Мобилизационная инициатива мясной отрасли Российской федерации

УДК 637.5
Мушег Мамиконян,
Президент Мясного Совета ЕЭП (Единого Экономического Пространства),
лауреат Государственной премии Российской Федерации в области науки и техники

В статье рассмотрена необходимость пересмотреть стратегические планы пищевых отраслей РФ и стимулировать принцип самодостаточности по основным источникам питания и по продуктовым запасам, расставить приоритеты не по товарам и их категориям, как это делали до сегодняшнего дня и будет делать рынок (товароведы и маркетологи), а по государственному  –  научно и обоснованно в парадигме «мобилизационной достаточности».

S u m m a r y 

In article need to revise strategic plans of food branches of the Russian Federation and to stimulate the principle of self-sufficiency on the main sources of food and on grocery stocks, to place priorities not on goods and their categories is considered as it was done till today and will do the market (commodity researchers and marketing specialists), and on the state – scientifically and reasonably in a paradigm «to mobilization sufficiency».

Ключевые слова: мясная отрасль, интеграция, импортозамещение, продовольственная безопасность.

Keywords: meat industry, integration, substitution, food security.

 Новый мир

К 2015 г. мир и, вследствие сегодняшних реалий, мясной рынок РФ подошли с такими выводами, которые не могли прийти в голову не только аналитикам, но и футуристам. С возмущением, раздражением и досадой констатируем, что мы вынуждены жить в новой политической и экономической ситуации, из которой все выходы проблематичны, и риски уже не теоретические.

Вовлечение санкций и других экономических ограничений в политическое противостояние говорит о глобальном, неразрешенном конфликте между странами, влияющими на судьбы человечества.

Созданная ситуация не может быть полностью отыграна обратно, так как два проблематичных узла – политический и экономический, переплетены настолько, что их невозможно развязать даже по формальным процедурным причинам.  К примеру: из-за невозможности консенсуса по отношению к РФ среди всех 28 стран ЕС, или по внутриполитическим, электоральным причинам, как в США.

Из этого следует, что РФ будет еще долго находиться в условиях, неприемлемых для быстрого роста, с негативными социально-экономическими последствиями, у которых есть конкретно воспринимаемый виновник – «совокупный Запад».

По всей видимости, текущий цикл исторического развития привел к развалу равновесия, сложившегося в мире. А непримиримость политических позиций сторон конфликта может привести к «холодной войне», может быть даже уже и привела.

В условиях сверхнапряженности  может запуститься необратимый процесс самоуничтожения, погрузив северное полушарие планеты в  «долгую зиму», так как соблазн разрубить сложные узлы наиболее простым способом может быть как фатально осознанным, так и спонтанным.  Возможно, это слишком пессимистичное заявление отраслевого аналитика, негодующего по поводу бессилия политиков, которое, хочется верить, будет далеко от реалий. Нам же надо достойно прожить этот период и стараться обеспечить надежное развитие отечественной мясной отрасли, которое в максимальной степени отвечало бы мобилизационным параметрам.

Необходимо пересмотреть стратегические планы пищевых отраслей РФ и стимулировать принцип самодостаточности по основным источникам питания и по продуктовым запасам, расставить приоритеты не по товарам и их категориям, как это делали до сегодняшнего дня и будет делать рынок (товароведы и маркетологи), а по государственному  –  научно и обоснованно в парадигме «мобилизационной достаточности». Для этого следует проанализировать текущую структуру производства продуктов питания с точки зрения пищевой и биологической ценности (белков/жиров/углеводов).

С производством отечественных пищевых жиров (масел) и углеводов у нас относительно хорошо. Россия является экспортером зерна, растительных масел, а это означает, что растительных белков и жиров (масел), а следовательно, калорий у нас производится в избытке.

В структуре же производства белков (что очень важно) мы имеем некоторый дисбаланс. К примеру: при экспорте более 25 млн т зерна, страна экспортирует в пересчете около 250 тыс. т белка растительного производства.

Но одновременно РФ импортирует мясо и молоко. Очень показательно, какими темпами снижается импорт мяса и, как следствие, импорт животного белка:

2013 г. – около 2,2 млн т мяса – 374 тыс. т животного белка;

2014 г. –  1,3 млн т мяса – 221 тыс. т животного белка;

2015 г. – 0,8 млн т мяса – 136 тыс. т животного белка (проектировка);

2016 г. – 0,5 млн т мяса – 85 тыс. т животного белка (проектировка).

В  2014 г. РФ импортировала около 221 тыс. т животного белка (≈17% от 1,3 млн  т), а к 2016 г. импорт упадет до 0,5 млн т мяса всех видов, что соответствует 85 тыс. т животного белка. То есть происходит уменьшение зависимости от импорта по белку мяса в 2,5 раза! (рис. 1).

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.22.19

Рис. 1. Динамика производства и импорта мяса в РФ, тыс. т

Однако проблема самообеспеченности белком животного происхождения на этом не исчерпывается. За исключением баланса рыбной продукции, который в нашу пользу, то есть мы нетто-экспортеры, есть проблема  нетто-импорта молочного белка. Таким образом,  РФ становится нетто-импортером белка животного происхождения,  именно из-за импорта молока, и эту проблему надо решать!

Являясь крупным импортером молочной продукции, РФ ввозит в пересчете на молоко около 9 млн т продукции, что в пересчете на белок  составляет около 300 тыс. т. Таким образом, мы видим очевидную уязвимость РФ по самообеспечению  именно  молочным белком.

В рамках существующей парадигмы без понимания алгоритмов взаимозаменяемости в потреблении разных источников животного белка, без взаимовыгодных договоренностей, в частности с Белоруссией, как партнером по ЕАЭС, данная проблема не решается и не может быть решена. Этот вопрос требует отдельного межотраслевого обсуждения и осознания.

Совершенно очевидно, что товароведческий подход к планированию и стимулированию производства тех или иных источников животного белка (крупный рогатый скот, свиньи, птица и т.п.) становится в мобилизационной парадигме абсолютно неприемлемым.

А что становится существенным? Каковы критерии,  которыми следует руководствоваться в животноводстве и птицеводстве при развертывании предлагаемой мобилизационной программы развития АПК?

Эти критерии очевидны:

1) скорость достижения самообеспеченности;

2) минимальность абсолютных затрат государственного бюджета на производство единицы белка животного происхождения;

3) рост государственных резервов «белка животного происхождения» в хранении в наиболее готовом к употреблению виде, то есть консервированной продукции из мяса.

По всем критериям явное преимущество имеет развитие отечественного птицеводства. Кроме этого, мясо птицы – это и инструмент быстрого и легко достигаемого импортозамещения на рынке говядины и свинины.

С целью устранения недостаточной информированности некоторых коллег надо отметить, что взаимозаменяемость видов мяса достаточно мобильна. В силу более низкой себестоимости и цены,  мясо бройлера, как источник белка животного происхождения, вытесняет другие источники мяса, в том числе и импортируемое – говядину, свинину; а постное мясо  индейки и уток по потребительским и функциональным свойствам превосходит красное мясо и востребовано как промышленными потребителями, так и покупателями в рознице. Это доказанный факт и на российском рынке.

Динамика структуры потребления источников животного белка по группе мяса с 2002 по 2014 г. в РФ (рис. 2) является очевидным иллюстрированным примером, помогающим лучше понимать процессы в отрасли.

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.22.26

Рис. 2. Динамика структуры потребления мяса (от иррационального к рациональному)

Мясо птицы (бройлер/индейка/утка) наступательно вытесняет красное мясо, и так будет продолжаться дальше. Это данность, которая не требует обсуждения, ее нужно просто учитывать и приводить в соответствие свои действия в «коридоре» этих параметров. Это происходит потому, что это рационально  с точки зрения поведения потребителей, а значит и рынка.

С большой убежденностью можно утверждать, что отечественная птицеводческая отрасль в ближайшие 2 года увеличит свою долю на рынке потребления мяса более чем на 50%. При этом  доля импорта мяса всех видов уменьшится с 22%  в 2013 г. до менее 5%  от общего потребления в РФ к 2017 г.

Невозможно не согласиться с тем, что в сложившихся макроэкономических условиях рациональное поведение потребителей усилится.  Уверен, что элементы пока еще «странного спора» и особенно неэтичные публичные обсуждения  ассортимента:  мраморной говядины, фуагра или вяленых окороков, отодвинутся на задний план, и государственное финансирование производства такого типа продуктов будет признано расточительством.

Сделано в России

Предполагаемые нами решения по «мобилизационной стратегии» – это темы для обсуждения и расширения знаний тех коллег, которые влияют на принятие стратегических решений в продовольственной сфере.

Под воздействием макроэкономических факторов потребление мяса в РФ в ближайшие 2 года будет снижаться, а импорт будет вытесняться. Такие корреляции наблюдались и в 2008 г., и в 1998-1999 гг. (рис. 3).

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.22.32

Динамика производства и импорта мяса в РФ, тыс.тонн

Рис. 3. Динамика потребления мяса, реальных доходов, ВВП на душу населения в РФ

Вытеснение импорта будет происходить в первую очередь за счет роста отечественного производства мяса, а также уменьшения его потребления, но до приемлемых уровней, достигнутых к  2007-2008 гг. Это около 9-9,5 млн т, что означает около 65-70 кг на душу населения. Это вполне приемлемый уровень в данных обстоятельствах, в созданном историческом, экономическом контексте.

Самое опасное для отечественного мясного сектора в предстоящий период – чувствительность к внутреннему спросу, особенно если потребление  будет ниже отметки общего производства мяса в России! (рис. 4).

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.22.42

Рис. 4. Инвариантность развития мясного рынка РФ (соотношение производства и потребления), тыс. т

Такая ситуация может привести к резкому снижению цен и разорению компаний. Когда есть небольшой импорт, то, при необходимости, правительство может  разными легальными способами «вытеснять» ввоз продукции и поддерживать цену для комфортного развития отечественных компаний. Очевидно, что уже к 2016 г. РФ будет производить около 9,2 млн т мяса, обострится конкуренция на рынке, под существенным давлением цены будут снижаться (рис. 5).

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.22.47

Рис. 5. Этапы роста конкуренции и изменения доходности

Важнейшими тезисами «мобилизационной стратегии», предлагаемыми нами, являются:

1. Использование субсидированных кредитов в сельском хозяйстве. В связи с бюджетными ограничениями и новыми условиями, обусловленными очевидным падением спроса, стратегию развития птицеводства и животноводства предлагается перевести в модель «Органического роста». Оставаясь в рамках выделенного (запланированного) бюджета на мясной сектор РФ, считаем необходимым его перераспределение согласно изложенным ранее параметрам «мобилизационной стратегии». Это означает, что программа по поддержке (субсидирование ранее выданных кредитов, вошедших в программу) должна продолжаться, а выделение средств «развития» на новые проекты в птицеводстве и животноводстве должно быть приостановлено, за исключением: 

-проектов развития птицеводства и свиноводства в «Зонах опережающего экономического развития»;

-оказания государственного содействия в генетических проектах совершенствования животных и производства отечественных ветеринарных препаратов. Это необходимо для снижения политических рисков.

2. «Меры дополнительной продовольственной помощи» для нуждающегося населения. В сложившихся условиях это наилучшая возможность помощи как для потребителей, так и для производителей продовольствия.

Государственные средства  можно направить на программы дополнительной продовольственной помощи населению. Самые важные социально-экономические вопросы сегодня – цены и инфляция. Государство вынуждено занимать дуалистическую позицию. Российская экономика остается рыночной, но одновременно мы пытаемся давить на цены, чтобы они не были высокими, якобы «спекулятивными».

Все надо решать в другой плоскости. Есть удачные апробированные международные примеры, когда основную часть бюджета на поддержу сельского хозяйства реализуют через продовольственную помощь населению, которое нуждается в ней.

Это способ через  «зеленую корзину», которая не ограничивается соглашениями ВТО, позволяет поддержать аграрный сектор и отделить социальные проблемы, социальные нужды общества, требующие решения,  от рыночного ценообразования.

В «мобилизационной инициативе» предлагается часть средств, которые идут на поддержание аграрного сектора, в том числе направить на социальные нужды малообеспеченных слоев  населения. Цены на продовольствие будет формироваться в своих рыночных пропорциях, а нуждающиеся люди будут получать бесплатные калории и частично бесплатные белки.

В качестве «Дополнительной продовольственной помощи»  на первом этапе должны быть введены категории товаров, которые  мы экспортируем  –  крупы и растительное масло (это чрезвычайно важно!).

Такой подход обеспечит малообеспеченные слои населения необходимыми пищевыми калориями через продукты, которые у нас в стране есть в избытке. Стандартность веса и расфасовки таких продуктов, длительность срока хранения, удобность в логистике, не требующих наличия холодильных мощностей для отдаленных территорий,  позволят легко и с наименьшими затратами осуществлять эту помощь для обширных, отдаленных территорий, и это тоже принципиально важно!

Освободившиеся личные средства население сможет направить на приобретение других белковых продуктов, в том числе молока, мяса, рыбы.

Эти предложения частично поддержаны и, по всей видимости, будут реализованы Правительством РФ.

Проект следует разделить и вводить в два этапа. Включение  мясных, молочных и других продуктов на первом этапе приведет к сложности в управлении программой «дополнительной помощи», ухудшит администрирование, и, в конечном итоге, скомпрометирует программу. Возникнет огромный круг лоббистов, желающих провести свой товар в проект «дополнительной продовольственной помощи». По этой причине для апробации нужна этапность.

3. Одновременно предлагается срочно вступить в переговорный процесс с правительствами государств ЕАЭС с целью создания общей модели поддержки животноводства и птицеводства в рамках ЕАЭС, опирающейся на разумную специализацию аграрных экономик, учитывающих как природные условия, так и достигнутые компетенции соответствующих подотраслей в каждой из стран ЕАЭС.

Такое решение (взамен существующей формальной координации планов развития) будет реальным, эффективным шагом для роста конкурентоспособности мясной отрасли относительно внешнего импорта.

В существующих же условиях «Формальной координации планов развития сельского хозяйства» мы имеем внутри рынка ЕАЭС «конкуренцию бюджетных возможностей» правительств стран Союза  по поддержке тех или иных подотраслей мясного сектора. Это крайне неразумно, расточительно и не соответствует здравому смыслу при условиях единого таможенного пространства! Самый очевидный пример – молочная отрасль.

4. Резервы. Безусловным приоритетом в мобилизационной инициативе выступает предложение по пересмотру структуры и количества резервов страны. Хранение сырого мяса является архаичным  и затратным способом формирования резервов. По группе мяса и мясопродуктов очевидна необходимость увеличения объемов и доли мясных консервов в структуре запасов.

В критических условиях и даже для текущего потребления и обычного оборота резервов значительно дешевле, безопаснее, мобильнее хранить мясо в виде продуктов полной готовности – консервной продукции.

Из видов мяса, производство которых в значительной степени надежно налажено в РФ – это мясо птицы. Оно в отличие от свинины потребляется всеми категориями потребителей вне зависимости от этнической (религиозной) принадлежности (рис. 6).

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.22.54

Рис. 6. Динамика цен оптовых поставок основных видов мяса в РФ, руб./кг

Консервная продукция из отечественного мяса птицы – это безальтернативная, надежная, стратегически важная продукция, доля которой в структуре резервов должна быть обоснованно увеличена. Это позволит:

-Уменьшить импорт говядины (заказ Росрезерва косвенно формирует спрос  и,  значит, импорт говядины). Государство отойдет от участия на рынке говядины с выраженной сезонностью и волатильностью.

-Значительно уменьшить потребность складских площадей, особенно дорогостоящих холодильных мощностей. Освобожденные холодильные мощности можно передать в использование для хранения отечественной рыбы и обеспечения равнодоступности рыбной продукции по всей территории РФ вне зависимости от сезонности.

-Увеличить на 30% количество полезных свойств (пищевая и биологическая ценность) в единице объема хранения.

-Сэкономить затраты на хранение. По сравнению с замороженным мясом стоимость хранения 1 т консервов может быть ниже в 4 раза, а с ростом стоимости энергоносителей эта разница будет только увеличиваться.

-Устранить возможные проблемы использования замороженного мяса в кризисных условиях, так как для этого дополнительно требуется большое количество энергетических, производственных и людских ресурсов.

-Обеспечить инвариантность, мобильность использования резервов при обновлении запасов, а именно:

    1. без «сброса» на рынок сырого мяса (как делается в настоящее время) можно распределить на текущее потребление армии и других спецпотребителей непосредственно готовые к употреблению продукты – консервы;
    2. использовать как инструмент адресной поддержки социально детерминированных групп потребителей, в том числе «гуманитарной помощи» и через программы «Дополнительной продовольственной помощи населению» в экстренных условиях.

-Предлагаемые преобразования выступают важной предпосылкой для развития экспорта мясной продукции из РФ, особенно в регионы где существенными темпами растет потребление мяса (Арабские страны, Северная Африка). Именно консервная продукция из баранины и мяса птицы являются, возможно, лучшим дополнением российского зернового экспорта  в страны Ближнего Востока и Севера Африки.

5. Снижение потребления мяса при росте собственного производства может перманентно приводить к снижению цен и разорению ряда отечественных компаний. Особенность ситуации мясных рынков РФ заключается в том, что отсутствует существенная практика экспортирования существенных излишков мяса.

Консервированная продукция из отечественного мяса птицы может быть также хорошим инструментом для интервенционных закупок с целью поддержания приемлемой цены (для воспроизводства) на рынке мяса птицы в РФ.

По причинам ветеринарно-санитарного характера производители мяса, в первую очередь свинины, из РФ в среднесрочной перспективе будут находиться в затруднительном  положении для проникновения на другие рынки из-за африканской чумы свиней (АЧС).

Причины возможного перепроизводства при падении спроса вынуждают готовиться к мерам товарных интервенций для поддержания воспроизводства в ключевых секторах мясного производства. И в этом контексте консервная продукция лучший инструмент для мясного сегмента рынка.

В настоящей статье предлагаются решения, в большей мере вынужденные в данных обстоятельствах, однако их обсуждения необходимы  для прозрачных и понятных  выводов. Это поможет компаниям и регуляторам иметь больше знаний и понимания, которые возможно пригодятся  для переосмысления стратегического планирования в мясной отрасли РФ.

mamikonyan.meat@gmail.com




Стратегические направления развития региональной отрасли мараловодства

УДК 338.43
Андрей Полтарыхин,
доктор экономических наук, доцент,
заведующий кафедрой,
Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова, г. Москва,
Александра Тарасова,
ассистент,
Алтайский государственный технический университет имени И.И. Ползунова,
г. Барнаул

Так как в рыночных условиях особое значение приобретает стратегическое планирование, авторы предлагают стратегию развития регионального мараловодства Алтайского края и Республики Алтай и методический подход на основе сценарного планирования.

S u m m a r y

In this market environment is particularly important strategic planning. The authors proposed a regional development strategy maralovodstva Altai Krai and Altai Republic and methodical approach based on scenario planning.

Ключевые слова: мараловодческая отрасль, стратегия, стратегическое планирование, сценарное планирование.

Keywords: maralovodcheskoe industry, strategy, strategic planning, scenario planning.

Состояние экономики российских регионов подтверждает слабость регионального уровня управления, а острота накопившихся проблем требует принципиально нового подхода к управлению, предусматривающего реализацию совершенно иных принципов, функций, методов и инструментов. В условиях рыночной экономики такой функцией управления выступает стратегическое планирование, позволяющее на основе предвидения изменений принимать гибкие неординарные решения, связанные с социально-экономическим развитием региона.

При разработке региональных стратегий развития отрасли, на наш взгляд, в методологическом аспекте следует опираться на то, что отрасль представляет собой компактное множество взаимосвязанных ресурсов, компактное множество рутин и компактное множество контрактов, что является результатом различных теорий стратегического управления.

В последние годы среди отраслей сельского хозяйства критическая ситуация сложилась в отрасли мараловодства, где предприятия не только не в состоянии обеспечить устойчивое развитие своего хозяйства, но и едва покрывают текущие финансовые потребности. Либерализация экономики, деструктивные процессы, происходящие на рынках юго-восточной Азии, отрицательно сказались на параметрах пантового рынка, что привело к значительному падению цен на пантовую продукцию. Особенно сильное падение цены произошло во время кризиса 1996-1997 гг., когда средняя цена снизилась в среднем на 250 долл. за 1 кг (рис. 1).

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.11.34

Рис. 1. Средняя цена консервированных пантов маралов в хозяйствах Алтайского края и Республики Алтай, долл./кг

Производство пантов сырых на одно животное с 1991 по 2013 гг. в Республике Алтай уменьшилось на 11,7%, а пантов консервированных – на 21,5%. При этом специалисты отрасли отмечают ухудшение таких показателей, как выход молодняка, который в последние годы составляет 32 теленка на 100 маралух, что в 2 раза ниже возможного. Высокими остаются потери животных от болезней. В 1995 г., например, в Республике Алтай падеж маралов составил 1500 голов, а пятнистых оленей – 600 голов.

Мараловодческая отрасль является одной из основных сфер занятости жителей сельских территорий Республики Алтай. Помимо большой социальной роли, которую играет мараловодство, оно обеспечивает занятость и сохраняет культурную среду малочисленных народов (алтайцы, тувинцы и др.), а также способствует освоению и созданию инфраструктуры в горных приграничных территориях, богатых рекреационным потенциалом. Мараловодческие хозяйства оказывают действенную поддержку органам местного самоуправления: выделяют транспорт для проведения различных мероприятий, ремонтируют школы, содействуют в мероприятиях по тушению лесных пожаров и т.д.

Интерес, который проявляет Правительство Республики Алтай к мараловодству, неслучаен. Начиная с 1992 г., выручка от реализации пантовой продукции является одним из основных источников поступления средств в республиканскую экономику, включая бюджеты разных уровней. Так, еще в 1992 г. для предприятий мараловодства был утвержден налог в размере 20% от суммы реализации пантовой продукции, который впоследствии был снижен до 40 долл./кг, а затем до 10% от суммы реализации. В период кризиса 1997-1998 гг. он был отменен, но до сих пор в некоторых районах применяется практика, когда мараловодческие хозяйства на добровольных началах отчисляют средства на социально-экономическое развитие своих районов [2]. В 2005 г. пантовой продукции было реализовано на сумму порядка 10 млн долл. – это 30% выручки от продажи всех сельскохозяйственных товаров в республике. До 58% экспортного внешнеторгового оборота Республики Алтай приходится именно на реализацию пантов.

Мараловодческая отрасль имеет ряд проблем: давление международных конкурентов; увеличение объемов поставляемых пантов другими странами, такими как Канада, Новая Зеландия и др.; неразвитость отечественной индустрии здоровья; растущие цены на все факторы производства (электроэнергия, материалы и др.); ежегодное уменьшение закупочных цен на сырье пантов; отсутствие договоренности отечественных производителей пантов. Однако, пока нет реальных сдвигов в экономической политике мараловодческих хозяйств, говорить о неэффективности отрасли еще преждевременно [2].

Данная статья показывает, что на сегодняшний день, для того чтобы удержать свои позиции на рынке и успешно работать на нем стратегическое развитие выступает первоначальной задачей для мараловодческой отрасли.

Для дальнейшего развития мараловодства, как и любой другой отрасли, в качестве обязательного этапа должно предусматриваться определение возможных сценариев изменения внешнего окружения. Мы считаем, что одним из основных инструментов стратегического планирования, позволяющим решить проблему выбора конкретных альтернатив в региональном мараловодстве, является сценарное планирование. Оно дает возможность выстроить защиту региональной отрасли от основных угроз внешней среды.

В работах многих исследователей [3, 4, 5] подробно описаны процедуры разработки сценариев, однако не предлагается способа внедрения полученных сценариев в систему формирования стратегии региональной отрасли. Поэтому нами предложены следующие этапы стратегического планирования применительно к региональной отрасли (рис. 2).

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.11.43

Рис. 2. Скорректированная методика стратегического планирования региональной отрасли

По нашему мнению, сценарный подход позволяет системно решать проблему регионального развития с учетом предупреждения зарождающихся проблем и изменений.

Оптимальные пропорции в структуре АПК положительно скажутся как на воспроизводственных процессах, так и на благосостоянии населения региона. Управление стратегическим развитием регионального мараловодства Алтайского края и Республики Алтай должно осуществляться совместными усилиями представителей мараловодческих хозяйств и органов государственной власти (рис. 3, 4).

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.12.03

Рис. 3. Стратегическое развитие регионального мараловодства

Алтайского края

*Дополнено автором

Особенность предлагаемых систем развития регионального мараловодства заключается в том, что, наряду с применением административных и экономических методов, возможно, будет использоваться сценарный подход в реализации стратегии развития мараловодства Алтайского края и Республики Алтай.

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.12.39

Рис. 4. Стратегическое развитие регионального мараловодства

Республики Алтай

*Дополнено автором

В настоящее время все большее число российских отраслевых организаций используют сценарное планирование при выборе долгосрочной стратегии развития, в результате чего заметно снижается уровень неопределенности.

Таким образом, решение проблем в региональном мараловодстве требует разработки основных направлений развития, которые включают следующие задачи:

-корригировать ориентацию мараловодов в сторону внутреннего рынка (так как на экспорт целесообразно направлять только крупные панты, которые оцениваются высоко, а мелкие панты целесообразно реализовывать на внутреннем рынке);

-разработать безотходную переработку пантов в регионе (поскольку сегодня Республика Алтай продает продукты пантового мараловодства в виде сырья на сумму примерно 10 млн долл., то, наладив производство препаратов, только на внутреннем рынке можно получить минимум 4 млрд руб.);

-развивать маркетинговую политику мараловодческой отрасли;

-создать такие институты, которые обеспечивали бы долговременность, эффективность пантового рынка.

Реализация этих направлений приведет к созданию общих условий функционирования сельского хозяйства, достижению финансовой устойчивости АПК и внешнеэкономическому регулированию, развитию туристической отрасли, улучшению демографических показателей на территориях региона, а также развитию социальной и инженерной инфраструктуры региона, что имеет важнейшее стратегическое значение не только для Республики Алтай, но и для России в целом.

Проведенное исследование показало, что региональное стратегическое планирование в настоящее время является необходимым условием повышения эффективности государственного управления регионом. Несмотря на проработанность целого ряда вопросов, связанных с теорией и практикой стратегического регионального управления, за пределами научного рассмотрения остается еще много проблем, решение которых будет способствовать устойчивому развитию региона, а также повышению эффективности региональных рынков.

Необходимо поддержать эту отрасль, за счет которой во многом сохранились другие отрасли сельскохозяйственного производства, такие как овцеводство, молочное и мясное скотоводство и ряд других.

Повышение роли мараловодческой отрасли обуславливает решение проблем не только в одной из отраслей сельского хозяйства, но и решение других немаловажных проблем: развитие связи и туристической отрасли, дорожно-транспортной инфраструктуры, улучшение демографических показателей на сельских территориях, развитие строительной индустрии и др. Это приведет к развитию приоритетных подотраслей, достижению финансовой устойчивости АПК и внешнеэкономическому регулированию, созданию общих условий функционирования сельского хозяйства, а также развитию социальной и инженерной инфраструктуры сел.

Литература

  1. Бочаров С.Н., Попов А.П. Нужно ли объединение в пантовом оленеводстве? // ЭКО. 2007. № 8. ­ С. 106-118.

  2. Попов А.П., Тарасова А.Ю. Роль инноваций в развитии отрасли пантового оленеводства республики Алтай // Материалы I Междунар. практ. конфер. «Аграрно-экономическая наука о проблемах инновационного развития агропромышленного производства» (28-29 июня 2007 г.). Омск: Изд-во ФГОУ ВПО ОмГАУ. Ч. II. 384 с.

  3. Bourgeois L.J. Strategic management from concept to implemention. University of Virginia, Darden Graduate School of business, 1998.

  4. Mercer D. Scenarios made easy // Long Range Planning. 1995. Vol. 28. № 4. Р. 81-86.

  5. Schoemaker Paul J.H. Multiple Scenario Development: its conceptual and behavioral foundation // Strategic Management Journal. 1993. Vol. 14. № 3. P. 193-213.

alexa_tarasova@mail.ru




Развитие отрасли молочного скотоводства в Российской Федерации и в Республике Башкортостан

УДК 631.1 Марсель Авзалов,
аспирант Башкирского государственного аграрного университета, г. Уфа

Молочное скотоводство выполняет важную социально-экономическую и народно-хозяйственную задачу, обеспечивая население России ценными продуктами питания. За период с 1990 по 2013 гг. сокращение поголовья крупного рогатого скота в Российской Федерации составило 65%, при этом объемы производства молока снизились на 42,9%. Наибольший удельный вес производства молока в общероссийском масштабе на протяжении всего анализируемого периода принадлежит Приволжскому федеральному округу. В 1990 г. здесь производилось 26% общероссийского объема производства. В период с 2000 по 2012 гг. вклад Приволжского федерального округа в развитие отрасли молочного скотоводства был наиболее высоким и увеличился с 26 до 31,5%. В то же время в Приволжском федеральном округе снижение объемов производства молока в натуральном выражении составило 30,7%. Уровень надоев молока на одну корову в целом по стране за анализируемый период повысился на 62,5%, в Республике Башкортостан  на 42,4%. Несмотря на то, что уровень самообеспечения региона молоком составляет 105,8%, количество потребляемого молока на душу населения региона в год снизилось на 17,2%. Республика Башкортостан в период трансформационных преобразований в сельском хозяйстве выдержала испытания и сохранила имеющийся потенциал, но проблемы эффективной организации производственных процессов в молочном скотоводстве еще остались. По-прежнему актуальными являются вопросы внедрения инноваций в производственные процессы молочного скотоводства, механизации и автоматизации трудовых процессов, повышения качества производимой продукции, решения задач импортозамещения продукции молочного скотоводства и др. Для их решения необходимо изучение и применение передового отечественного и зарубежного опыта.

S u m m a r y

Dairy farming plays an important socio-economic and economic problems, providing the population with valuable food. During the period from 1990 to 2013 reduction in the number of cattle in the Russian Federation was 65%, with the volume of milk production decreased by 42,9%. The largest share of milk production on a national scale throughout the analyzed period belongs to the Volga Federal District. In 1990, there was produced 26% of Russia’s total production. In the period from 2000 to 2012 contribution to the Volga Federal District in the development of dairy cattle was the highest and increased from 26 to 31,5%. At the same time, in the Volga Federal District, the decline in milk production in real terms amounted to 30,7%. Level of milk production per cow in the whole country for the period under review increased by 62,5% in the Republic of Bashkortostan increase milk production in cows increased by 42,4%. Despite the fact that the level of self-sufficiency of the region’s milk was 105,8%, the amount of milk consumed per capita per year in the region decreased by 17,2%. Republic of Bashkortostan in the period of transformational changes in agriculture stood the test and kept the existing potential, at the same time the problem of the efficient organization of production processes in dairy cattle still remain. Still relevant are issues of innovation in manufacturing processes of dairy cattle breeding, mechanization and automation of work processes, improving the quality of products, the task of import of dairy cattle breeding and others. To do this, the study and application of advanced domestic and foreign experience.

Ключевые слова: молочное скотоводство, производство молока, регионы России, поголовье коров, продуктивность коров, надои, товарность, самообеспечение.

Keywords: dairy cattle, milk production, regions of Russia, the number of cows, production of the cows, yields, marketability, self.

Молочное скотоводство выполняет важную социально-экономическую и народно-хозяйственную задачу, обеспечивая население России ценными продуктами питания. За период с 1990 по 2013 гг. сокращение поголовья крупного рогатого скота в Российской Федерации составило 65%. Наибольшее сокращение поголовья крупного рогатого скота за анализируемый период произошло в федеральных округах: Северо-Западном – на 78,7%, Центральном – на 78,2, Уральском – на 73, Дальневосточном – на 73,6, Приволжском – на 61,4, Южном – на 60,8, Сибирском – на 59,6, Северо-Кавказском – на 20,9%. При этом удельный вес поголовья крупного рогатого скота в 2012 г. в расчете от общего поголовья в стране в порядке убывания выглядит следующим образом: в Приволжском федеральном округе содержится 29,5% животных, Сибирском – 21,4, Южном – 14,3, Северо-Кавказском – 12,4, Уральском – 11,4, Северо-Западном – 5,4, Дальневосточном – 3,5, в Центральном – 2,3%.

Рассмотрим структуру производства молока по формам хозяйствования в Российской Федерации, Приволжском федеральном округе и Республике Башкортостан (рис. 1).

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.00.40

Рис. 1. Структура производства молока по формам хозяйствования в Российской Федерации, Приволжском федеральном округе и Республике Башкортостан [1, с. 588-589]

За период с 1990 по 2013 гг. общие объемы производства молока в Российской Федерации снизились на 42,9%. Наибольшее снижение производственных показателей произошло в Дальневосточном федеральном округе – на 63,6%, Центральном – на 60,2, Северо-Западном – на 57,1, Уральском – на 46,6, Сибирском – на 40,8, Южном – на 37%. В Приволжском федеральном округе увеличение объемов производства молока составило 30,7%. В Северо-Кавказском федеральном округе производство молока в хозяйствах всех категорий увеличилось на 13,6%.

Наибольший удельный вес производства молока в общероссийском масштабе на протяжении всего анализируемого периода принадлежит Приволжскому федеральному округу. В 1990 г. здесь производилось 26% общероссийского объема производства. В период с 2000 по 2012 гг. вклад Приволжского федерального округа в развитие отрасли молочного скотоводства был наиболее высоким и возрос с 26 до 31,5%. Второе место по производству молока принадлежит Центральному федеральному округу. В то же время в динамике с 1990 по 2012 гг. объемы производства в округе в натуральном выражении снизились на 60%, а удельный вес производства молока – с 26,1 до 18,2% (рис. 2).

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.00.56

Рис. 2. Структура производства молока по округам 

Российской Федерации за период с 1990 по 2012 гг. [1, с. 596-597]

Из данных рисунка 2 следует, что на протяжении всего анализируемого периода отчетливо выделяются три округа-лидера по производству молока: Приволжский, Центральный и Сибирский.

Рассмотрим удельный вес производства молока по федеральным округам в 1990 г. в сравнении с 2012 г. (рис. 3).

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.01.09

Рис. 3. Структура производства молока по федеральным округам Российской Федерации в 1990 и в 2012 гг. [1, с. 588-589]

Из данных рисунка 3 следует, что производство молока в Центральном федеральном округе снизилось на 8 п.п. – с 26 до 18%. В Северо-Западном и Дальневосточном федеральных округах объемы производства увеличились на 1 п.п. Удельный вес производства молока в Сибирском и Южном федеральных округах повысился на 1 п.п., в Северо-Кавказском и Приволжском федеральных округах возрос на 4 п.п. В 2012 г. наибольший удельный вес по производству молока принадлежал Приволжскому федеральному округу – 30%, Центральному и Сибирскому – по 18, Южному – 11, Северо-Кавказскому – 8, Уральскому – 7, Северо-Западному – 6, Дальневосточному – лишь 2%. Удельный вклад Уральского федерального округа в производстве молока в динамике с 1990 по 2012 гг. в целом остался неизменным, в то же время в абсолютном выражении объемы производства здесь снизились на 46,6% (рис. 4).

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.01.23

Рис. 4. Производство молока в хозяйствах всех категорий 

Приволжского федерального округа за период с 1990 по 2012 гг. [1, с. 589]

Из данных рисунка 4 следует, что Республика Башкортостан была лидером по производству молока на протяжении 1990-2011 гг., и с 2011 г. эстафету лидерства по производству молока приняла на себя Республика Татарстан.

Одним из важнейших индикаторов успешности развития отрасли молочного скотоводства являются надои молока в расчете на одну корову (рис. 5).

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.01.37

Рис. 5. Надои молока на одну корову в сельскохозяйственных организациях Российской Федерации по федеральным округам 

за период с 1990 по 2012 гг. [1, с. 599-599]

Из данных рисунка 5 следует, что в целом динамика надоев молока имеет положительную тенденцию. По Российской Федерации уровень надоев за анализируемый период повысился на 62,5%. В 2012 г. наибольшие надои молока у коров были получены в Северо-Западном (5654 кг) и Южном (5475 кг) федеральных округах, Уральском – 4876 кг, Приволжском – 4443, Сибирском – 3879, Северо-Кавказском – 3010, Дальневосточном – 2986 кг.

Изучение динамики продуктивности коров в Приволжском федеральном округе за период с 1990 по 2012 гг. показало, что рост надоев коров составил 60,9%. При этом в Республике Башкортостан увеличение надоев у коров повысилось на 42,4% (рис. 6).

Снимок экрана 2015-04-23 в 0.01.53

Рис. 6. Надои молока на одну корову в сельскохозяйственных организациях Приволжского федерального округа 

за период с 1990 по 2012 гг. [1, с. 599]

Из данных рисунка 6 следует, что наибольшее увеличение продуктивности коров наблюдалось в Кировской области – в 2,2 раза, Саратовской области – на 90%, Пермском крае – на 87,3, Удмуртии – на 84, Республике Мордовия – на 75,8, Нижегородской области – на 55,2, Республике Татарстан – на 42,7, Чувашской Республике – на 40,8, Самарской области – на 40,3, Пензенской области – на 34,9, Оренбургской области – на 33, Ульяновской области – на 30,6, Республике Марий Эл – лишь на 6,2%.

Таблица 1 

Ресурсы и использование молока и молокопродуктов в Республике Башкортостан за период с 1990 по 2013 гг. [3, с. 84]

Показатели

1990 г.

1995 г.

2000 г.

2005 г.

2009 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

2013 г.

в % к 2000 г.

Ресурсы: Запасы на начало года

142,1

74,9

44,7

75,0

106,2

83,8

81,7

78,7

82,5

55,4

Производство

1930

1708,6

1539,3

2083,5

2461,8

2078,1

1654,2

1710,1

1711,0

88,6

Ввоз, включая импорт из стран дальнего зарубежья и государств СНГ

91,3

28,2

6,8

59,6

46,0

57,2

74,3

58,9

72,3

64,5

Итого ресурсов

2048,1

1811,7

1590,8

2218,1

2614,0

2219,1

1810,2

1847,7

1865,8

90,2

Использование:Производственное потребление

358,8

313,7

307,9

410,1

614,6

511,8

307,9

305,3

348,9

85,1

Потери

0,2

0,1

0,3

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

50,0

Вывоз, включая экспорт в страны дальнего зарубежья и государства СНГ

56,0

65,8

103,2

262,1

421,4

275,3

172,7

197,1

162,3

в 3,5 раза

Личное потребление

1451,1

1259,2

1142,2

1472,3

1494,1

1350,2

1250,8

1262,7

1267,9

87,0

Запасы на конец года

182,0

172,9

37,2

73,5

83,8

81,7

78,7

82,5

86,6

45,3

Из данных таблицы 1 следует, что за период с 1990 по 2013 гг. в Республике Башкортостан объемы запасов молока снизились на 44,6%. Общий уровень производства молока в регионе сократился на 11,4%. Ввоз молока, включая импорт из стран дальнего зарубежья и государств СНГ, уменьшился на 35,5%. Объем потребления молока в республике снизился на 14,9%. Позитивно то, что потери молока сократились на 50%. Вывоз молока, включающий экспорт в страны дальнего зарубежья и государства СНГ, возрос в 3,5 раза. Уровень личного потребления снизился на 13%. Запасы молока на конец года сократились на 54,7%.

Таблица 2

Производство и потребление мяса и молока населением Республики Башкортостан за период с 1990 по 2013 гг., [2; 3, с. 87]

Показатели

1990 г.

1995 г.

2000 г.

2005 г.

2009 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

2013 г.

в %

к 1990 г.

Производство на душу населения, кг в год

Мясо

79

65

50

55

64

69

56

55

56

70,9

Молоко

475

418

374

511

606

511

407

421

421

88,6

Потребление на душу населения, кг в год

Мясо

73

68

55

63

75

77

76

75

76

104,1

Молоко

377

308

277

362

368

332

308

311

312

82,8

Отношение уровня потребления к уровню производства, %

Мясо

92,4

104,6

110,0

114,5

117,2

111,6

135,7

136,4

135,7

+43,3 п.п.

Молоко

79,4

73,7

74,1

70,8

60,7

65,0

75,7

73,9

74,1

-5,3 п.п.

Из данных таблицы 2 следует, что уровень производства мяса в расчете на душу населения в год в регионе за период с 1990 по 2013 гг. снизился на 29,1%, уровень производства молока – на 11,4%. Количество потребляемого мяса на душу населения региона в год возросло на 4,1%, а молока снизилось на 17,2%. Соотношение уровня потребления к уровню производства мяса с 1995 по 2013 гг. превышало стопроцентный уровень и за весь анализируемый период увеличилось на 43,3 п.п. Соотношение уровня потребления молока к уровню его производства снизилось на 5,3 п.п.

По результатам проведенного исследования можно сделать следующие выводы.

Во-первых, за годы реформ в сельском хозяйстве России произошло не только повсеместное сокращение поголовья крупного рогатого скота, но и существенное снижение объемов производства молока. Так, за период с 1990 по 2013 гг. сокращение поголовья крупного рогатого скота в Российской Федерации составило 65%, при этом объемы производства молока уменьшились на 42,9%. Наибольшее снижение производственных показателей произошло в Дальневосточном федеральном округе – на 63,6%, Центральном – на 60,2, Северо-Западном – на 57,1, Уральском – на 46,6, Сибирском – на 40,8, Южном – на 37%. В Приволжском федеральном округе снижение объемов производства молока составило 30,7%. В Северо-Кавказском федеральном округе производство молока в хозяйствах всех категорий увеличилось на 13,6%.

Во-вторых, наибольший удельный вес производства молока в общероссийском масштабе на протяжении всего анализируемого периода принадлежит Приволжскому федеральному округу. В 1990 г. здесь производилось 26% общероссийского объема производства. В период с 2000 по 2012 гг. вклад Приволжского федерального округа в развитие отрасли молочного скотоводства был наиболее высоким и возрос с 26 до 31,5%. Республика Башкортостан была лидером по производству молока на протяжении 1990-2011 гг., и с 2011 г. эстафету лидерства по производству молока приняла на себя Республика Татарстан.

В-третьих, уровень надоев молока на одну корову в целом по стране за анализируемый период повысился на 62,5%. В 2012 г. наибольшие надои молока у коров были получены в Северо-Западном (5654 кг) и Южном (5475 кг) федеральных округах, Уральском – 4876 кг, Приволжском – 4443, Сибирском – 3879, Северо-Кавказском – 3010, Дальневосточном – 2986 кг. Изучение динамики продуктивности коров в Приволжском федеральном округе за период с 1990 по 2012 гг. показало, что рост надоев коров составил 60,9%. При этом в Республике Башкортостан увеличение надоев у коров повысилось на 42,4%. Наибольшее увеличение продуктивности коров наблюдается в Кировской области – в 2,2 раза, Саратовской области – на 90%, Пермском крае – на 87,3, Удмуртии – на 84, Республике Мордовия – на 75,8, Нижегородской области – на 55,2, Республике Татарстан – на 42,7, Чувашской Республике – на 40,8, Самарской области – на 40,3, Пензенской области – на 34,9, Оренбургской области – на 33, Ульяновской области – на 30,6, Республике Марий Эл – лишь на 6,2%.

В-четвертых, снижение поголовья коров молочного направления, произошедшее за период с 1990 по 2013 гг., привело к сокращению общего уровня производства молока в Республике Башкортостан на 11,4%. Ввоз молока, включая импорт из стран дальнего зарубежья и государств СНГ, уменьшился на 35,5%. Объем потребления молока в республике снизился на 14,9%. Вывоз молока, включающий экспорт в страны дальнего зарубежья и государства СНГ, возрос в 3,5 раза. Позитивно то, что потери молока сократились на 50%, повысился уровень товарности молока, произведенного сельскохозяйственными организациями. В то же время, количество потребляемого молока на душу населения региона в год снизилось на 17,2%. Уровень самообеспечения региона молоком составляет 105,8%.

Таким образом, несмотря на то, что Республика Башкортостан в период трансформационных преобразований в сельском хозяйстве выдержала испытания и сохранила имеющийся потенциал, проблемы эффективной организации производственных процессов в молочном скотоводстве еще остались. По-прежнему актуальными являются вопросы внедрения инноваций в производственные процессы молочного скотоводства, механизации и автоматизации трудовых процессов, повышения качества производимой продукции, решения задач импортозамещения продукции молочного скотоводства и др. Для их решения необходимо изучение и применение передового отечественного и зарубежного опыта.

Литература

  1. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2013: статистический сборник / Росстат. М., 2013. 990 с.

  2. Сельское хозяйство Республики Башкортостан: статистический сборник. Уфа: Башкортостанстат, 1998. 108 с.

  3. Сельское хозяйство, охота и лесоводство Республики Башкортостан. Уфа: Башкортостанстат, 2014. 198 с.

M_Avzalov@mail.ru




Поддерка продвижения сельскохозяйственной продукции в ЕС

УДК 338.43.02 (4)
Андрей Корольков,
кандидат экономических наук, доцент,
Виктория Коловоротная,
студентка магистратуры,
Российский государственный аграрный университет – МСХА имени
К.А. Тимирязева

Проведен анализ направлений и форм поддержки продвижения сельскохозяйственной продукции в Европейском союзе.

S u m m a r y 

The paper considers the trends and forms of support for the promotion of agricultural products in the European Union.

Ключевые слова:  продвижение сельскохозяйственной продукции, ЕС, ВТО, государственная поддержка, «зеленая корзина». 

Keywords: promotion of agricultural products, EU, WTO, domestic support, «green box».

Европейская комиссия ежегодно выделяет 45-50 млн евро на финансовую поддержку европейских кампаний в сфере продвижения сельскохозяйственной продукции и информирования потребителей. В период 2000-2013 гг. поддержку ЕС получили около 600 программ продвижения.

29 апреля 2014 г. Европейская комиссия одобрила 20 программ содействия продвижению сельскохозяйственной продукции в ЕС и в третьих странах (общий бюджет  –  46,5  млн  евро, из которых  23,3 млн евро – вклад ЕС), а  30 октября 2014 г. – 27 программ (общий бюджет – 77,4 млн евро, из которых 39 млн евро – вклад ЕС) [1, 2].

Примерно три четверти этих средств ежегодно направлялись на поддержку продвижения сельскохозяйственной продукции на внутренних рынках, остальное  –  на рынках третьих стран. Что касается видов продукции и секторов поддержки, то в период  2002-2010 гг. на шесть из них приходилось 78% расходов ЕС. Это фрукты и овощи (26%), молоко и молочные продукты (15%), мясо (11%), европейские схемы качества (9%), вино (8%), а также органические продукты (8%). В разрезе стран 56% расходов пришлось на пять стран:  Италию (19%), Францию (14%), Испанию (8%), Германию (8%) и Грецию (7%). 16% средств было выделено на мультинациональные программы [3].

Таблица 1  

Финансирование программ по продвижению сельскохозяйственной продукции в ЕС (2009-2013 гг.)

Показатели

2009 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

Количество программ

39

26

60

34

44

Бюджет, млн евро

120,2

82,4

169,3

124,6

141,9

Софинансируемая часть, млн евро

56,9

41,2

84,7

63,1

71,0

Составлено по [4].

Поддержка продвижения сельскохозяйственной продукции (табл. 1) является частью Единой аграрной политики и финансируется в рамках Европейского сельскохозяйственного фонда гарантирования. В 2008 г. было принято специальное Постановление о введении в действие Схемы поддержки продвижения сельскохозяйственной продукции. Основной целью Схемы является поддержка и дополнение инициатив государств-членов посредством использования информационных и других мер продвижения продукции, направленных на привлечения внимания потребителей к особенностям и преимуществам продуктов, произведенных фермерами ЕС. Например, таких как качество и безопасность пищевых продуктов, конкретные методы производства, питательная ценность, полезность для здоровья, маркировка, высокие стандарты благополучия животных [3].

Деятельность по продвижению может включать  рекламные кампании в прессе, на телевидении, радио или в Интернете, организацию акций в точках продаж, участие в выставках и ярмарках, а также другие мероприятия. При этом кампания по продвижению может быть реализована как внутри ЕС, так и за его пределами с целью открытия новых рынков для европейских фермеров.

Тип продукта или продукта питания, продвижению которого может способствовать ЕС, варьируется в зависимости от того, где проходит кампания – внутри или за пределами ЕС.

Кампании, проходящие внутри ЕС, могут охватывать продвижение следующих продуктов: свежие фрукты и овощи; переработанные фрукты и овощи; лен-долгунец; живые растения и продукты декоративного садоводства; оливковое масло и столовые оливки; растительное масло; молоко и молочные продукты; свежее, охлажденное и замороженное мясо производства ЕС в соответствии с требованиями национальных систем качества; яйца для потребления человеком; мед и продукты пчеловодства; вина с защищенным наименованием или с защитой обозначенного происхождения или защищенного географического указания; вина с указанием сорта винограда; продукты, имеющие графический символ товаров из отдаленных регионов; продукты с защищенным наименованием по происхождению, или с защищенным географическим указанием, или знаком «традиционное качество гарантировано»; продукция органического земледелия; мясо птицы.

Кампании, проходящие за пределами ЕС, могут охватывать продвижение следующих продуктов: свежая, охлажденная и замороженная говядина, телятина и свинина, а также пищевые продукты, изготовленные на их основе; мясо птицы высокого качества; молочные продукты; оливковое масло и столовые оливки; вина с защищенным наименованием по происхождению или с защищенным географическим указанием;  вина с указанием сорта винограда; спиртные напитки с защищенным географическим указанием; свежие и переработанные фрукты и овощи; продукты переработки зерновых и риса; лен-долгунец; живые растения и продукты декоративного садоводства; продукты с защищенным наименованием по происхождению, или с защищенным географическим указанием, или знаком «традиционное качество гарантировано»; продукция органического земледелия.

При этом продукция не может продвигаться на основе ее происхождения, если только она не подпадает под определение продукции с защищенным наименованием по происхождению, или продукции с защищенным географическим указанием, или продукции со знаком «традиционное качество гарантировано». Продвижение должно иметь универсальный характер и обращать внимание потребителей на качественные характеристики продуктов.

Мероприятия могут охватывать работу по связям с общественностью, рекламу и продвижение сайтов, а также информационные мероприятия. Они должны быть представлены в виде программы. Помощь, как правило, выделяется профессиональным организациям производителей, например ассоциациям, представляющим производителей конкретных видов сельскохозяйственной продукции, или ассоциациям содействия применения конкретных подходов к организации производства в сельском хозяйстве (органическое земледелие и т.п.), чьи программы победили на национальных конкурсах заявок.

Тип продукта или продукта питания, продвижению которого может способствовать ЕС, варьируется в зависимости от того, где проходит кампания – внутри или за пределами ЕС. При этом продукция не может быть продвинута в рамках кампаний поддержки, разработанных на основе преимущества ее происхождения, если продукция происходит из определенной области и не имеет обозначения «защищенное наименование по происхождению» или «защищенное географическое указание».

Финансирование ЕС может покрыть половину стоимости проведения кампании. Профессиональная организация-заявитель должна обеспечить не менее 20% стоимости кампании, при этом оставшуюся часть финансирования могут предоставить национальные власти. Вклад ЕС может быть увеличен до 60% в случае реализации мер, направленных на продвижение фруктов и овощей, предназначенные для детей, обучающихся в школах ЕС, а также тех мероприятий, которые касаются информации об ответственном употреблении алкоголя и вреде, связанным с его опасным употреблением.

Приоритетное внимание уделяется программам, предложенным организациями нескольких государств-членов, или предусматривающих мероприятия в нескольких государствах-членах или третьих странах. Предпочтительно, чтобы программы имели многолетний и достаточно широкий характер, чтобы оказать существенное влияние на целевые рынки.

Компетентные национальные органы должны объявлять тендеры на прием предложений в рамках рыночных секторов, за которые они отвечают. Эти тендеры должны включать, в частности, такую информацию, как приоритетные направления, рынки и виды поддержки, а также сроки представления предложений по программе и заявок на финансирование. Конкурс может объявляться как сразу по всем программам, так и по одной программе, а также по одному или нескольким рынкам, видам мер и т.д.

Использование Схемы поддержки продвижения сельскохозяйственной продукции с момента ее разработки оказалось недостаточно успешным. Во-первых, сказалась недостаточно эффективная организация дела. Национальные власти государств-членов 2 раза в год проводили предварительный отбор кампаний, затем их заявки передавались на рассмотрение Европейской комиссии, которая, в свою очередь, предварительно оценивала их, а затем выбирала проекты, которые будут финансироваться. Во-вторых, оказалась недостаточно высокой результативность Схемы. На внутреннем рынке об усилиях европейских фермеров по выпуску высококачественных, здоровых и безопасных продуктов узнало меньше половины европейских потребителей. В частности только 14% европейцев узнают логотипы продуктов PDO или PGI [3].

С 1 декабря 2015 г. вступают в силу новые правила, призванные сделать информационную и рекламную политику поддержки производителей сельскохозяйственной продукции более амбициозной и  эффективной. Цель реформы – открыть новые рынки для европейской сельскохозяйственной продукции как на внутреннем рынке, так и в третьих странах, а также увеличить осведомленность потребителей о качестве этой продукции. Общий бюджет на эти цели увеличен до 200 млн евро в год. Основные направления реформы следующие:

-создание комплексной европейской стратегии, которая должна привести к увеличению программ, ориентированных на третьи страны,  мультипрограмм, а также их адресности, и к повышению доли ЕС (до 60%);

-увеличение числа программ  и их финансовой поддержки. Объем ежегодной поддержки постепенно должен вырасти до 200 млн  евро к 2020 г.;

-увеличение количества и расширение прав бенефициаров программ;

-расширение ассортимента поддерживаемых продуктов. Ограничительный список продуктов будет отменен. Поддержка должна охватить все сельскохозяйственные продукты (кроме табака);

-упрощение административных процедур, в частности, упрощение управления совместными программами (взаимодействие участников программы будет проходить через уполномоченных лиц в ЕК), а также введение вместо процедуры двухэтапного отбора одноэтапного;

-увеличение гибкости реакции на низкий уровень информированности потребителей о достоинствах европейской сельскохозяйственной продукции и, в частности, продукции, относящейся к европейской системе качества, подразумевающей при определенных условиях предоставление участникам программы возможности объявлять о происхождении продуктов и названия коммерческих брендов;

-обеспечение более эффективной оценки результатов политики продвижения продукции внутри и за пределами ЕС  [5].

Создание комплексной стратегии позволило более целенаправленно использовать меры продвижения сельскохозяйственной продукции и обеспечить осведомленность европейских и зарубежных потребителей о произведенной европейскими фермерами продукции. Теперь средства, выделяемые ЕC, могут покрыть 50%  всей стоимости кампаний. При этом доля ЕС увеличивается до 60% на программу, соответствующую, по меньшей мере, одному из следующих условий: программа представляет собой «мультипрограмму»; программа ориентирована одну или несколько третьих стран. Кроме того, она также увеличивается до 60%, если кампания содействует продвижению фруктов и овощей, предназначенных для школьников ЕС.

Поддержка продвижения сельскохозяйственной продукции имеет, среди прочих, один важный аспект. Это поддержка, которая относится к мерам «зеленой корзины» ВТО и может оказываться национальным товаропроизводителям со стороны государства практически неограниченно.

Данные по оценке поддержки общих услуг для сельского хозяйства в странах-членах ОЭСР в 1995-2012 гг. показывают, что произошло заметное увеличение доли этого направления поддержки товаропроизводителей. При этом наибольшее значение в 1995-2012 гг. имели услуги в сфере развития инфраструктуры сельских территорий, а также маркетинг и продвижение сельскохозяйственной продукции: доля двух указанных категорий неуклонно повышалась примерно с  62% в  1995-97 гг. до 82% в 2010-12 гг. [6].

За пятнадцатилетний период в России произошло заметное увеличение доли поддержки товаропроизводителей. При этом наименьшее значение в 1995-2012 гг. имели услуги в сфере науки и инновационного развития, а также участие общественных (в первую очередь, государственных) организаций в оказании услуг общего характера. Остальные направления имели примерно равные доли в объеме поддержки общих услуг для сельского хозяйства. Данные о структуре поддержки общих услуг в странах ОЭСР и России (табл. 2) показывают, что между ними есть существенные различия.

Таблица 2 

Структура поддержки общих услуг в странах ОЭСР и России

Показатели

Страны ОЭСР

Россия

1995-1997 гг.

2010-2012 гг.

1995-1997 гг.

2010-2012 гг.

Научные исследования и разработки

9,6

9,2

3,1

8,4

Сельскохозяйственное образование

2,6

3,0

8,8

18,7

Инспекция

2,8

2,5

7,8

17,6

Инфраструктура

28,2

37,7

15,4

16,5

Маркетинг и продвижение

35,5

44,6

1,3

19,5

Содержание госзапасов

15,9

5,7

0,0

1,6

Прочее

5,4

3,7

63,6

17,8

GSSE – всего

100,0

100,0

100,0

100,0

Рассчитано по [6].

Увеличение поддержки развития инфраструктуры как следствие переноса центра внимания политиков с развития отрасли на развитие сельских территорий, а также поддержки маркетинга и продвижения сельскохозяйственной продукции как следствие усиления политики повышения конкурентоспособности национальных производителей на мировом рынке, характерно для всех развитых стран. Эта тенденция заслуживает особого внимания представителей государственных органов России, отвечающих за развитие сельского хозяйства и торговлю сельскохозяйственной продукцией.

Литература

  1. € 23 million EU support to promote agricultural products in the European Union and in third countries [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://europa.eu/rapid/press-release_IP-14-493_en.htm
  2. € 39 million EU support for the promotion of agricultural products [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://europa.eu/rapid/press-release_IP-14-1232_en.htm
  3. Evaluation of promotion and information actions for agricultural products [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://ec.europa.eu/agriculture/eval/reports/promotion/index_en.htm
  4. European Commission, Agriculture and Rural development [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://ec.europa.eu/agriculture/promotion/campaigns/index_en.htm
  5. Regulation (EU) No 1144/2014 of the European Parliament and of the Council of 22 October 2014 on information provision and promotion measures [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://eur-lex.europa.eu/legal-content/en/TXT/?uri=OJ:JOL_2014_317_R_0004
  6. OECD Agricultural Policy Monitoring And Evaluation 2013 [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://www.oecd-ilibrary.org/agriculture-and-food/agricultural-policy-monitoring-and-evaluation-2013_agr_pol-2013-en

andfedkor@gmail.com




Прямая и косвенная господдержка молочного производства в Германии

УДК 637.1
Флориан Амерсдорффер,
Александр Дягилев,
руководители кооперационного проекта Федерального министерства продовольствия и сельского хозяйства Германии «Германо-Российский аграрно-политический диалог»

Статья знакомит с аграрной политикой и федеральными программами господдержки в федеральной системе Германии и их интеграцией в аграрную политику Европейского Союза. Объясняется структура, содержание программ господдержки на федеральном и региональном уровнях, а также цели аграрной политики и связанные с ними требования к сельхозпредприятиям. Представлены примеры мер господдержки из федерально-региональной программы Германии «Улучшение структуры сельского хозяйства и охрана побережья (GAK)» по увеличению конкурентоспособности и компенсации упущенной выгоды производителей молока. 

S u m m a r y

This paper gives insights to agricultural support policies in the federal system of Germany in the context of the agricultural policy of the European Union. The structure and design of federal and national programms as well as the objectives of agricultural policy and the requirements for the receiving farms are explained. Selected measures of the «Joint task program of the Federal government and the states for the improvement of the agrarian structure and the coastal protection (GAK)» for improvement of competitivness in markets and for compensation of income losses of dairy producers are shown as examples.

Ключевые слова: аграрная политика в Федеративной Республике Германия, аграрная политика в Европейском Союзе, стимулирование сбыта в молочном секторе, программы господдержки скотоводства в Германии и условия участия в них для предприятий.

Keywords: agricultural policy in Federal Germany, agricultural policy of the European Union, promotion of sales in dairy sector, support programms for cattle farming in Germany and requirements for farms.

Молочный сектор имеет для Европейского Союза большое значение с различных точек зрения. Молоко производится во всех государствах-участниках ЕС и составляет здесь большую долю от валовой стоимости сельскохозяйственной продукции. Для некоторых государств-участников молочное производство – основная подотрасль сельского хозяйства. Общий объем производства молока во всех 27 государствах-участниках ЕС составляет ежегодно около 152 млн т (данные 2011 г.).

Германия, доля которой более 20%, наряду с Францией, Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии, Нидерландами, Италией и Польшей является самым крупным производителем молока в ЕС. Вместе на эти страны приходится более 70% объема производства молока в ЕС [1].

Для поддержки молочной промышленности в ЕС имеется ряд политических инструментов:

  • ограничение производства (регулирование молочных квот);
  • государственные рыночные интервенции и частное хранение;
  • установленные положения/предписания по реализации;
  • молочный пакет (регулирует, кроме всего прочего, договорные отношения в молочном секторе) [2];
  • торговля с третьими странами (положения об импорте, экспортные субсидии);
  • положения о государственных субсидиях.

Остановимся более подробно на последнем названном подпункте, и на примере Германии рассмотрим ряд программ по прямой и косвенной поддержке молочных товаропроизводителей.

Каждое государство-участник ЕС, в том числе и Германия, реализует в 7-летних периодах (предыдущий период – 2007-2013 гг.) свою политику по развитию сельских территорий с помощью программ по сельскому развитию. Государство-участник может выбрать либо единую программу для всей его территории, либо дифференцировать ее в рамках нескольких региональных программ. Таким образом, каждая страна разрабатывает, на основе стратегических направляющих директив ЕС, свой собственный национальный стратегический план по развитию сельских территорий, который учитывает специфические обстоятельства и потребности данной страны.

На основании своей федеральной структуры Федеративная Республика Германия осуществляет политику сельского развития в рамках программ по развитию сельских территорий, которые закреплены на региональном уровне отдельных федеральных земель (субъектов Федерации). Для этого, на основании Национального стратегического плана по развитию сельских территорий [3], были разработаны 14 региональных программ (примечание: Нижняя Саксония / Бремен и Берлин / Бранденбург объединены в общие программы). Эти программы координируются Федеральным министерством продовольствия и сельского хозяйства Германии.

Германия реализует меры господдержки всегда в виде рамочного регулирования (на основе Рамочного плана федерально-регионального общего задания «Улучшение структуры сельского хозяйства и охрана побережья» – GAK [4]), которые могут осуществляться федеральными землями (субъектами Федерации) в их программах [5].

Это означает, что в пределах рамочных условий GAK федеральные земли обладают полномочиями по созданию дополняющих или ограничивающих условий получения господдержки. Для отдельно взятого сельхозтоваропроизводителя (получателя господдержки), определяющими являются исключительно специфические условия господдержки его федеральной земли.

Если несвязанная господдержка и расходы на регулирование общих рынков финансируются из 1-й колонны (направления) Единой аграрной политики (то есть ЕС оплачивает 100%), то меры поддержки из 2-й колонны (к ним будут относиться все в последующем представленные программы господдержки) финансируются ЕС только частично. В Германии они финансируются как федеральным бюджетом, так и софинансированием федеральных земель, некоторые программы – только регионами (федеральные земли, а также районы и муниципалитеты).

Постановлением Конференции министров сельского хозяйства федеральных земель от 4 ноября 2013 г. по реализации Единой аграрной политики было достигнуто соглашение по распределению средств федеральным землям из Фонда развития сельских территорий (ELER). Согласно этому Постановлению распределение в новом периоде господдержки (2014-2020 гг.) осуществляется по действующим коэффициентам предыдущего периода господдержки (2007-2013 гг.) с учетом размера площадей в 2020 г.: доля сельскохозяйственных угодий каждой федеральной земли учитывается в последний год (2020 г.) нового периода господдержки фактором в 10%.

С 2020 г. старые коэффициенты распределения федеральных средств заканчивают срок своего действия и будут заменены новыми. Как уже говорилось выше, уже с 2020 г. 10% средств из Фонда развития сельских территорий (ELER) будут распределяться не по историческому коэффициенту, а с учетом величины площади сельскохозяйственных угодий федеральных земель, что позволит выравнить различия между федеральными землями. Именно с этим связано решение о прекращении распределения федеральных средств по историческому принципу с завершением нового периода господдержки (табл. 1).

Таблица 1

Коэффициенты распределения федеральных финансовых средств по землям (субъектам Федерации) в рамках федерально-регионального общего задания «Улучшение структуры сельского хозяйства и охрана побережья» – GAK [6]

Федеральная земля

Процент

Баден-Вюртемберг

9,786

Бавария

18,403

Берлин

0,090

Бранденбург

8,461

Бремен

0,305

Гамбург

1,063

Гессен

4,514

Мекленбург-Передняя Померания

7,746

Нижняя Саксония

14,420

Северный Рейн-Вестфалия

6,572

Рейнланд-Пфальц

5,258

Саар

0,664

Саксония

5,604

Саксония-Ангальт

5,795

Шлезвиг-Гольштейн

6,015

Тюрингия

5,304

Программа по школьному молоку

Господдержка реализации молока и молочных продуктов в школы и прочие учебные заведения осуществляется в рамках Европейской программы реализации школьного молока из средств Европейского фонда ориентации и гарантий для сельского хозяйства (EGFL).

Нормативно-правовая база для этого следующая:

  • регламент Европейского Союза (ЕС) № 1234/2007 Совета от 22 октября 2007 г. об общей организации рынка молока и молочных продуктов [7];
  • регламент Европейского Союза (ЕС) № 657/2008 Комиссии от 10.07.2008 г. [8];
  • регламент по школьной поддержке от 8 ноября 1985 г., с последней поправкой в ст. 25 данного регламента от 13 декабря 2011 г. [9].

Целями программы школьного молока [10] являются:

  • содействие увеличению потребления молока (здорового, богатого минеральными веществами и витаминами) школьниками;
  • вклад в здоровое питание школьников;
  • борьба с излишним весом;
  • обучение правильному питанию.

ЕС поддерживает данную программу ежегодно в размере 70 млн евро. Германия получила из этой суммы в 2012 г. около 5,6 млн евро.

В рамках программы по школьному молоку могут быть включены продукты, указанные в таблице 2.

Таблица 2

Показатели программы по школьному молоку

Категория

Размер субсидии

Вид продукции

I

18,15 €/100 кг

— молоко, прошедшее тепловую обработку;

— молоко, прошедшее тепловую обработку, с шоколадом или фруктовым соком или ароматизированное молоко с удельной долей молока > 90% и < 7% сахара или меда;

— ферментированные молочные продукты, также с фруктовым соком, также ароматизированные с удельной долей молока > 90% и < 7% сахара или меда

II

16,34 €/100 кг

— ферментированные и не ферментированные молочные продукты, также ароматизированные, с фруктами, с удельной долей молока > 75% и < 7% сахара или меда

III

54,45 €/100 кг

— творожный сыр и плавленый сыр с < 10% компонентами немолочного происхождения

IV

163,14 €/100 кг

— сыр грана-паданский и пармезан – реджанский сыр

V

138,85 €/100 кг

— сыр, не попадающий под категории III и IV, с >10% компонентами немолочного происхождения

Источник: Регламент ЕС VO (EG) 657/2008 приложение I и II

В Германии на одного ученика в школьный день по данной программе предусмотрено 250 мл цельного молока. Цены за порцию колеблются от 20 евроцентов разливного свежего молока до 50 евроцентов за молочные смешанные напитки в картонной или многоразовой упаковке. Продукция «Био» стоит на 10 евроцентов дороже.

Получателями молочных продуктов являются:

  • дети в детских садах и подобных признанных дошкольных учреждениях;
  • школьники начальных школ, средних школ и гимназий;
  • учащиеся школ углубленного обучения;
  • школьники профтехучилищ;
  • дети с физическими недостатками из детских домов;
  • ученики во время их пребывания в учебные дни в выездных корпусах в сельской местности, принадлежащих их городской школе.

Субсидия за школьное молоко выплачивается в Германии не детям (школьникам), а поставщикам (молочным заводам, предприятиям торговли, производителям), продающим напрямую или вышеназваным учреждениям или их учредителям, которые снижают цену реализации на величину полученной субсидии.

Эти организации берут на себя доставку школьного молока в детские заведения и подают заявку на получение субсидии в уполномоченное учреждение. В отдельных федеральных землях это происходит по своему. По законодательству ЕС им требуется аккредитация на региональном уровне (федеральной земли) по упрощенной процедуре. Конкретную реализацию программы по школьному молоку берут на себя федеральные земли. Предоставлением информации по наличию свободных средств на субсидии, процедуре подачи заявки и ассортименту предлагаемой в рамках данной программы продукции занимаются уполномоченные ведомства [11] федеральных земель.

Рамочный план федерально-регионального общего задания «Улучшение структуры сельского хозяйства и охрана побережья» по господдержке

Рамочный план «Улучшение структуры сельского хозяйства и охрана побережья» был учрежден как общее задание путем закрепления в ст. 91a Конституции [12] в 1969 г. Принимая во внимание процедуру господдержки, его реализация входит в компетентность федеральных земель (регионов), участвующих в планировании и создании правовой базы (закон о GAK [4]).

Во исполнение этого общего задания на 4-летний период устанавливается рамочный план, который ежегодно конкретизируется. Этот план содержит так называемые основные принципы господдержки, из которых вытекают более конкретные данные по целям господдержки, предпосылкам на ее получение, ее виду и величине. Федеральные земли, которые хотят предлагать господдержку по программе GAK, могут издавать для последующей реализации региональные директивы по программам господдержки, привязанные по содержанию к вышеназванным ее основным принципам. За федеральными землями остается право отказаться от реализации определенных направлений господдержки для концентрации финансирования по ими избранным региональным приоритетам.

Постановка цели:

  • повышение конкурентоспособности;
  • организация эффективного производства при бережном отношении к окружающей среде;
  • реализация сельскохозяйственной продукции;
  • проведение мероприятий по защите от наводнений, а также мероприятий в общественных интересах в сельской местности.

Господдержка выделяется на условиях софинансирования: 60% – из федерального бюджета и 40% – из регионального. Для ряда мероприятий ЕС осуществляет частичное финансирование.

К программам господдержки, напрямую или косвенно касающихся производителей молока, относятся большей частью следующие:

  • господдержка отдельных предприятий (Программа господдержки аграрных инвестиций – AFP);
  • частичное возмещение затрат за консультирование;
  • улучшение рыночной инфраструктуры;
  • землепользование с учетом рыночных и региональных особенностей.

Программа господдержки аграрных инвестиций – AFP [5, с. 22]

В большей степени господдержка по этой программе распространяется на сельскохозяйственные предприятия, хозяйственная деятельность которых заключается в получении растительной или животноводческой продукции путем землепользования или связанным с землепользованием животноводством. Выручка с продаж от первичного сельхозпроизводства должна составлять не менее 25%.

Господдержка должна способствовать укреплению конкурентоспособности сельхозпредприятий за счет:

  • улучшения условия производства и труда;
  • рационализации и снижения производственных затрат;
  • увеличения доходности предприятия за счет реализации продукции напрямую конечному потребителю или повышения качества продукции при условиях содержаниях животных, соответствующих их физиологическим требованиям.

Сумма инвестиции, соответствующая условиям субсидирования, должна составлять минимум 20 тыс. евро и максимум 2,0 млн евро. Этот верхний лимит может быть достигнут только один раз за весь период господдержки.

Субсидируются инвестиции в хозяйственные объекты длительного пользования в животноводстве. При этом различают обычное субсидирование (компенсация 25% объема инвестиции) и расширенное (за введение технологий по содержанию животных, особенно отвечающих их физиологическим требованиям). Во втором случае величина субсидии может доходить до 35% объема инвестиции. Для этого имеется каталог по субсидиям с соответствующими требованиями по комфортным условиям содержания для всех видов животных.

Специально для дойных коров, ремонтного молодняка и телят они выглядят следующим образом:

  1. Основное требование:

-конструкция ферм должна предусматривать наличие 5%-й проницаемой для дневного света поверхности в расчете от основной площади фермы.

  1. Требования к фермам беспривязного содержания для дойных коров и ремонтного молодняка:

  • под субсидию попадают фермы с индивидуальными боксами- стойлами или групповыми боксами (на глубокой подстилке или длительной подстилке);
  • для каждого животного предусматривается одно место на кормовом столе, ширина которого достаточна, чтобы все животные могли одновременно есть. При раздаче кормов с запасом допустимо соотношение количества животных и кормомест 1,2:1;
  • площадь для лежания без щелей должна быть рассчитана таким образом, чтобы все животные одновременно могли лежать;
  • используемая площадь фермы должна составлять минимум 5 м² на одну условную голову КРС;
  • проходы должны быть достаточной ширины, чтобы животные могли расходиться без стресса;
  • в случае оборудования фермы индивидуальными боксами для каждого животного должен быть один бокс;
  • места для лежания должны быть покрыты достаточным количеством сухой подстилки или другим комфортным материалом (маты проверенного и сертифицированного качества).
  1. Требования к содержанию телят:

  • конструкция фермы должна позволять групповое содержание телят с 5-й недели жизни;
  • площадь для лежания должна быть рассчитана таким образом, чтобы все животные одной группы одновременно могли лежать;
  • место для лежания должно быть покрыто достаточным количеством сухой подстилки;

-конструкция телятника должна предусматривать или свободный доступ в вегетационный период на выгульную площадку с доступом к поилке или содержание телят в открытой ферме (включая телячьи домики).

Частичное возмещение затрат за консультирование [5, с. 30]

До декабря 2013 г. сельхозпредприятиям предлагалась программа господдержки индивидуального консультирования в привязке к информационной системе менеджмента. Субсидирование в размере 80% (максимум 1500 евро в год на период 5 лет) на затраты на консультирование в комплексе с использованием информационных систем менеджмента, которые вносят вклад в улучшение:

  • качества продукции и процессов;
  • отслеживаемости предыдущих этапов/событий (включая маркировку) производства;
  • защиты животных и их здоровья;
  • аспектов защиты окружающей среды всего производства;
  • безопасности на рабочем месте;
  • эффективного применения соответствующих новых правовых норм.

Под эти критерии подходит, прежде всего, консультирование по соблюдению Свода требований Cross Compliance: предпосылок получения несвязанной погектарной поддержки. Поддержка консультирования способствует улучшению менеджмента предприятий в сельском хозяйстве.

Индивидуальное консультирование предприятий с привлечением внедрения систематизированной документации и анализа данных, позволяет ускорить и облегчить постоянную оптимизацию всех производственных процессов на сельскохозяйственных предприятиях.

Документация в животноводстве должна по крайней мере включать:

  • ведение реестров поголовья;
  • документацию закупки кормов, ведение протоколов при смешивании собственных и покупных кормов;
  • документацию расхода кормов;
  • документацию ветеринарных обработок;
  • документацию соблюдения действующих предписаний по содержанию и защите животных.

До декабря 2013 г. также действовала программа поддержки индивидуального консультирования предприятий по вопросам изменения климата, альтернативной энергетики, водному хозяйству, биоразнообразию, а также сопровождения мероприятий по реструктуризации молочного сектора.

Производители молока могли подавать заявку на возмещение части затрат на консультирование по следующим вопросам:

  • улучшение структур по производству и сбыту, если это касалось аграрных инвестиций и инвестиций в диверсификацию;
  • устойчивое землепользование (например, экстенсивное использование луговых угодий, технологии по бережному отношению к окружающей среде и животным);
  • сохранение генетических ресурсов в сельском хозяйстве.

Размер субсидии такой же, как в выше названной программе.

Основные принципы по улучшению рыночной инфраструктуры 

[5, с. 34]

По этой программе могут получать субсидии признанные, аккредитованные объединения производителей и их ассоциации. К ним, например, относятся объединения производителей молока для совместной его реализации. Первые 5 лет после создания они получают стартовую поддержку. В качестве первичных инвестиций выплачиваются инвестиционные субсидии в первые 7 лет с момента признания/аккредитации данного объединения.

Основой для господдержки служит директива об улучшении рыночной инфраструктуры – переработки и реализации сельскохозяйственной продукции, целью является создание предпосылок для обеспечения сбыта или получения преимуществ при реализации на уровне товаропроизводителей.

Субсидии выделяются на:

  • основание и деятельность объединений производителей и их сообществ;
  • инвестиции в здания и сооружения, служащие переработке или реализации сельскохозяйственной продукции;
  • разработку концепций по маркетингу.

Господдержка осуществляется как проектное субсидирование и предоставляется в форме компенсации.

На подачу заявки имеют право объединения производителей и их сообщества, предприятия переработки и торговли сельскохозяйственной продукцией, но имеются ограничения по торговому обороту компаний и количеству работающих.

Основные принципы господдержки землепользования с учетом рыночных и региональных особенностей [5, с. 44]

В этой программе объединены 5 подпрограмм. Для производителей молока из них могут быть интересны следующие:

  • субсидирование экстенсивных производственных технологий в полеводстве или многолетних культурах;
  • субсидирование экстенсивного использования лугов;
  • субсидирование технологий по бережному отношению к окружающей среде и животным.

Аграрные меры по защите окружающей среды применяются на добровольной основе в дополнение к обязательным требованиям Cross Compliance и национальным правовым предписаниям, например, эти специфические экологические ограничения на сельскохозяйственных угодьях компенсируются из бюджета этих программ. Эти ассигнования служат для покрытия дополнительных затрат и упущенной выгоды вследствие взятых обязательств по аграрным мерам защиты окружающей среды. Поддержка предоставляется всегда на период 5 лет из средств федеральной земли и ЕС.

Субсидирование экстенсивных производственных технологий в полеводстве или многолетних культурах. Целью предоставления поддержки является внедрение и сохранение экстенсивных производственных технологий в полеводстве или многолетних культурах, а также осуществление мероприятий по экстенсивному уходу за участками/полосками с цветущими растениями для устойчивого улучшения природных и экономических условий производства, которые находятся в гармонии с требованиями защиты окружающей среды и сохранения естественного жизненного пространства.

Содержание поддержки:

  • диверсификация структуры посевных площадей (ежегодно минимум 5 различных основных культур на пашне, сюда же относится соблюдение минимальной площади под бобовыми культурами), величина субсидии 75 евро/га;
  • возделывание промежуточных или подпокровных культур на пашне или подсевы в многолетних культурах, величина субсидии 70 евро/га;
  • мульчирующий или прямой посев или технологии с мульчей на пашне, величина субсидии 55 евро/га;
  • внесение жидких органических удобрений на пашню и луга по особым природоохранным технологиям, величина субсидии 30 евро/га площади внесения.

Субсидирование экстенсивного использования лугов. Целью предоставления поддержки является внедрение и сохранение экстенсивных технологий на лугах для устойчивого улучшения природных и экономических условий производства, которые находятся в гармонии с требованиями защиты окружающей среды и сохранения естественного жизненного пространства.

Содержание поддержки:

  • внедрение и сохранение экстенсивных технологий на лугах (максимум 1,4 усл. гол. КРС/га), величина субсидии 120 евро/га;
  • перевод пашни в экстенсивно используемые луга, величина субсидии 320 евро/га на 1 га бывшей пашни;
  • экстенсивное ведение избранных участков лугов, величина субсидии 150 евро/га;
  • для сокращения применения средств защиты растений и минеральных удобрений или определенных технологий по луговому выгульному содержанию, величина субсидии 220 евро/га.

Субсидирование технологий по бережному отношению к окружающей среде и животным. Целью предоставления поддержки является компенсация упущенной выгоды, связанной с дополнительными затратами на меры по бережному отношению к окружающей среде и животным. Эти мероприятия служат устойчивому приведению в соответствие производственных структур к возрастающим требованиям ввиду экстенсивного аграрного производства, сохранению природных основ для производства и защиты животных.

Содержание поддержки:

  • летнее содержание на пастбище дойных коров, ремонтного молодняка или КРС на откорме, величина субсидии 50 евро/ усл. гол. КРС;
  • содержание дойных коров, ремонтного молодняка на фермах с беспривязным содержанием с устойчивым покрытием или частично перфорированным половым покрытием и с выгулом на пастбище, величина субсидии 88 евро/ усл. гол. коров, 61 евро/ усл. гол. ремонтного молодняка, 94 евро/ усл. гол. КРС на откорме;
  • содержание дойных коров, ремонтного молодняка на фермах с беспривязным содержанием с устойчивым покрытием или частично перфорированным половым покрытием, а также на соломенной подстилке, величина субсидии 37 евро/ усл. гол. коров, 36 евро/ усл. гол. ремонтного молодняка, 167 евро/ усл. гол. КРС на откорме;
  • содержание дойных коров, ремонтного молодняка на фермах с беспривязным содержанием с устойчивым покрытием или частично перфорированным половым покрытием с выгульными площадками, а также на соломенной подстилке, величина субсидии 54 евро/ усл. гол. коров, 53 евро/ усл. гол. ремонтного молодняка, 183 евро/ усл. гол. КРС на откорме.

Также возможно комбинировать эти меры между собой.

Величина субсидирования всегда рассчитывается исходя из среднегодового поголовья.

Предпосылками для подачи заявки на эти субсидии является соблюдение следующих критериев:

  • наличие 5%-й проницаемой для дневного света поверхности в расчете от основной площади фермы;
  • используемая площадь фермы должна составлять минимум 5 м² на одну корову;
  • используемая площадь фермы для ремонтного молодняка и КРС на откорме 3,5 м²/животное (до 8 месяцев) и минимум 4,5 м²/животное (с 9 месяцев);
  • соотношение количества животных и кормомест 1,2:1;
  • боксы с сухой подстилкой или оснащены матами;
  • площадь выгульных площадок для дойных коров минимум 3,0 м² на одну корову.

Обобщение

Для увеличения конкурентоспособности и компенсации упущенной выгоды производителей молока имеется ряд мер господдержки. Они обобщенно представлены, наряду с другими мерами, в Рамочном плане федерально-регионального общего задания «Улучшение структуры сельского хозяйства и охрана побережья».

Рамочное планирование осуществляется на федеральном уровне плановым комитетом из представителей федерального и земельных правительств, куда входят федеральные министры сельского хозяйства и финансов, а также по министру от каждой федеральной земли. Реализация рамочного плана всегда является задачей земель. Отдельные федеральные земли решают для себя, какие программы господдержки они реализуют, а какие нет. По этой причине не все программы господдержки, представленные в каталоге, применяются на уровне федеральных земель. Кроме того, земли могут в определенной мере принимать решение о величине ставок поддержки, которые этими землями должны финансироваться. Поэтому величина поддержки в отдельных федеральных землях отличается.

Литература

1. http://ec.europa.eu/agriculture/milk/index_de.htm

2. http://ec.europa.eu/agriculture/milk/milk-package/index_de.htm

3. Nationaler Strategieplan der Bundesrepublik Deutschland für die Entwicklung ländlicher Räume für den Zeitraum 2007-2013. URL: http://www.bmelv.de/cln_181/SharedDocs/Downloads/Landwirtschaft/LaendlicheRaeume/Strategiepapier.pdf? _blob=publicationFile

4. Gesetz über die Gemeinschaftsaufgabe «Verbesserung der Agrarstruktur und des Küstenschutzes» (GAK-Gesetz -GAKG. URL: http://www.gesetze-im-internet.de/bundesrecht/agrstruktg/gesamt.pdf

5. Rahmenplan der Gemeinschaftsaufgabe «Verbesserung der Agrarstruktur und des Küstenschutzes» für den Zeitraum 2013-2016. URL: http://berichte.bmelv-statistik.de/GAB-0002000-2013.pdf

6.Agrarsozialpolitik/GAK/_Texte/Erlaeuterungen.html;jsessionid=31A3EC25ACACDD1EDC96B9CEA5C4383C.2_cid296#doc376682bodyText3. URL: http://www.bmel.de/DE/Landwirtschaft/Foerderung-

7. Verordnung (EG) Nr. 1234/2007. URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:L:2007:299:0001:0149:DE:PDF

8. Verordnung (EG) Nr. 657/2008 DER KOMMISSION. URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:L:2008:183:0017:0026:DE:PDF

9. Verordnung über die Gewährung von Beihilfen für Schulmilch (Schulmilch-Beihilfen-Verordnung). URL: http://www.gesetze-im-internet.de/schulmbhv_1985/BJNR020990985.html

10. http://www.schulmilch-fuer-alle.de/public/Schulmilchverordnung.pdf

11. Zuständige Behörden. URL: http://www.schulmilch-fuer-alle.de/index.php?id=510

12. Art. 91a Grundgesetz der Bundesrepublik Deutschland. URL: http://www.gesetze-im-internet.de/gg/art_91a.html

alexandr.djagilev@agrardialog.ru




Оценка современного экономического состояния сельскохозяйственных организаций Пензенской области

УДК 338.43(470.40)
Игорь Бондин,
доктор экономических наук,
профессор кафедры Пензенской государственной сельскохозяйственной академии

Дана объективная оценка финансово-хозяйственной деятельности сельскохозяйственных организаций, анализ производства и себестоимости сельскохозяйственной продукции, ее динамика и причины роста. Отражены основные показатели результативностидеятельности сельскохозяйственных организаций

S u m m a r y 

The article provides the objective assessment of agricultural organizations’ financial and economic activity, the analysis of the agricultural produce’s production and cost, its dynamics and growth causes. The main indicators of the efficiency of agricultural organizations’ activity are considered.

Ключевые слова: сельскохозяйственное производство, себестоимость, рентабельности, прибыль, убыток, финансово-хозяйственная деятельность.

Keywords: agricultural produce, cost, profitability, profit, loss, financial-economic activity.

В последние годы предпринимается попытка сделать отрасль сельского хозяйства высокоэффективной и конкурентоспособной, существенно повысить надежность обеспечения страны сельскохозяйственной продукцией и улучшить ее качество. Ставится задача провести коренную перестройку экономических отношений в сельском хозяйстве, смысл которой заключается в том, чтобы дать сельским жителям возможности для проявления самостоятельности, предпринимательства и инициативы. Большая роль в решении этих задач принадлежит анализу финансово-хозяйственной деятельности предприятий по обоснованной методике, позволяющей их результаты использовать при разработке бизнес-планов, реализации управленческих решений и осуществлении систематического контроля их выполнения [1].

На основе анализа финансово-хозяйственной деятельности определяется влияние факторов на повышение эффективности производства и разрабатываются мероприятия по освоению имеющихся резервов.

Основные показатели, характеризующие деятельность сельскохозяйственных предприятий следующие: объем производства и реализации продукции, издержки производства и себестоимость продукции, сумма прибыли и уровень рентабельности, кредиторская задолженность предприятия и его платежеспособность.

Всесторонний анализ производства продукции позволяет дать объективную оценку финансово-хозяйственной деятельности сельскохозяйственных организаций имеющегося ресурсного потенциала, выявить возможности увеличения производства продукции, минимизации ее себестоимости, роста прибыли и рентабельности, повышения финансовой устойчивости предприятия [3].

За период 2000-2013 гг. наблюдается увеличение объемов производства зерна (на 75,7%), сахарной свеклы (в 4,8 раза), картофеля (1,4 раза), подсолнечника (в 6,8 раза), прироста живой массы скота и птицы (в 2,8 раза). Если сравнить показатели 2013 и 2012 гг., то налицо заметный рост производства продукции растениеводства (за исключением сахарной свеклы) [6].

Важнейшим показателем эффективности использования ресурсов является себестоимость производства продукции. Изменение ее по годам, сопоставление с уровнем цен позволяют объективно оценить результаты деятельности предприятий по управлению издержками. Анализ изменения себестоимости производства продукции в динамике показывает, что за 2000-2013 гг. наблюдался существенный рост себестоимости продукции как растениеводства, так и животноводства. При этом повышение себестоимости продукции растениеводства в 2013 г. по сравнению с 2000 г. составило: зерна – в 4,6 раза, подсолнечника – в 4,7, сахарной свеклы – в 1,8, картофеля – в 2,1, овощей открытого грунта – в 4,5 раза (табл. 1).

Таблица 1 

Производственная себестоимость продукции в сельскохозяйственных организациях Пензенской области в 2000-2013 гг., руб./ц

Продукция

2000 г.

2009 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

Зерно

111

334

606

497

648

507

Подсолнечник на зерно

175

569

1593

653

899

814

Сахарная свекла

64

121

233

99

103

118

Картофель

300

427

1133

563

749

636

Овощи открытого грунта

208

861

4700

749

606

936

Молоко

323

759

959

1128

1176

1325

Прирост живой массы КРС

3379

9389

9707

9424

12839

14737

Прирост живой массы свиней

3193

4859

4284

8026

4825

4038

Яйцо, тыс. шт.

889

4717

5640

4851

5157

5644

Наиболее значительным было повышение себестоимости продукции животноводства. Так, в 2013 г. по сравнению с 2000 г. себестоимость 1 ц молока возросла в 4,1 раза, прироста живой массы КРС – в 4,4, прироста живой массы свиней – в 1,3, 1 тыс. шт. яиц – в 6,3 раза [4].

Анализ показывает, что основное влияние на рост себестоимости производства продукции растениеводства оказывает значительное удорожание материальных ресурсов промышленного производства (минеральных удобрений, нефтепродуктов, топлива, электроэнергии, средств защиты растений, запасных частей и др.), темпы роста стоимости которых более высокие по сравнению с себестоимостью материальных ресурсов собственного производства. Так как продукция растениеводства является кормовой базой для отрасли животноводства, она влияет на повышение себестоимости животноводческой продукции. Поэтому низкая урожайность сельскохозяйственных культур и продуктивность животных в связи с недостаточной обеспеченностью предприятий необходимыми материальными ресурсами при росте их стоимости обусловили динамичное повышение себестоимости всех основных видов продукции. Таким образом, повышение эффективности использования привлекаемых материальных ресурсов нужно рассматривать как один из главных инструментов снижения себестоимости продукции.

Рост цен на отдельные виды продукции способствовал повышению эффективности сельскохозяйственного производства. Однако эффект роста цен снижался с одновременным увеличением затрат на промышленную продукцию и услуги, приобретаемые сельскохозяйственными товаропроизводителями [2].

Один из основных показателей результативности деятельности предприятия  уровень рентабельности. Как видно из данных таблицы 2, среди основных видов продукции растениеводства, наиболее рентабельным в 2013 г. оказалось производство подсолнечника и сахарной свеклы, уровень рентабельности которых составил 27,8 и 33,8% соответственно. Весьма нестабильным на протяжении анализируемого периода оставался уровень рентабельности производства зерна. В период 2007-2011 гг. отмечается резкое ухудшение рентабельности производства – с 57 до 3,7%. Однако в 2012 и 2013 гг. рентабельность зерна была положительной (5,1 и 10,5%).

Что касается продукции животноводства, то за период 2000-2013 гг. наиболее стабильным в плане рентабельности было производство яиц, в то время как производство мяса КРС на протяжении практически всего периода оставалось убыточным. Более того, убыточность производства мяса КРС в 2013 г. составила 40,5%.

Таблица 2 

Рентабельность (+), убыточность (–) производства и реализации продукции в сельскохозяйственных организациях Пензенской области 

в 2000-2013 гг., %

Продукция

2000 г.

2009 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

Зерно

43,2

– 2,0

– 8,0

– 3,7

5,1

10,5

Подсолнечник

16,2

36,2

66,0

15,7

29,7

27,8

Сахарная свекла

– 12,1

48,9

– 5,7

45,0

22,9

33,8

Картофель

8,1

24,0

77,6

61,3

21,1

19,1

Молоко

– 8,1

4,2

18,6

12,2

2,4

16,3

КРС в живой массе

– 32,7

– 16,6

– 26,0

– 21,5

– 25,1

– 40,5

Свиньи в живой массе

– 31,4

22,1

49,7

– 7,2

28,9

2,3

Яйцо

– 11,2

41,6

28,8

5,4

20,9

12,7

Нужно отметить, что сельскохозяйственные предприятия основную часть прибыли получают именно от реализации произведенной продукции, следовательно, рентабельность отдельно взятых видов продукции в конечном итоге оказывает влияние на финансовые результаты деятельности организации в целом.

По результатам деятельности сельскохозяйственных организаций Пензенской области за период 2000-2013 гг. убыток был получен лишь в 2000 г., его величина составила 202,9 млн руб. В 2013 г. по-прежнему был достаточно высок процент убыточных предприятий – 20% от общей численности, однако сумма прибыли составила 575,8 млн руб. Уровень рентабельности по всей деятельности в целом по области составил 3,0%, в том числе от продукции растениеводства – 18,9% и от продукции животноводства – 5,2%.

В связи с этим можно сделать вывод, что наметилась неоднозначная тенденция в развитии сельского хозяйства области. С одной стороны, увеличился объем субсидий из бюджетов всех уровней, в 2013 г. он составил 2409 млн руб., или 8543 тыс. руб. в расчете на 1 организацию, среднемесячная заработная плата повысилась по сравнению с 2012 г. на 14,5%. С другой стороны, показатели уровня рентабельности по всем видам деятельности, в том числе и по отдельным отраслям, свидетельствуют о тяжелом положении сельхозтоваропроизводителей Пензенской области. В 2013 г. сумма кредиторской задолженности сельскохозяйственных организаций Пензенской области составила 8166,0 млн руб., или в среднем 28,9 млн руб. на одно сельхозпредприятие.

Нельзя не отметить, что начиная с 2000 г. уровень государственной поддержки сельского хозяйства в области возрастает из года в год. Так, например, в 2000 г. сумма государственной поддержки не превысила 2% всей выручки от реализации продукции сельского хозяйства, в расчете на одну сельхозорганизацию она составила в среднем 73,3 тыс. руб. Впоследствии наблюдалась тенденция повышения сумм дотаций и компенсаций из бюджетов различных уровней: в 2005 г. господдержка составила 2,6% всей выручки от реализации сельскохозяйственной продукции, в 2008 г. – 3,1, в 2012 г. – 9,0, в 2013 г. – 11,3% [5].

Приведенный выше анализ современного экономического состояния сельского хозяйства Пензенской области свидетельствует об одно направленности наблюдаемых негативных тенденций в регионе. Однако в целом по отрасли за последние 14 лет отмечены и положительные тенденции. Увеличились объемы производства основных видов продукции сельского хозяйства. Из хронически убыточной отрасль стала в целом прибыльной, значительно сократился удельный вес финансово неблагополучных хозяйств. Активная позиция государства привела к тому, что в сельском хозяйстве наметился определенный рост, но насколько он будет устойчивым и значительным говорить еще рано.

Литература

  1. Бондина Н.Н., Бондин ИА, Початкова О.В. Эффективность использования материально-технических ресурсов в сельскохозяйственных организациях. Пенза : РИО ПГСХА, 2009. 175 с. 10,17 п.л., в т. ч. авторских 3,4 п.л.

  2. Бондина Н.Н., Бондин И.А., Баширова Н.С. Эффективность использования производственного потенциала в сельскохозяйственных организациях: монография. Пенза: РИО ПГСХА, 2012. 206 с.

  3. Бондина Н.Н., Бондин И.А., Юдаева О.С. Повышение экономической эффективности сельскохозяйственного производства на основе совершенствования финансового механизма: монография. Пенза: РИО ПГСХА, 2013. 171 с.

  4. Бондина Н.Н., Бондин И.А. Издержки производства в системе факторов, влияющих на эффективность производства // Вестник СГАУ им. Н.И. Вавилова. 2012. № 5. С. 31-35.

  5. Бондина Н.Н. Необходимость государственной поддержки в целях повышения эффективности использования производственного потенциала // Международный сельскохозяйственный журнал. 2013. № 3. С. 13-14.

  6. Сельское хозяйство Пензенской области: стат. сб. Пенза, 2013. 292 с.

igor_bondin@mail.ru




Методологические подходы к обоснованию феномена экономического поведения сельскохозяйственных организаций

УДК 330.88
Анатолий Труба,
кандидат экономических наук,
профессор Мичуринского государственного аграрного университет

Рассматриваются методологические подходы к обоснованию феномена экономического поведения хозяйствующих субъектов агропромышленного комплекса с позиций сочетания как рационального поведения, так и максимизации прибыли.

S u m m a r y 

This article discusses the methodological approaches to the justification of the phenomenon of economic behavior of economic agents from the standpoint of agribusiness as a combination of rational behavior and maximize profits.

Ключевые слова: экономическое поведение, феномен, хозяйствующие субъекты агропромышленного комплекса.

Keywods: phenomenon, economic behavior, economic entities agribusiness.

Анализ феномена экономического поведения сельскохозяйственных организаций регионов страны приобретает особую актуальность в современных экономических условиях развития агропромышленного комплекса, поскольку выбор модели экономического поведения для сельскохозяйственных организаций играет определяющую роль и может в значительной степени влиять на эффективность самого субъекта хозяйственной деятельности и всего агропромышленного комплекса.

Исследования показали, что феномен экономического поведения заключается в исключительности этого понятия и явления, некой уникальности, обоснованной как формированием под действием взаимосвязанных научных дисциплин, так и повышенной актуальностью и значимостью в рамках рыночной экономики, что обуславливается следующими причинами:

-изменением интенсивности и характера хозяйственной деятельности, что повлекло за собой формирование новой психологии (нового сознания), в которой экономический аспект сознания занимает относительно самостоятельное место;

-влиянием экономического поведения как подструктуры общественного сознания на другие его подструктуры;

-спецификой генезиса экономического поведения, состоящей в том, что экономическое сознание формируется позже других видов сознания, а именно тогда, когда субъект включен во все стадии воспроизводства.

Кроме того, экономическое поведение более широкое понятие, включающее не только поступки, мотивы и склонности, но и общественные институты, влияющие на экономическое поведение, например, государство, общественные отношения, законодательные отношения и т.п.

Рассматривая вопрос о теоретических подходах к изучению феномена экономического поведения, следует отметить, что экономическое поведение – это междисциплинарное понятие, которое должно оцениваться не только с точки зрения экономической теории. Существует ряд научных подходов к изучению феномена экономического поведения:

— экономический;

— социологический;

— статистический (вероятностный).

Экономический подход к изучению феномена экономического поведения заключается в рассмотрении ряда экономических альтернатив для рационального выбора деятельности хозяйствующего субъекта.

Социологический подход к изучению экономического поведения определяет данный феномен с точки зрения формирования и выбора цели, которые соответствуют социальным нормам, ценностям, а также нормам культуры общества.

Так, социолог В.И. Верховин рассматривает экономическое поведение как предмет экономической социологии в контексте ряда экономических проблем: проблемы социального порядка и институционального каркаса экономического поведения, а также изучения самих субъектов экономического действия. Он же определяет экономическое поведение как систему социальных действий, которые, во-первых, связаны с использованием разных по функциям и назначению экономических ценностей (ресурсов) и, во-вторых, ориентированы на получение прибыли (вознаграждения) от их обращения [1]. Еще одну трактовку понятия экономического поведения, с точки зрения социологии, дает российский ученый Н.Г. Сухорукова, которая определяет экономическое поведение как категорию, выражающую отношения между людьми в совместной экономической деятельности. Они определяются степенью соответствия уровня их экономической культуры динамике социальных процессов общества, опосредуются системой ценностных предпочтений субъектов деятельности и включают множество типов действий [2].

Статистический (вероятностный) подход к изучению феномена экономического поведения – это учет вероятностного характера экономической системы и, следовательно, принципиальной, неизбежной неполноты информации, используемой при принятии экономических решений. Статистический подход к изучению феномена экономического поведения помогает выделить количественные показатели результативности деятельности сельскохозяйственной организации.

Вероятностный подход противопоставляется наиболее распространенному прежде детерминированному подходу. Детерминированный подход, применительно к изучению экономики в целом и экономического поведения в частности, состоит в том, что экономическая система признается детерминированной, то есть каждое действие или хозяйственный субъект вызывает строго определенный результат.

Однако различия в экономическом, социологическом и психологическом подходах к анализу экономического поведения часто имеют условный характер и тесно взаимосвязаны между собой.

По мнению ряда ученых, во главе с А.Б. Душковым, основными компонентами структуры экономического поведения являются:

-экономические эмоции и чувства, примерами которых являются удовлетворение от результатов и процесса труда, желание признания и почета, желание пойти на риск и др.;

-экономическая перцепция, например, восприятие денег, сенсорно-перцептивные компоненты отношения к товарам и услугам, перцептивные установки и т.п.;

-экономические представления, то есть представления о том, как функционирует экономика. Другими словами, это формируемая под влиянием макроусловий комплексно организованная система представлений, являющихся объективным отражением реальности, что создает экономический образ;

-экономическое мышление, то есть способность человека как социального субъекта отражать и осмысливать экономические понятия, познавать их сущность, усваивать и соотносить их с требованиями экономических законов и на основе этого строить свою деятельность [3].

Таким образом, экономическое поведение – поведение, связанное с перебором экономических альтернатив с целью рационального выбора, то есть такого выбора, в котором минимизируются издержки и максимизируется чистая выгода. Предпосылками экономического поведения выступают экономическое сознание, экономическое мышление, экономические интересы, социальные стереотипы (рис.).

Снимок экрана 2015-04-23 в 12.46.45

Рис. Структурно-функциональное содержание экономического поведения субъектов хозяйственной деятельности

При этом каждая из предпосылок по-своему формирует тот или иной тип экономического поведения. Так, например, техника экономического мышления – это некая предпосылка, которой человек руководствуется в своем поведении. Исходя из баланса рациональности и эмоциональности своего мышления, индивиды предпринимают лишь те действия, которые принесут им наибольшую чистую пользу (то есть пользу за вычетом возможных затрат, связанных с этими действиями). В общении между собой, особенно по поводу распределения и потребления ограниченных экономических ресурсов, субъекты преследуют свои экономические интересы, удовлетворяют свои насущные потребности. Это вторая предпосылка их экономического поведения, позволяющая во многом его предсказывать. Действуя в собственных интересах, люди создают возможность выбора для других, и общественная координация формируется как процесс непрерывного приспособления к изменениям в чистой выгоде, возникающим в ходе их взаимодействия.

Исходя из вышесказанного, представляется возможным дать обобщающее понятие экономического поведения сельскохозяйственной организации, как хозяйствующего субъекта, как целенаправленных действий на рынке сельскохозяйственной продукции, товаров и услуг, ориентированных в своем комплексе на выполнение определенной миссии, поставленной перед этим субъектом.

Теоретические аспекты исследования феномена экономического поведения сельскохозяйственных организаций можно свести к следующему:

-сельскохозяйственные организации находятся в ситуации, когда количество доступных им ресурсов является ограниченным. Организация не может одновременно удовлетворить все свои потребности и поэтому вынуждена делать выбор в своем экономическом поведении;

-факторы, обусловливающие этот выбор, делятся на две строго различающиеся группы: предпочтения и ограничения. Предпочтения характеризуют субъективные потребности и желания сельскохозяйственной организации, ограничения – ее объективные возможности. Главными ограничениями сельскохозяйственной организации являются величины ее доходной части и цены отдельных благ и услуг;

-сельскохозяйственная организация, как субъект экономической деятельности, наделена способностью оценивать возможные для нее варианты выбора с точки зрения того, насколько их результаты соответствуют имеющимся предпочтениям, то есть альтернативы всегда должны быть сравнимы между собой;

-совершая определенный выбор, сельскохозяйственная организация руководствуется собственными интересами, которые могут при этом включать и благосостояние отдельных участников экономического процесса (индивидов), а также основными принципами социальной ответственности и социальной этичности;

-находящаяся в распоряжении сельскохозяйственной организации информация, как правило, является ограниченной – ей известны далеко не все доступные варианты действия, а также результаты известных вариантов. Приобретение дополнительной информации требует издержек. Один из доступных вариантов выбора для субъекта экономической деятельности состоит в организации и проведении социологических исследований, обобщении полученных данных и корректировки на основе результатов основного направления деятельности сельскохозяйственной организации;

-выбор сельскохозяйственной организации является рациональным, если он в наибольшей степени будет отвечать ее предпочтениям, максимизировать ее целевую функцию.

В связи с вышеизложенным, особую актуальность приобретает процесс формирования моделей экономического поведения сельскохозяйственных организаций, предусматривающий решение перечисленных проблем макро- и микроэкономического уровня, а также способный обеспечить экономическую безопасность отечественного рынка сельскохозяйственной продукции, что является важной народно-хозяйственной задачей, решение которой будет способствовать эффективному функционированию всей агропромышленной системы.

Литература

1. Верховин В.И Экономическое поведение как предмет социологического анализа: дис. … д-ра социол. наук. М., 1999.

2. Каримов А.Г. Концептуальные подходы к исследованию экономического поведения «работающих бедных» как социально-экономического феномена // Фундаментальные исследования. № 11-8/2013 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/kontseptualnye-podhody-k-issledovaniyu-ekonomicheskogo-povedeniya-rabotayuschih-bednyh-kak-sotsialno-ekonomicheskogo-fenomena

3. Душков Б.А. Психология труда, управления, инженерная психология и эргономика / Б.А. Душков, А.В. Королев, Б.А. Смирнов // Энциклопедический словарь, 2005. 572 с.

glava@r48.tambov.gov.ru




Инвестиции как базис в преодолении рецессии в отечественной экономике

УДК 330.322.2
Вера Афонина,
кандидат экономических наук, доцент,
профессор кафедры Одинцовского гуманитарного университета

Российская экономика находится в сложных условиях, обусловленных рядом негативных факторов: падением цен на нефть, вывозом капитала из страны, удешевлением рубля, санкциями Запада, снижением инвестиционной активности. Все это усугубляет возможности развития важнейших секторов экономики, в том числе и сельского хозяйства, способного создать кумулятивный эффект. Выход из рецессии связан с развитием инвестиционных процессов, формирующих новые производства, рабочие места, рост доходов и платежеспособный спрос. 

S u m m a r y 

A home economy is in difficult terms, negative factors conditioned alongside: by a price decline on oil, by escape of capital from a country, reduction of prices of rouble, approvals of the West, decline of investment activity. All of it aggravates possibilities of development of major sectors of economy, including agriculture able to create a cumulative effect. An exit from a recession is related to development of investment processes, forming new productions, workplaces, height of acuestss and solvent demand.

Ключевые слова: экономика, рецессия, сельское хозяйство, инвестиции, производство, доходы, спрос.

Keywords: economy, recession, agriculture, investments, production, acuestss, demand.

Актуальность исследования обусловлена сложной ситуацией в российской экономике. В настоящее время экономика страны балансирует между рецессией и стагнацией. Что победит? Где выход из сложившейся ситуации? По данным ряда международных организаций, динамика ВВП России в 2014 г. прогнозируется на следующем уровне:

-прогноз Минэкономразвития России: 1,1%;

-прогноз Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР): 2,5% → 0%;

-прогноз Международного валютного фонда (МВФ): 2,9% → 1,3% → 0,2%;

-прогноз Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР): 3,8% → 0,6%;

-прогноз ЦБ РФ: 1,5% – 1,8% → 0,4% [1].

Данная ситуация обусловлена рядом негативных факторов: снижением цен на энергоресурсы на мировом рынке; введением эмбарго, ухудшением геополитической ситуацией в мире, усилением оттока капитала из страны; снижением доступа к финансовым ресурсам, стагнацией инвестиционной деятельности.

Похожие ситуации в экономике были и в других странах. Так, ученый-экономист М. Ротбард, описывая похожую ситуацию после кризиса 1929 г., назвал ее депрессией. Самый большой недостаток депрессии – ее длительное влияние на экономику (депрессия 1929 г. охватила временной период вплоть до начала Второй мировой войны).

В современной экономике используют слово рецессия, но ее последствия на экономику не изменились: нулевой рост экономики, развитие инфляции, рост безработицы, повышение цен на продукты питания, обнищание народа.

Негативные явления в российской экономике протекают на фоне роста экономик других стран. Так, правительство развитых стран, в частности США, сворачивает программы по стимулированию экономики, которые активно реализовывались начиная с 2009 г., и акцентирует внимание лишь на поддержке национального роста. Бизнес в США уже не увеличивает инвестиции, но прирост рабочих мест происходит инерционно (ежемесячно требуется до 200 тыс. рабочих и служащих).

Этот процесс обусловлен реализацией инвестиционных проектов, когда на рубль вложенных инвестиционных ресурсов наблюдается отдача в течение нескольких лет. Особенно большую отдачу дают инвестиции, вложенные в аграрный сектор. На каждый вложенный рубль инвестиций отмечается прирост до 5 и более рублей ВВП, что объясняется, во-первых, мультипликативным эффектом, во-вторых, способностью аграрного сектора оказывать положительные эффекты на развитие других секторов экономики за счет формирования ресурсной базы, роста доходов работников, платежеспособного спроса и др.

На наш взгляд, основными факторами, способными активизировать рост отечественной экономики, являются инвестиции и инновации. Причем инвестиции оказывают влияние на рост экономики, если они вложены в реальное производство. В России низкая инвестиционная активность превратилась в проблему, «создающую угрозу национальной безопасности…. Одним из препятствий для развития инвестиционного процесса является недостаточность и дороговизна внутренних источников финансирования, в связи с чем привлечение иностранных инвестиций жизненно важно для развития конкурентоспособной экономики» [2, с. 84].

Для отечественной экономики необходимы инвестиции, вкладываемые в инновации, в реальное производство, в том числе и сельскохозяйственное, что даст «толчок» развитию других отраслей. Рост капиталовложений должен ориентироваться на показатели стран, успешно развивающихся в современном мире.

Например, только за период 2005-2010 гг. отмечен рост капиталовложений в экономике Китая с 950 до 3550 млрд долл., при этом валовые капитальные вложения в процентах от ВВП составляют более 45% [3]. Это позволило Китаю в короткий период времени совершить казалось бы невозможное – занять второе место в мире по величине производства валового внутреннего продукта, уступив лишь США. В 2012 г. ВВП США составил 16244600 млн долл., на втором месте находится Китай (ВВП 8227103 млн долл.) [4]. В настоящее время руководство Китая обеспокоено высокими темпами прироста ВВП. Для недопущения «перегрева» экономики намечены меры по снижению государственных инвестиций до 20%, уменьшению иностранных инвестиций и их «перенаправлению» в трудоемкие инфраструктурные проекты в городах и сельской местности. В то же время продолжается политика стимулирования развития малого бизнеса в целях роста доходов населения, расширения внутреннего рынка, формирования платежеспособного спроса.

Что касается валовых капиталовложений, то показатели США и Китая превышают показатели капиталовложений России в 12 и 6,7 раз соответственно. Причем удивляют не столько объемы капиталовложений, сколько объемы их роста.

В отечественной экономике отмечаются не только низкие показатели капиталовложений – немногим более 20% к ВВП Российской Федерации, но и небольшой прирост инвестиций (на уровне 1%) относительно предыдущих периодов (табл. 1).

Таблица 1

Сводные характеристики инвестиционной деятельности в России, млрд руб.

Показатели

2000 г.

2005 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

ВВП: млрд руб.

% к предыдущему году

7305,6

110,0

21609,8

106,4

46308,5

104,5

55799,6

104,3

62599,1

103,4

Доля сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства в ВВП: млрд руб.

%

742,4

9,7

1380,9

6,4

2618,5

5,8

3006,03

5,4

2891, 8

4,6

Инвестиции в основной капитал РФ: млрд руб.

%:

к предыдущему году

к ВВП

1165,2

117,4

15,9

3611,1

110,9

16,7

9152,1

106,3

19,8

11035,7

110,8

19,8

12568,8

106,6

20,1

Инвестиции в основной капитал сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства: млрд руб.

%

34,8

3,0

142,3

3,9

303,8

3,3

446,9

4,1

473,4

3,8

Инвестиции в основной капитал сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства по источникам финансирования: %

собственные

привлеченные

68,0

32,0

59,8

40,2

48,7

51,3

43,3

56,7

45,5

54,5

Источник: [5, с. 11, 29, 85, 86, 90-91]. 

Анализируя динамику ВВП страны за 2000-2012 гг., следует отметить рост данного показателя (в фактически действующих ценах) более чем в 8,5 раза. При этом доля сельского хозяйства в ВВП страны увеличилась только в 3,9 раза, что свидетельствует о низких темпах роста. К тому же, в 2000 г. доля сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства в ВВП составляла 9,7%, а в 2012 г. она снизилась до 4,6%. Одной из причин снижения доли сельского хозяйства в ВВП страны остается непреодолимый диспаритет цен.

Что касается инвестиций, вложенных в основной капитал отрасли (сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство), то если в стоимостном размере они увеличились в 12,6 раза (с 34,8 до 473,4 млрд руб.), то их доля в ВВП увеличилась только на 0,8% (с 3 до 3,8%). Причем доля сельского хозяйства в процентах от всех инвестиций, направляемых в капитальные вложения, неуклонно снижалась и составила менее 3% [6, с. 412].

В источниках финансирования инвестиций преобладают привлеченные средства, из которых в 2011 г. бюджетные средства составили 15756,2 млн руб. (в том числе из федерального бюджета – 9900,3 млн руб. и регионального бюджета – 5416,3 млн руб.). В 2012 г. бюджетные средства составили 13520,5 млн руб. (в том числе из федерального бюджета – 8250,2 млн руб. и регионального бюджета – 4642,5 млн руб.). Таким образом, бюджетные средства в инвестициях сокращаются, что является серьезным препятствием в их дальнейшем росте.

Особую значимость для сельскохозяйственных организаций и экономики в целом имеют чистые инвестиции, показывающие фазу развития организаций и экономики в целом. В сельском хозяйстве показатели чистых инвестиций высокие, но это свидетельствует не о значительном росте в сельском хозяйстве, а о том, что большая часть основных фондов самортизирована, а новое оборудование поступает в небольших объемах (табл. 2).

Таблица 2

Показатели основных фондов России

Показатели

2000 г.

2005 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

Коэффициент обновления основных фондов

1,8

3,0

3,7

4,6

3,9

Коэффициент обновления основных фондов в сельском хозяйстве, охоте и лесном хозяйстве

2,4

3,7

4,3

4,1

Степень износа основных фондов

39,3

45,2

47,1

47,9

47,7

Степень износа основных фондов в сельском хозяйстве

46,2

42,1

42,8

42,5

Источник: составлено автором по данным [3]. 

Степень износа основных фондов несколько ниже показателей по экономике, но в целом остается высокой, что затрудняет решение вопросов модернизации, продовольственной безопасности и оказывает негативное влияние на формирование валовой добавленной стоимости в сельском хозяйстве (рис.).

Снимок экрана 2015-04-23 в 1.07.17

Рис. Доля сельского хозяйства, инвестиций и основных фондов [7]

Данные рисунка показывают тесную связь валовой добавленной стоимости, доли инвестиций и наличия основных фондов в сельском хозяйстве. Снижение доли инвестиций в основной капитал с 15,9% в 1990 г. до 3,7% в 2012 г. оказало влияние на снижение доли основных фондов с 11,4% в 1990 г. до 2,7% в 2012 г. И, как следствие, произошло снижение валовой добавленной стоимости с 16,4% в 1990 г. до 3,7% в 2012 г.

Следует отметить, что эффект от инвестиций проявляется не только в росте доходности и объемов производства, но и в увеличении конкурентоспособности, достижении продовольственной безопасности страны. В настоящее время необходим не просто рост сельскохозяйственного производства, а интенсивный рост в долгосрочном периоде, связанный с развитием производительных сил на инвестиционно-инновационной основе.

Общеизвестно, что интенсивный рост и развитие сельскохозяйственных организаций осуществляется двумя способами:

-за счет увеличения производственного потенциала;

-за счет эффективного использования имеющихся производственных ресурсов.

То есть можно увеличивать инвестиционный потенциал сельскохозяйственных организаций, а можно – эффективность использования этого потенциала. Результатом реализации данных способов и является интенсивный рост и развитие сельскохозяйственных организаций.

Интенсивный рост и развитие сельскохозяйственных организаций рассматривается нами с позиции теории производственных возможностей. Суть ее заключается в следующем: если все факторы производства, включая инвестиционную деятельность, используются полностью и с наибольшей эффективностью, то реальный объем производства достигает своего максимального значения. Если инвестиционная деятельность в сельскохозяйственных организациях используется недостаточно эффективно (то есть не в полном объеме), то фактические показатели объема производства будут меньше потенциального.

Реализация потенциальных возможностей интенсивного роста и развития сельскохозяйственных организаций требует наличия в системе определенного оптимального соотношения количества и качества ресурсов, энергетики, времени и усилий по эффективному использованию этих ресурсов в целях и на нужды развития. Если такие усилия в обществе отсутствуют, то сама по себе избыточность ресурсов стимулирует лишь процессы деградации [8, с. 156]. Из этого следует, что в обществе не только должно быть наличие инвестиций, но и использование инвестиций должно быть эффективным (преимущественно с использованием инноваций). Поэтому инвестиционная деятельность в сельском хозяйстве на современном этапе развития экономики рассматривается нами как относительно самостоятельный фактор интенсивного роста и развития сельскохозяйственных организаций с целью преодоления рецессии и выхода на рост продукции в отрасли и всего народно-хозяйственного комплекса в целом.

Литература

  1. ВВП РФ в 2014 году. URL: http://www.semestr.ru/ks330?object=7&razdel=2 (дата обращения: 10.11.2014).

  2. Никитская Е.Ф. Экономический рост и инвестиционная активность в инфляционной среде // Экономика, статистика и информатика. Вестник УМО. Научно-практический журнал. 2012. № 1. С. 81-85.

  3. Российские реформы в цифрах и фактах [Электронный ресурс]. Режим доступа: htth://kaivg.narod.ru (дата обращения: 05.11. 2014).

  4. ВВП США. URL: http://gtmarket.ru/ratings/rating-countries-gdp/rating-countries-gdp-info (дата обращения: 10.11. 2014).

  5. Инвестиции в России. 2013 : стат. сб. / Росстат. М., 2013. 303 с.

  6. Афонина В.Е. Методы финансирования инвестиционного процесса в сельском хозяйстве // Научное обозрение. 2014. № 7. С. 411-415.

  7. Официальный интернет-сайт Федеральной службы государственной статистики РФ. URL: http: // www.gks.ru

  8. Воронцов А.П. Ресурсосбережение в АПК. М. : Юркнига, 2006. 208 с.

afonina_vera@mail.ru




Актуальность общественных благ как признаков устойчивости сельских территорий

УДК 338.436 (470.447)
Виктория Муканова,
старший преподаватель,
Калмыцкий государственный университет, г. Элиста

В устойчивом развитии сельских территорий значительная роль отводится общественным благам, продуцируемым ими. Их адекватная интерпретация, управление их производством, распределением и потреблением являются залогом эффективного функционирования и развития сельских территорий. Рассмотрена актуальность общественных благ как одного из признаков устойчивого развития сельских территорий.

S u m m a r y 

In the sustainable development of rural areas a significant role is given to public goods. Their adequate interpretation, management of production, distribution and consumption are the key to the effective functioning and development of rural areas. The article is devoted to public goods as one of the signs of sustainable rural development.

Ключевые слова: устойчивое развитие, сельские территории, общественные блага, естественные ресурсы, искусственные ресурсы.

Keywords: sustainable development, rural areas, public goods, natural resources, artificial resources.

Сельская местность – важнейший элемент системы общественного развития, ее социально-территориальная подсистема. «Как социально-территориальная подсистема общества сельская местность представляет собой единый социально-экономический, пространственный, природный и историко-культурный комплекс, включающий сельское население, совокупность общественных отношений, связанных с его жизнедеятельностью, а также территорию и материальные объекты, на ней расположенные» [1].

В устойчивом развитии сельских территорий значительная роль отводится общественным благам, продуцируемым ими. Их адекватная интерпретация, управление их производством, распределением и потреблением являются залогом эффективного функционирования и развития сельских территорий.

Общественные блага – это совокупность товаров и услуг, которые предоставляются населению на безвозмездной основе, за счет финансовых средств государства. Материальные блага рассматриваются в экономике в двух аспектах: с точки зрения вклада труда и ресурсов, вложенных в их производство, и с точки зрения их полезности (способности удовлетворить определенную человеческую потребность) [2].

Основным условием заселения территории является наличие ресурсов и возможностей для удовлетворения физиологических потребностей организма в питании. Именно эта потребность стала исходной в развитии собирательства, зарождении в древности (примерно 10 млн лет до н.э.) сельскохозяйственного производства как базисного вида хозяйственной деятельности человека. С тех пор возникло множество других видов деятельности, но все они связаны с использованием ресурсов и возможностей конкретного человека и места.

Ведущие российские ученые на современном этапе указывают на уникальность характеристик сельских территорий, своеобразное сочетание их природных и искусственных признаков, в числе которых: животный и растительный мир, сельскохозяйственные угодья и не возделываемые земельные участки, многие уникальные объекты населенных пунктов, а также глубоко укоренившиеся социальные и культурные традиции, которые невозможно перенести в другие места или воссоздать где-то еще. Уникальность сельской местности определяется и тем, что из всех жизненных сред она наиболее полно выполняет функции жизнеобеспечения и является источником множества благ, используемых человеком: природных ресурсов, местом проживания, рекреационным объектом, местом ассимиляции отходов и т.д. [3].

Для уточнения характеристик сельской местности необходимо наличие классификации источников формирования благ и самих общественных благ. Анализ теоретических разработок показал, что данным классификациям не уделяется должного внимания, хотя, на наш взгляд, именно указанные признаки классификации позволят тщательно обосновать существующие и перспективные направления устойчивого развития сельских территорий, а также, по возможности, оптимальную структуру экономики сельского хозяйства.

Источниками возникновения всех благ сельской местности служат ее ресурсы, которые подразделяются на естественные и искусственные.

Основными естественными ресурсами являются ресурсы, источниками формирования которых стали:

-земля – поверхностный слой (плодородие) и недра (полезные ископаемые различных видов), тектонические свойства, энергия земли;

-вода – питьевая, обладающая уникальными свойствами («быстрая», соленая, пресная, горячая и пр.), наличие значительных объемов воды, энергия воды;

-воздух – чистый, обладающий уникальными свойствами, средняя скорость воздушных потоков, энергия ветра;

-солнце – активность, средняя температура, энергия солнца;

-ландшафт – пригодный для конкретных видов труда и/или отдыха (в том числе активного);

-флора и фауна – их разнообразие, качественные и количественные характеристики;

-размещение данной территории по отношению к другим географическим объектам (горам, морям и т.д.).

В качестве основных искусственных (приобретенных) ресурсов заселенного места необходимо рассматривать ресурсы, источниками формирования которых стали:

-население (человек) – людность, густота заселения, этническая и конфессиональная принадлежность, культура, половой и возрастной составы, образовательный и профессиональный уровень населения, предпринимательская активность и др.;

-административное положение – статус, роль в структуре администрирования территории государства, региона, муниципального образования;

-управление территорией – структура, эффективность управления, его интеграция в более крупные системы управления (мезо- и макроуровни), государственные программы социально-экономического развития страны и ее регионов;

-транспортная и инженерная инфраструктуры – уровень развития, в том числе протяженность дорог с твердым покрытием, их состояние, наличие и состояние инженерных сетей и сооружений;

-логистическое положение и инфраструктура – размещение по отношению к основным транспортным путям и развязкам, в том числе железнодорожным и морским терминалам, портам, хабам, состояние объектов хранения продукции различных видов (в том числе зерна);

-социальная инфраструктура – состояние и степень развития комплекса объектов здравоохранения, спорта, культуры и пр.;

-производственная инфраструктура – состояние и степень развития комплекса производственных объектов по отраслям и видам деятельности;

-исторические особенности территории – принадлежность к особым историческим событиям, важная историческая роль.

Основные традиционно используемые возможности заселенного места следующие:

-использование естественных ресурсов (по видам);

-использование искусственных (приобретенных) ресурсов (по видам) [4].

Следует также отметить, что состояние экономики России характеризуется деформацией структуры производства общественных благ, что требует концептуального решения проблемы коренного изменения отношения к результатам функционирования сектора и рынка общественных благ. Имеющиеся научные исследования не в полной мере учитывают особенности развития сферы предоставления общественных благ. Между тем, общественные блага всегда были и остаются фактором роста благосостояния, важнейшим показателем качественного состояния производительных сил, в том числе и в сельских территориях.

Данная сфера экономики открывает перспективу значительной активизации личного фактора производительных сил. На этой основе возможны социализация экономики, приведение в действие новых факторов экономического роста.

Трансформационные процессы, протекающие в российской экономике в последние годы, оказывают серьезное влияние на систему экономических и институциональных отношений всех субъектов экономики, приводят к появлению новых взаимоотношений, в том числе в системе воспроизводства общественных благ, что требует самостоятельного исследования места общественных благ в современной экономике. Особую значимость их теоретический анализ приобретает в условиях значительного обострения социально-экономических противоречий, что прямо отражается на снижении эффективности функционирования всех сфер экономики. Процесс углубления рыночных отношений также требует специального изучения особенностей рынка общественных благ.

Таким образом, устойчивое развитие сельских территорий, как и необходимость повышения эффективности проводимых аграрных реформ и программ социального развития, настоятельно выдвигает на первый план теоретико-методологический анализ социологического содержания и операционализацию такого понятия, как общественные блага сельских территорий, а также возможность их измерения.

Литература

1. Агропромышленный протекционизм: научные основы и механизмы осуществления в условиях рыночных отношений. М.: ВИАПИ: ЭДР, 2007. (Науч. тр. ВИАПИ им. А.А. Никонова; Вып. 17). С. 196.

2. Большая советская энциклопедия [Электронный ресурс]. 3-е изд. В 30 т. М.: Советская энциклопедия, 1969-1978. Режим доступа: http://slovari.yandex.ru/dict/bse

3. Устойчивое развитие сельских территорий: монография / Под общ. ред. В.М. Баутина. М.: ФГНУ «Росинформагротех», 2004. С. 24.

4. Сюсюра Д.А. К вопросу идентификации сельской экономики // Проблемы современной экономики. 2010. № 3. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/k-voprosu-identifikatsii-selskoy-ekonomiki (дата обращения: 20.12.2013).

viktoriya1701@yandex.ru




Роль инвестиций в повышении экономической эффективности сельскохозяйственного производства

УДК 631.15:65.011.4+631.16
Наталья Бондина,
доктор экономических наук, профессор,
заведующая кафедрой,
Пензенская государственная сельскохозяйственная академия

Устойчивое развитие отраслей агропромышленного комплекса в современных условиях нуждается в инвестиционной активности. В статье отражены вложения инвестиций в основной капитал, дана оценка влияния инвестиций на эффективность деятельности сельскохозяйственных организаций, предложено распределять бюджетные средства по принципу «объективной избирательности». Для реализации данного принципа предложено дополнить существующие методики комплексной инвестиционной привлекательности системой относительных показателей ресурсосбережения.

S u m m a r y 

Sustainable development of agro-industries in modern conditions requires investment activity. The article reflects investments in capital assets, assessed the impact of investment on the efficiency of agricultural organizations, proposed to allocate on the principle of «objective selectivity». For the implementation of this principle is proposed to Supplement the existing methods of complex investment attractiveness of the system relative indicators of resource.

Ключевые слова: сельскохозяйственное производство, инвестиции, основной капитал, оборотные средства, бюджетные средства, эффективность.

Keywords: agricultural production, investment, fixed capital, working capital, budget funds, efficiency.

Развитие сельскохозяйственных организаций, наращивание объемов производства сельскохозяйственной продукции, улучшение ее качества и в целом повышение эффективности деятельности во многом определяется уровнем, динамикой и темпами инвестиционной активности.

Одна из причин низкой эффективности российского сельского хозяйства – высокий физический и моральный износ основных средств. Нехватка свободных денежных средств не позволяет большинству предприятий проводить полноценную техническую и технологическую модернизацию основных фондов.

Наращивание объемов производства сельскохозяйственной продукции требует соответствующего развития материально-технической базы с учетом внедрения ресурсосберегающих технологий. Увеличение размеров производственных фондов осуществляется за счет дополнительных вложений материальных и денежных средств, направленных на повышение эффективности функционирования сельскохозяйственных организаций. Устойчивое развитие отраслей агропромышленного комплекса в условиях становления рыночных отношений нуждается в инвестиционной активности, в предоставлении предприятиями необходимых денежных и материальных ресурсов. Инвестиции представляют собой долгосрочные вложения на приобретение основных фондов и оборотных средств в процессе хозяйственной деятельности.

Следовательно, инвестиции это не только вложения в расширение основных фондов, но и затраты на пополнение и формирование оборотных средств предприятий. Долгосрочные вложения капитала в объекты хозяйственной деятельности оправданы только тогда, когда они способствуют получению прибыли и достигается социальный эффект. Рынок инвестиций означает формирование затрат в основные и оборотные средства путем капитальных и финансовых вложений [1].

Инвестиции в основной капитал сельскохозяйственных организаций Пензенской области с 2011 в 2013 г. уменьшились на 8,3%. В качестве положительного момента можно отметить не только увеличение удельной части собственных средств по отношению к привлеченным в структуре инвестиций. Так, если в 2011 г. удельный вес инвестиций в основной капитал составлял 16,5%, то к 2013 г. он увеличился на 6,6% и составил 23,1% (табл. 1).

Таблица 1 

Структура инвестиций в основной капитал по виду деятельности «Сельское хозяйство» в сельскохозяйственных организациях Пензенской области в фактических действовавших ценах

 Показатели

Использовано, млн руб.

2011 г.

% к итогу

2012 г.

% к итогу

2013 г.

% к итогу

Инвестиции в основной капитал – всего

6476,5

100

5616,6

100

5940,9

100

В том числе: собственные средства

1070,2

16,5

1460,0

26,0

1373,6

23,1

привлеченные средства

5406,3

83,5

4156,6

74,0

4567,3

76,9

В том числе: кредиты банков

4724,2

73,0

3346,5

59,6

3762,4

63,3

заемные средства

662,2

10,2

793,0

14,1

792,3

13,4

бюджетные средства

0,3

0,1

Из них: из федерального бюджета

0,3

из бюджетов субъектов Федерации

средства внебюджетных фондов

0,1

прочие

19,8

0,3

16,8

0,3

12,5

0,2

Следует отметить, что прямые инвестиции из средств федерального и регионального бюджетов в основной капитал сельскохозяйственных организаций с 2011 г. практически отсутствуют.

Дефицит собственных источников средств вынуждает сельхозорганизации покрывать свои текущие издержки в основном за счет несвоевременного погашения кредиторской задолженности, которая постепенно начинает приобретать характер основного источника формирования запасов. При этом следует отметить, что для покрытия текущих затрат, наряду с собственными источниками, сельхозорганизациям в условиях экономического кризиса необходимо привлечение заемных источников, в частности краткосрочного банковского кредита. На наш взгляд, это связано прежде всего с тем, что остаются еще высокими процентные ставками по банковским кредитам и при этом многие сельхозорганизации Пензенской области являются некредитоспособными [3].

Между тем в виду того, что финансирование деятельности только за счет собственных средств не всегда выгодно, особенно в тех случаях, когда производство имеет сезонный характер (тем более, если собственных средств недостаточно), привлечение кредитных ресурсов становится закономерным. Кроме того, очевидно, что разрыв между потребностью в средствах на расширенное воспроизводство и суммой прибыли должен возмещаться за счет других источников и, в первую очередь, за счет банковского кредита.

Вместе с тем нельзя допускать, чтобы единственными источниками формирования оборотных средств в сельскохозяйственных организациях были кредит банка и кредиторская задолженность. Дело в том, что если средства организации созданы в основном за счет краткосрочных обязательств, то ее финансовое положение будет неустойчивым, так как с капиталами краткосрочного использования необходима постоянная оперативная работа, направленная на контроль за своевременным их возвратом и привлечением в оборот на непродолжительное время других капиталов. Кроме того, даже при самых незначительных отклонениях в поступлении выручки от реализации продукции нарушится принцип возвратности, и задолженность кредиторам превратится в источник покрытия полученных убытков [4].

Таким образом, иметь один источник формирования оборотных средств в сельском хозяйстве экономически не оправдано. Решение проблемы источников формирования материальных затрат должно, в конечном итоге, получить свое выражение в установлении экономически обоснованных пределов участия различных видов источников (собственных средств, кредитов банка, кредиторской задолженности) в воспроизводственном процессе в целом и конкретно в формировании оборотных средств. При этом важное значение имеет рациональное их использование.

С помощью данных таблицы 2 можно оценить, насколько эффективно используются инвестиции в сельскохозяйственных организациях Пензенской области. За анализируемый период фондоотдача продукции в расчете на 100 руб. среднегодовых производственных фондов снизилась, составив в 2013 г. 81,6 п.п. Материалоотдача затрат на основное производство в расчете на 100 руб. материальных затрат также увеличилась: с 118,9 руб. в 2008 г. до 127,9 руб. в 2013 г. (на 7,6%). Энергообеспеченность в расчете на 100 га сельхозугодий в периодм 2008-2013 гг. возросла на 33,9% [5].

Динамика основных показателей оценки эффективности деятельности сельскохозяйственных предприятий оценивается ныне как неустойчивая и в значительной степени зависит от уровня инвестиционно-инновационного развития агропромышленного комплекса в целом.

На наш взгляд, одним из недостатков существующей системы дотационной поддержки является то, что она недостаточно ориентирована на снижение производственных затрат в сельском хозяйстве. Кроме того, отсутствует связь компенсаций с действительными результатами деятельности сельхозтоваропроизводителей.

Таблица 2 

Влияние инвестиций на эффективность деятельности сельскохозяйственных организаций Пензенской области

Показатели

2008 г.

2009 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

2013 г. в % к

2008 г.

2012 г.

Инвестиции в основной капитал (в текущих ценах): на 100 руб. с.-х. продукции, руб.

42,6

46,9

35,0

50,9

37,9

27,9

65,5

73,6

на 1 га сельхозугодий, руб.

3104

4192

3708

5760

5914

6866

в 2,2 раза

116,1

Фондоотдача: на 100 руб. среднегодовых производственных фондов, руб.

118,9

106,6

99,4

84,2

96,3

83,1

81,6

86,3

Материалоотдача: на 100 руб. материальных затрат, руб.

69,8

146,1

134,9

116,5

139,1

127,9

107,6

91,9

Удельный вес материальных затрат на основное производство с.-х. продукции, %

103,1

67,9

68,3

68,5

66,6

68,2

97,7

102,4

Энергообеспеченность: на 100 га сельхозугодий, л.с.

109,1

119,0

113,2

92,1

138,1

133,9

149,9

В настоящее время дотации и компенсации представляют своеобразный рычаг, с помощью которого государством предпринимаются попытки удержать «на плаву» убыточные хозяйства, но число их по-прежнему продолжает расти, то есть бюджетные средства фактически распыляются впустую. В связи с этим считаем, что в совершенствовании нуждается сам механизм распределения средств среди хозяйств. По нашему мнению, поддерживать необходимо сельхозорганизации, которые сумели адаптироваться в рыночных условиях и имеют резервы для дальнейшего повышения эффективности производства. То есть, в виду ограниченности выделяемых бюджетных средств, необходимо обеспечить гарантированно эффективное их использование, что может быть достигнуто в результате распределения средств по принципу «объективной избирательности». В связи с этим целесообразно при принятии решения уполномоченным органом исполнительной власти субъекта РФ о выдаче субсидии конкретному сельхозтоваропроизводителю дополнительно проводить оценку его инвестиционной привлекательности. И уже на основании результатов этой оценки принимать окончательное решение о том, подлежат ли расходы данного субъекта хозяйственных отношений субсидированию или нет [2].

Для реализации принципа «объективной избирательности» предлагаем дополнить существующие методики комплексной инвестиционной привлекательности (анализ оборачиваемости активов, доходности капитала, финансовой устойчивости, ликвидности активов) системой относительных показателей ресурсосбережения сельскохозяйственных организаций – фондоотдача, материалоотдача.

Применение данного подхода целесообразно по всем направлениям субсидирования, кроме субсидирования процентной ставки по кредитам, так как при получении кредитных средств организация уже подвергается всесторонней оценке финансового состояния, и поэтому принятое положительное решение о выдаче ей кредита может служить своего рода гарантией эффективного использования бюджетных средств.

Такой подход, наряду с увеличением объема государственной поддержки из бюджетов всех уровней на развитие сельского хозяйства, позволит в целом более эффективно использовать выделяемые средства и создать предпосылки для расширенного воспроизводства.

Подводя итог вышесказанному можно сделать вывод о том, что в целях создания условий для повышения эффективности производства в сельском хозяйстве необходимо обеспечить четкое разграничение полномочий и сфер ответственности федеральных, региональных и муниципальных органов управления АПК и их тесное взаимодействие в решение приоритетных задач. Государственную поддержку сельского хозяйства необходимо сохранить на всех уровнях власти, но при этом отрегулировать и гармонизировать финансовые отношения на разных уровнях власти.

Литература

1. Бондин И.А., Цвиркун Е.С. Активизация обеспечения инвестиционно-инновационных процессов в сельскохозяйственном производстве // Международный сельскохозяйственный журнал. 2013. № 2. С. 15-17.

2. Бондин И.А., Баширова Н.С. Методический подход к определению степени инвестиционной привлекательности сельскохозяйственных организаций Пензенской области // Нива Поволжья. 2012. № 1. С. 111-114.

3. Бондин И.А. Эффективное использование оборотных активов как фактор стабилизации сельскохозяйственного производства // Международный сельскохозяйственный журнал. 2009. № 2. С. 31-32.

4. Бондина Н.Н., Бондин И.А. Издержки производства в системе факторов, влияющих на эффективность производства // Вестник Саратовского ГАУ им. Н.И. Вавилова. 2012. № 5. С. 75-79.

5. Сельское хозяйство Пензенской области: стат. сб. Пенза, 2013. 292 с.

natalya_bondina@mail.ru