slot gacorslot88https://sjlas.org/slot-gacor/https://sjlas.org/slot-dana/https://sjlas.org/slot-pulsa/https://nicerjss.com/slot-gacor/https://nicerjss.com/slot-dana/https://nicerjss.com/slot-pulsa/https://sdbagl.org/slot-gacor/https://sdbagl.org/slot-dana/https://sdbagl.org/slot-pulsa/http://pkc.grsmu.by/assets/slot-gacor/http://ctdn.kubg.edu.ua/wp-content/uploads/2019/09/slot-gacor/https://profor.facmais.edu.br/https://www.spr.org.br/din/eventos/-/slot-online/https://bio-med.euroasia-science.ru/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/http://slovopys.kubg.edu.ua/wp-content/uploads/2019/09/slot88/http://e-journal.sastra-unes.com/public/journals/1/slot-deposit-dana/https://submissoesic.propes.ufabc.edu.br/public/journals/9/slot-gacor/https://pedomanwisata.com/http://library.nmuofficial.com/https://revista-uem.uno/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://uimscics.ui.edu.ng/wp-content/uploads/2021/09/slot-deposit-pulsa/http://alumni.sastra-unes.com/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://thedanipost.com/wp-content/uploads/2020/09/slot88/https://cloud-journals.com/images/slot-deposit-pulsa/https://interrev.com/public/journals/1/slot88/https://anais.faama.edu.br/public/journals/3/slot88/http://uad-jrnl.nau.in.ua/public/journals/1/slot88/https://library.uhsp.edu.ua/wp-content/uploads/2022/02/slot-deposit-pulsa/https://fastgrowingtree.forest.ku.ac.th/https://pay.ucdavis.edu/gacor88slot gacorslot gacor hari inilink slot gacorslot88judi slot onlineslot gacorsitus slot gacor 2022https://www.dispuig.com/-/slot-gacor/https://www.thungsriudomhospital.com/web/assets/slot-gacor/slot88https://omnipacgroup.com/slot-gacor/https://viconsortium.com/slot-online/http://soac.abejor.org.br/http://oard3.doa.go.th/slot-deposit-pulsa/https://www.moodle.wskiz.edu/http://km87979.hekko24.pl/https://apis-dev.appraisal.carmax.com/https://sms.tsmu.edu/slot-gacor/http://njmr.in/public/slot-gacor/https://devnzeta.immigration.govt.nz/http://ttkt.tdu.edu.vn/-/slot-deposit-dana/https://ingenieria.unach.mx/media/slot-deposit-pulsa/https://www.hcu-eng.hcu.ac.th/wp-content/uploads/2019/05/-/slot-gacor/https://euromed.com.eg/-/slot-gacor/http://www.relise.eco.br/public/journals/1/slot-online/https://research.uru.ac.th/file/slot-deposit-pulsa-tanpa-potongan/http://journal-kogam.kisi.kz/public/journals/1/slot-online/https://aeeid.asean.org/wp-content/https://karsu.uz/wp-content/uploads/2018/04/-/slot-deposit-pulsa/https://zfk.katecheza.radom.pl/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://science.karsu.uz/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/ Московский экономический журнал 3/2019 - Московский Экономический Журнал1

Московский экономический журнал 3/2019

УДК 338.2

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-13034

АСПЕКТЫ ВЛИЯНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ФАКТОРА ПРИ
ФОРМИРОВАНИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИИ РЕГИОНА

ASPECTS OF THE INFLUENCE OF THE ENVIRONMENTAL FACTOR IN THE FORMATION OF SUSTAINABLE DEVELOPMENT OF THE REGION

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-310-00352

Соколовская Оксана Евгеньевна, старший преподаватель кафедры корпоративной экономики и управления бизнесом,  ФГБОУ ВО «Уральский государственный экономический университет», г. Екатеринбург

Sokolovskaya O.E.

Аннотация: В статье рассматриваются основные факторы формирования устойчивого развития региона, проводится анализ существующих компонентов, влияющих на устойчивое развитие. Выделены ключевые аспекты, рассмотрено влияние экологического фактора на изменения в региональном развитии. Изучены позитивные и негативные стороны решения ситуации с помощью применения опыта государственно-частного партнерства. Приведены плюсы и минусы государственно-частного партнерства, обобщена практика применения ГЧП в странах мира.

Summary: The article discusses the main factors for the formation of the region’s sustainable development, analyzes the existing components affecting sustainable development. The key aspects are highlighted, the influence of the environmental factor on changes in regional development is considered. We studied the positive and negative aspects of solving the situation by applying the experience of public-private partnership. The pros and cons of public-private partnerships are given, the practice of using PPPs in countries around the world is summarized.

Ключевые слова: устойчивое развитие, факторы устойчивого развития, государственно-частное партнерство, региональное развитие.

Keywords: sustainable development, factors of sustainable development, public-private partnership, regional development.

Парадигма устойчивого развития, предполагающая
динамический процесс последовательных позитивных изменений, обеспечивающих
сбалансированность экономического, социального и экологического аспектов,
должна лежать в основе формирования подходов к разрешению проблем
территориальных образований. Это особенно актуально сегодня, когда происходит
перенос центра тяжести экономических реформ на уровень регионов и усиление их
роли в реализации экономической политики государства.

Приоритетным подходом в осуществлении реформ на уровне
региона должно быть убеждение, что следует отказаться от отождествления
развития территории с ее хозяйственным развитием. Нельзя считать регион
устойчиво развивающимся только по признаку повышения экономических показателей.
Устойчивое развитие должно быть нацелено на достижение высокого качества жизни
населения, при позитивной динамике комплекса показателей.

Определим факторы, влияющие на
формирование устойчивого развития региона в современных условиях (рисунок 1).

Как мы видим, одну из ключевых позиций при формировании
устойчивого развития региона занимают экологические условия (техногенные
загрязнения и природно-климатические условия), именно на них остановим свое
внимание.

Основная предпосылка устойчивого развития региона–
экологическая безопасность, которая непосредственно связана с необходимостью
поддержания на оптимальном уровне природно-ресурсного потенциала и требуемого
качества окружающей среды. Это не может быть релиализовано без формирования в
регионах эффективного экономического механизма, который будет отвечать
требованиям оптимального использования природных ресурсов с одной стороны и
требований экологического законодательства – с другой.

Решение экологических вопросов и контроль за
экологической ситуацией в регионе в основном возложен на государство, которое
не может в полной мере решить их. Именно для того, чтобы максимально эффективно
использовать природный потенциал и был внедрен опыт привлечения частного
партнера для решения важных экологических задач. Государство, в связи с большой
финансовой нагрузкой не может в полной мере решать все возложенные на него
обязательства. Именно по этому в данной отрасли (экологии) по нашему мнению
возможно создавать проекты государственно-частного партнерства, в которых
бизнес наряду с государством будет разделять часть рисков и финансовых
обязательств и как показывает мировая практика данного рода проекты выгодны и способствуют
устойчивому развитию региона. К сожалению, данная сфера очень непроработана в
России, особенно, что касаемо экологической направленности.

Специалисты
в сфере государственно-частного партнерства выделяют

ряд
факторов, определяющих развитие ГЧП в России:

  • Развитость институциональной среды в
    сфере государственно-частного партнерства;
  • Опыт реализации проектов государственно-
    частного партнерства;
  • Инвестиционная привлекательность
    субъекта.

Так
же  центр развития
государственно-частного партнерства обозначил точки роста сферы ГЧП –
перспектива-2016.

Существует четыре ключевых направления развития сферы ГЧП, в рамках которых выделены точки роста, акцент на которые позволит достичь необходимых результатов по завершению фундамента российского рынка проектов ГЧП в перспективе 2017 и 2018 годов:

  • Системное планирование развития
    инфраструктуры и стимулирование рынка для применения механизмов ГЧП;
  • Повышение качества и эффективности
    реализации проектов ГЧП;
  • Обеспечение доступности финансирования
    для реализации проектов ГЧП;
  • Развитие законодательства в сфере ГЧП и
    правоприменительной практики реализации проектов ГЧП.

 В рамках данных направлений предлагается
выделить 5 ключевых точек роста:

1.
Расширение инструментов финансирования проектов ГЧП за счет специализированных
проектных облигаций негосударственных пенсионных фондов и встраивание в процесс
финансирования проектов ГЧП страховых компаний . Этот инструмент активно
используется в международной практике – 44% всех инфраструктурных проектов в
Европе и Северной Америке финансируется за счет средств пенсионных фондов и
страховых компаний. В России за счет пенсионных денег финансируется не более
двух десятков проектов, а средства страховых компаний в проектах ГЧП сегодня не
участвуют.

Обеспечить
развитие сферы ГЧП позволит выстраивание регуляторной политики Банка России,
направленной на расширение возможных инструментов финансирования проектов ГЧП,
перспективный среднесрочной эффект от которой – зарождение нового класса
инфраструктурных инвесторов.

2.
Расширение гарантий инвесторов в проектах ГЧП в том числе по исполнению
обязательств публично- правовых образований. Для инвесторов в инфраструктурных
проектах одним из основных препятствий для осуществления инвестиций являются
недостаточные гарантии возврата вложенных средств. Об этом свидетельствуют
данные опроса EY, согласно которому 68% компаний частного сектора готовы
инвестировать в развитие инфраструктуры, но при этом рассчитывают на
необходимое содействие органов власти в обеспечение минимального уровня доходности.
С другой стороны, совокупный уровень государственного долга субъектов РФ
превышает 2 трлн. руб. что негативно сказывается их инвестиционной
привлекательности.

Одно из
возможных решений – создание специализированного фонда страхования бюджетных
обязательств на базе одного из существующих институтов развития, что в
перспективе позволит обеспечить стабильность региональных и местных бюджетов
для участия в проектах ГЧП.

3.
Разработка специальных механизмов субсидирования субъектов РФ и муниципальных
образований для реализации проектов ГЧП В России расходование средств бюджета
на строительство объектов инфраструктуры традиционно осуществляется в рамках
целевых программ или адресных инвестиционных программ. Таким же образом
работает механизм софинансирования обязательств региональных и местных бюджетов
из бюджета Российской Федерации – за счет федеральных средств стимулируются
региональные бюджетные стройки, а не долгосрочные проекты ГЧП с привлечением
частных инвестиций. При этом, согласно опросу EY, 42% респондентов считают, что
региональные инфраструктурные проекты должны получать средства из федерального
бюджета.

Если в
ближайшей перспективе будут разработаны порядок и правила субсидирования
региональных проектов ГЧП из средств федерального бюджета, это позволит не
только запустить ряд отложенных проектов, но и переориентировать планируемые
инфраструктурные проекты на рельсы ГЧП. Тем более что прецедент в российской
практике уже есть – решение о субсидировании региональных проектов ГЧП за счет
средств, собранных с грузовых автомобилей массой свыше 12 тонн.

 4. Разработка отраслевых рекомендаций по
запуску и управлению проектами ГЧП и формирование полноценной базы знаний по
реализации проектов ГЧП Утверждение, что наступают времена, когда количество
проектов должно перерасти в качество, наиболее справедливо для текущего периода
времени.

Если
анализировать портал для размещения официальной информации о проведении торгов,
то можно констатировать, что в среднем каждую неделю в России объявляется до 20
новых концессионных конкурсов и появляются 3-4 предложения частных компаний о
заключении концессионных соглашений в порядке частной инициативы. То есть можно
констатировать, что по крайней мере концессионные проекты в муниципальных образованиях
поставлены на поток. С вступлением в силу федерального закона о ГЧП
такого взрывного роста соглашений о ГЧП или МЧП не произойдет в силу
регуляторных ограничений и необходимости проводить оценку эффективности
проектов, но тем не менее задача формирования единой базы знаний в сфере ГЧП и
подготовки отраслевых методических рекомендаций с заложенным алгоритмом
реализации проекта публичным партнером, остается достаточно актуальной.

5.
Совершенствование федерального закона о ГЧП и подзаконных актов на основе
правоприменительной практики Вопрос, кто же будет первым счастливчиком,
рискнувшим реализовать проект на основе нового федерального закона о ГЧП, на
текущий день остается открытым. Крупные игроки инфраструктурного рынка
высказывают опасения, что в ближайшее время закон останется невостребованным
инструментом для привлечения частных инвестиций в инфраструктурные проекты, и
основным механизмов для этих целей останется концессия.

С другой
стороны, регулятор готовит уже второй минимальный пакет поправок к федеральному
закону о ГЧП – расширение перечня объектов, в отношении которых могут быть
заключены соглашения о ГЧП, в том числе на объекты производственной
инфраструктуры и арендное жилье. Устойчивый спрос на новую форму реализации
проектов ГЧП есть и у регионов – в момент рассмотрения проекта закона одним из
основных аргументов было то, что 142 проекта ГЧП регионального уровня5 не могут
быть реализованы без специального регулирования в законодательстве. Таким
образом, 2017 год – это, возможно, лучшее время для того, чтобы выработать
единую позицию рынка по совершенствованию норм федерального закона о ГЧП для
реализации соответствующих проектов на основе конкретных региональных примеров,
которые будут инициированы в течение года.

в
России сейчас реализуется 873 проекта ГЧП, по которым заключены соответствующие
соглашения (в общей сложности на различных стадиях реализации – более 1300
проектов. – прим. авторов) суммарным объемом частных инвестиций – 640,3 млрд.
руб. на стадии создания (строительства/реконструкции) объектов инфраструктуры
(рисунок 2).

Отметим,
что отношение объема частных инвестиций в инфраструктуру в проектах ГЧП к
номинальному ВВП России составляет менее 1%. Для сравнения: в ряде стран со
схожей структурой и объемом инвестиций в инфраструктуру на принципах ГЧП
процент отношения объема частных инвестиций к номинальному ВВП значительно выше
(см. рис. 3). Данное отношение, по экспертным оценкам, должно находиться на
уровне примерно 4-5%, тогда можно непосредственно говорить о сбалансированном
процессе привлечения инфраструктурных инвестиций на принципах ГЧП в экономику
России.

Также
необходимо отметить, что по ряду проектов ГЧП в России зафиксированы условные и
безусловные обязательства бюджетов соответствующих уровней. В России
реализуются, как проекты «без единого бюджетного рубля», преимущественно в
отраслях, где инвестиционный поток гарантируется высоким тарифом, так и
проекты, где доля государственного участия превышает 90%. В целом, если
говорить о полной стоимости (включая также условные и безусловные обязательства
бюджетов) проектов ГЧП, то она превышает 2 трлн. руб.

 Концессия – основная форма реализации проектов
ГЧП в России, соглашения о ГЧП в рамках регионального законодательства
используются в большей степени для реализации проектов ГЧП в социальной сфере (здравоохранение,
образование) и характерны обязательствами публичной стороны по выплатам в
рассрочку общего объема инвестиций частного партнера с учетом установленной
предпринимательской прибыли. Также на региональном и муниципальном уровне
реализуются ряд проектов, которые соответствуют базовым признакам
государственно-частного партнерства, таким как: договорные обязательства,
обязательства частного партнера по финансированию на стадии капитальных
инвестиций, долгосрочные обязательства сторон и распределение рисков и
ответственности сторон в рамках реализации проекта ГЧП. В российской
правоприменительной практике таким признакам также отвечают следующие
организационно-правовые модели реализации проектов ГЧП:

  • Долгосрочные инвестиционные соглашения и
    контракты жизненного цикла, реализуемые в рамках 223-ФЗ
  • Контракты жизненного цикла, реализуемые
    в рамках 44-ФЗ
  • Корпоративные формы ГЧП, при
    использовании которых основные принципы долгосрочного партнерства зафиксированы
    в акционерных соглашениях
  • Долгосрочные договоры аренды имущества,
    находящегося в неудовлетворительном состоянии, которые подразумевают
    определенные инвестиционные обязательства арендатора (нормы ГК РФ и 135-ФЗ)

Если
рассмотреть рынок проектов ГЧП в отраслевом разрезе, то можно выделить
следующие тенденции (таблица 2):

  • Региональные и муниципальные
    администрации постепенно перенимают опыт структурирования проектов ГЧП
    федерального уровня в отрасли автомобильных дорог – спрос на модернизацию
    автодорожной инфраструктуры в российских публично-правовых образованиях
    по-прежнему высокий.
  • Первые проекты запускаются в отраслях
    железнодорожного и общественного транспорта общего пользования. В России это
    один из главных проектов ГЧП-пионеров в своих отраслях.
  • Одна из наиболее динамично развивающихся
    отраслей для реализации проектов ГЧП – создание систем контроля безопасности
    ПДД, весогабаритного контроля и поддержания общественного порядка. Несмотря на
    ряд законодательных неопределенностей, многие субъекты РФ готовы реализовывать
    такие проекты именно по модели ГЧП.
  • Отрасль здравоохранения традиционно
    привлекательна там, где есть достаточный гарантированный поток через платежи
    системы ОМС и маржинальные платные услуги, или там, где публичный партнер готов
    инвестировать в создание объекта здравоохранения.
  • Сейчас проекты ГЧП в отраслях социальной
    сферы (за исключением здравоохранения) в большей степени ориентированы на
    возмещение затрат инвестора на строительство/реконструкцию объекта, чем на
    повышение качества оказываемой услуги за счет компетенций оператора. » В отрасли
    обращения с ТКО инвесторы готовы к долгосрочному партнерству при условиях
    комплексности проекта на каждом из этапов обращения с отходами. Спрос на
    реализацию таких проектов со стороны частных инвесторов постоянно растет.
  • Регуляторная политика в отношении
    объектов тепло- и водоснабжения позволяет говорить не только об увеличении
    числа заключаемых концессионных соглашений, но и о совершенствовании подходов
    при подготовке и реализации таких проектов.

Несмотря на то что отрасль электроснабжения традиционно финансируется за счет монополий, у крупных игроков рынка появляется интерес к реализации проектов ГЧП именно в сфере электроснабжения объектов инфраструктуры.

Средний показатель по уровню развития ГЧП в
России по прогнозу на 2018 год должен был составить 29,2%, фактическое среднее
значение оказалось на 4,8 п. п. ниже и составило 24,4%. Медианное отклонение
составило, в свою очередь, 4,1 п. п.

Данные тенденции можно объяснить следующими
факторами:

  • Ряд субъектов РФ по итогам 2017 года не показали ожидаемого роста реализации проектов ГЧП – планируемые проекты так и не были запущены;
  • Регионы аутсайдеры не приняли базовых системных мер по созданию фундамента сферы ГЧП, о которых велась речь по итогам 2016 года;
  • За счет снижения темпов роста российской экономики снизился интерес инвесторов к долгосрочным инвестициям в инфраструктуру на региональном и муниципальном уровне. Для повышения среднего общероссийского показателя по уровню развития ГЧП необходимо в первую очередь завершить на региональном уровне процесс приведения нормативно- правовой базы в соответствие с требованиями федерального закона о ГЧП и следующим шагом обеспечить поступательный запуск концессионных проектов и проектов ГЧП на региональном и муниципальном уровне.

В России в качестве приоритетных областей для
применения ГЧП рассматриваются:

  • развитие производственной и транспортной инфраструктуры;
  • жилищно-коммунальное хозяйство;
  • здравоохранение и социальные услуги;
  • финансирование научных исследований, имеющих перспективы коммерциализации;
  • развитие инновационной инфраструктуры (рисунок 5).

В 2013 году в этот перечень была включена
экологическая сфера, в том числе такие направления как утилизация отходов,
ликвидация ранее накопленных экологических ущербов, развитие экологического
туризма.

На территории Российской Федерации
в области экологии уже реализованы проекты в следующих сферах:

  • Станции подготовки питьевой воды;
  • Системы водоснабжения;
  • Очистные сооружения;
  • Мусоросжигающие заводы.

На начало 2014 года в стадии реализации и
проработки более 50 масштабных ГЧП проектов, в т.ч. 17 по мусоросортировке и
переработке бытовых отходов (С.-Петербург, Архангельск, Ярославль, республика
Коми, Пермский край).

В
рейтинге по уровню развития ГЧП в России 1 место занимает Москва, на 2 месте – Санкт-Петербург,
Свердловская область улучшила свою позицию в рейтинге по развитию ГЧП в регионе
и находится на 6 месте (из 85 регионов).

В рамках
нашего исследования наибольший интерес представляет пример строительства завода
по переработке отходов в Санкт-Петербурге, в проекте которого предусмотрен
сбор, размещение, транспортировка, обезвреживание и переработка твердых бытовых
отходов (ТБО) методом биотермического компостирования в биотермических
барабанах с извлечением некомпостируемых фракций (черный и цветные металлы,
камни, стекло, древесина, п/э пленка, ветошь, картон, макулатура и пр.), с
получением компоста (биотоплива и органического удобрения). Строительство
завода, стоимостью более 300 млн.евро, планируется осуществить за счет
инвестора, который после 25 лет эксплуатации завода должен будет передать его
городу. Обязательства города в рамках ГЧП заключаются в инженерной подготовке
земельного участка под площадку для строительства этого объекта.

В
Свердловской области на сегодняшний день нет ни одного реализованного проекта
ГЧП, в стадии развития находится формирование партнерства власти и бизнеса в
сфере экологического туризма в природных парках областного значения, ведутся
переговоры по проекту ГЧП реконструкции завода по переработке твердых бытовых
отходов в городе Первоуральске.

Таким образом, можно сделать вывод, что опыт
реализации проектов ГЧП в экологической сфере есть и в зарубежной и в
Российской практике, однако опыт этот достаточно скромный и требует своего
развития.

Литература

  1. Габдуллина Э.И. Оценка эффективности ГЧП
    как механизма взаимодействии власти и бизнеса // Современные проблемы науки и
    образования. 2012. № 2. [Электронный ресурс]. URL: www.scienceeducation.ru
  2. Государственно-частное партнерство:
    региональные аспекты управления [Текст]: учеб. Пособие / [автю кол.: И.Н.
    Ткаченко, М.В. Евсеева, Я.В. Савченко и др.] ; под общ. Ред. И.Н.Ткаченко; М-во
    образования и науки РФ, Урал. Гос. Экон. Ун-т. – Екатеринубрг: [Изд-во Урал. Гос.
    Экон. Ун-та], 2015. -188с.
  3. Инвестиционный портал Свердловской
    области . [Электронный
    ресурс]: — режим доступа http://invest.midural.ru/
  4. Кузнецов И.В. Зарубежный опыт
    государственно-частного партнерства (США, Европа, Канада). Мировая экономика и
    международные экономические отношения. Экономические науки 2012 8(93). — http://ecsn.ru/files/pdf/201208/201208_196.pdf
  5. Пахальчак Г.Ю. Проблемы обращения с
    отходами производства и потребления и пути их решения (на примере Свердловской
    области): Экологическая безопасность промышленных регионов: Материалы II
    Уральского международного экологического конгресса — Екатеринбург, институт
    экономики УрО РАН,2011, С. 93-96
  6. Подпругин М.О. Устойчивое развитие
    региона: понятие, основные подходы и факторы // Российское предпринимательство.
    – 2012. – Том 13. – № 24. – С. 214-221.