Московский экономический журнал 1/2021

image_pdfimage_print

УДК 332.14:504.062(571.6)

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10054

ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ НА ПРИБРЕЖНОЙ ТЕРРИТОРИИ ТИХООКЕАНСКОЙ РОССИИ 

PROSPECTS OF THE ECOLOGICAL-AND-ECONOMICAL SITUATION ON THE TRANSBOUNDARY TERRITORY OF THE PACIFIC RUSSIA

Работа выполнена в рамках госзадания Минобрнауки РФ (№АААА-А16-116110810013-5) при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-05-80006

Степанько Н.Г., ФГБУН Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, Россия, г. Владивосток

Ткаченко Г.Г., ФГБУН Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, Россия, г. Владивосток 

Stepanko N.G., Tkachenko G.G.

E-mail: sngreg25@mail.ru 

Аннотация. Перспективы развития Российского Дальнего Востока (РДВ) связаны с освоением минерально-сырьевого комплекса, Это особенно актуально для его прибрежной зоны в составе сухопутной и морской составляющей. В данной работе рассмотрена прибрежная зона Тихоокеанской России в составе территории муниципальных образований, имеющих выход к побережью Тихого океана и прилегающей к ней акватории тихоокеанского шельфа. Освоение богатых и разнообразных природных ресурсов этой территории усилит существующий на данный момент времени эколого-экономический дисбаланс, что может привести к экологической «точки невозврата» и значительно ухудшить экологические и, как следствие, социально-экономические условия жизнедеятельности населения. В работе дан анализ минерально-сырьевого комплекса прибрежной территории Тихоокеанской России. На основе такого анализа рассмотрен возможный вариант экологического состояния этой территории при реализации основных инвестиционных проектов по освоению минерально-сырьевого комплекса региона.

Summary. Prospects for the development of the Russian Far East (RFE) are associated with the development of the mineral resource complex, This is especially important for its coastal zone as part of the land and sea components. In this paper, the coastal zone of Pacific Russia is considered, as part of the territory of municipalities that have access to the coast of the Pacific Ocean and the adjacent waters of the Pacific shelf. The development of rich and diverse natural resources of this territory will enhance the on-the-day ecological-and economical unbalance, which can result in the ecological “point of no-return” and worsen considerably the ecological and, as a consequence, socio-economic conditions of the life activities of population. In the article, the thorough analysis of the mineral resources sector of the coastal territory of Pacific Russia is given. On the basis, of such an analysis, a possible variant of the ecological state of this territory is considered during the implementation of the main investment projects for the development of the region’s mineral resources complex.

Ключевые слова: Тихоокеанская Россия, минеральные ресурсы, месторождения, шельфовая зона, индекс экономической достаточности, эколого-экономическая сбалансированность

Keywords: Pacific Russia, mineral resources, deposits, shelf zone, index of economic sufficiency, ecological and economic balance.

Введение

Прибрежная зона Тихоокеанской России (ПЗТР) является частью обширной территории Российского Дальнего Востока (РДВ), где сконцентрирован разнообразный природно-ресурсный потенциал. Его изучение и комплексная оценка имеют как научное, так и большое практическое значение для устойчивого регионального развития. ПЗТР представляет особый интерес, так как здесь имеет место сочетание ресурсов суши и океана. В эту зону вошли прибрежные муниципальные образования (МО) Приморского, Хабаровского, Камчатского краев, Магаданской, Сахалинской областей и Чукотского АО. В ПЗТР также входит обширная шельфовая зона Тихоокеанской России. Среди огромного многообразия природных ресурсов минеральные ресурсы и их отдельные виды (золото, нефть и т.д.) достаточно неравномерно распространены по территории ПЗТР. О чем свидетельствуют данные по территориальному распределению месторождений [1].

Прибрежная зона Тихоокеанской России отличается от других прибрежных территорий страны, прежде всего своей отдаленностью, а во-вторых — размерами. В границах МО, имеющих выход к побережью, это довольно большая территория, на которой имеется богатый минерально-ресурсный потенциал – в основном все еще недостаточно исследованный.

Поскольку экономика и экология, являясь одними из основных составляющих сложной территориально-хозяйственной системы, отличаются тесной взаимозависимостью и взаимообусловленностью, изменения в экономике влекут за собой трансформационные процессы в природопользовании и изменение экологического состояния. И в зависимости от того, насколько эти составляющие и их связи будут сбалансированы, будут зависеть как дальнейшее социально-экономическое развитие территории, так и условия жизнедеятельности населения.

Материалы и методы

В данной работе ПЗТР рассматривается нами как особая территория, состоящая из муниципальных образований регионов, имеющих выход к тихоокеанскому побережью. Ее морская составляющая представлена прилегающим к данной территории шельфом дальневосточных морей. Исследования проводились на основе официальных статистических данных по количеству, территориальной и видовой структуре месторождений минеральных ресурсов, расположенных в пределах данных муниципальных образований, а также ряд работ, посвященных оценке минерально-ресурсного потенциала отдельных районов или группы районов ПЗТР [1,2,3]. Для эколого-экономического анализа использовались: официальная статистическая информация [4,5], а также информация, полученная во время полевых исследований. Авторами проведены расчеты с использованием картографического, аналитического и статистического методов. Цель данного исследования — рассмотреть возможную (перспективную) экологическую ситуацию, которая может сложиться на рассматриваемой территории в результате реализации инвестиционных проектов, направленных на освоение минерально-сырьевого комплекса. Экологическая составляющая рассмотрена как с точки зрения воздействия соответствующих производств (загрязнение атмосферного воздуха и вод), так и с учетом анализа финансирования природоохранных мероприятий (рациональное использование природных ресурсов и охрана окружающей среды) предыдущих лет. Поскольку использованная исходная информация не всегда привязана к МО некоторые расчеты и анализ проводились и представлены на уровне субъектов, на территории которых расположены МО.

Алгоритм исследования выглядит следующим образом:

  • по вышеуказанным источникам дан подробный анализ минерально-сырьевого комплекса прибрежной территории Тихоокеанской России;
  • на основе анализа инвестиционных проектов субъектов РДВ, на территории которых расположены исследованные МО, проведен расчет индекса экономической достаточности, который, находится из соотношения фактических объемов финансирования ООС и рационального природопользования и экономического оптимума (оптимальное значение ИЭД -1). При этом, «экономический оптимум природоохранной деятельности (т.е. сумма ущербов равна расходам на природоохранную деятельность) возможен при условии когда уровень природоохранных затрат составляет около 8-10% от ВРП» [6];
  • на основе анализа взаимосвязи функционирования предприятий по добыче и использованию ресурсов минерально-сырьевого комплекса и направлений их воздействия на ООС показана динамика структурных направлений природопользования, а также возможная (перспективная) хозяйственная деятельность, которая может сложиться в результате освоения минерально-сырьевого комплекса;
  • проведена типология прибрежных МО Тихоокеанской России по возможному экологическому состоянию (существующие производства+перспективные), которое может сложится в результате освоения минерально-сырьевого комплекса при реализации основных инвестиционных ьпроектосв. Для этого использовалась следующая информация и показатели: специализация существующих и перспективных («возможных») видов хозяйственной деятельности; классы вредности производств; показатель суммарного загрязнения (загрязнение воды и атмосферного воздуха, т/чел); ИЭД; возможные структурные направления природопользования на уровне МО (как территорий, непосредственно являющихся контактными).

Ход исследования

На ПЗТР приходится около 2500 месторождений минерального сырья или 1/5 от численности месторождений Дальнего Востока. Наибольшее количество месторождений приходится на МО прибрежной зоны Хабаровского края. Плотность месторождений ПЗТР составляет 1,37 на км2, что меньше чем в среднем по Дальнему Востоку. Самая большая плотность месторождений ПЗТР в прибрежных МО Приморского края.

На исследуемой территории выявлено 97 видов минерального сырья, представленного в месторождениях в качестве главного вида (без учета многообразия попутных полезных ископаемых). В прибрежных МО четырех субъектов ДВ из шести представлено от 44 до 47 видов сырья. Им значительно уступают прибрежные МО Чукотского АО и Магаданской области (табл. 1). Среди видов минерального сырья наибольшая доля от численности месторождений своей группы характерна для золота – 92,9 % (благородные металлы), железа – 73 % (черные металлы), олова – 46,8 % (цветные металлы), каменного угля – 43,9 % (топливно-энергетические), серы – 41 % (неметаллы), песка – 18,1 % (строительные материалы), агата – 39,5 % (поделочные и ювелирные камни). Среди МО ПЗТР с численностью месторождений более 100 можно выделить районы Хабаровского края: Аяно-Майский – 279, Тугуро-Чумиканский – 131, Ульчский – 127, Охотский – 120; Чукотки: Иультинский – 195, Анадырский – 157. Камчатки: Пенжинский – 137. Все это относительно северные районы с невысокой освоенностью довольно большой по площади территории.

Среди МО ПЗТР с численностью месторождений более 100 можно выделить районы Хабаровского края: Аяно-Майский – 279, Тугуро-Чумиканский – 131, Ульчский – 127, Охотский – 120; Чукотки: Иультинский – 195, Анадырский – 157. Камчатки: Пенжинский – 137. Все это относительно северные районы с невысокой освоенностью довольно большой по площади территории. Максимальная плотность месторождений – 69,1 на 1000 км2 характерна для территории, расположенной на юге ПЗТР — Артемовского ГО в Приморье.

Показатель распределения численности месторождений зависит от многих факторов. Это и естественные геологические условия территории, ее масштаб, геологическая изученность, социально-экономическая освоенность, степень востребованности определенных видов ресурсов в данный исторический период времени как внутри страны, так и за ее пределами. Важно рассматривать и фактор перспективного развития.

Свои особенности распространения минеральных ресурсов характерны и для Тихоокеанского шельфа, как части ПЗТР, включающей прибрежные акватории восточных окраинных морей России – Чукотского, Берингова, Охотского и Японского. В настоящее время в шельфовых областях страны известно 15 крупных подводных месторождений с оцененными запасами сырья и более 50 объектов с прогнозными ресурсами. Количество слабо изученных россыпных проявлений исчисляется сотнями [6]. К основным группам минеральных ресурсов дальневосточного шельфа относятся углеводороды и твердые полезные ископаемые.

В пределах тихоокеанского шельфа России выделены нефтегазоносные провинции, бассейны и области, различные по масштабам нефтегазонакопления и перспективам нефтегазоносности. Степень разведанности шельфа дальневосточных морей составляет около 6%. На шельф Берингова моря – приходится 2,7 трлн м куб, на шельф Охотского моря – 6,2 трлн м куб. Разведаны нефтегазоносные бассейны и площади на Камчатке, в Магаданской области, Хабаровском крае, на примыкающем к ним шельфе Охотского, Японского и Берингова морей (прогнозные запасы нефти составляют около 9 млрд. т., из которых более 65% приходится на шельф), но разрабатываются пока только месторождения на Сахалине (нефть высокого качества).

Твердые полезные ископаемые (ТПИ) шельфовых зон дальневосточных морей являются продолжением геологических структур суши и часто схожи с ними по видовому составу [7]. Основные их месторождения и проявления показаны на рис. 1. Ведущую роль среди полезных ископаемых морей Тихоокеанской России играют россыпи золота и черных металлов. Среди других видов полезных ископаемых — фосфориты, бариты, железо-марганцевые, высокожелезистые слоистые силикаты и проявления газогидратов. Кроме этого в перечень ТПИ входят: многочисленные россыпи золота, черных металлов, платины, есть признаки сульфидных проявлений, скопления ювелирных и поделочных камней (агат, халцедон), проявления черных металлов, редких хромитов, возможны перспективы обнаружения россыпной платины, скопления минералов железа и титана, медь-свинец-цинк содержащие руды колчеданного типа. Кроме того, имеются горячие гидротермальные газовые и жидкие источники, которые содержат комплекс.

Результаты и их обсуждение

Как показал анализ, минерально-сырьевая база прибрежной зоны Тихоокеанской Росси значительна и по запасам и по разнообразию, привлекательна наличием ресурсных сочетаний, но в настоящее время ее потенциальные возможности реализуются на сравнительно низком уровне. Среди дальневосточных шельфовых зон по разнообразию и значимости  сочетаний минеральных ресурсов особо выделяются зоны Японского и Охотского морей: в первой основными подводными полезными ископаемыми являются шельфовые россыпи золота и черных металлов, фосфориты; во второй — шельфовые россыпные проявления золота. У Шантарских островов известна россыпь платины, особо перспективны газ и нефть, в глубоководной части моря установлены крупные скопления газогидратов и баритов. Шельф Алеутско-Курильской зоны и зоны Берингова моря беднее по видовому разнообразию минеральных ресурсов.

Представленный анализ минерально-сырьевого комплекса Тихоокеанской России обуславливает интерес к данному региону, как со стороны России, так и со стороны других государств и является основой перспективного развития как отдельных регионов РДВ, так и России в целом. Но, в то же время, усиление ресурсной ориентации развития неизбежно приведет к усугублению дисбаланса в производственно-природных отношениях и значительному ухудшению экологической ситуации на данной территории.

Анализ основных эколого-экономических показателей последних лет (отраслевая структура производств, ВРП, инвестиции на ООС и рациональное использования природных ресурсов, показатели суммарного загрязнения и ИЭД, направления воздействия) подтверждает, что, несмотря на некоторый рост инвестиций на охрану окружающей среды и рациональное природопользование (за исключением Хабаровского края, Магаданской и Сахалинской областей, где наблюдается значительное понижение этого показателя), они недостаточны для создания сбалансированности в эколого-экономических системах в регионах Тихоокеанской России. Об этом свидетельствуют соотношения между эколого-экономическими показателями: при явном росте ВРП, некоторой стабилизации негативных воздействий производства на окружающую среду, затраты на ее охрану остаются стабильно низкими. Об этом также свидетельствует индекс экономической достаточности природоохранной деятельности (ИЭД) [8], который рассчитывается из соотношения фактических объемов финансирования ООС и рационального природопользования и экономического оптимума при оптимальном значении ИЭД -1.

 Рассматривая перспективы развития Дальнего Востока можно отметить, что в хозяйственных структурах субъектов Тихоокеанской России четко прослеживается ключевое значение добывающих отраслей, т.к. основные проекты связаны с освоением природно-ресурсного потенциала, в т.ч. и в прибрежной зона (учитывая и шельф), что, безусловно, отразится на экологическом состоянии территорий. Основные запасы углеводородов сосредоточены: Сахалинская область (разведанные месторождения — 41 на суше и 5 на шельфе), Республика Саха (12 месторождений), Чукотский край (3 месторождения), Камчатский край (4 месторождения) [9]. Помимо углеводородов шельфовая зона рассматриваемых регионов разнообразна и богата такими ресурсами как: золото (шельфы всех регионов), олово (Чукотская АО, Приморский край), хромиты (Сахалинская и Магаданская области, Хабаровский край), редкоземельные металлы (Камчатский и Хабаровский края), титано-магнетитовые, металлоносные осадки и другие [10].

Вся совокупность деятельности человека формирует структуру направлений природопользования [11], которая динамична и меняется в зависимости от изменений территориально-хозяйственных структур и их экономического обеспечения. В разрезе субъектов, входящих в зону Тихоокеанской России, дана бальная оценка структурных направлений природопользования, которая проводилась по совокупности вышеприведенных социально-экономических и экологических показателей (условно принятая качественная оценка от + до +++++). Структурные направления природопользования, которые будут развиваться при реализации проектов по освоению минерально-сырьевого комплекса, обозначены как «возможные». Освоение вышеуказанных месторождений даст развитие производственного направления природопользования, что повлечет за собой изменения и в пространственно-увязывающем структурном направлении (строительство дорог, необходимых коммуникаций, трубопроводов и др.), а также отчасти в коммунальном. Ранее нами были проанализированы основные инвестиционные проекты субъектов РДВ. При определении степени увеличения техногенной нагрузки учитывалось: вид хозяйственной деятельности проекта, количество проектов конкретного вида деятельности, специфика воздействия, «цепочка» техногенного воздействия (т.е. какие и сколько компонентов окружающей среды, включая и человека, напрямую или опосредованно будут испытывать воздействия). Анализ инвестиционных проектов показал, что основные из них сосредоточены на использовании природно-ресурсного потенциала, а в области рационального природопользования они незначительны (табл.2). Это дает возможность предположить, что в средоохранном структурном направлении природопользования никаких значительных изменений не будет. Это свидетельствует о том, что, несмотря на сложные природные условия, существующие экологические и социальные проблемы, предполагаемые техногенные воздействия в связи с дальнейшим освоением территорий, реальных, действенных и необходимых природоохранных мероприятий не ведется и не планируется.

Помимо уже существующих территориально-хозяйственных структур на территориях регионов Тихоокеанской России в перспективе планируется развитие таких видов хозяйственной деятельности как угледобыча, энергетика, горная добыча и переработка (ГОК, ГМК), металлургия, судоремонт, усилится газодобыча и переработка (СПГ), реконструкция портов, строительство портопунктов и перегрузочных терминалов, туризм.

Безусловно, такое развитие может привести к экономическому подъему в регионах. Но, в то же время, учитывая существующую экологическую ситуацию и практически отсутствие действенных мер в области охраны окружающей среды и рационального природопользования, а также отсутствие превентивных мер (например, ввод необходимых современных для конкретного вида деятельности методов очистки, утилизации, рекультивации и т.д.), экологическая ситуация ухудшится и усугубится дисбаланс в эколого-экономических отношениях. На основе результатов проведенного анализа и расчетов, (территориальное распределение минерально-сырьевых ресурсов, инвестиционных проектов, структурных направлений природопользования, ИЭД), величин суммарного загрязнения (загрязненные атмосферные выбросы и сброс загрязненных сточных вод, т/чел.) [12], существующих и возможных в перспективе производств, их классов вредности) проведена типология рассматриваемой территории по предполагаемому экологическому состоянию в разрезе прибрежных муниципальных районов соответствующих субъектов.. Все муниципальные районы и ГО сгруппировались в три типа (рис.2):

  • кризисный — характеризуется приближением параметров состояния окружающей среды в результате антропогенного воздействия к допустимым пределам изменений, переход через которые влечет за собой потерю устойчивости системы, а в дальнейшем ее разрушение;
  • экологически опасный или напряженный — состояние, при котором скорость антропогенных нарушений превышает темп самовосстановления природных систем, но еще не происходит коренного их изменения;
  • умеренно-напряженный — состояние среды, при котором один или несколько ее параметров отличаются от фоновых характеристик данной местности, что ведет к незначительному изменению некоторых свойств окружающей среды [15,16].

Заключение и выводы

Как показал анализ, минерально-сырьевая база прибрежной зоны Тихоокеанской Росси значительна как по запасам, так и по разнообразию минеральных ресурсов суши и шельфа прилегающих морей. В связи с этим, на территории ПЗТР освоение природных ресурсов всегда оставалось одной из важнейших задач регионального развития. В структурных направлениях современного природопользования на прибрежных территориях Тихоокеанской России преобладает производственное направление, которое усилится в результате реализации основных инвестиционных проектов с четкой ориентацией на добывающие отрасли.

Дальнейшее освоение ресурсного потенциала минерально-сырьевого комплекса ПЗТР, создание новых производств, формирование инфраструктурных звеньев, безусловно, будет способствовать улучшению социально-экономической ситуации на исследуемой территории.

Выявлено, что рассмотренные территории, несмотря на более благоприятное экологическое состояние по сравнению с территориями западной части России, имеют существенные негативные последствия техногенного воздействия. При реализации инвестиционных проектов, направленных на дальнейшее использование природно-ресурсного потенциала ПЗТР, как наиболее приоритетного, усилится дисбаланс в эколого-экономических отношениях, усилится техногенный прессинг и, как следствие, ухудшится экологическое состояние, что скажется на условиях жизнедеятельности населения;

Предложенная типология прибрежных территорий регионов Тихоокеанской России по экологическому состоянию выцявила преобладание экологически опасного или напряженного типа, т.е.  состояния, при котором скорость антропогенных нарушений превышает темп самовосстановления природных систем, но еще не происходит коренного их изменения.

В каждом субъекте на прибрежной территории Тихоокеанской России имеются МО, в которых возможно значительное ухудшение экологической ситуации. Такие МО относятся к кризисному типу, при котором параметры состояния окружающей среды в результате антропогенного воздействия приблизятся к пороговым показателям, переход через которые повлечет за собой потерю устойчивости системы, а в дальнейшем ее разрушение.

Таким образом, дальнейшее развитие ПЗТР связано с добычей и переработкой минерального сырья, о чем свидетельствует анализ основных инвестиционных проектов. При определении направлений хозяйственной деятельности во главе угла должно быть сбалансированное эколого-экономическое развитие этих территорий с учетом принципов «зеленой экономики», что необходимо учитывать планирующим и руководящим органам при составлении планов социально-экономического развития прибрежной зоны Тихоокеанской России.

Литература

  1. Объекты учета государственного кадастра месторождений. Федеральное агентство по недропользованию Роснедра. РОСГЕОЛФОНД. [Электронный ресурс]. URL(дата обращения 10.10.19).
  2. Ткаченко Г.Г. Территориальные сочетания месторождений строительных ресурсов российской части прибрежной зоны Японского моря // Успехи современного естествознания. 2019. № 11. С. 154-160 DOI:10.17513/use.37255
  3.    Ткаченко Г.Г. Районирование российской части прибрежного региона Японского моря по сочетанию минеральных ресурсов // Геосистемы восточных районов России: особенности их структур и пространственного развития. Владивосток: ФГБУН Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, 2019. С. 66-73 DOI: 10.35735/tig.2019.62.32.008
  4. Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2016 году». – М.: Минприроды России; НИА-Природа. – 2017. – 760 с.
  5. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2019: Р32  Стат. сб. / Росстат. — М., 2019. — 1204 с.
  6. Колесников С.И. Экономика природопользования. Учебно-методическое пособие. – Ростов-на-Дону. 2000. – 40 с..
  7. Клещеев К.А., Крылов Н.А., Мирончев Ю.П. Новый подход к классификации ресурсов углеводородов // Геология нефти и газа. 1999. №4. С.23-31.
  8. Степанько Н.Г. Методические подходы к оценке экологичности природопользования. /Труды ТГУ, сер.геолого-географическая. — Томск, 2012. – С.239-242.
  9. Качур А.Н.,  Скрыльник Г.П. Современное состояние и перспективы развития нефтегазового комплекса на юге Дальнего Востока России // Транспорт и хранение нефтепродуктов и углеводородного сырья. 2019. № 1. С. 38 — 42.
  10. Ткаченко Г.Г. Минерально-ресурсные сочетания шельфа дальневосточных морей // Геосистемы в Северо-Восточной Азии: территориальная организация и динамика: материалы всероссийской научно-практической конференции (г. Владивосток, 20-21 апреля 2017 г.). Владивосток: Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, 2017. С. 559-565.
  11. Электронный ресурс: http://eco.bobrodobro.ru/16319 (дата обращения: 17.10.2018).
  12. Степанько Н.Г. Природно-ресурсные и экологические факторы в развитии территориальных хозяйственных структур / Н.Г. Степанько, А.В. Мошков // Геосистемы Дальнего Востока России на рубеже XX-XXI веков: в 3-х т. Т.3. Территориальные социально-экономические структуры. — Владивосток: Дальнаука, 2012.- С. 99-111.