http://rmid-oecd.asean.org/situs slot gacorlink slot gacorslot gacorslot88slot gacorslot gacor hari inilink slot gacorslot88judi slot onlineslot gacorsitus slot gacor 2022https://www.dispuig.com/-/slot-gacor/https://www.thungsriudomhospital.com/web/assets/slot-gacor/slot88https://omnipacgroup.com/slot-gacor/https://viconsortium.com/slot-online/http://soac.abejor.org.br/http://oard3.doa.go.th/slot-deposit-pulsa/https://www.moodle.wskiz.edu/http://km87979.hekko24.pl/https://apis-dev.appraisal.carmax.com/https://sms.tsmu.edu/slot-gacor/http://njmr.in/public/slot-gacor/https://devnzeta.immigration.govt.nz/http://ttkt.tdu.edu.vn/-/slot-deposit-dana/https://ingenieria.unach.mx/media/slot-deposit-pulsa/https://www.hcu-eng.hcu.ac.th/wp-content/uploads/2019/05/-/slot-gacor/https://euromed.com.eg/-/slot-gacor/http://www.relise.eco.br/public/journals/1/slot-online/https://research.uru.ac.th/file/slot-deposit-pulsa-tanpa-potongan/http://journal-kogam.kisi.kz/public/journals/1/slot-online/https://aeeid.asean.org/wp-content/https://karsu.uz/wp-content/uploads/2018/04/-/slot-deposit-pulsa/https://zfk.katecheza.radom.pl/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://science.karsu.uz/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/ Tag: 11/2019 - Московский Экономический Журнал1

Московский экономический журнал 11/2019

УДК 374.71+ 374.32

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-10208

ФОРМИРОВАНИЕ
ПРЕДПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ КОМПЕТЕНЦИЙ У СТАРШИХ ШКОЛЬНИКОВ В РАМКАХ
ПРОСВЕТИТЕЛЬСКО-ПРОФОРИЕНТАЦИОННЫХ МЕРОПРИЯТИЙ «УНИВЕРСИТЕТСКИЕ СУББОТЫ»

FORMATION OF PRE-PROFESSIONAL COMPETENCES OF SENIOR SCHOOLCHILDREN IN THE FRAMEWORK OF EDUCATIONAL AND CAREER GUIDANCE ACTIVITIES «UNIVERSITY SATURDAYS»

Фадеева
Олеся Михайловна
,
директор
центра стратегического развития аграрного образования, Государственный
университет по землеустройству, г. Москва

Fadeeva O.M., olesya.fadeeva@mail.ru

Аннотация: В
статье рассматриваются вопросы формирования предпрофессиональных компетенций у
старших школьников в рамках просветительско-профориентационных мероприятий
«Университетские субботы».  Мероприятия,
проводимые в рамках проекта «Университетские субботы», позволяют создавать
новые формы дополнительного образования и новые возможности для организации
интеллектуального досуга обучающихся, повышение образовательного уровня
школьников и студентов колледжей города Москвы, популяризации науки и научных
достижений, способствуют профессиональной ориентации и профессиональному
самоопределению обучающихся, формируют у учащихся умения и навыки, необходимые
для будущей профессии.

Summary: The article deals with the issues of formation of pre-professional
competences of senior schoolchildren in the framework of educational and
career-oriented activities “University Saturdays”. The activities
carried out within the framework of the project “University
Saturdays” allow to create new forms of additional education and new
opportunities for the organization of intellectual leisure of students,
increase the educational level of schoolchildren and College students of
Moscow, popularize science and scientific achievements, promote professional
orientation and professional self-determination of students, form students ‘
skills necessary for the future profession.

Ключевые слова: предпрофессиональные
компетенции, старшие школьники, профориентационная работа, университетские
субботы.

Keywords: pre-professional competencies, high school students, career guidance work, University Saturdays.

Современный
век – век глобальных изменений. На сегодняшний день буквально все сферы жизни
человечества подвержены кардинальным изменениям. В свою очередь сильно
поменялась и роль предпрофессиональной подготовки в системе образования.

Интенсивное
развитие образовательного пространства стимулирует развитие гибкой системы
непрерывного образования, способствующей развитию человеческого потенциала, как
на профессиональном, так и на предпрофессиональном уровне.  

В
современном мире определение целей обучения и содержания, этим целям
соответствующего, занимает центральное место среди проблем обучения. Необходимо
не просто иметь знания в различных областях, но и обладать способностями к
профессиональному самоопределению.

Мероприятия,
проводимые в рамках проекта «Университетские субботы», позволяют создавать
новые формы дополнительного образования и новые возможности для организации
интеллектуального досуга обучающихся, повышение образовательного уровня
школьников и студентов колледжей города Москвы, популяризации науки и научных
достижений, способствуют профессиональной ориентации и профессиональному
самоопределению обучающихся, формируют у учащихся умения и навыки, необходимые
для будущей профессии.

Цикл
просветительско-профориентационных мероприятий в рамках городского проекта «Университетские
субботы», проводимый Государственным университетом по землеустройству,
направлен на решение следующих задач:

  • повышение престижа и популяризации научных знаний
  • выявление и развитие у учащихся творческих способностей
  • активизация интереса школьников и студентов к углубленному изучению предметов
  • развитие у учащихся логического, творческого, ассоциативного мышления
  • знакомство школьников и студентов с достижениями современной науки
  • формирование различных компетенций через систему тренингов, мастер-классов, практикумов
  • содействие в профессиональном самоопределении учащихся.

Проект
«Университетские субботы» способствует формированию у старших школьников
предпрофессиональных, компетенций, необходимых для будущей профессии. Каждое
мероприятие, входящее в цикл, позволяет слушателям не только интересно и с
пользой провести внеучебное время, но и освоить профессиональные компетенции,
необходимые для будущей профессии, познакомится ближе с интересующими профессиями,
сделать осознанный выбор своей дальнейшей профессиональной деятельности.
Мероприятия направлены также на стимулирование познавательной активности
школьников и студентов города Москвы, на развитие у них творческого,
логического мышление, увеличение интереса к науке и социокультурному миру в
целом.

При
реализации мероприятий «Университетские субботы» используется проектно-развивающий
подход, основная цель которого сформировать у школьников знания, умения,
навыки, необходимые для овладения будущей профессии.  Участие школьников в различных мастер-классах,
тренингах, квестах, интерактивных занятиях, деловых играх позволяет им
представить себя в различных профессиональных ролях, выбрать траекторию
профессионального развития.

Применяемые
в «Университетских субботах» технологии обучения позволяют сформировать
необходимые предпрофессиональные компетенции. Рассмотрим их более подробно с
точки зрения действий, заданий, и результатов, которые они позволяют
достигнуть.

Личностные
результаты:

  • Составление заданий для других команд-участников позволяет сформировать ответственное отношение к обучению, готовность и способность учеников к самообразованию и саморазвитию, побуждаемую стремлением к познанию и обучению.
  • Подведение итогов игры способствует формированию целостного мировоззрения, которое соответствует современному этапу развития науки и практики.
  • Работа в малых группах стимулирует развитие чувства ответственности и осознанности к своим действиям и поступкам.
  • Формированию коммуникативной компетентности в процессе обучения способствуют оригинальный стиль усвоения знаний учениками, предоставление возможности обдумывания идеи, представление их в сетевой форме, которая доступна для обсуждения и критики, а также представление результатов каждого этапа игры при помощи устной, мультимедийной, сетевой коммуникации. Обучающиеся получают ценный опыт взаимодействия, принятия обдуманных решений.
  • Коллективная работа в группах формирует уважительное отношение к другому мнению.

Метапредметные
результаты:

  • Формируются и развиваются творческие и интеллектуальные способности учащихся, познавательные интересы.
  • Развитию способностей к самостоятельности в приобретении практических умений и новых знаний, умению управления своей познавательной деятельностью благоприятствуют самостоятельный поиск ответов в разнообразных информационных источниках, мотивированный игровой формой, применение теоретических знаний и умений в нестандартной обстановке, работа в группе, требующая распределения обязанностей, контроля времени и согласования совместной деятельности.
  • Согласование совместных действий и распределение ролей в группе способствует организации сотрудничества между сверстниками.
  • Овладению навыками планирования, оценки результатов и самоконтроля своей деятельности, умению предвидеть возможные результаты своих действий помогает рефлексия по итогам каждого этапа, по итогам всей игры, подведение итогов игры.
  • Готовности к сотрудничеству и коллективной работе способствует формулирование задания для каждого этапа таким образом, чтобы каждый участник мог сделать лишь часть общей работы, а общий ответ складывался бы из отдельных кусочков каждого участника.
  • Формированию навыков межпредметного мышления, пониманию единства и целостности полученного знания, пониманию взаимосвязи различных предметов способствует необходимость рассмотрения одной проблемной ситуации с различных точек зрения.
  • Выполнение заданий на установление причинно-следственных связей развивает умение выдвигать гипотезу, подбирать аргументы для подтверждения своего мнения, понимать проблему, структурировать материал, выделять причинно-следственные связи и делать выводы.

Универсальные
учебные действия:

  • Выбор способа решения задачи в соответствии с заданием способствует развитию умения организации своей деятельности, определения целей и задач, выбора средств реализации поставленной цели и применения их реализации, оценки достигнутых результатов.
  • Умению ориентироваться в окружающем мире, принимать решения, выбирать смысловые и целевые установки в своих поступках и действиях способствует постановка цели при составлении задания и при поиске.
  • Создание условий для решения конкретной жизненной ситуации, которую нужно решить формирует опыт применения и переноса универсальных учебных действий на жизненную ситуацию.

Личностные
универсальные учебные действия:

  • Используемые технологии расширяют мотивационную основу образовательного процесса.
  • Игровая форма работы повышает учебно-познавательный интерес у обучающихся.
  • Оценивание промежуточных и итоговых результатов по заданным правилам и критериям ориентирует обучающихся на самоконтроль результата и самоанализ, на понимание предложений и оценок преподавателя и товарищей, ориентирует на анализ соответствия результатов поставленной задаче.
  • Работа в группе, управление деятельностью участников игры помогает ориентироваться в нравственном содержании и осмыслении собственных поступков и поступков окружающих.

Одним
из показателей сформированности предпрофессиональных компетенций является применение
полученных знаний и навыков на практике, то есть организация компетентностного
обучения старших школьников. Проект «Университетские субботы» дает учащимся
возможность вооружиться такими компетенциями как владение новыми технологиями,
понимание их применения, способность брать на себя ответственность, участвовать
в совместном принятии решений и многим другим.

Школьная
жизнь больше ориентирована на фигуру учителя, на передачу знаний,
подготовленных и предлагаемых преподавателями, чем на деятельность учащихся по
овладению знаниями и навыками и применению их на практике. «Университетские
субботы» в свою очередь позволяют сделать акцент именно на развитие ключевых предпрофессиональных
компетенций, на основе которых развиваются узкоспециализированные
профессиональные компетенции.

Литература

  1. Гребенникова В.М., Гребенников О.В.
    Компетентностный подход в образовании. Историческая и социально-образовательная
    мысль. 2016. № 6. С. 75.
  2. Игнатович В.К., Гребенникова В.М. Модель
    проектирования старшеклассниками индивидуальной образовательной траектории как
    средства формирования их образовательной самостоятельности. Инновации в образовании:
    сущность, проблемы, практический опыт, перспективы Материалы Всероссийской
    научно-практической очной онлайн-конференции с международным участием. 2018. С.
    31-37.
  3. Мардахаев Л.В., Никитина Н.И., Васильева
    Т.В. Культура проектной деятельности специалистов социономического
    (“помогающего”) профиля: контекст развития в системе рекуррентного
    образования. Инновационные проекты и программы в образовании. 2017. № 1. С.
    18-29.
  4. Никитина Н.И. Особенности разработки
    средств оценивания при реализации дополнительных образовательных программ.
    Современное образование: традиции и инновации. 2018. № 2. С. 47-52.
  5. Пафнутова Е.Г. Институциональные аспекты
    развития рынка образовательных услуг как перспектива
    землеустроительно-кадастрового образования. Землеустройство и кадастр
    недвижимости: проблемы и пути их решения Материалы международного
    научно-практического форума, посвященного 235-летию со дня основания
    Государственного университета по землеустройству. 2014. С. 207-211.
  6. Пафнутова Е.Г. Мониторинг как элемент
    эффективного управления образовательной деятельностью. Управленческие науки в
    современном мире. 2015. Т. 2. № 1. С. 74-77.
  7. Пафнутова Е.Г. Основные направления
    системы выявления индивидуальных способностей и склонностей абитуриентов к
    направлениям подготовки и специальностям высшего образования. Адаптация
    первокурсников к вузовской среде в системе студенческого самоуправления.
    Москва, 2016. С. 83-87.
  8. Ульрих И.В., Хилкова А.А. Исследование
    методов и форм реализации образовательного процесса с использованием
    информационных технологий. Будущее машиностроения России сборник докладов. Союз
    машиностроителей России, Московский государственный технический университет
    имени Н. Э. Баумана. 2018. С. 756-759.



Московский экономический журнал 11/2019

УДК 338.48

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-10183

ВЫСОКОЕ
КАЧЕСТВО СЕРВИСНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ ПАССАЖИРОВ КАК ФАКТОР КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ
РОССИЙСКИХ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫХ ДОРОГ

HIGH
QUALITY OF PASSENGER SERVICE AS A FACTOR OF COMPETITIVENESS OF RUSSIAN RAILWAYS

Охотников
Илья Викторович,
доцент, кандидат экономических наук, Российский
университет транспорта (РУТ (МИИТ)), доцент кафедры «Экономическая теория и
менеджмент», Россия, г. Москва

Сибирко
Иван Владимирович,
доцент, кандидат экономических наук, Российский
университет транспорта (РУТ (МИИТ)), доцент кафедры «Экономическая теория и
менеджмент», Россия, г. Москва E-mail: roat.miit@mail.ru

Аннотация: Существующий
на современном рынке спрос, стандарты диктуют свои правила в отношении качества
оказываемых услуг. Только соответствующий уровень качества оказываемых услуг
может привлечь потребителя и обеспечить получение прибыли. В статье приведена
сущность, системообразующие факторы и условия повышения качества сервисного
обслуживания пассажиров. Сделан вывод о необходимости использования системного
управления качеством транспортного сервиса на железнодорожном транспорте.

Summary: The current market demand, standards dictate their rules regarding the
quality of services. Only the appropriate level of quality of services can
attract the consumer and ensure profit. The article presents the essence,
system-forming factors and conditions for improving the quality of passenger
service. It is concluded that it is necessary to use a system of quality
management of transport service in railway transport.

Ключевые
слова:
управление качеством; транспортный сервис; оценка
качества транспортных услуг.

Keywords: quality management; transport service; assessment of the quality of transport
services.

При существующей на текущей момент рыночной конкуренции и
глобализации в мировой экономике, развитыми странами в качестве безусловного
критерия и значимого источника национального богатства считается оказание
высококачественных услуг. Качество услуг (и далее будет рассматривается только
данная сфера, исключая производственную) является показателем престижа
государства, данная категория выступает в качестве основы, позволяющей
удовлетворять потребности как клиента, так и общества. При всем прочем,
качество услуг влияет на уровень конкурентоспособности оказываемой услуги в
частности, и как следствие является важнейшей составляющей
конкурентоспособности [10, с. 59-60]. Только при выполнении вышеописанных
условий у предприятия есть шанс выжить в условиях жесточайшей конкуренции и
получать необходимую прибыль. Поэтому крайне важной и приоритетной задачей для
предприятия сервиса является повышение и обеспечение качества оказываемых
услуг. Качество оказываемых услуг стало синонимом надежности партнера и
основным критерием ведения успешного бизнеса.

Термин «качество» имеет различные формулировки в
отечественной и зарубежной литературе. К примеру, в ранних версиях МС ИСО серии
9000 под качеством понималась совокупность свойств и характеристик продукции
или услуги, которые придают им способность удовлетворять обусловленные или
предполагаемые потребности.

В версии МС ИСО 2000 г., т.е. в ГОСТ Р ИСО 9000-2001, под
качеством подразумевается степень, с которой совокупность собственных
характеристик выполняют потребность или ожидание, которое установлено, обычно
предполагается или является обязательным. В некоторых зарубежных источниках
можно встретить мнение авторов, которые под качеством предлагают понимать
соответствие требованиям потребителей, и иногда данный термин объясняется как
пригодность к эксплуатации.

На протяжении более пятидесяти лет оказание качественных
услуг осуществляется за счет внедрения и применения на предприятии системного
управления качеством. В момент внедрения системного управления качеством
руководство предприятия определяет для себя два основных момента: критерии
качества и что подразумевается под понятием «качество». В своих работах,
профессор Гарвардской школы бизнеса Д. Гарвин, обобщив накопленный опыт в части
критериев качества, выделил пять особенностей [7].

Во-первых, услуга должны соответствовать определенному
стандарту.

Во-вторых, оказанная услуга должны соответствовать
техническим показателям лучших услуг-аналогов.

В-третьих, необходимо соблюдение всех процессов,
участвующих в оказании услуги.

В-четвертых, оказанная услуга должна соответствовать
представлению покупателей о качестве.

В-пятых, при оказании услуги необходимо ориентироваться
на платежеспособный спрос.

Безусловен тот факт, для соответствия и поддержания
нужного уровня качества оказываемой услуги крайне важно соблюдение и выполнение
всех перечисленных выше критериев. Невыполнение таких объективных требований
может привести к возникновению финансового кризиса на предприятии. К примеру,
приобретение лицензии без «ноу-хау» означает нарушение технологического
критерия; новейшая продукция, соответствующая спросу, не сможет быть
реализована в результате установленной завышенной цены и т.д.

Для обеспечения терминологического единства при выборе
показателей качества транспортных услуг в пассажирских перевозках применяется
государственный стандарт России: ГОСТ 51004-96 «Услуги транспортные.
Пассажирские перевозки. Номенклатура показателей качества» [1]. Предприятия
общественного питания, оказывающие услуги на вокзалах, в поездах, гостиницах и
иных местах, должны ориентироваться на требования, предъявляемые ГОСТ Р
50764-95 «Услуги общественного питания. Общие требования» [2]. Данный ГОСТ
действует в отношении всех предприятий общественного питания всех форм
собственности, в том числе на частных лиц – предпринимателей, оказывающие
услуги потребителям в общественном питании.

Кроме национальных стандартов при оценке качества
транспортных услуг на железнодорожном транспорте используют отраслевые
стандарты качества. К ним можно отнести:

во-первых, Стандарт ОАО РЖД. «Обслуживание пассажиров
проводниками вагонов формирования федеральной пассажирской дирекции. Требования
к качеству обслуживания» [4];

во-вторых, «Стандарт системы сертификации на федеральном
железнодорожном транспорте услуги, предоставляемые пассажирам на федеральном
железнодорожном транспорте. Типовая методика оценки соответствия услуг
регламентируются требованиями СТ ССФЖТ ЦЛ 040-99» [5].

Рассмотрим причины, требующие повысить качество
оказываемых услуг.

Во-первых, это значительный и непрерывный рост как
личных, так и производственных, общественных потребностей.

Во-вторых, существенно возросла роль и темп НТП.

В-третьих, происходит постоянное усовершенствование
оказываемых услуг, повышается значимость выполняемых ими функций.

В-четвертых, увеличивающиеся объемы оказываемых услуг
увеличивают вероятность возникновения брака и рекламаций.

В-пятых, отмечается неприятие потребителями услуги с
относительно невысоким уровнем качества.

В-шестых, отмечается ужесточение требований к интенсификации
оказываемых услуг, их эффективности.

Конкуренция существует на национальном и внешнем рынке, при
этом отмечается регулярное усиление конкуренции между хозяйствующими субъектами
на мировых рынках. Существующая конкуренция между различными видами транспорта
стимулирует разработку и реализацию активной стратегии в области повышения
качества оказываемых услуг и эффективности железнодорожных перевозок для
формирования достаточного уровня конкурентоспособности. Например, одной из
причин снижения объемов железнодорожных пассажирских перевозок (17% за
последние десять лет), является рост числа легковых автомобилей в личном
пользовании граждан [6, 9].

Современное состояние НТП показывает: причинами
возникновения провалов и неудач в деятельности предприятия являются следствием
наличия недостатков в системе управления, поэтому одной из актуальных задач,
стоящих перед руководством предприятия является создание условий,
способствующих совершенствованию качества систем управления.

Один из известных специалистов в области управления
качеством, доктор Джеймс Харрингтон предположил, что служащие и управляющие,
выполняя свой функционал при действии устарелых и негибких процедур управления
не являются причиной текущих ошибок. Основной конфликт возникает в результате
существовании систем, не приспособленных к учету современных требований,
обеспечивающих контроль процессов и осуществляющие управление деятельностью
предприятия. И именно изменение системы управления и контроля текущих процессов
является единственным способом внедрения эффективных усовершенствований на
предприятии. [11].

В качестве заключения отметим, что без осуществления
эффективного управления разрешение какой-либо крупной проблемы просто не
представляется возможным. В свою очередь, эффективное управление подразумевает
под собой концентрацию внимания и сил на основном направлении. Вполне логичным
выглядит решение управленцев компании в использовании всего накопленного опыта,
знаний и умений работников, а также потенциала и достижений науки, техники,
промышленности на создание условий, которые позволят улучшить качество
оказываемых услуг, и как следствие, создание конкурентоспособной услуги. На
текущей момент, все это шаги необходимо осуществлять, учитывая их влияние на
процесс управления качеством, который неразрывно связан с повышением
эффективности и конкурентоспособности предприятий сервиса.

Литература

1. ГОСТ 51004-96 «Услуги транспортные. Пассажирские
перевозки. Номенклатура показателей качества» / Официальный сайт Ассоциации
производителей сервисных услуг для пассажиров на транспорте //
www.tpsa.ru/biblioteka

2. ГОСТ Р 50764-95 «Услуги общественного питания. Общие
требования» / Официальный сайт Ассоциации производителей сервисных услуг для
пассажиров на транспорте // www.tpsa.ru/biblioteka

3. Распоряжение ОАО «РЖД» от 15 января 2007 г. № 46р
«Функциональная стратегия управления качеством в ОАО «РЖД» // www.consultant.ru

4. Стандарт ОАО РЖД. Обслуживание пассажиров проводниками
вагонов формирования федеральной пассажирской дирекции. Требования к качеству
обслуживания / Официальный сайт Ассоциации производителей сервисных услуг для
пассажиров на транспорте // www.tpsa.ru/biblioteka

5. Стандарт системы сертификации на федеральном
железнодорожном транспорте услуги, предоставляемые пассажирам на федеральном
железнодорожном транспорте. Типовая методика оценки соответствия услуг
установленным требованиям СТ ССФЖТ ЦЛ 040-99/ Официальный сайт Ассоциации
производителей сервисных услуг для пассажиров на транспорте //
www.tpsa.ru/biblioteka

6. Гудин Е.В., Охотников И.В. Модель регулируемой
конкуренции как основа эффективной организации городских пассажирских перевозок
// Предпринимательство, № 1, 2014.

7. Злобина Н.В. Современные инструменты развития системы
менеджмента качества организации: монография / Н.В. Злобина, М.М. Висков, В.А.
Толстошеина. – Тамбов: Изд-во ФГБОУ ВПО «ТГТУ», 2011.

8. Иванов А.П., Охотников И.В. Развитие и поддержка
малого и среднего предпринимательства в России // Журнал для акционеров, №
9-10, 2010.

9. Охотников И.В. Реформирование железнодорожного
транспорта России: риски институциональных преобразований //
Предпринимательство, № 7, 2014.

10. Охотников И.В. Международная конкурентоспособность
России как синергия экономических, социальных и политических институтов страны
// Проблемы безопасности российского общества, № 1, 2014.

11. Харрингтон Джеймс. Совершенство управления
процессами: пер. с англ. – М.: Стандарты и качество, 2007.




Московский экономический журнал 11/2019

УДК 330

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-10182

КОНЦЕПЦИЯ
ПО ФОРМИРОВАНИЮ И РАЗВИТИЮ ИННОВАЦИОННОЙ СРЕДЫ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ

CONCEPT ON FORMATION AND DEVELOPMENT OF INNOVATIVE ENVIRONMENT OF INDUSTRIAL ENTERPRISES

Ряжева
Юлия Ивановна,
старший преподаватель кафедры общего и
стратегического менеджмента, Самарский национальный исследовательский
университет, г. Самара

Ryazheva  Yu. I., ryazheva_yulia @mail.ru

Аннотация:
Статья
посвящена разработке концепции по формированию и развитию инновационной среды
промышленного сектора. Приведен алгоритм, который позволит развивать
инновационную деятельность. Разработана концепция по формированию и развитию
инновационной среды промышленных предприятий, основываясь на сущность, процессы
и закономерности инновационной среды. Предлагаемая концепция основывается на
кластерно-сетевой структуре, являющейся определяющими факторами развития
инновационной деятельности промышленных предприятий. Концепция позволит
сформировать благоприятные условия  по
эффективному освоению в промышленном секторе инноваций.

Summary: The article is devoted to the development of the concept for the
formation and development of the innovation environment of the industrial
sector. The algorithm which will allow to develop innovative activity is
resulted. The concept of the formation and development of the innovation
environment of industrial enterprises, based on the essence, processes and
patterns of the innovation environment. The proposed concept is based on the
cluster-network structure, which is the determining factors in the development
of innovative activities of industrial enterprises. The concept will create
favorable conditions for the effective development of innovations in the
industrial sector.

Ключевые слова: инновации, инновационная среда, концепция, кластерно-сетевая структура, промышленный сектор, инновационная деятельность.

Key words: innovations, innovative environment, concept, cluster-network structure, industrial sector, innovative activity.

В настоящее время Российская Федерация в условиях
санкций и политики импортозамещения теряет рынки промышленной продукции.
Трендом инновационного развития главных мировых производителей является
концепция национального суверенитета, включающая в себя следующие компоненты:
политическую, экономическую, финансовую и культурную независимость [3].

На данный момент в науке не существует разработанной и
общепризнанной концепции по формированию и развитию инновационной среды
промышленного сектора.  Данная ситуация
возникла из-за недостаточной научной проработанности данного вопроса, а также
наличия различных  точек зрения на
сущность понятия «инновационная среда», ее составляющих элементов, и
возникающих между ними взаимосвязей в процессе обеспечения реализации
инновационной деятельности. 

Разработка концепции по формированию и развитию инновационной среды позволяет устранить существующие расхождения в развитии, как отдельных промышленных предприятий, так и субъектов нашей страны, что в свою очередь, приведет к ускорению темпов развития инновационной деятельности.

Формирование инновационной среды промышленного сектора – это создание благоприятных условий для осуществления инновационной деятельности промышленными предприятиями.   Разработанные мероприятия, в ходе реализации которых формируется инновационная среда, являются стратегическим инструментарием по разработке и продвижению на рынок инноваций [7].  Формирование инновационной среды необходимо осуществлять в следующем порядке:

  1. Проведение SWOT-анализа инновационной  деятельности промышленных предприятий
    (выделение сильных и слабых сторон, возможностей и угроз);
  2. На основании полученных результатов
    необходимо разработать стратегию формирования инновационной среды предприятия;
  3. Организовать взаимодействия с внешней
    инновационной средой страны или региона;
  4. Определить элементы инновационной среды;
  5. Распределить участников инновационной
    среды за структурными подразделениями предприятия;
  6. Привлечь научный сектор;
  7. Использовать возможности национальной
    инновационной системы;
  8. Использовать государственные льготы.

Соблюдение представленной последовательности действий
приведет к развитию инновационной деятельности промышленного сектора и
инновационной среды.

Инновационная среда промышленных предприятий
ориентирована на объедение усилий на всех уровнях управления предприятия,
научного сектора, государства для оперативной реализации научных разработок,
производства инновационной продукции, продвижению ее на рынок и получению
прибыли от ее продажи, что приведет к выполнению национальных стратегических
задач.

  Предлагаемая
концепция по формированию инновационной среды промышленного сектора должна
основываться на сущности и  процессах,
которые происходят в инновационной среде, ее закономерностях.

Проанализировав материалы по теме исследования можно сказать, что инновационная среда представляет собой  это наличие у промышленного производства необходимой технологической базы для возможности создавать инновации, а также его способности   по формированию и развитию инновационной деятельности.

Принято различать две составляющие инновационной среды: внешняя и внутренняя. Внешняя инновационная среда охватывает национальную инновационную систему. Внутренняя инновационная среда характеризуется совокупностью ресурсов и отношениями внутри объекта исследования, возникающими связями в системе. Также необходимо отметить, что инновационная среда подвергается прямому и косвенному влиянию [2].

К факторам прямого влияния внешней инновационной среды можно отнести непосредственное окружение промышленных предприятий: потребители, поставщики, конкуренты и т.д. [1] Приведенный перечень факторов является, на мой взгляд, недостаточно полным, в соответствии с этим предлагается его дополнить следующими факторами, которые оказывают прямое влияние на инновационную среду: федеральные и зарубежные научно-исследовательские институты, венчурные фонды, организации-акселераторы.

К косвенному влиянию принято относить факторы, оказывающие политико-правовое, экономическое, социально-демографическое, социокультурное и иное воздействие. С повышением уровня конкуренции на рынке необходимо расширить перечень факторов, оказывающих косвенное влияние на инновационную среду: считаю необходимым учитывать международные факторы, которые включают в себя: конкуренцию на глобальном рынке, введение международных санкций, импортозамещение.

Факторы прямого и косвенного влияния могут, как стимулировать развитие инновационной деятельности, так и сдерживать это развитие. Исходя из этого, выделяют следующие признаки для составляющих инновационной среды [6]:

  • внешняя стимулирующая – эффективное
    обоснование условий инновационной деятельности и согласование их с
    контрагентами;
  • внешняя сдерживающая – ограничения,
    которые заключаются в приспособлении инновационной деятельности  промышленных предприятий к внешним условиям;
  • внутренняя стимулирующая – разработка
    идей, создание инноваций;
  • внутренняя сдерживающая – ограниченная
    база ресурсов (финансы, технологии, кадры и т.д.).

Проанализировав факторы влияния, необходимо отметить,
что инновационная среда представлена в виде динамической совокупности факторов
влияния на осуществление инновационной деятельности в сравнении с
деятельностью  других субъектов
хозяйствования.

Инновационная среда характеризуется соответствующим
инновационным климатом, инновационной системой, инновационной инфраструктурой.
Инновационный климат представляет собой условия, которые способствуют
зарождению идеи и осуществлению инновационного процесса [5].

Инновационная инфраструктура представляет собой
совокупность элементов инновационной системы, которые обеспечивают доступ к
различным ресурсам и оказывают услуги участникам инновационной деятельности.

В основе формирования концепции выступают
кластерно-сетевые структуры регионов, которые являются определяющими факторами
развития инновационной деятельности промышленного сектора.

Данная концепция создается с целью формирования
благоприятных условий по эффективному освоению в промышленном секторе
современных инноваций, инновационных технологий и инновационной деятельности.

Главная идея концепции заключается в объединении
участников инновационной среды: научно-технических и производственных
возможностей предприятий-участников кластера, 
предприятий в сетевые структуры, элементов инновационной системы с
кластерно-сетевыми структурами. 

Разрабатываю концепцию по формированию и развитию инновационной среды промышленного сектора, предлагается не брать за основу концепцию национального суверенитета, которая ограничивает технологические возможности по формированию инновационной среды.  Автором предлагается применять стратегические партнерства с ведущими зарубежными производителями для транферта технологий и научных разработок.

Положительный опыт стратегического партнерства с
зарубежными производителями можно наблюдать в автомобилестроении, где
отечественные производители занимаются выпуском финальной продукции мирового
качества, а партнер получает дополнительные рынки сбыта продукции, сырья,
полуфабрикатов.

Кластерно-сетевая концепция формирования и развития
инновационной среды промышленного сектора будет направлена на достижение
следующих целей: создание конкурентоспособной инновационной среды промышленного
сектора, выход  инновационный  продукции на отечественный и зарубежный
рынок, опережать развитие инновационной деятельности в сравнении с зарубежными
странами. 

Исходя из поставленных целей необходимо решить задачи:
занять лидирующие позиции по развитию инноваций, объединить инновационную среду
России в мировую инновационную среду, создать резерв в сфере инновационной
среды.

Участниками предлагаемой кластерно-сетевой концепции
будут отечественные инновационные системы, субъекты инфраструктуры обеспечения,
промышленные предприятия, научно-исследовательский сектор, система образования,
зарубежными партнеры. 

Реализация кластерно-сетевой концепции будет
осуществляться в четыре этапа:

  1. создание стратегических партнерств;
  2. создание кластерно-сетевых структур;
  3. создание современной инновационной среды
    на базе технологических платформ;
  4. объединение инновационной среды страны в
    мировой рынок.

В предлагаемой концепции также необходимо учесть
следующие аспекты:

  • с
    переходом России на цифровую экономику возникает необходимость в организации
    цифрового пространства и развитии цифровизации промышленного сектора;
  • решение
    на законодательном уровне проблемы сетевой организации инновационной среды и
    качества предоставления ее услуг;
  • создать
    стратегические партнерства с четким распределением ответственности между
    сторонами;
  • привести
    к единой форме базовые качества продукции, качества предоставляемых
    промышленных услуг и другие качества, которые зависят от технических свойств
    продукции;
  • использовать
    опыт технологических платформ, представляющие собой инструмент для активизации
    по созданию инновационной продукции, разработке инновационных технологий,
    совершенствованию законодательной и нормативно-правовой базы в вопросах
    инновационного развития [4].

Итак, разработанная кластерно-сетевая концепция по
формированию и развитию инновационной среды промышленных предприятий позволяет
разработать стратегию инновационной деятельности промышленных предприятий,
основываясь на стратегическое партнерство с зарубежными ведущими
производителями инновационной продукции и создания технологических платформ.
Предлагаемая концепция направлена на удовлетворение интереса всех
институциональных секторов:  государства,
науки, бизнеса, общества.

Литература

  1. Дмитриева Н.В. Совершенствование
    подходов к формированию инновационной среды для осуществления эффективных инноваций
    в сфере обрабатывающих производств// Транспортное дело России. 2012. №6-2. С.
    60-62.
  2. Карпова Ю. А. Инновационная среда как
    объект социологической инноватики: проблема управления [Электронный ресурс] //
    Инновации. 2008. № 10 (120). С. 45—48.
  3. Кузнецова А.И., Зурабян А.С. Развитие
    инновационной среды промышленных предприятий как фактор импортозамещения//
    Вестник Московского университета им. С.Ю. Витте. Серия 1: Экономика и
    управление. 2016. № 4 (19). С. 19-24.
  4. Лукша О.П. Европейские технологические платформы:
    возможности использования европейского опыта для создания нового инструмента
    содействия инновационному развитию российской  
    экономики // Инновации. 2010. № 9 (143). С. 16.
  5. Нестеров А.А. Инновационная
    среда экономических систем: структура, оценка и управление // Управление
    экономическими системами: электронный научный журнал. № 9. 2012 [Электронный
    ресурс]. URL: http://www.uecs.ru/logistika/item/1531-2012-09-12-07- 28-02.
  6. Осипова О.Н., Бороздина Н.С.
    Оценка и классификация факторов, сдерживающих инновационную восприимчивость
    региона// Современные наукоемкие технологии. Региональное приложение. 2011. №2.
    С. 58-63.
  7. Томилина Я.В. Процесс формирования
    инновационной среды организации // Фундаментальные исследования. 2014. № 6-2.
    С. 335-339.



Московский экономический журнал 11/2019

УДК 332.14

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-10181

Проблемы
и перспективы территориального планирования внегородского транспорта в России

Problems and prospects of territorial planning of external transport in Russia

Крылов Петр Михайлович, ГОУ ВО МО «Московский государственный областной университет», г. Мытищи Московской области, Россия, доцент кафедры экономической и социальной географии, кандидат географических наук, доцент, E-mail: pmkrylov@yandex.ru

Krylov Petr Mikhailovich, Moscow State Regional University, Mytishchi, Russia, Associate professor, Department of Economic and Social Geography, Candidate of geographical sciences, associate professor, E-mail: pmkrylov@yandex.ru

Аннотация:
В
статье рассматривается современное состояние и проблемы территориального
планирования внегородского транспорта в России. Анализируются ключевые
параметры совершенствования транспортной системы России как одного из важнейших
элементов хозяйственно-экономической системы. Приводятся примеры важнейших
перспективных проектов в сфере строительства объектов внегородской транспортной
инфраструктуры. Даются рекомендации по изменению методологии территориального планирования внегородского транспорта.

Summary: The article discusses the current state and problems of territorial
planning of external transport in Russia. The key parameters of improving the
transport system of Russia as one of the most important elements of the
economic system are analyzed. Examples of the most important promising projects
in the construction of external transport infrastructure are given.
Recommendations are given on changing the methodology of territorial planning
of external transport.

Ключевые слова:
территориальное планирование, внегородской транспорт, внегородская транспортная
инфраструктура, генплан и мастер-план, нормативы градостроительного
проектирования.

Keywords: territorial planning, external transport, external
transport infrastructure, general plan and master plan, urban planning
standards.

Введение

Развитие
внегородского транспорта России, по мнению ряда ученых, в силу его высокой
капиталоемкости, сложности государственного регулирования и неоднозначности
перспективных стратегических целей развития, на многие годы выпало из числа
государственных приоритетов. Многие из мероприятий в области
внегородского транспорта в современной России не выполняются и не выполнялись в
срок последние 2-3 десятилетия. Лишь необходимость реализации крупных
национальных проектов способствовала созданию крупных инфраструктурных проектов:
строительство и ввод в эксплуатацию аэропорта «Платов» около города
Ростова-на-Дону, аэропорта «Гагарин» около Саратова, мостовых переходов во
Владивостоке (в т.ч. на остров Русский) и др.

По темпам ввода новых
объектов и отдельных участков автомобильных и железных дорог Россия на сегодня
отстаёт не только от большинства развитых стран мира, но также от Казахстана и
республик Средней Азии. Однако отставание может считаться не столь большим,
если учитывать ввод в эксплуатацию участков автомобильных дорог необщего
пользования, таких как строительство «Газпромом» на полуострове Ямал, компанией
«Мечел» в Республике Саха (Якутия), и др. Построенных участков железных дорог
общего пользования, протяженностью свыше ста километров, с 1992 г. также можно
назвать немного: это построенный участок железной дороги в Якутии
(Амуро-Якутская магистраль), длиной около 800 км, принадлежащая «Железным
дорогам Якутии» – крупнейший транспортный проект за данный период; недавно
введённый в эксплуатацию железнодорожный обход Украины в Воронежской и
Ростовской областях (136 км), а также участок Кочкома – Ледмозеро в Республике
Карелия (132 км), открытый в 2008 г.

Территориальное
планирование – важная функция и задача государственных и муниципальных органов
власти по созданию условий перспективного развития территорий разного уровня с
учетом тех или иных возможностей и ограничений. Цели, задачи и обязанности
российских органов государственной власти и местного самоуправления по созданию
и изменению документов в области территориального планирования подробно
изложены в Градостроительном кодексе России и других нормативно-правовых
документах [1]. Частью территориального планирования является учёт и
перспективное развитие внегородской транспортной инфраструктуры, в т.ч.
линейных (сетевых), локальных и точечных объектов.

Результаты и обсуждение

В «Транспортной стратегии
Российской Федерации» основными задачами развития транспортной системы страны
на период до 2030 года названы следующие [2]:

1) формирование единого
транспортного пространства России на базе сбалансированного развития
эффективной транспортной инфраструктуры;

2) обеспечение
доступности, объема и конкурентоспособности транспортных услуг для
грузовладельцев в соответствии с потребностями инновационного развития
экономики страны;

3) обеспечение
доступности и качества транспортных услуг для населения в соответствии с
социальными стандартами;

4) интеграция в мировое
транспортное пространство и реализация транзитного потенциала страны;

5) повышение уровня
безопасности транспортной системы;

6) снижение вредного
воздействия транспорта на окружающую среду;

7) развитие транспортной
техники, технологий и информационного обеспечения;

8) региональный аспект
развития транспортной системы России.

Следует отметить, что
транспортная политика большинства государств с социально ориентированной
рыночной экономикой в настоящее время нацелена на увеличение доли транспорта
общего пользования и замедление роста парка индивидуального (личного)
транспорта. В 90-е гг. наметилась также тенденция к увеличению роли в
транспортной инфраструктуре рельсового транспорта. Формы организации и развития
городской транспортной инфраструктуры должны регулироваться конечными целями
его существования – всеобщим благосостоянием, включая учёт интересов будущих
поколений. Отсюда связь этого процесса с устойчивым развитием в широком смысле.
Концепция социально-транспортного стандарта города как раз и отражает эту связь
[3]. Будущее транспортной инфраструктуры зависит от того, какие приоритеты
будут заложены на стадии территориального планирования. К подобным приоритетам
можно отнести:

1) выполнение социальных
обязательств по отношению к тем слоям населения, которые не имеют
индивидуального транспорта;

2) поддержание или
улучшение экономической стабильности обслуживаемых районов, чтобы общественный
транспорт и дорожная сеть, а также сопутствующая инфраструктура не стали
бременем для муниципального бюджета;

3) минимизацию
негативного воздействия транспортной инфраструктуры на окружающую среду.

Соотношение
генеральных планов и мастер-планов

Документы
территориального планирования советского периода, в том числе Генеральные
планы, в то время, когда все объекты капитального строительства принадлежали
государству, реализовывались в тесной связи с бюджетным финансированием. Однако
в условиях сформировавшейся рыночной экономики современной России и ростом роли
и значения частной инициативы и частного капитала вполне закономерно возник
запрос общества и бизнеса на новую форму стратегического планирования,
достаточно давно существовавшую в развитых странах, – так называемые мастер-планы. Мастер-план, вошедший в
обиход российского градостроительства в последние годы, в обобщенном виде – это
набор наиболее значимых и инвестиционно
привлекательных перспективных объектов капитального строительства, реализация
которых возможна и необходима на конкретной территории на ближнюю или
среднесрочную перспективу
.

В соответствии с
современными представлениями, мастер-план
представляет собой еще одну форму стратегии пространственного развития
территории
(наряду с региональными и общестрановыми программными
документами, имеющими в целом или частично такие же формулировки в
названии.  Он создаётся соответствующими
органами власти, но силами экспертов с учетом интересов различных групп (как местных
жителей, так и хозяйствующих субъектов разного уровня), и предполагает
избирательность – в фокусе находится лишь небольшое количество приоритетов и
территорий (площадок) развития.

В среде представителей
современной теории и практики градостроительства сложилось неоднозначное мнение
о роли и соотношении территориального планирования и мастер-планов. [4, 5, 6, 7].

Выделим далее несколько
их общих и различных характеристик. Так, генеральный план в соответствии с
положениями Градостроительного кодекса регулирует в первую очередь процессы
землепользования, являясь в той или иной форме техническим документом для
профильных специалистов, а мастер-план – содержит лишь направления
концептуального развития, позволяющие вычленить ключевые проблемы и точки изменения
в развитии территории.

Мастер-план в его
современном понимании рассчитан в первую очередь на уже сложившиеся города, в
то время как генплан предназначен в большей степени для развития слабоосвоенных
территорий; он в меньшей степени способствует повышению эффективности уже
сложившейся территории, но всегда подходит для задачи повышения её
капитализации.

Можно отметить также, что
мастер-план – это документ, который, в отличие от генерального плана,
предписывает построить не «где и что», а «что и как». Мастер-план, в отличие от
генерального плана, обычно содержит экономическое обоснование плана вводимых в
эксплуатацию объектов: кто и за чей счёт будет осуществлять строительство в
городе и какую пользу это принесет городу и его жителям в будущем. Необходимо
отметить также, что в узком понимании в
мастер-плане раздел, связанный с транспортной инфраструктурой
, может вообще отсутствовать.

Мастер-планы нужны для
привлечения инвестиций, они охватывают не весь город (всю территорию региона).
Однако существенным отличием является то, что мастер-планы не нужны для
поддержания существования, трансформации сокращающегося города. Одна из
актуальных проблем регионального развития последних лет – управляемое сжатие
городов. Для поддержки городов с сокращающимся населением и производством как
раз нужны генеральные планы, но никак не мастер-планы. Например, концепция
управляемого сжатия городов применима к городу Воркута. Закрытие шахт приводит
к закрытию посёлка. Исправить ситуацию можно, например, путём организации внегородских
автобусных маршрутов между «умирающими» посёлками и центральными кварталами
Воркуты, сохранившими рабочие места.

Генеральные планы в
современных российских условиях учитывают краткосрочные и очень редко средне- и
долгосрочные планы создания объектов транспортной инфраструктуры регионального
или федерального значения. Необходимо отметить, что развитие внегородской транспортной
инфраструктуры на перспективу (на срок реализации в 5-10 лет) ранее
разрабатывалось с помощью комплексных транспортных схем (КТС). Сейчас им на
смену пришли новые планировочные документы в области кратко- и среднесрочного
развития внегородской транспортной инфраструктуры: КСОДД (комплексная схема
организация дорожного движения), КСОТ (комплексная схема организации
транспортного обслуживания населения общественным транспортом) и ПКРТИ (проект
комплексного развития транспортной инфраструктуры). Однако данные проектные
документы лишь «подстраиваются» под внетранспортные составляющие
территориального планирования (развитие селитебных и промышленных территорий,
интенсивность хозяйственной деятельности в целом и т.п.).

Транспортная составляющая
территориального планирования региона, городского округа, сельского или
городского поселения, а также агломерации, является важнейшей планировочной
составляющей, определяющей внутреннюю и внешнюю связность территории.

В отличие от
мастер-плана, транспортная составляющая генерального плана традиционного
подробно описывает направления не только внутреннего, но и внешнего
(внегородского) развития транспортной инфраструктуры территории во взаимосвязи
с документами территориального планирования регионального и федерального
уровня.

Генеральные планы
городских округов нуждаются в своевременном обновлении. Одна из проблем
современного территориального планирования в России в целом – несоответствие
потребностей муниципальных образований и общества в целом и своевременной корректировки
градостроительной документации. Процесс разработки транспортной составляющей в
территориальном планировании существенно тормозится несовершенством
законодательства, низкой ответственностью заказчика, в т.ч. органов
муниципального управление за качество и объём предоставления исходных данных.
Более того, транспортная статистика (в т.ч. государственная, муниципальная и
корпоративная (ведомственная)), не способствует созданию качественного
документа. К её недостаткам можно отнести почти полное отсутствие показателей,
отражающих объём перевозок грузов и пассажиров по отдельным участкам дорожной
сети. Большинство показателей, отражающих существующее на текущий момент
состояние транспортной инфраструктуры, собираются разработчиками
территориального плана самостоятельно. Однако местные органы власти не всегда
хотят и могут предоставить необходимую информацию. Федеральные органы власти и
крупнейшие российские корпорации-монополисты (например, РЖД) часто не
представляют информацию о перспективных планах создания транспортной
инфраструктуры, не считая объектов, включенных в инвестиционные стратегии
компаний.

Одной из ключевых проблем
генеральных планов, которая переносится и на мастер-планы – полное или
частичное пренебрежение органами власти соответствующего уровня к ранее
принятым и утверждённым положениям данных документов. Длительность и
дороговизна строительства объектов внегородской транспортной инфраструктуры
всегда влияли на невыполнении предложений территориального планирования.

Применительно к внегородской
транспортной инфраструктуре (капиталоёмкой и низкорентабельной с
формально-экономической точки зрения) частному капиталу часто не интересны
элементы дорожной среды (дороги, мосты и эстакады), за исключением возможности
создания объектов на условиях государственно-частного партнерства. Интерес
представляет создание (проектирование, строительство) и эксплуатация объектов
вспомогательной транспортно-дорожной инфраструктуры: АЗС, АГЗС, кемпинги,
платные парковочные пространства и т.п., которые учитываются обычно в рамках
генеральных планов городов, но могут быть учтены и в мастер-планах. В «нужный»
момент, не без участия местных властных структур, зачастую оказывалось
возможным проигнорировать строительство запроектированного участка дорожной
сети, отдав зарезервированную площадь, например, под многоэтажное коммерческое
жилое строительство.

Создание мастер-планов в
российских условиях пока не решает (в отличие генеральных планов) проблемы
социально-транспортного стандарта для конкретной территории. Так, одной из
методологических проблем территориального планирования внегородского
транспорта, также, как и географии транспорта в целом, можно считать отсутствие
единой, обоснованной и общепринятой методики оценки транспортной обеспеченности
территории того или иного уровня, а также отсутствие методики определения
транспортно-географического положения территории в целом, либо отдельного
объекта (населённого пункта, транспортных коммуникаций).

Транспортная
доступность отражена в основополагающем законе об общих принципах организации
местного самоуправления (131-ФЗ). Федеральный закон «Об общих принципах организации
местного самоуправления в Российской Федерации» от 06.10.2003 N 131-ФЗ. Так, в
статье 11 (про границы муниципальных образований) сказано, что границы городского
округа, муниципального района выделяют с учетом транспортной доступности до их
административных центров и обратно в течение рабочего дня для жителей всех
поселений (населенных пунктов), входящих в их состав [8]. Указанные требования
в соответствии с законами субъектов Российской Федерации могут не применяться
на территориях с низкой плотностью сельского населения, а также в отдаленных и
труднодоступных местностях.

В действующей редакции
транспортной стратегии России до 2030 года впервые две из восьми задач (см.
выше) названы «улучшение транспортной доступности», что соответствует принципам
устойчивого развития.

Это означает
последовательное улучшение показателей работы транспорта, отмеченных в первую
очередь в свойствах территории (доступность социально-экономических объектов,
сокращение транспортных издержек, экологичность мест проживания и другие
свойства, формируемые транспортной системой региона или страны в целом, которые
достанутся последующим поколениям).

Территориальное
планирование внегородского транспорта российских агломераций

Одна
из тенденций современности – рост концентрации населения и производительных сил
в городских агломерациях. Сложной и нерешенной
проблемой территориального планирования транспорта и транспортной
инфраструктуры в России остаётся создание проектных документов для городских
агломераций, находящихся в составе тех или иных субъектов РФ. В России до сих
пор нет чётких требований как к собственно территориальному планированию
городских агломераций на современном уровне, так и требований для утверждения
подобных проектно-планировочных работ.

 Это отражается и на
существовании многочисленных проектов территориального планирования
транспортных систем российских агломераций. Необходимо отметить, что
Градостроительный кодекс РФ и множество других нормативно-правовых документов в
области территориального планирования и градостроительства не замечают (за
редким исключением) городские агломерации в качестве объектов территориального
планирования. Многие крупные российские города, городские округа (их
руководство) обычно понимают под «агломерационными работами» в области
территориального планирования лишь обоснование дальнейшей территориальной
экспансии крупного города.

На стыке муниципальных
образований в агломерациях возникают конфликтные ситуации из-за необходимости
решения вопросов выноса транспортной инфраструктуры из крупного города, либо
создания дополнительной транспортной инфраструктуры на прилегающей территории
(объездные автомобильные дороги, транспортно-логистические комплексы и т.п.).
Необходимость выноса объектов федерального значения из крупного города (в
особенности объектов железнодорожного транспорта) обычно наталкивается не
ведомственные интересы ОАО «РЖД», которым не нужны лишние хлопоты.

В результате, такие крупные
города, как Хабаровск, Махачкала, Владимир и многие другие «разрезаны» частично
изолированными участками железных дорог.

Необходимо отметить
также, что, по нашему мнению, целью развития транспортных систем агломераций в
принципе не может считаться дальнейший рост концентрации экономической
деятельности и населения в ядрах агломераций. Подобный итог может считаться
отрицательным, так как избыточная концентрация населения и хозяйства на
небольшой по площади территории агломераций одновременно способствует появлению
«экономических пустынь» на огромных по площади территориях в других регионах
России.

Нормы
и нормативы в территориальном планировании внегородского транспорта России.

Использование норм,
нормативов и рекомендаций – неотъемлемая часть проектно-планировочных работ в
области территориального планирования и градостроительства в России как в
целом, так и в области транспортной инфраструктуры. Однако помимо СНиПов и
СанПиНов (нормативных актов федерального значения), используются нормативы градостроительного
проектирования, действие которых распространяется только на определённый регион
(субъект РФ или муниципальное образование).

Одна из проблем современного федерализма в России,
проявляющаяся, в том числе, и в транспортной инфраструктуре регионов – неравные
финансовые возможности субъектов Федерации в области реализации транспортной
политики на региональном уровне [9, 10]. Местная социально-экономическая,
природно-географическая и иная специфика регионов в области перспективного
развития учитывается, в том числе, и в региональных градостроительных
нормативах. Основные требования социально-экономического характера к документам
территориального планирования транспорта в России на региональном уровне
содержатся в региональных нормативах градостроительного проектирования (РНГП).
В РНГП, как правило, заложены нормы времени предельной транспортной доступности
от мест проживания людей (населённых пунктов разной людности) до мест
размещения значимых социально-экономических объектов и учреждений сферы обслуживания
(интернатов, школ, крупных медицинских центров, станций скорой медицинской
помощи) и т.п.

 Однако в России
в настоящее время нет единых норм транспортной доступности социально-значимых
объектов, как это было в период СССР. Каждый из регионов может сегодня
принимать такие нормы на своё усмотрение. Относительно более «бедные» регионы,
экономящие свой бюджет в т.ч. и на объектах транспортной инфраструктуры,
вынуждены пересматривать свои РНГП в сторону ухудшения предельно допустимых
норм транспортной доступности. В итоге нормативы транспортной доступности (как
личным, так и общественным транспортом) социально-значимых объектов в них
увеличиваются, а потребность в данных социально-значимых объектах занижается, а
в ряде случаев их по этому критерию можно даже закрывать. В то же время
относительно более «богатые» регионы могут устанавливать у себя менее жёсткие
нормативы, с более благоприятными для населения проектными показателями
доступности социально-значимых объектов.

На основе РНГП создаются и реализуются также местные
(муниципальные) нормативы градостроительного проектирования (МНГП), необходимые
для создания проектно-планировочных работ на уровне муниципальных образований
(включая схемы территориального планирования муниципальных районов, генеральные
планы городских округов, сельских и городских поселений).

Помимо РНГП на муниципальном уровне в отдельных
субъектах РФ сохранились общие для региона показатели эффективности
муниципальных образований, относящиеся, в том числе, и к транспортной инфраструктуре.

 К ним можно
отнести, например, долю населенных пунктов, не имеющих подъезда по автодорогам
с твёрдым покрытием или долю населённых пунктов, не обслуживаемых внешним
общественным транспортом общего пользования. Достижение этих показателей может
служить дополнением, но не заменой региональных градостроительных нормативов.
Набор подобных показателей существенно различается между регионами России.

Многообразие региональных и муниципальных нормативов
градостроительного проектирования в России с трудом поддаётся анализу. Сами
нормативы разрабатываются множеством различных организаций с учётом специфики
планируемой территории.

Следует отметить, что муниципальные нормативы
действуют только в границах данного муниципального образования, тогда как
региональные нормативы действуют на территории всех муниципальных образований
соответствующего субъекта РФ, в т.ч. и на межселенных территориях. Поэтому
региональные нормативы должны быть более продуманными, учитывать специфику
различных частей того или иного региона (с учетом того, что МНГП до сих пор
вообще не разработаны для многих муниципальных образований).

Развитие России в
современных условиях диктует необходимость ускоренного развития (в т.ч.
территориального планирования) транспортной инфраструктуры. Однако в
нормативно-правовых документах, регламентирующих данную деятельность,
отсутствует необходимость развития следующих видов и форм транспортной работы:

1) рост численности
автомобильного транспорта, использующего газомоторное топливо;

2) развитие инфраструктуры
автомобильного транспорта, использующей электрическую энергию (и
соответствующей инфраструктуры);

3) развитие беспилотных
транспортных средств (с соответствующей инфраструктурой);

4) учет геополитического
фактора и новых международных проектов (связывающих КНР, государства Средней и
Восточной Азии с Европой).

С
транспортно-географической точки зрения в современной России не расставлены
приоритеты по важности и времени проектирования и вводу в эксплуатацию
следующих важнейших проектов (они то появляются, то исчезают из федеральных
отраслевых нормативно-правовых документов):

1) строительство мостов
через Обь (в Салехарде), Лену (в Якутске), Алдан (на автодороге «Якутск –
Магадан»);

2) строительство тоннеля
(либо моста) на остров Сахалин;

3) строительство участка
железной дороги от Черкесска до Сочи;

4) строительство
отдельных участков железной дороги проекта Белкомур;

5) строительство
автомобильных и железнодорожных обходов крупных и стратегически значимых
городов, транспортных узлов;

6) обеспечение транспортной
доступности социально значимых объектов (в т.ч. в рамках программы
«дальневосточный гектар» на Дальнем Востоке).

В российском
территориальном планировании довольно сложно сочетать генеральные планы, схемы
территориального планирования с местными
и региональными нормативами градостроительного
проектирования. Фактически
они являются не инструментом развития территории, а обоснованием слабого
развития социальной инфраструктуры посредством возможного перспективного
развития транспортной инфраструктуры. Так, многие из подобных нормативов
связывают низкую обеспеченность населения детскими садами, школами, станциями
скорой помощи, больницами и т.п. с ростом (улучшением) транспортной
доступности, во-многом не достижимой на ближайшую перспективу. В относительно
более бедных по уровню бюджетной обеспеченности регионах именно транспортной
доступностью обосновывают уменьшающуюся обеспеченность жителей объектами
социальной инфраструктуры регионального значения [8].  Поэтому нереализуемые транспортные проекты и
недостижимые результаты в области обеспеченности территории и её жителей
объектами транспортной инфраструктуры зачастую ухудшают результат
территориального планирования, делают его менее реализуемым. Однако они же
позволяют органам региональной и местной власти, а также инвесторам
обосновывать внетранспортные инвестиции (включая жилищное строительство на
слабоосвоенных территориях).

Основой
визуализации объектов и элементов транспортной инфраструктуры для
картографических частей генеральных планов, проектов детальной планировки, схем
территориального планирования и других видов проектно-планировочных документов
до 2018 года являлся приказ Минэкономразвития России от 07.12.2016 №793 «Об
утверждении требований к описанию и отображению в документах территориального планирования
объектов федерального значения, объектов регионального значения, объектов
местного значения» [11].

К сожалению,
его содержание в существенной степени не отражает ни потребностей пользователей
проектной документации, ни достижений науки и практики в области внегородского
транспорта. Несмотря на то, что вышеупомянутый приказ был утвержден лишь около
трех лет назад, его содержание не отражает множества современных реалий в
области градостроительства [12]. Так, в нём не учтены электрозаправки для электромобилей,
обязательные к планированию для городов России с конца 2016 г. (с 01.11.16 года вступило в силу
Постановление Правительства РФ от 27 августа 2015 года №890, которое гласит,
что все АЗС в России должны быть оборудованы зарядными колонками для
электромобилей) [13]. Для картосхем крупного масштаба не предусмотрены
обозначения светофорных объектов. Нет также такого объекта, как таксомоторный
парк. В области инфраструктуры железнодорожного транспорта не предусматриваются
такие объекты, как остановочные пункты (можно лишь использовать значки,
соответствующие станциям и вокзалам разного типа).

В области внутреннего водного
транспорта используется понятие речного порта и речной пристани, тогда как
понятие речного вокзала не используется. Имеются значки для яхт-клуба и
лодочной станции, однако такие понятия, как «марина» или «эллинг» не
используются. 

Транспортная
инфраструктура в составе генерального плана отображается на картосхемах в
соответствии с требованиями приказа №10 Министерства экономического развития
России от 09.01.2018 [14]. Данный приказ при этом никак не регулирует, какие
именно объекты следует отображать на картах как в целом, так и разного
масштаба. Поэтому многие генпланы в части объектов транспортной инфраструктуры
не сопоставимы не только с другими генпланами, но также и с градостроительной
документацией иного иерархического уровня (схемы территориального планирования,
проекты детальных планировок районов города и т.п.).

Важный вопрос территориального планирования внегородского транспорта:
кто и как должен оценивать конечный результат транспортной работы или сам факт
наличия тех или иных объектов транспортной инфраструктуры? Население,
транспортные компания, органы власти и грузоперевозчики – все заинтересованы в
разных конечных показателях работы транспортной системы [15].

Избыточная
транспортная работа вредна для владельцев грузов и для экологической ситуации,
но она же приносит дополнительную прибыль транспортным компаниям.
Сопутствующим фактором, усложняющим территориальное планирование, является
деление транспортной инфраструктуры на уровни (общероссийская, региональная,
местная и т.п.), по принадлежности на государственную (федеральную,
региональную), муниципальную, частную и смешанных форм собственность.

Приоритет развития
внегородской транспортной инфраструктуры часто определяется не конечным
социально-экономическим эффектом для той или иной территории, а имеющимся
уровнем финансирования проектов и бюджетной обеспеченностью субъекта РФ или
отдельного муниципального образования.

На региональном уровне к
важнейшим направлениям развития транспорта можно, в частности, отнести,
развитие современной эффективной транспортной инфраструктуры, обеспечивающей
ускорение движения потоков пассажиров, товародвижения, снижение транспортных
издержек в экономике [16].

Выводы

Таким образом,
территориальное планирование внегородского транспорта в России нуждается в
дальнейшем реформировании, как с научно-методологической, так и с практической
точек зрения. Перспективное развитие внегородской транспортной инфраструктуры
может и должно быть представлено в разных проектно-планировочных документов,
одним из которых, наиболее значимым, должен оставаться генеральный план, наряду
с недавно появившимся мастер-планом.

Мастер-планы больше
подходят и могут быть в какой-то степени заменой генеральных планов для малых и
средних городов, перспектива развития которых на 20-40 лет вперёд менее
очевидна, чем крупных и крупнейших городов (особенно, если речь идёт о
моногородах). Мастер-план не может быть полной заменой генеральному плану. Тем
не менее, генеральные планы, их разработка и использование в практике
градостроительства нуждаются в дальнейшей корректировке. Для повышения качества
и результативности территориального планирования (в т.ч. применительно к
внегородской транспортной инфраструктуре) на наш взгляд необходимо:

1) изменить подходы к
отображению объектов, отдельных элементов транспортной инфраструктуры в
графической и текстовой частях градостроительной документации для территорий
разного уровня и типа;

2) определить более
чёткие требования к содержанию местных и региональных нормативов
градостроительного проектирования; нормативы должны быть взаимосвязаны со
СНиПами и СанПиНами, а также с российскими и международными стандартами
качества жизни;

3) повысить публичность
принимаемых решений, так как в нынешнем виде роль публичных слушаний
недостаточна для принятия взвешенного и обоснованного решения [17];

4) привлекать и
использовать в разработке документов территориального планирования проектные
решения с учётом интересов заинтересованных сторон, в т.ч. с учётом бизнеса.
Так, например, применительно к транспорту весьма актуален вопрос проектирования
и строительства автомобильных, канатных, железных дорог, аэропортов и других
масштабных проектов на условиях государственно-частного партнерства;

5) повысить скорость
создания и корректировки генерального плана (без потери требований к его
неукоснительному выполнению) – в идеале он должен стать «живым организмом», а
не закостенелыми рисунками с сопутствующими текстами (обосновывающими и
утверждаемыми материалами), дополняемыми бесконечным количеством примечаний и
приложений;

6) разделить функции,
задачи и сферу применения для мастер-планов и генеральных планов; сохранить за
мастер-планами функцию большей публичности и свободы в создании и оформлении
документа.

Литература

1. Градостроительный
кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 N 190-ФЗ (ред. от 23.04.2018).

2.Распоряжение
Правительства РФ от 22.11.2008 N 1734-р (ред. от 12.05.2018) «О Транспортной
стратегии Российской Федерации».

3. Бугроменко В.Н., Бадалян А.М.,
Рыжова Л.П., Рузский А.В., Калинчиков М.Ю., Крылов П.М. Долгосрочная стратегия
развития транспортного комплекса Республики Татарстан с позиций устойчивого
развития (Белая книга Министерства транспорта и дорожного хозяйства Республика
Татарстан). М.: Палитрапринт, 2005, 174 с.

4. Братищев А.К. Мастер-план и
генеральный план как условия устойчивого развития современного города //Наука,
образование и экспериментальное проектирование. Труды МАРХИ: материалы
международной научно-практической конференции. М.: МАРХИ, 2015. С. 283-284.

5. Дмитриева Н.Н., Шевнин Е.А.
Мастер-план территории поселения // Фотинские чтения. 2016. №2. С. 219-223.

6. Стародубцева Е.О. Применение
западного опыта градостроительного планирования в постсоветских реалиях.
Исследование на примере стратегического мастер-плана г. Перми // Вестник
Пермского национального исследовательского политехнического университета.
Урбанистика. 2012. №4 (8). С. 7-22.

7. Степанов В.П., Галеев А.В., Шкляев
С.В., Манохин П.Е. Мастер-план как структурно функциональная модель
градостроительного развития города // Социально-экономическое управление:
теория и практика. 2018. №2. С. 113-118.

8. Федеральный закон «Об общих принципах организации
местного самоуправления в Российской Федерации» от 06.10.2003 N 131-ФЗ.

9. Крылов П.М. К вопросу об
использовании и трактовке транспортно-географического положения во внегородском
территориальном планировании // Разнообразие как фактор территориального
развития. Сборник статей 30 экономико-географической сессии МАРС. Часть 1. М.,
Эслан, 2014 г., С. 125-137.

10. Крылов П.М. Типологизация
региональных транспортных систем России // Известия РАН. Серия Географическая.
– 2007 –  №4 – С. 66-75.

11. Приказ Министерства экономического развития России от
07.12.2016 №793 «Об утверждении требований к описанию и отображению в
документах территориального планирования объектов федерального значения,
объектов регионального значения, объектов местного значения».

12.
Крылов П.М. К вопросу о требованиях и нормативах градостроительного
проектирования в области транспортной инфраструктуры в России //
Социально-экономические проблемы развития и функционирования транспортных
систем городов и зон их влияния. Под ред. С.А. Ваксмана. Материалы XXIV Международной научно-практической
конференции. Минск, БНТУ, 2018, с. 27-33.

13. Постановление
Правительства РФ от 27 августа 2015 г. N 890 «О внесении изменений в некоторые
акты Правительства Российской Федерации по вопросам предоставления возможности
воспользоваться на автозаправочных станциях зарядными колонками (станциями) для
транспортных средств с электродвигателями».

14. Приказ Министерства
экономического развития России от 9 января 2018 г. № 10 «Об утверждении
Требований к описанию и отображению в документах территориального планирования
объектов федерального значения, объектов регионального значения, объектов
местного значения и о признании утратившим силу приказа Минэкономразвития
России от 7 декабря 2016 г. № 793».

15. Тархов С.А. Владимир Николаевич Бугроменко
(1949-2010) // Известия РАН. Серия Географическая. – 2010. – №5. – С. 127-128.

16. Семина И.А. Транспорт Республики Мордовия: факторы,
проблемы и перспективы развития. Вестник Мордовского университета. – 2015 г. –
№4. – С. 103-112.

17. Волкова И.Н., Крылов
П.М. Эколого-градостроительные проблемы трансформации расселения в
постсоветский период (на примере Московской области) // Вестник Московского
государственного областного университета. Серия: Естественные науки. 2018. № 3.
С. 52–61.




Московский экономический журнал 11/2019

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-10180

ПОДБОР ПЕРСОНАЛА КАК ЭЛЕМЕНТ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ПЕРСОНАЛОМ ПРЕДПРИЯТИЯ

PERSONNEL SELECTION AS
AN ELEMENT OF THE PERSONNEL MANAGEMENT AND DEVELOPMENT SYSTEM AT THE ENTERPRISE

Сафиуллина Алия Ильясовна, rафедра социологии труда и экономики предпринимательства, ФГБОУ ВО «Башкирский Государственный университет», 450076, РФ, Республика Башкортостан, Кировский район, г. Уфа, ул. Карла Маркса, д. 3/4

Safiullina Aliia, Departments of Sociology of Labor and Economics of Entrepreneurship, FSBEI of HE “Bashkir State University”, 450076, Russian Federation, Republic of Bashkortostan, Kirovsky district, Moscow, ul. Ufa, st. Karl Marx, d. 3/4

Аннотация: В статье рассматривается процесс
формирования кадрового состава предприятия. Исследуются современные условия
функционирования предприятий. Анализируются особенности подбора работников и на
их основе предлагается эффективная методика подбора персонала. Для реализации основных направлений разработаны
новые подходы к решению вопросов кадрового обеспечения предприятий. Это вызвано
тем, что в условиях нехватки финансовых ресурсов и неспособности в короткие
сроки возродить материально-техническую базу, трудовой потенциал становится
наиболее эффективным фактором стабилизации и развития в целом.

Summary: The article deals with the process of formation
of personnel of the enterprise. Modern conditions of functioning of the
enterprises are investigated. Features of selection of workers are analyzed and
on their basis the effective technique of selection of the personnel is
offered. In order to implement the main directions, new approaches to solving
the issues of personnel support of enterprises have been developed. This is due
to the fact that in the conditions of lack of financial resources and inability
to revive the material and technical base in a short time, the labor potential
becomes the most effective factor of stabilization and development in General.

Ключевые слова: подбор персонала, анализ, персонал,
методика, среда деятельности предприятия.

Key words: personnel selection, analysis,
personnel, methodology, enterprise activity environment.

Актуальность, обусловлена тем, что развитие рыночных
отношений вызывает изменения в управлении персоналом на предприятиях.
Существующие системы управления персоналом, неэффективность которых очевидна,
не претерпят кардинальных изменений. Отсутствует как планирование численности
персонала, так и оценка реальной потребности в персонале. Весомая доля
управленцев и специалистов кадровых служб предприятий, если они работают на
предприятии, имеют недостаток профессиональных знаний и опыта работы по
вопросам управления персоналом, в результате персонал, как главный стратегический
ресурс, используется нерационально, а нередко и вполне неэффективно. Научная
новизна заключается в разработке методики по подбору персонала для развития
предприятий.

Анализ последних исследований и публикаций. Вопросам
формирования кадрового потенциала предприятий много внимания уделено в научных
трудах отечественных ученых: Беляева К.Э., Болиева И. А., Галова А.Г., Мелихова
В.С., Павлюкевич М.П., Платашин В. С., Ходырева Е.В. Учеными активно изучались различные
аспекты совершенствования кадрового состава предприятий, однако рассмотрение
этой проблематики в разрезе предприятий требует дальнейшего научного исследования.

Формирование целей статьи. Целью статьи является анализ
формирования персонала на предприятиях и обоснование оптимальной методики подбора
персонала, с помощью которой можно обеспечить качественный кадровый состав
предприятий.

Изложение основного материала исследования. Квалифицированный
персонал предприятия становится одним из основных факторов, который предопределяет
темпы развития предприятия, рост его конкурентных преимуществ, качество
обслуживания потребителей и удовлетворение их спроса, рост результативности
деятельности предприятия в целом. Главной отличительной чертой современности
является зависимость производства от мастерства персонала, эффективности его
использования, степени введения его в дела предприятия [7, c.33].

Современный рабочий на предприятии, кроме высокого
мастерства, квалификации и профессионализма, должен иметь коммуникабельность,
организаторский талант, новаторские способности и способность быстро
реагировать на ситуацию и принимать взвешенные решения [4, c. 124]. На нынешнем этапе развития
нашей страны, ситуация с квалифицированным персоналом является сложной: старые
специалисты ушли, количество новых за последние годы существенно уменьшилось,
что вызвано как низкой заработной платой, так и недостаточным вниманием от
государства в целом.

Формирование персонала на предприятиях представляет собой
процесс конкретных мер по установлению потребности в персонале и источников ее
покрытия путем подбора и отбора работников на определенные должности. Это этап,
в процессе которого закладываются основы инновационного потенциала и
направления будущего развития предприятия.

Поэтому важно помнить, что от оперативного и полного решения
организационных и социально-экономических задач на этом этапе во многом будет
зависеть слаженная работа всех работников предприятия [5]. В процессе
формирования персонала необходимо соблюдать научно обоснованные нормы
(потребности) предприятия. Это значит, что как недостаток, так и избыток
работников негативно воздействуют на трудовой потенциал предприятия: дефицит
высококвалифицированных кадров приводит к неполному использованию потенциала
предприятия и избыточной нагрузке на других работников, а содержание избыточной
численности – к неполному использованию их личного потенциала и уменьшению
производительности системы в целом [9, c.74].

Итак, процесс формирования персонала на предприятии
достаточно сложный и содержит в себе ряд этапов, которые должны быть
согласованы между собой по целям и периоду их проведения. Первым этапом
является анализ внешней среды, цель которой сводится к установлению
возможностей и угроз, формируемых внешними факторами в отношении предприятия, и
выяснению стратегических альтернатив. Предприятия зависят от внешней среды в
отношении ресурсов, конкурентов, потребителей, законодательства, поставщиков,
социальных, политических и других факторов [1]. Эти взаимосвязанные факторы
влияют на все процессы, происходящие в предприятии, в том числе и на выбор
стратегии.

На сегодняшний день основными источниками покрытия
потребности в персонале для предприятия, являются: высшие учебные заведения,
которые распределяют специалистов согласно государственному заказу и контрактам,
заключенным с предприятиями; коммерческим кадровым агентствам, которые обеспечивают
потребности предприятий в профессиональных кадрах с адаптацией к потребностям,
предъявляемым к претендентам; самостоятельной работе кадровых служб предприятий
с поиском необходимых кандидатов на вакантные должности среди своих работников
или вне организации; центрам занятости населения, одной из функций которых
является обеспечение предприятий необходимым персоналом с учетом уровня
образования, опыта, профессионализма граждан, их желаний и рекомендаций
специалистов-консультантов [2, c. 216]. Однако все эти методы касаются внешнего набора
персонала, если предприятие решит осуществлять набор управленческого персонала на
предприятии с внутреннего источника, то его осуществляют такими методами:

1. Внутренний конкурс. Все подразделения предприятия информируют
о свободных вакансиях, работники рекомендуют своих родственников, знакомых или
друзей на эти должности.

2. Совмещение профессий. Для выполнения незначительного объема
работы в случае необходимости специалистов на недолгий срок.

3. Ротация. Перемещение персонала происходит в таких случаях:
повышение уровня квалификации; повышение или (понижение) в должности с
расширением (сужением) круга должностных обязанностей, увеличение (уменьшение)
прав и повышение (снижение) уровня деятельности; изменение задач и
обязанностей, не связанных с повышением [3, c. 122].

Значительная роль в формировании соответствующего кадрового обеспечения
на предприятиях, в том числе и управленческим персоналом, и в системе
управления человеческими ресурсами предприятия, принадлежит кадровой политике.
Главным этапом кадровой политики является подбор и отбор персонала. Именно от
того, каких сотрудников примет на работу кадровая служба, зависит судьба
предприятия.

Для того, чтобы предприятие успешно развивалось, необходимо
использовать эффективную методику подбора персонала, которая будет отвечать
потребностям предприятия и четко отражать требования, которые относятся к претендентам
на вакантные должности [8, c. 2].

Стратегия развития предприятия определяется с целью
согласования форм и методов привлечения, подбора, отбора и найма персонала.
Привлечение кандидатов на вакантные должности на предприятие может осуществляться
следующими способами:

1. Поиск кандидатов внутри предприятия. Преимуществом
является то, что этот способ менее дорогостоящий, способствует повышению
авторитета руководителей предприятия среди их подчиненных, и не требует
привлечения новых работников в организацию;

2. Поиск кандидатов с помощью сотрудников предприятия.
Преимуществом этого метода являются незначительные денежные затраты на
интеграцию персонала; упрощенная процедура адаптации новых сотрудников в
предприятии благодаря более близким контактам с членами предприятия [6, c. 5];

3. Самовыражение кандидатов;

4. Выезды в учебные заведения разных уровней аккредитации. С
помощью этого метода можно привлечь молодых специалистов с относительно
небольшими финансовыми затратами;

5. Государственные службы занятости. Использование этих служб
помогает провести целенаправленный поиск кандидатов по необходимым профессиям
при невысоких расходах;

6. Объявления в средствах массовой информации. Преимуществом
этого метода является широкое привлечение населения при незначительных финансовых
затратах;

7. Частные кадровые агентства. Механизм их деятельности
заключается в том, что сначала они отсеивают претендентов, не соответствующих
требованиям, которые предъявляются к вакантным должностям, а уже потом
предоставляют возможность клиентам выбрать из отобранных претендентов наиболее
подходящего для данной работы [8, c. 6].

После того, как предприятие определилось со способом
привлечения будущих работников, оно объявляет о наборе персонала. Чаще всего
объявление происходит через средства массовой информации, реже – через
собственных сотрудников или другие источники. Следующим и важнейшим шагом
является, собственно, подбор кандидатов на вакантную должность. Первым этапом
процедуры подбора персонала является анализ резюме.

Анализ резюме – очень трудоемкая и затратная по времени
операция в процессе подбора персонала. Однако с ее помощью можно «отсеять» множество
кандидатов, которые не соответствуют требованиям, предъявляемым к вакантной
должности, сэкономив при этом время и деньги на проведение следующих процедур подбора
персонала [6, c. 2].

Если резюме соискателя понравилось представителю кадровой
службы, его приглашают принять участие в анкетировании. С помощью анкетирования
можно получить и охарактеризовать следующие данные: личность опрашиваемого
(возраст, пол, профессия, образование, семейное положение); факты поведения
(действительные поступки и их результаты); факты сознания (мысли, суждения
опрашиваемого, ожидания).

После «отсева» кандидатов через анализ резюме и анкет,
наступает не менее сложный и важный этап — проведение собеседования.
Собеседование является наиболее распространенным методом подбора и оценки
кандидатов [4, c. 125].

При внешней простоте применения, оно является одной из наиболее
трудоемких процедур и требует изрядных знаний и умений, от лица, которое его
проводит. Собеседование является более тяжелым методом подбора, чем опрос, так
как дело ведется конкретно с человеком, а не его резюме. Однако результат
собеседования может зависеть от лица, которое ее проводит, поскольку человек может
быть не в настроении, или наоборот.

Далее наступает самый сложный этап подбора персонала –
подготовка и проведение процедуры оценки кандидата на вакантную должность.
Сложность этого этапа заключается в том, что существует множество методик
оценки персонала, однако единой, универсальной, которая бы была наиболее эффективной
и целесообразной для предприятия нет.

Очень часто разницей между методиками оценки кандидата на
вакантную должность выступает лишь стоимость, а значит, возможности предприятия
для применения некоторых из них достаточно ограничены. А потому перед
предприятием стоит выбор-потратиться однажды и добрать именно тот персонал,
который необходим для эффективной деятельности предприятия или не делать этого,
а затем тратить средства и время на обучение и переквалификацию персонала.
Именно потому, что средства предприятий достаточно ограничены, а тратить
дополнительные ресурсы на неквалифицированный персонал не имеет смысла,
разработали собственную методику оценки персонала, которая является недорогой, достаточно
эффективной и может применяться на любом предприятии [7, c. 34].

Одним из завершающих этапов процедуры оценки кандидата на
вакантную должность является анализ и проверка на достоверность документов
потенциального работника. Проверке подлежат паспорт, трудовая книжка, документы
об образовании, сведения о судимости и учет в психо – или неврологическом
диспансере. После всех этапов проверки представитель кадровой службы вместе с
линейным руководителем, в штат которого попадет будущий работник, выбирают
лучших из лучших, то есть человека, который отвечает всем требованиям, которые
ставит перед ним предприятие.

Выводы: итак, предлагаем проводить отбор кандидатов в такой
последовательности:

1. Анализ резюме;

2. Подготовка и проведение анкетирования;

3. Подготовка и проведение собеседования с представителем
кадровой службы и с непосредственным руководителем кандидата на вакантную
должность;

4. Подготовка и проведение процедуры оценки кандидата на
вакантную должность;

5. Анализ и проверка на достоверность документов кандидата;

6. Выбор лучшего кандидата;

7. Предложение работы.

Таким образом, такая методика подбора персонала имеет ряд
преимуществ:

1. Универсальность, так как подходит для применения на любом
предприятии;

2. Доступность, ведь не требует значительных финансовых
капиталовложений;

3. Значительно сокращает избыточные финансовые расходы,
связанные с обучением и переподготовкой неквалифицированных работников, которых
может набрать предприятие, не используя эту методику подбора персонала. Причем,
сэкономленные средства лучше потратить на квалифицированных кадров, поскольку
их обучение, которое необходимо по причине непрерывного процесса развития
техники, технологий и проч., принесет предприятию гораздо больше пользы;

4. Применение этой методики позволяет выбрать лучших кадров,
оставляя при этом в стороне работников, которые пытаются устроиться на
предприятие с помощью «связей», поскольку именно эти работники в основном
выявляют худшую подготовку;

5. Поскольку процедура подбора кадров содержит ряд этапов, то
в результате получаем квалифицированные кадры, которые действительно желают
работать на предприятии, а это значительно сократит показатели текучести кадров
и улучшит финансовые результаты предприятий.

Список литературы

  1. Беляева
    К.Э. Модель управления процессом обучения персонала в госучреждениях // Научное
    сообщество студентов XXI столетия. экономические науки: сб. ст. по мат. LXXXIII
    междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(83). URL:
    https://sibac.info/archive/economy/11(83).pdf (дата обращения: 23.11.2019)
  2. Болиева
    И. А. Методические основы формирования системы стратегического управления
    человеческими ресурсами / И. А. Болиева, И. Н. Сурхаева, М. В. Текиев //
    Молодой ученый. –2017. –№7. – С. 216-218.
  3. Галова
    А.Г. О вопросах эффективности использования персонала в современных условиях /
    А.Г. Галова // Кадровая служба. – 2017. – № 3. – С. 121-127.
  4. Кучеров
    Д. Г. Стратегическое управление человеческими ресурсами: развитие концепции на
    этапе зрелости / Д. Г. Кучеров // Вестник СПбГУ. –2015.–№2. – С. 124-151.
  5. Мелихова
    В.С. Компетентностный подход в адаптации персонала // Студенческий: электрон.
    научн. журн. 2019. № 34(78). URL: https://sibac.info/journal/student/78/155318
    (дата обращения: 23.11.2019).
  6. Павлюкевич
    М.П. Влияние компетентностного подхода на управление персоналом //Менеджмент в
    России и за рубежом- 2015.-№45. – С.1-7
  7. Платашин
    В. С. Особенности стратегического управления персоналом в России / В. С.
    Платашин // Международный журнал прикладных наук и технологий «Integral».
    –2018. –№2. – С. 33-38
  8. Суйков
    С. Адаптация контролеров организации: навык или специальная компетенция? //Государственная
    служба. – 2015.- №3 (95).-С.1-7
  9. Ходырева
    Е.В. Управление обучением персонала в современных экономических условиях / Е.В.
    Ходырева, С.И. Сотникова // Управление талантами и трансформация корпоративной
    культуры: Сб. статей Междунар. науч.-практ. конф. 2016./ Под ред. О.Б.
    Алексеева. – 2016. – С. 74-77.



Московский экономический журнал 11/2019

УДК 33.011

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-10179

Система
показателей размеров сельскохозяйственных предприятий и методика их определения

System of indicators of the sizes of the agricultural
enterprises and a technique of their definition

Зубарева Юлия Валерьевна, кандидат экономических наук, заведующая кафедры
экономики, организации и управления АПК, Государственный
аграрный университет Северного Зауралья, г. Тюмень

Zubareva Julia Valeryevna, candidate of economic Sciences,
head Department of Economics, organization and management of agriculture, Northern Trans-Ural State Agricultural University, Tyumen, zubarevayv@gausz.ru

Ознобихина Анастасия Олеговна, ассистент кафедры техносферной
безопасности, Тюменский индустриальный университет, г. Тюмень

Oznobishina Anastasiya Olegovna, assistant of technosphere safety Department Industrial University of Tyumen, Tyumen, Oznobihinaao@tyuiu.ru

Аннотация: В данной статье авторами представлена система показателей размеров
сельскохозяйственных показателей. Необходимость оптимального размера хозяйства
и его подразделений должна быть экономически обоснована. Приводиться сравнение
системы показателей принятой в странах Организации экономического
сотрудничества и развития и Российской Федерации. Авторами разработана общая
схема классификации показателей для всесторонней характеристики предприятия.
Представлена группа факторов, которые влияют на размеры сельскохозяйственных
предприятий. Сделаны выводы о формировании определенной системы показателей для
предприятий аграрного сектора.

Summary: In this article,
the authors present a system of indicators of the size of agricultural
indicators. The need for the optimal size of the economy and its divisions
should be economically justified. The comparison of the system of indicators
adopted in the countries of the Organization for economic cooperation and
development and the Russian Federation is given. The authors developed a
General scheme of classification of indicators for comprehensive
characteristics of the enterprise. A group of factors that affect the size of
agricultural enterprises is presented. Conclusions are drawn about the
formation of a certain system of indicators for enterprises of the agricultural
sector.

Ключевые слова: Показатели,
система, размеры предприятия, производственные затраты, сельскохозяйственные
земли, валовая продукция, факторы экономики, эффективность производства.

Keyword: Indicators, system, enterprise
size, production costs, agricultural land, gross output, economic factors,
production efficiency.

В современных литературных
источниках представлены различные определения оптимального (рационального)
размера сельскохозяйственного предприятия (объединения). Изучение мнений ученых
позволило выделить определение, которое, на наш взгляд, наиболее точно характеризует
понятие «оптимальный размер предприятия», данное Н.Я Коваленко. [5] Он считает,
что оптимальными размерами хозяйств (предприятий), отраслей и хозяйственных
подразделений в сельском хозяйстве являются такие, которые при определенной
специализации и интенсивности, достигнутом уровне механизации производства и
наличных трудовых ресурсах обеспечивают наиболее эффективное сочетание и
использование всех факторов производства и получение максимума продукции с
единицы земельной площади при наименьших затратах труда и средств.

Оптимальный
(рациональный) размер сельскохозяйственного предприятия, а соответственно и его
подразделений во всех случаях должен быть экономически обоснован и проверен с
точки зрения наилучшего использования земельных ресурсов, основных производственных
фондов, рабочей силы, наименьшего удельного веса капитальных затрат. Неотъемлемым
элементом является обеспечение удобств для управления и создания лучших
культурно-бытовых и жилищных условий работникам предприятия. В экономической
литературе нет единого подхода к системе показателей, характеризующей размер
предприятия. Каждая система показателей, предложенная учеными-аграрниками,
имеет свои преимущества и недостатки.

На основе обобщения и изучения положительных и отрицательных сторон каждой из систем показателей, предложенных учеными в экономической литературе, приведем систему показателей, которая, наиболее полно характеризует размеры сельскохозяйственных предприятий:

Важнейшим показателем
размера сельскохозяйственного предприятия (организации) и его производственных
подразделений следует считать стоимость валовой продукции. Оставшиеся же
показатели характеризуют размер сельскохозяйственного предприятия лишь
косвенно. Такой показатель как стоимость валовой продукции позволяет сравнивать
за установленный период времени размер хозяйства независимо от их
организационно-правовой формы, расположения, специализации, технической
вооруженности и других особенностей.

Одним из наиболее устойчивых
показателей, является площадь земли хозяйства (сельскохозяйственные угодья,
пашня, посевная площадь, многолетние насаждения). Площадь земли является одним
из наиболее приемлемых показателей для установления размера конкретного
предприятия, его подразделений.

В странах Организации
экономического сотрудничества и развития, различают физический (площадь
обрабатываемой земли) и экономический размер ферм. В Европе для оценки размеров
ферм был выработан специальный показатель – европейская единица размера (ЕЕР).
Ферма признается равной 1 EER если ее стандартная валовая прибыль за год равна
1200 евро. В США, Канаде, других странах, не входящих в Европейский союз,
экономические размеры сельскохозяйственных предприятий определяются объемами
ежегодных продаж сельскохозяйственной продукции. [7]

Таким образом, систему
показателей, характеризующих конкретное сельскохозяйственное предприятие (организацию),
можно классифицировать на следующие виды:

  • индивидуальные;
  • системные; исходные;
  • результативные; натуральные;
  • относительные;
  • стоимостные;
  • количественные;
  • качественные.

Данные группы показателей
включают все стадии производства конечного продукта для потребительского рынка:

производство → переработку → хранение → транспортировку → реализацию.

Общая схема классификации показателей для всесторонней характеристики предприятия приведена на рисунке 2.

На размер предприятия
оказывают влияние многие факторы: природные; экономические; технические;
организационные и т.д. Они действуют неразрывно, а в непосредственной взаимосвязи
друг с другом и нередко в прямо противоположных направлениях.

Анализ состояния и тенденций развития аграрного сектора за последнее десятилетие позволил нам выделить еще несколько групп факторов. Они имеют весомое значение в условиях рыночных отношений и оказывают влияют на размеры сельскохозяйственных предприятий (организаций). Можно выделить четыре группы факторов. [1]

В последние годы
наблюдаются убывание квалифицированных кадров из сельского хозяйственного
производства. Как правило движение происходит в другие отрасли народного
хозяйства. Отрицательным моментом является снижение уровня профессионализма и
исполнительской дисциплины работников сельскохозяйственных предприятий, а такие
критические явления, как нежелание работать в сельскохозяйственных предприятиях
выпускников сельскохозяйственных вузов – все это ведет к сокращению численности
работников сельскохозяйственных предприятий, и как следствие сокращение объемов
производства и размеров предприятий. [2]

Оптимальные размеры
сельскохозяйственных предприятий (организаций), как правило, определяют при
разработке перспективных планов, реорганизации действующих или организации
новых хозяйств. При их обосновании используют различные методы: статистический,
монографический, вариантный, расчетно-конструктивный, экономико-математический
и др.

Статистическим методом
можно раскрыть наиболее эффективные, целесообразные размеры предприятий и
производственных подразделений. Анализ путем группировок хозяйств одного производственного
типа позволяет обнаружить влияние отдельных факторов на размеры и эффективность
производства, сравнивая их по площади, выходу продукции, производственным
фондам, поголовью скота и результатам деятельности.

Особенно важен
монографический метод, используемый для изучения отдельных хозяйств и
базирующийся на результатах статистического метода – определения рациональных
размеров предприятий (подразделений). Исследование вопросов организации,
техники и технологии производства в целом по хозяйству и по подразделениям является
основой для последующего определения оптимального размера предприятия на
перспективу с помощью вариантного и расчетно-конструктивного методов. [3]

Вариантный метод применяется
преимущественно для определения оптимального размера производственных
подразделений с минимальными издержками производства, которые изменяются в
зависимости от размера подразделения. При оценке вариантов все прочие условия,
кроме признака, характеризующего размер подразделения (пашня – в бригаде,
поголовье скота – на ферме), принимаются равными. Для апробации большого числа
вариантов применяют вычислительную технику.

Расчетно-конструктивный
метод необходим для обоснования и разработки производственной и организационной
структуры предприятия на перспективу на основе рациональных размеров
предприятий, которые установлены с использованием статистического и
монографического методов.

Математический метод
используется для определения количественной связи между размерами предприятий,
подразделений и результатами их деятельности и для вариантных расчетов и
проверки результатов, полученных с помощью других методов.

Могут быть использованы другие методы и приемы. Научный и практический интерес представляют методические подходы к определению оптимальных размеров сельскохозяйственных предприятий профессора А.В.Чаянова. Он научно обосновал, что крупная форма производства имеет несомненное преимущество перед мелкой. Это один из основных законов в экономии, и было бы нелепостью его отрицать. Но, признавая этот закон, А.В. Чаянов в то же время указывал, что его сила проявляется далеко не всегда с одинаковой протяженностью. Преимущество крупного производства в одних отраслях подавляющее, а в других ничтожно. В земледелии, по мнению А.В.Чаянова, крупность хозяйства решающего перевеса над более мелким не имеет, тогда как в обрабатывающих отраслях промышленности это дает несомненный эффект. По мере увеличения размеров хозяйства снижается себестоимость продукции. Но поскольку сельскохозяйственное производство ведется на большой площади, то здесь в возрастающей пропорции увеличиваются транспортные расходы. Поэтому природа земледельческого производства сдерживает преимущества укрупнения и ставит ему естественные, весьма узкие границы. На пересечении кривой снижения издержек при укрупнении хозяйств и кривой возрастания транспортных издержек А.В.Чаянов находил оптимальное решение по размеру хозяйств. [6] Формулу, предложенную профессором А. В.Чаяновым в 1928 году для расчета среднего расстояния перевозки грузов в хозяйстве, можно использовать при исчислении транспортных издержек:

где Д – коэффициент
криволинейности дорог;

А – площадь круга, равная площади земельного участка хозяйства;

π – 3,14.

В последние годы все
большее применение находят экономико-математические методы: методы
математической статистики, экономико-математические модели и т.д. Применение
данных методов обусловлено тем, что модель позволяет имитировать поведение
экономической системы в широком диапазоне изменяющихся условий.[4] При этом
отпадает необходимость в дорогостоящих экспериментах. За короткое время на
можно рассчитать несколько вариантов решений, на исследование которых в
практических условиях потребовались бы годы.

В сельском хозяйстве,
характеризующемся сложной экономической системой с большой длительностью
протекающих производственных процессов, моделирование служит почти единственным
средством обоснования управленческих решений на перспективу. Повышение
экономической эффективности при применении моделирования состоит в научно
обоснованном принятии управленческих решений – в выборе наилучшего
(оптимального) варианта сочетания параметров развития производства аграрного
объединения в условиях рыночных отношений.

Литература

  1. Зубарева
    Ю.В. Особенности формирования целей управления в сельском хозяйстве. //
    Евразийский юридический журнал. 2018. № 2 (117). С. 329-331.
  2. Кирилова
    О.В. Государственное управление конкурентоспособностью в аграрном производстве.
    //Аграрный вестник Урала. 2009. № 12 (66). С. 17-20.
  3. Кирилова
    О.В. Инновационные рычаги стратегического управления прецизионными технологиями
    в условиях цифровой экономики //Евразийский юридический журнал. 2018. № 2
    (117). С. 332-334.
  4. Кирилова
    О.В., Зубарева Ю.В., Чуба А.Ю. Влияние системы управления
    материально-техническими и трудовыми ресурсами на уровень цифровой
    трансформации сельского хозяйства // Экономика и предпринимательство, 2019, № 2
    (103). С. 421-424.
  5. Коваленко
    Н. Я. [и др.], Экономика сельского хозяйства: учебник для академического
    бакалавриата. – Москва: Издательство Юрайт, 2019. – 406 с. – Текст: электронный
    // ЭБС Юрайт [сайт]. – URL: https://urait.ru/bcode/432996 (дата обращения:
    21.11.2019).
  6. Чаянов
    А.В. Оптимальные размеры сельскохозяйственных предприятий // Труды Высшего
    семинара сельскохозяйственной экономии и политики. Вып. 7. Проблемы
    землеустройства. М., 1922.
  7. https://niemands.ru/



Московский экономический журнал 11/2019

УДК 630.6

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-10178

ПУТИ УПРОЩЕНИЯ ПРОЦЕДУРЫ ОФОРМЛЕНИЯ ЛЕСНОГО УЧАСТКА В АРЕНДУ
В ЦЕЛЯХ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ

WAYS TO SIMPLIFY THE PROCEDURE OF
REGISTRATION OF FOREST LAND FOR LEASE FOR SUBSOIL USE

Мезенина
Ольга Борисовна,
доктор экономических наук, доцент, заведующая
кафедрой ЗиК, Уральский государственный лесотехнический университет, г.
Екатеринбург

Старикова Мария Александровна, направление Землеустройство и
кадастры, Уральский государственный лесотехнический университет, г.
Екатеринбург

Зуева
Ольга Валерьевна,
направление
Землеустройство и кадастры, Уральский государственный
лесотехнический университет, г. Екатеринбург

Сидорова
Наталья Николаевна,
направление
Землеустройство и кадастры, Уральский государственный лесотехнический
университет, г. Екатеринбург

Mezenina Olga B., mob.61@mail.ru

Starikova Maria Alexandrovna,
marystarikova596@gmail.com

Zueva Olga V.,
olga_v@rambler.ru

Sidorova Natalia Nikolaevna, talyaved@mail.ru

Аннотация: В данной статье авторы представиликратко результаты исследования по вопросу сложности процедуры
оформления лесного участка в аренду для целей недропользования; представили
взгляд на проблему специалистов лесного хозяйства – для разработки проекта
освоения лесов в отношении лесного участка, предоставленного для осуществления
геологического изучения недр, разведки и добычи полезных ископаемых, специалисты
лесного хозяйства видят логичным использование проекта объекта капитального
строительства; показали взаимосвязь и иерархию при решении данного вопроса
между ЛК РФ и ГСК РФ.

Summary: In this article, the authors presented the results of
a study on the issue of the complexity of the procedure of forest land on lease
for the purpose of subsoil use; introduced the approach to the problem of
forest management – to develop the project of development of forests in
relation to forest area allocated for the implementation of geological study of
subsoil, prospecting and extraction of minerals, forestry specialists see the logical use of the
project capital construction object; it shows the relationship and hierarchy at
the decision of this question between the LC RF and GSK RF.

Ключевые слова: проектирование и предоставление лесных участков для
недропользования; проект освоения лесов; проект объекта капитального
строительства.

Key words: design and provision of forest plots for subsoil use; forest development project; capital construction project.

Одной из важнейших проблем при оформлении прав на лесные
участки для организаций и предприятий нефтяной отрасли является длительность
процедуры предоставления.

Согласно Приказу Минприроды РФ от 20.12.2017 г. № 693 срок
предоставления составляет 30 календарных дней. На первый взгляд, очень
приемлемый срок для недропользователей. Следует отметить, что на основании
федерального законодательства проектирование и предоставление лесных участков
осуществляется после ряда согласований и экспертиз. Причем заявитель вынужден
пройти этот этап до обращения в орган, уполномоченный на предоставление лесных
участков. Поскольку в каждом законодательном акте, регламентирующих проведение
согласований, существует свой порядок проведения работы, часто противоречащих
друг другу, то это и приводит к увеличению временного интервала предоставления
права аренды на лесные участки.

При изучении практики данного вопроса, можно сделать вывод о
том, что фактический срок согласования и рассмотрения всех документов на
соответствие нормам действующего законодательства достигают от трех до шести
месяцев, что зачастую препятствует подготовке участка для размещения объекта.

Представим еще одну проблему оформления лесного участка в
аренду в целях недропользования. Существует мнение специалистов лесного
хозяйства в спорности вопроса о необходимости разработки проектов освоения
лесов для целей недропользования. Например, предложение
специалистов  Департамента
недропользования и природных ресурсов Ханты-Мансийского автономного округа –
Югры представлено как отмена института проектов освоения лесов для статей 43-45
Лесного кодекса Российской Федерации (далее – ЛК РФ) [1]. Предоставляемый
лесопользователю лесной участок по данным статьям на 100% занимает
производственный объект. Лесное хозяйство на данных территориях в априори
отсутствует [2].

Одной из особенностей ХМАО-Югра является мощный нефтегазовый комплекс общероссийского масштаба. На территории округа работает более 100 нефтегазовых компаний, которые располагают свои объекты на землях лесного фонда. Площадь лицензионных участков составляет до 27% территории автономного округа. Общее количество выданных лицензий на право пользования недрами в автономном округе составляет 487 единиц (рис.1) [2]. Основными видами использования лесов на территории автономного округа являются: выполнение работ по геологическому изучению недр, разработка месторождений полезных ископаемых (ст. 43 ЛК РФ); строительство, реконструкция, эксплуатация линейных объектов (ст. 45 ЛК РФ). Поэтому для данного субъекта эффективное решение предоставления лесных участков для ТЭК очень актуально.

Давайте порассуждаем о предложениях «лесников». Недропользователи,
в особенности организации нефтяной отрасли, арендуют лесные участки для размещения
конкретных объектов, таких как разведочные скважины, трубопроводы,
высоконапорные водоводы в целях обустройства конкретного месторождения.
Количество договоров аренды, в среднем, приравнивается к количеству таких
объектов. Согласно ЛК РФ, на каждый договор аренды лесного участка необходимо
разработать проект освоения лесов, который в свою очередь должен получить
положительное заключение государственной экспертизы, без которой использование
участка законодательно невозможно.

По сути, проект освоения является «шаблонным» для всех лесных
участков, переданных в аренду для целей недропользования и, по мнению
специалистов – бессмысленным. Проектируемые лесохозяйственные мероприятия на
арендуемом участке, в особенности с небольшой площадью, невозможно выполнить в
силу допущения ЛК РФ размещения объектов капитального строительства. Так, для
гипотетического лесного участка, площадью 1 кв.м. (законодательно не определены
минимальные размеры лесных участков), арендатор обязан разработать проект
освоения с запланированными мероприятиями в области освоения лесов изначально зная,
что их выполнение фактически невозможно.

      Проведенные авторами исследования мнений
специалистов лесного хозяйства в исследуемых вопросах привели к выводу, что для
разработки проекта освоения лесов в отношении лесного участка, предоставленного
для осуществления геологического изучения недр, разведки и добычи полезных
ископаемых, специалисты лесного хозяйства видят логичным использование проекта
объекта капитального строительства. Конечно, такой проект также проходит
государственную экспертизу, в соответствии с Постановлением Правительства РФ от
05.03.2007 №145 «О порядке организации и проведения государственной экспертизы
проектной документации и результатов инженерных изысканий». Из Постановления
Правительства РФ от 16.02.2008 N 87 можно прочесть, что «проектная  документация разрабатывается в соответствии с
градостроительным планом земельного участка, заданием на проектирование,
градостроительным регламентом, документами об использовании земельного участка
для строительства (в случае если на земельный участок не распространяется
действие градостроительного регламента или в отношении его не устанавливается
градостроительный регламент), техническими регламентами, в том числе
устанавливающими требования по обеспечению безопасной эксплуатации зданий,
строений, сооружений и безопасного использования прилегающих к ним территорий,
и с соблюдением технических условий» [3].

Но, стоит и вспомнить о том, что согласно
одной из позиций, встречающихся в арбитражной практике, заимствованной нами у
источника Арбитражной практики, по этому вопросу, утверждение
градостроительного плана лесного участка органом местного самоуправления будет
являться незаконным, т.к. использование таких участков регулируется лесным
законодательством, которое не предусматривает необходимости или возможности
разработки градостроительного плана в отношении лесного участка. Использование
лесного участка может осуществляться на основании проекта освоения лесов,
разработанного пользователем лесного участка и прошедшего государственную или
муниципальную экспертизу (статьи 88, 89 ЛК РФ). Кроме того, у органов местного
самоуправления отсутствуют распорядительные полномочия в отношении лесных
участков, расположенных на федеральных землях, в границах земель лесного фонда.
В соответствии со статьями 81 – 84 ЛК РФ такими полномочиями наделены федеральные
органы и органы исполнительной власти субъекта РФ в области лесных отношений
органам. Муниципальные же органы вправе осуществлять соответствующие полномочия
только в отношении тех лесных участков, которые находятся в собственности
муниципальных образований [4].

Градостроительный
план земельного участка, имеющий соответствующие строительные характеристики и
ограничения в отношении земельного участка, не утверждает, а лишь
воспроизводит, отображает те, которые, в частности, вытекают применительно к
данному участку из правовых актов об установлении таких ограничений (например,
правила землепользования и застройки, акты об установлении публичных
сервитутов) или из нахождения в границах данного земельного участка тех или
иных объектов, с размещением которых правовые нормы связывают определенные
ограничения на строительство (например, объекты культурного наследия, другие
объекты недвижимости) [5].

При
этом из пунктов 4, 5 части 3 статьи 44 ГСК РФ следует, что источник информации
о строительных ограничениях в отношении предназначенного для застройки
земельного участка может различаться в зависимости от того, действует ли в
отношении этого земельного участка градостроительный регламент. Так,
градостроительные регламенты не устанавливаются, исходя из части 6 статьи 36
ГСК РФ, для земель лесного фонда, земель, покрытых поверхностными водами,
земель запаса, земель особо охраняемых природных территорий (за исключением
земель лечебно-оздоровительных местностей и курортов), сельскохозяйственных
угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения, земельных участков,
расположенных в границах особых экономических зон. Между тем в
градостроительном плане земельного участка, в отношении которого не действует
градостроительный регламент в соответствии с пунктом 5 части 3 статьи 44 ГСК
РФ, должна содержаться информация о разрешенном использовании этого земельного
участка, требованиях к назначению, параметрам и размещению объекта капитального
строительства на этом земельном участке [5,4].

Согласно
части 7 статьи 36 ГСК РФ использование земельных участков, на которые действие
градостроительных регламентов не распространяется или для которых
градостроительные регламенты не устанавливаются, определяется уполномоченными
федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти
субъектов Российской Федерации или органами местного самоуправления в
соответствии с федеральными законами. По смыслу статьи 36 ГСК РФ виды правовых
актов, которыми могут устанавливаться строительные ограничения таких земельных
участков и из которых могут вытекать иные их строительные характеристики, в том
числе и запрет на какое-либо строительство, а также полномочия государственных
или муниципальных органов по изданию соответствующих актов должны быть
предусмотрены законодательством, регулирующим использование соответствующей
категории земельных участков (например, лесным, водным законодательством,
законодательством об особо охраняемых природных территориях). Так, возможность
строительства тех или иных объектов на особо охраняемых природных территориях
определяется актами о создании таких территорий и проектами их планировки, в
отношении лесных участков – лесохозяйственным регламентом и проектом освоения
лесов для тех или иных допускаемых лесным законодательством целей.

Итак,
градостроительный план, в т.ч. проект объекта
капитального строительства, земельного участка не замещает проекта
освоения лесов. Напротив, он для лесных участков должен подготавливаться на
основе проекта освоения лесов. Лесохозяйственный регламент и проект освоения
лесов являются правовой основой для разработки градостроительного плана участка
лесного фонда. Если земельный участок, относящийся к землям лесного фонда,
предоставлен тому или иному лицу на праве аренды в целях, допускающих
строительство определенных объектов, для того, чтобы строительство таких
объектов являлось правомерным, данное лицо должно: разработать проект освоения
лесов для соответствующих целей и провести его государственную экспертизу; получить
градостроительный план лесного участка, разработанный с учетом проекта освоения
лесов; получить разрешение на строительство. Если проект освоения лесов не
разрабатывался и, соответственно, градостроительный план участка
подготавливался не на основе проекта освоения лесов, выдача такого
градостроительного плана, а также разрешения на строительство, основанного на
этом градостроительном плане, не обеспечивают правомерность строительства. К
возведенному таким образом объекту возможно применение статьи 222 ГК РФ,
поскольку разрешение на строительство в таком случае может быть признано
недействительным [1,4].

Таким образом, для решения данной проблемы, как видят его
специалисты лесного хозяйства, необходимо рассмотреть вариант о внесении
изменений в ЛК РФ, либо в подзаконные акты, связанные с предоставлением лесных
участков по видам использования, указанных в ст.43-45 ЛК РФ, в части
упразднения проектов освоения лесов для указанных статей. Для соблюдения
санитарных и пожарных правил стоит рассмотреть вариант внесения условий из
проекта освоения лесов в договор аренды лесного участка, что также сократит
сроки предоставления участков как минимум на 2 месяца и уменьшит
документооборот.

Конечно, данный вопрос неоднозначен, но исследование показало
необходимость поиска оптимально возможного и эффективного варианта его
разрешения.

Литература

  1. Лесной
    кодекс Российской Федерации :федер. закон от 04.12.2006 № 201-ФЗ : (в ред. от
    03.08.2018 г.). [Электронный ресурс]: Официальный интернет-портал правовой
    информации. – М., 2019. – URL: http://pravo.gov.ru.
  2. Платонов,
    Е.П.  Доклад конференции «Проблемные
    вопросы организации лесопользования при интенсивном освоении лесов
    предприятиями топливно-энергетического комплекса», Салехард, 2016. [Электронный
    ресурс]          -URL: https://depprirod.admhmao.ru/upload/iblock/d8a/prez_tek_04_04.pdf.
  3. Постановление
    Правительства РФ от 16.02.2008 N 87 (ред. от 06.07.2019) “О составе
    разделов проектной документации и требованиях к их содержанию”[Электронный
    ресурс]: Официальный интернет-портал правовой информации. – М., 2019. – URL:
    http://pravo.gov.ru.
  4. Арбитражная
    практика. [Электронный ресурс] – URL: http://www.arbitr.ru/_upimg/A5B58170A5F8BF507D7658CF58C075C3_2.pdf.
  5. Градостроительный
    кодекс Российской Федерации : федер. закон от 29.12.2004 № 190-ФЗ : (в ред. от
    25.12.2018 г.). [Электронный ресурс]: Официальный интернет-портал правовой
    информации. – М., 2018. – URL: http://pravo.gov.ru. (дата обращения 12.01.2019
    г.)



Московский экономический журнал 11/2019

УДК 316.334.3:338.46

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-10177

Методологические основы
социального предпринимательства  и
благотворительной деятельности, как основа функционирования  сферы услуг региона

Methodological foundations of social entrepreneurship and charitable activities as a basis for the functioning of the service sector

Таранова И.В., доктор экономических наук, профессор Ставропольского государственного аграрного университета

Татуев
А.А.,
доктор экономических наук, профессор , ведущий
научный сотрудник Российского государственного социального университета 

Склярова Ю.М., доктор экономических наук, профессор Ставропольского государственного аграрного университета

Taranova I.V., Doctor of Economics, Professor of Stavropol state
agrarian University 

Tatuev A.A., Doctor of economic Sciences, Professor, leading
researcher of the Russian state social University

Sklyarova Yu.M., Doctor of Economics, Professor of Stavropol state agrarian University                   

Аннотация: в статье получил свое отражение механизм социального предпринимательства и
благотворительной деятельности, как основа функционирования  сферы услуг, получили отражение показатели о
социальных услуг,  как экономической категории, обеспечивающий увеличению благотворительной деятельности сферы услуг.

Summary: the article reflects the mechanism of social entrepreneurship and charitable activities as the basis for the functioning of the service sector, reflects the indicators of social services as an economic category that ensures the growth of charitable activities of the service sector

Ключевые слова: социальные услуги, благотворительная деятельность,сфера услуг, как основа сервисной экономики, зарубежных моделей социальной политики.

Key words: social services, charitable activity, service sector as the basis of service economy, foreign models of social policy.

В настоящее время в российском обществе, несмотря на перманентный процесс      реформирования отдельных      составляющих      социально-экономического процесса, сформировалась новая модель социальной политики государства, которая коренным образом отличается от патерналистской модели, реализовывавшейся в стране в советский период, и
предполагавшей безальтернативную ответственность     государства    за стабильное общественное развитие и предоставление социальных услуг всем категориям населения. Переход к рыночной экономике и изменение ресурсной составляющей программ социальной политики, преобладание отношений конкуренции над отношениями социального взаимодействия, появление значительного числа новых проблемных точек в общественном развитии поставил и новые задачи по поиску дополнительных источников решения общественных задач, по привлечению новых акторов в качестве субъектов социальной политики. В силу ограниченности ресурсов государства, а в переходные периоды и периоды кризисoв, этот вопрос стоит особенно остро, государство не в силах принять на себя всю полноту ответственности за социальную сферу. Тем самым вынужденный уход государства с ключевых позиций в решении социальных задач общества в условиях рынка предполагает, что какую-то часть ответственности за предоставление социальных услуг должны взять на себя иные субъекты экономической деятельности. Опыт функционирования зарубежных моделей социальной политики показывает, что исключительно рыночный механизм реализации социальных задач не способен обеспечить гарантированный уровень получения социальных услуг.

Результатом этих и подобных противоречий становится потребность выработки некоторого механизма, позволяющего адекватным образом распределить ответственность за социальную стабильность и устойчивость между всеми авторами социально-экономических отношений и расширить перечень источников для реализации социальных задач общества. Слияние ресурсов    государства,     бизнеса,    благотворительных     организаций и негосударственного некоммерческого сектора в целом, переход от конкуренции к сотрудничеству при решении социальных, экологических и иных проблем общества возможны как раз в рамках реализации программ социального партнерства, развития социального предпринимательства и проектного управления в сфере социальных услуг.

Сфера услуг, как основа сервисной экономики, сегодня является одним из наиболее активно развивающихся видов экономической деятельности, услуги продолжают интенсивно выходить на рынки, в том числе на международные, идет дальнейшая дифференциация сервисной деятельности, появляются       новые       услуги, базирующиеся на использовании новых цифровых и информационных технологий.

Сервисная экономика стала реальностью мирового развития:
доля услуг в формировании мирового ВВП превысила 50%, а в некоторых странах (Великобритания, Франция, США и др.) согласно данным Всемирного банка за 2016 г. эта доля достигла 70 % и более. Указывая на рост сферы услуг в современной экономике следует, прежде всего, отметить ее роль в обеспечении функционирования социального государства, где непосредственно задействованы предприятия и организации сферы социальных услуг. Однако вопрос отнесения отдельных видов услуг к социальным, несмотря на то, что это кажется вполне очевидным, до конца не решен. Следует      разделять   два    основных   подхода: нормативный (законодательный) и исследовательский подходы. В рамках нормативного рассмотрения социальных услуг обычно четко выделяется ряд услуг, которые в первую очередь находятся в зоне ответственности государства по обеспечению их ресурсами. К ним относят: услуги системы здравоохранения, образования, культуры, социального и пенсионного обеспечения, в ряде случаев – жилищно-коммунального хозяйства. В нормативных документах обозначено терминологические поле для более четкого разделения ответственности государства в решении задач социальной политики и задач, которые могут передаваться (и передаются) иным субъектам социальной политики (бизнесу, негосударственному некоммерческому сектору – НКО), ряд функций – церкви как субъекту, включённому в решение социальных задач. Единой формулировки, что понимать под социальными услугами, законодатель не дает, и фактически через описание специфики тех или иных социальных услуг формируется их интуитивное понимание.

В рамках исследовательского подхода мы солидарны с авторами, которые рассматривают социальную сферу и более широко, сферу услуг, в качестве среды реализации «принципов социального гуманизма, социальной солидарности, функционирования институтов гражданского общества и систем государственных социальных трансфертов», и только как часть социальной защиты, социального обеспечения. Сфера услуг позволяет удовлетворять потребности человека в поддержании здоровья, получении образования, формировании многогранной личности, развитии творческого потенциала, в том числе, в трудовой сфере. И, определяя место сферы услуг в системе социального государства, ее следует отнести, с одной стороны, к сфере «воспроизводства» человека, а с другой, к инфраструктуре социального рыночного хозяйства, что в целом призвано определить устойчивость функционирования и развития институтов социального государства. В решении задач современного социально ориентированного государства при ограниченности ресурсов важную роль в обеспечении населения социальными услугами играют негосударственные субъекты социальной политики, осуществляющие взаимодействие с государством, используя механизм социального партнерства. Концепция социального партнерства       все       активнее       применяется       в       нашей       стране.

В рыночной экономике подобный подход невозможен в виду преобладания отношений конкуренции над отношениями социального взаимодействия. Исключительно рыночный механизм реализации социальных задач не способен обеспечить гарантированный уровень получения социальных услуг,
в результате идут процессы расслоения общества по различным критериям (по уровню включенности в программы социального и медицинского страхования, по уровню образования и т.п.). Результатом этих и подобных противоречий становится потребность выработки некоторого механизма, позволяющего адекватным образом распределить ответственность за социальную стабильность и устойчивость между всеми факторами социально-экономических отношений. В качестве альтернативы рассматривается механизм социального партнерства, способного нивелировать ряд негативных последствий рыночных реформ. В качестве базовых принципов социального партнерства обычно называют следующие: равные условия социального партнерства всех участников     (государства, бизнеса, некоммерческих структур), наличие открытого и прозрачного заказа на реализацию приоритетных проектов (при этом уровень реализации может варьироваться в зависимости от федеральных, региональных и местных сфер влияния и ответственности), обеспечение возможности для комплексного социального инвестирования выбранных программ, а также наличие сформированных институциональных условий реализации социального партнерства. Даже краткий анализ нормативных документов ряда регионов РФ, который был проведен нами в ходе исследования, показывает, что законодатель социальное партнерство понимает как отношение работника и работодателя по урегулированию трудовых отношений. И ни в одном из рассмотренных нами документов вопросы партнерства между отдельными секторами экономики по повышению эффективности реализации социальной политики государства в целом, не представлены.

В то же время, сегодня социальное партнерство рассматривается как в узкой, так и в широкой трактовках. Узкая трактовка непосредственно      связана      с      тем      пониманием,      которое      собственно      и сформировало этот феномен, а именно гармонизация взаимоотношений работодателя, наемного работника и профсоюзов. Более широкий подход к социальному партнерству предполагает рассмотрение данного феномена уже
в рамках взаимодействия большого числа участников, задачи которых не сводятся исключительно к выстраиванию справедливой системы трудовых отношений, а предполагают распространение идеи социальной солидарности, воплощаемойна   институциональном     уровне [1].  Сегоднясоциальное партнерство концентрирует усилия на решение значимых общественных проблем        в        социальной,        экономической        и        экологической сферах.

   Современные условия требуют перехода от традиционной схемы «источник денежных средств» – «проситель» к новым моделям, позволяющим некоммерческому сектору не просто получать ресурсы для своих проектов, но зарабатывать деньги и привлекать к этому различные, в том числе, социально уязвимые группы населения. Тем самым формируется более устойчивая модель социального партнерства, в которой каждый участник несет солидарную ответственность за конечный результат в реализации социально ориентированных проектов и программ. В качестве одного из инструментов формирования новой модели мы считаем, может быть развито социальное предпринимательство[2].

Считаем, что социальное предпринимательство может рассматриваться как новая модель ресурсного обеспечения некоммерческих, общественных и религиозных организаций, выполняющих социальные задачи в рамках проектного подхода. А разработка новых обоснованных моделей управления целевыми программами некоммерческих и благотворительных организаций повысит общую ресурсную устойчивость во всех отраслях сферы социальных услуг. И здесь адекватным инструментом как раз может стать предлагаемый нами новый подход к проектному управлению в сфере социального предпринимательства.

В настоящее время капитал организации определяют в высокой степени нематериальные активы, а имидж социально ответственной бизнес-структуры в глазах общества и государства повышает рыночную капитализацию фирмы. Проектное управление (а именно выбор и реализация отдельных востребованных обществом проектов) является сегодня наиболее распространенным методом, используемым в социально  ориентированных организациях (некоммерческих, благотворительных и др.) [3].

 Такой подход позволяет в максимальной степени обеспечить ресурсную устойчивость НКО и превалирует, с одной стороны, поскольку позволяет гибко подходить к решению точечных общественно востребованных задач, а с другой, ресурсная составляющая ограничивает участников проекта, заставляя сосредоточиться на главном, не распыляя усилия и средства. Более широкое использование проектного подхода в организации и управлении программами некоммерческих организаций позволяет структурировать основную деятельность, выработать критерии оценки ее эффективности, создать новые условия для мобилизации имеющихся ресурсов.Математическая модель системы управления целевой программой социального предприятия (благотворительного фонда) базируется на следующем. Работа социального предприятия представляет собой высокорискованную экономическую активность.  Во время работы социально ориентированной организации всегда вероятно отклонение от основной цели. Кроме того, резко меняющаяся экономическая конъюнктура может также привести к потере источников финансирования (части клиентов). Поэтому для большинства социальных предприятий чрезвычайно важна прозрачность их работы. При отсутствии прозрачности стейкхолдеры могут прекратить взаимодействие с организацией, и организация – потерять общественное доверие. Помимо этой опасности может возникать и другая, выражающаяся в недостаточной эффективности работы, когда часть целевых программ недофинансируется, в то время как другая часть финансируется в завышенном объеме[4].

Чтобы избежать таких ситуаций, желательно иметь объективную модель развития организации, не связанную с сиюминутными интересами отдельных лиц, а позволяющую оценить общую эффективность деятельности.

Для этого целесообразно использовать экономико-математические модели, которые за счет своей формальности могут обеспечить ясность и прозрачность оценки, а также дать указания для изменения структуры управления программами с целью повышения эффективности работы организации в целом. Кроме того, такая модель управления в рамках нескольких программ позволяет рационально распределять финансовые и материальные ресурсы, а также регулировать привлечение трудовых ресурсов[6].

Проведенные нами экономические расчеты позволяют сделать следующие выводы. Программы благотворительного фонда должны быть протяженными во времени и осуществляться непрерывно; результаты каждой программы должны оцениваться в натуральных единицах и не только в денежной форме; для поддержания осуществления каждой программы следует иметь возможность наблюдать за результатами ее выполнения в каждый момент времени, поэтому математические модели программ должны быть динамическими и содержать контуры обратных связей; качество программ может быть оценено несколькими показателями: сроком их выполнения, отсутствием колебаний результатов реализации программ и точностью объема их осуществления; при изменении организационных и финансовых усилий реализации программ организации целесообразно исходить не только из отклонения от графика выполнения программы[7].

Преимущество реализации программ, основанное на предлагаемых моделях, обладает свойством транспарентности и объективности, позволяя снимать возможные претензии к работе благотворительной организации. При возможных непредвиденных отклонениях фактических показателей от плановых значений, в период реализации программы она может быть автоматически скорректирована с помощью математической модели, что позволит достичь поставленной цели.

Таким образом, предложенный нами алгоритм формализованного
описания деятельности по управлению целевыми программами в рамках реализации общественных задач социально ориентированными организациями, в числе которых могут быть как социальные предприятия, так и благотворительные фонды, является попыткой с помощью математических моделей управления сформировать систему оценки, которая позволила бы адекватно проводить анализ некоммерческих эффектов проектов, реализуемых подобными организациями.

Литература

1. Быков, А.Ю. Социальное предпринимательство в сфере услуг: систематизация
подходов / А.Ю. Быков, Г.А. Карпова // Журнал правовых и экономических
исследований. JournalofLegalandEconomicStudies. – 2017. – № 2. – С. 11-20.

2.
Быков, А.Ю. Ответственный туризм как перспективное направление
социального предпринимательства // Актуальные проблемы развития
индустрии гостеприимства:        Сб. трудов / Под ред. О.Н. Кострюковой,
О.А. Никитиной, Е.В. Печерица / А.Ю. Быков. – СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2017.
– С. 36-40.

3. Taranova
I.V. Sources  of Formation and Directions
of the Use of Financial Resources  in the
Region/ Dmitry S. Reznichenko, Evgeniya 
S. Tishchenko, Marina V. Charaeva, Alla V. Nikonorova, Emma R.
Shaybakova //International Journal of Applied Bisiness and Economic
Research.2017.T.15. №23.C.203-219.

4.
Taranova I.V. Evaluation of
Managerial Staff as an Effective Tool of Motivation / Perspectives on the Use
of New Information and Communication Technology (ICT) in the Modern Economy//E.
A. Vorobeva, O. A. Mukhoryanova, I. P. Savchenko, E. E. Shidakova// Advances in
Intelligent Systems and Computing. – Germany: Springer, 2018. – P. 173-182.

5. Taranova
I.V. Global Financial And Economic Crisis In Russia: Trends And Prospects /
M.  Podkolzina,V. V. Prokhorova, O. N. Kolomyts
, E. M. Kobozeva// Research Journal of Pharmaceutical, Biological and Chemical
2018. RJPBCS    9(6). Page No. 775. 

6. Taranova
I.V. An Innovative System As A Basis For A Phased Modernization Of The  Production Sector In The Region/V. V. Kurennaya
, S. V. Alivanova  , T. V. Skrebtsova, C.
T. Paytaeva // Research Journal of Pharmaceutical, Biological and Chemical   Sciences. 2018.  RJPB 
9(6).  Page No. 1840.

7.
Taranova I.V. Evaluation of Managerial Staff as an Effective Tool of Motivation
/Perspectives on the Use of New Information and Communication Technology (ICT)
in the Modern Economy//E. A. Vorobeva, O. A. Mukhoryanova, I. P. Savchenko, E.
E. Shidakova// Advances in Intelligent Systems and Computing. 2019.
Т.726.С.173-181.  




Московский экономический журнал 11/2019

УДК: 331.1

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-10176

Особенности контроллинга
персонала в проектном менеджменте на предприятиях авиационной промышленности

The features of the
HR-controlling tool in project management at the enterprises of the aviation
industry

Адриан Алексеевич
Михайлов,
кандидат социологических
наук, доцент кафедры «Управление персоналом», ФГБОУ ВО «Московский авиационный институт
(национальный исследовательский университет)», e-mail: adrian7@list.ru

Алена
Александровна
Комова, кафедра
«Управление персоналом», ФГБОУ ВО «Московский авиационный институт
(национальный исследовательский университет)», e-mail: aleona.komova@yandex.ru

Adrian A. Mikhaylov, Candidate of Sociological Sciences, Associate Professor of Department «Human
Resource Management», Moscow Aviation Institute (National Research University), Moscow

Alena A. Komova, of Department «Human
resource management», Moscow Aviation
Institute (National Research University), Moscow

Аннотация: Статья
посвящена целесообразности и специфике применения инструмента контроллинга
персонала в проектном менеджменте на предприятиях авиационной промышленности. Обосновывается
возможность применения контроллинга персонала как эффективного инновационного
инструмента управления персоналом в проектных условиях.

Summary: The article is devoted to expediency and specificity
of application of the HR-controlling tool in project management at the
enterprises of the aviation industry. The possibility of using personnel
controlling as an effective innovative tool of personnel management in project
conditions is substantiated.

Ключевые
слова:
контроллинг персонала, управление персоналом, авиационная
промышленность, управление проектами.

Key words: personnel controlling, personnel management, aviation
industry, project management.

В последнее время на
предприятиях авиационной промышленности все большее распространение приобретает
проектный менеджмент, сущность которого заключается в организации деятельности
компании в рамках проектов и управлении ими. Под проектом мы понимаем комплекс
взаимосвязанных мероприятий, направленных на создание нового качественного
продукта в условиях ограниченных ресурсов: времени, капитала, трудовых ресурсов
[1].

К особенностям проектного
менеджмента можно отнести следующее:

  • уникальность результата проекта;
  • направленность на достижение конкретных целей;
  • координированное выполнение взаимосвязанных действий;
  • создание продукта высокого качества при минимальных издержках;
  • интеграция процесса управления с позиций жизненного цикла проекта: инициации, планирования, запуска, реализации, контроля и анализа, завершения;
  • первостепенная роль планирования и анализа отклонений от плана;
  • необходимость в информационной и методической поддержке решений, в том числе кадровых;
  • первоочередная зависимость успеха проекта от действий команды проекта.

Участниками проекта
являются заказчик, исполнитель, соисполнители, государство, инвесторы и т.п.

Управление проектами
представляет собой деятельность, в ходе которой определяются и достигаются
четкие цели проекта при балансировании между объемом работ, ресурсами, временем
и качеством [2].

На период реализации
проекта создается специфическая структура – команда проекта. Команда проекта –
временная организационная структура, обладающая высоким потенциалом,
создаваемая на период реализации проекта, включающая группу
высококвалифицированных специалистов различных подразделений, между которыми
распределяются функции управления проектами с целью достижения поставленных
целей [3]. Именно от действий команды проекта зависит его успех, поэтому этот
потенциал является важнейшей составляющей проекта.

Специфика проектного
менеджмента требует от авиационных предприятий внедрения новых прогрессивных
инструментов управления персоналом. Одним из таких инструментов является
контроллинг персонала.

Контроллинг персонала –
это комплексная система внутрифирменного планирования и контроля в сфере работы
с человеческим ресурсом, которая помогает «преобразовывать» стратегии в
плановые величины и конкретные мероприятия, формировать основные положения по
управлению персоналом на предприятии. Контроллинг персонала подразумевает
разработку и предоставление инструментов для обеспечения факторов увеличения
производительности труда. Главная задача контроллинга персонала – осуществлять
постоянную обратную связь между планированием, анализом планов и отклонений от
них [4]. Данная система координирует HR-процессы в области планирования, организации, учета,
анализа, контроля и регулирования персонала и способствует выявлению и
ликвидации узких мест компании [5].

Отдельно следует выделить
объект, субъект и инструменты HR-контроллинга. Объектом
контроллинга являются все HR-процессы
и мероприятия, субъектами выступают участники контроллинга персонала, а именно
– работодатели, государство, работники, профсоюзы, служба контроллинга
персонала, комиссия по трудовым спорам и др. [6]. К инструментам контроллинга
персонала относятся разнообразные методы и средства управления и анализа, среди
которых можно выделить: бюджетирование, управление по целям,
функционально-стоимостной анализ, бенчмаркинг, систему ключевых показателей
эффективности (KPI),
Интернет, информационное программное обеспечение и другие.

Контроллинг персонала выполняет следующие функции на
предприятии:

  1. Информационно-обеспечивающая функция. Сущность
    данной функции заключается в создании информационной, методической и
    методологической базы с использованием средств автоматизации, содержащей
    структурированную совокупность данных о персонале всей компании и дочерних
    подразделениях, нормативные документы в области управления персоналом. Данная
    система помогает организовать оперативное предоставление информации
    руководителю для принятия кадровых решений.
  2. Плановая функция. Основой контроллинга
    является внутрифирменное кадровое планирование. Оно бывает концептуальным,
    стратегическим, тактическим и оперативным. В рамках концептуального планирования
    формируется кадровая политика предприятия, включающая в себя «систему целей,
    принципов, форм и методов, правил, норм и критериев работы с кадрами, принятых
    в организации, соответствующих стратегии бизнеса» [7]. То есть данное
    планирование направлено на формирование концепции управления персоналом в
    организации. Оно имеет долгосрочный характер (более 10 лет).

Далее выделяют стратегическое планирование,
направленное на разработку кадровой стратегии. Кадровая стратегиябазируется на
кадровой политике и стратегии развития организации и также носит долгосрочный
характер (3-10 лет). Разработка стратегии управления персоналом состоит в
определении основных направлений действий, ресурсов, временных параметров,
комплекса мероприятий по реализации выбранного курса действий [7].

Тактическое планирование
характеризуется разработкой планов от 1-3 лет. Данный вид планирования является
связующим звеном между стратегическим и оперативным планированием, увязывающим
их цели в единую систему.

Оперативное планирование подразумевает
разработку краткосрочных планов (до 1 года), решающих актуальные на сегодняшний
день конкретные проблемы. При этом, оперативный план включает четко и точно
обозначенные цели, и комплекс мероприятий, направленных на их достижение.

Планирование осуществляется в разрезе основных задач в
области управления персоналом с использованием инструмента
бюджетирования, например: планирование потребности в персонале, планирование
привлечения персонала, планирование адаптации персонала, планирование использования
персонала, планирование деловой карьеры сотрудников, планирование мотивации и
стимулирования, планирование высвобождения персонала, планирование безопасности
персонала и т.д. [8]. Таким образом контроллинг реализует плановую функцию.

  • Контрольно-аналитическая функция. Контроллинг
    персонала подразумевает постоянный анализа плана-факта и контроль отклонений от
    плана, благодаря чему выполнение плана четко отслеживается руководителем. При
    этом осуществляется анализ и контроль затрат, связанных с персоналом,
    проводится их оптимизация. Также проводится аудит персонала на предмет оценки
    его эффективности.
  • Управляющая функция. Сущность данной
    функции заключается в разработке управленческих решений, мер и мероприятий по
    ликвидации узких мест компании в области управления персоналом с целью
    повышения кадровой привлекательности на рынке.
  • Организационно-координирующая функция. Данная
    функция включает в себя организацию труда на предприятии, разработку
    прогрессивных форм оплаты труда в зависимости от специфики предприятия,
    создания безопасных условий для сотрудников, осуществление эффективного
    взаимодействия между подразделениями, а также разработку мотивационных и
    стимулирующих программ и мероприятий.
  • Учетно-регулирующая функция. Реализация
    данной функции способствует организации учета персонала и его регулирование –
    обеспечение и поддержание высокоэффективного труда каждого отдельного работника
    и коллектива в целом [9].

Следует отметить, что контроллинг персонала эффективно
подстраивается под проектную специфику, поскольку:

  • обладает гибкостью за счет системы внутрифирменного планирования;
  • комплексно рассматривает трудовые процессы;
  • содержит инструменты управления персоналом, которые могут быть использованы в проектной среде.

Контроллинг персонала
позволяет решить следующие проблемы управления человеческими ресурсами на
авиационных предприятиях:

  1. Отсутствие информационной, методической и
    методологической базы для принятия управленческих решений в области управления
    персоналом.
  2. Отсутствие четко прописанных стратегических
    и тактических целей и задач.
  3. Сложность формирования команды проекта с
    учетом квалификационных, психологических и физиологических особенностей
    сотрудников.
  4. Риск возникновения неблагоприятной
    обстановки в проектных командах.
  5. Низкая мотивация и отсутствие
    заинтересованности сотрудников к результатам проекта.
  6. Неоправданные затраты на персонал.
  7. Риск подбора некомпетентных сотрудников в
    команду проекта.
  8. Отсутствие увязки кадровых функций с
    жизненным циклом проекта.
  9. Отсутствие прозрачности результатов
    деятельности службы управления персоналом.
  10. Сложность контроля кадровых процессов и
    другие.

Таким образом,
специфическая цель контроллинга персонала в авиационной проектной среде состоит
в том, чтобы «быстро создать высокоэффективную команду людей, способных
творчески и динамично работать над достижением поставленной цели и обеспечить
ее взаимодействие» [10].

Традиционно команда
проекта на авиационном предприятии состоит из следующих участников:

  1. Руководитель проекта – осуществляет общее руководство над проектом.
  2. Администратор/менеджер проекта – обеспечивает управление проектом и нормальное функционирование работ проекта. При этом, на каждое направление (управление качеством, финансы, закупки, производство, информационные системы и т.п.) выделяется отдельный специалист.
  3. Главный конструктор – осуществляет руководство разработками на всех стадиях и этапах, обеспечивая соответствие работ техническому заданию.
  4. Однако при контроллинге персонала в команду проекта целесообразно включить также контроллера – специалиста по контроллингу персонала. Задачи контролера персонала по стадиям жизненного цикла проекта представлены в таблице 1.

На этапе инициации
задачей контроллера является формирование эффективной команды проекта. Процесс
формирования команды рассматривают как образование единого, целостного
коллектива управленцев, способного эффективно достигать цели проекта. Смысл
командной работы по реализации проекта заключается в возможности
синергетического эффекта от объединения групповых усилий, знаний и выработки
групповых управленческих решений [10].

На этапе планирования
формируется план работы с персоналом, определяются кадровые риски и пути их
минимизации. При этом характер планирования будет зависеть от срока реализации
проекта. Учитывая, что на авиационных предприятиях проекты носят в основном
долгосрочный характер, формируются все типы планов для конкретной команды
проекта, а именно – стратегический, тактический, оперативны, Также формируется
концепция управления персоналом в команде проекта.

С момента запуска и в
период реализации проекта на первое место среди задач контроллинга персонала
выходит развитие и обучение персонала, поскольку в процессе реализации проекта
сотрудник накапливает багаж знаний и навыков, которые могут быть эффективно
применены в последующих проектах. При этом, важной задачей также является
обеспечение информационной, методической и методологической поддержки
руководителей проектов, что немало важно, поскольку обычно они компетентны с
технической точки зрения и могут испытывать сложности в управлении человеческими
ресурсами. Существенная роль отводится мотивации и стимулированию, поскольку
каждый участник команды должен быть заинтересован в совместном результате
проекта.

На этапе контроля и
анализа проводится сравнение плана-факта и выяснение причин отклонений,
проводится оценка команды проекта, вносятся коррективы в план.

По итогам завершения оценивается вклад каждого участника в проект, выявляются узкие места в работе персонала с целью их ликвидации при дальнейших проектах. Принципиальным преимуществом проектного подхода является возможность оценить реальный вклад каждого члена команды проекта, привязывая вознаграждения не к финансовым операциям, а к результатам конкретных работ. Особенности контроллинга персонала в проектных условиях представлены в таблице 2.

Экономическая
эффективность контроллинга персонала для авиационных проектных организаций
заключается в укреплении бизнес-позиций как на российском, так и на мировом
рынках. С его помощью минимизируются затраты на персонал за счет четкой и
жесткой системы внутрифирменного планирования, оптимизируются кадровые процессы
в управлении проектами, снижаются кадровые риски, повышается кадровая
привлекательность компании. Что немало важно, контроллинг персонала
способствует повышению также и социальной эффективности компании. Он
способствует улучшению условий работников, создает качественный микроклимат
внутри коллектива предприятия, что способствует росту привлекательности
организации на рынке труда и процветанию деловой репутации [8].

Таким образом,
использование контроллинга персонала в проектной среде является основой
успешной реализации проекта. Концепции контроллинга персонала и проектного
менеджмента необходимо развивать комплексно на авиационных предприятиях,
поскольку задачи контроллинга персонала тесно переплетаются с задачами
управления проектами через системы планирования, организации, контроля и т.д.

Список литературы

  1. Компанейцева Г.А. Проектный подход:
    понятие, принципы, факторы эффективности // Научно-методический электронный
    журнал «Концепт». – 2016. – Т. 17. – С. 363–368 [Электронный ресурс] – Режим
    доступа: https://e-koncept.ru/2016/46249.htm
    (Дата обращения 17.11.19)
  2. Михайлов А.А., Комова А.А. Проектный
    менеджмент как инструмент реализации программ импортозамещения в российской
    авиационной промышленности //Московский экономический журнал. – 2019. – №. 1.
  3. Рогова Е.М., Тихонова М.В., Ткаченко Е.А.
    «Управление проектами» М.: Юрайт, 2016. — 383 с.
  4. Тихонов А. И., Михайлов А. А., Комова А.
    А. Организация системы контроллинга персонала на авиационном предприятии
    //Московский экономический журнал. – 2019. – №. 5.
  5. Маликова С.Г., Матвеев С.Г. Курс лекций по
    дисциплине «Контроллинг»: учеб. пособие для студентов факультета «Инженерный
    бизнес и менеджмент» — M.: Изд-во МГТУ им. Н. Э. Баумана, 2016. – 51 с.
  6. Одегов Ю.Г., Никонова Т.В. Аудит и
    контроллинг персонала: Учебник. 2 -е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство
    «Альфа-Пресс», 2010. — 672 с.
  7. Половинко В.С. Контроллинг и аудит
    персонала. Омск: Изд-во Ом. гос. ун-та, 2017. 672 с.
  8. Михайлов А.А., Комова А.А.
    Целесообразность применения инструмента контроллинга персонала на предприятиях
    российской авиационной промышленности //Московский экономический журнал. –
    2019. – №. 11.
  9. Михайлов А.А., Комова А.А. Роль
    контроллинга персонала в системе управления промышленным предприятием // Московский
    экономический журнал. – 2019. – №. 10.
  10. Коваленко А.В. Создание эффективной
    команды: учеб. пособие // Томск: Изд-во ТПУ. – 2009.
  11. Тихонов А.И., Воронцова Ю.В., Михайлов
    А.А., Федотова М.А. Экономика труда на предприятиях авиационной и
    ракетно-космической промышленности: учебное пособие. – Ставрополь: Логос, 2019.
    – 135 с.
  12. Тихонов А.И., Михайлов А.А., Федотова М.А.
    Управление человеческими ресурсами: организационные и социально-экономические
    механизмы управления трудом работников предприятий аэрокосмической отрасли:
    учебное пособие. – Ставрополь: Логос, 2019. – 105 с.



Московский экономический журнал 11/2019

УДК  796.1

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-10175

Проблемы
адаптации в студенческих спортивных командах

Adaptation problems in student
sports teams

Юрий
Валериевич Краев,
кандидат психологических наук, Заведующий
кафедрой Физического воспитания, ФГБОУ ВО «Московский
авиационный институт (национальный исследовательский университет)», e-mail: yury.kraev@mail.ru

Алексей
Александрович Мерзликин,
старший преподаватель кафедры
Физического воспитания, ФГБОУ ВО «Московский авиационный институт (национальный
исследовательский университет)»

Krayev
Yury V.,
Candidate of Psychological Sciences,
Head of the Department of Physical Training, Moscow Aviation Institute
(National Research University)

Alexey
A. Merzlikin,
Senior teacher of Department of
Physical Training,

Moscow Aviation Institute
(National Research University)

Аннотация: В
статье проведен обзор различных видов адаптации. Рассмотрены актуальные вопросы
профессиональной, социально-психологической и
организационно-экономической адаптации студентов-спортсменов. Предлагается использовать в спорте, известную по применению
в бизнес-структурах, методику адаптации персонала организации при помощи
механизма геймификации. Авторы
рассматривают вопросы организации эффективной системы наставничества, которая
является важнейшим элементом адаптации новых спортсменов.  Приводятся примеры успешной адаптации
спортсменов в командах Спортивного клуба Московского авиационного института.

Summary:  The article reviews various types of
adaptation. Topical issues of professional, socio-psychological and
organizational-economic adaptation of student athletes are considered. It is proposed
to use in sports, known for its use in business structures, the adaptation
methodology of the organization’s personnel using the gamification mechanism.
The authors consider the organization of an effective mentoring system, which
is an essential element in the adaptation of new athletes. Examples of
successful adaptation of athletes in the teams of the Sports Club of the Moscow
Aviation Institute are given.

Ключевые слова: адаптация
спортсменов, наставничество, спортивный клуб, команда, геймификация.

Keywords: adaptation
of athletes, mentoring, sports club, team, gamification.

Можно провести систематизацию следующих различных видов адаптации:

  • профессиональная;
  • социально-психологическая;
  • физиологическая;
  • медицинская.

Мы не будем рассматривать вопросы адаптации спортсменов с
точки зрения спортивной медицины, признавая, что это предмет отдельных
комплексных исследований. Под адаптацией спортсменов в командах мы понимаем
взаимное приспособление новых игроков и сложившегося коллектива, основывающееся
на постепенном вхождении новичков в новых профессиональных, социальных,
психологических и организационно-экономических условиях взаимоотношений.
 Адаптация спортсменов заключается в активном вхождении в состав команды, нахождением
своих мест в рейтинговой системе, учет всех тонкостей и нюансов
взаимоотношений, специфики вида спорта, необходимых навыков, приемов, способов
принятия решений для начала в стандартных ситуациях. Помочь юниорам
успешно влиться в новую команду является важнейшей задачей тренерского штаба и
специалистов по управлению персоналом. Как только молодые спортсмены
появился в новой команде, они должны активно включаться в систему
профессиональных и социально-психологических отношений внутри нее, усваивать
новые нормы и ценности, согласовывать свои индивидуальные позиции с целями и
задачами команды. С одной стороны, спортивный клуб представляет собой сформировавшуюся
общность, со своими целями, задачами, системой ценностей и способами отношений.
С другой стороны, опытные игроки совместно с тренерами, должны учитывать  особенности собственной системы ценностей и
мотиваций новичков, особенностей их характеров, темперамента и способов
контакта с окружающей средой. В ходе взаимодействия новых игроков и основного
состава команды происходит их взаимное приспособление, следовательно происходит
процесс адаптации.

Процесс адаптации нового члена команды должен начинаться с
выявления уровня мастерства, опыта, знаний и характера новичка, его физического
состояния здоровья, возможностей решать поставленные в коллективной борьбе
задачи. Социально-психологическая адаптация – это вхождение новичка в
коллектив, адаптация к ближайшему социальному окружению в команде, к традициям
и неписаным нормам спортивного клуба, к стилю работы тренеров, к особенностям
межличностных отношений, сложившихся на арене спортивных сражений. Она означает
включение дебютанта в коллектив команды как равноправного, принимаемого всеми
его членами. Она может быть связана с немалыми трудностями, к которым относятся
обманутые ожидания быстрого успеха, обусловленные недооценкой трудностей,
важности живого человеческого общения, практического опыта.

Принципиальными целями адаптации являются: 

  • уменьшение стартового волнения, так как пока новый игрок
    плохо знает свое место в команде, он выступает менее эффективно и требует
    дополнительных затрат тренерского внимания; 
  • снижение уровня стресса, озабоченности и неопределенности у молодых
    спортсменов; 
  • сокращение текучести игроков в команде, так как если новички
    чувствуют себя неуверенно на игровой площадке и невостребованными, то они могут
    отреагировать на это быстрым переходом в другой спортивный клуб; 
  • экономия времени тренерского штаба, так как проводимая по
    программе адаптации работа помогает сокращать дополнительные усилия руководства
    команды; 
  • развитие позитивного отношения к спортивной борьбе,
    удовлетворенности победой и достигнутыми  результатами.

Кроме того, способы включения новых игроков в активную жизнь спортивной
команды могут существенно стимулировать высокий потенциал уже играющих в ней опытных
спортсменов и усилить их включенность в общекомандную культуру спортклуба. 
Для тренеров же обратная связь из информации о
том, как организован в их команде процесс адаптации новых спортсменов, может
многое сказать о потенциале команды, степени развития коллектива, уровне его
сплоченности и внутренней интеграции. Во время происходящих в нашем
обществе перемен, актуальные проблемы социальной адаптации спортсменов в
соотношении с изменчивыми условиями современной жизни приобретают ключевое
значение. Процесс социально-психологической адаптации начинающих спортсменов
можно рассматривать с точки зрения различных подходов, но в качестве основного метода,
который сможет более детально продемонстрировать адаптацию
среднестатистического спортсмена, является рассмотрение процесса адаптации
спортсменов в зависимости от стадии жизненного цикла их спортивной карьеры.
Карьеру любого спортсмена можно представить в виде следующих стадий:

  • начальный выбор спортивного профиля;
  • осмысленное освоение избранного вида спорта;
  • определение основных целей и задач в спортивной карьере;
  • достижение первых побед;
  • вершина спортивной карьеры;
  • завершение активных спортивных выступлений,
  • уход из спортивной в другие сферы деятельности.

Студенты, поступившие в Университет, приходят в  конкретную спортивную секцию или команду. Происходит
его знакомство с новыми людьми: другими спортсменами, тренерами. Система
адаптации позволяет предотвратить различные конфликты первокурсника с другими
спортсменами, недопонимания в отношениях с тренерами и преподавателями,
волнение и скованность при тренировках и выступлениях на различных
соревнованиях, а также проблемы, связанные с неуверенностью в собственных
силах. Адаптация бывших
школьников к новой жизни в условиях обучения в высшем учебном заведении –
серьезная проблема, требующая детального рассмотрения и решения и не теряющая
своей актуальности никогда.

Первый в нашей стране студенческий спортивный клуб был создан в 1945 году в Московском авиационном институте (МАИ). Можно говорить о всенародной известности и мировом признании Спортклуба МАИ. Широко известны выдающиеся спортивные достижения спортсменов МАИ. Среди них свыше шестидесяти олимпийских чемпионов, чемпионов мира и Европы. Команды МАИ по гребле, баскетболу, волейболу, гандболу, регби, туризму, а также отдельные спортсмены неоднократно становились чемпионами СССР и России, победителями международных, всероссийских, московских соревнований.

Сборная МАИ по гандболу
долгие годы была не только лучшей в стране, в звании Чемпиона, но и лучшей в
Европе, как обладатель Кубка Европейских чемпионов и Кубка обладателей Кубков.
Это был сплоченный и слаженный коллектив, состоящий из нескольких команд, в
которых, в зависимости от уровня их спортивного мастерства, выступали лучшие
гандболисты под руководством коллективов опытных тренеров. В командах
разносторонне применялась система наставничества. Под ней
понимались  способ передачи знаний,
умений и навыков от более опытных игроков к молодым спортсменам. Есть очень
правильное мнение, что такой процесс как наставничество должен быть
неотъемлемой частью организационной корпоративной культуры любого спортивного
коллектива, независимо от завоеванных медалей и наград. В более широком,
современном значении наставником  в
спорте должен быть высококвалифицированный игрок, имеющий достаточный опыт игровой
практики, как в нашей стране, так и за рубежом. Он должен помогать молодым
спортсменам адаптироваться в команде; содействовать их разностороннему развитию
и росту профессионального мастерства; участвовать в оценке результатов их
деятельности. Наставник  должен помогать  максимально быстрому и эффективному вовлечению
новых спортсменов в тренировочный процесс, их освоению в новом коллективе и
становлению как будущих высококлассных профессионалов. Для новичков можно применять
методику постепенного усложнения заданий на тренировках; проводить инструктажи
перед ответственными соревнованиями; давать разовые индивидуальные  поручения.

В настоящее
время в МАИ работают 56 секций и клубов по различным видам
спорта. Спортсмены
и команды МАИ ежегодно участвуют в 52 видах программы Московских
студенческих спортивных игр, которые проводят Москомспорт и  Российский Студенческий
Спортивный Союз, участниками которых являются свыше 150 вузов столицы. МАИ регулярно
входит в число призёров Московских студенческих спортивных игр среди вузов
1-й группы и в абсолютном зачёте. МАИ — неизменный участник и
призёр всех московских универсиад.

Как пример успешной адаптации студентов-спортсменов можно привести
спортивную секцию МАИ по перетягиванию каната. С одной стороны – это один из
первейших видов спорта на Земле. Ведь самому
старому изображению, символизирующему перетягивания каната, насчитывается около
4 тыс. лет и относится к Древнему Египту. Но это не значит, что люди в других
древних цивилизациях не состязались между собой с канатом или без, – просто
никто другой не оставил изображение, которое бы сохранилось до наших дней.  С другой стороны – это совершенно новая,
самая молодая, секция Спортивного клуба МАИ. Всего за два года профессиональный
тренерский штаб сумел создать мощную команду, которая в своем развитии достигла
высшего уровня, став Чемпионом России и обладателем Кубка России. Основные
процессы адаптации в этом случае были связаны с перепрофилированием атлетов из
других видов спорта и привлечением перспективной молодежи. В процессе адаптации
активно применяются современные методы геймификация. Это значит, что
примененяются игровые подходы и процессы для вовлечения молодых людей в новый
для них вид спорта. Геймификация может сделать захватывающим даже самый скучный
и монотонный процесс тренировки, потому как игры удовлетворяют глубинные
потребности большинства людей.

Список литературы

  1. Социальная адаптация персонала [Электронный ресурс] – Режим
    доступа: https://center-yf.ru/data/Kadroviku/Socialnaya-adaptaciya-personala.php
  2. Солодков А. Проблема адаптации в спорте:
    состояние и перспективы развития // Человек в мире спорта: Новые идеи,
    технологии, перспективы: Международный конгресс. – Москва, 1998. – Т. 1. – С.
    118-119.
  3. Киселев Л.В. Системный подход к оценке
    адаптации в спорте
    . Красноярск. – 1986. – 124 с.
  4. Орлова В.В., Халалеева О.Е. Студенческий спорт как фактор
    подготовки спортсменов высших достижений // Modern Research of
    Social Problems. 2015. №3. С.140-162.
  5. Социальные
    и психологические проблемы спортсменов-студентов. [Электронный ресурс] – Режим доступа: 
    http://geolike.ru/page/gl_7272.htm
  6. Грицак Н.И. Студенческий спорт и его связь с общей культурой
    общества // Фундаментальные исследования. 2008.
    №1. С.89-90.
  7. Ильинич В.И. Физическая культура студента: Учебник для вузов.
    – М.: Гардарики. 2000. 448 с.
  8. Социальная адаптация спортсменов. [Электронный ресурс] –
    Режим доступа: https://spravochnick.ru/sociologiya/socialnaya_adaptaciya/socialnaya_adaptaciya_sportsmenov/
  9. Спортклубы вузов. [Электронный ресурс] – Режим доступа:  http://www.studentsport.ru/univers/?active=2
  10. Спортклуб МАИ. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.sportclubmai.ru/
  11. Харитонова Л.Г. Типы адаптации в спорте:
    Монография — Омск: Изд-во СибГУФК, 2016.— 257 с.
  12. Константинова С.И. Социально-психологическая
    адаптация спортсменов высокой квалификации с учетом параметров их
    индивидуальности // Автореферат дисс. на соискание уч. степени канд. психологических
    наук. 2000. Новосибирск: НГПУ. – 19 с.
  13. Гашок
    Е.А.
    , Корешков А.А.
    Особенности
    адаптации студентов-спорстменов к обучению в вузах физической культуры и спорта
    // Проблемы совершенствования физической культуры, спорта и
    олимпизма
    . 2014. №1. – С. 25-33.
  14. Тихонов А.И., Чунина М.Е. Развитие системы наставничества как
    важный элемент адаптации персонала // Московский экономический журнал. 2019.
    №9. С. 76.
  15. Мурадова Н., Тихонов А.И., Коновалова В.Г. //  Геймификация в адаптации персонала Московский
    экономический журнал. 2019 №7. С.58.
  16. Панкратова О.Н., Чередников Н.А. Проблема
    психологической адаптации студентов-первокурсников и пути ее решения средствами
    физической культуры и спорта // Международный студенческий научный вестник. –
    2017. – № 4-2.
  17. Шувалов А. С. Процесс социальной адаптации
    спортсменов на различных этапах их профессиональной карьеры // Молодой
    ученый.  2019. №23. – С.595-598.