Московский экономический журнал 2/2017

УДК: 65.011.56

Bezymyannyj-12

Белоцерковская Майя Григорьевна,

Студент магистр,

Национальный Исследовательский Университет Ядерный МИФИ

b-maiya@mail.ru

КЛАСТЕРИЗАЦИЯ КЛИЕНТСКОЙ БАЗЫ УЧАСТНИКОВ ПРОГРАММЫ ЛОЯЛЬНОСТИ

Аннотация

Одним из подходов к оптимизации управления клиентской базой компании является кластеризация клиентов на основе показателей их покупательской активности и социально-демографических характеристиках. В данной статье рассмотрены возможные типы покупательского поведения участников программы лояльности розничной сети АЗС.

Ключевые слова: кластерный анализ, клиентская база, программа лояльности, оценка эффективности.

Summary

One of the approaches to optimizing the management of the client base of the company is the clustering of customers based on the indicators of their purchasing activity and socio-demographic characteristics. In this article, the existing types of purchasing behavior of participants in the loyalty program of the retail network of gas-stations are examined.

Keywords: Cluster analysis, customer base, loyalty program, performance evaluation.

Кластерный анализ был проведен по всем участникам программы лояльности, а так же отдельно по участникам, закрепленным за Центральным кластером (кластер закрепления – наименование юр.лица, за которым закреплена карта участника; включает в себя несколько регионов). В центральный кластер входят регионы: Москва, Московская область, Ярославль, Юго-Запад, Нижний-Новгород.

Для кластеризации клиентской базы использовался следующий набор переменных:

  1. Частота покупок клиента (за весь период);
  2. Средний чек клиента (за весь период);
  3. Количество месяцев, прошедшее с последней покупки
  4. Количество месяцев, прошедшее с первой покупки (дата активации карты)

Определяющими параметрами для кластеризации клиентского актива стали «частота покупок», «количество месяцев, прошедшее с первой покупки» и «Количество месяцев, прошедшее с последней покупки»

В результате анализа кластеризации было выбрано следующее разбиение:

Screenshot_1 Screenshot_2

Для анализа изменения численности кластеров и перемещения участников между ними, рассмотрены состояния сегментов за 17 месяцев (январь 2016 г. – май 2017 г.). Анализ проводился по показателям на конец каждого месяца.

В Таблице 1 с данными о количестве клиентов по кластерам можно увидеть, что в декабре количество участников равно нулю в кластерах: «Новые: Условно-стабильные», «Стабильные: Условно-стабильные», «Стабильные: Отпуск», «Стабильные», «Склонные к оттоку», в январе количество участников равно нулю в кластерах: «Стабильные: Условно-стабильные», «Стабильные: Отпуск», «Стабильные», феврале количество участников равно нулю в кластерах: «Стабильные: Отпуск», «Стабильные», и марте феврале количество участников равно нулю в кластере «Стабильные». Это связано с изменением структуры хранилища клиентских данных, все участники, которые должны были попасть в эти «нулевые» кластеры, были распределены между другими.

Внутри выделенных сегментов частота покупок, величина среднего чека, общая сумма покупок распределены   равномерно, но видна зависимость между значениями этих параметров и принадлежностью к кластеру закрепления и уровнем участия клиента:

Внутри каждого выделенного   частота покупок и сумма покупок меньше по тем участникам, карты которых закреплены в Алтайском регионе (по сравнению с другими регионами).

У участника с уровнем участия «Серебро» показатели частоты покупок и их суммы выше, чем у участников с другими уровнями. Это может быть связано с тем, что уровень «Серебряный» является несгораемым, и большинство участников ПЛ находятся именно на нем, не успевая набрать необходимое количество квалификационных баллов для смены уровня.

Построение марковской цепи перемещения участников ПЛ между кластерами

Перемещение клиентов меду кластерами может быть вызвано рядом факторов. Модель перемещений можно представить в виде марковской цепи, состоящей из 4 вершин-состояний, каждая из которых представляет кластер, а одна вершина представляет внешний мир (Рисунок 6)

Screenshot_3

Рисунок 1 Марковская цепь перемещения участников между кластерами (1)

Если представить модель перемещения в детализированном виде, то она будет иметь следующий вид: 9 верши-кластеров и внешний мир (Рисунок 7). Каждая вершина – это состояние клиента, характеризующееся частотой покупок, суммой покупок, временем жизни клиента и временем «сна» (время, прошедшее с последней покупки). Каждый из этих показателей определяется интервалом допустимых значений.

Screenshot_4

Рисунок 12 Марковская цепь перемещения участников между кластерами (2)

Становясь участником ПЛ, клиент попадает в кластер «Новые: Новые». Далее, в зависимости от частоты покупок, участник может перейти в кластер «Новые: Условно-стабильные» или «Новые: Стабильные». Из блока кластеров «Новые» участником может быть совершен переход в кластеры других блоков.

Участник находится в кластере i в момент времени t, если на момент времени t показатели его покупательского поведения удовлетворяют допустимому интервалу значений для данного кластера.

Для определения интервала допустимых значений были выбраны такие значения нижней и верхней границы интервала, которые обеспечат выполнение критерия для 95% клиентов, отнесенных к данному кластеру в результате алгоритма кластеризации.

В качестве точки выбытия клиента (верхней границы показателя времени неактивности участника ПЛ) определена величина фиксированного периода N, по истечению которого, в случае отсутствия хотя бы одной покупки, клиент считается прекратившим свое участие в ПЛ и исключается из дальнейшего анализа.

Перемещения участников между кластерами

Из 1-го кластера основная часть переходов приходится на 2-й и 3-й кластеры. При этом интенсивность перехода во 2-й кластер значительно выше, чем во второй.

В 9-й кластер участник попадает при блокировки карты, которая может быть вызвана разными причинами. Процент перешедших участников из 1-го кластера в 9-й самый маленький, по сравнению с переходами из других кластеров в «Заблокированные».

Из 2-го кластера возможен переход только в 3-й и 9-й кластеры.

Из 3-го кластера «новых стабильных» участников переходы совершаются в пять кластеров: три кластера блока «Стабильные» (4-й, 5-й и 6-й кластеры, в зависимости от частоты покупок), в 7-й кластер «склонных к оттоку» участников, и в 9-й кластер.

Вероятность ухода участников ПЛ во внешний мир из блока кластеров «Новые» выше, чем в других кластерах. Среди новых клиентов велик процент так называемых «случайных прохожих», а лояльность новых участников еще не сформирована и они не являются приверженцами бренда.

Из кластера 4 наибольшая интенсивность переходов приходится на 6-й, 7-й и 8-й кластеры. При этом интенсивность перехода в 7-й и 8-й кластеры со временем снижается. По этому факту можно судить о том, что с течением времени эффективность маркетинговых мероприятий по удержанию клиентов и повышению их лояльности растет.

Согласно полученным результатам, основной поток участников ПЛ из 5-го кластера переходит в 6-й и 7-й кластеры. Интенсивность перехода в 4-й и 8-й кластеры ниже.

Анализ динамики перехода из 6-го кластера показывает, что наибольшая интенсивность переходов наблюдается в 5-й 8-й кластеры. Интенсивность перехода в 4-й кластер немного ниже.

 Из 7-го кластера участники переходят в 4-й и 9-й кластеры. Причем в разные периоды времени интенсивность перехода в 9-й кластер выше перехода в 4-й, и наоборот. Если клиент переходит в 4-й, а далее в 6-й кластер, он остается участником ПЛ – это ситуация возникает при воздействии своевременных успешных маркетинговых мероприятий.

Участники, попадающие в 8-й кластер как правило уходят во внешний мир, совершая покупки «от случая к случаю». В 4-й кластер переходят участники, возобновившие участие в программе лояльности.

В 9-й кластер заблокированных участников переходят клиенты из разных кластеров с разной степенью интенсивности. Участники, находящиеся в этом кластере не имеют возможности совершать покупки по карте лояльности.

Список литературы:

  1. Боровиков В.П. STATISTICA: искусство анализа данных на компьютере, Издательство «Питер», 2003 — 688с.
  2. Фредерик Райхельд, Томас Тил, « Эффект лояльности: движущие силы роста, прибыли и непреходящей ценности», 2005г.
  3. Полежаев И.Е. Метод сегментации клиентских баз данных на основе жизненного цикла клиента», Электронный научный журнал «исследовано в России», 2006г
  4. Полежаев И.Е. «Марковская модель для прогнозирования состояния клиентской базы данных», Электронный научный журнал «Исследовано в России», 2006г.
  5. Андреева А.В. Оптимальное управление клиентской базой на основе показателя долгосрочной стоимости клиента// Бизнес-информатика, №4(22), 2012г



Московский экономический журнал 2/2017

УДК 336.22

Bezymyannyj-12

Grekov I.Е.

Guselnikova J.V.

MakeYeva J.O.

Justification of the necessity of progressive personal income taxation

Abstract

In this paper, we investigate the necessity of personal income tax reform of individual persons. The critical analysis of the main arguments toward a single tax rate is based on the empirical data. In a result of current research it is found that despite an increase in tax revenues the role of tax in the consolidated budget of a country is low and it does not justify its fiscal importance. The growth in monetary income and simplification of procedures of tax management does not contribute to differentiation in revenues and their legalization has still remains unchanged. It  was concluded that the single tax rate keeps a stable inflow of tax receipts to the state budget, however, it does not provide realization with the principle of equity of taxation to the full extent. These circumstances give grounds to a gradual return to assessment scale in taxation to provide extra revenues for the government budget and reduce tax pressure on social strata.

Keywords: personal income tax, single tax rate, progressive taxation

The necessity of search for additional reserves for the growth in revenue side of the state budget has been frequently discussed lately. It is suggested to impose tax on unemployed citizens, childless citizens, to restrict trip abroad to the self-employed and many other strange offers which do not resolve overall the problem of low budget. Although, we must admit that the need for progressive taxation is increasingly under discussion. Nevertheless, the Government does not want to notice this problem which is still existing.

It should be recalled, that in 2001 the fiscal reform of revenues of individuals was that to cancel progressive scale, to establish a single flat rate at the level 13%, to reduce benefits and to simplify the procedure of payment and collection taxes.

The most popular conclusions of the Government and a number of researches in favor of the reform of 2001-year are the following:

  1. A significant increase in revenues of the state budget occurred through improving collection of individual tax income.
  2. A significance of tax on natural person increased in the budget system.
  3. Legalization of a part of revenues in high-income groups of the population was reached resulting in increase in justification of taxation [1].

Now we consider fairness and credibility of the above statements. In justifying the given results of the reform, it is resorted some «tricks» in order to demonstrate the superiority of flat income tax scale for individuals. For instance, the analysis is employed a limited time interval (at best from 2000 to 2005 years, at worst, in order to compare an interval from 2000 to 2001 is taken), omit important tendencies contradicting «superiority» of progressive scale, for example, about deepening differentiation incomes and etc. In our research, we used the data taken from Russian Federal State Statistics Service (also known as Rosstat) [3], so the obtained results are easy to check. The time range with which the analysis was undertaken involve several years from 2000 to 2016.

In favor of the first argument, leaded by the authorities, it is demonstrated how tax revenues are changed according to personal income tax comparing to the population income (Table 1). It can be done using both real and nominal figures.

Table 1. Dynamics of tax revenues from individual tax income and cash income

Screenshot_1

As we can see from Table 1, in 2001-2002 tax revenues growth rates are significantly higher than growth rates in real income of the population.

In subsequent years, effect of the tax reform, in theory, might decrease, so the rate of growth in income and tax revenues apparently might be close.

However, in fact there is a contradiction. In 2004, 2006, 2007-2008, 2011-2012 real growth rates in tax revenues from individual tax income exceeded real growth rates in income as well. Moreover, in 2007-2008 the excess was considerably higher than it was « as a result of the reform»! But in 2003, 2005, 2009, 2010, 2013 and 2015 the situation reversed, the real growth rates in income were higher than real growth rates in tax revenues from personal tax income. The latter was explained by the introduction of different benefits, improving standards of deduction and other changes. Nevertheless, it is obvious that certain factors influenced on dynamics of  revenues from individual tax income instead of a reduction in tax rates. Figure 1 and Figure 2 depict it clearly.

As it can be shown from these pictures, dynamics of revenues from individual tax income are much closer to dynamics of wage (taken from the balance of money income Rosstat [3]), than to dynamics of aggregate cash revenues.

Moreover, there is a number of the evident circumstances which positively influenced on changes of tax revenues during the reform and which are not related to the growth in legalization of income:

  1. Increase in income tax rate from 12 to 13%;
  2. Shifting of incomes from 2000 to 2001 in order to reduce tax obligations and to pay at very low rate;
  3. Tax income on military.

Thus we should not definitely connect the growth in revenues from individual tax income with the tax reform. The most important factor impacted on dynamics of tax revenues is growth in wage.

Screenshot_2

Figure 1 – Dynamics of real growth rates of personal tax income and labour pay

Screenshot_3

Figure 2 – Dynamics of real growth rate of personal income tax and income of population

Next let us consider justification of the second statement of supporters flat scale tax – relatively to significant increase in personal tax income in the Russian budget system.

It is a common fact, that in well developed countries with market economy tax income provides the greatest revenues for budgets. For instance, in the USA approximately 45 % revenues of public account is accumulated through tax income (according to 2008-2010 years.). In such countries as Australia, Belgium, the UK, Germany, Canada, Finland, Sweden, this proportion is a third and bigger than all inflows to the national budget.

In Russia the role of personal income taxation in the build-up of incomes for the government budget is insignificant (Table 3).

Table 2. The role of personal tax income in the economy of Russia, %

Screenshot_4

As can be seen, there is no noticeable increase in proportion of tax income in the consolidated budget. Although, a slight increase in tax income in GDP was observed after all, but it had a lot to do with increase in share of wage to GDP (Figure 3).

Screenshot_5

Figure 3 – Dynamics of personal tax income and wage to GDP

Thus, it could be not definitely said on improving tax income in the Russian budget by introducing flat scale. Increase in proportion of individual tax income to GDP of the country mainly relates to growth in share of wage, but not to the results of the tax reform.

The third argument might be the most controversial for flat scale based on the assumption that legalization of part of revenues was reached in the high-income groups among the population and, as a consequence, the rise in impartiality in taxation was achieved. However, how can income taxation be fair, if the differentiation of revenues has been increasing?

The level of income legalization can be assessed through the hidden wage in the aggregate amount of wage.

Hidden (unofficial) earnings are a part of wage paid in nontaxable forms. Here are some examples of this: earnings from money proceeds without payroll registration, compensation in a form of financial assistance, loans, payment from insurance system, payment from deposit accounts in banks, in natural form when buying property for employers, non-expendable items and etc. (hidden wage is calculated using balance sheet approach as a difference between cash expenses and savings of population and official earnings [3]).

The database of Rosstat possesses the information about pay levels of the population (including hidden earnings), and official wage of employees (obtained from balance of cash income and expenses of the population). The difference between them constitutes the hidden wage. Thus, dynamics of hidden earnings proportion can be viewed in aggregate cash income and wages since 1999 (Figure 4).

Screenshot_6

Figure 4 – Dynamics of hidden wage in the income of the population

Figure 4 clearly illustrates that during the reporting period the proportion of the hidden wage does not fall below 35% of wage (or 24% of revenues). Meanwhile, an increase in the shadow wage is found in the crisis years (1999, 2009 and 2015), then it stabilizes over the other years. Nevertheless, the tax reform of 2001 has not led to any noticeable improvements in the environment of income legalization. In spite of certain reductions in the proportion of the shadow wage in 2002, the given trend rapidly reversed and it reached its 15-year maximum, which is roughly equal to 43% (of wage) and 28% (of income) by 2015. To sum up, it is completely unreasonable to discuss legalization of income as result of the reform.

It is obvious, that nowadays revenues of the Russians are unequally distributed resulting in about 20% population, belonging to the fifth — the richest group is paid approximately 47%, meanwhile 40% of the population from the forth and the fifth groups with the highest income are paid 70% of all income. In its turn, introduction of the flat scale even worsened more the situation in this domain (Figure 5).

Screenshot_7

Figure 5 – Dynamics of the Gini coefficient and proportion of the fifth population group at aggregate income

As Figure 5 shows in recent years the differentiation of revenues still remains at the high level. Furthermore, income of the fifth, the richest group of the population is growing significantly just after the reform of individual tax income.

Eventually, the principle arguments of supporters for the flat scale of the tax contradict to dynamics of the macroeconomic indicators.

In relation to the above, the transition to the progressive scale is still needed (but certainly with fewer taxable frameworks as compared to the Russian previous ones). It is worth emphasizing that the ranges of taxable frameworks in individual tax income must be attached not to absolute figures of revenues, as occurred in Russia and it is currently happening in the world, but to the size of minimum and rational consumption budget (correspondingly MCB and RCB) [2]. It resolves a problem called «social consensus» [1] at the rate, at which progression must begin.

References

  1. Tax reform of the population income in Russia: the results for 2000–2007 years / [Anisimova L. and the others]; Institute of economics of transition. – М.:IET, 2008. – p.256
  2. Sadkov V.G., Grekov I.E. On the relationships between wage, economy monetization and the state budget: the need to reform// Society and economy. – 2010.– №11-12.
  3.  Russian Federal State Statistics Service: central statistical database // http://gks.ru/



Московский экономический журнал 2/2017

Bezymyannyj-12

Белова Анастасия Сергеевна

магистрант

 Владимирский государственный университет им.А.Г. и Н.Г Столетовых

E-mail: anastasiya.33@bk.ru

Дворникова Дарья Алексеевна

магистрант

Владимирский государственный университет им.А.Г. и Н.Г Столетовых

E-mail :dashko9529@yandex.ru

Чернов Владимир Георгиевич

доктор экономических наук,

заместитель директора по научной работе

Владимирский государственный университет им.А.Г. и Н.Г Столетовых

Belova A.S.   anastasiya.33@bk.ru

Dvornikova D.A  dashko9529@yandex.ru

 Сhernov V.G. vladimir.chernov44@mail.ru

РЕАЛИЗАЦИЯ ИНТЕГРАЛЬНОГО МЕТОДА  ОЦЕНКИ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ И ПОИСК АЛЬТЕРНАТИВНОГО ВЫБОРА

THE IMPLEMENTATION OF THE INTEGRAL METHOD OF EVALUATION OF INVESTMENT PROJECTS AND SEARCH FOR ALTERNATIVE CHOICE

АННОТАЦИЯ

В статье определена значимость инвестиционных вложений в предприятия регионального значения и предложена методика интегральной оценки эффективности инвестиционных проектов.

ABSTRACT

The article identifies the importance of investments in enterprises of regional significance and the proposed method for integral evaluation of efficiency of investment projects.

Ключевые слова: региональная экономика, инвестиционный проект, интегральный метод, рентабельность

Keywords: regional economy, investment project, integral method, profitability

В развитии рыночных отношений важную роль играет региональная экономика – область научных знаний о распределении производительных сил с природно-экономическими условиями на отдельных территориях страны. Развитие региональной экономики способствует выработке рациональной, научно-обоснованной региональной политики. Существуют различные мнения о трактовке понятия региональной экономики, но общим является признание основы выделения региона – территориальное разделение труда, а практическим применением – территориальный аспект планирования.        

Целью управления региональной экономикой является создание условий для роста и развития региона.  Достижение этой цели нельзя представить без привлечения инвестиций. Инструментом их реализации является инвестиционный проект, который помогает выяснить целесообразность и возможность социально-экономических проблем. Работа по  определению  экономической  эффективности  инвестиционного проекта является одним из наиболее ответственных этапов прединвестиционных исследований.  Он включает детальный анализ  и интегральную оценку всей технико-экономической и финансовой информации,  собранной и подготовленной для анализа в результате   работ  на  предыдущих  этапах  прединвестиционных исследований. Существует несколько методов оценки инвестиционных проектов.[5,с7]

Рисунок 1. Методы оценки инвестиционных проектов

Screenshot_1

В нашей работе мы будем анализировать динамические методы так как они помогают оценить долгосрочные проекты, которые более актуальны в региональной экономике.

  1. Чистая текущая стоимостьПоказатель (NPV) представляет собой разницу между всеми денежными притоками и оттоками, приведёнными к текущему моменту времени (моменту оценки инвестиционного проекта). Он показывает величину денежных средств, которую инвестор ожидает получить от проекта, после того, как денежные притоки окупят его первоначальные инвестиционные затраты и периодические денежные оттоки, связанные с осуществлением проекта. Поскольку денежные платежи оцениваются с учётом их временной стоимости и рисков, NPV можно интерпретировать как стоимость, добавляемую проектом. Её также можно интерпретировать как общую прибыль инвестора. NPV находится по формуле:[5,с10]

Screenshot_2

где: P – Приток  Z – Отток

(P —  Z) – Денежный поток CF

t – Количество лет

r – Премия за риск (ставка дисконтирования)

При NPV > 0,инвестирование принесет выгоду. Если NPV < 0, риски высоки и инвестирование нецелесообразно.

Достоинства NPV:

  • Получает точный результат проекта
  • Рассчитывает риск проекта
  • Рассматривает денежные потоки
  • При взаимоисключающих проектов выдает правильный результат

Недостатки NPV:

  • Нельзя рассчитать точную ставку дохода от проекта
  • Зависит от точности денежных потоков
  • Сумма вознаграждения руководству не учитывается

2.Индекс прибыльности  (PI) — это относительный показатель, рассчитываемый как отношение текущей ценности будущего денежного потока к начальной себестоимостью и который характеризуется уровнем полученной прибыли на каждую единицу затрат. Индекс прибыльности инвестиций можно рассчитать по следующей формуле:[5,с11]

Screenshot_3

где: CF j- прибыль от проекта за год

n- период  проекта в годах

PV- суммарный денежный поток от проекта

CI- сумма первоначальных инвестиций

r- ставка дисконтирования.

Если PI >1,то инвестирование эффективно, если PI <1 – то большая вероятность убытков.

Достоинства PI:

  • Распределяет денежные средства
  • Сравнивает разные(по масштабу) проекты
  • Рассчитывает прибыль
  • Оценивает эффективность долгосрочных инвестиций

Недостатки PI:

  • Нельзя ранжировать проекты, если они разные по продолжительности

3.Дисконтированный период окупаемости(DPP) — считается одним из наиболее известных и простых в использовании показателей эффективности инвестиционного проекта. Дисконтирование в определённом понимании характеризует динамику покупательной способности т.е. изменение стоимости с течением времени. На его основании производят сопоставление будущих цен с текущими. Дисконтированный период окупаемости можно определить по данной формуле:[5,с13]

Screenshot_4

где:  n – число периодов;

CFt – приток денежных средств в период t;

r – барьерная ставка (коэффициент дисконтирования);

Io – величина исходных инвестиций в нулевой период.

Чем меньше дисконтированный срок окупаемости вложений, тем более привлекателен  проект.

Достоинства метода DPP:

  • Сформулирован критерий приемлемости проектов
  • Имеет оценку ликвидности

Недостатки метода DPP:

  • Не рассчитывает все денежные потоки после срока окупаемости проекта
  • Не учитывает всего периода функционирования инвестиций

4.Внутренняя норма доходности (IRR) — норма прибыли, порожденная инвестицией. Это та норма прибыли (барьерная ставка, ставка дисконтирования), при которой чистая текущая стоимость инвестиции равна нулю, или это та ставка дисконта, при которой дисконтированные доходы от проекта равны инвестиционным затратам. Внутренняя норма доходности определяет максимально приемлемую ставку дисконта, при которой можно инвестировать средства без каких-либо потерь для собственника.IRR = i, то есть такое значение процентной ставки, при котором чистый дисконтированный доход ( NPV) равен нулю  NPV=0.

IRR = r, при котором NPV = f(r) = 0,

Значение IRRнаходят из следующего уравнения:[5,с15]

Screenshot_5

Достоинства IRR :

  • Сравнивает различные проекты по критерию — горизонтом вложения
  • Сравнивает различные по масштабу проекты

Недостатки IRR :

  • Невозможно определить прибыли
  • Выводит несколько значений при не систематичном притоке и оттоке денежных средств, что затрудняет принятие верного решения
  • Внутренняя норма доходности не является первичным показателем

Расчёт интегрированной оценки. Интегральная оценка эффективности – это показатель, включающий значения других показателей эффективности инвестиционных проектов , скорректированных в соответствии с их весомостью. Установим перечень и методику расчета показателей, входящих в интегральную оценку эффективности инвестиционной деятельности. К таким показателям относятся:

  • дисконтированный период окупаемости ;
  • чистая текущая стоимость;
  • внутренняя норма доходности ;
  • индекс прибыли.

С помощью предлагаемой методики рассмотрим на практическом примере динамику эффективности инвестиционной деятельности предприятий Владимирской обл.

  • Проект 1:ООО «Центральный металлокомбинат» г..Ковров,
  • Проект 2:ЗАО «ДеХёс»г. Лакинск,
  • Проект 3:СПК «Небыловский», Юрьев-Польский р-н, с. Небылое

Таблица 1. Исходные данные

Screenshot_6

Рассчитаем все показатели эффективноcти:

Таблица 2. Полученные результаты вычислений

Screenshot_7

Из приведенной выше таблицы можно сделать вывод, что все инвестиционные проекты рентабельны и могут принести выгоду инвестору, но чтобы выбрать оптимальный вариант нужно учесть ряд условий, наилучший проект будет удовлетворять всем или большинству перечисленных параметров:

NPV    —  max;

IRR    —   max;

PI     —   max;

DPP   —   min.

В результате мы получили метод, который совмещает все динамические методы оценки инвестиционного проекта, тем самым позволяет рассмотреть проект с разных сторон и помогает инвестору сделать правильный выбор на основе полученных результатов. Проанализировав данные, получается, что инвестор получит наибольшую прибыль за короткий срок, если выберет Проект 3. Этот вариант для него оптимальный. Таким образом, интегрированный метод позволяет шире рассмотреть поставленную задачу и сделать более точные и конкретные выводы об эффективности проекта.

Список литературы:

  1. Багиев Г.Л. Организация предпринимательской деятельности [Текст] : учеб. пособие / Г.Л. Багиев, А.Н. Асаул ; под общ. ред. проф. Г.Л. Багиева. – СПб. : Изд-во СПбГУ- ЭФ, 2001.
  2. Басовский Л.Е. Экономическая оценка инвестиций [Электронный ресурс] : учеб. пособие / Л.Е. Басовский, Е.Н. Басовская. – М. : ИНФРА-М, 2007. – Режим доступа: http://www.cfin.ru.
  3. Елович А.Я. МУ к РГР. Интегральная оценка инвестиционной привлекательности и критериев эффективности проекта фирмы [Текст] / А.Я. Елович. – Симферополь : КАПКС, 2003.
  4. Инвестиционный портал Владимирской области//URL:http://investvladimir.ru/
  5. Козин М. Н Аудит и финансовый анализ//статья.-2005-[электронный ресурс]-Режим доступа.- URL: [http://mathhelpplanet.com/]



Московский экономический журнал 2/2017

УДК 378

Bezymyannyj-12

Грищенко Кристина Сергеевна,

магистрант, Школа педагогики,

Дальневосточный федеральный университет (филиал), г. Уссурийск,

Дьяков Иван Иванович,

магистрант, Школа педагогики,

Дальневосточный федеральный университет (филиал), г. Уссурийск,

Третьяк Наталья Алексеевна,

кандидат экономических наук,

заведующий кафедрой экономики,

Дальневосточный федеральный университет (филиал), г. Уссурийск.

Kristina S. Grishchenko,

Graduate, School of Education,

Far Eastern Federal University (branch), Ussuriisk,

Ivan I. Dyakov,

Graduate, School of Education,

Far Eastern Federal University (branch), Ussuriisk,

Natalya A. Tretyak,

PhD in Economic sciences,

Head of the Department of Economics,

Far Eastern Federal University (branch), Ussuriisk.

СУЩНОСТЬ ИННОВАЦИОННОЙ СРЕДЫ ВУЗОВ И МЕТОДЫ ЕЁ ОЦЕНКИ

THE ESSENCE OF THE INNOVATION ENVIRONMENT OF THE UNIVERSITY AND THE METHODS OF ITS ESTIMATION

Аннотация

В условиях становления экономики инновационного типа особенно возрастает роль инноваций в высшем образовании. Это придаёт особую актуальность проблеме оценки уровня развития инновационной среды вузов. В данной статье авторами предпринята попытка сравнительного анализа различных интерпретаций понятия «инновационная среда вуза» и методов её оценки.

Summary

In the conditions of formation of an innovative type of economy, the role of innovations in higher education is especially growing. This gives a special relevance to the problem of evaluating the level of development of the innovative environment of universities. In this article the authors attempt a comparative analysis of different interpretations of the concept «innovative environment of the University» and methods of its evaluation.

Ключевые слова: инновационная среда вуза, инновационный потенциал, инновационная активность, оценка, критерии оценки, рейтинг

Keywords:  innovative environment of the University, innovative potential, innovative activity, evaluation, evaluation criteria, rating

Современная экономика характеризуется ориентированностью на инновационный тип развития. В данных обстоятельствах возрастает роль инноваций в вузах, что обусловлено необходимостью модернизации и качественного преобразования российской системы высшего образования, её адаптации к новым экономическим условиям функционирования.

Усиление конкуренции вследствие демографических проблем и недостаточности финансирования придают особую актуальность проблеме оценки уровня развития инновационной среды вуза. Это обусловлено значительным влиянием инновационной среды вуза на эффективность его инновационной деятельности и, как следствие, на повышение финансовой устойчивости и конкурентоспособности. Не следует также недооценивать влияние уровня инновационности вузов на развитие всей системы высшего образования, что в свою очередь является значимым фактором развития российской экономики в целом.

Проблемам теоретико-методологического осмысления сущности понятия «инновационная среда вуза» и её оценки посвящено значительное количество научных трудов. В данной статье авторами предпринята попытка сравнительного анализа различных интерпретаций понятия «инновационная среда вуза» и методов её оценки.

Анализ источников по теме исследования позволил выделить наиболее известные подходы к оценке инновационной среды вуза в российской и зарубежной практике и предложить следующую их классификацию (таблица 1).

Таблица 1- Классификация методов оценки уровня инновационной среды университета

Screenshot_1

В методе О.О. Шаровой инновационная среда вуза определена, как часть инновационной среды экономики, которая включает организационно-управленческие, социально-экономические, технологические и правовые отношения вуза с предприятиями и физическими лицами по созданию и коммерциализации инновационных товаров и услуг [1].

Таким образом, О.О. Шарова не отделяет инновационную среду вуза от экономической. В данном методе дается оценка инновационной среды вуза, как части экономической среды через индекс развития инновационной среды вуза, для расчета которого, имеющиеся исходные данные объединяются в две группы показателей результативности: научный потенциал вуза и инвестиции предприятий и организаций. Показатели результативности количественно оценивают темпы развития инновационной среды вуза и позволяют обосновать управленческие решения в области исследований и разработок, образовательного процесса и других сферах деятельности, а также интегрировать инвестиционные средства предприятий и возможности вуза по проведению исследований и разработок.

С.В. Кортов рассматривает инновационную среду вуза, как совокупность показателей научно-исследовательской деятельности вуза, отражающих ресурсное обеспечение инновационной деятельности; генерацию знаний, информации и объектов интеллектуальной собственности; управление инновационной деятельностью вуза; результативность инновационной деятельности вуза [2]. Особенность данного подхода заключается в экспертной оценке инновационного потенциала и его сравнение с инновационной активностью только на основе научно-исследовательской деятельности, без учета результатов других сфер деятельности вуза.

К.Е. Волосевич связывает понятие «инновационная среда вуза» с отражением влияния интеграционных процессов в образовании, науке и бизнесе на интеллектуальный потенциал выпускников [3].  Таким образом, оценка инновационной среды вуза рассматривается автором через сопоставление социальной и экономической составляющих деятельности вуза на основе показателей раскрытия интеллектуального потенциала его выпускников.

В работах О.В. Донец указывается, что для эффективного решения задачи формирования инновационной среды вуза, необходимо определение перечня объективных и субъективных показателей, которые совместно сформируют эффективную систему показателей инновационного потенциала и инновационной активности [4]. Таким образом, автор видит инновационную среду, как необходимую часть инновационного потенциала вуза и для его оценки рекомендует использовать систему обобщающих показателей. Для формирования данной системы О.В. Донец предлагает использовать четыре группы показателей, которые отражают следующие стороны деятельности вуза: учебная деятельность; научно-инновационная деятельность; кадровая деятельность; инфраструктура инновационного потенциала или консультационная деятельность. Использование данной методики оценки инновационного потенциала и инновационной активности вуза позволяет оценить готовность вуза к новым и более прогрессивным формам деятельности.

Помимо методик оценки инновационной среды вуза, предлагаемых отдельными российскими авторами, заслуживают внимания подходы к оценке инновационной среды вузов, разработанные коллективами зарубежных и российских авторов, которые принимают активное участие в инновационных процессах, и в процессе интеграции образования, науки и бизнеса.

Методика построения Национального рейтинга университетов, используемая в 2016 и 2017 учебных годах, использует инновационную составляющую, которая вошла практически во все известные рейтинги оценки российских вузов. Деятельность вузов страны оценивается по шести параметрам, таким как образование, исследования, социальная среда, международная деятельность, инновации и предпринимательство, бренд. В качестве одного из шести оценочных критериев является критерий «Инновации и Предпринимательство», блок показателей которого характеризует университет, как современный многофункциональный институт, деятельность которого находится в сфере высокотехнологических разработок и предпринимательства и является значимой, как для региона, так и для страны в целом. Вес этого критерия в общей группе оценочных критериев составляет 0,15 и имеет самый низкий вес среди других оценочных параметров. По данному критерию производится оценка инновационного потенциала и результатов инновационной деятельности вузов [6,7].

Так, метод, предложенный рейтинговым агентством RAEX «Эксперт РА», на основе которого был составлен шестой ежегодный рейтинг вузов России на 2017 год, дает представление об уровне научно-исследовательской активности ведущих вузов страны и позволяет провести анализ факторов, влияющих на данный показатель. При этом, предполагается, что  в данном показателе учтены  инновационная активность и уровень инновационной среды вуза [5].

При подготовке данного рейтинга использовались статистические показатели, а также результаты опросов среди тридцати тысяч респондентов (работодателей, представителей академических и научных кругов, студентов и выпускников). Определение рейтингового функционала происходит на базе анализа таких интегральных факторов, как условия для получения качественного образования в вузе (0,5), уровень востребованности работодателями выпускников вуза (0,3) и уровень научно-исследовательской деятельности вуза (0,2). Уровень научно-исследовательской активности вуза, который входит в критерий рейтинга «научно-исследовательская деятельность» в общей интегральной оценке имеет самый маленький вес (0,7), поэтому методология составления данного рейтинга не может в полной мере отразить уровень имеющейся инновационной среды вуза.

Методика построения Национального рейтинга университетов, и методология составления рейтинга «Эксперт РА» во многом схожи, а именно в оценки инновационной активности вуза, в которых имеет самый низкий вес среди других оценочных параметров. 

Проблемы оценки деятельности вузов, характерны не только для рейтингов, составляемых для российских университетов. Например, в первом университетском рейтинге Academic Ranking of World Universities (2003 г.) – учитывались Нобелевские лауреаты или обладатели медалей Филдса (по математике) а также публикации в таких престижных журналах как Science или Nature [8]. В рейтинге 2013 года, главными параметром явилось образование, а в научной деятельности кроме обычных критериев также учитывалось международное сотрудничество, количество качественных публикаций с участием иностранных соавторов, количество иностранных студентов и преподавателей.

Второй международный рейтинг QS World University Rankings публикуется Quacquarelli Symonds (QS). Этот рейтинг является одним из известных мировых университетских рейтингов, в котором 40% оценки приходится на «академическую репутацию», 20% оценки приходится на цитируемость в расчете на преподавателя и 40% отведены на учет таких показателей, как ресурсное обеспечение, численность иностранных преподавателей и студентов и репутация вуза среди работодателей. Оценка данного рейтинга свидетельствует о высокой роли субъективизма, так как основан на мнении посторонних экспертов, а эксперты чаще всего не могут дать объективной оценки.

Рейтинг Times Higher Education World University Ranking стал альтернативой рейтингу QS World University Ranking, так как методология расчета опускает почти все субъективные оценки. Вузы оцениваются по тринадцати показателям, в числе которых образовательная, научная и международная деятельность, цитируемость научных публикаций сотрудников университета, объем финансирования исследовательской деятельности и другие.

Еще одним международным рейтингом стал Академический рейтинг 2013 (Еврорейтинг-2013), который применил сетевой подход и учел недостатки предыдущих рейтингов.  Для оценки данного рейтинга были добавлены такие Европейские параметры, как роль университета на регион, мониторинг научного и учебного процесса, использование современных технологий информатизации учебного процесса, роль студентов в оценке качества преподавания и внутренняя политика вузов повышения качества.

Таким образом, сравнительный анализа различных методов оценки уровня развития инновационной среды вузов показал, что существующие методы характеризуются достаточно значительными различиями, как в направлениях оценки, так и в используемых критериях, показателях и инструментах.

Применение методов оценки, используемых в зарубежных рейтингах, в современных российских условиях, по мнению авторов, весьма затруднительно и неэффективно. Это  связано с достаточно низким весом инновационной составляющей рассмотренных рейтингов и превалирующей значимостью имиджа вуза и его научных достижений. Что в свою очередь обусловлено сформированностью инновационной среды иностранных вузов и отсутствием необходимости её глубокой и всесторонней оценки.

 Совершенно противоположная ситуация наблюдается в российской системе высшего образования, функционирующей на этапе реформирования и адаптации к условиям экономики инновационного типа. Отечественные вузы, как и система  высшего образования в целом сталкиваются с необходимостью формирования и развития инновационной среды. В данной ситуации принятие эффективных, научно-обоснованных решений невозможно без всесторонней объективной оценки не только уровня развития самой инновационной среды, но и всех влияющих на него факторов.

Таким образом, проблема теоретико-методологического обоснования, разработки и внедрения в практику управления российскими вузами эффективной системы оценки состояния инновационной среды, учитывающей современные реалии и способной адаптироваться к перспективам развития сферы высшего образования, остается актуальной и нуждается в решении.

Создание единой российской системы объективной оценки инновационной среды вузов позволит с большей эффективностью распределять ограниченные бюджетные ресурсы, а также повысить эффективность инвестиций бизнес сообщества в сферу высшего образования и науки, что, несомненно, благоприятно скажется на социально-экономическом развитии, как отдельных регионов, так и страны в целом.

Литература

  1. Шарова О.О. Формирования механизма развития инновационной среды вуза: автореф. дисс. … канд.экон.наук. Уфа, 2012. 25 с.
  2. Кортов С.В. Инновационный потенциал и инновационная активность вузов УрФО // Университетское управление: практика и анализ. 2004. № 1. С. 61-68.
  3. Волосевич К.С. Оценка достижения целей интеграции в инновационной среде вуза// Управление экономическими системами: Инновации. Инвестиции. 2011. №5. [Электронный ресурс]. URL: http:// http://uecs.ru/uecs-29-292011/item/483-2011-06-03-07-11-44 (дата обращения: 11.05.2017).
  4. Донец О.В. Методические подходы к оценке инновационного потенциала вуза // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2014. №10. С. 138 – 144.
  5. Рейтинг вузов России 2017 // Рейтинговое агентство «Эксперт РА». [Электронный ресурс]. URL: http://raexpert.ru/rankings/vuz/vuz_2017/ (дата обращения: 20.05.2017).
  6. Методика построения Национального рейтинга университетов 2016 учебного года // Национальный рейтинг университетов. [Электронный ресурс]. URL: http://www.univer-rating.ru/txt.asp?rbr=30&txt=Rbr30 Text5077&lng=0 (дата обращения: 20.05.2017).
  7. Методика построения Национального рейтинга университетов 2017 учебного года // Национальный рейтинг университетов. [Электронный ресурс]. URL: http://univer-rating.ru/txt.asp?rbr=30&txt=Rbr30Text4539&lng=0 (дата обращения: 20.05.2017).
  8. Безукладов Д.А. Анализ методов оценки уровня инновационной среды университета // Управление экономическими системами: Инновации. Инвестиции. №10. [Электронный ресурс]. URL: http:// http://www.uecs.ru/uecs-82-822015/item/3727-2015-10-05-07-58-55 (дата обращения: 09.05.2017).



Московский экономический журнал 2/2017

УДК 323.2:343

Bezymyannyj-12

ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА В СФЕРЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ОБЩЕСТВЕННОЙ НРАВСТВЕННОСТИ

К.Д. Карабаева1, к.филос.н., доцент

кафедры общих правовых дисциплин и политологии

 М.Х. Ашиккалиева2, аспирантка кафедры экономики недвижимости

1Оренбургский государственный университет

460018, г. Оренбург, пр-т Победы, 13

2Государственный университет по землеустройству

105064, г. Москва, ул. Казакова, 15

Email для переписки: karlgash.karabae@mail.ru (К.Д. Карабаева)

Аннотация: Статья посвящена актуальной проблеме государственной охране общественной нравственности. Охрана общественной нравственности определяется авторами в качестве комплексного института, включающего совокупность правовых, социальных, научных, культурных, организационных, идеологических средств, которые государство должно проводить в своей деятельности для реализации задачи обеспечения и защиты интересов человека и гражданина.

Ключевые слова: правовое государство, общественная нравственность,  государственная политика.

POLITICS OF THE STATE IN THE FIELD OF RESPONSIBILITY FOR CRIMES AGAINST PUBLIC MORALITY

K.D.Karabaeva1, PhD in Philosophical Sciences, assistant professor

 of the Department of General Legal Disciplines and Political Science

M.Kh. Ashikkalieva2, post-graduate student of the Department of economics of immovable property

1Orenburg State University, 460018, Orenburg, prosp. Pobedy, 13

2State University of Land Use Planning

105064, Moskow, Kazakov street, 15

corresponding e-mail: karlgash.karabae@mail.ru (K.D.Karabaeva)

Abstract. The article is devoted to the urgent problem of state protection of public morals. The protection of public morality is defined by the authors as a complex institution, which includes the aggregate of legal, social, scientific, cultural, organizational, ideological means that the state must conduct in its activities to realize the task of ensuring and protecting the interests of man and citizen.

Key words: constitutional state, public morals, public policy.

Преступность всегда является острой проблемой в функционировании любого государства. Поэтому государство обязано разрабатывать целый комплекс мер противодействия преступности для защиты человека, общества, государственной безопасности, а также безопасности всего человечества. Известным является то обстоятельство, что все социальные сферы связаны между собой, неблагополучие и проблемы в одной сфере неизбежно отражаются или становятся причиной негативных явлений в другой. Академик Запесоцкий А.С. справедливо отмечает: «Не существует проблем только юридических, или только экономических, или только проблем культуры и нравственности. Когда законы не исполняются, то эти проблемы не решаются в рамках правовой системы, мы должны анализировать и культурный аспект, и ментальность, и юридический аспект, и т.д.» [1, c. 112]. Государство, выполняя свои функции, в целях противодействия преступности проводит уголовную политику. Принципы уголовной политики базируются на принципах уголовного права, а именно: законность, равенство граждан перед законом, вина, справедливость, гуманизм. В юридической литературе можно выделить следующие основные точки зрения, определяющие уголовную политику [2, c. 59]:

1) как деятельность государства по борьбе с преступностью путем применения уголовного закона или всех мер неправового и правового характера;

2) совокупность взглядов, идей и представлений об основных направлениях, средствах и путях борьбы с преступностью или программа борьбы с преступностью и ее реализация в деятельности государственных и общественных организаций;

3) общественные отношения в сфере борьбы с преступностью или организация человеческих взаимоотношений посредством норм и институтов уголовного права.

Поскольку общественная нравственность охраняется правом, следует отметить, что «общественная нравственность как объект уголовно-правовой охраны – это исторически выработанная и принятая людьми совокупность норм и правил поведения, отражающих представление о добре и зле, справедливости, жестокости и милосердии, чести и достоинстве» [3, c. 3]. Существуют и другие определения понятия общественной нравственности: «Под общественной нравственностью следует понимать выработанные членами общества общепризнанные правила поведения в сфере морально-этических отношений» [4, c. 150]; «общественная нравственность – это совокупность общественных отношений, обеспечивающих соблюдение норм и правил поведения, представлений об общечеловеческих ценностях, сложившихся в обществе» [5, c.7]. Принимая во внимание существующие определения общественной нравственности, отметим, что, как нам представляется, общественная нравственность как объект уголовно-правовой охраны – это совокупность общественных отношений, возникающих на основе осуществления в действительности общеустановленных норм морали, соответствующих нравственным ценностям.

Как справедливо замечает А.Е. Шалагин, уголовный закон не может быть направлен на защиту самих по себе нравственных ценностей и норм, однако он способен ограждать общество от вопиющих аморальных проявлений, связанных с совершением поступков, посягающих или подрывающих устоявшиеся нравы, обычаи, традиции [3, c.3]. Государственная политика в сфере уголовно-правовой охраны нравственности должна опираться на принцип правовой определенности, призванный обеспечить предсказуемость поведения участников правоотношения, которые могли бы предвидеть последствия своего поведения, чувствовать уверенность в том, что действующее законодательство способно обеспечить их государственную защиту. Поэтому огромное значение в этом случае имеют точность юридических определений, формулировок, отсутствие содержательных разногласий в понятиях правовых норм. В то же время как отмечает профессор И.Л.Честнов: «Правовая политика – криминализация, декриминализация, уголовно-правовая – должны строиться, прежде всего, согласно ожиданиям общества» [6, c. 126].

Особое препятствие на пути реализации государственной политики в сфере охраны общественной нравственности составляет существующий правовой нигилизм в стране. Многие авторы видят различные причины правового нигилизма, среди которых выделяются: и кризис ценностного отношения к действительности, и существующая проблема доверия к закону, и существующие вопросы правового воспитания и образования. Так, например, профессор Э.Л. Садыкова связывает «проблему правового нигилизма с ценностным вакуумом, который сегодня  образовался в российском обществе» [7, c. 122], профессор И.Л.Честнов подчеркивает то, что «самой серьёзной проблемой законодательства и юридической науки, особенно отраслевых юридических наук, является отчуждение, а именно: проблема отчуждения человека от законодательства» [6, c. 126]. В то же время сегодня выявляется отдельная проблема, связанная с доверием к суду, а значит и доверием к закону. Чаще всего отношения граждан к институту судебной власти берутся выявить различные социальные исследования, результаты соцопросов на тему доверяете ли Вы суду, в большинстве случаев носят однозначный характер. Нет, не доверяем [8]. Руководитель пресс-службы Верховного суда П.Одинцов, рассматривая проблему доверия к суду и закону, отмечает следующее: «Когда председатель Верховного суда выступает, он часто говорит о качестве образования. Правового образования. Это не только предмет его рассуждений, об этом многие говорят, но председатель особенно настаивает на том, что хорошо было бы, когда человек по окончании вуза, когда он проработал на правовой должности и, получив статус судьи, должен, прежде чем начать работать, пройти специальное обучение. Которое будет подразумевать не только изучение каких-то процессуальных особенностей, но еще и должны вводиться какие-то понятия об этике, о нравственности. Потому что есть люди профессионально деформированные, приходящие из другой среды. То, что для той среды является нормой абсолютной, например, для правоохранительных органов, то в судебной системе совершенно неприемлемо» [8].

Охрана общественной нравственности – это комплексный институт, включающий совокупность правовых, социальных, научных, культурных, организационных, идеологических средств, которые государство должно проводить в своей деятельности для реализации задачи обеспечения защиты интересов человека и гражданина, а также эффективного осуществления и контроля существующей действительности с учетом развития современной цивилизации. Развитие здоровых отношений в сфере нравственности способствуют благополучному функционированию и жизнедеятельности общества в целом, а также развитию человека, находящегося в здоровой в нравственном отношении обстановке. По мнению современного исследователя общественной нравственности В.М. Емельянова, в постсоветский период для российской демографической действительности стали характерны такие социально-психологические феномены как социальная депрессия, апатия и агрессия, одни из которых (например, массовая агрессивность) являются непосредственными проявлениями разрушения нравственности, другие (апатия, депрессия) – массовой психологической реакцией на ее разрушение [9, c. 4]. В то же время следует отметить общественная нравственность, особенно в сфере интимных отношений, охраны исторического и культурного наследия, памяти прошлого, защиты животных, остро нуждается в соответствующем уровне полового, эстетического, патриотического, правового, культурного воспитания. Как подчеркивает, И.И. Карпец: «нравственное растление людей приводит к искаженному пониманию преступного и полностью дезориентирует их в вопросах права и законности» [10, c. 96].

Нравственное воспитание представляет собой систему медицинских, психологических, педагогических, эстетических и иных мер, направленных на формирование у населения социально одобряемого поведения в общественной жизни. В свое время И. Кант подчеркивал: «Даже самый ограниченный человек поддается впечатлению от уважения к сообразному с долгом поступку, даже дети способны подмечать самый ничтожный след примеси ненастоящих мотивов, и тогда поступок мгновенно утрачивает всякую моральную ценность» [11, c. 508]. Важной также является мысль философа о том, что «моральное воспитание человека должно начинаться не с исправления нравов, а с преобразования образа мыслей и утверждения характера, хотя обыкновенно дело происходит иначе, и борются против отдельных пороков, а общий их корень остается не тронутым» [11, c. 508]. В современном законодательстве РФ в ст. 2 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» от 21.12.2012 №273-ФЗ воспитание определяется следующим образом: «Воспитание это деятельность, направленная на развитие личности, создание условий для самоопределения и социализации обучающегося на основе социокультурных, духовно-нравственных  ценностей и принятых в обществе правил и норм поведения в интересах человека, семьи, общества и государства» [12]. Воспитание в целом, и правовое в частности, должно стать одним из приоритетных направлений государственной политики по охране нравственности.

Государственная политика в сфере охраны общественной нравственности призвана способствовать укреплению и защите нравственных отношений. Так, например, Алиева М.Н. выделяет: «Политика законодательных и исполнительных органов субъектов РФ должна быть направлена на создание ряда таких важных условий жизни, как сохранение национальной самобытности, развитие национальной культуры, учет религиозной обстановки в регионе и достижение реального права граждан на защиту нравственности [13, c. 10]. Следует отметить, что основное предназначение нравственных отношений состоит в обеспечении здорового, неконфликтное отношения между людьми, организовать толерантное сосуществование социальных групп и всего человечества в целом, поддержать общественный порядок и культурный уровень в обществе. Нравственные отношения отражают особенность и уровень культурного, идеологического, правового, нравственного развития того или иного общества. Нравственные отношения пронизывают практические все общественные отношения, сохраняя самостоятельную обособленность. Так, например, это правоотношения (свобода труда, обязанность добросовестного исполнения трудовых обязанностей и т.д.); межличностные (дружба, любовь, долг и т.д.); экономические отношения (справедливое распределение и использование материальных благ); политические отношения (защита законных интересов населения внутри страны и на международном уровне) и др. Философ С.Л. Франк, изучая феномены семьи, государства, нации, закона, политики, революции и задаваясь вопросом, что есть социальное бытие и как оно существует, подчеркивает, что «общественная жизнь по самому существу своему духовна, это и определяет ее действительное существование [14, c. 126].

В охране общественной нравственности особое место принадлежит праву, которое по справедливому замечанию Г.М. Резника, является «единственный инструмент, который позволяет выстроить консенсус, когда люди одной страны образуют политически единую нацию, живущую по общим для всех законам» [15, c. 38]. Государство, выполняя правовую функцию охраны общественной нравственности, как нам представляется, должно базироваться на следующих принципах: признание приоритета взаимосвязи нравственности человека и общества; обеспечение права каждого человека на защиту от противоправных посягательств на нематериальные блага, принадлежащие ему от рождения; обеспечение необходимых условий для здорового нравственного существования человека и общества; выделение светского характера нравственного воспитания на основе признания человека его прав и свобод высшей ценностью. Осуществление государственной политики по охране общественной нравственности посредством правового воспитания, создания ряда таких важных условий жизни, как сохранение национальной самобытности, развитие национальной культуры, учет духовно-нравственной обстановки в стране невозможно без принятия во внимание социально-экономических факторов (уровень жизни населения, трудоустройство и противодействие безработице, защита института семьи).

Литература

  1. Запесоцкий А.С. Выступление на «Экономика и право в контексте мирового развития» // Диалог культур в условиях глобализации: XXII Международные Лихачевские научные чтения, 17-18 мая 2012 г. Т.2: Материалы. – СПб. : СПбГУП, 2012. С. 112-113
  2. Митюкова Ю.А. Роль и значение уголовной политики в декриминализации общественно опасных деяний // ЧЕЛОВЕК: преступление и наказание. 2012. № 1 (76) С.59-61.
  3. Шалагин А.Е. Преступления против общественной нравственности: уголовно-правовой и криминологический анализ: монография – М.: Юрлитинформ, 2011. – 256 c.
  4. Петрянина О.А. Проституция как сфера теневой экономики: уголовно-правовой анализ, квалификация, причины и предупреждение: Дис. на соск.уч.степ.к-та юрид.наук: 12.00.08 / Нижний Новгород, 2013.
  5. Миллеров Е.В. Уголовно-правовая охрана нравственности: Дис. на соск.уч.степ.к-та юрид.наук: 12.00.08 / Ростов-на-Дону, 2006.
  6. Честнов И.Л. Выступление на «Экономика и право в контексте мирового развития» // Диалог культур в условиях глобализации: XXII Международные Лихачевские научные чтения, 17-18 мая 2012 г. Т.2: Материалы. – СПб. : СПбГУП, 2012. С.126.
  7. Садыкова Э.Л. Выступление на «Экономика и право в контексте мирового развития» // Диалог культур в условиях глобализации: XXII Международные Лихачевские научные чтения, 17-18 мая 2012 г. Т.2: Материалы. – СПб. : СПбГУП, 2012. С.122 -123
  8. Усачева А. Программа «На что жалуемся? Доверие к судам» // Радиопередача радиостанции ЭХО-Москвы от 15.02.2010г.
  9. Емельянов В.М. Общественная нравственность как объект правонарушения. Тюмень, 2011.
  10. Карпец И.И. Уголовное право и этика. М., 1985.
  11. Кант И. Об изначально злом в человеческой природе // Основы метафизики нравственности. – М.: Изд-во «Мысль», 1999. С. 461-504.
  12. Об образовании в Российской Федерации: федеральный закон – М.: Проспект, 2013. — 160c.
  13. Алиева М.Н. Нравственность как объект конституционно-правовой защиты: Автореферат дис. на соиск. уч.степ.к-та юрид.наук: 12.00.02 Махачкала, 2006.
  14. Франк С.Л. Духовные основы общества. Введение в социальную философию. Париж, 1930.
  15. Резник Г.М. Выступление на Пленарном заседании «Диалог культур в условиях глобализации» // XII Международные Лихачевские чтения, 17-18 мая 2012 г. Т.2: Материалы. – СПб. : СПбГУП, 2012. 38-39.



Московский экономический журнал 2/2017

УДК 378

Bezymyannyj-12

Шевченко Ольга Михайловна,

магистрант, Школа педагогики,

Дальневосточный федеральный университет (филиал), г. Уссурийск,

Дьяков Иван Иванович,

магистрант, Школа педагогики,

Дальневосточный федеральный университет (филиал), г. Уссурийск,

Жуплей Ирина Викторовна,

кандидат экономических наук, доцент,

Дальневосточный федеральный университет (филиал), г. Уссурийск.

Olga M. Shevchenko,

Graduate, School of Education,

Far Eastern Federal University (branch), Ussuriisk,

Ivan I. Dyakov,

Graduate, School of Education,

Far Eastern Federal University (branch), Ussuriisk,

Irina V. Zhupley,

PhD in Economic sciences, Associate Professor,

Far Eastern Federal University (branch), Ussuriisk.

ПРИМЕНЕНИЕ МЕТОДОЛОГИИ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА К ОРГАНИЗАЦИИ ФИНАНСОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ: РЕГИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА 

APPLICATION OF METHODOLOGY OF SYSTEM APPROACH TO ORGANIZATION OF FINANCIAL ACTIVITY OF EDUCATIONAL INSTITUTION: REGIONAL SPECIFICS

Аннотация

В статье рассматривается применение методологии системного подхода к изучению финансовой деятельности учреждений высшего образования. Проведен анализ показателей финансовой деятельности на примере крупнейшего образовательного учреждения Дальнего Востока России – Дальневосточного федерального университета. В заключение авторами получены обоснованные  выводы о необходимости всестороннего применения системного подхода при организации финансовой деятельности учреждений высшего образования.

Summary

The article deals with the application of the methodology of the system approach to the study of the financial activity of institutions of higher education. The analysis of indicators of financial activity is given on the example of the largest educational institution of the Far East of Russia — the Far Eastern Federal University. In conclusion the authors got sound arguments about the necessity of a comprehensive application of the system approach in the organization of financial activity of institutions of higher education.

Ключевые слова: методология системного подхода, высшее образование, образовательное учреждение, финансовая деятельность, анализ, эффективность.

Keywords: methodology of the system approach, higher education, educational institution, financial activity, analysis, efficiency.

На современном этапе развития системы образования России образовательные учреждения любого уровня сталкиваются с проблемой ограниченности ресурсов, финансовых – в первую очередь. Применительно к субъектам Федерации, территориально удаленных от административного центра государства (в том числе и для образовательных учреждений (ОУ) Дальневосточного федерального округа РФ) данная проблема усиливается существенно.

Значимой составляющей эффективного разрешения вопросов обеспечения ОУ региона финансовыми ресурсами (в том числе и за счет коммерческой деятельности) является грамотная организация его финансовой деятельности с всесторонним рассмотрением совокупности образующих его элементов, в том числе и посредством методологии системного подхода.

Применение методологии системного подхода к организации деятельности образовательных учреждений рассматривается в работах Богомоловой И.С. [1], Воробьева С.В. [2], Гамукина В.В. [3], Жукова В.В. [4], Филиной А.А. [5] и др. Но региональная специфика именно финансовых аспектов системного подхода в функционировании ОУ в настоящее время изучена недостаточно. Таким образом, тема данного исследования актуальна и важна в современных экономико-политических реалиях.

Использование системного подхода в общем, в том числе и для образовательных организаций, предполагает рассмотрение любого объекта действительности (в нашем случае — ОУ) как целостного организма, то есть системы упорядоченных элементов, совместное взаимодействие которых направлено на решение общих задач [4].

Систематика финансовой деятельности в-первую очередь предполагает всестороннее изучение таких ее элементов как источники формирования доходно-расходной части, структуры и динамики финансовых и нефинансовых активов, а также показателей рентабельности.

В связи с чем дальнейшее системное изучение вышеобозначенных показателей финансовой деятельности выполним на примере крупнейшего образовательного учреждения Дальнего Востока России – Дальневосточного федерального университета (далее – ДВФУ).

Вследствие того, что структура доходов оказывает существенное влияние на риски хозяйственной деятельности образовательного учреждения, в первую очередь возникает риск «в самом бюджете, не соответствующем рыночным реалиям структуры его доходов» [3]. В таблице 1 проанализируем источники формирования доходов и расходов  ДВФУ в динамике.

Таблица 1 – Динамика источников формирования доходов  и расходов ДВФУ в 2013-2015 гг.

Screenshot_1

По данным таблицы 1 можно сказать, что основными источниками доходов являются доходы от оказания платных услуг и средства, полученные образовательным учреждением от сдачи в аренду зданий и помещений. В 2015 году по сравнению с 2013 годом эти показатели выросли на 183540 тыс. руб. и  365253 тыс. руб. соответственно. Сумма доходов от прочих видов деятельности в 2015 году составила 20570452 тыс. руб. В суммарном выражении основная  часть текущих расходов приходится на оплату труда 4672003 тыс. руб. 

Расходы на приобретение работ и услуг  составили 3376273 тыс. руб. расходы по операциям с активами 2681375 тыс. руб.  и прочие расходы 2184082 тыс. руб. Следовательно, за отчетный период расходы ДВФУ превышают доходы почти в  3 раза и чистый операционный результат получается отрицательным.

Анализ структуры и динамики нефинансовых активов ДВФУ рассмотрим в таблице 2.

Таблица 2 – Анализ структуры и динамики нефинансовых активов  ДВФУ в 2013-2015 гг.Screenshot_2

По данным таблицы 2 анализ структуры и динамики нефинансовых активов показал, что  наибольший удельный вес за анализируемый период с 2013 по 2015  год в общем объеме нефинансовых активов занимают «основные средства» 86, 5%, 99,06% и 92,5 % соответственно. На конец 2015 г.  их объем увеличился  в 14,45 раза.

Анализ  динамики финансовых активов ДВФУ проведем в таблице 3.

По данным таблицы 3 видно, что наибольшая сумма в общей стоимости финансовых активов ДВФУ приходится на «денежные средства учреждения»

В 2015 году сумма по этой статье составила 5422112 тыс. руб. На конец 2015 года объем их увеличился на 2924479 тыс. руб. по сравнению с 2013 годом, что в процентном отношении составило 5,7 %.

Таблица 3 – Анализ динамики финансовых активов  ДВФУ в 2013-2015 гг.

Screenshot_3

Анализ системы показателей для оценки  рентабельности ДВФУ в 2013-2015 гг. показан в таблице 4.

Таблица 4 – Анализ системы показателей для оценки  рентабельности ДВФУ в 2013-2015 гг.

Screenshot_4

Проведя анализ системы показателей для оценки  рентабельности ДВФУ в 2013-2015 гг., по данным таблицы 4 видно, что только в 2013 году деятельность ДВФУ была рентабельной 20,9 %, а в 2014 и 2015 годах – убыточной.

Таким образом, «преобладание единственного источника доходов – платных образовательных услуг – повышает риски образовательных организаций» [3].

Итак, рассмотрение проблематики использования методологии системного подхода к организации финансовой деятельности в сфере образования на региональном уровне позволило сделать следующие выводы.

Во-первых, методология системного подхода к организации финансовой деятельности образовательного учреждения предназначена для выявления системообразующих свойств финансовой деятельности образовательного учреждения, установления целевой ориентации и определения задач функционирования финансовой деятельности образовательного учреждения, формирования принципов эффективности системы финансовой деятельности и разработки основных требований к ее организации, повышения финансово-хозяйственной самостоятельности, возрастания финансовой деятельности и повышение доходности.

Во-вторых, для снижения финансовой «напряженности» в учреждениях высшего образования следует при организации финансовой деятельности всесторонне применять системный подход.

Во-третьих, для повышения рентабельности образовательных организаций необходимо изменить структуру доходной части, увеличивая удельный вес поступлений от научной и инновационной деятельности.

Литература

  1. Богомолова И.С., Боровская М.А., Задорожняя Е.К. Совершенствование финансового обеспечения деятельности ВУЗов // Фундаментальные исследования. 2015. № 2 (часть 3). С. 538-542.
  2. Воробьева С.В. Основы управления образовательными системами: учеб. Пособие для студ. высш. учеб. заведений / С.В. Воробьева. – М.: Издательский центр «Академия». 2008. 208 с.
  3. Гамукин В.В. Доходы вуза: диверсификация бюджетных рисков // Экономика образования. 2013. № 4. С. 94–98.
  4. Жуков В. Н. Методологические приоритеты системной организации внутреннего финансового контроля в компаниях // Современные технологии управления. №1 (49). С. 21-25.
  5. Филина А.А. Возможности применения системного подхода для анализа принципов и методов управления организацией // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2014. № 3. Ч. 1. [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2014/03/4005 (дата обращения: 26.05.2017).
  6. Клющенко С.Б., Комарова О.В. Структура доходов ВУЗа: анализ и проблемы управления // Universum: Экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2016. № 6(27). [Электронный ресурс]. URL: http:// 7universum.com/ru/economy/archive/item/3243 (датаобращения: 09.06.2017).

 




Московский экономический журнал 2/2017

УДК 338:377

Bezymyannyj-12

Дьяков Иван Иванович,

магистрант, Школа педагогики,

Дальневосточный федеральный университет (филиал), г. Уссурийск,

Чаус Наталья Анатольевна,

кандидат биологических наук, доцент,

магистрант, Школа педагогики,

Дальневосточный федеральный университет (филиал), г. Уссурийск,

Янкина Ольга Леонидовна,

кандидат сельскохозяйственных наук, доцент,

магистрант, Школа педагогики,

Дальневосточный федеральный университет (филиал), г. Уссурийск.

Ivan I. Dyakov,

Graduate, School of Education,

Far Eastern Federal University (branch), Ussuriisk,

Natalya A. Chaus,

Candidate of biological sciences, Associate Professor,

Graduate, School of Education,

Far Eastern Federal University (branch), Ussuriisk,

Olga L. Yankina,

Candidate of agricultural sciences, Associate Professor,

Graduate, School of Education,

Far Eastern Federal University (branch), Ussuriisk.

К ВОПРОСУ ИНТЕГРАЦИИ ПРОФОРИЕНТАЦИОННОЙ И МАРКЕТИНГОВОЙ СОСТАВЛЯЮЩИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНИЗАЦИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ON THE QUESTION TO THE INTEGRATION OF CAREER ORIENTATION AND MARKETING COMPONENTS OF THE ORGANIZATION ACTIVITIES OF VOCATIONAL EDUCATION

Аннотация

В настоящее время организации профессионального образования сталкиваются с проблемами привлечения абитуриентов и удовлетворения их потребностей в образовании, а также удовлетворения спроса рынка труда. Решение данных проблем возможно, как в рамках профориентационной работы, так и в ходе маркетинговой деятельности. Проведенный авторами анализ показал, что функции и задачи этих видов деятельности во многом совпадают. Это позволило сделать вывод о необходимости интеграции профориентационной и маркетинговой составляющих деятельности организаций профессионального образования, что позволит повысить их эффективность за счет синергетического эффекта. В заключение авторами обозначены направления дальнейших исследований данной проблемы.

Summary

In current times vocational education organizations face problems of attracting enrollees and meeting their educational needs as well as meeting the demand of the labor market. The solution of these problems is possible both in the context of career orientation work and in the course of marketing activities. The analysis carried out by the authors showed that the functions and tasks of these types of activities largely coincide. This led to the conclusion that it is necessary to integrate vocational guidance and marketing components of the activities of professional vocational organizations, which will increase their effectiveness through synergistic effect. In conclusion, the authors outline directions for further research on this problem.

Ключевые слова: рынок образовательных услуг, профессиональное образование, маркетинг, профессиональная ориентация, профориентационная работа, интеграция

Keywords: the market of educational services, vocational education, marketing, career orientation, career orientation work, integration

Современная экономика характеризуется    ориентированностью на инновационный тип развития. В данных условиях особую значимость приобретает сфера профессионального образования. Человеческий капитал становится одним из стратегических ресурсов и источников социально-экономического развития, как отдельных регионов, так и страны в целом.

Как показывают многочисленные исследования, современная система профессионального образования находится на этапе модернизации и реформирования. Что в первую очередь связано с адаптацией к функционированию в условиях инновационной экономики [1]. На данном этапе всё более обостряется конкуренция между образовательными организациями. На первый план выходят проблемы связанные, с одной стороны, с необходимостью привлечения абитуриентов и удовлетворения их спроса на образовательные услуги и, с другой стороны, с необходимостью удовлетворения спроса рынка труда и работодателей в качественно новой, инновационно-ориентированной рабочей силе.

По нашему мнению, решение обозначенных проблем возможно только с применением рыночных механизмов, активизацией предпринимательской деятельности образовательных организаций, использованием маркетингового подхода. Одним из наиболее значимых и перспективных направлений маркетинговой деятельности организаций профессионального образования в данном случае является эффективная профориентационная работа.

Проблемам, связанным с профессиональной ориентацией населения и, в том числе молодёжи, посвящено значительное количество научных трудов. Научная  полемика  в данной сфере ведется на протяжении многих десятилетий. Она остается актуальной и в современных условиях. Значительное внимание проблемам профессиональной ориентации и профессионального самоопределения, а также организации профориентационной работы в сфере образования уделяется в исследованиях Н.С. Пряжникова, О.Ю. Чекменевой, О.А. Колесниковой, И.А. Килиной, С.И. Вершинина, С.Н. Чистяковой, Н.Ф. Родичева, М.В. Разумовой и др.

Однако недостаточно изученными остаются вопросы взаимосвязи работы по профессиональной ориентации и маркетинговой деятельности организаций профессионального образования. В научных трудах практически отсутствуют комплексные исследования, посвященные анализу форм, субъектов, способов реализации профессиональной ориентации в рамках маркетинговой стратегии организаций профессионального образования.

Актуальность и недостаточная изученность проблематики взаимосвязи профориентационной работы и маркетинговой деятельности организаций профессионального образования предопределили выбор темы исследования, постановку его цели и задач.

Цель данного исследования заключается в обосновании необходимости интеграции работы по профессиональной ориентации потенциальных потребителей образовательных услуг и маркетинговой деятельности организаций профессионального образования.

Как показывает анализ научных работ и опыта практической деятельности, большинство авторов отдельно рассматривают проблемы организации профориентационной работы и маркетинговой деятельности в сфере профессионального образования. Однако, по нашему мнению, функции и задачи этих видов деятельности образовательных организаций во многом совпадают и в условиях рыночных отношений в сфере образования должны рассматриваться совместно. Оба эти понятия, и «профориентационная работа» и «маркетинговая деятельность», достаточно объемны и многогранны. При этом, исследование теоретических и методологических вопросов использования в профориентационной работе принципов, методов и инструментов маркетинга, а также научное обоснование маркетинговой стратегии и организации профориентационной работы в рамках этой стратегии является в настоящее время актуальной проблемой для организаций профессионального образования.

В научной литературе существует множество определений понятия «профессиональная ориентация». Исследуя определения данного понятия различных авторов, М.В. Разумова приходит к выводу, что «единое определение профориентации, которое всесторонне охватывало бы сущность этого явления и удовлетворяло представителей разных наук, ещё не выработано» [2, с.58]. Как правило, это связывают с тем, что профессиональная ориентация – понятие очень широкое и рассматривается с различных точек зрения: психолого-педагогической, гуманитарной, социологической, социально-экономической и др. [3, 4]

Однако, по нашему мнению, данное понятие следует рассматривать в двух направлениях: как определенный набор способностей, знаний, намерений индивида, определяющих его выбор профессии, а также как деятельность по формированию такого набора и удовлетворяющую интересы личности и общества. В первом случае применим диагностический подход к профессиональной ориентации, в основе которого лежит оценка профессиональных наклонностей и подбор соответствующего вида трудовой деятельности (пассивный подход). Во втором случае, наиболее целесообразном с точки зрения социума, профессиональная ориентация  – это деятельность по содействию в формировании профессионального самоопределения личности с учетом потребности общества в трудовых ресурсах (активный подход).

Профориентационная работа в широком понимании, как утверждают Г.Ф. Шафранов-Куцев и С.Н. Толстогузов, «предполагает научно обоснованную и практически выверенную деятельность по подготовке и распределению молодежных возрастных групп населения по разным уровням и видам трудовой деятельности на основе реальных потребностей государства и общества, способностей индивидов к этим видам деятельности» [5, с.9]. 

От того, насколько согласуются, в конечном счете, интересы отдельных граждан и общества в целом, во многом зависят формирование трудового потенциала населения, а, следовательно, и уровень социально-экономического развития страны и её регионов. Именно поэтому деятельность по профессиональной ориентации населения в организациях общего и, в особенности профессионального образования в современных условиях становится важнейшей задачей.  В тоже время не следует занижать значимость активного  участия  в данном процессе других общественных институтов.

Так, например, Б.В. Заливанский и Е.В. Самохвалова отмечают, что семья, друзья, школьные наставники, будущие работодатели, представители общественных организаций по работе с молодежью и т.п. также участвуют в процессе профессионального самоопределения молодого человека, а «профессиональная ориентация представляет собой комплекс специальных мер содействия ему в профессиональном самоопределении, формировании у него компетентности при ориентации и адаптации на рынке труда» [6, с.64].

В рамках нашего исследования остановимся на той части проблемы профессиональной ориентации населения, которая связана с деятельностью организаций в сфере профессионального образования.

Терминологический анализ сущности понятия «профориентационная работа» в деятельности образовательной организации показал, что большинство авторов определяет это понятие с одной стороны как деятельность по выявлению индивидуальных способностей и потребностей отдельных индивидов в профессиональном образовании и их удовлетворению и, с другой стороны, как деятельность по выявлению и удовлетворению потребностей рынка труда путём адаптации обучающихся и выпускников к реальной профессиональной деятельности.

Вместе с тем одной из стратегически важных для организаций профессионального образования задач, решаемых в рамках профориентационной работы, является обеспечение адекватного как по количеству, так и по качеству набора абитуриентов, привлечение талантливой и перспективной молодёжи для обучения [6]. Всё это позволяет взглянуть на профориентационную работу с точки зрения маркетинга.

В зарубежной и отечественной науке проведено много исследований, посвящённых развитию маркетингового подхода к управлению организацией, в том числе в сфере профессионального образования.

Так, например, Г.А. Резник и К.С. Андина отмечают, что «обострение конкуренции на российском рынке образовательных услуг заставляет высшие учебные заведения прилагать всё больше усилий в поиске методов и инструментов, расширяющих возможности по решению поставленных перед ними проблем. Способствует этому процессу использование инструментов маркетинга» [7, с. 2].

Маркетинг как рыночная категория предполагает, прежде всего, ориентацию на запросы потребителя. Как отмечает В.В. Силаева, «маркетинг вуза – это процесс выявления потребностей отдельного гражданина, предприятия и общества (государства) в соответствующих услугах, продукции и удовлетворения спроса на них посредством обмена» [8, с.54]. При этом обязательным для обмена полагается наличие покупателя (потребителя) и продавца.

Организации профессионального образования в качестве продавца являются субъектами двух рынков: рынка образовательных услуг и рынка труда. Сегодня на этих рынках предложение осуществляют достаточно большое количество образовательных организаций, как государственных, так и коммерческих.  Покупатели также представлены широким кругом целевых групп, сегментов рынка, имеющих определенные потребности, запросы, возможности и целевые ориентиры.

На рынке образовательных услуг к основным группам потребителей относят абитуриентов (потенциальных потребителей) и студентов, уже втянутых в учебных процесс. Предложением со стороны учебных заведений являются образовательные услуги в виде  образовательных  программ,  которые  оно предоставляет на данном рынке. Итогом приобретения образовательных программ является выпуск учебным заведением «готового продукта» – бакалавра, магистра и аспиранта с определённым набором знаний, качеством умений и навыков [9].

Выпускник, вступая в отношения с потенциальными работодателями, становится участником рынка труда. При этом «именно образ выпускников рассматривается многими учёными, как своеобразный капитал образовательного учреждения, являющийся основой его имиджа» [10, с. 55]. То, насколько востребованным станет выпускник, в итоге в значительной мере определяет  ориентиры  будущих  абитуриентов  при выборе ими учебного заведения.

Анализ источников показал, что актуальность и значимость применения маркетингового подхода к управлению образовательными организациями в настоящее время не вызывает сомнения.

Маркетинг в сфере профессионального образования – это такая форма организации и управления образовательными организациями, в основе которой лежат требования рынка, а также существующие и потенциальные запросы потребителей. Маркетинговая деятельность – это процесс согласования возможностей образовательной организации и запросов потребителей. Результатом этого процесса является, во-первых, удовлетворение запросов потребителей образовательных услуг, во-вторых, удовлетворение потребностей рынка труда и, в-третьих, получение образовательной организацией дохода, обеспечивающего её финансовую устойчивость и конкурентоспособность.

Таким образом, очевидно, что задачи, решаемые образовательными организациями в ходе профориентационной и маркетинговой деятельности в рамках реализации их социально-экономической функции, во многом совпадают. Это позволяет сделать вывод о целесообразности интеграции профориентационной и маркетинговой составляющих деятельности организаций профессионального образования. На практике такая интеграция позволит повысить эффективность деятельности в результате слияния отдельно решаемых задач в единую систему за счет синергетического эффекта.

Однако в настоящее время проблема интеграции профориентационной и маркетинговой составляющих деятельности организаций профессионального образования требует дальнейших научных исследований по следующим основным направлениям:

  • расширение и углубление теоретико-методологических основ интеграции, увязка принципов, функций, целей и задач данных видов деятельности;
  • систематизация эмпирических данных о состоянии и факторах эффективности такой интеграции;
  • разработка практических рекомендаций по формированию и управлению системой профориентационной и маркетинговой деятельности организаций профессионального образования.

По мнению авторов, научная и практическая значимость ожидаемых результатов, не вызывает сомнения. При этом наибольшее внимание следует обратить на социальную значимость, которая заключается в более полном удовлетворении потребностей отдельных индивидов и общества в целом.

Литература

  1. Жуплей И.В. Теоретико-методологические аспекты применения инновационных образовательных методик в высшей школе.
    / Современное образование: содержание, технологии, качество. материалы XXX Всероссийской научно-методической конференции. Приморская ГСХА:. 2015. с. 42-48.
  2. Разумова М.В. К вопросу о трактовке понятия «профориентация» // Профессиональное образование и общество. 2014. № 1 (9). С. 51-59.
  3. Прокудина О.А. Социально-экономическая сущность профессиональной ориентации // Креативная экономика. 2015. Том 9. № 6. С. 683-696.
  4. Чекменева О.Ю. Актуализация проблемы профессиональной ориентации как социально-педагогического явления // Современная высшая школа: инновационный аспект. 2016. Т. 8. № 2 (32). С. 198-216.
  5. Шафранов-Куцев Г.Ф., Толстогузов С.Н. Профориентационные практики вуза: монография. М.: Логос, 2014. 196 с.
  6. Заливанский Б.В., Самохвалова Е.В. Проблемы организации профориентационной работы в университете // Высшее образование в России. 2014. № 7. С. 64-70.
  7. Резник Г.А., Андина К.С. Активизация инновационно — предпринимательской деятельности в вузах на основе интегрированного маркетинга // Мир науки. 2014. № 4. С. 15.
  8. Силаева В.В. Проблемы и приоритетные направления развития маркетинга в российской сфере образования // Вестник Брянского государственного университета. 2010. № 3. С. 52-55.
  9. Кулагина О.В., Енина К.И. Формирование маркетинговой концепции рынка образовательных услуг в высших учебных заведениях // Вестник НГИЭИ. 2016. № 1 (56). С. 65-72.
  10. Дьяков И.И., Третьяк Н.А. Имидж вуза глазами студентов: маркетинговое исследование // Казанская наука. 2017. № 1. С. 55-57.



Московский экономический журнал 2/2017

УДК 338.001.36

Bezymyannyj-12

1Иванова Елена Павловна, 2Потапов Вадим Владимирович

1Камчатский государственный технический университет, кафедра “Экономики”, Петропавловск-Камчатский,  аспирант      

2доктор технических наук, профессор, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Научно- исследовательский геотехнологический центр Дальневосточного отделения Российской академии наук,  Петропавловск- Камчатский, главный научный сотрудник

Ivanova Elena Pavlovna, post graduate student, Kamchatka State Technical University, e-mail: elenakamsalsa@mail.ru 

Potapov Vadim Vladimirovich, Doctor of  Engineering, professor, chief researcher, Research Geotechnological Centre, e-mail: vadim_p@inbox.ru

ПРИМЕНЕНИЯ ГИДРОТЕРМАЛЬНОГО НАНОКРЕМНЕЗЕМА В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

INDUSTRIAL APPLICATIONS OF HYDROTHERMAL NANOSILICA IN AGRICULTURE

Аннотация. Рассмотрены технология производства золей, гелей и порошков аморфного нанокремнезема на основе гидротермальных растворов и их основные физико-химические характеристики. Показаны примеры применения гидротермального нанокремнезема для повышения показателей сельско-хозяйственных животных: крупный рогатый скот, свиньи, курицы-несушки, пчелы, Применением гидротермального нанокремнезема достигнуты повышения урожайности картофеля, пшеницы, капусты, горчицы, топинамбура, амаранта и других культур.

Abstract. Technology of amorphous nanosilica sols, gel and powders production from hydrothermal solutions and it’s physical and chemical characteristics was considered. Examples of hydrothermal nanosilica application for rising productivity of agricultural animals such cows, pigs, hens, bees were discussed. By application of hydrothermal nanosilica crop capacity of potato, wheat, cabbage, mustard, topinambur, amaranth and other plants was achieved.

Ключевые слова: Гидротермальный раствор, золи, гели и нанопорошки кремнезема, сельскохозяйственные животные и растения

Key words: Hydrothermal solution, silica sols and nanopowders, silica market, production cost, concrete’s modificator, agricultural animals and plants

1.Технология получения золей, гелей и нанопорошков гидротермального нанокремнезема.

Три формы гидротермального нанокремнезема (нано-SiO2, золь, гель, нанопрошок), применявшиеся в экспериментах с сельскохозяйственными животными и растениями, получены по технологии, представленной в работе [1]. Основными стадиями технологии являются:

  1. вывод пересыщенного гидротермального раствора на поверхность по продуктивным скважинам геотермальной электрической станции ГеоЭС (Мутновское месторождение, южная Камчатка), проведение поликонденсации ортокремниевой кислоты с образованием наночастиц SiO2 при температуре 60 0С и pH = от 9,2:

 SimO(m-1)(OH)(2m+2) + SinO(n-1)(OH)(2n+2)  ® Si(m+n)O(m+n-1)OH(2n+2m+2) + H2O

  1. концентрирование наночастиц SiO2 в водной среде с помощью ультрафильтрационных мембран и получение стабильного водного золя с содержанием SiO2 10 мас. % (около 100 г/дм3);
  2. проведение золь-гель перехода подкислением золя соляной кислотой от pH=9,2 pH=5,0 и получение вязкого геля с содержанием воды 90 мас. % и содержанием твердого SiO2 10 мас. %, плотностью 1070-1080 г/дм3.
  3. Для получения нанопорошков SiO2 золи сублимировали на установке Л, включающей блоки диспергирования, получения криогранул, вакуумной камеры и десублиматора. Перед сублимацией в вакуумной камере золи кремнезема диспергировали с помощью форсунки, капли отверждали в жидком азоте при температуре 77 К и получали криогранулы. После диспергирования размер капель золя составлял 30-100 мкм, что соответствует размеру сублимированных криогранул на изображениях, полученных сканирующей электронной микроскопией. Таким размерам капель соответствуют средняя скорость охлаждения капель порядка 125 К/с, скорость кристаллизации 0,26 мм/с. Мелкие размеры капель золя, высокая поверхность теплообмена позволили в итоге достичь быстрого твердения капель, и отсутствия слипания частиц: размеры частиц в порошках не превышали размеры частиц в золях. Вакуумная сублимация проходила при давлениях 0,02 − 0,05 мм. рт. ст. без фрагментов капельной влаги и слипания частиц. Для ускорения сублимации использовался нагрев: диапазоне температур поверхностей нагрева в разных частях вакуумной камеры по мере нагрева в ходе сублимации был от — 80 до + 250C.

Содержание основных катионов и анионов исходного гидротермального раствора и начальное содержание SiO2 в растворе перед мембранным концентрированием приведены в таблице 1, в таблице 2 – характеристики порошка кремнезема, который получен вакуумной сублимацией геля. 

Таблица 1. Концентрация основных компонентов исходного гидротермального раствора (сепарат продуктивных скважин Мутновских ГеоЭС), pH=9,2.

Screenshot_1

Таблица 2. Характеристики порошка кремнезема, полученном вакуумной сублимацией геля. Содержание химических компонентов установлено рентгенофлюоресцентным анализом, площадь, диаметр, объем пор – методом низкотемпературной адсорбции азота.

Screenshot_2

На рисунке 1 приведены изображения сферических частиц геля SiO2 с последовательно возрастающим коэффициентом увеличения: (25, 50, 100, 250) x103 раз (СЭМ-изображения, сканирующий электронный микроскоп JEM-100CX, JEOL, Japan).

Screenshot_3

Рисунок 1. СЭМ-изображения наночастиц геля SiO2 с коэффициентами увеличения: а) 25000; б) 50000; 3) 100000; 4) 250000 раз.

Нанокремнезем, полученный  на основе гидротермального раствора по указанной технологии, имеет преимущества по сравнению с пирогенными порошками типа Орисил, Аэросил, медпрепараты Силикс, Полисорб-МП, Полисорб-ВП, что было показано в экспериментах с сельскохозяйственными животными и растениями [2, 3]:

  1. Наличие активных поверхностных силанольных групп и более высокая химическая и биохимическая активность гидротермальных нанокремнеземов; более высокая скорость растворения; более высокая скорость проникновения в ткани и органы; более высокая сорбционная емкость, т.е. количество примесных токсичных соединений, «прилипающих» к единице поверхности. Как следствие, биомедицинский эффект достигается за более короткое время.
  2. Наличие пор (у пирогенных кремнеземов по паспорту технических характеристик пористость отсутствует). Отсюда более широкие возможности модифицирования кремнеземов биологически активными веществами.
  3. Отсутствие токсичных химических компонентов в самом производстве и в конечных продуктах.
  4. Возможность получения кремнезема в трех варьируемых формах: золь, гель и порошок, что расширяет медицинские применения. Гель гораздо перспективнее для наружного применения. При пероральном приеме внутрь гидротермальный золь, гель и порошок слабее травмируют слизистую желудка.
  5. Нетоксичность нанокремнезема гидротермальных растворов. Испытания на простейших (парамиции, стилонихии, тетрахимены).

Биотестирование материалов проводили извлечением из них фракций токсических веществ ацетоном и водой с последующим воздействием экстрактом на инфузории [4] [ParameciumcaudatumetStylonychiamytilus]. Оценку делали по их гибели через фиксированные промежутки времени. Безопасным считали материал не вызывающий гибели этих инфузорий при одновременном воздействии ацетонового (один час) и водного экстракта (три часа). На инфузориях [Tetrachymenapyriformis] определяли их выживаемость в течение трех часов в среде, содержащей  исследуемый продукт 0,05 0,10 и 0,15 г/дм3. При биотестировании опыты проводили  с первыми инфузориями на планшетах в 5-и лунках дважды с каждым экстрактом параллельно с контрольными, а при использовании тетрахимен — дважды с каждой концентрацией параллельно с контрольными.

На стилонихиях и парамициях, получили аналогичные результаты, свидетельствующие, что гибели таких инфузорий не наблюдалось. На тетрахименах выживаемость во всех группах была абсолютной.

Результаты испытаний на многоклеточных рачках дафний DaphniamagnaStraus.

Результаты тестирования порошка нанокремнезема по смертности рачков дафний DaphniamagnaStraus показали нетоксичность при концентрации SiO2 менее 0,1 г/дм3. Индекс токсичности, определенный по отношению разности концентрации живых рачков в контроле и в образце с добавкой нанокремнезема к концентрации  живых рачков в контроле после 48 ч экспозиции, при концентрации SiO2 менее 0,04 г/дм3 не превышал 20 %.

Результаты испытаний на общую токсичность на высших животных.

 Птица

Три опытные группы цыплят, получавшие ацетоновую и водную вытяжку экстракта из геля  SiO2 и три группы, получившие вытяжку из нанопорошка кремнезема, не отличались изменением активности и состоянием покрова. При вскрытии на четвертые сутки после получения экстракта никаких видимых изменений по сравнению с контрольной группой не обнаружили. Это позволило сделать заключение о не токсичности экстрактов нанокремнезема для птицы.

Млекопитающие

Аналогичный результат получили на мышах. Во всех опытных группах никаких отличий в состоянии и в активности не обнаружили. При вскрытии видимые изменения по сравнению с контрольной группой также не зафиксированы.

Цыплята, получавшие различные дозы нанодисперсного кремнезема (НДК), через пять дней также не отличались состоянием покрова или поведением. При вскрытии на шестые сутки после получения экстракта никаких видимых изменений по сравнению с контрольной группой не обнаружили.

Аналогичный результат получили во всех опытных группах и на мышах. Не обнаружили также никаких изменений в поведении и физиологии мышей. Массовые коэффициенты органов у исследованных животных (мышей и птицы) также не различались. Дерматотоксические пробы на кроликах, подвергшихся воздействию ацетонового и водного экстракта, не выявили никакой реакции.  Сделан вывод об общей нетоксичности геля и порошка нанокремнезёма для животных.

Испытания на хроническую токсичность.

Кремнезём  не обладает хронической и репродуктивной токсичностью для простейших. Обработка кремнеземом, не препятствовала размножению стилоннихий, что подтверждает его нетоксичность при проверке корма.

Проверена хроническая токсичность на мышах весом 20 – 22 г. В I группе вес падал у нелинейных мышей, регулярно получавших добавку кремнезема 1г/кг живой массы. При дозе 500 мг/кг падение веса было несущественным. Количество малых лимфоцитов в крови падало в 3-й и 4-й группах. Удлинение периода свертывания крови в 3-й и 4-й группах наблюдали в сыворотке животных с меньшей массой. В 4-й опытной группе и в моче исследованных животных следы белка, глюкозы, кетонов, гемоглобина не обнаружили. При вскрытии на 35 день массовые индексы мышей не менялись, у группы 4 жировая капсула вокруг внутренних органов была выражена слабее, но патологические изменения не обнаружены. В 4-й группе при вскрытии тонкий кишечник был слабо розовый, однако несколько розовее, чем в контрольной группе. При гистологии кишечника ворсинки присутствовали, наблюдали небольшое уменьшение расстояния между ними и умеренное укорочение ворсинок по сравнению с контрольной группой.

Таким образом, введение в корм мышей НДК в дозе 100 — 500 мг/кг на интересующие исследователей показатели влияния не оказывали.

Рассмотренные формы нанокремнезема (гель, порошок) не обладали токсичностью, как для простейших, так и для высших животных. Нанокремнезем из гидротермального раствора характеризуется как сорбент с высокими сорбционными свойствами, что подтверждалось как его антитоксическим влиянием  на маток, так и молодняк, в том числе при заболеваниях желудочно-кишечного тракта различной этиологии.

 Изучение токсичности нанокремнезема на пчелах.

Острая токсичность НДК изучали на 8000 пчелах карпатской породы. При нанесении на хитиновые покровы пчел в виде 10% геля контактная токсичность не обнаружена, при оральном однократном скармливании всех форм НДК индекс токсичности, равный 50 %, соответствовал дозе SiO2 не менее 100 мкг/пчелу при средней массе медоносной пчелы 0,1 г. Таким образом, НДК во всех формах практически не опасен для пчел.

3.Влияние нанокремнезема на молодняк крупного рогатого скота.

Исследовано влияние различных доз аморфного нанодисперсного кремнезема из гидротермальных растворов, введенного в рацион молодняка крупного рогатого скота молочного направления [5-9]. Изучено влияния нанокремнезема на физиологический статус этого молодняка, установлены его оптимальные дозы в рационе, оказывающие положительное влияние на энергию роста и развития животных.

Исследование проводилось на телятах холмогорской породы (20  — 540 — дневный возраст). За  период наблюдения (520) дней,  в первые 345 дней дополнительно к рациону в количестве 30, 50 и 70 г/кг сухого вещества корма вводился гель кремнезема с содержанием SiO2 10%. В контрольной группе было 15 голов, в трех опытных группах – по 10. Кремнезем давался в смеси с комбикормом. Опытные животные получали гель до 360 – дневного возраста. Рацион кормления на 70% состоял из объемистых кормов: сена, силоса и сенажа. Остальной состав рациона состоял из комбикорма, соли мела и премикса (Табл.3-6).

Таблица 3. Влияние доз кремнезема на рост, развитие и воспроизводительные функции молодняка

Screenshot_4

Таблица 4. Зависимость живой массы в различных группах от возраста.

Screenshot_5

Таблица 5. Привес в группах.

Screenshot_6Таблица 6. Зависимость прироста от возраста.

Screenshot_7

Молодняк опытных групп, получавший кремнезем, весь период опережал развитие контрольной группы в росте. К концу периода выращивания живая масса первой опытной группы превосходила контрольную на 27 кг (9,18%); вторая группа на 20 кг (6,56%). Третья опытная группа также на 3,3% превышала контрольную по живой массе, высоте в холке, глубине и ширине груди, а также в тазобедренном сочленении на 6,1, 7,4, 7,7 и 7,7%, соответственно. Телки 1-й опытной группы к шестимесячному возрасту имели лучшие показатели по высоте в холке, глубине и ширине груди, ширине в тазобедренном сочленении, косой длине туловища на 8,1, 9,3, 10,3, 10,3 и 4,4 % , соответственно. Во все возрастные периоды наибольшей живой массой отличался молодняк первой опытной группы, получавший 10% кремнезем на 30 г/кг сухого вещества корма. Показатели минерального обмена были интенсивнее у молодняка третьей опытной группы, получавшей гель в количестве 70 г/кг сухого вещества корма. Опытные животные имели развитый костяк и являлись более морфо — и физиологически зрелыми, чем животные контрольной группы, где сформировались позднеспелые мелкие животные с нереализованным генетическим потенциалом.

Screenshot_8

Рис. 2. Прирост живой массы молодняка при использовании 10% геля кремнезема из гидротермального раствора. а) –набор массы по месяцам а; б) – гистограмма распределения массы в четырех группах животных.

Важное  значение имеет соотношение в крови кальция и фосфора (Рис. 3). У здоровых животных при нормальном уровне обмена веществ этот коэффициент равен 1,6 — 2,0. Повышение показателя более 3 (снижение менее 1,5) указывает на патологию фосфорно-кальциевого обмена.

Таблица 7. Содержание кальция в сыворотке крови.

Screenshot_9

Таблица 8. Содержание фосфора в сыворотке крови.

Screenshot_10

Важное диагностическое значение имеет соотношение в крови кальция и фосфора. У здоровых животных при нормальном уровне обмена веществ этот коэффициент равен 1,6 — 2,0. Повышение этого показателя более 3 (или снижение менее 1,5) указывает на патологию фосфорно-кальциевого обмена.

Таблица 9. Отношение Ca/P в крови разных групп животных.

Screenshot_11

Screenshot_12

Рис. 3. Показатели кальций — фосфорного обмена а) кальций (ммоль/л); б) фосфор (ммоль/л); в) соотношение кальций /фосфор (г/г).

Screenshot_13

Рис. 4. Концентрация кальция и фосфора (моль/л) в крови животных при различных дозах подкорма гелем кремнезема: 0, 30, 50 и 70 г/кг (соответственно, 0, 3, 5 и 7  г/кг по SiO2). а) концентрация кальция; б) концентрация фосфора. Возраст: 90, 180, 360, 540 дней.  По горизонтали – концентрация Ca (а) и P (б), ммоль/л; по вертикали – доза геля по сухому корму, г/кг.

Анализ  соотношения Са/Р показывает, что в возрасте 180-360 дней активно усваиваются кальций и фосфор. Постепенно соотношение снижается, и при отмене молока и увеличении доли концентратов необходимо вводить в рацион больше кальция. Затем возрастает потребность в фосфоре, идущем на синтез мышечной ткани,  и  соотношение повышается.

На рис. 4 а) и б) показана концентрация кальция и фосфора в крови животных разного возраста в зависимости от количества добавляемого в корм геля кремнезема. Концентрации Ca и P в крови всегда возрастала с увеличением расхода кремнезема, в том числе в возрасте 540 дней, когда добавление кремнезема в корм было прекращено.

Результаты свидетельствуют о том, что кремнезём в виде геля в дозах 30-70 г/кг корма может быть рекомендован для молодняка крупного рогатого скота молочной направленности в возрасте до года. При этом в связи с усилением расхода микроэлементов на генез опорных тканей, особенно остеогенез, при введении нанокремнезема необходим его мониторинг и коррекция вводимого количества.

4. Производственные испытания на свиньях.

При подкорме нанокремнеземом у поросят учитывали физиологическое состояние, показатели крови, сохранность, вес [9].

При введении НДК оральным путём в дозе 0,005-0,01 г/кг живой массы (поросята, телята) получали приращение показателей:

  • живая масса как новорожденных, так и подсосных поросят за счёт нормализации минерального обмена у свиноматок возрастала на 20-40 %;
  • прочность кости при изломе возрастала на 30-50 % по сравнению с контролем;
  • выявлена тенденция к росту сохранности поросят при введении свиноматкам в первом и заключительном периоде беременности на 3,4 %, тогда как при введении в среднем периоде беременности влияние кремнезёма не выявлено;
  • средняя масса при переводе поросят из-под свиноматок, получавших кремнезём, оказалась на 9 % выше;
  • прирост массы поросят за четыре месяца на 29,4 % выше контроля;
  • кость поросят после 120 дней ввода в корм кремнезёма выдерживает большую нагрузку на излом на 17 %;
  • ввод кремнезёма в два раза повышает усвояемость кальция у свиноматок;
  • через два месяца кормления с добавкой кремнезема у поросят нормализовалось кальций-фосфорное отношение, увеличился уровень кобальта, повысился показатель фосфора в крови в полтора раза;
  • в крови, как у свиней, так и у цыплят, наблюдали достоверный сдвиг до 25 % в сторону появления больших форм лимфоцитов, что говорит о возрастании неспецифической фагоцитарно обусловленной резистентности;
  • при диарее поросят скармливание кремнезёма в дозе 0,01 г/кг в сочетании с применением антибиотиков увеличивало сохранность молодняка на 20 %, падеж молодняка снижается в четыре раза;
  • при выпойке молоком, содержащем кремнезём (50 мг/дм3), наблюдали замедление падения гемоглобина в постнатальном периоде развития поросят и телят.

5. Производственные испытания на птице.

При испытании на птице кормовой добавки НДК [10], полученного на основе гидротермальных растворов, изучали влияние на следующие показатели: продуктивность, переваримость и использование питательных веществ, укрепление костяка для повышения продуктивно­сти в дальнейшем, также возможность профилактики и снижения токсикозов и стимуляции продуктивности.

В 4-х месячном возрасте приращение живой массы птицы при дозе  геля по твердому Si02 1-2,0 г/кг относительно сухого корма составило 9,6 % по сравнению с контролем. Яйценоскость в группах с подкормом кремнеземом проявилась раньше (в возрасте 4,3 месяца) по сравнению с контролем (в возрасте 5,0 месяцев). Яйценоскость промстада повысилась на 3-4 % по сравнению с использованием рациона с добавкой токсисорба в сухой корм в тех же дозах (1-2,0 г/кг), и на 10-11 % относительно рациона с комбикормом без токсисорба.

6.Применение нанокремнезема гидротермальных растворов в рационе пчел.

При подкорме пчел нанодисперсный кремнезем (НДК) оказывает лечебно-профилактическое действие против варроатоза, укрепляет их имммунорезистентность, увеличивает силу и продуктивность семей [11]. Препарат не токсичен для растений, простейших и высших животных. При подкорме в весеннее время гелем НДК в дозе 0,25 г SiO2 на 1 кг массы пчёл в пчелосемье при концентрации SiO2 до 150 мг/л сиропа (2 кг воды и 1 кг сахара, 33,3 %) снижает инвазивность пчёл усиливает репродуктивную активность маток, суммарную массу пчелосемьи, работоспособность пчёл. Повышение силы рабочих пчёл увеличивает медосбор на 33-57,5 %. Испытания проведены на пчеле карпатской, сбор нектара и перги проводили с одуванчиков и вербы. Были испытаны дозы 0,05, 0,10, 0,15, 0,20, 0,25 г SiO2/кг (гель и порошок). Для геля наблюдали возрастающий эффект по медосбору, достигающий максимума при 0,2 — 0,25 SiO2/л. При дальнейшем увеличении дозы SiO2 (гель) медосбор прекращал увеличиваться. Для нанопорошка был заметен эффект по медосбору при 0,25 г SiO2/кг, но он был заметно ниже ниже, чем у геля. На каждой дозе подкорма кремнеземом было испытано 10 пчелосемей (в каждой семье десять тысяч пчел в двенадцати рамочном корпусе).

Максимальный прирост по товарному меду получили при даче подкормки 100 и 150 мг  на пчелосемью. Прирост составляет 61,0 и 62,6% относительно контрольной пчелосемьи.

Похожая зависимость наблюдается и по восковой продуктивности — максимальный прирост получили при даче подкормки 100 и 150 мг  на пчелосемью он составляет 51,9 и 60,5% больше к контрольной пчелосемье.

При сборе пыльцы разница между контрольной группой  и группами, получавшими кремнезем в дозах 100 и 150 мг/п.с.,  оказалась гораздо существеннее. Разница к контролю составила 347,4 % в группах получавших 100 и 150 мг/п.с. и 242,1% в группе получавшей 250 мг/п.с.

Еще более выраженные результаты получены при двукратной подкормке и массовой доли сахара в сиропе 33 %. Наибольший прирост по товарному меду получили при даче 100 мг/п.с.   — 77,8 %. Минимальный прирост  — 62,3% — при даче 150 мг/п.с.

Похожая зависимость наблюдали и по восковой продуктивности: наибольший прирост по воску получили при дозе 100 мг двукратно – 65,4 %.

Прирост продуктивности пчелосемьи по пыльце при двухкратной подкормке также возрос относительно контроля во всех группах. Наибольший прирост по пыльце составил +373,7% при даче 100 мг двукратно.

7.Повышение урожайности картофеля при применении нанокремнезема.

Для снижения потерь урожая необходим высокий уровень защитных мероприятий, включающих применение химических средств защиты (ХСЗ). Постоянно ведутся поиски снижения пестицидной нагрузки, уменьшения опасности загрязнения окружающей среды при использовании ХСЗ без снижения эффективности защитных мероприятий.

Для решения данной проблемы исследования проводятся в нескольких направлениях. Одно из них — снижение потерь пестицидов. Известно, что более 90 % вносимых в агроценозы пестицидов не достигают целевых организмов, а попадают в почву, водоемы или в урожай. Ограничить такие потери можно за счет использования пестицидов со вспомогательными веществами. Однако такие вещества не позволяют существенно снизить норму расхода пестицидов. Кроме того, они используются, как правило, только для протравливания семян. Более целесообразным является применение для этих целей кремнийсодержащих соединений [9].

Вначале были проведены испытания на фитотоксичность на водорослях и злаковых, где было установлено не токсичность НДК для растений и показано положительное влияние на корневую систему высших растений.  С учетом указанных обстоятельств было проведено изучение использования нанодисперсного кремнезема в картофелеводстве. В частности, изучено влияние предпосадочной обработки семенных клубней гелем кремнезема и  гуминами, а также вегетирующих растений на всхожесть и развитие. Оценено влияние на устойчивость обработанных растений картофеля к патогенам.

Установлено, что применение геля способствует более раннему цветению при более позднем увядании (в комбинации с гуматами вегетация продлевается на две недели). Количество обработок пестицадами можно сократить с шести до четырех. Всхожесть в ранний период была выше на 6%. Эта тенденция сохранилась. Заболеваемость гельминтоспориозно — фузариозной инфекцией при применении геля была в 4-5 раз ниже по сравнению с контрольным материалом. Урожайность картофеля при применении этого геля возрасла на 20%, а в комбинации с гумином — на 45%.

В июне-сентябре 2012 года испытаны действие геля и нанопорошка кремнезема из гидротермального раствора Мутновского месторождения. Испытания проводились на сортах картофеля Фреско (ранний) и Сантэ (средне-ранний). Перед посадкой семена обрабатывались водной суспензией с содержанием нанокремнезема 2 г/л. Плотность засева составляла 3,6-4,0 т/га, расход суспензии на обработку семян – 2 л/т. В результате расход по кремнезему составил около 16 г/га. Нанокремнезем испытывался в формах геля и нанопорошока. Результаты однократного эксперимента по изучению влияния нанодобавки на урожайность картофеля оказались следующими:

Сорт Фреско. Урожайность контрольного участка — 140 ц/г. Урожайность при добавлении геля — 160 ц/г (+ 14,3 %). Урожайность при добавлении порошка — 150 ц/г (+ 7,1 %). Наибольшее отклонение от средних показателей по четырем параллельным участкам площадью 625 м2 каждый — 12 ц/г.

Сорт Сантэ. Урожайность контрольного участка — 183 ц/г. Урожайность при добавлении геля — 248 ц/г (+ 35,5 %). Урожайность при добавлении порошка — 223 ц/г (+ 21,8 %). Среднеквадратичное отклонение по четырем параллельным участкам – 17,2 ц/г.

Таким образом, нанокремнезем в форме геля по сравнению с порошковой формой показал большую активность на обоих сортах картофеля, при этом абсолютное повышение урожайности было сильнее выражено на среднераннем сорте по сравнению с ранним сортом. Необходимо продолжение испытаний с применением нанодисперсных форм кремнезема, полученных в разных технологических режимах.

Дополнительные перспективы открывает применение нанокремнезема совместно с биокремнийорганическими регуляторами роста, например, мивал-агро.

Применение кремний содержащего препарата мивал-агро, для опрыскивания растений в период массовых всходов, обработке клубней + опрыскивание, стимулировало рост растений картофеля и способствовало увеличению высоты растений на 4,5; 5,4 см соответственно. Опрыскивание растений мивал-агро в фазу массовых всходов и бутонизации снижало поражение ростков ризоктониозом  на 0,7%, степень развития на стеблях  при первом учете – на 10,2%, втором учете – на 9,9%, поражение клубней – на 3,4% в контроле 1,5%, 17,5%, 14,4%, 6,9% соответственно. Урожайность при использовании мивал-агро увеличилась на 3,6-4,7 т/га и составила 23,4-24,5 т/га против 19,8 т/га в контроле. Содержание витамина С варьировало в пределах 7,22-10,0 мг% против 6,67 в контроле.

Использование нанодисперсного кремнезёма геля и порошка способствовало увеличению количества стеблей на 0,6 и 0,7 шт/куст при обработке клубней+опрыскивание растений в фазу массовых всходов и  опрыскивания растений в фазу массовых всходов и бутонизации, которое составило 5,4 и 5,5 шт/куст соответственно и было максимальным.

Наиболее эффективна против ризоктониоза была обработка клубней + опрыскивание растений в период массовых всходов кремнезёмом  (гель и порошок). На этих вариантах поражение ростков снизилось на 0,9%, степень развития на стеблях в период бутонизации – на 12,8% и 13,9%, перед уборкой  – на 11,1% и 11,0%, поражение клубней нового урожая — на 6,3% и 3,8% в контроле 1,5%, 17,5%, 14,4%, 6,9% соответственно. Урожайность на всех вариантах с применением кремнезёма варьировала в пределах 22,4-23,8 т/га, прибавка к контролю составила  4,0-4,6 т/га при НСР05=1,4 т/га.

При внесении кремнегеля в почву 50 кг/га на фонах минерального питания (NPK)120 и (NPK)60 отмечена минимальная  степень развития ризоктониоза на стеблях при первом и втором учёте, которая  составила соответственно 6,1 и 4,6%; 5,2 и 4,1% по отношению к фону1 = 9,1 и 7,8 %, к фону2= 9,6 и 8,4% соответственно. Внесение кремнегеля  25 кг/га на обоих фонах минерального питания не влияло на снижение заболеваемости ризоктониозом.

Из различных доз кремнезема, внесенных под картофель, наиболее  эффективной были дозы 50 и 25 кг/га (порошок) и 50 кг/га (гель), на фоне (NPK)60, поражение ростков ризоктониозом составило 0,2%, степень развития ризоктониоза перед уборкой не превышала 6,8%, поражение клубней нового урожая – 6,3%, в контроле соответственно 1,8; 14,2; 9,1%. Достоверная прибавка  урожая при внесении  кремнезёма на фоне (NPK)60  получена на всех вариантах и составила 2,3-4,0 т/га по отношению к фону (17,5 т/га).

Содержание крахмала в клубнях при внесении кремнезёма в дозе 50 кг/га порошка и геля на фоне (NPK)60  увеличилось на 2,0-1,2% по отношению к контролю, на повышенном фоне минерального питания этот показатель повысился на 1,1% при внесении кремнезёма–порошка 25 кг/га.  Максимальное накопление сухого вещества в клубнях картофеля получено при внесении кремнегеля в дозе 25 кг/га  на обоих фонах минерального питания, которое составило  22,19% против 20,76% в контроле

Повышенное содержание витамина С в клубнях отмечено при внесении кремнезёма порошка и геля в дозе 25 кг/га соответственно на фоне (NPK)120  и (NPK)60 – 10,19 и 8,33 мг% против 5,56 в контроле.

Вынос питательных веществ с гектара на фоне (NPK)60  повысился на всех изучаемых вариантах: азот на 11,74-18,52; фосфор на 11,10-2,47; калий на 33,16-38,91; магний на 0,28-2,10 кг/га. Максимальный вынос азота, фосфора, калия и кремния урожаем картофеля был на вариантах с внесением кремнезёма-порошка в дозе 25 кг/га на фоне (NPK)120, который увеличился по сравнению с фоном соответственно на 21,1, 0,89, 18,1, 0,71 кг/га.

В расчете на 1т клубней больше всего  выносится калия (5,70-6,92 кг) и азота (2,93-3,59 кг), меньше кремния и фосфора соответственно 0,32-0,83 и 0,31-0,43 кг. 

8.Испытания на других сельскохозяйственных растениях. Перспективы применения в медицине.

Многочисленные испытания показали эффективность применения гидротермального нанокремнезема ( ГНК) для повышения урожайности и скорости роста сельскохозяйственных растений: амаранта, кабачка, лука, яровой пшеницы, сахарной свеклы и др. [12-15]. Наночастицы кремнезема повышают скорость роста микроорганизмов, в том числе патогенных, что позволяет сократить сроки диагоностики резистентности микробов-возбудителей к антибиотикам [16].

Наиболее последовательные исследования по синтезу высокодисперсных кремнеземов (порошок “Орисил”,  медпрепарат “Силикс”), модифицированию их поверхности и испытанию в качестве основы медпрепаратов для лечения болезней выполнены в Институте химии поверхности (г. Киев) под руководством академика А.А. Чуйко: 1) костно-суставных болезней (дисфункции позвоночника, артрит), 2) атеросклероза, 3) в качестве энтеросорбента для вывода токсинов (в тч. числе связанных с инфекциями и вирусами [17]. Преимущества гидротермального нанокремнезема (активные поверхностные силанольные группы и более высокая химическая и биохимическая активность; более высокая скорость растворения; более высокая скорость проникновения в ткани и органы; более высокая сорбционная емкость;  наличие пор и более широкие возможности модифицирования кремнеземов биологически активными веществами позволяют рассчитывать; три варьируемых формы: золь, гель и порошок) позволяют рассчитывать на успешное пременение ГНК по уже известным и новым медицинским направлениям.

Заключение

  1. Физико-химические характеристики гидротермальных нанокремнеземов позволили достичь успешного применения золей, гелей и нанопорошков в качестве стимуляторов роста и кормовой добавки для сельскохозяйственных растений и животных. Показана нетоксичность гидротермального нанокремнезема.
  2. В качестве кормовой добавки для повышения продуктивности гидротермальный нанокремнезем проявляет при по подкорме крупного рогатого скота, свиней, кур-несушек, пчел.
  3. Применение НДК как стимулятора роста повышает урожайность картофеля, пшеницы, капусты, горчицы, лука, амаранта, топинамбура, сахарной свеклы других культур (урожайность семян и зеленой массы при обработке семян и внекорневая обработка в вегетационный период).
  4. Перспективным является использование гидротермального нанокремнезема как основы медицинских препаратов.

Список литературы:

  1. Потапов В.В., Горев Д.С., Шалаев К.С., Кашутин А.Н. Характеристики нанопорошков диоксида кремния, полученных криохимической вакуумной сублимацией золей // Химическая технология. 2015. № 10. С. 596-600.
  2. Потапов В.В., Сивашенко В.А., Зеленков В.Н. Нанодисперсный диоксид кремния: Растениеводство и ветеринария // Наноиндустрия. № 4. 2013. С. 18-25.
  3. Потапов В.В., Мурадов С.В., Сивашенко В.А., Рогатых С.В. Нанодисперсный диоксид кремния: применение в медицине и ветеринарии // Наноиндустрия. 2012. № 3. С. 32-36.
  4. Потапов В.В., Сивашенко В.А., Горев Д.С. Испытание нанокремнезема на основе гидротермального раствора на токсичность // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 95-летию со дня рождения академика АН СССР В.С. Авдуевского “Фундаментально-прикладные проблемы безопасности, живучести, надежности, устойчивости и эффективности систем” 2-4 февраля 2017 г., Елец. Елец: Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина. 2017. С. 431-443.
  5. Потапов В.В., Мурадов С.В., Сивашенко В.А., Рогатых С.В. Применение нанодисперсного кремнезема в сельском хозяйстве в качестве кормовой добавки // Материалы V-той Российской научно-практической конференции “Актуальные проблемы нанобиотехнологии и инноваций с нетрадиционными природными ресурсами и создания функциональных продуктов”, 5 октября 2009. М.: изд-во РАЕН. 2009. С. 40-43.
  6. Сивашенко В.А., Потапов В.В., Зеленков В.Н. Влияние нанокремнезема на репродуктивную функцию ремонтного молодняка молочного скота. Сборник научных трудов РАЕН “Нетрадиционные природные ресурсы, инновационные технологии и продукты”, 22 выпуск. 2015. С. 92-102.
  7. Потапов В.В., Мурадов С.В., Сивашенко В.А. Результаты экспериментов по испытания нанодисперсного кремнезема в качестве кормовой добавки в сельском хозяйстве // Сборник трудов РАЕН “Нетрадиционные природные ресурсы, инновационные технологии и продукты”. М.: РАЕН. 2010. С. 82-89.
  8. Сивашенко В.А., Потапов В.В., Зеленков В.Н. Результаты экспериментов по повышению урожайности картофеля с применением нанокремнезема // Сборник научных трудов РАЕН “Нетрадиционные природные ресурсы, инновационные технологии и продукты”. Выпуск 20. 2012. С. 134-141.
  9. Потапов В.В., Сивашенко В.А., Зеленков В.Н. Применение нанодисперсного диоксида кремния в сельском хозяйстве. Бутлеровские сообщения. 2015. Т.43. №9. С.40-48.
  10. Сивашенко В.А., Потапов В.В., Зеленков В.Н. Использование нанокремнезема в рационах кур // Сборник научных трудов РАЕН “Нетрадиционные природные ресурсы, инновационные технологии и продукты”. Выпуск 23. 2016. С. 46-54.
  11. Пичужкин И.С., Сивашенко В.А., Потапов В.В. Влияние подкормки гидротермальным нанокремнеземом на продуктивность пчелосемей Сборник научных трудов РАЕН “Нетрадиционные природные ресурсы, инновационные технологии и продукты”. Выпуск 24. 2016. С. 10-17.
  12. Зеленков В.Н., Петриченко В.Н., Потапов В.В., Карпачев В.В., Воропаева Н. Л., Лапин А.А. Испытание гидротермального нанокремнезема привнекорневой обработке вегетирующих растений амаранта // В сборнике тезисов докладов Шестой Международной конференции “От наноструктур, наноматериалов, нанотехнологий к наноиндустрии”, Россия, Ижевск, 4-6 апреля 2017. Ижевск: издательство ИжГТУ им. М.Т. Калашникова. 2017. C. 186-189.
  13. Зеленков В.Н., Петриченко В.Н., Потапов В.В., Логинов С.В. Пищевая безопасность и биологическая ценность плодов кабачка при внекорневой обработке растений наночастицами гидротермального кремнезема и комплексным препаратом силатрановой и протатрановой структуры // В сб. материалов V-той Международной научной конференции “Качество и экологическая безопасность пищевых продуктов и производств” 15-18 марта 2017 г., Тверь. Тверь: Тверской государственный университет. 2017. С. 129-132.
  14. Зеленков В.Н., Иванова М.И., Петриченко В.Н., Потапов В.В. Фотосинтетическая и биологическая продуктивность брокколи и качество кабачков при внекорневой обработке растений наночастицами кремнезема гидротермального происхождения // В сборнике материалов XII Международного симпозиума “Новые и нетрадиционные растения и перспективы их использования”, 19-23 июня 2017, Пущино. М.: Издательство российского университета дружбы народов. 2017. С. 125-127.
  15. Зеленков В.Н., Петриченко В.Н., Потапов В.В., Логинов С.В. Использование наноразмерныз структур кремнезема гидротермального происхождения и кремнийорганических препаратов нового поколения для получения продукции на основе топинамбура и амаранта новго качества // В сборнике материалов XII Международного симпозиума “Новые и нетрадиционные растения и перспективы их использования”, 19-23 июня 2017, Пущино. М.: Издательство российского университета дружбы народов. 2017. С. 216-218.
  16. Меджидова Х.М., Кашутин А.Н., Потапов В.В., Перервенко Р.В., Дворецкая Е.А., Кулешова А.В., Малышев В.В. Экпресс-метод определения антибиотико-резистентности Klebsiellae Phneumoniae // Материалы Всероссийской научно-практической конференции ”Инновации в медицинской, фармацевтической, ветеринарной и экологической микробиологии”, Санкт-Петербург, 30-31 марта 2017 г. Санкт-Петербург: “Человек и его здоровье”. 2017. С. 62-67.
  17. Медицинская химия и клиническое применение диоксида кремния. Под редакцией академика НАН Украины А.А. Чуйко. Киев: Наукова думка. 2003. 417 С.



Московский экономический журнал 2/2017

УДК 339.13

Bezymyannyj-12

Нуждина Марина Владимировна, ст. преподаватель кафедры «Сервис»

Нижегородский государственный инженерно-экономический университет, г. Княгинино

Бородавко Елена Ивановна, ст. преподаватель кафедры «Сервис»

Нижегородский государственный инженерно-экономический университет, г. Княгинино

Nuzhdina Marina Vladimirovna, art. Teacher of the «Service» department

Nizhny Novgorod State University of Engineering and Economics, Knyaginino

Borodavko Elena Ivanovna, art. Teacher of the «Service» department

Nizhny Novgorod State University of Engineering and Economics, Knyaginino

РАЗВИТИЕ ТУРИЗМА В НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

DEVELOPMENT OF TOURISM IN THE NIZHNY NOVGOROD REGION

Аннотация: В последние годы одной из наиболее активно развивающихся областей деятельности стала сфера сервиса и туризма. Сфера сервиса и туризма – динамично развивающаяся область общественных отношений и значимая отрасль современной экономики. В настоящее время туризм является наиболее перспективной отраслью мировой экономики, немаловажным направлением, оказывающее определённое влияние на развитие экономики страны, включая развитие сфер экономической деятельности: услуги туристских компаний, торговлю, связь коллективные средства размещения, производство сувенирной продукции, питание, сельское хозяйство, строительство.

Abstract: In recent years, one of the most actively developing areas of activity has become the sphere of service and tourism. Consumption of services begins to prevail over the consumption of material goods. The sphere of service and tourism is a dynamically developing area of public relations and a significant branch of the modern economy. At present, tourism is the most promising branch of the world economy, an important area that has a certain impact on the development of the country’s economy, including the development of economic activities: travel companies, trade, communications, collective accommodation facilities, souvenir production, food, agriculture, construction.

Ключевые слова: туризм, турпродукт, туристические ресурсы, туристические комплексы.

Key words: tourism, tourist products, tourist resources, tourist complexes.

На сегодняшний день одной из основных стадий развития туристического предприятия является продвижение туристического продукта, который способствует улучшению как самого предприятия так и его положение на туристическом рынке. Туристический продукт – это комплекс товаров и услуг, который необходим туристам для удовлетворения потребностей возникшие в период путешествия. В настоящее время одним из самых популярных и востребованных видов туризма является познавательный туризм, который за последнее время стали все чаще называть экскурсионным туризмом.

Туризм является катализатором социально-экономического развития регионов, одной из важнейших сфер деятельности современной экономики, направленной на удовлетворение потребностей людей и повышение качества жизни населения. Проблемой развития туризма в России является его ориентация на выезд. Выездной туризм приводит к вывозу капитала из России, создание новых рабочих мест за рубежом и приводит к тому, что туризм в российских регионов находится на низком уровне. В настоящее время в большинстве стран туризм дает от 3 до 10 % ВВП и до 40 % в особенно уникальных. Доля туризма в России достигает чуть более 1 %. Вместе с тем Россия располагает богатыми и многообразными туристскими ресурсами, которые полностью не используются [1].

Нижегородская область, по оценкам международных экспертов, входит в десятку наиболее перспективных субъектов РФ, в которых туризм может стать одной из бюджетообразующих отраслей. Это связано с тем, что Нижегородский край перспективен для самых разных видов путешествий: культурно-познавательного, круизного, лечебно-рекреационного, делового и событийного, экологического и приключенческого, сельского туризма и системы частных гостиниц, охоты и рыбалки. Анализ статистических данных о развитии Нижегородского рынка туристских экскурсионных услуг показывает, что наибольшую долю во внутреннем туризме занимает лечебно-рекреационный, культурно-познавательный и круизный виды туризма.

В Нижегородской области для туристов представлено большое количество объектов показа, один из них новый уникальный музей «Золотая хохлома» в г. Семенове — солидное двухэтажное здание в стиле архитектуры купеческих городов XVIII-XIX вв., где показаны экспозиции, посвященные знаменитым семеновским промыслам — золотой хохломе и семеновской матрешке, конференц-зал для проведения презентаций, помещения для проведения мастер-классов росписи матрешки, уютный салон-магазин.

В старинном городе Нижегородской области Городце сооружен новый музейно-туристический комплекс «Город мастеров». Он представляет собой оригинальный музей деревянного зодчества: деревянные домики созданы в стиле княжеских теремов с элементами городецкой архитектуры и украшениями в виде различных видов домовой резьбы. В туристическом комплексе показаны история, живые промыслы и ремесла городецкой земли: древняя городецкая золотная вышивка, городецкие роспись и резьба по дереву, лозоплетение и гончарное искусство, выпечка медовых пряников и др. Музейно-туристический комплекс удачно размещен на набережной и будет видим для всех теплоходов, проходящих по реке Волге, поэтому туристы с теплохода смогут посетить уникальный чудо-город.

Интересные для развития въездного и внутреннего туризма еще несколько объектов Нижегородской области: музейно-туристский комплекс «Мининская слобода» на родине организатора  народного ополчения 1612 года Кузьмы Минина в г. Балахне. Здесь представлены историко-краеведческие экспозиции и работает соляной амбар с действующими шахтами по добыче соли, также для гостей проводятся театрализованные представления, посвященные эпохе Смутного времени, славным страницам истории кораблестроения и изготовления знаменитых изразцов.

Оптический театр находится в селе Владимирское Воскресенского района, известном благодаря озеру Светлояр — уникальному памятнику природного и историко-культурного наследия федерального значения, овеянному легендой о граде Китеже. В оптическом театре представлены ряд светооптических постановок, посвященных теме Китежской Руси и непосредственно самой легенде о граде Китеже, который сокрылся под водами Светлояра и стал невидимым, но звон колоколов которого праведные люди слышат и по сей день.

Известны и традиционные центры туризма Нижегородской области: духовный центр Дивеево, где в Свято-Троицком соборе Серафимо-Дивеевского монастыря покоятся чудотворные мощи почитаемого русского святого Серафима Саровского; Арзамаса, известного благодаря детскому писателю Аркадию Гайдару и основателю первой провинциальной школы живописи Александру Ступину, воспитавшему целую плеяду талантливых художников. Также знаменито и романтичное Большое Болдино, где за три недолгих осени Александром Сергеевичем Пушкиным было написано более 50 лучших произведений.

Популярный маршрут — тур по восстановленным усадебным комплексам в Гагинском районе, посещение усадьбы барона Жомини и родового имения Пашковых в селе Ветошкино. Для любителей экстремального туризма предлагается посещение Музея горного дела, геологии и спелеологии, который расположен на уровне 70 метров под землей. Здесь происходит знакомство с историей горного дела в Нижегородской области, уникальными коллекциям минералов, и все это в окружении белоснежного сверкающего гипса и подземных речушек.

С целью поддержки и развития отрасли туризма Правительством Нижегородской области была одобрена областная целевая программа «Развитие въездного и внутреннего туризма в Нижегородской области в 2012-2018 годах», разработанная Министерством поддержки и развития малого предпринимательства, потребительского рынка и услуг Нижегородской области в целях создания в регионе конкурентоспособной туриндустрии и развития туристской инфраструктуры [2].

Важнейшими направлениями этой программы являются усовершенствование нормативно-правовой базы области «туризм», активная маркетинговая политика по продвижению нижегородского турпродукта, финансово-кредитная поддержка отрасли, развитие инфраструктуры и совершенствование состояния объектов показа, подготовка кадров. Предполагается формировать такие виды туризма как культурно-познавательный, этнографический, круизный, лечебно-рекреационный, экологический и приключенческий, сельский, религиозный, деловой и событийный, охотничий и рыболовный.

Развитие въездного и внутреннего туризма в Нижегородской области определено рядом факторов:

Во-первых, имеющимся в Нижегородской области большого туристского потенциала в направлении круизного, лечебно-рекреационного, делового культурно-познавательного, экологического и сельского туризма, рыбалки, охоты и наличием всемирно популярных центров таких, как Нижний Новгород, Дивеево, Большое Болдино, Семёнов, Городец, озеро Светлояр, Арзамас, Павлово, Казаково, Чкаловск, Балахна.

Во-вторых, формирование въездного и внутреннего туризма необходимо в связи с тем, что города Нижегородской области будут входить в маршрут «Большое золотое кольцо России». Маршрут частично повторяет путь движения Нижегородского ополчения 1612 года.

В-третьих, необходимость Программы определена мировыми и общероссийскими позитивными тенденциями развития въездного и внутреннего туризма как одной из самых динамично развивающихся отраслей мировой экономики и создающему новые рабочие места.

В-четвертых, актуальность развития въездного и внутреннего туризма определена конкуренцией со стороны российских регионов. Развитие туризма в регионах РФ показало результативность финансирования программ, что привело к увеличению бюджетов на их реализацию в 10 и более раз.

Задачи программы:

  • увеличение туристского потока в Нижегородскую область;
  • привлечение инвестиций на развитие материальной базы туриндустрии;
  • развитие туристских центров Нижегородской области и формирование конкурентоспособного турпродукта.

Предполагается совершенствование закона Нижегородской области «О туристской деятельности на территории Нижегородской области».

В целях развития конкурентоспособного туристского продукта вводится система кредитно-финансового содействия предприятий туриндустрии и субъектов предпринимательства в виде компенсирования части процентной ставки по кредитам коммерческих банков направляемым на:

— приобретение транспортных средств и комфортабельных автобусов для транспортирования туристов,

— организация сети туристических сервисных комплексов, в каждом из которых будут: кафе, сувенирная лавка, туалеты, автосервис, автостоянка, информационно-справочная служба, дополнительно: гостиница, магазин автозапчастей и сопутствующих товаров, оздоровительный комплекс.

Предполагается, что туристические сервисные комплексы будут размещаться на главных туристских маршрутах.

За время действия программы проведено большое количество мероприятий для развития внутреннего и въездного туризма в Нижегородской области. Но на конец 2016 года, по данным аналитического агентства ТурСтат Нижегородская область не вошла в рейтинг самых популярных туристических регионов России. Наиболее развитым видом туризма в области остается паломнический туризм, о чем свидетельствует рейтинг популярных для паломничества мест и регионов России. Также Нижегородская область занимает пятое место из десяти российских городов, популярных для путешествий на летние выходные. По данным ТурСтат, наибольшей популярностью в России пользуются речные круизы и Нижегородская область в рейтинге пятнадцати городов, популярных для круизного туризма в России занимает третье место, уступая лишь Москве и Санкт- Петербургу. Таким образом, можно сделать вывод, что за время действия программы «Развитие внутреннего и въездного туризма в Нижегородской области» прогресс наблюдается в и без того популярных туристических направлениях области.

Сфера туризма является мощный показателем развития экономики. Эта сфера дает колоссальный доход в бюджет государства. Попутно с развитием сферы сервиса и туризма развивается инфраструктура, увеличивается приток иностранных инвестиций, также развитие способствует появлению большого количества рабочих мест для местного населения.

Это особенно актуально для регионов России. Нижегородская область имеет огромное количество достопримечательностей и уникальных в своем роде историко – культурных, природных мест, поэтому необходимо развивать как въездной, так и внутренний туризм.

Список использованной литературы

  1. Челнокова, Е.А. Событийный туризм Нижегородского региона[Тескт]/Е.А. Челнокова, Н.Ф. Агаев, Е.А. Коровина, Н.М. Сомова// Фундаментальные исследования. – 2016.- № 6-2. – с. 484-488.
  2. Официальный сайт Правительства Российской Федерации, режим доступа [web: http:// government.ru].
  3. Международная туристская академия [Электронный ресурс]. – URL: http://www.intacadem.ru/.
  4. Отчёт о состоянии туризма в регионах РФ [Электронный ресурс]. – URL: http://analytical-report.ru/2010.
  5. Биржаков М.Б. Введение в туризм. – 9-е изд., перераб. и доп. – СПб.: Издательский дом Герда, 2007. – С. 8.
  6. Здоров А.Б. Экономика туризма : учеб.-метод. пособие. – М.: Финансы и статистика, 2009. – 272 с.
  7. Шарафанова Е.Е. Спортивно-событийный туризм и развитие территорий / Е.Е. Шарафанова, Е.В. Печерица, А.М. Житлов. – СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2014. – 155 с.
  8. Аналитическое агентство ТурСтат [Электронный ресурс]. – Электрон. дан. – Режим доступа : http://turstat.com.
  9. Анализ государственного регулирования и проблемы современного потребительского рынка  Свердловской области. Миронов Д.С., Баранова Н.В. Московский экономический журнал – Москва 2017. — №2. 0,4 п.л.



Московский экономический журнал 2/2017

Bezymyannyj-12

 

Информационные технологии и формирование культуры инноваций

Information technology and the formation of an innovation culture

Альмимар Хайдар Хаммуди , магистр

Казанский (Приволжский) федеральный университет

Almimar Haider Hammoodi

Аннотация. В современных условиях все более важную роль во всех сферах деятельности играет уровень развития информационных продуктов и услуг. Возникновение и совершенствование достижений в этой области связано с научно-техническим прогрессом. Постоянный рост интенсивности информационных потоков и объемов обрабатываемой информации требует непрерывного обновления знаний и повышения квалификации специалистов. Для этого, в частности, требуется совершенствование и формирование культуры инноваций.

Summary. In modern conditions, the level of development of information products and services plays an increasingly important role in all spheres of activity. The emergence and improvement of achievements in this area is associated with scientific and technological progress. The constant increase in the intensity of information flows and the volume of information processed requires continuous updating of knowledge and professional development of specialists. For this, in particular, it is necessary to improve and form a culture of innovation.

Ключевые слова: информационные технологии, инновации, культура инноваций, управление, система.

Key words: information technologies, innovations, culture of innovations, management, system.

Что такое информационные технологии и «с чем их едят»:

Термин «информационная технология» базируется на достаточно устойчивом понятии «технология», которое появилось в научно-техническом обороте в связи с проблемами организации производства.

В понятии «информационная технология» следует выделить три основные составляющие:

  • объект воздействия (в приведенном определении – это сырье, материал, полуфабрикат, т. е. материальный ресурс);
  • результат воздействия (изменение состояния, свойств, формы объекта воздействия);
  • методы воздействия (обработка, изготовление, изменение – процессы, приводящие к искомому результату воздействия).

Расширяя перечень ресурсов, рассматриваемых в качестве объекта воздействия, получаем соответствующее расширение и состава технологий: если объектом воздействия является энергия, то мы получаем энергетические технологии (передача энергии, преобразование энергии и т. п.); финансовые ресурсы в качестве объекта воздействия обусловливают финансовые технологии (операции на рынке ценных бумаг, валютные операции, кредитование и т. п.); кадровые (людские) ресурсы в качестве объекта воздействия порождают технологии обучения, совместной работы в рамках единых коллективов и т. п.

Таким образом, информационная технология — это совокупность методов и средств целенаправленного изменения каких-либо свойств информации.

Назначение информационной технологии – производство информации для ее анализа человеком и принятия на его основе решения по выполнению какого-либо действия. Таким образом, информационные технологии предназначены для оптимизации процесса сбора, хранения и обработки информации, снижения трудоемкости использования информационных ресурсов, повышения обоснованности управленческих решений за счет интеграции и своевременного обновления информации, применения новых форм информационной поддержки любых видов деятельности.

Основными свойствами информационной технологии являются следующие: целесообразность; наличие компонентов и структуры; взаимодействие с внешней средой; целостность; развитие во времени.

Кроме того, информационные технологии обладают следующими отличительными свойствами, знание и использование которых крайне важно для жизни и развития общества:

  1. Позволяют активизировать и эффективно использовать информационные ресурсы общества, которые сегодня являются наиболее важным стратегическим фактором его развития. Активизация, распространение и эффективное использование информационных ресурсов (научных знаний, открытий, изобретений, технологий, передового опыта) позволяют получить существенную экономию других видов ресурсов: сырья, энергии, материалов и оборудования, людских ресурсов, социального времени.
  2. Позволяют оптимизировать и автоматизировать информационные процессы, занимающие все более значительное место в жизни общества. Человечество переживает этап становления информационного общества, в котором объектами и результатами труда большинства занятого населения становятся не материальные ценности, а информация и научные знания. В развитых странах большая часть занятого населения в той или иной мере связана с подготовкой, хранением, обработкой и передачей информации, вследствие чего вынуждена осваивать и практически использовать соответствующие этим процессам информационные технологии.
  3. Информационные процессы — важный неотъемлемый элемент сложных производственных или социальных изменений, информационные технологии часто выступают в качестве компонентов соответствующих производственных или социальных технологий, при этом обычно они включают в себя наиболее важные, «интеллектуальные» функции этих технологий.
  4. Информационные технологии крайне важны для обеспечения информационного взаимодействия между людьми, а также в системах подготовки и распространения массовой информации. Помимо традиционных средств коммуникации (телефон, радио, телевидение), в социальной сфере все более широко используются системы электронных телекоммуникаций: электронная почта, факсимильная передача информации и другие виды связи. Эти средства находят все новых приверженцев в современном обществе, так как они не только создают большие удобства, но и снимают многие производственные, социальные и бытовые проблемы, вызываемые процессами глобализации и интеграции мирового сообщества, расширением внутренних и международных экономических и культурных связей, миграцией населения и его все более динамичным перемещением по планете.
  5. Информационные технологии занимают центральное место в развитии системы образования и культуры общества. Практически во всех развитых и во многих развивающихся странах компьютерная и телевизионная техника, учебные программы на оптических дисках и мультимедиа технологии становятся привычными атрибутами не только высших учебных заведений, но и обычных школ системы начального и среднего образования. Использование обучающих информационных технологий оказалось весьма эффективным и в системе самообразования, продолженного обучения, а также в системах повышения квалификации и переподготовки кадров.
  6. Информационные технологии играют ключевую роль в процессах получения и накопления новых знаний. Традиционные методы информационной поддержки научных исследований (накопление, классификация и распространение научно-технической информации) сменяются новыми, основанными на использовании вновь открывающихся возможностей информационной поддержки фундаментальной и прикладной науки. Современные информационные технологии базируются на теории искусственного интеллекта, методах информационного моделирования, когнитивной компьютерной графики, позволяющих найти решения плохо формализуемых задач, а также задач с неполной информацией и нечеткими исходными данными.

Таким образом, информационные технологии в силу своих отличительных свойств тесно связаны с инновациями, инновационной деятельностью и инновационной культурой в различных сферах деятельности.

Связующие звенья в понятиях «информационные технологии» и «инновации»: новые средства и методы; новые решении, которое возникает на индивидуальном, групповом или организационном уровнях; принятие и использование новых идей, процессов, продуктов и услуг; новые знания и применение новых технологий.

Под инновацией принято понимать некоторое новшество в сфере технологических разработок, реализации управленческих решений, организации бизнес-процессов, которое базируется на использование передовых достижений в различных сферах науки. Примеры инноваций могут наблюдаться, таким образом, в самых разных хозяйственных отраслях. Важный критерий признания того или иного решения инновационным — принципиальное улучшение того или иного технологического или управленческого процесса при его внедрении.

Как отмечают некоторые современные экономисты, организация инновационной деятельности – это создание организационной структуры хозяйствующего субъекта, осуществляющего инновационную деятельность. К важнейшим функциям структуры организации относятся: получение и классификация научно-технических разработок; повышение квалификации кадров; получение научно-технических сведений из внешних источников; совместная работа сотрудников организации с подразделениями маркетинга; информационный обмен внутри организационной структуры; развитие и стимулирование творческого подхода к решению поставленной цели.

В организации важно правильно формировать инновационную организационную культуру.

Что такое культура инноваций?

Культура инноваций — это сумма привычек, норм и убеждений сотрудников, способствующих принятию и адаптации новых идей, практик и процессов, существенно повышающих ценность деятельности по созданию инноваций.

Культура Инноваций – это лучшие практики, которые уже сейчас успешно работают по всему миру, позволяя компаниям становиться лидерами и сохранять позиции в постоянно меняющемся мире.

Культура Инноваций – большой прорыв в бизнесе.

Количество изменений начинает расти в геометрической прогрессии. Это значит, что у бизнеса пропадает возможность подстроиться под рынок, так как время, затраченное на перестройку, слишком велико, а изменения происходят все чаще. Решения, которые помогали оставаться компании на плаву, больше не могут нести ту же пользу и будут устаревать, не дождавшись полноценного внедрения. Компаниям необходимо не просто совершенствовать свои продукты. Им придется радикально меняться все чаще и чаще. Такие кардинальные перемены невозможно просчитать, они требуют творческого подхода и мгновенной реакции, ведь необходимо не просто придумать, «как» необходимо заглянуть в будущее и представить «что».

Необходимо отметить, что формирование и изменение инновационной культуры происходит под влиянием многих факторов. По мнению Э. Шейна выделяют следующие факторы, определяющие процесс формирования инновационной культуры. Так, формирование инновационной культуры связано, прежде всего, с развитием и реализацией творческого потенциала самого работника. В тоже время существует множество других факторов, учет и активное использование которых может существенно способствовать повышению эффективности инновационной деятельности.

Именно инновационная культура обеспечивает восприимчивость людей к новым идеям, их готовность, способность поддерживать и реализовывать новшества во всех сферах жизни. Инновационная культура, как считает А. Николаев, отражает целостную ориентацию человека, закрепленную в мотивах, знаниях, умениях и навыках, а также в образах и нормах поведения. Она показывает, как уровень деятельности соответствующих социальных институтов, так и степень удовлетворения людей участием в них и его результатами.

Стимулирующую роль должно играть и явление так называемого культурного запаздывания, когда возникает противоречие из-за отставания перемен вне материальной сферы (новшеств и нововведений в управлении, праве, организации) от трансформации в материальной культуре (новшеств и нововведений в науке и технике).

Формирование инновационной культуры связано, прежде всего, с развитием творческих способностей и реализацией креативного потенциала самого человека – ее субъекта. В то же время существует множество других факторов и условий, учет и активное использование которых может существенно способствовать эффективности инновационной деятельности.

При высоком уровне инновационной культуры общества в силу взаимокорреляции, взаимозависимости ее частей изменение одной составляющей вызывает быстрое изменение других. В условиях инновационной стагнации необходим мощный организационно-управленческий и правовой импульс, чтобы заработали механизмы саморегулирования. Для этого требуется превращение развития инновационной культуры в организованный, упорядоченный процесс с определенной структурой отношений, правилами поведения, ответственностью участников. Речь идет о необходимых мерах консолидации, поскольку нужно в короткие сроки решить крупные общественно значимые вопросы.

Основными аспектами формирования и развития инновационной культуры в организации выступают:

  1. Наличие системы обратной связи, стимулирующей творческую активность работников (положительный отзыв потребителя).
  2. Децентрализованная структура управления, гибкость и быстрая реакция на рыночные изменения.
  3. Четкое представление руководства о стратегии развития, целях и задачах, доведение их до конкретных исполнителей.
  4. Постоянное повышение квалификации работников, обучение смежным профессиям (расширение фронта работ).
  5. Создание системы коммуникаций в организации, поддержание установления неформальных связей, по возможности – «виртуальных».
  6. Генерация идей, поощрение их критики, атмосфера соперничества.
  1. Формирование прозрачной системы мотивации, возможности карьерного роста.

Существенной составляющей успешного внедрения инновационных технологий является создание благоприятной инновационной культуры в коллективе (она рассматривается как часть организационной стратегии). Благоприятная инновационная культура пробуждает невероятную энергию, инициативу и ответственность, связанную с достижением чрезвычайно высоких целей. Однако, как утверждают эксперты, в современных условиях многие фирмы такой культурой не владеют.

Итак, научные знания, технологии и инновации, несмотря на свою важность во все времена, в современных условиях превращаются в критические факторы экономического роста организаций, а инновационная культура служит необходимым источником создания вышеперечисленных факторов. Следовательно, вопросам развития инновационной культуры, а именно – вовлечение работников в процесс принятия решений, усиление творческого характера труда, создание благоприятных условий для трудового процесса, создание положительного имиджа организации, удовлетворение потребностей заказчиков, развитие взаимоотношений с партнерами и т.п., необходимо уделять особое внимание.

Список литературы

  1. Акперов И.Г. Информационные технологии в менеджменте: Учебник / И.Г. Акперов, А.В. Сметанин, И.А. Коноплева. — М.: ИНФРА-М, 2012. — 400 с.
  2. Анисимов Ю.П. Менеджмент инноваций: Учебное пособие / Ю.П. Анисимов, В.П. Бычков, И.В. Куксова — М.: НИЦ ИНФРА-М, 2015. — 147 с.
  3. Гагарина Л.Г. Информационные технологии: Учебное пособие / Л.Г. Гагарина, Я.О. Теплова, Е.Л. Румянцева и др.; Под ред. Л.Г. Гагариной — М.: ИД ФОРУМ: НИЦ ИНФРА-М, 2015. — 320 с.
  4. Ермакова А.Н. Богданова, С.В. Информационные технологии [Электронный ресурс]: учебное пособие / С.В. Богданова, А.Н. Ермакова. — Ставрополь: Сервисшкола, 2014. — 211 с.
  5. Ефимов, В.В. Рост и формирование инновационной культуры организации / В.В. Ефимов. — Ульяновск: УлГТУ, 2011. — 116с.
  6. Информационные технологии: Учебное пособие / Е.Л. Румянцева, В.В. Слюсарь; Под ред. Л.Г. Гагариной. — М.: ИД ФОРУМ: НИЦ Инфра-М, 2013. — 256 с.
  7. Ушкин, С.Г. Рутинизация информационных технологий как фактор формирования культуры инновационного мышления [Электронный ресурс] / С.Г. Ушкин. — Электрон. журн. — Мониторинг общественного мнения, 2014. — Режим доступа: http://www.academia.edu/7112677/, свободный. — Электрон. версия печ. Публикации
  8. Федотова Е.Л. Информационные технологии в профессиональной деятельности: Учебное пособие / Е.Л. Федотова. — М.: ИД ФОРУМ: НИЦ ИНФРА-М, 2015. — 368 с.
  9. Черников Б.В. Информационные технологии управления: Учебник / Б.В. Черников. — 2-e изд., перераб. и доп. — М.: ИД ФОРУМ: НИЦ ИНФРА-М, 2014. — 368 с.
  10. Что такое инновации? Примеры, виды инноваций [Электронный ресурс] /. — Электрон. журн. — новости и общество, 2016. — Режим доступа: http://fb.ru/article/249294/chto-takoe-innovatsii-primeryi-vidyi-innovatsiy, свободный. — Электрон. версия печ. публикации