Московский экономический журнал 12/2019

УДК 316.4. 304.3.636/639. 311.313

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-10186

ПОКАЗАТЕЛИ В ИЗУЧЕНИИ ТИПОВ ТРАДИЦИОННОГО СЕВЕРНОГО ХОЗЯЙСТВА
(ПО ДАННЫМ ВСЕРОССИЙСКОЙ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ПЕРЕПИСИ 2016 ГОДА В РЕСПУБЛИКЕ САХА
(ЯКУТИЯ)

INDICATORS
IN THE STUDY OF TYPES OF TRADITIONAL NORTHERN ECONOMY (ACCORDING TO THE
ALL-RUSSIAN AGRICULTURAL CENSUS OF 2016 IN THE REPUBLIC OF SAKHA (YAKUTIA)

Санникова Яна Михайловна, кандидат исторических наук, старший
научный сотрудник отдела истории и этносоциологии Арктики, Институт
гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, г.
Якутск

 Sannikova Yana Mikhailovna, candidate of
history, Senior Researcher, Department of History and Ethnosociology of the
Arctic, The Institute of Humanities Research and Indigenous Studies of the
North, SB RAS, Yakutsk

Аннотация: В статье продолжен анализ показателей
развития традиционного северного хозяйства на основе результатов Всероссийской
сельскохозяйственной  переписи 2016 г. и
дополнительно официальных статистических данных того же года по Республике Саха
(Якутия). Для измерения типов хозяйств по трем группам арктических и северных
районов Якутии выделены следующие 
показатели: размер обеспеченности хозяйств сельскохозяйственными
угодьями, удельный вес официальных работников в хозяйствах, удельный вес
поголовья и объемов производства основной продукции в традиционном
животноводстве. Представлена и обоснована ранее разработанная примерная
типология традиционного северного хозяйства.

Summary: The
article continues the analysis of indicators of development of traditional northern
economy on the basis of results of the all-Russian agricultural census of 2016
and additional official statistics of the same year for the Republic of Sakha
(Yakutia). To measure the types of households in the three groups of the arctic
and northern regions of Yakutia are the following indicators: size of security
of farms agricultural land, the share of formal workers in the farms, the share
of livestock and production volume of main products in traditional animal
husbandry. The article presents and substantiates the previously developed
approximate typology of the traditional northern economy.

Ключевые слова: традиционное северное хозяйство,
Якутия, типы хозяйств, Всероссийская сельскохозяйственная перепись, 2016 год,
показатели.

Keywords:
traditional northern economy, Yakutia, types of farms, all-Russian agricultural
census, 2016, indicators.

Предварительная разработка подходов к типологии традиционного хозяйства коренных народов Севера в условиях современных социально-экономических трансформаций на данном этапе позволяют выделить условно три типологических направления [1], которые на основе ранее опубликованных результатов  исследования можно представить в виде примерной  типологии.

Как видно из табл. 1, каждому пирамидальному уровню понимания феномена
традиционного хозяйственного образа жизни с одним наиболее для него преобладающим
составляющим адаптационных стратегий традиционного хозяйства коренного
населения соответствует определенное 
типологическое направление: сельский образ жизни коренного населения —
духовная, или  этнически-историческая
составляющая адаптации — типы уровневой
специализации комплексного северного хозяйства
; специфика  явления 
традиционного хозяйства  в
современных условиях —  реализуемая, или
общественно-государственная составляющая адаптации — типы производителей сельскохозяйственной продукции; характер
ведения традиционных хозяйственных занятий 
представителями коренного населения — субъективная, или
личностно-оценочная составляющая адаптации — типы тружеников/глав хозяйств. Типологическое направление может
быть раскрыто на основе принятых измерений разделения внутри каждого из них.
Типы уровневой специализации комплексного северного хозяйства: 1) региональный
уровень специализации на основе природно-хозяйственного распределения ведущих
отраслей хозяйства изучаемых 15 улусов/районов на три группы районов развития
комплексного традиционного хозяйства Севера: северо-западно-прибрежная группа
районов – оленеводческо-промысловый тип хозяйства; северо-восточная группа
районов – оленеводческо-животноводческо-промысловый тип хозяйства;
индигиро-колымская группа районов – животноводческо-промысловый тип хозяйства;
2) районный уровень специализации на основе специализации хозяйств отдельного
северного улуса/района; 3) локальный/наслежный уровень специализации на основе
специфики развития локального хозяйства наслега/сельского населенного пункта.
Типы производителей сельскохозяйственной продукции на основе  особенностей форм хозяйствования и позиций
хозяйствующих субъектов: 1) формы социально-хозяйственной организации сельского
населения (родовые общины, личные подсобные хозяйства); 2)
организационно-экономические формы хозяйствования (сельхозпредприятия,
подсобные хозяйства предприятий, крестьянские (фермерские) хозяйства,
индивидуальные предприниматели по сельскохозяйственной деятельности). Типы
тружеников/глав хозяйств на основе роли и позиций представителей хозяйств:
труженики -коллективный труженик; индивидуальный труженик; главы — глава
коллективного хозяйства, глава индивидуального хозяйства, глава личного
хозяйства.

При этом критериями  адаптационных стратегий традиционного
хозяйства, для которых основными индикаторами
служат такие показатели, которые приложимы для оценки состояния
традиционного хозяйства независимо от их официальной типологии: 1) для
природного критерия – общее число хозяйств и доступность земельных и природных
ресурсов; 2) для экономического критерия – измерение развития хозяйств на
основе базовых показателей их экономической деятельности (форма хозяйствования и первичная учредительная документация; состав
(членство); основные виды деятельности и их отраслевые направления; объемы
производства продукции; наличие государственной поддержки)
; 3) для
личностно-оценочного критерия – оценка представителей хозяйств собственной
хозяйственной деятельности и отношение к традиционному укладу жизни.

На данном этапе предложения типологии хозяйства условно определим
конкретно для каждого типологического направления и его  ключевого обобщения критерии: типы уровневой
специализации комплексного северного хозяйства – природный; типы производителей
сельскохозяйственной продукции на основе особенностей форм хозяйствования и
позиций хозяйствующих субъектов – экономический; типы тружеников/глав хозяйств
на основе роли и позиций представителей хозяйств – личностно-оценочный.

Далее рассмотрим на основе данных Всероссийской сельскохозяйственной
переписи 2016 г. и других официальных статистических данных того же года рассмотрим
субъекты измерения типов для выделенного критерия с его индикаторами. На данном
этапе (в таблице они выделены) остановимся на основных индикаторах природного и
экономического критериев типа регионального уровня специализации и типов
производителей. Они выбраны для того, чтобы показать обобщающее значение
статистических данных на уровне 15 районов и их групп специализации по основным
категориям хозяйств. С некоторыми эмпирическими примерами и анализом критериев
и индикаторов для типов районного, наслежного уровневой специализации и типов
тружеников/глав хозяйств можно ознакомиться отдельно [2 ].

Первый субъект измерения типов – на региональном уровне специализации на
основе общего числа всех хозяйств и
доступности земельных ресурсов, в данном случае, сельскохозяйственных угодий,

обеспеченность хозяйств сельскохозяйственными
угодьями
изучаемых 15 районов по соответствующим группам районов
природно-хозяйственного разделения: северо-западно-прибрежной, северо-восточной,
индигиро-колымской.

На основе приведенных в предыдущей статье показателей рассчитаем среднюю обеспеченность одного хозяйства сельскохозяйственными угодьями (табл. 2)

Как видно из табл. 2, выявлены достаточно полярные значения среднего размера сельхозугодий на одно хозяйство по районам. На основе полученных данных рассчитаем размеры доступности сельскохозяйственных угодий. Исходя из фактических данных, по данным ВСХП 2016 г. на  одно хозяйство Якутии приходится в среднем:  на сельхозорганизации- 231,5 га, крестьянские (фермерские) хозяйства и индивидуальные предприниматели в сельском хозяйстве – 26,6 га, личные подсобные хозяйства – 1,6 га сельхозугодий [3]. Если рассчитать исходя из этого по  балльной системе доступность угодий на одно хозяйство в 15 изучаемых улусах, то можно предложить такую градации обеспеченности с/х угодий (табл. 3).

Далее присвоим порядковые единицы размерам
обеспеченности сельхозугодьями: 0 –
отсутствует; 1- недостаточный; 2 – минимальный; 3- средний; 4- стабильный; 5 –
достаточный.
Полученные размеры угодий в табл. 4 распределим  по предлагаемой системе. И в нижеприведенной таблице
(табл. 4) видно, преобладание полярных показателей по группам районов. Особенно,
в северо-западно-прибрежной группе преобладают недостаточный (1 – 9) 
и минимальный (2 – 3) размеры  сельхозугодий, также их отсутствие (0 – 3), в то же время есть стабильные (4 – 2) и достаточные (5 – 4) размеры угодий. В
северо-восточной группе при преобладании недостаточного (1 – 4) и достаточного (5
4) размеров, относительно равномерно распределены все размеры угодий, в индигиро–колымской
группе при преобладании минимального (2-4)
размера также распространены все размеры угодий. Специализация по группам
районов подтверждается и в этой структуре 
размеров обеспеченности сельхозугодьями. Оленеводческо-промысловый тип
хозяйства северо-западно-прибрежной группы предопределяет в основном низкий
уровень обеспеченности хозяйств сельхозугодьями. В то же время это выявляет
проблему неучета оленьих и конских пастбищ, которые в середине 2000-х гг. в  связи с изменениями в земельном
законодательстве  и перевода их в состав
земель лесного фонда. Поэтому данное специфичное распределение угодий для
оленеводческо-промыслового типа хозяйств показывает необходимость отдельного
учета особенно оленьих пастбищ. Для северо-восточной и индигиро-колымской
групп, в которых  повсеместно и локально
распространено разведение крупного рогатого скота и табунного коневодства
свойственно более равномерное распределение различных размеров обеспеченности  сельхозугодий, предусматривающих сенокосные и
пастбищные земли.

Для проверки данных выводов рассмотрим
единицы размеров обеспеченности сельхозугодьями подробнее для каждой из трех
категорий хозяйств (табл.5).

Из табл. 5 видно, что размер обеспеченности сельхозугодьями сельхозорганизаций
преимущественно недостаточный (1 – 7)
и минимальный (2— 5), в одном районе (Анабарский)
угодья отсутствуют (0-1), в двух
районах (Верхоянский, Среднеколымский)– достаточный (5-2). В крестьянских (фермерских) хозяйствах и ИП в сельском
хозяйстве  сложилась несколько другая
картина размеров сельхозугодий. В них преобладают стабильный (4-4) и достаточный (5-4) размеры, также в в двух районах (Анабарский, Булунский)
районах угодья отсутствуют (0-2), в одном
(Томпонский) – средний (3-1) размер угодий 
и в трех районах  — недостаточный
(1-3). Для личных подсобных
хозяйств  полярность размеров угодий  достаточно большая. Из 15 районов в семи
районах размеры сельхозугодий  —
недостаточный  (1–4) и минимальный (2-3),
в шести  районах — стабильный (4-3) и достаточный (5-3) и только в двух
районах (Среднеколымский, Томпонский) – средний (3-2).

Вторым субъектом измерения являются категории
хозяйств
для типов производителей, по типологии они должны быть разделены
на формы социально-хозяйственной организации сельского населения (родовые
общины; личные подсобные хозяйства) и организационно-экономические формы
хозяйствования (сельхозпредприятия (сельхозорганизации); подсобные хозяйства
предприятий; крестьянские (фермерские) хозяйства; индивидуальные
предприниматели  по сельскохозяйственной
деятельности). Здесь мы рассмотрим согласно экономическому критерию хозяйств из
базовых показателей экономической деятельности хозяйств форму хозяйствования, состав
(членство) – официально занятых в сфере работников,  основные виды деятельности – поголовье в
оленеводстве, скотоводстве и табунном коневодстве; объемы производства основной
продукции традиционного животноводства в
проекции определения доли (удельного веса) официально занятых работников, поголовья
и производства основной продукции традиционного животноводства по основным  трем категориям хозяйств.
Здесь мы должны
повторно подчеркнуть, что родовые общины в официальной статистике учитываются в
составе сельхозорганизаций или индивидуальных предпринимателей, что не
позволяет, что плохо особенно для оленеводческих и промысловых хозяйств,
выявить отдельно категорию кочевых родовых общин.

Удельный вес официально занятых  работников. Что касается количества занятых в сельскохозяйственной сфере, то официальные работники учитываются только по категориям сельхозорганизаций и крестьянских хозяйств (табл. 6). В личных подсобных хозяйств члены семей в своей повседневной жизнедеятельности включены в трудовой процесс ежедневно, особенно это касается разведения крупного рогатого скота.

Как видно из табл. 6, в сфере сельского хозяйства районов в
сельхозорганизациях работали 70,4% 
официально занятых, 
соответственно  29,6% —  в крестьянских   (фермерских) хозяйствах и  ИП. При этом, в северо-западно-прибрежной
группе  в сельхозорганизациях  работали 
41,3% официально занятых во всех районов, а крестьянских хозяйствах –
всего 2,1%.  В северо-восточной группе были
заняты   в обеих категориях наиболее
близкое число работников  — 24,6% в
сельхозорганизациях и 21,3%  в крестьянских
хозяйствах и ИП. В индигиро-колымской группе 
преобладали работники крестьянских хозяйств (6,0%), а в
сельхозорганизациях –немного меньше (4,5%).

Удельный вес поголовья и объемов производства основной продукции традиционного животноводства в хозяйствах организационно-экономической формы хозяйствования. К этому  типу  хозяйства относятся  из основных категорий  сельскохозяйственные организации, крестьянские (фермерские) хозяйства и индивидуальные предприниматели. Рассмотрим вышеуказанные показатели для каждой из этих двух категорий хозяйств, рассчитаны на основе предыдущей статьи  по основным показателям развития  традиционного северного хозяйства.

Как видно из табл.7, более половины поголовья всех оленей изучаемых районов сосредоточено в сельхозорганизациях  северо-западно-прибрежной (53,2%, выделим в Усть-Янском — 16,8%) и в Нижнеколымском -15,3%) и более трети (36,5%, в том числе в Эвено-Бытантайском – 11,6% и в Момском – 8,5%) находятся в северо-восточной группах, локально поголовье оленей также представлено  в индигиро-колымской группе (3,2%). Остальное поголовье – крупный рогатый скот и лошади – представлено  в сельхозорганизациях в северо-восточной (7,0% и 17,5% соответственно, в том числе в Верхоянском – 3,8% и 6,9%) и в индигиро-колымской группе (7,8% и 8,6%, в том числе в Среднеколымском – 4,6% и 6,2%). Определенный объем производства мяса в изучаемых районах обеспечивается  сельхозорганизациями: северо-западно-прибрежная  и северо-восточная группы производят почти одинаковые объемы мяса – 16,4% и 15,3% соответственно, и вторая группа также 6,5% объемов  производства молока. Зато индигиро-колымская группа обеспечивает 5,9% всего производства  мяса и почти столько же, 5,5% — производства молока. Выделяются по объему производства основной продукции те же районы в группах, у которых наибольшее наличие поголовья. Хотя объем производства мяса в изучаемых районах формируется частично также за счет промысловой охоты.

Как видно из табл. 8, крестьянские (фермерские) хозяйства и ИП в сельском
хозяйстве  держат мизерную долю  поголовья: 
домашних оленей во всех изучаемых группах районов (0,1%) и в
северо-западно-прибрежной группе  —
крупный рогатый скот (0,4%)  и лошадей
(0,7%).  В крестьянских хозяйствах  и  ИП
северо-восточной группы разводили  20,2% (в
Верхоянском – 7,5% и в Томпонском – 5,9%) голов крупного рогатого скота  и 33,0% голов лошадей (в Верхоянском – 14,8% и
в Оймяконском – 8,2%) всех изучаемых районов. Также в индигиро-колымской группе
сосредоточилось определенно значимое для крестьянских  хозяйств поголовье скота (6,4%, в том числе в
Среднеколымском – 4,7%) и лошадей (6,7%, в том числе в Среднеколымском и
Абыйском – по 3,0%). Объемы производства 
мяса и молока крестьянскими хозяйствами и ИП были самыми высокими в
северо-восточной группе – 19,3% и 21,4% соответственно. Также определенную
долю  мяса и молока производили хозяйства
данной категории в индигиро-колымской группе – 4,9% и 6,9%  соответственно. Также  выделяются те же районы , лидирующие по
количеству поголовья.

Удельный вес поголовья и объемов
производства основной продукции традиционного животноводства в хозяйствах формы
социально-хозяйственной организации сельского населения.
К этому типу хозяйств относятся
личные подсобные хозяйства/ хозяйства населения.

Как видно из табл. 9, в личном владении были домашние олени  в северо-западно-прибрежной (5,7%) и в
северо-восточной (1,2%) группах.  В
северо-восточной группе личные хозяйства населения разводили 50,9% (в том числе
в Верхоянском – 21,0% и в Томпонском – 16,4%) всего поголовья крупного рогатого
скота и 23,1% (в том числе в Верхоянском – 15,0%) лошадей изучаемых районов. В личных
хозяйствах индигиро-колымской группы  содержали 5,4% голов (том числе в
Среднеколымском – 3,2% и в Абыйском – 1,9%) крупного рогатого  скота 
и 5,7% голов ( в том числе в Абыйском – 2,8% и в Среднеколымском – 2,6%)
лошадей. Личные хозяйства северо-восточной группы  производили практически треть объемов  мяса (28,2%) и более половины объемов  молока (51,7%). Также определенные объемы
мяса (7,0%) и молока (5,8%) производили личные хозяйства индигиро-колымской
группы. Выделяются  те же районы, которые
имеют наибольшее количество поголовья.

В целом  на данном этапе на основе
выборочных индикаторов природного и экономического критериев выделены два
субъекта измерения типов традиционного северного хозяйства на основе данных
Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 г. Первый субъект  измерения 
— размер обеспеченности хозяйств сельскохозяйственными угодьями. На
региональном уровне специализации предварительно можно  говорить о том, что для
оленеводческо-промыслового типа хозяйства преобладают размеры обеспеченности сельхозугодьями
хозяйств всех категорий ниже среднего — отсутствует (0-3), недостаточный (1-9) , минимальный (2-3), среднего размера в этом типе хозяйств не выявлено и меньшая
часть хозяйств имеют стабильный (4-2)
и достаточный (5-4) размеры угодий. Для
оленеводческо-животноводческо-промыслового типа преобладают для всех категорий
хозяйств средний (3-2), стабильный (4-3) и достаточный (5-4) размеры обеспеченности сельхозугодьями, также есть для данного
типа хозяйств недостаточный (1-4) и минимальный
(2-2) размеры обеспеченности
сельхозугодьями.  Для животноводческо-промыслового  типа хозяйства преобладают  ниже среднего 
размеры обеспеченности 
сельхозугодьями — недостаточный (1-1)
и  минимальный (2-4); средний размер обеспеченности 
и выше присущи для меньшей части хозяйств: средний – (3-1), стабильный (4-2), достаточный (5-1). Таким
образом, для оленеводческо-промыслового  и  животноводческо-промыслового
типов хозяйств преобладают размеры обеспеченности хозяйств сельхозугодьями ниже
среднего – недостаточный и минимальный, а для
оленеводческо-животноводческо-промыслового типа — стабильный и достаточный размеры.
В целом это связано со специализацией хозяйств, так как в оленеводстве и
табунном коневодстве пастбища не учитываются в землях сельскохозяйственного
назначения, особенно для оленеводческих хозяйств их пастбища входят в состав
земель лесного фонда, что создает проблему не только учета, но  и самое главное, доступности земельных
ресурсов в условиях интенсивного промышленного освоения.

Вторым субъектом измерения являются три основные категории хозяйств в
проекции определения доли (удельного веса) официально занятых работников,
поголовья и производства основной продукции традиционного животноводства по
типам специализации хозяйства.

Для оленеводческо-промыслового типа хозяйства характерно, что официально
занятые в сфере сельского хозяйства являются преимущественно работниками
сельхозорганизаций, для оленеводческо-животноводческо-промыслового типа
пропорционально работники заняты как в сельхозорганизациях, так и в
крестьянских хозяйствах и ИП в сельском хозяйстве, для животноводческо-промыслового
типа – при некотором преобладании работников крестьянских хозяйств, трудятся работники
и в сельхозорганизациях.

Для оленеводческо-промыслового  типа
хозяйства характерно среди  хозяйств
организационно-экономических форм хозяйствования (сельхозорганизации, КФХ и ИП
в сельском хозяйстве) в сосредоточение оленного поголовья (53,2%), строго  за счет сельхозорганизаций.  Поголовье крупного рогатого скота, лошадей и
объемы производства молока в обеих категориях хозяйств являются условно мизерными.
Производство мяса (за счет Усть-Янского и Нижнеколымского районов)  занимает определенную долю – 16,8%. Для  оленеводческо-животноводческо-промыслового
типа в хозяйствах организационно-экономических форм хозяйствования  разводят 
36,6% оленей, 27,2 % крупного рогатого скота, 50,5% лошадей  и производят 34,6%  мяса, 27,9% молока. Для животноводческо-промыслового
типа  в хозяйствах
организационно-экономических форм хозяйствования  содержатся 3,2% оленей, строго за счет сельхозорганизаций,
14,2% крупного рогатого скота, 15,3% лошадей и производят 10,8% мяса и 12,4%
молока.

Из форм социально-хозяйственной организации сельского населения в личном
подсобном хозяйстве оленеводческо-промыслового типа  находятся 
5,7% оленей, 1,3% крупного рогатого скота, 2,9% лошадей и производят
1,8% мяса, 1,2% мяса; оленеводческо-животноводческо-промыслового типа – 1,2%
оленей, 50,9% крупного рогатого скота, 23,1% лошадей и производят 28,2% мяса,
51,7% молока;  животноводческо-промыслового
типа  — 5,4% крупного рогатого скота,
5,7% лошадей и производят  7,0% мяса,
5,8% молока.

Для продолжения разработки типологии традиционного северного хозяйства в
условиях адаптации в современной аграрной системе важно владеть  этими  
конкретными статистическими данными  и выявлять проблемы  учета показателей, характеризирующих
хозяйства коренных народов Якутии.

Список литературы

1. Павлушкина О.И. Типология институциональной структуры сельского хозяйства //Никоновские чтения – 2009. Сельское хозяйство в современной экономике: новая роль, факторы роста, риски. Москва, 2009. С. 221-223 //http://cyberleninka.ru/article/n/tipologiya-institutsionalnoy-struktury-selskogo-hozyaystva-rossii (Доступ 15.11.2019); Курышов А. М. Традиционное хозяйство коренных народов как система //Известия Иркутской государственной экономической академии. № 3. 2012; Cанникова Я.М. Традиционное хозяйство коренных народов Севера Якутии в условиях трансформаций постсоветского периода: некоторые результаты исследования //Арктика и Север. 2017. № 28. С. 92-105.

2. Санникова Я.М. Традиционное хозяйство Севера Якутии: факторы и критерии стратегий адаптации //Республика Саха (Якутия): особенности территориальной и социальной мобильности. Коллективная монография. Якутск: Изд-во: Центр научно-технической информации Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, 2018. С.90-129. http://igi.ysn.ru/files/publicasii/Tomaska.pdf

3. Итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 года по Республике Саха (Якутия): В 8т./Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Саха (Якутия) – Якутск, 2018г. Т.1: Основные итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 года: кн.1: Основные итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 года по Республике Саха (Якутия) . — 376с.: с диагр. С. С. 12-27 //https://sakha.gks.ru/storag e/mediabank/ВСХП2016_том1_1.pdf (Доступ 21.10.2019).

4. Подсчитано по: Итоги Всероссийской
сельскохозяйственной переписи 2016 года по Республике Саха
(Якутия):В 8т./Территориальный орган Федеральной службы государственной
статистики по Республике Саха (Якутия) – Якутск, 2019г. Т.1: Основные итоги Всероссийской
сельскохозяйственной переписи 2016 года: кн.2: Основные итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 года по муниципальным
районам и городским округам Республики Саха (Якутия) . — 205с.: с диаг. https://sakha.gks.ru/search?q=всхп+2016+рс+я&date_from=&content=on&date_to=&search_by=all&sort=relevance  (Доступ 15.11. 2019).

5. Подсчитано
по: Сельское хозяйство в Республике Саха (Якутия): Стат.сб./ Саха(Якутия) стат.
Якутск, 2017. – 169 с.