slot gacorslot88https://sjlas.org/slot-gacor/https://sjlas.org/slot-dana/https://sjlas.org/slot-pulsa/https://nicerjss.com/slot-gacor/https://nicerjss.com/slot-dana/https://nicerjss.com/slot-pulsa/https://sdbagl.org/slot-gacor/https://sdbagl.org/slot-dana/https://sdbagl.org/slot-pulsa/http://pkc.grsmu.by/assets/slot-gacor/http://ctdn.kubg.edu.ua/wp-content/uploads/2019/09/slot-gacor/https://profor.facmais.edu.br/https://www.spr.org.br/din/eventos/-/slot-online/https://bio-med.euroasia-science.ru/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/http://slovopys.kubg.edu.ua/wp-content/uploads/2019/09/slot88/http://e-journal.sastra-unes.com/public/journals/1/slot-deposit-dana/https://submissoesic.propes.ufabc.edu.br/public/journals/9/slot-gacor/https://pedomanwisata.com/http://library.nmuofficial.com/https://revista-uem.uno/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://uimscics.ui.edu.ng/wp-content/uploads/2021/09/slot-deposit-pulsa/http://alumni.sastra-unes.com/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://thedanipost.com/wp-content/uploads/2020/09/slot88/https://cloud-journals.com/images/slot-deposit-pulsa/https://interrev.com/public/journals/1/slot88/https://anais.faama.edu.br/public/journals/3/slot88/http://uad-jrnl.nau.in.ua/public/journals/1/slot88/https://library.uhsp.edu.ua/wp-content/uploads/2022/02/slot-deposit-pulsa/https://fastgrowingtree.forest.ku.ac.th/https://pay.ucdavis.edu/gacor88slot gacorslot gacor hari inilink slot gacorslot88judi slot onlineslot gacorsitus slot gacor 2022https://www.dispuig.com/-/slot-gacor/https://www.thungsriudomhospital.com/web/assets/slot-gacor/slot88https://omnipacgroup.com/slot-gacor/https://viconsortium.com/slot-online/http://soac.abejor.org.br/http://oard3.doa.go.th/slot-deposit-pulsa/https://www.moodle.wskiz.edu/http://km87979.hekko24.pl/https://apis-dev.appraisal.carmax.com/https://sms.tsmu.edu/slot-gacor/http://njmr.in/public/slot-gacor/https://devnzeta.immigration.govt.nz/http://ttkt.tdu.edu.vn/-/slot-deposit-dana/https://ingenieria.unach.mx/media/slot-deposit-pulsa/https://www.hcu-eng.hcu.ac.th/wp-content/uploads/2019/05/-/slot-gacor/https://euromed.com.eg/-/slot-gacor/http://www.relise.eco.br/public/journals/1/slot-online/https://research.uru.ac.th/file/slot-deposit-pulsa-tanpa-potongan/http://journal-kogam.kisi.kz/public/journals/1/slot-online/https://aeeid.asean.org/wp-content/https://karsu.uz/wp-content/uploads/2018/04/-/slot-deposit-pulsa/https://zfk.katecheza.radom.pl/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://science.karsu.uz/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/ Московский экономический журнал 9/2020 - Московский Экономический Журнал1

Московский экономический журнал 9/2020

УДК 338

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10641

НАПРАВЛЕНИЯ И ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЧАСТНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РЕГИОНЕ НА ФОНЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ФОРМ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКИ

DIRECTIONS AND FEATURES OF THE DEVELOPMENT OF PRIVATE ENTREPRENEURSHIP IN THE REGION AGAINST THE BACKGROUND OF IMPROVING FORMS OF STATE SUPPORT

Езаов Артур Арсенович, директор автономного учреждения Карачаево-Черкесской республики «Центр поддержки предпринимательства Карачаево-Черкесской республики», аспирант, филиал РАНХиГС «Северо-Кавказский институт» 

Ксенофонтова Екатерина Андреевна, соискатель, кафедра менеджмента и инноваций, Санкт-Петербургский государственный экономический университет

Аннотация. В статье рассматриваются направления и особенности развития частного предпринимательства в Карачаево-Черкесской республике (КЧР). Отмечено, что в КЧР существует серьезная проблема недостаточности стартового капитала у потенциальных предпринимателей в связи с низкими показателями занятости и средней заработной платы в регионе, не позволяющими значительной части населения сформировать фонды личных накоплений. В этих условиях на первый план выходит необходимость реализации программ государственной помощи развитию частного предпринимательства в регионе, в том числе через частно-государственные инвестиционные фонды, бизнес-инкубаторы, информационно-консультативные центры развития малого предпринимательства

Автор отмечает, что государственная и частная поддержка процесса развития инфраструктуры малого и среднего предпринимательства в регионе не обязательно выражается в финансовых инвестициях. Она может заключаться также в лоббировании процесса продвижения интересов определенного сектора экономики, информационной и консультативной поддержке и продвижения процесса диффузии инноваций в технологическую и управленческую структурные составляющие развития бизнес-процессов в региональных предпринимательских структурах.

Summary. The article discusses the directions and features of the development of private entrepreneurship in the Karachay-Cherkess Republic (KCR). It is noted that in the KCR there is a serious problem of insufficient start-up capital for potential entrepreneurs due to low employment rates and average wages in the region, which do not allow a significant part of the population to form personal savings funds. Under these conditions, the need to implement programs of state assistance to the development of private entrepreneurship in the region, including through private-state investment funds, business incubators, information and Advisory centers for the development of small businesses, comes to the fore

The author notes that public and private support for the development of infrastructure for small and medium-sized businesses in the region is not necessarily expressed in financial investments. It can also consist in lobbying the process of promoting the interests of a particular sector of the economy, information and Advisory support and promotion of the process of diffusion of innovations into the technological and managerial structural components of business process development in regional business structures.

Ключевые слова: частное предпринимательство, государственная поддержка, капитал, бизнес-инкубатор.

Keywords: private entrepreneurship, state support, capital, business incubator.

Введение

Тенденции современного развития региональных социально-экономических систем диктуют необходимость достижения планового уровня ежегодного экономического роста для регионов, экономика которых не ориентирована главным образом на обрабатывающую промышленность,  в 5–6% в год. При этом в настоящее время главной миссией  государства является трансформация процесса обеспечения экономического роста отдельных регионов в процесс экономического роста, расширенный по номенклатуре регионов, устойчивый и квалитативный. В этой связи в российских регионах анализируются возможные направления экономического роста, в том числе посредством активизации предпринимательской деятельности.

Основная часть

Если проводить анализ динамики показателя роста и особенностей частного предпринимательства в Карачаево-Черкесской  Республике (КЧР), то развитие малого бизнеса в данном  субъекте РФ проходит на фоне снижения общей численности занятого населения с 2018 года и, следовательно, является своеобразным экономическим амортизатором, позволяющим смягчить негативные последствия процесса снижения количества рабочих мест в регионе.

На сайте Федеральной налоговой службы РФ в реестре субъектов малого и среднего предпринимательства  (МСП) представлены данные развития сектора малого и среднего предпринимательства в КЧР. Ниже, в таблице 1 отражены  общее количество субъектов МСП в Карачаево-Черкесской Республике и их классификация по видам экономической деятельности с 2015 по 2019 гг.

Резкий рост наблюдается в таком виде экономической деятельности, как лесное хозяйство, охота. Следовательно здесь реализуется потенциал развития определенных видом туристских услуг, таких как экотуризм, спортивный туризма и релаксирующий туризм. Для каждого из этих видов, на первый взгляд даже несовместимых (например, релаксирующий туризм и подвид  спортивного туризма – охота), может быть найдена своя ниша в регионе с разведением туристических потоков клиентов разных предпочтений.  Развитие ресторанного и гостиничного бизнеса (с 2 единиц в 2015 году до 51 единицы в 2019 году) также не идет вразрез в указанными направлениями активизации туристской сферы региона.

Здесь надо отдавать себе отчет, что взрывной рост показателей ряда направлений предпринимательской активности частично объясняется тем, что частные предприниматели стали чаще легализовать свой бизнес, «выходить из тени» и, как следствие, были включены после 2015 года в статистические республиканские сводки. Данное обстоятельство также положительно характеризует работу региональных органов исполнительной власти по институализации и легализации частного предпринимательства в КЧР, что взаимосвязано с ростом в регионе субъектов административной деятельности (с 3 единиц в 2015 до 63 в 2019 году).

Кроме лесного хозяйства и охоты, обращает на себя внимание рост в республике и научно-профессиональной деятельности (с 13 до 114 единиц в 2015 и 2019 годах соответственно), что объясняется функционированием в республике филиалов крупных российских вузов. В условии жесткой ограниченности ресурсов источники долговременного экономического роста с мультипликационным эффектом должны определяться при выборе отрасли или сферы, способных сформировать генерирующий импульс, по критерию максимальной отдачи.

Основным выводом по данным, приведенным в таблице 1, являются то, что КЧР обладает высокоперспективным аграрным и туристским потенциалами, а экономика данного региона является индустриально-аграрной. При этом стимулирование расширения конкурентных и экономических позиций региона должно происходить за счет активизации внутренних резервов региона на внутрироссийском и внешнем рынках, а не только на локальном рынке граничащих с КЧР регионов.  Анализ факторов конкурентоспособности экономики Карачаево-Черкесской Республики представлен в таблице 2.

Анализ факторов конкурентных преимуществ региона, как правило, позволяет выявить резервы экономического роста, заложенные в климатических, природных, индустриальных и исторически-сложившихся характеристиках региона. Отметим, что для Карачаево-Черкесской Республики такими резервами являются продовольственный сектор и сектор оказания туристско-рекреационного комплекса услуг. Следовательно, по фактору рентабельности и окупаемости бизнес-процессов можно рекомендовать потенциальным предпринимателям организацию частных бизнес-структур именно в указанной сфере деятельности [1]. 

При этом возникает серьезная проблема недостаточности стартового капитала у потенциальных предпринимателей в связи с низкими показателями занятости и средней заработной платы в регионе, не позволяющими значительной части населения сформировать фонды личных накоплений. В этих условиях необходимо развитие программ государственной помощи развитию частного предпринимательства в регионе, в том числе через частно-государственные инвестиционные фонды, бизнес-инкубаторы, информационно-консультативные центры развития малого предпринимательства и т.п. (см. рисунок 2) [2].

Анализ данных, представленных на рисунке 2, позволяет сделать вывод, что государственная и частная поддержка процесса развития инфраструктуры малого бизнеса не обязательно выражается в финансовых инвестиционных вложениях, так как она может заключаться и в лоббировании процесса продвижения интересов определенного сектора региональной экономики, информационной и конмультативной поддержке и способствованию диффузии инноваций в технологическую и управленческую структурные составляющие развития бизнес-процессов в предпринимательских структурах.

При этом государственная помощь, выделенная предпринимателю на развитие малого предприятия, не устраняет риски, которым подвержен процесс ведения частного бизнеса в регионе и в стране в целом, и к которым каждый предприниматель должен разработать и внедрить механизм адаптации.  Роза рисков ведения частного предпринимательства представлена на рисунке 3.

Воздействие факторов представленных на рисунке 3 видов риска на фоне прогноза ожидаемых последствий эпидемии короновируса выражается в снижении количества малых предприятий и частных предпринимателей в Карачаево-Черкессии. Если провести анализ количества функционирующих предпринимательских структур на каждые 10 тыс. человек населения в КЧР, то можно наблюдать значительное снижение этого показателя за последние годы. С данными о динамике показателя количества функционирующих предпринимательских структур на каждые 10 тыс. человек населения в КЧР, полученные с помощью информации, представленной на официальном сайте Федеральной службы государственной статистики,  можно ознакомиться  на рисунке 4.

Государственная поддержка малого предпринимательства носит трехуровневый характер в зависимости от размера охвата попадающих под ее влияние предпринимательских структур, что отражено в Законе  РФ № 209-ФЗ от 24.07. 2007 г.: «О развитии малого и среднего бизнеса в Российской Федерации» :

1 уровень: федеральный. Федеральные программы развития МСП с определением объемов и источников финансирования, форм контроля и ответственных лиц за достижение установленных данными программами показателей деятельности федеральных органов исполнительной власти в рамках указанных направлений.

2 уровень: региональный. Региональные программы развития МСП с определением перечня программных мероприятий в рамках достижения целевых установок государственной политики по формированию инфраструктуры частного предпринимательства в регионе. В данных программах также указываются объемы и источники финансирования, формы контроля и ответственные лица за достижение установленных данными программами показателей деятельности государственных органов исполнительной власти в рамках указанных направлений развития МСП в регионе [3].

3 уровень: муниципальный. Программы развития малого и среднего предпринимательства на муниципальном уровне включают в себя нормативно-правовые акты органов мастного самоуправления. В данных программах, помимо определением объемов и источников финансирования, форм контроля и ответственных лиц за достижение установленных данными программами показателей деятельности федеральных органов исполнительной власти в рамках указанных направлений, указываются конкретные отдельные категории субъектов МСП, осуществляющих свою предпринимательскую коммерческую деятельность в муниципальных образованиях, на которые направлено действие программ развития малого и среднего предпринимательства на муниципальном уровне.

Для выявления  муниципальных районов, государственная помощь предпринимателям которым требуется в приоритетном порядке, можно предложить алгоритм оценки уровня развития малого и среднего предпринимательства в районах следующего состава этапов оценки (см. рисунок  5):

Основная проблема реализации указанного на рисунке 5 алгоритма заключается в неоднородности характера и экономической природы включаемых в оценку показателей, так как зачастую они являются несоизмеримыми в первоначальном их виде.

С целью приведения разных по характеру экономических показателей в сопоставимый вид рекомендован перевод исследуемых показателей в безразмерный вид –показатель Кi посредством следующей формулы:

, где kt — нормативный показатель локального t-го критерия развития МСП – единый по всем муниципальным районам;  kti — частное значение показателя t-го критерия в i-ом муниципальном районе за анали­зируемый период времени; N –число исследуемых муниципальных районов.

Однако приведенный выше алгоритм оценки уровня развития малого и среднего предпринимательства в муниципальных районах имеет один  недостаток: предприятия МСП, расположенные в депрессивынх муниципальных округах, будут иметь пониженные показатели сводного индекса развития при том, что у низкорентабельных предпринимательских структур, проводящих свою коммерческую деятельности в более экономически развитых  муниципальных районах, возможны повышения показателя сводного индекса развития в связи с включением  в процедуру оценки более высоких экономических показателей соответствующего муниципального региона. Таким образом, оценка уровня развития малых предприятий посредством предложенного алгоритма  имеет некоторую погрешность, так как самые высокие итоговые показатели будут относиться к предприятиям, находящимся в регионах и городах с наиболее высокими показателями экономического развития. При этом основной задачей реализации алгоритма оценки является корректный выбор локальных критериев развития МСП и приведение их показателей в сопоставимый вид с целью формирования возможности их сравнения и обобщения.

Вывод

Практика показывает, что реализация механизма государственной поддержки развития МСП запускает, помимо совершенствования инфраструктуры частного предпринимательства, и процесс формирования существенного положительного  синергетического эффект  в экономике региона, так как  рост количества малых предприятий способен взять на себя функции своеобразного амортизатора, смягчающего социальную напряженность  на рынке труда региона при снижении количества рабочих мест.

При этом процесс интеграции и разных форм взаимодействия МСП с крупным бизнесом с целью решения стратегических задач экономического развития региона способствует  росту занятости населения и, как следствие повышает уровень показателей всей системы региональных локальных критериев развития малых и средних предприятий.

Основой развития малых и средних предприятий в КЧР является обязательное включение региона в различные долгосрочные программы поддержки развития малых и средних предприятий, что должно послужить базой инновационных изменений инфраструктуры частного предпринимательства. 

Литература

  1. Ksenofontova T.Y., Kocheleva T.N., Bezdudnaya A.G.. The interconnection of demographic factors and indicators of the population density in the region territory at the meso-and micro-levels / International Journal of Applied Business and Economic Research. — 2016. — Т. 14. № 10. С. —  7301-7313.
  2. Ксенофонтова Т.Ю. Методологические аспекты использования нематериальных активов в процессе управления конкурентоспособностью производственных предприятий — монография / Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет». Санкт-Петербург, 2012.
  3. Ксенофонтова Т.Ю. Региональные особенности управления развитием человеческого и интеллектуального капитала в условиях изменений внешней среды — автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук / Санкт-Петербургский государственный экономический университет. — Санкт-Петербург,  — 2014