Московский экономический журнал 3/2021

image_pdfimage_print

УДК 339.9

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10134

СОТРУДНИЧЕСТВО РОССИИ И СТРАН ЕАЭС В УСЛОВИЯХ САНКЦИОННОГО РЕЖИМА

COOPERATION BETWEEN RUSSIA AND THE EAEU COUNTRIES UNDER THE SANCTIONS REGIME 

Трошин Максим Сергеевич, аспирант, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, г. Москва 

Troshin M.S., Broody026@gmail.com

Аннотация. Проведен анализ действующей концепции внешней политики Российской Федерации. Установлено, что она базируется на принципах протекционизма и национализма. Обоснована необходимость дополнения стратегии устойчивого развития сотрудничества со странами ЕАЭС на основе солидаризма и с учетом защиты собственных национальных экономических интересов. Доказано, что антироссийские финансово-экономические и торговые санкции влияют на рост российской экономики и способствуют восстановлению территориальной целостности нашего государства. 

Summary. The analysis of the current concept of the foreign policy of the Russian Federation is carried out. It is established that it is based on the principles of protectionism and nationalism. The article substantiates the need to supplement the strategy of sustainable development of cooperation with the EAEU countries on the basis of solidarity and taking into account the protection of their own national economic interests. It is proved that anti-Russian financial, economic and trade sanctions affect the growth of the Russian economy and contribute to the restoration of the territorial integrity of our state.

Ключевые слова: санкции, ЕАЭС, Россия, контрсанкции, торговля, сотрудничество, экономика, антироссийские санкции.

Keywords: sanctions, EEU, Russia, counter-sanctions, trade, cooperation, economy, anti-Russian sanctions.

Цель. Целью статьи является проведение анализа концепции сотрудничества России и других стран ЕАЭС в условиях санкций и контрсанкций в контексте ее влияния на изменения мирового экономического порядка и комплексная оценка эффективности международных антироссийских санкций.

Методы. Методологическую основу исследования составляют принятые в отечественной науке способы и формы научного познания. В качестве научно-познавательных инструментов и приемов использованы общенаучные методы, такие, как системный, логический, исторический, сравнительный, прогностический, а также метод комплексного экономического анализа.

Изложение основного материала исследования. Учитывая неизменное сотрудничество России и других стран ЕАЭС, антироссийские финансово-экономические санкции являются не эффективным средством международной и экономической дипломатии в отношениях с РФ. Они негативно влияют на объемы поступления в РФ ПИИ, товарооборота со странами Европейского Союза и в целом рост российской экономики и таким образом способствуют отрицательному решению украинского-российского конфликта и восстановления территориальной целостности государства. Кроме того, что для России вопрос антироссийских санкций является чрезвычайно важным, так как они не могут быть постоянными и поэтому нужно сводить санкции на ноль, для положительного развития всех стран.

Развитие России и ЕАЭС неотделимы от развития мировой экономики. Развитые страны игнорировали Россию и лоббируют установление новых правил глобальной торговли, которые работают в их интересах. Несмотря на то, что TTP и TTIP окажут лишь незначительное влияние на Россию, ЕАЭС, как великая держава и до недавнего времени сверхдержава. Россия не может принять реальность, в которой она исключена из процесса разработки правил глобальной торговли,

В такой ситуации Россия пытается найти свою стратегию развития. Были предложены и предприняты различные модели сотрудничества. Однако украинский кризис привел к серьезному ухудшению этих отношений. Кроме того, ситуация выглядит особенно мрачной, если учесть, что отношения России с Западом в первую очередь его отношениями с США. Администрация Обамы глубоко разочаровалась в отношениях с Россией и президентом Владимиром Путиным, и Россия так же разочаровалась в Демократической партии США. С такими глубокими ощущениями перспективы улучшения отношений России с Западом выглядят чрезвычайно проблематичными. [1]

После того, как Дональд Трамп перебрался в Белый дом, появилась надежда на улучшение. Тем не менее, в США один человек не определяет характер российско-американских отношений. Россия тем не менее надеется, что отношения с Западом улучшатся, и это главный мотив его государственной политики. В то же время он постепенно начинает переосмысливать этот внешнеполитический приоритет и опробовать новые дипломатические идеи.

ЕАЭС — это просто новый подход к внешней политике. Это нарушает традиционные концепции, которые придают большое значение отношениям с США и Западом. [2]

ЕАЭС — это не только одна из самых важных концепций сотрудничества, выдвинутых России, но и вполне практичный план международного сотрудничества. [3]

В то время как тесное сотрудничество между пятью постсоветскими государствами и формированием ЕАЭС, где Россия занимает лидирующие позиции начался процесс евразийской интеграции. Идея о Великом Евразийском партнерстве и отношениях с ним четко излагала основные очертания стратегического и решающего «поворота на Восток» в России. Эта точка зрения направлена не только на Китай, Японию или Южную Корею, но и на всю Азию с особым упором на сотрудничество с Китаем, странами АСЕАН и ШОС. Сфокусировавшись на Азиатско-Тихоокеанском регионе, Россия не стремится только к собственному развитию, а также к ее совместному развитию с ЕАЭС путем сотрудничества со странами региона и региона в целом.

Идея, предложенная Россия, хорошо обоснована. Во-первых, ЕАЭС уже обладает очень высокой степенью внутренней интеграции. Во-вторых, сотрудничество между Россией и ЕАЭС уже установлено, и его будущее выглядит многообещающим. В-третьих, с участием полноправных государств-членов и ассоциированных государств ШОС, несомненно, сыграет позитивную роль в построении отношений и станет надежным гарантом его успешного развития. Это было бы полностью в интересах Китая, поскольку Китайские ШОС как многосторонняя платформа для поддержания безопасности и содействия экономическому развитию.

Когда Россия ввела контрсанкции в отношении Запада, лишив своих граждан европейского продовольствия, белорусский министр сельской промышленности Леонид Заяц назвал такое решение «Клондайк для Беларуси». Не воспользоваться шансом было бы просто глупо, и почти сразу же россияне обнаружили в магазинах креветки производства Республики Беларусь.

Импорт санкционного норвежского лосося белорусским перерабатывающим предприятием «Санта Бремор» подскочил в четыре раза. Россия заговорила о белорусской «контрабанде» и бросила на борьбу с ней Россельхознадзор. Но действительно ли это контрабанда, неизвестно. [4]

На самом деле проблема контрабанды санкционной продукции через страны ЕАЭС слишком преувеличена и, как ни странно, политизирована. Подавляющую часть «белорусских креветок» и «белорусских киви» в России нельзя считать нелегальной продукцией. Хотя бы потому, что тогда никто не указывал бы на ценниках страной происхождения Беларусь.

В структуре белорусского экспорта Россия занимает первое место по сельскохозяйственной продукции. И на тех местах совсем не санкционка. В 2018 году за январь — сентябрь доля России в общем объеме экспорта белорусской сельскохозяйственной продукции составила 90,4%. Это меньше уровня 2017-го на 4,4%, но и так на этом экспорте Беларусь заработала (за девять месяцев, напомним) $1,7 млрд.

Согласно данным Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, импорт таких молокосодержащих продуктов, как сыр и сырные продукты, сухое молоко, сливочное масло и сухая молочная сыворотка, в Россию эквивалентен ввоз 4,5 млн т сырого молока в год. Главный поставщик — до 70% продукции — Беларусь. И все это продукция вполне легальная. Понятно, что, как и всякие здравомыслящие люди, белорусы решили извлечь выгоду из российских контрсанкций. Это приводит к тому, что на прилавках белорусских магазинов практически не найти отечественных яблок, а если и найти, то они будут не лучшего качества. Яблоки в Беларуси преимущественно из Польши и Нидерландов. Некоторое время назад покупателей поразил странный ценовой сегмент: сыр, импортируемый из Литвы, стал стоить дешевле, чем сыр отечественного производства. [5]

Объяснить такие моменты весьма просто: белорусские предприятия, воспользовавшись российскими контрсанкциями, стремятся захватить и удержать долю на российском рынке. Они наращивают свой экспорт в Российскую Федерацию, причем в ущерб внутреннему рынку. В результате на белорусском рынке возникает недостаток отечественной продукции, и ее приходится замещать импортом. Тем самым импортом, который в России попал под контрсанкции.

Еще одним доказательством сказанного выше является определенная переориентация шоп-туризма. Раньше белорусы ездили в Брянск и Смоленск, чтобы купить там электронику и бытовую технику, которая в России стоила дешевле, чем в Беларуси.

В конце концов, российские контрсанкции подтолкнули белорусские перерабатывающие предприятия к серьезной модернизации и освоению выпуска новых видов продукции. В прессе появлялась информация, что белорусы сами начали выпускать сыры с плесенью. Но на белорусских прилавках их, конечно не видно: экспорт, и экспорт, прежде всего в Россию.

Что же касается «неродных» для Беларуси лосося, креветок, киви и прочей экзотики, то тут снова возникают вопросы. Как норвежский лосось может вдруг оказаться белорусским. На самом деле может, и никакого противоречия здесь нет. Закупленая в Норвегии рыба перерабатывается и расфасовывается в Беларуси.

Согласно действующим правилам Таможенного союза, который действует между Россией и Беларусью с 2010-го, такой продукции предоставляется другой код ТН ВЭД и она является белорусским товаром. То есть «белорусские креветки» имеют право на существование, если их привезли в Беларусь замороженными, а тут отварили или расфасовали. К тому же есть множество товаров, по которым таких вопросов и сомнений даже не возникает, хотя имели бы. Например, «белорусские» финики из Ирана или «белорусский» арахис. Причем в последнем даже не указывается страна происхождения. [3]

Имея под боком контрсанкционного соседа Россию, да еще с таким огромным рынком, Беларусь активно этим пользуется. Поэтому белорусские предприятия либо сдают внутренний рынок в пользу внешнего, либо пользуются возможностями переработки. И это куда лучший способ заработать, чем изобретать контрабандные схемы. Хотя и без них не обходится. Сказать, что контрабанды сельхозпродукции в Россию через Беларусь нет совсем, было бы неправдой. Она есть, но обычно не попадает в отчеты по импорту-экспорту, найти ее очень трудно.

На вооружение взят старый способ, использованный и отработанный Беларусью достаточно давно на поставках нефти. В начале 2010-х годов эта схема наделала много шума, когда российская нефть экспортировалась в страны Евросоюза. Растворители и разбавители не попадали под нефтяную экспортную пошлину, Беларусь тогда должна была возвращать в российский бюджет, и под этой маркой нефть и переправлялась в ЕС. Из Беларуси, по статистике, до стран Балтии поступали «растворители и разбавители». Но в отчетности соседей по импорту никакие такие продукты не указывались. Зато была сырая нефть, которую Беларусь якобы никуда не поставляла.

Сейчас это работает в другую сторону. Россия ввела свои контрсанкции в 2014-м. В 2015 году произошел резкий рост импорта в Беларусь товаров из стран Африки — от 178 млн. Дол США в 2014-м до 587 млн. Дол США в 2017-ом. Главной причиной роста импорта стало появление товаров 07 и 08 групп кодов ТН ВЭД — овощи, фрукты и орехи. Африканские страны стали поставлять в Беларусь персики, вишню, яблоки и груши, которые до этого не экспортировали вообще или объемы поставок которых были минимальными. И это не единственная странность. Например, по данным Белстата, импорт персиков и нектаринов в Беларусь из Марокко в 2017 году составил 48,5 тыс. т на 64,5 млн. Дол США, что в девять раз превышает поставки этих фруктов из Марокко до всех других стран за такое же время. К тому же, по данным UN Сomtrade, официальных поставок из Марокко в Беларусь не было вообще. [1]

Странности возникают и в цене поставок. Те же персики и нектарины якобы из Марокко «закупались» по цене 1331 Дол США за тонну. А в Россию эта самая продукция экспортировалась по 191 Дол США за тонну.

Понятно, что никаких поставок из Марокко не было. Завышенные «марокканские» цены на персики и нектарины маскировали объем поставок из стран, попавших под контрсанкции РФ. А заниженные цены поставок в России имели целью минимизацию налоговых платежей и — как следствие — маскировка той самой санкционки.

С 2016 г. Россельхознадзор стал пристальнее отслеживать поставки плодоовощной продукции. В ответ вместо Марокко, ПАРу и Египта декларируются импортные поставки из Гвинеи, Кот-д’ивуара, Камеруна, Либерии, Сьерра-Леоне, Бенина, Буркина-Фасо, Бурунди, Экваториальной Гвинеи и даже из Сомали. Хотя до 2016 года из Экваториальной Гвинеи Беларусь не импортировала ни одной товарной позиции, а торговое сальдо с Сомали, Гвинеей-Бисау и Бенином не превышало нескольких тысяч долларов. За первые три месяца 2018-го Беларусь увезла 64,8 тыс. т томатов. Больше всего из Турции — 52,9 тыс. т. По данным Национального статистического комитета, на внутреннем рынке за те же три месяца белорусы в магазинах купили 6220,3 т помидоров. Вероятно, сколько же было продано на рынках (эти продажи белорусская статистика не считает). На экспорт за три месяца Беларусь отправила 10,2 т томатов, причем только в Россию. [3]

Еще одна распространенная контрабандная схема в условиях санкций и контрсанкций — использование преимуществ Таможенного и Евразийского экономического союзов. Делается это довольно просто.

Допустим, есть фура с санкционными польскими яблоками. Из Беларуси она едет, по документам, в Казахстан. Поскольку она идет транзитом, заворачивать ее на границе не имеют права. Однако, въехав в Россию, она через определенное время растворяется на бескрайних российских просторах и в Казахстан не доезжает. А потом так же внезапно возвращается в Беларусь, но уже пустой.

Распознав такую схему, Россия пыталась с ней бороться, введя запрет на транзит европейского продовольствия из Беларуси в страны Центральной и Западной Азии. Но бороться с этой контрабандой весьма непросто. Во-первых, неясно, когда товар попадает к ответственному покупателю, а когда — к фиктивному. Во-вторых, такой контроль противоречит соглашениям в рамках Таможенного союза и ЕАЭС: все, что растаможено в Беларуси, должно беспрепятственно проехать до Казахстана, Киргизии или Армении. В-третьих, транзит через Россию затрагивает не только «союзников»: за РФ еще много других государств, начиная от Грузии и заканчивая Китаем. Соответственно не угадаешь, что и когда «растворится» в России.

Поэтому Россельхознадзор, выявляя факты проникновения санкционной продукции, сейчас в основном «бьет по площадям». В ответ на белорусскую контрабанду он цепляется к вполне официальным белорусским поставщикам, объявляя их продукцию такой, «что не соответствует санитарным нормам». Не проходит и месяца без новости о том, что каким-то предприятиям ограничили доступ их товаров на российские рынки. И также не проходит месяца без аналогичной новости в обратном направлении: «нарушение было устранено, разрешение на поставки в Россию продукции получено». В основном это касается предприятий по переработке мяса и молока.

Барьеры на пути относительно дешевой и качественной белорусской продукции с российского продовольственного рынка более чем странные на фоне данных Россельхознадзора о том, что треть молочных продуктов на российских прилавках — это фальсификат. А по некоторым регионам и товарным позициям (сыр, твердые сыры, десерты) доля фальсифицированных товаров доходит до 60%. Доля фальсифицированной продукции среди недорогих сливочных масел и сыров достигает 90%. [5]

В Минске состоялся глобальный экспертный форум «Восточная Европа: в поисках безопасности для всех». В блоке обсуждения, посвященной российским санкциям, эксперты отметили: санкционная политика Российской Федерации может дать толчок для развития собственного производства сельскохозяйственной продукции. И Беларуси в среднесрочной перспективе к этому надо готовиться. Вопрос лишь в том, какими темпами будет развиваться сельхозпроизводство в России.

Сенат США начал работу в 2021 году, нанеся серьезный удар президенту России Владимиру Путину за принятие закона об оборонном бюджете (NDAA), который учитывает санкции, направленные на прекращение реализации стратегически важного для Кремля проекта трубопровода «Северный поток-2».

Геополитическое значение этого закона невозможно преувеличить. Он свидетельствует о практической обреченности важнейшего энергетического проекта Путина и предупреждает об опасности усиления контроля России над поставками природного газа в ЕС.

Новый закон предусматривает жесткие санкции, которые должны навсегда прекратить строительство газопровода «Северный поток-2» между Россией и Германией. Этот трубопровод, который проходит под Балтийским морем, имеет целью сделать Европу более зависимой от российской энергетики, одновременно предоставляя Москве больший прямой контроль над потоками газа.

Сегодня стоимость незавершенного трубопровода оценивается в 11,6 миллиарда долларов США, тогда как проект также мобилизовал политическую оппозицию против постоянной энергетической зависимости Европы от России. Критики долгое время указывали на отсутствие экономического обоснования для построения «Северного потока-2». Они рассматривают его как геополитическое оружие, а санкции США как попытку разоружения Кремля.

Усилия по прекращению строительства трубопровода прилагались в течение многих лет. Европейские инициативы не смогли помешать прогрессу проекта, но меры, принятые США, оказались намного эффективнее. В конце 2019 года санкции США окончательно привели к прекращению строительства газопровода.

Работа над NDAA была болезненной и запутанной из-за сложности политической системы США и внутриполитических споров. Осенью 2020 года предложенный раунд дополнительных санкций в отношении «Северного потока-2» получил большинство двухпартийной поддержки в Конгрессе и был включен в NDAA для рассмотрения в декабре. В середине декабря и Палата представителей, и Сенат дали окончательное одобрение, но президент Трамп тогда наложил вето. В связи с этим Палата представителей и Сенат были вынуждены обойти вето, набрав большинство в две трети, что было окончательно достигнуто 1 января 2021 года.

Недавно принятый закон вводит санкции с надзором со стороны Государственного департамента и Министерства финансов США. Они должны немедленно определить «судна, которые занимаются прокладкой труб на морской глубине 30 метров и более для строительства проекта «Северный поток-2», трубопровода «Турецкий поток» (еще один газопровод, который тянется от России до Турции Черным морем) или любого другого проекта, который является продолжением какой-либо из таких проектов».

Это плохие новости для Кремля, который использует свою роль главного международного поставщика энергии для геополитического влияния. В Москве также нет большого оптимизма относительно того, что новая администрации Байдена приведет к переменам к лучшему. Избранный президент США Джо Байден, который относится с недоверием к Путину и выступает против «Северного потока-2», скорее всего, введет значительные меры против России в ответ на ее беспрецедентные кибератаки. Будут также выделены миллиарды на усиление кибербезопасности США.

Литература

  1. Чиниев Д.Б. Инновационное сотрудничество России и стран ЕАЭС в условиях санкций: необходимость и возможность. В сборнике: Азия: в поисках источников развития. Ежегодник — 2020 = Asia: Looking for Sources of Development. Yearbook — 2020. сборник статей. Сер. «Азиатские исследования» Москва, 2020. С. 150-159.
  2. Тихомирова Е.С. К вопросу о международном сотрудничестве ФТС России в рамках ЕАЭС и СНГ. В сборнике: Совершенствование правовой культуры как основа становления гражданского общества современности. Сборник статей по итогам Международной научно-практической конференции. Стерлитамак, 2020. С. 85-88.
  3. Шуракова Н.Н. Внешнеэкономические аспекты новой доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации. Научное обозрение: теория и практика. 2020. Т. 10. № 3 (71). С. 470-483.
  4. Липатова Н.Г. Таможенное сотрудничество России со странами евразийского экономического союза: направления, механизмы, перспективы. В сборнике: Таможенная служба России: приоритеты, возможности, перспективы. Сборник материалов XI Международной научно-практической конференции. под ред. В. Б. Мантусова. Москва, 2020. С. 38-45.
  5. Кусаинов Б.О. Евразийский Экономический Союз: роль России и перспективы развития. Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Экономика и право. 2020. № 5. С. 36-39.