Московский экономический журнал 2/2021

image_pdfimage_print

 УДК 911.3 / 314.88

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10071

ОЦЕНКА ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ. ПРОСТРАНСВЕННЫЙ АСПЕКТ

ASSESSMENT OF DEMOGRAPHIC SITUATION IN THE ROSTOV REGION. SPATIAL ASPECT

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-35-90094

Бессмертный Илья Валерьевич, младший научный сотрудник кафедры социально-экономической географии и природопользования Института наук о Земле Южного федерального университета, г. Ростов-на-Дону, e-mail: bessmertny74@gmail.com

Меринова Юлия Юрьевна, к.г.н., доцент кафедры социально-экономической географии и природопользования Института наук о Земле Южного федерального университета, г. Ростов-на-Дону, e-mail: yuliyamerinova@yandex.ru

Латун Владимир Владимирович, к.г.н., доцент, заведующий кафедрой социально-экономической географии и природопользования Института наук о Земле Южного федерального университета, г. Ростов-на-Дону, e-mail: vlatun@yandex.ru

Bessmertnyi Ilia V., Junior researcher at the Department of socio-economic geography and environmental management of Institute of Earth Sciences, Southern Federal University, Rostov-on-Don, e-mail: bessmertny74@gmail.com

Merinova Yuliya Yu., PhD in Geography, Associate Professor at the Department of socio-economic geography and environmental management of Institute of Earth Sciences, Southern Federal University, Rostov-on-Don, e-mail: yuliyamerinova@yandex.ru

Latun Vladimir V., PhD in Geography, Head of the Department of socio-economic geography and environmental management of Institute of Earth Sciences, Southern Federal University, Rostov-on-Don, e-mail:  vlatun@yandex.ru 

Аннотация. Большинство регионов нашей страны характеризуются сложной демографической ситуацией, со все возрастающим демографическим давлением на экономику и социальную сферу региона. Ростовская область является регионом, который на протяжении последних десятилетий испытывает процессы депопуляции, с одной стороны, и централизации располагаемого населения, с другой. Оба этих процесса являются достаточно неблагоприятными в долгосрочной перспективе.

В статье представлена попытка оценки демографической ситуации в разрезе городских округов и муниципальных образований Ростовской области на основе изучения таких показателей населения как плотность, естественное и механическое движение и расчётный коэффициент демографической нагрузки. Изученные показатели были ранжированы по пятибалльной шкале, а суммарный результат представлен в виде картосхемы. Для выявления причин и основных факторов, влияющих на состояние населения, были проанализированы сложившиеся тенденции рождаемости, смертности, миграций и возрастного состава области.

В результате исследования были выявлены основные закономерности пространственной дифференциации демографической ситуации Ростовской области и определены группы административных образований с наиболее благоприятной и сложной ситуацией. Юго-запад области, являясь административным, экономическим, социальным и культурным центром области, а также одним из крупнейших транспортных узлов всего юга России, характеризуется как наиболее устойчивая территория с демографической точки зрения, в то время как наиболее удаленные от центра периферийные районы севера, востока и крайнего юга являются испытывают наибольшие трудности в формировании ключевых показателей развития населения. Рассмотрены возможные причины дисбаланса демографического развития между муниципальными районами региона и предложены рекомендации по улучшению ситуации.

Summary. Most of the regions of our country are characterized by a difficult demographic situation, with ever-increasing demographic pressure on the economy and social sphere of the region. The Rostov region is a region that over the past decades has been experiencing processes of depopulation, on the one hand, and the centralization of the disposable population, on the other. Both of these processes are quite unfavorable in the long term.

The article presents an attempt to assess the demographic situation in the context of urban districts and municipalities of the Rostov region on the basis of studying such indicators of the population as density, natural and mechanical movement and the estimated demographic load factor. The studied indicators were ranked on a five-point scale, and the total result is presented in the form of a schematic map. Authors analyzed the prevailing trends in fertility, mortality, migration and age composition of the region to identify the causes and main factors influencing the state of the population

The study revealed the main patterns of spatial differentiation of the demographic situation in the Rostov region and identified groups of administrative entities with the most favorable and difficult situation. The south-west of the region, being the administrative, economic, social and cultural center of the region, as well as one of the largest transport hubs in the entire south of Russia, is characterized as the most stable territory from a demographic point of view, while the peripheral regions of the north and east that are most remote from the center and the extreme south are experiencing the greatest difficulties in the formation of key indicators of population development. The article deals with possible reasons for the imbalance in demographic development between the municipal districts of the region are considered and recommendations for improving the situation.

Ключевые слова. Ростовская область, демографическая ситуация, балльная оценка, пространственный дисбаланс, демографическая нагрузка.

Keywords. Rostov region, demographic situation, score, spatial imbalance, demographic load.

Введение. В современных условиях исследование особенностей пространственной дифференциации в развитии регионов приобретает все большую значимость в контексте демографической ситуации, так как именно человеческий капитал является основным двигателем экономического и, в конечном счете, комплексного развития территории. Демографические процессы в их территориальном проявлении являются определяющим фактором влияния на социально-экономическое состояние регионов, так как они отражают благосостояние жителей, уровень и качество жизни населения.

Оценка демографической ситуации предполагает концептуализацию данного понятия. В своем исследовании авторы руководствуются дефиницией С.А. Ковалева и Н.Я. Ковальской, которая звучит следующим образом: «демографическая ситуация – сложившееся в данной территориальной группе населения соотношение величин рождаемости, смертности, миграционной подвижности и тенденции их изменения, создающие в данное время определенную половозрастную структуру населения, определенную динамику его численности и условия его дальнейшего воспроизводства». [1, 2]

Первые попытки оценить демографическую ситуацию связаны с именем Т. Мальтуса, который писал, что «население имеет тенденцию расти в геометрической прогрессии, а средства существования могут увеличиваться лишь в арифметической». Исторически доминировала покомпонентная модель изучения демографической ситуации. Основоположниками изучения миграционной составляющей являются американские специалисты в области миграции Дж. Зипф, У. Изард, Дж. Стюарт, С.А. Стауфер. Оценку рождаемости впервые предложил британский статистик Р.Э. Фишер, а жизненного потенциала – швейцарский демограф Л. Херш [3]. В современной демографии оценка демографической ситуации производится как для целей анализа современной состояния рассматриваемой сферы, так и для прогнозирования роста численности населения территории.

Ростовская область является одним из крупных регионов России по численности населения, однако, как и большинство других частей страны она испытывает демографический прессинг, особенно в пространственном отношении. На протяжении последних десятилетий основной тенденцией в размещении населения является концентрация жителей в наиболее развитой юго-западной части области и отрицательная динамика для удалённых районов. Имеющая место сильная дифференциация в пространственном развитии между экономическим центром области и периферией, городскими и сельскими районами, дает стимул к исследованию процессов размещения населения, выявлению нынешнего демографического состояния и перспектив развития городских поселений и муниципальных районов области.

Материалы и методы. Демографическая ситуация (далее – ДС) – это комплексный показатель, учитывающий плотность населения, коэффициенты естественного и миграционного прироста (убыли) и коэффициент общей демографической нагрузки, отражающий возрастную структуру населения.

Расселение населения и его плотность являются неотъемлемыми характеристиками, определяющими демографическую ситуацию на определенной территории. Неравномерность расселения даже в рамках одного субъекта федерации приводит к качественному ухудшению демографической ситуации отдельных районов. Низкая плотность населения и, как следствие, нехватка трудовых ресурсов могут тормозить социально-экономическое развитие территорий. Плотность населения является основным показателем пространственной дифференциации размещения жителей и учитывается как соотношение числа постоянных жителей, приходящихся на единицу общей площади заселенной территории.

Воспроизводство населения происходит за счёт естественного (далее – ЕП) и миграционного прироста (далее – МП). Вследствие этого, демографическая ситуация может рассматриваться отдельно по каждому из четырех компонентов, составляющих ЕП и МП: рождаемость, смертность, интенсивность миграций, ранжированных по 5 балльной шкале (табл. 1).

Под демографической нагрузкой (далее – ДН) понимается обобщенная количественная характеристика возрастной структуры населения, характеризующая нагрузку со стороны неработающей части жителей на работающую [4]. Она складывается как сумма потенциальной нагрузки (коэффициента потенциального замещения) и пенсионной нагрузки. Коэффициент потенциальной нагрузки рассчитывается, как отношение количества населения в возрасте от 0 до 15 лет к числу трудоспособного населения определенной территории. Пенсионная нагрузка для всех муниципальных образований вычисляется, как отношение числа пенсионеров к числу трудоспособных.

Оценка демографической ситуации была проведена на примере муниципальных районов и городских округов Ростовской области. Определение демографической ситуации было осуществлено с применением балльной оценки. В работе проведено ранжирование ключевых показателей по 5-балльной шкале (табл. 2) с последующим формированием интегрального балла и картированием полученного результата.

Оценка демографической ситуации Ростовской области опиралась на фактические данные органов Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации (Росстата), Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Ростовской области (Ростовстата); региональных профильных министерств, демографических докладов, отчетов и ежегодников; изучения и анализа информационного материала, полученного из опубликованных источников по данной теме.

Результаты и обсуждения

Согласно Симагину Ю.А., все регионы России по динамике численности населения можно разделить на три основные категории:

1 с ростом численности населения;

2 с сокращением населения, близким к среднему по стране;

3 с существенным сокращением численности населения [5].

Ростовская область относится ко второй группе регионов со средними темпами депопуляции населения, однако процесс депопуляции и, соответственно, сокращения плотности населения неоднороден в пространственном отношении и в целом соответствует центр-периферийной модели развития. В частности, Дружинин А.Г. определяет центральный ареал расселения в Ростовской области как совокупность г. Ростова-на-Дону и тяготеющих к нему близлежащих сельских муниципальных поселений Азовского, Мясниковского и Аксайского районов, а также городов Ростовской агломерации (Аксай, Батайск, Азов и Новочеркасск). Центральный ареал занимает 5,3 % площади региона, концентрирует 40 % населения и абсолютно лидирует по ключевым социально-экономическим показателям. Полупериферия расположена на удалении 180-200 км. от Ростова-на-Дону т. е. в зоне его непосредственного экономического влияния. Периферия занимает 80% площади региона и концентрирует 30 % населения. Своеобразный «центр периферии» находится в г. Волгодонске на востоке области. Вклад периферии в экономические показатели составляет 13-29 % по различным их видам. Уровень жизни составляет не более 75 % от среднего по региону. [6]

В территориальном отношении плотность населения наиболее высока в городах юго-запада области, а также в угледобывающих территориях и бывших моногородах: Шахты, Гуково, Зверево, Новошахтинск и Каменск-Шахтинский. Наиболее густонаселенные сельские муниципальные районы также размещаются на юго-западе региона: Аксайский (98,7 чем/км2) и Мясниковский (52,9 чем/км2) районы.  Наименьшая плотность населения характерна для Заветинского (3,5 чем/км2), Ремонтненского (4,8 чем/км2) и Советского (4,9 чем/км2).

Рассматривая в целом ситуацию в Ростовской области можно выделить две группы территориальных образований с наиболее высокой плотностью населения – юго-запад области (182,7 чел./км2) и ее угледобывающие районы (67,6 чел./км2) – и две с наименьшей плотностью – северо-восток (10,4 чел./км2) и юго-восток (6,3 чел./км2). Максимальная диспропорция наблюдается между юго-западом («центральный ареалом» расселения) и юго-востоком – превышение в 23 раза.

Одними из причин такой резкой диспропорции в размещении населения области могут быть:

  1. Сужение рынка труда в сельских районах области, особенно на периферии.
  2. Дифференциация территорий по уровню доходов: средняя заработная плата в Ростове-на-Дону составляет 33,8 тыс. руб., в то время как в Донецке она достигает только 19,5 тыс. руб., таким образом разница в доходах горожан доходит до 1,75 раз.
  3. Дифференциация районов по комфортности проживания. Низкая доступность объектов культурного, бытового и социального назначения отмечается в большинстве сельских муниципальных районов. В ряде сельских муниципальных районов полностью отсутствуют благоустроенные общественные места отдыха: Милютинский, Обливский, Ремонтненский, Советский районы, они же являются наиболее депрессивными с демографической точки зрения.
  4. Дефицит объектов торговли и сферы развлечений характерен для большей части территории области. В городах центрального ареала расселения наблюдается ускоренное развитие объектов торгово-развлекательной сферы, в то время как в сельских районах их качество остается предельно низким.
  5. Среди последствий депопуляции населения области и в особенности ее периферийных и полупериферийных районов можно выделить: формирование возрастной пирамиды с преобладанием населения нетрудоспособного возраста, оптимизация социальной инфраструктуры, возрастание нагрузки на оставшуюся инфраструктуру сферы здравоохранения и социального обеспечения лиц с ограниченными возможностями здоровья.

Характер депопуляции отражается в территориальном распределении показателей естественного движения населения: рождаемости, смертности и естественного прироста (убыли).

Ростовская область характеризуется низкой рождаемостью, которая в 1990 году сравнялась с показателем смертности на уровне 12,5 ‰, и продолжила свое падение вплоть до 7,6 ‰ в 1999 году. В течение последующих 17 лет отмечался постепенный рост рождений, однако вернуться к значениям 1990 г. области так и не удалось, а с 2015 г. вновь наблюдается уменьшение данного показателя. В различных районах области показатели рождаемости значительно отличаются. Высокая рождаемость характерна для Батайска, Кагальницкого и Мартыновского районов, где её показатели варьируются от 12,4 до 14 ‰, что на 2,1 – 3,7 ‰ больше среднеобластных значений. Привлекательность Батайска как для внутренних, так и для иностранных мигрантов определяется непосредственной близостью  расположения от Ростова-на-Дону, динамично развивающейся экономикой, интенсивным строительством жилья, лучшей, по сравнению с областным центром, экологической обстановкой. Повышенные значения рождаемости наблюдаются в Ростове-на-Дону, Азове, Таганроге, Аксае, Багаевском, Дубовском, Егорлыкском, Морозовском, Мясниковском, Сальском, Семикаракорском и Целинском районах. Наибольшее значение составляет 12,1 ‰ – в Багаевском районе, а наименьший показатель составляет 10,9 ‰ – в Сальском районе. Так, большая часть городов и районов с повышенными показателями сконцентрированы на юго-западной области (города Ростов-на-Дону, Азов, Таганрог, Аксай и Мясниковский район). В Гуково, Новошахтинске, а также Верхнедонском, Кашарском, Усть-Донецком и Чертковском районах проблема рождаемости стоит наиболее остро. Так, показатели рождаемости в перечисленных административно-территориальных единицах не превышают 7,9 ‰ (в Чертковском районе), а наименьший показатель составляет 6,4 ‰ (в Кашарском районе). Остальные районы области характеризуются пониженной и средней рождаемостью.

Для региона характерна достаточно высокая смертность (до 16,5 ‰), постепенное снижение которой стало наблюдаться только с 2005 года. К муниципалитетам с достаточно низким её уровнем относятся  Ростов-на-Дону (11,2 ‰), Волгодонск (10,2 ‰), Аксайский (10,4 ‰), Заветинский (9,7 ‰) и Мясниковский (11 ‰) районы. Все они за исключением Заветинского района расположены на юго-западе области. Пониженные показатели смертности характерны для Батайска, Веселовского, Волгодонского, Зимовниковского, Октябрьского, Орловского и Ремонтенского районов. Здесь показатели смертности варьируются от 13 ‰ в Октябрьском районе до 11,4 ‰ в Батайске. Крайне негативная ситуация имеет место в угледобывающий районах Восточного Донбасса и на севере области. В остальных районах отмечается повышенная и умеренная смертность.

Таким образом, с 1990-х годов количество рожденных стабильно было меньше количества умерших, что определило продолжающуюся на протяжении последних 30 лет естественную убыль населения. Пониженная рождаемость и повышенная смертность стали следствием комплекса экономических и социальных причин. Экономическая, социальная и политическая ситуация 90-х годов привела к резкому падению рождаемости и значительному росту смертности, сопоставимому в своих масштабах с потерями военного времени, в результате чего поколение «детей 90-х» весьма малочисленно. С середины 2000-х годов общая стабилизация экономической ситуации и рост уровня жизни населения привели к некоторому повышению рождаемости. Тем не менее, он оказался ниже возможного, даже с учетом всех мер поддержки материнства и детства, которые вызвали, по большей части, лишь запланированные рождения. Помимо существующих неблагоприятных демографических факторов (низкой доли детей и молодежи в регионе, гендерного дисбаланса, ухудшения репродуктивного здоровья), отчасти на этот процесс повлияли глубинные социальные транзиции в российском обществе (по меньшей мере, его городской части): повысился средний возраст вступления в брак и рождения первенцев, возросла «стоимость ребенка», сформировалось понимание важности развития человеческого капитала своего ребенка и необходимости для этого наличия материальных накоплений  семьи. Вместе с этим повысился уровень разводов и снизилось число людей, вступающих в брак, что свидетельствует о снижении роли института семьи и брака среди российской молодежи. [9, 10] Все эти причины в совокупности с вновь начавшимся снижением уровня жизни из-за экономических последствий политического кризиса, начавшегося в 2014 году и продолжающего по сей день, а также со вступлением в репродуктивный возраст малочисленного поколения 1990-х гг., стали триггером для повторного снижения уровня рождаемости. При этом уровень смертности сокращается и имеет тенденцию к дальнейшему снижению с поправкой на возможные последствия эпидемии COVID-19, судить о которых пока не представляется возможным.

В результате, повышенный ЕП отмечается в Батайске (2,6 ‰), что обусловлено наибольшим показателем рождаемости при достаточно низкой смертности, и социально-экономическими факторами, поддерживающими эти значения, а также для Аксайского (0,8 ‰) и Мясниковского (0,5 ‰) районов, являющимися частью Ростовской агломерации. Областной центр – г. Ростов-на-Дону характеризуется нулевым приростом населения, за счет невысоких показателей рождаемости. Остальные административно-территориальные образования характеризуются естественной убылью населения. В итоге оптимальная демографическая ситуация наблюдается на юго-востоке, юго-западе и центре области, в противовес северу и угледобывающим районам.

Вторым существенным фактором, влияющим на динамику численности населения и демографическую ситуацию, является миграция. Существуют определенные особенности регионов, влияющие на количественные и качественные показатели миграции. Особенностями Ростовской области являются её приграничное положение, развитая транспортная инфраструктура, представленная всеми видами транспорта, более мягкие климатические условия по сравнению с большей частью территории России и значительный уровень экономического развития, обеспечивающий спрос на трудовые ресурсы. Все эти особенности в совокупности делают регион привлекательным для мигрантов.

В 2017 году в Ростовской области миграционный прирост составил 1 907 человек, что соответствует 17-му месту в России. С 2012 по 2015 гг. миграция в многократно увеличилась, как в абсолютных числах, так и в относительных (промилле), особенно четко это проявляется в сравнении с общероссийской динамикой (рис. 1). Хотя область отстает от коэффициента миграционного прироста в целом по России в среднем на 1-1,5 ‰, она следует в общей со всей страной динамике.

Миграционные потоки в основном направлены из соседних стран, наибольший вклад в миграцию вносят Украина и Армения, а также Узбекистан, Таджикистан и Казахстан. Значительное усиление миграций после 2013 года определяется сложной геополитической обстановкой в Украине, из которой Ростовская область, как приграничный регион, приняла большое количество мигрантов.

Рассматривая пространственную дифференциацию миграции в пределах области видно, что в большинстве районов наблюдается миграционная убыль, особенно сильно влияющая на юг (-8,04‰) и юго-восток (-6.6 ‰) региона. Единственной территорией с приростом является юго-западная часть, что объясняется наибольшей концентрацией городов, с более благоприятным уровнем жизни и относительно высокими темпами экономического развития. Потоки мигрантов, прибывающие в Ростовскую агломерацию, настолько интенсивны, что полностью покрывают выезд из других частей области и даже формируют небольшой механический прирост для области в целом (2,92 ‰ на 2017 год).

В свете сложившейся ситуации с естественным и механическим движением населения, наблюдается сокращение числа жителей, затронувшее с 2003 по 2017 годы значительную часть городов и районов, за исключением Ростова (+6 %) и Батайска (+17,8  %), Аксайского, Азовского и Мясниковского районов, входящих в состав растущей Ростовской агломерации. Большинство районов с ярко выраженной депопуляцией расположены в северной, северо-восточной частях Ростовской области и на её юго-восточной периферии. Стабильность демографической ситуации наблюдается в южной и юго-западной частях области.

Возрастная структура населения является базовым показателем для расчета демографической нагрузки на трудоспособное население Ростовской области и ее отдельных частей. В экономическом отношении доля трудоспособных граждан важна для оценки перспективности и рентабельности организации производств и предприятий сферы обслуживания, так как именно трудоспособные являются одновременно и основным производителем товаров и услуг, и их основным платежеспособным потребителем. В плоскости социального обеспечения населения, наоборот, особую актуальность приобретает учёт доли нетрудоспособных. Понимание ее численности и структуры необходимо для эффективного планирования развития социальной сферы: здравоохранения, образования, социального сопровождения людей в трудной жизненной ситуации и т.п. 

В пространственном отношении, на юго-западе области наблюдается самая высокая доля трудоспособного населения, составляющая 57,4 %. Наибольшее число трудоспособных (58-59 %) характерно для Новочеркасска Ростова и Аксайского района. В Неклиновском, Куйбышевском и Матвеево-Курганском сельских районах этот показатель не превышает 53,5 %, что ниже среднеобластных показателей (55,4 %), вследствие оттока трудоспособных в близко расположенные крупные города в поисках лучших условий приложения труда. Наименьшая доля трудоспособных отмечается на юге (53,2 %) и северо-востоке (38,6%) области, что значительно ниже средниеобластных показателей. В остальных муниципальных образованиях региона доля трудоспособных варьируется в пределах от 40 % до 58 % соответственно.

Показатель нетрудоспособного населения является соотношением пожилых и детских возрастов к общей численности жителей. Доля нетрудоспособных в целом по области возросла за последние 7 лет почти на 16 %, достигнув 44,6 % к 2018 году. Наиболее высокий уровень характерен для северо-востока (51 %) области и угледобывающих районов (47,2 %). Там доля пенсионеров (30,6 % и 31,1 % соответственно) значительно преобладает над долей детей (20,4 % и 18 %). Минимум населения, не занятого трудовой деятельностью, характерен для динамично растущего юго-запада (42,6 %) и аграрного юго-востока (45,2 %) области. Однако уровень пожилых в этих территориях все равно держится на достаточно высоком рубеже в 26%. Достаточно негативной тенденцией, сохраняющейся в последние годы в области, является то, что доля пожилых растет опережающими темпами по отношению к детским возрастам. Так, в динамике с 2011 по 2018 гг. доля пожилого населения увеличилась почти на 3,1 %, в то время как уровень детей возрос только на 1,7 %. Наибольшая доля детей в возрастной структуре населения наблюдается на северо-востоке (20,4 %) и крайнем юге (19,2 %).

В результате, в условиях старения населения, депопуляции и дефицита рабочей силы возрастает демографическая нагрузка. В Ростовской области отмечается её увеличение с юго-запада (прежде всего, Ростова-на-Дону) на юго-восток, достигая максимума в Цимлянском районе.

В результате проведенного исследования демографической ситуации городских округов и муниципальных образований Ростовской области по совокупности показателей плотности, естественного и механического движения, а также общей демографической нагрузки, можно выявить определенные закономерности. Наиболее благоприятная демографическая ситуация отмечается в ключевых городах, входящих в состав Ростовской агломерации (Батайск, Ростов-на-Дону, Новочеркасск), формирующейся Шахтинский агломерации (Шахты, Новошахтинск) и Волгодонской системы расселения. Города, традиционно характеризуются высокой плотностью, миграционной привлекательностью и концентрацией квалифицированных кадров. Вокруг городских округов сложились интенсивно развивающиеся высоко урбанизированные зоны (Аксайский, Мясниковский, Азовский, Октябрьский районы), отличающиеся быстрым приростом населения, как по естественным, так и по миграционным причинам, значительным трудовым потенциалом, интенсивными маятниковыми миграциями в крупные города. По мере удаления от наиболее развитых городов, стабильная демографическая ситуация сохраняется в муниципальных образованиях со средними городами регионального значения (Красный Сулин, Миллерово, Сальск, Усть-Донецк), а также на юго-востоке области. Наиболее сложная демографическая ситуация сохраняется на удаленных от центра и экономической активности периферийных территориях севера и востока области, приграничных с Украиной, и южных аграрных муниципалитетах с низким уровнем урбанизации. Графическое отображение проведенной оценки представлено на рис. 2.

Выводы. Проведенное исследование демографической ситуации территории показывает, что существуют серьезные риски для сбалансированного развития северных и восточных районов Ростовской области. Для нормализации демографической ситуации они нуждаются в проведении государственной политики, направленной на преодоление социально-экономического отставания, в том числе посредством дополнительного финансирования и инвестиционных вложений. Необходима модернизация транспортной, социальной и коммунальной инфраструктуры, углубление диверсификации экономики: развитие животноводческого сектора, организация руральных рекреационных пространств, развитие агротуризма [12], создание точек притяжения для туристов (например, аналогично концепции Лога Парка, реализованного в Каменском районе Ростовской области), развитие производства строительных материалов. Однако даже при интенсивном развитии периферийных районов, основным полюсом роста будет оставаться юго-запад и, при усилении агломерационных связей внутри Ростовско-Шахтинской конурбации, регион Восточного Донбасса. На этих территориях в первую очередь необходимо применять концепцию инклюзивного роста, основой которой является активное вовлечение в процессы производства и распределения материальных благ все более широких категорий населения и снижение уровня дифференциации социально-экономического развития [13]. Этого можно достичь посредством финансирования технологических и производственных стартапов, развития третичного сектора экономики и стимулирования традиционных отраслей производства, в частности через снижение налоговой нагрузки. Следует обратить пристальное внимание на происходящие процессы депопуляции и снижения потенциала развития, и предложить меры по стимулированию экономического роста, что приведет и к улучшению демографической ситуации.

Литература

  1. Рубцов В.А., Габдрахманов Н.К., Рожко М.В. Индекс демографической ситуации регионов Приволжского федерального округа // Вестник Удмуртского университета. Серия Биология. Науки о Земле. – 2014. – № 1. – С. 150-154
  2. Ковалев С.А., Ковалева Н.М. География населения СССР. М.: Изд-во МГУ, 1980. 287 с.
  3. Рыбаковский О.Л., Таюнова О.А. Демографический потенциал: из истории понятия // Народонаселение.— 2019.— № 2.— С. 17-25.
  4. Райзберг Б.А. Современный экономический словарь. — 6-е изд., перераб. и доп. / Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский, Е.Б. Стародубцева. – Москва: ИНФРА-М, 2011
  5. Симагин Ю.А. Роль демографического потенциала в экономическом развитии регионов России // Экономика. Налоги. Право. – 2013. – №6. – С. 43-48
  6. Дружинин А.Г., Гонтарь Н.В., Сухинин С.А. Приморский фактор в современной центро-периферийной структуре Ростовской области: специфика проявления и учет в системе управления // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. – 2015. – № 4. – С. 33-39
  7. Статистический сборник «Сравнительные показатели социально-экономического положения городских округов и муниципальных районов Ростовской области. 2014»: Стат. сб./Ростовстат — Ростов-н/Д, 2015 – 395 c.
  8. Статистический сборник «Сравнительные показатели социально-экономического положения городских округов и муниципальных районов Ростовской области. 2017»: Стат. сб./Ростовстат — Ростов-н/Д, 2018 – 395 c.
  9. Бессмертный И.В., Меринова Ю.Ю., Латун В.В. Тенденции брачности и разводимости в Ростовской области // Естественные и технические науки. 2019. №2. С. 118-124
  10. Силласте Г.Г. Социальные транзиции и формирование нового гендерного порядка // Женщина в российском обществе. 2019. №2. С. 3-16.
  11. Бессмертный I.В., Кузменко Д.Р. Прасторавая дыферэнцыяцыя дэмаграфiчнай нагрузкi гарадоў Растоўскай вобласцi // Устойчивое развитие экономики: состояние, проблемы, перспективы: сб. трудов. – Пинск, 2020. С. 7-9
  12. Семиглазова В.А. Сопряженность рурального рекреационного пространства и ареалов депопуляции в условиях Ростовской области: территориальный анализ // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Естественные науки. 2013. №5. С. 74-79.
  13. Краснокутский П.А., Змияк С.С., Володина Н.В. Инклюзивный подход как инструмент снижения уровня дифференциации социально-экономического развития регионов (на примере регионов Южного федерального округа) // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. 2018. №4. С. 178-187.