, потому что они являются «ноу-хау» каждой страны, располагающей такими высокими  технологиями. Понимая это, наши отечественные разработчики ещё на начальных этапах проектирования авиадвигателя ПД-14 сделали ставку на российские материалы и технологии, предложенные высококвалифицированными специалистами Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов (ВИАМ). В рамках государственной программы импортозамещения для двигателя ПД-14 было запущено серийное производство решеток реверсивных устройств из отечественного углеродного волокна, вместо японского. Доля импортных комплектующих составляет всего около пяти процентов, по официальным данным Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК).

Для обеспечения испытаний всех узлов авиадвигателя, газогенератора и полноразмерного двигателя были созданы современные испытательные установки, стенды и лаборатории, в том числе: установка испытаний модели вентилятора и камеры низкого давления, установка испытаний натурных корпусов вентилятора на непробиваемость, установка испытаний камеры высокого давления, установка испытаний ротора и облопаченных дисков турбин, установка испытаний отсеков камеры сгорания с высокими параметрами, приближенными к параметрам натурного двигателя, стенд для испытаний газогенератора с наддувом и подогревом воздуха на входе, имитирующий условий натурного двигателя.  Впервые в истории российского машиностроения, пермским КБ — АО «Авиадвигатель» была создана не только двигательная установка ПД-14, но и ее мотогондола. Для ее создания были использованы современные полимерные композитные материалы (65%), что позволило внедрить новые технологии шумоглушения и существенно снизить массу всего авиационного двигателя.

Современный авиационный газотурбинный двигатель пятого поколения ПД 14 является лучшей разработкой, в сравнении с предыдущими аналогами, выпущенными в последние годы. В конструкцию силового агрегата турбовентиляторного типа входит вентилятор большого диаметра. Это необходимо для подачи в двигатель воздуха в больших количествах. Воздушная струя создает условия для создания необходимого тягового усилия.  ПД-14 относится к турбовентиляторным двигателям, в которых потоки из двух контуров не смешиваются. Холодная часть состоит из трансзвукового вентилятора, выполненнного с широкохордными пустотелыми бесполочными лопатками, трехступенчатого компрессора низкого давления и шестиступенчатой турбины низкого давления.  Воздух из второго «холодного» контура истекает из соплового насадка, имеющего волнистые края. Горячая часть двигателя состоит из восьмиступенчатого барабанно-дискового компрессора со степенью сжатия -17, камеры сгорания и двухступенчатой турбины. Система управления САУ-14 разработки «ОДК-СТАР» является двухканальной с полной ответственностью. Двигатель оснащается устройством реверса тяги решетчатого типа с электромеханическим приводом.

Удельный расход топлива на крейсерском режиме показан на 10—15 % меньше по сравнению с современными двигателями аналогичного класса тяги и назначения для всех двигателей семейства. Эксплуатационные расходы снижены на 14—17 %, а стоимость жизненного цикла уменьшена на 15—20 % по сравнению с конкурентами. Надёжность вылета ВС, связанная с готовностью двигателя оценивается выше, чем 99,96 %.

В Таблице 2 представлены основные технические характеристики авиадвигателя ПД-14.

В настоящее время во всем мире только 15% авиационных двигателей, находящихся в эксплуатации, относятся к пятому поколению. Сама разработка ПД-14 проходила по новой, цифровой технологии, благодаря чему уже седьмой экземпляр авиадвигателя был собран в Перми по технологии серийного производства, в то время как раньше опытная партия изготовлялась в количестве до тридцати пяти экземпляров.

Новый двигатель ПД 14 обладает такими неоспоримыми достоинствами:

  • Повышенная экономичность (расход топлива уменьшен на 12-16%).
  • Возможность широкого применения в самолетах, работающих на маршрутах различной дальности.
  • Совместимость с различными моделями самолетов, выпущенных ранее.
  • Оснащение современной системой шумопоглощения, обладающей высокой эффективностью.

К имеющимся недостаткам следует отнести следующие факторы:

  • Достаточно большой вес.
  • Увеличенные, по сравнение с предыдущими моделями двигателей, габариты, что создает большое сопротивление набегающим воздушным потокам при полетах.

Представленные характеристики нового двигателя ПД 14 позволяют понять, насколько данная модель опережает своих предшественников по техническим параметрам и эксплуатационным возможностям. Это позволило существенно увеличить длительность эксплуатационного срока силового агрегата. На примере военно-транспортного самолета ИЛ 76 с установленным ПД-14, видно, насколько улучшены характеристики данного воздушного судна:

  • Увеличена дальность полета до 4,8 тыс. км с нагрузкой, равной 6 000 кг; до 10,9 тыс. км – без нагрузки, соответственно.
  • Снижено потребление топлива на 13% из расчета на 1 км пути.
  • Увеличена максимальная скорость до 800 км/час.

Целью всего проекта по созданию первого в семействе перспективных двигателей ПД-14 является завоевание более 10 % российского рынка турбовентиляторных двигателей в классе тяги 7—18 т. Стоимость всей программы оценивается в 70 млрд. руб., из которых 35 млрд. руб. будет выделено из Госбюджета. По расчётам ОАК, для обеспечения новых гражданских авиалайнеров, может быть востребовано до двухсот двигателей в год. Семейство перспективных двигателей ПД предназначено для установки на самолёты новые российские самолеты МС-21-200, МС-21-300 и МС-21-400. Более мощные модификации на базе газогенератора двигателя (ПД-18Р) могут быть применены на, уже летающих самолетах, Ту-214, Ил-96-300 и Ил-96-400Т. Также исследуется возможность создания промышленных газотурбинных установок на базе двигателя. Возможности расширения продуктового ряда перспективных двигателей ПД на базе газогенератора ПД-14 показаны на Рис.1.

Применение различных перспективных двигателей из семейства ПД на ближнемагистральных, среднемагистральных  и магистральных самолетов показано в Таблице 3.

Важно отметить, что первый полностью отечественный двигатель ПД-14, с которым связывают будущее гражданской авиации России, напрямую конкурирует с двигателями PW1100G и PW1400G американской компании Pratt&Whitney для самолетов Airbus-320NEO и МС-21. Авиакомпании будут сами выбирать, чьи двигатели, российские или американские, они будут устанавливать на своих самолётах. Сильные стороны у нас, конечно, есть, и это не только цена, например, мы лучше по выбросам в атмосферу, шумам и так далее. Первоначально среднемагистральный пассажирский лайнер МС-21 проектировался с расчётом на установку двух моторов – американского Pratt & Whitney 1431 G-JM и российского ПД-14.
Импортный PW1431 в исполнении G-JM был создан на основе семейства PW1000, которые в различных модификациях монтируются на самолётах Airbus, Mitsubishi и Embraer. Для МС-21 был предусмотрен самый заряженный вариант с тягой до 14 тонн и диаметром вентилятора 2,1 метра. В данной рыночной нише находятся также авиационные моторы Leap-1A, Leap-1В, Leap-1С от американо-французского консорциума CFMI (General Electric  и Snecma) для воздушных лайнеров Airbus-320NEO, Вoeing-737МАХ и китайского самолета С919 соответственно.

В планах Пермских моторостроителей — выпуск до 50 авиационных двигателей ПД-14 в год. В разработке конструкторов находится форсированный вариант с тягой до 14,5 тонн ПД-14А, а также ещё более мощный двигатель ПД-14М, рассчитанный на максимальные 15,6 тонн тяги. Реализуется на практике замечательная идея разработать для самолета Super Jet более лёгкий вариант ПД-8, который может вытеснить с рынка французских партеров из Snecma, которые становятся нашими конкурентами.
Конструкторы-авиадвигателисты обещают построить новый двигатель ПД-16 для тяжёлой версии самолёта МС-21-400 со взлётной тягой в 17 тонн только за счёт увеличения степени двухконтурности. А если уменьшить диаметр вентилятора, то можно будет собрать авиадвигатель ПД-10 с тягой почти в 11 тонн. Вертолётный турбовальный вариант мощностью 11,5 тыс. л/с на базе ПД-14 будет в перспективе иметь имя ПД-12В. В этом исполнении он уже найдёт своё применение в армейской авиации.

В 2021 году на стендовые испытания планируют вывести ещё один авиамотор с именем ПД-35. Ранее, таких мощных авиационных двигателей в России и СССР вообще не производили: диапазон тяги от 25 до 50 тонн, диаметр вентилятора 3,1 метра, внешний диаметр 3,9 метра, а длина мотогондолы до 8 метров. Этот двигательный богатырь планируется запустить в серию в 2027 году. С появлением этого мотора у России появится надежда на возрождение легендарных «Русланов» или более совершенных аналогов. Это важно и для российского участия в программе создания широкофюзеляжного дальнего авиалайнера CR929 совместно российско-китайской разработки. И для Китая, и для России разработка и производство авиадвигателей особо чувствительная область. Создав двигатель ПД-14, мы показали возможности и по созданию более мощного ПД-35. Тем самым, развеваются сомнения наших китайских партнеров по созданию совместного самолета, в наличии у нас соответствующих технических и организационных возможностях по созданию современных авиадвигателей. Двигатель ПД-35 для дальнемагистрального широкофюзеляжного самолета CR929 будет иметь доработанный компрессор высокого давления и другие усовершенствования. Его также можно будет устанавливать и на известный российский широкофюзеляжный авиалайнер Ил-96-400М.

Создание новых перспективных двигателей ПД-8, ПД-14 и ПД-35 позволит России выйти на совершенно новый уровень авиадвигателестроения и сохранит конкурентоустойчивость предприятий отечественной авиационной промышленности на мировом рынке.

Список литературы

  1. Клочков В.В. Организационно-экономические основы обеспечения конкурентоспособности высокотехнологичных производств (на примере авиационного двигателестроения). Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук. М.: МФТИ, 2007, 319 с.
  2. Краев В.М., Тихонов А.И. Современные оценки, прогнозы и перспективы развития авиационного двигателестроения / Монография.- Ставрополь: ЛОГОС. — 2018. – 154 с.
  3. Просвирина Н.В., Тихонов А.И. Перспективы развития рынка российского авиадвигателестроения // Московский экономический журнал, №2. 2017. С.43.
  4. Краев В.М., Тихонов А.И. Эффективность внедрения программы импортозамещения в авиационное двигателестроение // РИСК: Ресурсы, Информация, Снабжение, Конкуренция. 2017. № 2. С. 157-161.
  5. Краев В.М., Тихонов А.И. Перспективы конверсии газотурбинных двигателей малой тяги // СТИН. 2018. № 1. С. 2-6.
  6. Тихонов А.И., Калачанов В.Д., Тихонова С.В. Обеспечение конкурентоустойчивости предприятий авиационного двигателестроения // Московский экономический журнал. 2019. № 11. С. 5.
  7. Бабкин В.И., Солонин В.И. Современная методология создания конкурентоспособных авиационных двигателей и место науки в этом процессе // Актуальная тема. — 2017. — № 1 (109). — С. 10-13
  8. Двигатель ПД-14 — технические характеристики. https://aviakatastrofa.net/raznoe/dvigatel-pd-14-tehnicheskie-harakteristiki.html. [Электронный ресурс] — Режим доступа:
  9. Начало испытаний МС-21 с двигателем ПД-14 — главное авиационное событие 2020 года. [Электронный ресурс] — Режим доступа:  https://aviation21.ru/nachalo-ispytanij-ms-21-s-dvigatelem-pd-14-glavnoe-aviacionnoe-sobytie-2020-goda
  10. МС-21 — лайнер с «чёрным» крылом. [Электронный ресурс] — Режим доступа: https://aviation21.ru/ms-21-lajner-s-chyornym-krylom
  11. МС-21 — семейство самолётов нового поколения. [Электронный ресурс] — Режим доступа: https://aviation21.ru/ms-21
  12. Серийные ПД-14 в полёте: важнейшее техническое достижение России за десятилетие. [Электронный ресурс] — Режим доступа: https://topwar.ru/178267-serijnye-pd-14-v-polete-vazhnejshee-tehnicheskoe-dostizhenie-rossii-za-desjatiletie
  13. Двигатель сверхбольшой тяги ПД-35. [Электронный ресурс] — Режим доступа: https://vpk.name/library/f/pd-35.html
  14. ПД-35. Двигатель высокой мощности. [Электронный ресурс] — Режим доступа: https://zen.yandex.ru/media/space_for_you/pd35-dvigatel-vysokoi-moscnosti-5fd613190b82510af
  15. Поднимет легко. [Электронный ресурс] — Режим доступа: https://rg.ru/2020/07/30/kak-prohodiat-ispytaniia-detalej-novogo-dvigatelia-bolshoj-moshchnosti-pd-35.html
  16. ШФДМС CR929: трудный выбор двигателя. [Электронный ресурс] — Режим доступа: xn--https-ix3b//aviation21.ru/shfdms-cr929-trudnyj-vybor-dvigatelya
  17. Китай и Россия подписали меморандум о сотрудничестве по созданию двигателя для ШФДМС. [Электронный ресурс] — Режим доступа:   https://aviation21.ru/kitaj-i-rossiya-podpisali-memorandum-o-sotrudnichestve-po-sozdaniyu-dvigatelya-dlya-shfdms/
  18. CR929 (ШФДМС) — последние новости и статус программы. [Электронный ресурс] — Режим доступа: https://aviation21.ru/shfdms-poslednie-novosti-i-status-programmy



Московский экономический журнал 2/2021

УДК 332.3

DOI 10.24412/2413-046Х-2021-10124

Перспективный способ восполнения жизненно-важных микроэлементов в кормовых травах

Perspective method of replenishing essential trace elements in fodder herbs

Замана Светлана Павловна, доктор биологических наук, профессор кафедры земледелия и растениеводства ФГБОУ ВО «Государственный университет по землеустройству» (105064 Россия, ул. Казакова, д.15), ORCID: https:// orcid.org/0000-0001-7927-364X

Бойценюк Леонид Иосифович, доктор сельскохозяйственных наук, заведующий кафедрой земледелия и растениеводства ФГБОУ ВО «Государственный университет по землеустройству» (105064 Россия, ул. Казакова, д.15), ORCID: https:// orcid.org/0000-0002-6098-0755

Сорокина Ольга Анатольевна, кандидат экономических наук, доцент кафедры землеустройства ФГБОУ ВО «Государственный университет по землеустройству» (105064 Россия, ул. Казакова, д.15) ORCID: https:// orcid.org/0000-0002-6149-1195

Ананичева Екатерина Павловна, кандидат экономических наук, доцент кафедры землеустройства ФГБОУ ВО «Государственный университет по землеустройству» (105064 Россия, ул. Казакова, д.15) ORCID: https:// orcid.org/0000-0002-6638-4604

Zamana S.P., svetlana.zamana@gmail.com

Boitsenuck L.I., leoboj@yandex.ru

Sorokina O.A., Sorokinaoa81@gmail.com

Ananicheva K.P., tep_07@mail.ru

Аннотация. В статье приводятся результаты микрополевого опыта на дерново-подзолистой почве Московской области по обогащению жизненно-важными микроэлементами – медью, цинком и кобальтом злаково-бобовых трав (клевер луговой с тимофеевкой луговой) с помощью внесения в почву биологически активных удобрений, содержащих новый стандарт гуминового удобрения с минимальным балластом (энергены) и микроэлементы.  Результаты опыта показали, что при внесении таких удобрений происходит увеличение содержания подвижных форм микроэлементов в почве, что, в свою очередь, позволяет получать обогащенные медью, цинком и кобальтом натуральные корма для животных, причем содержание изучаемых микроэлементов в выращенных травах практически соответствовало рекомендуемой потребности в данных элементах в кормовых растениях для крупного рогатого скота.

Summary. The article considers the results of a microfield experiment, conducted on the sod-podzolic soil of the Moscow region, aimed to replenish cereal and bean herbs (meadow clover, cattail grass) with essential trace elements — copper, zinc and cobalt — by introducing into the soil biologically active fertilizers containing a new type of organic fertilizer with the minimum ballast (energens) and trace elements. The empirical data revealed the increase in the content of mobile forms of trace elements in the soil after such fertilizers treatment, that, in turn, resulted in the enrichment of natural forages for animals with copper, zinc and cobalt. The content of studied trace elements in planted herbs practically corresponded to the requirements of these trace elements recommended to cattle fodder plants.

Ключевые слова: медь, цинк, кобальт, энергены, клевер луговой, тимофеевка луговая.

Keywords: copper, zinc, cobalt, energens, meadow clover, cattail grass.

Введение

В последние десятилетия интенсивного развития химизации сельского хозяйства восполнение макро – (азота, фосфора, калия) и микроэлементов (цинка, меди, бора, кобальта, марганца, молибдена) в большинстве случаев происходило в форме минеральных удобрений, представляющих собой в основном физиологически кислые соли неорганических кислот. В естественных же экосистемах вынесенные растениями из почвы биогенные элементы возвращаются в нее с растительными и животными остатками в форме солей органических кислот (как простых, так и сложных, например, аминокислот), а также других органических соединений. Поэтому, если учитывать законы природы, высокоорганизованная система соединений углерода, водорода, кислорода и азота (углеводы и белки), должно являться главным механизмом поддержания почвенного плодородия.

Для повышения плодородия любых почв необходимо внесение различных органических веществ  (навоза, компостов, торфа и др.),  расширение посевов дополняющих друг друга растений – и злаковых, и бобовых, а также поддержание биологической активности почв для производства углекислоты, необходимой для эффективного фотосинтеза и биологической фиксации азота. Без постоянного образования углекислоты при минерализации органических веществ в почвах и при дыхании организмов ее запасы исчерпались бы очень быстро. В этом заключается главенствующая роль органических удобрений, особенно навоза, и травосеяния. Для получения высоких урожаев с хорошим качеством продукции растение должно быть обеспечено всеми необходимыми биогенными элементами в определенных соотношениях.

В нашей стране в настоящее время при ограниченности всех видов ресурсов, в том числе органических и минеральных удобрений, для поддержания плодородия почв и получения качественной растениеводческой продукции, необходимы такие системы земледелия, которые бы обеспечивали воспроизводство и баланс органического вещества почвы.

Исследования последних десятилетий [1] показали, что традиционные микроудобрения, представляющие собой неорганические соли микроэлементов, по своей эффективности как удобрения уступают органическим соединениям микроэлементов.   

 Одним из перспективных направлений при выращивании сельскохозяйственных культур, в том числе и кормовых трав, является применение биологически активных веществ, которые влияют на фотосинтез и активизируют поступление макро- и микроэлементов в растения. К таким соединениям, характерным для плодородных почв, относятся гуматы. Стимулирующее действие гуминовых кислот на растения изучалось многими исследователями [2-4]. Гуматы – это сложная смесь высокомолекулярных органических веществ, являющихся продуктами грибного и микробиологического разложения остатков растений с продуктами разложения самих микроорганизмов и грибов [4]. В состав гуматов входит 16 — 20 аминокислот, в том числе аспарагиновая и глютаминовая кислоты, глицин, метионин, валин, цистин и др., поэтому они являются хорошей «пищевой добавкой» для почвенных микроорганизмов. Набор аминокислот и их количественные соотношения в гуматах близки к аминокислотному составу растений и микроорганизмов. Внесение гуминовых кислот в виде сильно разбавленных растворов (0,001 %) увеличивает в почвенных культурах рост корней и наземной части растений [5]. При взаимодействии гуминовых кислот с растворами солей микроэлементов образуются хелатные комплексы. Получаемые таким образом биологически активные удобрения имеют принципиально новый механизм отдачи микроэлементов в почве – только в обмен на ионы, содержащиеся в ней или выделяемые корнями растений. При однократном внесении в почву данные удобрения отдают микроэлементы растениям постепенно (в течение 4 — 5 лет), поэтому не должна быть опасной передозировка жизненно-важных микроэлементов.

При применении биологически активных гуминовых хелатных удобрений происходят такие воздействия на почву, как увеличение в них содержания жизненно-важных химических элементов и превращение недоступных для растений форм соединений в доступные, улучшение структуры и аэрации почв, увеличение водоудерживающей способности, стимулирование роста почвенной микрофлоры и ускорение минерализации органических веществ.

Воздействие данных удобрений на растения заключается в том, что увеличивается жизнеспособность семян и их прорастание, стимулируется рост корней и побегов, уменьшается поступление в растения тяжелых металлов, повышается устойчивость растений к заболеваниям,  укорачивается период развития растений и улучшается качество урожая.

Принципиально новым этапом применения гуминовых удобрений в сельском хозяйстве является появление энергенов. Энергены – это новый стандарт гуминового удобрения с минимальным балластом, с наиболее высоким содержанием биологически активных веществ и гарантированными стабильными свойствами, которые обеспечивают точные дозировки и прогнозируемый высокий эффект действия [6]. Их получают способом твердофазной конверсии природных гуминовых кислот в процессе механической активации смеси угля с твердыми щелочами.

Для почв, где микроэлементный баланс нарушен в сторону их низких содержаний, простое использование гуматов может не дать ожидаемого эффекта  увеличения транспортирования микроэлементов из почвы в растения. Только хелаты гуминовых кислот с микроэлементами решают данную проблему.  В хелатах гуминовых кислот с микроэлементами углерод представлен биологически активным энергеном и содержание микроэлементов может быть в 10 — 100 раз выше, чем в гуматах, получаемых обычным способом с помощью жидких щелочей, что позволяет во много раз снизить их расход. Вследствие полной растворимости в воде энергены легко доступны растениям и проявляют высокую биологическую активность даже в очень малых дозах. Поэтому для получения требуемого влияния на растения их содержание может быть в тысячи раз меньше содержания гумуса в почве.

Многие жизненно-важные микроэлементы являются металлами с переменной валентностью и образуют водорастворимые хелатные комплексы, что является решающим фактором для питания растений. Карбоксильные (СООН) и фенольные (ОН) группы, входящие в состав энергенов, способны образовывать хелатные комплексы с микроэлементами и в таком виде транспортировать их в растения. Хелатные комплексы с микроэлементами гораздо легче проникают в клетки, чем обычные ионы, поскольку они уже составляют часть некой органической структуры [6]. Энергены открывают перспективы, которые при существовавших ранее рецептурах и свойствах удобрений были практически недоступными для практики.

Целью наших исследований являлось изучение возможности восполнения микроэлементов в кормовых травах с помощью внесения биологически активных  удобрений, содержащих энергены и необходимые жизненно-важные микроэлементы.

Материалы и методы

Нами проведен микрополевой опыт по изучению миграции микроэлементов в системе: почва кормовых угодий — удобрения – кормовые травы. На участке кормового угодья в Московской области высевали злаково-бобовые травы (клевер луговой с тимофеевкой луговой) с одновременным внесением биологически активных удобрений, содержащих энергены и микроэлементы. 

Почва опытного участка. По результатам агрохимического анализа дерново-подзолистая среднесуглинистая почва опытного участка являлась слабокислой (рН КСI 5,1), имела низкое содержание Nобщ  по Кьельдалю (0,16 %); высокое содержание Р2О5 по Кирсанову (190 мг/кг); повышенное содержание К2О по Кирсанову (145 мг/кг), среднее содержание обменного Са (7,4 мг-экв/100 г) и обменного Мg (2,1 мг-экв/100 г), определяемых в КСI вытяжке атомно-абсорбционным методом. 

Характеристика высеваемых трав. В наших исследованиях высевалась злаково-бобовая травосмесь, состоящая из клевера лугового и тимофеевки луговой. Клевер луговой или красный (Trifolium pretense L.) – многолетняя бобовая трава, являющаяся культурой умеренного влажного климата. Его используют на зеленый корм, сено, силос, сенаж, для производства гранулов и брикетов для кормления животных. Клевер обогащает почву азотом и органическим веществом, улучшает ее структуру, является одним из лучших предшественников для зерновых культур.

Тимофеевка луговая (Phleum pretense L.) – многолетняя мятликовая трава, имеющая наибольшее распространение в Нечерноземной зоне. Чаще всего ее высевают в смеси с клевером луговым. Тимофеевка луговая обладает большой зимостойкостью, переносит высокую кислотность почвы, хорошо произрастает почти на всех типах почв.

Методика проведения опыта. Бобово-злаковую травосмесь, приготовленную из расчета нормы высева клевера лугового 10 кг/га и нормы высева тимофеевки луговой 5 кг/га, высевали на глубину посева 2 см.  Одновременно с посевом трав в почву вносили энергены из расчета 1 кг/га и микроэлементы —  медь (0,5 кг/га), цинк (0,5 кг/га) и кобальт (0,08 кг/га).  

Схемой опыта предусматривалось 9 вариантов:

  1. Контроль (без удобрений);
  2. Энергены (1 кг/га);
  3. Энергены (1 кг/га) + медь (0,5 кг/га);
  4. Энергены (1 кг/га) + цинк (0,5 кг/га);
  5. Энергены (1 кг/га) + кобальт (0,08 кг/га);
  6. Энергены (1 кг/га) + медь (0,5 кг/га) + цинк (0,5 кг/га);
  7. Энергены (1 кг/га) + медь (0,5 кг/га) + кобальт (0,08 кг/га);
  8. Энергены (1 кг/га) + цинк (0,5 кг/га) + кобальт (0,08 кг/га);
  9. Энергены (1 кг/га) + медь (0,5 кг/га) + цинк (0,5 кг/га) + кобальт (0,08 кг/га).

Размер делянок составлял 50 м2, размещение их было систематическое, повторность четырехкратная.

В конце вегетации растений отбирали образцы почвы и трав для определения содержания в них вносимых микроэлементов. Подвижные формы микроэлементов в почве извлекали, используя рекомендуемые в агрохимической службе вытяжки: для меди – 1н HC1, для цинка – 1н KC1, для кобальта -1 н HNO3

Элементный состав определяли с помощью масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (МС-ИСП) на масс-спектрометре Nexion 300 D (Perkin Elmer, США).

Результаты и обсуждение

Результаты химического анализа почвы, отобранной перед уборкой трав,  показали (табл. 1), что содержание подвижных форм меди, цинка и кобальта увеличилось в почве всех вариантов по сравнению с контрольным вариантом.

Так, содержание подвижных форм меди было самым высоким в варианте при внесении меди с энергеном (8,1 мг/кг), меньше — в варианте при внесении меди с энергеном и кобальтом (7,7 мг/кг) и в варианте при внесении меди с энергеном, кобальтом и цинком (7,4 мг/кг).  Внесение энергена способствовало повышению содержания подвижных форм меди по сравнению с контрольным вариантом (3,3 мг\кг) и в тех вариантах, куда ее не вносили.

 Содержание подвижных форм цинка по сравнению с контрольным вариантом (5,5 мг/кг) также было выше во всех вариантах, особенно высокое его содержание наблюдалось в варианте с энергеном, медью и цинком (21,1 мг/кг), в варианте с энергеном и цинком (19,3 мг/кг) и в варианте с энергеном, медью, цинком и кобальтом (14,0 мг/кг).

Содержание подвижных форм кобальта наиболее высоким было в варианте с внесением энергена с медью, цинком и кобальтом (1,3 мг/кг), в других вариантах, где вносили кобальт, его содержание было ниже (1,1 мг/кг), а в контрольном варианте самым низким (0,9 мг/кг).

Химический анализ выращенных трав также показал увеличение содержания всех вносимых микроэлементов во всех вариантах опыта по сравнению с контрольным вариантов (табл. 2).

Так, содержание меди самым высоким было в варианте с энергеном, медью и кобальтом (21,1 мг/кг сух. в-ва), несколько ниже — в варианте с энергеном и медью (19,2 мг/кг сух. в-ва) и в варианте с энергеном, медью и цинком (17,9 мг/кг сух. в-ва), в то время как в контрольном варианте ее содержание составляло 14 мг/кг сух. в-ва. В нашем опыте содержание меди в злаково-бобовой травосмеси превышало средние величины потребности животных в меди (8-11 мг/кг сух. в-ва рациона), но было значительно ниже ее токсической дозы (115 мг/кг сух. в-ва кормов).

Наиболее высокое содержание цинка обнаружено в траве из варианта с энергеном, медью и цинком (50,3 мг/кг сух. в-ва) и в траве из варианта с энергеном и цинком (50 мг/кг сух. в-ва), в других вариантах его содержание колебалось от 39,8 мг/кг сух. в-ва до 49, 1 мг/кг сух. в-ва, тогда как в контрольном варианте составляло – 38,7 мг/кг сух. в-ва. В проведенном опыте содержание цинка в бобово-злаковой травосмеси практически соответствует рекомендуемой потребности в этом элементе в кормовых растениях для крупного рогатого скота (40-80 мг/кг сух. в-ва). Токсическая доза цинка составляет 900-1200 мг/кг сух. в-ва рациона.

По сравнению с контрольным вариантом также увеличилось в выращенной бобово-злаковой травосмеси содержание кобальта. Самым высоким оно было в варианте с энергеном и кобальтом (1,13 мг/кг сух. в-ва), несколько ниже в вариантах с энергеном, медью и кобальтом и энергеном, медью, цинком и кобальтом (0,94 мг/кг сух. в-ва), а также в варианте с энергеном, цинком и кобальтом (0,9 мг/кг сух. в-ва), тогда как в контрольном варианте составляло 0,3 мг/кг сух. в-ва.  Содержание кобальта в выращенной в опыте травосмеси при внесении кобальта с энергеном и другими микроэлементами практически соответствует рекомендуемой потребности в кобальте для крупного рогатого скота (0,6-1,0 мг/кг сух. в-ва). Токсическая доза кобальта составляет свыше 30 мг/кг сух. в-ва рациона.

По многочисленным данным проектно-изыскательских центров и станций химизации агрохимической службы содержание макро-и микроэлементов в кормовых растениях отличается большим разнообразием и зависит от почвенно-климатических условий, видов растений, фаз вегетации и других факторов. Сравнение фактических данных по микроэлементному составу трав с научно-обоснованными нормами кормления дойных коров показывает, что во всех объемистых кормах Нечерноземной зоны не хватает исследуемых нами микроэлементов — кобальта, меди, цинка, а также молибдена, йода и селена. Перечисленные микроэлементы играют значительную роль в организме животных, поэтому очень важно их восполнять с помощью кормовых трав, где микроэлементы находятся в виде органических соединений, а не в виде неорганических их солей, которые входят в состав кормовых добавок и премиксов.

Таким образом, внесение дефицитных жизненно-важных микроэлементов в почву в виде биологически активных удобрений с энергенами при выращивании кормовых трав приводит к увеличению содержания доступных для растений форм микроэлементов в почве, что, в свою очередь, позволяет получать обогащенные этими микроэлементами натуральные корма для животных.

Литература

  1. Аристархов А.Н. Оптимизация питания растений и применение удобрений в агроэкосистемах. М., 2000. – 524 с.
  2. Христева Л.А. Физиологическая функция гуминовой кислоты в процессах обмена веществ высших растений //Сб. «Гуминовые удобрения». — Харьков. – 1957. – 347 с.
  3. Кононова М.М. Органическое вещество почвы. – М.: Изд-во АН СССР. – 1963. – 314 с.
  4. Овчаренко М.М. Гуматы – активаторы продуктивности сельскохозяйственных культур //Агрохимический вестник. – 2001. — №2. – С. 13-14.
  5. Возбуцкая А.Е. Химия почвы. – М.: Высшая школа, 1968. – 427 с.
  6. Богословский В.Н., Левинский Б.В., Сычев В.Г. Агротехнологии будущего. М.: Изд-во РИФ «Антиква», 2004. – 163 с.



Московский экономический журнал 2/2021

УДК: 323.2

ГРНТИ: 11.15.83

DOI 10.24412/2413-046Х-2021-10123

К ВОПРОСУ О РЕНЕССАНСЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИДЕОЛОГИИ (СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ)

ON THE QUESTION OF THE RENAISSANCE OF STATE IDEOLOGY (SOCIO-POLITICAL AND ECONOMIC ASPECTS)

Широков Олег Александрович, oleg-shirocov@mail.ru, кандидат политических наук, доцент кафедры «517 Философия», «Московский авиационный институт (национальный исследовательский университет)»

Shirokov Oleg Alexandrovich, oleg-shirocov@mail.ru, candidate of political science, associate Professor of the Department «517 Philosophy», Moscow Aviation Institute (National Research University)

Квон Даниил Андреевич, docentkvon@yandex.ru, кандидат политических наук, заведующий кафедрой «517 Философия», Московский авиационный институт (Национальный исследовательский университет)

Kvon Daniil Andreevich, docentkvon@yandex.ru, candidate of political science, Head of Department «517 Philosophy», Moscow Aviation Institute (National Research University)

Аннотация. В статье в рамках теории и практики идеологий на примерах анализа социально-политических и экономических аспектов рассмотрены условия и актуальность восстановления в России государственной идеологии, её содержание и характер.

Summary. The article considers the conditions and relevance of the restoration of state ideology in Russia, its content and nature within the framework of the theory and practice of ideologies, using examples of the analysis of socio-political and economic aspects.

Ключевые слова: государство, распад отношений, девальвация идеологии, нео-идеология, свобода рынка, средства производства, общественные интересы, нео-тоталитаризм, гражданское общество, информационное общество.

Keywords: state, disintegration of relations, devaluation of ideology, neo-ideology, freedom of the market, means of production, public interests, neo-totalitarianism, civil society, information society.

Суть обсуждаемой проблемы. Идеология уже сама по себе является институтом, выступающим критерием оценки деятельности политических партий, движений, ведущих классов, государства.

Это следует из определения идеологии, данного:

  • Карлом Марксом: «Мысли господствующего класса являются в каждую эпоху господствующими мыслями. Это значит, что тот класс, который представляет собой господствующую материальную силу общества, есть в то же время и его господствующая духовная сила. Класс, имеющий в своём распоряжении средства материального производства, располагает вместе с тем и средствами духовного производства, и в силу этого мысли тех, у кого нет средств для духовного производства, оказываются в общем подчинёнными господствующему классу» [1].
  • Карлом Мангеймом, который понимает идеологию схожим образом с Карлом Марксом, а именно как способ мысли, скрывающий реальные условия жизни в пользу идеи правящего класса [2].

Доминирующее мнение взглядов классиков политической науки на функцию идеологии, как следует из политических исследований, концентрируется на определении идеологии, как о «ложном, иллюзорном сознании продажных идеологов» [3].

Если соглашаться с такой точкой зрения, это не даст искомого ответа на предназначение идеологии, а именно, что появление религиозных, гуманистических, демократических, тоталитарных идей, наполнявших содержание идеологий на конкретно-историческом этапе, обусловливалось не стремлением внедрить в сознание общества ложное представление, а констатировало формирование новых общественных (социальных, экономических, культурных) отношений, которые приобретали характер движущей силы, модератора образа будущего. Неспособность носителя уходящей идеологии отвечать на вопросы общества — это прелюдия к появлению нео-идеологии.

Политическая практика изменений, необходимость реагирования на изменения отзывалась «модернизацией» уже известных идеологий, не желающих отставать от динамически развивающейся политической практики. Это привычный в политологии процесс для значения «нео-» в отношении идеологий.

Но «нео-», как показала политическая история, очень часто заключалось и во взгляде на альтернативу идеологии. Сами Маркс и Энгельс своё учение идеологией не называли, считая его наукой. Как оказалось – идеология…

В постсоветской России идеологию публично отменили, заменили на конституционные нормы о свободном рынке, демократии, свободе личности, разделении ветвей власти. Оказалось – тоже идеология… Только нео-идеология. Не в значении переосмысления коммунистической идеологии, а в значении возврата к собственно явлению идеологии.

Рассуждая о судьбе идеологии в России, нам выдался счастливый (в научном плане) случай на примере своей жизни провести анализ жизненного цикла идеологии. Предваряя итоговый вывод предлагаю исходить из того, что жизненный цикл у идеологии, как явления — диалектический, повторяющийся, но на новом качественном уровне. И обусловлен он историческими, социальными и культурными процессами, научно-техническим прогрессом.

Прошедший период времени от распада СССР и ухода с лидирующих позиций коммунистической идеологии по настоящее время (30 лет) позволяет выразить интересное мнение в отношении перспектив возрождения интереса к идеологии в принципе.

Позволим себе утверждать, что на момент развала государства собственно тоталитарная коммунистическая идеология не разваливалась в сознании общества. Она давно вышла за пределы сознания общества и выполняла государственную функцию идеологического уровня легитимации власти, не будучи воспринимаемой ни верховной государственно-политической властью, ни большинством советского народа. Иначе как объяснить тот факт, что при наличии в партии более 19 миллионов коммунистов защищать свою советскую власть и коммунистическую идеологию в августе 1999 года выступили только искренне убеждённые несколько десятков тысяч коммунистов и беспартийных? Народ устал от недостижимости предлагаемого образа будущего и хотел получить хоть что-нибудь, но сейчас и сразу.

Последовавшие события были подчинены единственной логике: коль уж народ отторгнул от себя коммунистическую идеологию как государственную функцию, следовало поддержать этот мотив, дать обществу «отдохнуть» от идеологии. Предложенный в проекте Конституции России тезис о том, что ни одна из идеологий не имеет право быть государственной идеологией был воспринят в обществе как должное. Объяснять в то время обществу, знакомому только с одной идеологией, представления о либерализме – фактически публично призывать общество к погружению в новую идеологию. Уставший от прежней идеологии народ не понял бы этого и социально-политический конфликт в России приобрёл бы новые очертания, вполне возможно, в форме классического русского бунта.

Политическое руководство страны пошло по другому сценарию: никаких идеологий, только свободный рынок, демократия, свобода личности, разделение ветвей власти. И в этом мы узнаём Маркса и его противопоставление идеологии и науки. Мы помним — закончилось нео-идеологией. Идеологией пролетарской революции. В нашем случае – либерализмом, но вслух не называемым. Напомним, что в своём исследовании мы пока находимся в российском политическом пространстве, скажем так, периода 1990-2005 годов.

Когда стало очевидным, что Россия не переживёт либерализм, Россия, избежав соблазн объявления его государственной идеологией, провозглашённые либеральные ценности постепенно свернула. Очевидность заключалась в том, что либеральные ценности не овладели массовым сознанием общества на нравственном уровне как ценность. В обществе, привыкшем к патернализму со стороны государственной власти, либеральные ценности активизировали лишь развитие индивидуалистических инстинктов. Либерализм не смог стать в России либерально-демократическим для общества и для государства [4].

В условиях нарастающего потребительского индивидуализма государство сделало ставку на усиление своей доминирующей роли в отношениях с обществом, управления им, наступил период усиления авторитаризма и его легитимирующих ценностных оснований. К 2015 году Россия, как минимум на уровне государственной политики и в сознании определённой части общества вполне приобрела новые для себя ценности. Из небытия был возрождён патриотизм, державность, любовь к истории Отечества, патернализм власти, традиции. Всё то, что в политологии называют идеологией консерватизма.

Но усиление авторитаризма бесконечным быть не может. Его итогом становится социально-политический конфликт, построенный на непримиримом антагонизме. Культ авторитарных силы и личности может заменить только культ идеи, стратегии развития страны во имя выживания человека, образ лучшего будущего – идеология.

Понимая, что в России ни одна идеология не может выступать в качестве государственной идеологии, в общество был вброшен тезис об общенациональной идее. Тезис в сознании общества не закрепился, однако тенденция власти к оформлению через него нео-идеологии (как у Маркса камуфлирование оформления идеологии марксизма через науку) очевиден.

Но период официальной деидеологизации государственной власти тоже привёл к качественным новациям. Народ, выйдя на 25 лет из политического пространства коммунистической идеологии, ориентирующейся на ценностный уровень сознания, погрузился в состояние инстинктов, материальных потребностей, культивируемых «либерализмом по-русски». В России выросло целое поколение, которое уже ориентируется не на нравственные ценности, а на вполне материальные индивидуалистические инстинкты. Любой ценой.

Период официальной деидеологизации государственной власти и усиления авторитаризма привёл к девальвации идеологий, представленных негосударственным сектором. Борьба на начальном этапе власти молодой России с исторической памятью о коммунистической идеологии, на последующем этапе борьба всё более авторитарной власти с парламентской и непарламентской оппозицией не способствовали тому, чтобы политическое сознание общества наполнялось представлениями о провозглашаемых политическими партиями идеологиях, стратегиями страны и образами будущего.

Девальвация идеологий происходила ещё и в силу того, что партии, в случае прихода к власти, не могли претендовать на то, что их идеология станет государственной. Правовая ловушка статьи 13 Конституции России делала бессмысленным любые попытки для партий предлагать обществу в качестве образа будущего страны именно идеологию своей партии. Партии лукавили перед избирателями и предлагали им свои названия, имена лидеров, материально-социальные обещания, но только не идеологии.

Современное представление о содержании идеологии партий и их реальных действиях дает ответ об искренности носителя бренда идеологии по отношению к своему электорату, сторонниками.

Под сторонниками мы понимаем не только сложившуюся в классическом теоретическом понимании социальную группу, понимающую и разделяющую идеологию его носителя, но и сложившееся в российских исторических условиях авторитаризма состояние сторонников, определяемое не содержанием идеологии, а личной симпатией к лидеру, отношением к бренду идеологии, суррогатам, популизму, подменяющим идеологию.

Состояние политического сознания «партийцев» и электората таково, что в российском политическом пространстве вполне реализуются партийные проекты, когда:

  • содержание программы КПРФ не соответствует коммунистической идеологии;
  • методы достижения программных задач ЛДПР расходятся с либеральными и демократическими ценностями;
  • статья 13 Конституции России создаёт иллюзию, что государство не имеет своей идеологии;
  • партии Прохорова, Навального, Платошкина создаются под личный имидж или средства лидеров, их программы ориентированы не на стратегию развития страны, а на борьбу с персоналиями;
  • «партийцы» не в состоянии ответить на вопрос о содержании и расхождениях идеологий партий «Единая Россия», «Справедливая Россия», «ЯБЛОКО», «РОДИНА», «КПРФ» и т.д.;
  • создание партий-дублёров показывает эффективность для дезориентации и размывания электората, ориентирующегося на схожие партийные бренды.

На память приходит диалог с политологической площадки, когда участник задал вопрос: «Разве лидеры партий не понимают этих противоречий?» Развернувшаяся дискуссия завершилась выводом: «Да, понимают. Но они также понимают, что об истинном положении дел рассуждают сотни тысяч, а количество голосующего в своей массе электората, ориентирующегося лишь на бренды, сиюминутные материальные ожидания и имена лидеров, исчисляется десятками миллионов. Они четко ориентируются на уровень политического сознания общества».

Иными словами: партии знают, что избиратели об идеологиях ничего не знают.

Позволим на этом сделать пару промежуточных выводов:

  • отсутствие оформленной государственной идеологии и контр-субъектов, выдвигающих на статус государственной идеологии свою идеологию, ведёт в большей степени к утрате населением страны своей идентичности как общества, нежели оно было бы поляризовано по идеологическим основаниям;
  • девальвация идеологии как способа формирования мировоззрения и образа будущего государства и общества приводит к утрате классическими идеологиями своей привлекательности в современном обществе.

Автор не случайно использует в крайнем выводе настоящее время, а не прошедшее время в глаголе «приводит/привела».

Суть в том, что в процессе экономических, политических, социальных реформ государство воспринимало общество в качестве объекта их проведения, либо как бесплатного зрителя. Это заблуждение обернулось (в последние 5 лет из 30 лет нами исследуемых) таким состоянием отношений государства и общества, которое констатирует, что в России начался как процесс распада отношений государства и общества [5], так и процесс распада самого общества [6]. Трудно пока сделать вывод о том, насколько эти процессы обратимы или необратимы, но тот факт, что процессы идут уже не один год и продолжают набирать темп – очевиден.

У общества формируется большое количество жизненно важных вопросов, без ответов на которые общество не может развиваться, и на которые государство не может ответить. Уходит время для принятия необходимых и востребованных решений.

Это вызов времени. Вызов политический, системный, а для России, как государства – цивилизационный.

Сделаем ещё один промежуточный вывод: собственно, государственная идеология в России существует. Не будучи провозглашенной публично, она системно содержится в нормах Конституции России. Это идеология либерализма. Но, поскольку либерализм имеет горький опыт для России, Конституция России не выполняется, а другая идеология официально быть объявленной не может.

В ситуации для России этот тезис говорит о том, что деидеологизация способствовала размыванию образа будущего, стратегии государства. А попытки под видом свобод, общенациональных идей, культа личности высшего должностного лица проводить идеологии государства также не принесли желаемого результата: свободы свёрнуты, культ личности девальвируется, общенациональная идея не развёрнута в ранг государственной политики.

В отсутствии пространства диалога общества и государства происходит утрата государством электоральной базы, легитимирующей избирательную систему и, в принципе, парламентские способы отношений власти с народом. Процесс распада отношений государства и общества – это ещё и констатация того, что в рамках отношений с государством общество уже не надеется на справедливое отношение к себе.

Здесь уместно вернуться к тезису, уже прозвучавшему в начале статьи: неспособность носителя уходящей идеологии отвечать на вопросы общества — это прелюдия к появлению нео-идеологии.

Исторический и политический опыт России последних 120 лет подсказывает, что в отсутствии пространства парламентского, ненасильственного взаимодействия, общество, в конце концов, находит непарламентские способы выражения своих интересов. Очень часть это заканчивается крайним радикализмом, погромами, анархией, усилением реакции власти. Но власть может и не справиться, если радикальное общество будет увлечено деструктивными идеями нацизма, фашизма, фундаментализма [7].

В этом смысле для государства актуализируется тема возвращения в отношения государства и общества идеологии, идеологий, государственной идеологии в любом формате, в том числе и в виде национальной идеологии и т.д. Государство более организованный субъект политики, чем общество, особенно находящееся в состоянии распада отношений с государством. Оно способно системно анализировать градус напряжения и кипения общественного сознания, опережать действия общества, моделировать политические ситуации.

Но без оглядки можно было так рассуждать пять-десять лет назад. Тогда обществу было некуда уходить, публично обозначая распад отношений с государством.

Что же изменилось за последние 5 лет исследуемого нами процесса ренессанса идеологии в России?

Вернёмся к определению классиками понятия идеологии: мысли господствующего класса являются в каждую эпоху господствующими мыслями. Класс, имеющий в своём распоряжении средства материального производства, располагает вместе с тем и средствами духовного производства, и в силу этого мысли тех, у кого нет средств для духовного производства, оказываются в общем подчинёнными господствующему классу.

Ещё вчера государство контролировало кадровую политику трудовых ресурсов и рабочие места.

Ещё вчера государство тотально контролировало как государственные информационные коммуникации, так и информационные коммуникации негосударственного сектора.

Ещё вчера денежная система государства была в состоянии полностью распоряжаться накоплениями граждан, организуя «чёрные вторники» и т.д.

Ещё вчера государственный аппарат легитимного насилия полностью обеспечивал безопасность функционирования государства.

Иными словами, государство выступало абсолютным гегемоном в политическом пространстве, из которого обществу было не выбраться.

Что из этого изменилось сегодня?

Обществу есть куда уходить!

Трудоустройство и источники дохода, средства производства капитала граждан перестают контролироваться государством: по оценке Института мировой экономики и международных отношений РАН до 20% трудоспособного населения осуществляют свою трудовую деятельность в секторе «неформальной занятости», ещё 3% населения России зарабатывают за границей [8], в Интернет-магазинах и в иных информационных технологиях свой заработок, свободный от государственного и частного капитала, находят ещё 10% населения страны [9]. Ежегодно увеличивается число НКО, члены которых получают существенные финансовые гранты из-за рубежа для финансовой поддержки протестного электората. Применительно к определению идеологии – народ освобождается от государственного контроля их трудовой деятельности и от налогообложения, становится собственником средств производства.

Развиваются информационные технологии: социальная сеть, чтобы скрытно общаться, минуя запреты государства. Технические возможности Интернета уже давно переросли из гипотетических сюжетов фильмов в повседневные реалии. Массовые аудитории блогеров, формирующих информационное, мировоззренческое пространство, альтернативное государственному. Опыт массовых выступлений в Беларуси стал полигоном для тактических учений, демонстрации силы в информационных технологиях как государства, так и общества, с одной стороны. С другой стороны, социальной, политической группе граждан уже не требуется преодолевать цензуру и разрешительную систему, финансовые барьеры для выражения своего публичного мнения. Сегодня социальная сеть позволяет это делать беспрепятственно. А использование «никнеймов» вместо фамилии и имени и удалённых IP-адресов, закрытость чатового пространства и вовсе обезличивает субъекта общественного мнения, агитатора, организатора массовых мероприятий, информационного канала. Применительно к определению идеологии – народ приобретает средства духовного производства, без необходимости первоначальной экспроприации средств материального производства.

В экономические отношения общества активно вторгается криптовалюта, функционирующая вне государственного оборота денежных средств. И развивается эта система для того, чтобы исключить отношения с государственной валютой, налоговой системой государства. Происходит своего рода переход на натуральный товарообмен, где товаром выступает виртуальная денежная единица – продукт информационного общества. Пройдёт не так много времени, когда денежный капитал государства перестанет выступать основным регулятором отношений властных с подвластными.

Бессмысленным для государства в информационном обществе становится содержание репрессивного аппарата принуждения. Обществу не надо оружия: кибер-хакеры блокируют государство, его инфраструктуру через его же информационные системы. Развитые хакерские технологии доступов и атак становятся альтернативными и эффективными средствами противостояния с государством в случае обострения социально-политического конфликта.

Нет смысла продолжать строить картину такого будущего. Оно не приемлемо ни для государства, ни для общества.

Но следует учитывать то обстоятельство, что государство более чутко чувствует это нежелательное будущее. Общество, уходящее от государства, как и пролетариат, которому «нечего терять кроме цепей», может смотреть на эту перспективу иначе.

Отсюда и два формирующегося образа будущего – две альтернативы для развития нео-идеологии.

Для общества – поиск справедливых отношений государства и общества в направлении идеологии социализма, в т.ч. с его различными демократическими, либеральными, христианскими, консервативными производными.

Для государства – оформление в статус полноценной государственной политики провозглашённого Президентом России В.В.Путиным российского патриотизма в качестве общенациональной идеи. С фактической её реализацией в качестве идеологии неоконсерватизма.

Автор не ставит перед собой целью проведение глубокого исследования идеологических предпочтений государства и общества в условиях становления информационного общества на российском пространстве. Не сегодня.

Цель работы определяется её актуальностью. Актуальным для исследования представляется: исследование характера нео-идеологии информационного общества, а конкретнее, государственной идеологии в этих новых общественных отношениях, открывающих возможности для уравновешивания статусов основных субъектов политики, находящихся в усугубляющихся антагонистических отношениях.

Государство, постоянно проводя мониторинг общественного пространства, осознаёт, что создается новое пространство управления, в том числе, внегосударственного управления, антигосударственного управления.

В этих условиях особо актуализируется ранее уже высказанный тезис: усиление авторитаризма бесконечным быть не может. Культ авторитарных силы и личности может заменить только культ идеи, стратегии развития страны во имя выживания человека, образ лучшего будущего – идеология.

Но, привносимая в общество идеология может быть социальной, справедливой на демократической основе. На пост-авторитарной основе в общество может привноситься преимущественно нео-тоталитарная идеология. Это достаточно упрощённый взгляд, в негативном свете представляющий тоталитаризм XX века.

Практика XX и начала XXI века (демократия в США) [10] показала, что любая идеология имеет тенденцию к тоталитарному состоянию. В основе тоталитарного характера лежит доминирование государства над иными институтами, образующими содержание идеологий – личность, общество. Выглядит, может, и банально, но либеральное утверждение приоритета прав личности над правами общества – это тоже проявление тоталитаризма, только уже со стороны либерального государства по отношению к обществу.

Предлагается учитывать реалии информационного общества – новой цивилизационной формации. И входить в неё со старым багажом представлений может оказаться ошибочным. Автор предлагает не отказ от старых представлений, а переосмысление их в формате «нео-», с учётом обстоятельства отношений государства, личности и общества в условиях информационного общества.

С учётом поставленной задачи, справедливо задать вопрос: допустимо ли утверждение, что любая идеология, становится тоталитарной, когда начинает утверждать абсолютный приоритет одного из институтов в триаде «государство-личность-общество»?

Авторское видение заключается в том, что критерии «тоталитарности» той или иной идеологии индивидуальны проявлением своих особенностей.

Балансировка в пространстве дихотомий, образованных поляризацией названных институтов, ещё обеспечивает в настоящее время дистанцирование от тоталитарных состояний.

Это наблюдается на примерах социал-демократии, либеральной демократии, христиан-демократии, иных идеологий с дуальными началами демократической направленности.

Нарастающее противостояние между государством, политическим обществом и гражданским обществом постепенно формирует предпосылки к тенденции доминирования в политическом пространстве завтрашнего дня классических консервативных, социалистических, либеральных идеологий (убывание по мере значимости).

Эта значимость убывания характеризуется отношениями государства и общества: проявлением авторитарности первого и реакцией второго. При этом, отличительной чертой для социалистической идеологии в условиях информационного общества остаётся ситуация, когда идеологическое противостояние реализуется лицом к лицу с государством, в едином политическом пространстве, где, в том числе, могут присутствовать и условия для выработки «правил игры», где реальны уступки со стороны государства.

Проявление либеральной идеологии в информационном обществе связано со всё большим уходом личности от отношений с государством. Интернет становится всё большим наркотиком, позволяющим в виртуальном мире находить личностное самовыражение, социальное самочувствие, материальное благополучие, свой мир, который можно создавать, преобразовывать. Потерять информационному человеку связь с таким миром, всё равно, что верующему отказаться от своей веры. Государство и личность, общество в таких обстоятельствах находятся в отношениях, когда общество стремится убежать из политического пространства, а государство стремится его догнать и втянуть на территорию своих правил игры. Государство понимает, что оставлять общество одно наедине с самим собой проблематично для государства. Это качественно иная тенденция.

Развитие этой тенденции имеет в перспективе нео-тоталитарное проявление со стороны государства, установление государственной нео-тоталитарной идеологии — нео-консерватизма патриотического содержания. Особенность «нео-» будет проявляться в установлении тотального контроля над мыслями, социальным статусом, деятельностью граждан в негосударственном информационном пространстве, деятельностью в анти-государственном политическом информационном пространстве на основе предложения социально-политического партнёрства, экономического интереса, с одной стороны, и жёсткого предупреждения антигосударственных проявлений со стороны информационного общества, с другой.

Предложения, рекомендации.

  1. В идеологическом плане нео-тоталитаризм идеологии «информационного общества» может развиваться на идее информационного противостояния в технонаправлении. На фоне того, что современное Интернет-пространство заполнено антисоциальными темами, безнравственными и аморальными контентами, идеология «информационного общества» в государственном контексте может представляться как эталон «лучшего», нравственного, справедливого. «Худшего» в информационном пространстве более, чем достаточно – это хорошая среда поляризировать нравственные категории ДОБРО-ЗЛО. Это же и основа для применения жёстких авторитарных методов управления публичным информационным пространством (через МВД) и авторитарное подавление внешних, оппозиционных антигосударственных технологий воздействия (через ФСБ, Минобороны).
  2. Эффективным ненасильственным методом нео-тоталитаризма станет создание условий обмена социальных гарантий на доступ государства к личному информационному пространству граждан. Стремление установить контроль над гражданами подтолкнёт государство к установлению требований к государственным служащим предоставлять доступ к их социальным сетям в целях увеличения количества госслужащих как контролируемого социума. Ненасильственный метод идеологического контроля в системе государственной службы, высших технологий управления государством может быть обеспечен также элементами гостайны.

Уже сегодня по информации Минтруда России соцопросы показывают, что даже при том, что граждане не выражают симпатий к госслужащим, устроиться на должности в системе государственной и муниципальной службе проявляет желание до 30% населения [11].

  1. В социальном отношении основной конфликт информационного общества будет проходить по линии «информационное общество (государство) – обнищавшее перенаселённое население». Это создаст дополнительное основание для консолидации информационного общества вокруг нео-тоталитарной идеологии, так как все понимают расширяющийся провал между информационным обществом и традиционным обнищавшим обществом. Стратегия социальной политики в нео-тоталитарной идеологии может быть сформулирована так: отдай ребёнка в государственный детский сад, и он вырастет специалистом и прокормит престарелых родителей, которые не могут найти себя в информационном обществе.
  2. Это потребует идеологического подхода к системе образования. Основное направление в системе высшего образования будет направлено на подготовку государственных служащих – IT-технологов управления. Уже с этого уровня будет вменяться система обмена социальных гарантий на доступ государства к личному информационному пространству граждан в социальных сетях.

Среднее образование будет предусматривать подготовку в школе по специализациям на основе способностей-рейтинга, как гарантия государства на создание для молодёжи «социальных лифтов» — их профориентация для поступления в специализированные вузы.

Кто не осваивает специализации на основе способностей-рейтинга, завершает образование в 9 классе, и не идёт в следующий уровень школьной подготовки – начальную подготовку специалистов IT-технологий управления. Они составляют средний социальный класс общества для обслуживания машин, оборудования, связанного с IT-технологиями, и также контролируется государством элементами гостайны.

Система дошкольного образования будет предусматривать детские сады, в которых дети развиваются на основе игр с уровнем 3- и 4-d-технологий, а наличие широкой сети круглосуточных 5-дневных детских садов позволяет социализировать будущих специалистов.

  1. В международном отношении смысл государства усилится, как гаранта пищевых ресурсов, рабочих мест, всего того, что вызывается потребностями удовлетворения инстинктов общества внутри государства. Федеративная основа государства приобретёт патриотическое понимание важности государственной территории, российского федеративного союза – как необходимость защиты экономических ресурсов в условиях сокращения их мировых запасов.

Добывающие и перерабатывающие производства становятся государственно охраняемыми, под государственное социальное обеспечение — в обмен на доступ государства к личному информационному пространству работников.

  1. Понимание, что природа «анти-» содержится в инстинктах потребления, страха, зависти, нео-тоталитарная идеология создаёт понятие «общественного интереса», наполняет его социальным, культурным, патриотическим содержанием и в мероприятиях по установлению контроля над информационным пространством гражданского общества через нормы законодательства обеспечивает гарантии приоритета «общественного интереса». Выступает не в формате «государство – гражданское общество (оппозиция)», а в формате «защита интересов общества от оппозиции».

Вывод: если не будет государственной идеологии, будет нео-идеология. И её эффективность будет содержаться в нео-тоталитарном содержании и характере. Ренессанс для государственной идеологии наступает.

Автор считает, что в данной работе новым является следующие результат и положения:

  • отсутствие оформленной государственной идеологии и контр-субъектов, выдвигающих на статус государственной идеологии свою идеологию, ведёт в большей степени к утрате населением страны своей идентичности как общества, нежели оно было бы поляризовано по идеологическим основаниям;
  • выявление в условиях информационного общества тенденции становления в перспективе нео-тоталитарного проявления со стороны государства, установление государственной нео-тоталитарной идеологии;
  • выражение государственной идеологии может осуществляться как в форме собственно государственной идеологии, так и в форме нео-идеологии (общенациональная идея, национальная идеология, другое).

Литература

  1. Маркс К., Энгельс Ф. Фейербах. Противоположность материалистического и идеалистического воззрений. М., 1966, с. 59, 60.
  2. ДИАГНОЗ НАШЕГО ВРЕМЕНИ / Пер. с нем. и англ.; Отв. ред. и сост. Я.М.Бергер и др. М.: Юрист, 1994, 700 с. – с. 37.
  3. Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. Т. 39. М., 1966, с. 83.
  4. Гурова Т. Приглашение к диалогу. Нужна ли современной России идеология? //Российская газета, № 42(8096) от 27.02.2020 г. – URL: https://rg.ru/2020/02/27/nuzhna-li-sovremennoj-rossii-ideologiia.html
  5. Россия: схватка народов или гармония //Изборский клуб. 2014. № 1. – URL: http://www.dynacon.ru/arh/2014_01_Book.pdf
  6. Кара-Мурза С. Дезинтеграция и консолидация общества. – URL: http://old.centero.ru/chair/dezintegratsiya-i-konsolidatsiya-obshchestva
  7. Русин О.А. Нужна ли России идеология? – URL: https://rusrand.ru/actuals/nujna-li-rossii-ideologiya
  8. Миркин Я. Странствующее население. //Российская газета, № 236(7994) от 20.10.2019. – URL: https://rg.ru/2019/10/20/iakov-mirkin-bolshe-20-zaniatogo-naseleniia-trudiatsia-neformalno.html
  9. Интернет – даёшь работу? – URL: https://kursdela.biz/news/business/11-12-2017/internet-dayosh-rabotu
  10. Бузина О. Тоталитарная демократия в США – кто бы мог подумать! – URL: https://maxpark.com/community/4109/content/3433101
  11. Как стать чиновником: Каждый третий россиянин хочет быть госслужащим, но берут не всех. – URL: https://vesiskitim.ru/2021/03/14/196257-kak-stat-chinovnikom-kazhdyj-tretij-rossiyanin-xochet-byt-gossluzhashhim-no-berut-ne-vsex



Московский экономический журнал 2/2021

УДК 331 

DOI 10.24412/2413-046Х-2021-10122

Цифровизация технологии мотивации в HR-деятельности

Digitalization of motivation technology in HR activities 

Чупина Ирина Павловна, доктор экономических наук, профессор, Уральский государственный аграрный университет, г. Екатеринбург

Симачкова Наталья Николаевна, кандидат исторических наук, доцент, Уральский государственный аграрный университет, г. Екатеринбург

Зарубина Елена Васильевна, кандидат философских наук, доцент, Уральский государственный аграрный университет, г. Екатеринбург

Фатеева Наталья Борисовна, старший преподаватель, Уральский государственный аграрный университет, г. Екатеринбург

Петрова Любовь Николаевна, старший преподаватель, Уральский государственный аграрный университет, г. Екатеринбург

Chupina Irina, doctor of Economics, Professor, Ural state agrarian University, Yekaterinburg

Zarubina Elena Vasilievna, candidate of philosophy, associate Professor, Ural state agrarian University, Ekaterinburg

Simachkova Natalia, candidate of historical Sciences, associate Professor, Ural state agrarian University, Ekaterinburg

Fateeva Natalia Borisovna, Senior lecturer, Ural state agrarian University, Ekaterinburg

Petrova Lyubov‘ Nikolaevna, Senior lecturer, Ural state agrarian University, Ekaterinburg

Аннотация. Цифровая трансформация задела почти все сферы жизни в том числе и  HR- деятельность. Новый уровень развития организации не возможен без диджитализации, без изменения уже ставших традиционными способами работы.

Актуальность темы исследования заключается в том, что эффективное взаимодействие с персоналом выстраивается в наше время новыми методами  и технологиями, в том числе цифровыми.

Целью исследования является определение мероприятий, предложение методов и цифровых технологий для выстраивания эффективного взаимодействия с  работниками  и  усиления их  мотивации в условиях развития HR-Digital.

Научная новизна состоит в формировании способов цифровизации процессов стимулирования труда работников на основе объективных данных, полученных путем анализа и проведения оценочных мероприятий.

Существенными результатами являются:

  • выявление направлений трансформации мотивационных процессов в условиях цифровизации;
  • установлены положительные и отрицательные стороны внедрения цифровизации в процесс управления человеческими ресурсами;

 Методами исследования выступили:

  • теоретико-методологический метод – изучались фундаментальные труды в области мотивации персонала, научные достижения в области цифровизации HR-процессов;
  • аналитический.

Summary. Digital transformation has affected almost all areas of life, including HR activities. A new level of development of the organization is not possible without digitalization, without changing the already traditional ways of working.

The relevance of the research topic lies in the fact that effective interaction with personnel is being built in our time by new methods and technologies, including digital ones.

The purpose of the study is to identify activities, offer methods and digital technologies for building effective interaction with employees and strengthening their motivation in the context of the development of HR-Digital.

The scientific novelty consists in the formation of ways to digitalize the processes of stimulating the work of employees on the basis of objective data obtained through analysis and evaluation activities.

Significant results are:

  • identification of the directions of transformation of motivational processes in the conditions of digitalization;
  • the positive and negative aspects of the introduction of digitalization in the process of human resource management are established;

The research methods were as follows:

  • theoretical and methodological method-fundamental works in the field of personnel motivation, scientific achievements in the field of digitalization of HR processes were studied;
  • analytical.

Ключевые слова: цифровизация,  мотивация,  мотивационные процессы, персонал, стимулирование, цифровые технологии.

Key words: digitalization, motivation, motivational processes, personnel, incentives, digital technologies.

Термин «мотивация» берет свое начало от латинского слова movere – что дословно означает двигать.

Мотивации и мотивам посвящено множество литературы как зарубежных (А. Маслоу,  Г. Холл,  Х. Хекхаузен), так и отечественных авторов (В.И. Ковалев, В.Г. Асеев, П.М. Якобсон,  П.В. Симонов и другие).

В литературе дано не одно определение термина «мотивации персонала». Например, Зайцев Г.Г. считает, что: «Мотивация – побуждение к активной деятельности личностей, коллективов, групп, связанное со стремлением удовлетворить определенные потребности». Брайн Трейси дает следующее определение: «Мотивация — это процесс побуждения людей к труду, который предусматривает использование мотивов поведения человека для достижения личных целей или целей организации [4].

По мнению мыслителя Д. Коула, мотивация представляет собой «процесс побуждения себя и других к деятельности для достижения личных целей или целей организации». Легло в основу науки «управления персоналом» мнение С. Шапиро, где  мотивация — это «процесс сознательного выбора человеком того или иного типа поведения, определяемого комплексным воздействием внешних (стимулы) и внутренних (мотивы) факторов».

Анисимов В.М. говорит, что: «Мотивация сотрудника – это его старание добиться желаемого при помощи усердной работы на благо компании».

При помощи стимулов мотивация персонала определяет поведение конкретного индивида [4].

Мотивация – это внешнее воздействие на трудовое поведение человека для достижения личных, групповых и общественных целей [4].

Цель мотивации состоит в том, чтобы сформировать набор условий, которые побуждают человека принимать меры, направленные на достижение цели с максимальным эффектом [4].

Исследователь В.В. Рассадин выделяет, что мотивация – это совокупность устойчивых мотивов, определенных характером личности, ее ценностной ориентацией и направляющей деятельностью.

Из представленных определений можно сделать вывод, что мотивация – это некий повод или основание для работника интенсивно трудиться для достижения целей организации и удовлетворения личных запросов.

Мотивация является неотъемлемым элементом человеческой деятельности. В первую очередь она отражает отношение человека к своей работе, его заинтересованность в результате и получении за него не только морального удовлетворения, самовыражения, накопления опыта, но и материального вознаграждения. В системе управления мотивация обычно определяется в двух смысловых понятиях. С одной стороны, это некий комплекс мотивов, определяющих состояние работника, как личности – его стремление, способности или неприязнь к тем или иным навыкам, знаниям, поступкам и оценкам. С другой стороны, мотивация – это совокупность всех созданных внешних и внутренних факторов деятельности человека, стимулирующих его к удовлетворению своих потребностей, а также достижению целей организации.

Чтобы работа приносила не только результат труда, но и удовольствие работнику существуют инструменты мотивации персонала. Достигнуть эффективность в труде можно только поощрением и признанием заслуг работника.

Человек в силу своей заинтересованности может выполнять работу по-разному: может работать, прикладывая все усилия, стремиться к достижению результата, искать способы решения вопроса наилучшим, менее затратным способом; может откладывать наиболее трудный объем работы на потом или не делать его совсем; может выполнять работу, не прикладывая усилий, по определенному шаблону; может решать наиболее трудные задачи. Разные способы выполнения одной и той же работы зависят от того, как он мотивирован.

По словам Роберта Халфа и его соратников, обычный человек работает только на половину своих возможностей. Остальные 50% возможностей в течение рабочего дня уходят в основном впустую – из-за праздных разговоров с коллегами, зависания в интернете, опозданий или ранних уходов с работы, бесконечных кофе-брейков и обедов, а также личных дел. [6]

 «Целенаправленное воздействие на трудовую мотивацию работников — главное направление работы с персоналом, которым должен овладеть каждый руководитель. Стремление руководителей максимально использовать мотивацию подчиненных в процессе работы, должно быть одним из важнейших приоритетов» [3].

Эффективность управления напрямую зависит от того насколько правильно применяется мотивационный процесс. Мотивационный процесс можно представить в виде схемы, рисунок 1.

Мотивировать персонал на результат труда, связать личную заинтересованность с интересами организации самое трудное направление в управлении персоналом. Руководитель должен обладать знаниями человеческой натуры, понимать, что нужно именно этому работнику.  Методы мотивации будут тогда действенным инструментом, когда они правильно применяются на практике. Методы мотивации в теории управления часто делят по способу воздействия. Методы мотивации делят на прямые и косвенные.

Прямые методы мотивации:

  • нормативная мотивация;
  • принудительная мотивация;
  • содержательная;
  • статусная.

Нормативная и принудительная мотивации отличаются отсутствием свободы выбора работника, используются методы убеждения, наказания, лишения премии, внушения, манипулирование и т.п. 

Содержательная и статусная мотивации относится к прямому воздействию на переснял.

К косвенным методам мотивации относят:

  • административный;
  • экономический;
  • социальный.

Косвенные методы влияют наиболее результативно и быстро, но они не всегда действуют долго, не имеют глубокого эффекта.

Персонал с целью мотивации подразделяют на типы работников:

  • работники, ориентированные на внутренние потребности (социальный статус, значительность труда);
  • работники, ориентированные на материальное вознаграждение;
  • работники, ориентированные и на внутренние потребности, и на материальные ценности.

То, что эффективно мотивирует некоторых людей, не имеет значения для других [9].

В мотивационных процессах цифровизация понимается, как внедрение новых бизнес-технологий, оказывающих влияние на трудовую, социальную жизнь людей, возникновение новых перспектив получения и совершенствования знаний, умений, расширения кругозора, возникновения карьерных лифтов, увеличение географической возможности применения знаний работников, повышение доступности и понимания работником всей системы управления мотивационными процессами.

Многие руководители организаций отрицают необходимость управления мотивацией персонала и содержание отдельного сотрудника или штата работников для этих целей, однако именно направление работников на достижение целей компании через понимание и достижение личных целей приводит организацию к успеху в бизнесе.

Достижение эффективной системы мотивации персонала – главная задача руководителя.

В современных условиях функционирования экономики все большее значение приобретает роль личности работника. Именно кадровый потенциал в наибольшей степени влияет на эффективность организаций всех форм собственности и деятельности.

Одной из важнейших задач любого бизнеса является поиск эффективных путей управления трудом, обеспечивающих активизацию человеческого фактора. Успех любого управленческого решения напрямую зависит от эффективности применяемой модели мотивации, которая побуждает работника к достижению личных и общих целей. Обеспечение высокой мотивации к труду основано на изучении сущности этого процесса.

Известные теоретические подходы к мотивации основаны на идеях, сформулированных психологической наукой, изучающей причины и механизмы целенаправленного поведения человека. С этих позиций мотивация определяется как движущая сила человеческого поведения, в основе которой лежит взаимосвязь человеческих потребностей, мотивов и целей.

Мотивированный работник трудится с полной отдачей, что позволяет повысить общую результативность и прибыльность предприятия.

Что же касается эпохи цифровизации, то руководитель и подчиненный все чаще обмениваются информацией при помощи цифровых технологий в режиме реального времени.

Все перечисленные механизмы трудовой мотивации претерпевают изменения. Современные IT-ресурсы позволяют уменьшить количество транзакций, использовать новейшие системы оценки результатов деятельности и постановки целей.

Автоматизация позволяет осуществлять непрерывное управление эффективностью (Continuous Performance Management) и обратную связь в режиме реального времени (Real-Time Feedback).

Используются для этих целей мобильные приложения, что позволяет существенно уменьшить по срокам процедуру согласования целей и подведения итогов, задавая IT-системам конкретные характеристики с учетом опыта, результативности и квалификации сотрудника.

При выборе IT-системы управления эффективностью компании ориентируются не только на ее стоимость, но и на множество иных критериев. Ценятся гибкость, возможность кастомизации IT-решений, оригинальность системы и, вместе с тем, способность к интеграции с другими IT-системами и с базами данных, возможность использования с мобильного устройства, спектр функциональных возможностей, включая хранение персональных данных сотрудников, портфолио клиентов, масштабируемость решения на большее количество пользователей. Внедрившие IT-системы компании нуждаются в прозрачности связи результатов с развитием и мотивацией сотрудников.

Подводя итоги, можно выделить 5 направлений трансформации мотивационных процессов в условиях цифровизации, они представлены в таблице 1.

Сильные стороны использования цифровизации при мотивации сотрудников:

  • вовлечение работников в процесс разработки целей компании;
  • достижение повышения самооценки работников и отдачи при достижении результатов;
  • эффективность генерации идей;
  • скорость;
  • структурированность и непрерывность коммуникации.

Подбор способов мотивации – сложнейший процесс, является индивидуализированным.

Для подбора способа мотивации необходимо тщательно оценить персонал, из массы инструментов найти нужные, соответствующие психологическому портрету работника, постоянно их заменять новыми на основании оценки эффективности.

Качественная система мотивации характеризуется максимальной объективностью, достоверной оценкой личного вклада работника в достижение успеха.

Внедрение цифровых технологий в процесс управления человеческими ресур­сами позволяет организовать удобную цифровую среду для персонала.

Сегодня уже предлагается множество сервисов для работы с персоналом:

  • «Experium» и «Skillaz» — рекрутинговые системы;
  • «KpiDrive» — KPI-Управления и KPI- Мотивации;
  • «HRmaps» — продукт для управления персоналом.

Также система искусственного интеллекта способна изу­чать и анализировать навыки, поведение и действия самых эффективных сотрудни­ков, и на основе этих данных выстраивать образовательные траектории для персонала.

Рассмотрим плюсы и минусы внедрения в управление персоналом информационных технологий в таблице 2.

Компания Coleman Services провела исследование и выяснила, в каких направлениях движется цифровизация в HR сфере. Из 100 процентов опрошенных компаний 77% уже внедрили автоматизацию в кадровое делопроизводство, 55% оценивают персонал при помощи диджиталтехнологий,  38% автоматизировали  функцию выплаты компенсаций и льгот персоналу, 32% — используют информационные технологии в обучении и развитии персонала, функция подбора автоматизирована у 21% опрошенных.  Лидером факторов, которые будут оказывать влияние на HR-сферу в ближайшие несколько лет, является имен­но цифровая трансформация, происходя­щая в мире [5].  В условиях цифровизации формы мотивации персонала претерпевают значительную трансформацию. Цифровые технологии дают возможность расширения поля мотивации. Например, могут быть использованы удален­ные формы организации работы, повышение интеллектуализации трудовой деятельности, что ведет к более весомой оплате, снижение трудоемкости процессов под влиянием роботизации и т.д. [6]

Прямая трудовая мотивация наиболее перспективная в условиях цифровизации.  Подразумевает прозрачные, понятные способы воздействия на работника. Работнику из большого объема информации при помощи новых технологий можно выбрать только, те мотивационные способы, которые касаются только его лично. Также можно обеспечить обратную связь, работник самостоятельно создает отчет о выполненном объеме работ и после анализа система, понимает на какое вознаграждение (наказание) он может рассчитывать.  Бизнес-процессы трудовой мотивации персонала в условиях цифровизации можно представить в виде схемы, рисунок 2.

Прозрачность зависимости результата труда на вознаграждение, как представлено на рисунке 2, исключают конфликт между работником и работодателем, так как ожидаемый результат от проделанной работы будет соответствовать реальному.

В связи с переходом к цифровой экономике наблюдается «размывание» границ профессий, некоторые виды профессий «отмирают», возникают новые. Российские эксперты отмечают, что за 5 лет могут исчезнуть до 10 % существующих в настоящее время профессий. В современной экономике появляются и всё чаще используются новые формы занятости, наблюдается необходимость формирования общих (универсальных) компетенций, чтобы повышать свою конкурентоспособность на современном рынке труда, повышается мобильность человека в течение его трудовой деятельности .

Число организаций, понимающих, что обладание навыками в области цифровых технологий выступает сегодня на первый план, однако существует серьезный разрыв между навыками молодых специалистов и навыками специалистов старшего поколения. Обучение требует координации усилий со стороны работника, со стороны организации, со стороны исполнительной власти, со стороны учебных заведений. Необходимо обеспечивать информационную безопасность, что является достаточно затратным, а также существует дефицит кадров в этой области.

Процесс трудовой мотивации можно подвергнуть частичной «оцифровке», однако невозможно применять цифровые механизмы в этой области полностью. Одним из способов мотивации к работе в новых условиях может являться сам процесс частичной автоматизации, людям свойственно узнавать новое, чувствовать свою значимость при решении сложных задач с использованием более совершенных технологий.

Цифровая экономика стимулирует работника получать дополнительные не свойственны его профессии компетенции. Это вызвано необходимостью умения и владения навыками применения автоматизированных информационных технологий, что раньше относилось к должностным обязанностям системных администраторов и программистов. Стимулировать работников расширять знания и умения должны работодатели через формирование мотивационного механизма эффективной трудовой деятельности адекватного реалиям цифровой экономики [7].

Таким образом, в условиях цифровизации организации вынуждены пересмотреть способы и формы трудовой мотивации, условия информирования работников, провести обучение персонала, ведь к работникам будут предъявляться другие компетенционные требования.  Однако основной задачей HR – менеджеров в условиях цифровизации должен оставаться человек, необходимо учитывать влияние автоматизации на взаимодействие работников друг с другом, налаживать обратные коммуникации. 

Список литературы

  1. Указ Президента РФ «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 — 2030 годы» от 09.05.2017 №203 – UR L: http://www.consultant.ru/ 
  2. Распоряжение Правительства РФ от 28 июля 2017 г. N 1632-р «Об утверждении программы «Цифровая экономика Российской Федерации» – UR L: http://www.consultant.ru/ 
  3. Авдеев В.В. Управление персоналом. Технология формирования команды / В.В. Авдеев. — М: Финансы и статистика, 2017 — 120 с.
  4. Аллин О. Н., Сальникова Н. И. Кадры для эффективного бизнеса. Подбор и мотивация персонала; Генезис — Москва,2014. — 248 c.
  5. Амелин С.В., Щетинина И.В. Организация производства в условиях цифровой экономики / С.В, Амелин, И.В. Щетинина // Организатор производства. — 2018. — № 4. — С. 7­18.
  6. Бакирова Г. Х. Психология развития и мотивации персонала; Юнити-Дана — Москва,2013. — 440 c.
  7. Бухт Р., Хикс Р. Определение, концепция и измерение цифровой экономики // Вестник международных организаций, 2018. Т. 13. № 2. С. 143-172.
  8. Зарубина Е. В. Мотивация человеческих ресурсов: понятие, сущность, структура // Аграрное образование и наука. – 2017. – № 4. – 34 с.
  9. Иванова О. Система премирования как инструмент повышения уровня вовлеченности персонала / О. Иванова // Мотивация и оплата труда. – 2016. – № 2. – С. 106–113.
  10. Косарева И.Н., Самарина В.П. Особенности управления предприятием в условиях цифровизации [Электронный ресурс] // Вестник Евразийской науки/ — 2019/ — №3. — С. 17 — 23



Московский экономический журнал 2/2021

УДК 331.08

DOI 10.24412/2413-046Х-2021-10121

ПОДХОДЫ К РЕАЛИЗАЦИИ СИСТЕМЫ KPI ДЛЯ ПЕРСОНАЛА
ОРГАНИЗАЦИИ В УСЛОВИЯХ ЦИФРОВОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ
ЭКОНОМИКИ

APPROACHES TO THE IMPLEMENTATION OF THE KPI SYSTEM FOR THE PERSONNEL OF THE ORGANIZATION IN THE CONTEXT OF THE DIGITAL TRANSFORMATION OF THE ECONOMY 

Лавриненко Елена Николаевна, преподаватель ФГАО ВО «Южный федеральный университет» 

Lavrinenko Elena Nikolaevna, Lecturer at FSAO HE «Southern Federal University»

Багута Николай Александрович, старший преподаватель, Новочеркасский инженерно-мелиоративный институт им. А. К. Кортунова – филиал ФГБОУ ВО «Донской государственный аграрный университет»

Baguta Nikolay Alexandrovich, Senior Lecturer at Novocherkassk Engineering and Land Reclamation Institute named after A. K. Kortunova — a branch of the FGEO HE «Don State Agrarian University»

Аннотация. В статье рассматривается влияние процессов цифровизации на систему управления фирмой, в частности, осуществлён сравнительный анализ традиционного и цифрового способов отбора кадров, выявлены преимущества цифровых методов, обоснован расчётный инструментарий формирования заработной планы сотрудников с учётом подходов KPI-менеджмента, уточнены конкурентные преимущества, получаемые фирмой вследствие реализации проекта цифровой трансформации корпоративной системы управления.

Summary. The article examines the impact of digitalization processes on the management system of a company, in particular, a comparative analysis of the traditional and digital methods of personnel selection is carried out, the advantages of digital methods are revealed, the calculation tools for the formation of employee salaries are substantiated, taking into account the approaches of KPI-management, the competitive advantages obtained by the firm as a result of the implementation of a project for digital transformation of the corporate management system.

Ключевые слова: персонал, фирма, цифровизация, экономика, управление, человеческий капитал.

Key words: personnel, firm, digitalization, economics, management, human capital.

Введение

На современном этапе цифровизация представляет собой необратимый процесс, затрагивающий самые разные аспекты жизни, в том числе – экономику. В условиях цифровизации происходит перманентная трансформация хозяйственных связей, отношений покупателей и продавцов, потребителей и производителей товаров и услуг, что закономерно обостряет конкурентную борьбу на микро-, мезо-, макроэкономическом уровнях. В связи с этим, резко возростает значимость системы управления. По мнению А. Ю. Рожковой, «одним из вызовов цифровой экономики является создание новой адаптированной к современным реалиям системы управления персоналом» [9]. В контексте сказанного, не вызывает сомнений актуальность и своевременность исследований, направленных на совершенствование корпоративной практики управления персоналом с учётом новых возможностей, предоставляемых цифровизацией экономики.

Методы

В процессе исследования использовались методы научной абстракции, анализа, а также эконометрический инструментарий [10], позволивший обеспечить высокий уровень достоверности итоговых результатов и выводов исследования.

Результаты и обсуждение

В документах стратегического планирования РФ [8] отражены основные цели и задачи цифровизации, в том числе в сфере работы с персоналом. Несмотря на то, что указанные нормативно-правовые акты ориентированы, в основном, на государственный сектор, элементы разрабатываемого цифрового инструментария, механизмов, подходов и практик могут оказаться востребованным хозяйствующими субъектами при реализации собственных стратегий цифрового развития. Некоторые исследователи [1, 11, 12] указывают на то, что подобная синергия способствует развитию человеческого капитала, взаимодополняя и усиливая позитивные тенденции, формируемые государственным и частным секторами экономики. На проявляющуюся в последние годы тенденцию расширения вовлечённости граждан в цифровую трансформацию социально-экономических систем указывают Анопченко Т. Ю., Воронина Н. Ф. [2].

Как отмечают Я. Я. Кайль, Р. М. Ламзин, «электронно-цифровые технологии позволяют в ускоренном режиме обрабатывать сведения об отдельных лицах, способных пополнить персонал организации с поддержанием освоения вновь принятых сотрудников в специфических условиях выполнения определенных трудовых операций и должностных функций» [5].

Сравнительный анализ традиционного и цифрового способов отбора кадров представлен в таблице 1.

Как показывает анализ данных таблицы 1, цифровой формат рекрутинга, осуществляемый кадровой службой хозяйствующего субъекта, позволяет обеспечить более точную идентификацию профессиональных качеств работника, выявление психоэмоциональных особенностей его личности, на основе чего могут быть сформированы рекомендации, связанные с его быстрейшей адаптацией на рабочем месте, а также наиболее эффективное раскрытие потенциала. Всё это, в конечном итоге, способствует повышению эффективности экономической деятельности хозяйствующего субъекта.

Наблюдаемая в настоящее время трансформация мотивационных установок персонала в контексте цифровизации социально-экономических процессов, детерминирует необходимость реализации передовых форматов поощрения сотрудников, позволяющих применять корпоративную систему мотивации как одного из основных механизмов повышения эффективности использования трудовых и финансовых ресурсов хозяйствующего субъекта. Как показывает практика, на современном этапе более 87 % иностранных фирм используют методы, базирующиеся на мотивационном комплексе «KeyPerformanceIndicators (KPI)», каковой, по мнению ряда авторов [1, 3, 7], считается одним из наиболее полных, т. е. позволяющем учесть специфические факторы бизнеса компании. Мотивационный комплекс KPI предполагает формирование корпоративной системы оплаты труда сотрудников, основывающейся на формализации показателей оценки качества работы, в свою очередь увязанных с требованиями стратегии развития хозяйствующего субъекта в кратко-, средне- и долгосрочной перспективе. Подобный подход позволяет индивидуализировать критерии оценки каждого сотрудника, структурного подразделения и сформировать наиболее действенные инструменты мотивации, позволяющие направить деятельность сотрудников на достижение установленных менеджментом приоритетных задач развития фирмы, способствует привлечению в организацию высококвалифицированных кадров и профессиональному развитию персонала предприятия. Как показал анализ деятельности зарубежных компаний, внедрение системы KPI позволило им на 30 % повысить производительность труда своих сотрудников [4].

На основании вышеизложенного, мы можем предложить расчётную формулу оплаты труда, учитывающую подходы KPI-менеджмента:

ОТ = БО * (А12n)

где: ОТ – оплата труда сотрудника,

А1, А2, Аn – поправочные коэффициенты, устанавливаемые в зависимости от степени достижения установленных задач развития фирмы.

В целях эффективного управления персоналом, представляется целесообразным осуществить дифференциацию показателей развития во времени. Наиболее эффективным, по нашему мнению, является ежеквартальный пересмотр. Использование предлагаемого расчётного инструментария определения оплаты труда персонала позволяет сформировать эффективную корпоративную систему мотивации, увязанную с промежуточными и итоговыми показателями развития, зафиксированными в документах стратегического планирования. Подобный подход целесообразно распространить на структурные подразделения, предоставив их руководителям полномочия в части назначения индивидуальных коэффициентов, отражающих достижение KRI сотрудников организации.

Заключение

Подводя итог сказанному, сформулируем следующие основные выводы:

  1. Современные цифровые технологии позволяют значительно повысить эффективность работы кадровой службы хозяйствующего субъекта за счёт: уменьшения влияния так называемого «человеческого фактора» (ошибки в расчётах и т. п.); увеличения скорости обработки данных; стандартизация и формализация части рутинных операций, связанных с обработкой резюме, анкет и т. п. по формальным критериям; ускорения обмена информацией между пользователями, снижение искажений при её передаче.
  2. Цифровизация работы с персоналом хозяйствующего субъекта может быть самостоятельными проектом и, одновременно, частью более широкого замысла, связанного с внедрением цифровых технологий в максимально возможное количество рабочих процессов организации, что позволит значительно усилить позитивное действие упомянутых выше факторов, а также сократить издержки, связанные с реализацией управленческих функций. В результате хозяйствующий субъект укрепляет свою конкурентоспособность и, вследствие этого, инвестиционную привлекательность [6], что позитивно сказывается на его капитализации.

Список использованных источников

  1. Абраменко М. П. Цифровизация региональной экономики как фактор развития человеческого капитала (на материалах Ростовской области) / Абраменко М. П., Ревунов Р. В., Щербина М. М. // Региональные проблемы преобразования экономики. 2019. №8(106). С. 144-150.
  2. Анопченко Т. Ю. Реализация человеческого потенциала в современных условиях как фактор вовлеченности населения в цифровую экономику России / Анопченко Т. Ю., Воронина Н. Ф. // Sochi Journal of Economy. 2020. Т. 14. №1. С. 23-32.
  3. Анопченко Т. Ю. Интеграция науки, образования и бизнеса для преодоления кадрового дефицита цифровой экономики / Анопченко Т. Ю., Мурзин А. Д., Темирканова А. В. // В сборнике: Менеджмент XXI века: образование в эпоху цифровой экономики. Сборник научных статей по материалам XVII Международной научно-практической конференции. 2019. С. 302-306.
  4. Басаранович, Е. А. Анализ мотивации и стимулирования персонала на примере компаний «Google» и «Yandex» / Е. А. Басаранович // Евразийский союз ученых. – 2015. – С. 167 – 169.
  5. Кайль Я. Я. Инновационные методы отбора и подбора персонала в условиях цифровизации / Кайль Я. Я., Ламзин Р. М. // сборнике: Управление политикой АПК в условиях инновационно-инвестиционного и циклического развития: теория, практика, проблемы. Сборник статей по итогам Всероссийского конкурса исследовательских работ преподавателей, студентов, аспирантов и докторантов. 2020. С. 174-177.
  6. Москаленко А. П. Инвестиционное проектирование: основы теории и практики / Москаленко А. П., Москаленко С. А., Ревунов Р. В., Вильдяева Н. И. // Санкт-Петербург, 2018. (1-е, Новое)
  7. Панов, М. М. Оценка деятельности и система управления компанией на основе KPI. – М.: Инфра-М, 2013. – 255 с.
  8. Паспорт федерального проекта «Кадры для цифровой экономики» (утв. президиумом Правительственной комиссии по цифровому развитию, использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности, Протокол от 28 мая 2019 г. №9)
  9. Рожкова А. Ю. Вектор трансформации управления персоналом организации в условиях цифровизации экономики / Рожкова А. Ю. // Академический вестник ростовского филиала Российской таможенной академии №2(39), 2020.
  10. Таранова И. В. Особенности применения экономико-математических и эконометрических методов в экономических исследованиях/Управление экономическими системами: электронный научный журнал. № 12 (36). С. 59.
  11. Promotion of educational services in social networks / Pryadko I. A., Paytaeva K. T., Revunov R. V., Zelenova G. V., Evetskaya S. V. // Advances in Intelligent Systems and Computing (см. в книгах). 2019. Т. 726. С. 931-942.
  12. Human capital in the system of urban territory sustainable development management / Lazareva E., Anopchenko T., Murzin A. // Springer Geography (см. в книгах). 2020. №б/н. С. 269-277.



Московский экономический журнал 2/2021

УДК 332.14

DOI 10.24412/2413-046Х-2021-10120

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ
ПОДДЕРЖКИ АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА НА
ФЕДЕРАЛЬНОМ И РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЯХ В КОНТЕКСТЕ
РАЗВИТИЯ ЭКСПОРТА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ПРОДУКЦИИ

IMPROVEMENT OF THE STATE SUPPORT FOR THE AGROINDUSTRIAL COMPLEX AT FEDERAL AND REGIONAL LEVELS IN CONTEXT DEVELOPMENT OF EXPORT OF AGRICULTURAL PRODUCTS

Брик Анна Дмитриевна, доцент, кандидат юридических наук, ФГБОУ ВО «Донской государственный аграрный университет»

Brick Anna Dmirtyevna, Associate Professor, Candidate of Legal Sciences, Novocherkassk Engineering and Land Reclamation Institute named after
A. K. Kortunova — a branch of the FGEO HE «Don State Agrarian University»

Плохотникова Галина Владимировна, доцент, кандидат экономических наук, Новочеркасский инженерно-мелиоративный институт им. А. К. Кортунова – филиал ФГБОУ ВО «Донской государственный аграрный университет»

Plokhotnikova Galina Vladimirovna, Associate Professor, Candidate of Economic Sciences, Novocherkassk Engineering and Land Reclamation Institute named after A. K. Kortunova — a branch of the FGEO HE «Don State Agrarian University»

Аннотация. В статье анализируется действующая система организационно-экономических преференций для хозяйствующих субъектов агропромышленного комплекса на федеральном и региональном уровнях, обосновываются направления развития механизма государственной поддержки хозяйствующих субъектов агропромышленного комплекса в контексте развития экспортного потенциала.

Summary. The article analyzes the current system of organizational and economic preferences for economic entities of the agro-industrial complex at the federal and regional levels, substantiates the directions of development of the mechanism of state support for economic entities of the agro-industrial complex in the context of the development of export potential.

Ключевые слова: сельское хозяйство, Ростовская область, экономика, регион, развитие, агропромышленный комплекс.

Key words: agriculture, Rostov region, economy, region, development, agro-industrial complex.

Введение

В настоящее время Российская Федерация располагает возможностями для расширения присутствия хозяйствующих субъектов агропромышленного комплекса на мировом рынке. Факторы развития сельскохозяйственного экспорта в наибольшей мере – в силу объективных природно-климатических причин, – представлены в регионах Юга России, в частности, в Ростовской области [11]. При этом, нельзя не отметить тот факт, что на современном этапе потенциал интенсификации агропромышленного производства используется не в полной мере. Указанные обстоятельства закономерно актуализируют научные исследования, посвящённые оптимизации механизма государственного стимулирования сельскохозяйственного товаропроизводства Российской Федерации.

Методы

В процессе исследования применялись методы научной абстракции, группировки статистических данных, расчёта динамики показателей за период наблюдения, удельного веса элементов в совокупности, что позволило обеспечить высокий уровень достоверности итоговых выводов и результатов.

Результаты и обсуждение

Меры господдержки АПК в РФ достаточно разнообразны. В отношении сельскохозяйственных товаропроизводителей действует единый сельскохозяйственный налог, взимаемый по ставке 13 %, что значительно ниже уровня налогообложения хозяйствующих субъектов, функционирующих на общем режиме налогообложения. Также сельхозтоваропроизводители РФ имеют право на лизинг техники на льготных условиях, использование сниженных тарифов для перевозки грузов железнодорожным транспортом. Важным элементом системы государственной поддержки АПК является льготное кредитование, осуществляемое в форме субсидирования за счёт средств федерального бюджета части процентной ставки по привлекаемым сельхозтоваропроизводителем кредитам.

В субъектах Российской Федерации действует собственный инструментарий стимулирования аграрной отрасли. Финансирование данных форм региональной государственной поддержки осуществляется субъектами РФ самостоятельно, за счёт средств собственных бюджетов. Муниципальная поддержка аграрного производства в РФ не получила широкого развития в силу ограниченности финансовых ресурсов местных бюджетов.

Свод действующих и предлагаемых авторами организационно-экономических преференций для хозяйствующих субъектов агропромышленного комплекса на федеральном и региональном уровнях представлен в таблице 1 [4-10].

Заключение

Подводя итог сказанному, сформулируем следующие основные выводы:

  1. Результаты научных исследований [1, 2, 3] подтверждают тот факт, что за период 2015-2020 гг сельское хозяйство Российской Федерации, в целом, и Ростовской области, в частности, демонстрирует устойчивую положительную динамику по объёму производства основных видов продукции. Подобная тенденция позволяет сформулировать вывод об эффективности организационно-экономических и административно-правовых мер, реализуемых в контексте основных направлений государственной политики поддержки российских сельскохозяйственных товаропроизводителей. По нашему мнению, не будет преувеличением зафиксировать достижение продовольственной независимости Российской Федерации по основным продуктам питания.
  2. Субъекты Российской Федерации, в рамках имеющихся конституционных полномочий, реализуют собственные механизмы поддержки развития агропромышленного комплекса. В частности, в Ростовской области, в дополнение к имеющимся федеральным видам поддержки сельхозтоваропроизводителей, региональными нормативно-правовыми актами введены собственные, финансируемые за счёт средств бюджета Ростовской области и направленные, главным образом, на сохранение (восстановление) качественных характеристик земельных угодий. Реализация подобных мер особо актуальна в Ростовской области, сельское хозяйство которой, в силу действия природно-климатических факторов, имеет, преимущественно, растениеводческую специализацию.
  3. Необходимость дальнейшего развития сельского хозяйства, агропромышленного комплекса РФ ставит новые задачи, среди которых, по нашему мнению, особое внимание необходимо уделить расширению доли российских сельскохозяйственных товаропроизводителей на мировом рынке. Природно-климатический потенциал Российской Федерации позволяет хозяйствующим субъектам АПК осуществлять высокопродуктивную экономическую деятельность, обеспечивая потребности РФ в основных продуктах сельского хозяйства. При этом, одним из резервов отраслевого роста, является расширение объёма поставок продукции отечественного АПК на мировой рынок. С учётом сказанного, представляется необходимым на государственном уровне дополнить имеющийся механизм поддержки сельскохозяйственного производства новыми элементами, стимулирующими хозяйствующие субъекты к расширению экспорта. Подобными инструментами, по нашему мнению могу быть следующие: формирование специального гарантийного фонда, предоставляющего в установленном порядке за счёт средств федерального бюджета возмещение части затрат, связанных со страхованием сельскохозяйственной продукции при исполнении экспортных контрактов; содействие посредством экономических служб российских дипломатических представительств за рубежом, продвижению продукции отечественного АПК на мировом рынке; частичное субсидирование расходов российских хозяйствующих субъектов АПК, связанных с фрахтом кораблей для перевозки экспортной сельхозпродукции.
  4. На региональном уровне имеются возможности для введения точечных мер стимулирования аграрного экспорта. Например, в Ростовской области целесообразно использовать механизмы концессии и/или государственно-частного партнёрства для развития портовой инфраструктуры, позволяющей обеспечивать обслуживание современных судов класса река-море, что, в свою очередь, позволит расширить ассортимент эскпортируемой сельскохозяйственной продукции и сократит время её доставки потребителям.

Список использованных источников

  1. Брик А. Д. Организационно-экономические и административно-правовые факторы стимулирования развития экономики Ростовской области / Брик А. Д., Плохотникова Г. В. // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Экономика и право. 2020. №7. С. 13-16.
  2. Брик А. Д. Продовольственная безопасность региона: состояние Ростовской области / Плохотникова Г. В., Брик А. Д. // В сборнике: Новые концептуальные подходы к решению глобальной проблемы обеспечения продовольственной безопасности в современных условиях. сборник статей VI Международной научно-практической конференции. 2019. С. 238-243.
  3. Губачев В. А. Инвестиционная привлекательность и её влияние на конкурентоспособность сельского хозяйства региона / Губачев В. А. // В сборнике: Управление в условиях глобальных мировых трансформаций: экономика, политика, право Сборник научных трудов. 2017. С. 52-55.
  4. Постановление Правительства Ростовской области №33 от 20 января 2012 г. «О порядке предоставления субсидий сельскохозяйственным товаропроизводителям (кроме граждан, ведущих личное подсобное хозяйство, и сельскохозяйственных потребительских кооперативов) на возмещение части затрат на приобретение и доставку фосфогипса для проведения химической мелиорации солонцовых земель и мелиоративную вспашку солонцов»
  5. Постановление Правительства Ростовской области № 54 от 20 января 2012 г. «О порядке предоставления субсидий сельскохозяйственным товаропроизводителям (кроме граждан ведущих личное подсобное хозяйство) на возмещение части затрат на текущий ремонт и планировку оросительных систем, расчистку коллекторно-дренажной сети»
  6. Постановление Правительства РФ от 06.04.2019 №406 «Об утверждении Правил предоставления субсидий из федерального бюджета открытому акционерному обществу «Российские железные дороги» на возмещение потерь в доходах, возникающих в результате установления льготных тарифов на перевозку зерна»
  7. Постановлением Правительства РФ от 15.09.2017 г. №1104 «О предоставлении субсидий из федерального бюджета российским организациям на компенсацию части затрат на транспортировку сельскохозяйственной и продовольственной продукции наземным, в том числе железнодорожным, транспортом»
  8. Приказ Минсельхоза России от 10.06.2019 №322 «Об определении объемов зерновых грузов, закупленных по цене не ниже предельных уровней минимальных цен на зерно урожая соответствующего года в целях проведения государственных закупочных интервенций, установленных Министерством сельского хозяйства Российской Федерации в отношении субъектов Российской Федерации, на станции железных дорог которых осуществляются перевозки зерновых грузов железнодорожным транспортом»
  9. Приказ Минсельхоза России от 16.08.2017 № 410 «Об утверждении порядка включения сельскохозяйственных товаропроизводителей, организаций и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих производство, первичную и (или) последующую (промышленную) переработку сельскохозяйственной продукции и её реализацию, содержащихся в реестре потенциальных заёмщиков, в реестр заемщиков, и исключения сельскохозяйственных товаропроизводителей, организаций и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих производство, первичную и (или) последующую (промышленную) переработку сельскохозяйственной продукции и её реализацию, из реестра заёмщиков, а также форм документов, предусмотренных Правилами предоставления из федерального бюджета субсидий российским кредитным организациям на возмещение недополученных ими доходов по кредитам, выданным сельскохозяйственным товаропроизводителям, организациям и индивидуальным предпринимателям, осуществляющим производство, первичную и (или) последующую (промышленную) переработку сельскохозяйственной продукции и ее реализацию, по льготной ставке, утверждёнными постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2016 т. №1528»
  10. Приказ Минсельхоза России от 22.02.2018 г. №78 «Об утверждении Порядка определения Министерством сельского хозяйства Российской Федерации максимального размера льготного краткосрочного кредита, предоставляемого одному заемщику на территории каждого субъекта Российской Федерации»
  11. Ревунов Р. В. Повышение эффективности экономического комплекса Юга России / Ревунов Р. В., Дальченко Е. А. // Императивы, векторы, организационно-экономические решения / Саарбрюкен, 2016.



Московский экономический журнал 2/2021

DOI 10.24412/2413-046Х-2021-10119

Исследование внутриведомственного взаимодействия органов власти РФ на основе документов стратегического планирования с помощью технологии Text Mining

Research of the intradepartmental authority of the Russian Federation based on strategic planning using Text Mining technology

Ковтун Денис Борисович, ассистент кафедры бизнес-информатики Уральского государственного экономического университета

Kovtun Denis Borisovich, Assistant of the Department of Business Informatics, Ural State University of Economics

Аннотация. Статья представляет собой описание методики построения интеллектуальной модели и анализа неструктурированных данных в виде текса, посредством технологии Text Mining. В качестве примера используются официальные документы Минэкономразвития РФ. Методика, описанная в статье, предполагает использование языка программирования R с оболочкой RStudio. Формат описания методики представлен в виде традиционной технологии «Key-by-Key» (клавиша за клавишей), широко применяемой в сфере ИТ.

Summary. The article is a description of methods for building an intelligent model and analyzing unstructured data in the form of a text using the Text Mining technology. As used by the official documents of the Ministry of Economic Development of the Russian Federation. The technique described in the article is using the R programming language with the RStudio shell. The format of the description of the methodology in the form of the traditional «Turnkey» technology (key by key), widely used in the IT field.

Ключевые слова: text mining, R, цифровая экономика, открытые данные.

Keywords: text mining, R, digital economy, open data.

Введение

Современные тенденции стремительного роста текстовых данных, подталкивают исследователей к изучению методов обработки и интеллектуального анализа текста. Текстовые данные наравне с большими числовыми данными обладают полезной информацией, которая требует извлечения, обработки и анализа.  Использование качественных подходов к анализу текста, включая ручное кодирование, аналитические методы дискурса или обоснованную теорию исчерпали свой потенциал [1]. Ручные процедуры являются трудоемкими и, кажется, достигли своих естественных пределов, когда дело доходит до анализа все больших объемов текстового материала [2, 4]. Следовательно, исследователи начали изучать возможности, которые предлагает компьютерный или автоматический анализ текстовых данных [3, 7]. Аргументов в пользу интеллектуального анализа текста тем больше, чем больше неструктурированных данных и чем они менее доступны для ручных методов анализа контента. Большинство организаций и учреждений собирают и хранят огромные объемы данных в хранилищах данных и облачных платформах, и объем таких данных сохраняет тенденцию к росту.  Большая часть информационных ресурсов представлена в формате неструктурированного текста на естественном языке и доступна в открытых источниках. Такие тексты включают, среди прочего, онлайн-контент из газет и социальных сетей, пресс-релизы компаний, отзывы пользователей об опыте и продуктах, а также научные статьи и дискуссии. В связи с этим, интеллектуальный анализа текста (далее — Text mining) становится приоритетным методом исследований данных. Text Mining – наиболее востребованный способ анализа и обработки неструктурированных данных в виде текста.

Основные задачи в Text mining [11]:

  • Релевантность документа (поиск текстов по заданной теме). Тема может быть узкой: например, научные статьи по хирургии глаза.
  • Именованные сущности. Если документ релевантный, может потребоваться отыскать в нем некоторые факты: например, фамилии ученых или определенную терминологию.
  • Тип документа. Необходимо присвоить документу метку в зависимости от его содержания: например, классифицировать обзоры на товар как «положительные» или «отрицательные».
  • Связи между сущностями. Кроме самих фактов, часто необходимо найти те части документов, где говорится о взаимосвязи фактов: например, поиск связей между медицинскими препаратами и побочными эффектами или поиск связей между именем сотрудника и отрицательными отзывами на его работу.

Отдельные вопросы изучаемой темы были рассмотрены в работах следующих авторов, таких, как Бондаренко М.Ф., Коряк А.С., Рошка С.А., Томич И.В. [9], которые занимались изучением модели представления данных в Интернете. Вопросам обработки текстовых документов и эволюции автоматизированных систем проектирования было уделено внимание Котельниковой Ю.Е. [13]. В работе Чернышовой Г.Ю., Овчинникова А.Н. описано применение методов интеллектуального анализа данных для кластеризации текстовых документов [17].

Большинство исследователей выделяют следующие этапы Text Mining:

  1. сбор данных – сбор данных из баз данных и архивов или извлечение данных с веб-сайтов или социальных сетей,
  2. предварительная обработка данных,
  3. автоматическое реферирование, аннотирование – построение краткого содержания документа по его полному тексту,
  4. категоризация, классификация – отнесение документа или его части к одной или нескольким категориям. Категории могут определять «направленность» текста — тематическую, жанровую, эмоциональную, оценочную,
  5. Кластеризация ­– объединение документов в группы по принципу их схожести,
  6. интеграции выводов и результатов интеллектуального анализа текста в исследование.

Не все этапы являются обязательными при анализе текста, количество этапов зависит от конечных целей исследования, а также от программного обеспечения, с помощью которого производится данная процедура.

В начале второго десятилетия 21 века, крупнейшие мировые разработчики программного обеспечения вступили в борьбу за первенство в разработке ПО для анализа текстовых данных. Среди участников этой гонки такие компании как IBM, SAS, Google, Angoss Software Corporation и многие другие. Стоит отметить, что перечисленные компании преуспели в разработке программного обеспечения для Text Mining, но каждое из разработанных ПО имеет ряд ограничений, к примеру: IBM SPSS, Angoss являются проприетарным ПО и не доступны для свободного доступа, а программы от Google и SAS имеют ограниченный функционал, который не позволяет в полной мере анализировать неструктурированные данные. В связи с этими ограничениями для данной работы автором был выбран язык программирования R с набором пакетов tm, tidytext, tokenizers, tidyverse, которые были разработаны специально для обработки и анализа текстовых данных.

R — это язык и среда для статистических вычислений и графики. Это  проект GNU, который был разработан в Bell Laboratories (ранее AT&T, теперь Lucent Technologies) Джоном Чемберсом и его коллегами.

R доступен как бесплатное программное обеспечение в форме исходного кода. Он компилируется и работает на широком спектре платформ UNIX и подобных систем (включая FreeBSD и Linux), Windows и MacOS. Преимущество R – это его вариативность под любые задачи [12].

Целью данной работы является исследование и оценка координации и сплоченности действий органов власти Российской Федерации на основе документов стратегического планирования РФ от Минэкономразвития с использованием технологии Text Mining.

Обзор документов стратегического развития Российской Федерации от Минэкономразвития РФ

Стратегическое планирование Российской Федерации является приоритетным направлением развития для нашей страны.  Разработку ряда системообразующих документов стратегического планирования, такие как стратегия социально-экономического развития, стратегический прогноз Российской Федерации, основные направления деятельности Правительства Российской Федерации и другие, ведет Минэкономразвития РФ.

На текущий момент разработаны программы сроком от 2024 и до 2030 годов, в которых учтены наиболее важные отрасли, нуждающиеся в государственной поддержке и развитии.

За основу разрабатываемых стратегий, Минэкономразвития РФ использует указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» [14], Правительство РФ так же действует по заданному курсу, к примеру в документе «Основные направления деятельности Правительства РФ на период до 2024 (утверждены Председателем Правительства РФ 29.09.2018)»  [15] говорится о том, что «Деятельность равительства Российской Федерации в период до 2024 года будет в первую очередь направлена на достижение национальных целей развития Российской Федерации, установленных Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»», что указывает на то, что работа всех ведомств направлена на достижение одних  и тех же целей.

Совершенно очевидно, что выделение ключевых слов и их сопоставление занимает колоссальный объем времени и сил, если использовать ручной способ обработки информации. Благодаря внедрению интеллектуальных систем Text Mining, этот процесс происходит несоизмеримо быстрее и несет гораздо больше полезной информации, чем устаревшие методы.

Методика обработки и анализа текстовых данных с применением технологии Text Mining

ВЫГРУЗКА И ПОДГОТОВКА ДАННЫХ ИЗ ИНТЕРНЕТА

Для анализа текстовых данных автор предлагает использовать структуру «аккуратных данных», предложенную и описанную Хэдли Викхэмом [8]. Структура таких данных представляет из себя несколько принципов:

  • Каждая переменная представляет собой столбец,
  • Каждое наблюдение – это строка,
  • Каждый тип объекта наблюдения представляет собой таблицу.

Таким образом, автор определяет аккуратный текстовый формат как таблицу с одним токеном на строку. Токен — это значимая единица текста, такая как слово, которое мы хотим использовать для анализа, а токенизация — это процесс разделения текста на токены. Эта структура с одним маркером на строку отличается от того, как текст часто хранится в привычном виде: в виде строк или в матрице документ-термин. Для аккуратного интеллектуального анализа текста токен, который хранится в каждой строке, чаще всего представляет собой одно слово, но также может быть n-граммой, предложением или абзацем. Пакет tidytext предоставляет функциональные возможности для токенизации и преобразования в формат с одним термином на строку [6].

Первоначальный этап обработки текстовых данных заключается в том, что данные из интернета необходимо доставить в RStudio, обработать и придать им необходимый вид для дальнейшей работы с ними. Для данной операции необходимо воспользоваться стандартными командами в R, которые позволяют загружать текст и преобразовывать его в фрейм данных.

В качестве источника исходных данных используется веб-страница Минэкономразвития РФ, на которой располагаются в свободном доступе указы и проекты стратегического планирования органов власти в Российской Федерации, к примеру указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» и «Основные направления деятельности Правительства РФ на период до 2024», эти документы  доступны для скачивания в формате pdf (рис.1).

В RStudio предусмотрена возможность конвертации файлов pdf в doc, но к сожалению, данная возможность недоступна для реализации с русскоязычными текстами, поэтому для смены формата документа был использован сайт pdf2go.com, который конвертирует документы с применением метода OCR (распознавание текста).

Следующий этап переноса текста в RStudio осуществляется с помощью пакета readOffice, а точнее с применением команды read_docx. Для установки и подключения любого пакета используется две команды:

  • packages(«packagename»)
  • library(packagename)

Как показано на рисунке 2, после загрузки данных в RStudio формируется два текстовых вектора объемом в 1061 и 231 строку.

 Следующим этапом обработки данных является разделение текста на токены. Достичь этого можно сперва преобразовав текстовый вектор в фрейм данных. Перевод в датафрейм осуществляется с помощью пакета dplyr и команды tibble (рис.3). Tibble — это современный класс фрейма данных в R.

Для соблюдения аккуратной текстовой структуры производится разбиение текста на отдельные токены (процесс, называемый токенизацией), так и преобразовать его в аккуратную структуру данных. Для этого мы используем unnest_tokens() функцию пакета tidytext (рис.4)

После использования unnest_tokens строки были разделены так, чтобы в каждой строке нового фрейма данных было по одному токену (рис. 5);

Также обратите внимание:

  • Остальные столбцы, такие как номер строки, из которой произошло каждое слово, сохраняются.
  • Пунктуация была удалена.
  • По умолчанию unnest_tokens() преобразует токены в нижний регистр, что упрощает их сравнение или объединение с другими наборами данных.

ОЧИСТКА ДАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ DPLYR

Теперь, когда данные представлены в формате «одно слово на строку», мы можем управлять ими с помощью инструментов, таких как dplyr. Часто при анализе текста нам нужно удалить стоп-слова; стоп-слова — это слова, которые бесполезны для анализа, обычно это союзы, местоимения, частицы, предлоги и так далее, такие как «а», «о», «об». Удаление стоп-слов (хранящиеся в наборе данных tidytext stop_words) с расширением anti_join(). Библиотека stop_words содержит 3 лексикона, но каждый из них является англоязычным, поэтому для решения задачи, была создана библиотека custom_stop_words (рис.6), которая содержит стоп-слова из русского языка.

Такие слова, как «российской» и «федерации» были удалены, как наиболее часто встречающиеся и не имеют аналитической пользы в данном примере. Результат после данной процедуры представлен на рисунке 7.

ВИЗУАЛИЗАЦИЯ ДАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПАКЕТА GGPLOT2

Так как датафрейм составлен по структуре аккуратных данных, это позволяет создать визуализацию наиболее распространенных слов с помощью пакета ggplot2, который входит в состав библиотеки tidyverse.

Ggplot2 является мощным инструментом визуализации статистических данных, в конкретном случае он помогает более наглядно представлять выборку информации из неструктурированных данных, к примеру из графика частотности можем заметить, что такие слова как «развитие» и «развития», «году» и «года» учитываются как несвязанные между собой, так как окончание у слов разное. (рис 8).

Подобные слова можно привести к «общему знаменателю», а именно оставив только приставку и корень слова с помощью библиотеки Snowball [5]. Также можно заметить, что слова «будет», «том», «числе» не имеют смысловой нагрузки в контексте данной выборки, что позволяет включить их в список custom_stop_words, который был создан ранее, для их удаления и очистки датафрейма.

После преобразования и дополнения списка стоп-слов данных при помощи перечисленных выше пакетов, визуализация наиболее распространенных слов представляет наиболее репрезентативную графику (рис. 9).

Конечные цели Text Mining каждого отдельно взятого исследования могут отличаться. Наиболее частые задачи, решаемые при анализе текста, были перечислены в введении.  Автор предлагает провести сравнение двух документов по частоте слов, чтобы проследить корреляцию между ними.

Был рассчитан новый датафрейм (рис.10), содержащий в себе пропорциональное соотношение появления слов в указе Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. и в документе «Основные направления деятельности Правительства РФ на период до 2024». Пропорции в столбцах Правительство и Президент были рассчитаны по формуле

На рисунке 11 представлен график соотношений слов в указе Президента РФ и в основных направлениях деятельности Правительства РФ.

Слова находящиеся рядом с линией регрессии одинаково часто употребляются в обоих документах, можно с уверенностью говорить о том, что и Президент и Правительство одинаково часто говорят о бюджете, развитии, услугах, безопасности – эти слова являются ключевыми в обоих документах. Так же есть и различия в риторике, к примеру Президент чаще упоминает в указе автодорожные службы, воспитание, Байкал, а Правительство делает акцент на бизнесе, атомной промышленности, возрастных категориях граждан.

Выводы

В результате проведенного анализа с помощью технологии Text Mining, на основе документов стратегического развития Минэкономразвития РФ, были сделаны следующие выводы:

  1. Координация действий органов власти, направленных на стратегическое планирование, находится на высоком уровне, чему свидетельствует множество совпадающих ключевых слов, найденых и исследованных в документах.
  2. Найдены различия в риторике Президента и Правительства РФ, что может свидетельствовать о задачах, которые требуют действий от различных органов власти с учетом разницы полномочий.

Технология Text mining позволяет не только количественно, но и качественно оценить текстовые данные в их неструктурированном виде, что дает возможность сопоставления любых текстов друг с другом. Такое исследование помогает находить ключевые слова, на основе которых выявляется взаимосвязь текстов и их различия.

Список литературы

  1. Duriau VJ, Reger RK, Pfarrer MD. A Content Analysis of the Content Analysis Literature in Organization Studies: Research Themes, Data Sources, and Methodological Refinements. Organizational Research Methods. 2007;10(1):5-34. doi:10.1177/1094428106289252
  2. Jamiy FE, Daif A, Azouazi M, Marzak A. The potential and challenges of Big data-Recommendation systems next level application. arXiv preprint arXiv:1501.03424. 2015 Jan 14.
  3. Janasik N, Honkela T, Bruun H. Text Mining in Qualitative Research: Application of an Unsupervised Learning Method. Organizational Research Methods. 2009;12(3):436-460. doi:10.1177/1094428108317202
  4. Kobayashi VB, Mol ST, Berkers HA, Kismihók G, Den Hartog DN. Text Classification for Organizational Researchers: A Tutorial. Organizational Research Methods. 2018;21(3):766-799. doi:10.1177/1094428117719322
  5. Snowball Stemmers Based on the C ‘libstemmer’ UTF-8 Library // https://cran.r-project.org/ URL: https://cran.r-project.org/web/packages/SnowballC/SnowballC.pdf (дата обращения: 10.02.2020).Text Mining with R: A Tidy Approach // https://www.tidytextmining.com URL:https://www.tidytextmining.com/tidytext.html (дата обращения: 10.02.2020).
  6. Wiedemann G. Opening up to big data: Computer-assisted analysis of textual data in social sciences. Historical Social Research/Historische Sozialforschung. 2013 Jan 1:332-57.
  7. Wickham, Hadley. 2007. “Reshaping Data with the reshape Package.” Journal of Statistical Software 21 (12): 1–20. http://www.jstatsoft.org/v21/i12/.
  8. Бондаренко М.Ф., Коряк А.С., Рошка С.А., Томич И.В. Модели пред-ставления данных в World Wide Web // Радиоэлектроника и информатика. 2005. №2.
  9. Зелинская С.А. Text mining: особенности технологии и возможности использования в условиях технического университета // Знание. 2019. №10-1(74).
  10. Интернет-ресурс: www.waveaccess.ru URL: https://www.waveaccess.ru/blog/2019/december/25/интеллектуальный-анализ-текста-что-это-и-зачем-он-нужен.aspx (дата обращения: 12.02.2020).
  11. Интернет-ресурс: https://www.r-project.org URL: https://www.r-project.org (дата обращения: 11.02.2020).
  12. Котельникова Ю.Е. Обработка текстовых документов и эволюция ав-томатизированных систем проектирования // Приборостроение. 2010. №6.
  13. О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года // http://www.kremlin.ru/ URL:http://www.kremlin.ru/acts/bank/43027/page/1 (дата обращения: 11.02.2020).
  14. Основные направления деятельности Правительства РФ на период до 2024 // http://government.ru/ URL: http://static.government.ru/media/files/ne0vGNJUk9SQjlGNNsXlX2d2CpCho9qS.pdf (дата обращения: 11.02.2020).
  15. Соколова, И. С. Практическое применение искусственного интеллекта в условиях цифровой экономики / И. С. Соколова, А. А. Гальдин // Модели, системы, сети в экономике, технике, природе и обществе. – 2018. – № 2 (26). – C. 71–79.
  16. Чернышова Г.Ю., Овчинников А.Н. Применение методов интеллектуального анализа данных для кластеризации текстовых документов // Информационная безопасность регионов. 2015. №4 (21).