Московский экономический журнал 9/2021

image_pdfimage_print

Научная статья

Original article

УДК 338.439

doi: 10.24411/2413-046Х-2021-10525

ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ НА ФОНЕ ПАНДЕМИЙНЫХ ПРОЦЕССОВ

FOOD SECURITY AGAINST THE BACKGROUND OF PANDEMIC PROCESSES

Новоселов Сергей Николаевич, д-р с.-х. наук, д-р экон. наук, профессор, профессор кафедры экономических дисциплин ОЧУ ВО «Еврейский университет», г. Москва

Novoselov S.N., nsn-maize@yandex.ru

Белкина Елена Николаевна, доктор экономических наук, доцент, заведующий кафедрой государственного и муниципального управления ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет им. И.Т. Трубилина», г. Краснодар

Belkina E.N., enbelkina@list.ru 

Аннотация. В статье рассмотрены проблемы развития сельского хозяйства и агропромышленного производства, оказывающих влияние на наличие, доступность и стабильное использование продовольствия населением в условиях пандемии. Выявлены потенциальные возможности развития сельскохозяйственной деятельности с применением мер адресной государственной помощи. Выделены ключевые меры поддержки продовольственной безопасности.

Abstract. The article considers the problems of the development of agriculture and agro-industrial production, which affect the availability, accessibility and stable use of food by the population in the conditions of a pandemic. The potential opportunities for the development of agricultural activities with the use of targeted state assistance measures are identified. The key measures to support food security are highlighted.

Ключевые слова: продовольственная безопасность, сельское хозяйство, агропромышленное производство, пандемия, благосостояние населения

Keywords: food security, agriculture, agro-industrial production, pandemic, welfare of the population

Введение

Среди ключевых элементов национальной безопасности выделяется именно продовольственный ее сегмент, при этом пандемия коронавируса covid-19 не только подтвердила, но и актуализировала данный постулат.

На международном уровне под продовольственной безопасностью принято общепризнанным определение Римской конвенции  1996 года, которая  определяет ее как  «все люди всегда имеют физический, социальный и экономический доступ к достаточному количеству безопасного и питательного продовольствия для удовлетворения своих диетических потребностей и пищевых предпочтений для ведения активной и здоровой жизни. Четырьмя основами продовольственной безопасности являются следующие: наличие, доступ, использование и стабильность»[1].

Доктрина продовольственной безопасности России дает следующее ее определение «состояние социально-экономического развития страны, при котором обеспечивается продовольственная независимость России, гарантируется физическая и экономическая доступность для каждого гражданина страны пищевой продукции, соответствующей обязательным требованиям, в объемах не меньше рациональных норм потребления пищевой продукции, необходимой для активного и здорового образа жизни»[2].

Результаты и обсуждение

Главной целью продовольственной безопасности в нашей стране является обеспечение населения необходимой сельскохозяйственной, рыбной продукцией, а также продовольствием и сырьем. Агропромышленный комплекс является ключевым комплексом народного хозяйства (на его долю приходится 7,8% ВВП страны [3]), имеющим важнейшее экономическое и социальное значение, преимущественно определяющим уровень продовольственной безопасности страны.

Сельское население в Российской Федерации составляет 24,9%, 6,5% населения страны занято в агропромышленном производстве, а оплата труда сельского труженика составляет 65,7% от оплаты в других отраслях [3]. Это одна из самых низких уровней оплаты труда в стране, при том, что реализуемые в последние годы федеральные и региональные усилия способствовали положительным тенденциям в развитии агропромышленного комплекса и роста его эффективности.

Устойчиво развивающаяся в стране система продовольственного обеспечения немыслима без роста конкурентоспособной продукции на базе постоянного оперативного мониторинга и конкурентного анализа, а также изучения конъюнктуры сельскохозяйственных рынков.

Оставаясь системообразующей отраслью для экономики села агропромышленное производство сегодня не в состоянии стать локомотивом экономики села.

Вместе с тем сельское хозяйство по своей сущности является многофункциональным производством, среди многочисленных функций которого следует отметить следующие:

  • производство продовольствия, сырья для пищевой и перерабатывающей промышленности, энергетического сырья;
  • обеспечение продовольственной безопасности страны в целом;
  • экологическое воздействие на окружающую среду;
  • поддержка жизнеспособности сельского населения;
  • воспроизводство крестьянского населения как носителя традиционных культурных, этнических, религиозных, духовных ценностей.

Для реализации имеющегося в отрасли потенциала необходимо оснащение агропромышленного производства современными наукоемкими и высокоразвитыми технологиями, избавление от импортной зависимости в сфере семеноводства и племенного дела, совершенствование логистических сетей и формирования современной инфраструктуры.

Улучшение благосостояния населения, проживающего на сельских территориях, во многом определяет продовольственную безопасность страны, формируя условия для конкурентоспособности продукции сельскохозяйственного производства, воспроизводственную базу для трудовых ресурсов страны, влияя на его качественный состав и количественную структуру.

Вместе с тем развитие и сохранение сельского уклада жизни и экономического производства (то, что сегодня принято называть устойчивым развитием сельских территорий) способствует сохранению социально-экономической устойчивости территории.

И в этих условиях государство призвано решить ряд мероприятий, направленных на:

  • удовлетворение ключевых потребностей в продуктах питания для наиболее уязвимых групп населения (дети, инвалиды, пожилые, многодетные, безработные и некоторые другие);
  • ликвидация фрагментарности нормативно-правовой базы продовольственного обеспечения;
  • снижение импортной зависимости в области продовольственного обеспечения по большинству ключевых стратегически важных продуктов питания;
  • совершенствование системы контроля качества и соблюдения пищевых технологий;
  • усиление программы социальной защиты населения;
  • обеспечение поддержки функционирования внутренних систем снабжения;
  • ликвидация несбалансированности в рационе питания сельских жителей;
  • проведение адресной инновационной политики в агропромышленном производстве;
  • стимулирование возможностей крестьянских фермерских хозяйств по увеличению производства продовольствия [4].

Эксперты отмечают негативное влияние пандемии на уровень продовольственной безопасности после характерного практически для всех стран мира растущего его тренда в допандемийный период.

При этом оценка уровня продовольственной безопасности является сложным в методическом и в целом общетеоретическом уровне, поскольку должна учитывать как экономическую, так и физическую доступность продовольствия для населения в рамках тех или иных экономических районов.

Следует также отметить, что продовольственная безопасность отличается многоуровневостью: 

  • глобальная;
  • субрегиональная;
  • межгосударственная;
  • государственная;
  • местная;
  • групп населения (групповая);
  • отдельных домохозяйств.

Вместе с тем Т.В. Ускова считает, что единой системы индикаторов для оценки уровневой продовольственной безопасности не может быть, и предлагает определение каждому ее уровню определенную индикативную систему [5].

К уже существующим и многократно озвученным экспертами угрозам продовольственной безопасности, как то ухудшение климата (недостаточное количество осадков, повышение температуры, наводнения и экстремальные погодные условия), стремительный рост населения нашей планеты, вызванный этим растущий спрос на продовольствие,  процессы урбанизации и сверхурбанизации; рост благосостояния и спроса на высококачественное продовольствие; изменение структуры потребления городских жителей; замедление мирового экономического роста; политические конфликты; увеличения экологического загрязнения, пандемия добавила разрушение традиционно сложившихся и закрепившихся логистических цепочек, карантинных ограничений,  падения доходов населения, пересмотра структуры питания большинства граждан во всем мире и другие негативные тренды.

Сохранение бедности и значительное неравенство доходов населения, рост безработицы существенно ограничивают доступ к продовольствию и препятствуют достижению ключевых целей продовольственной безопасности. Вместе с тем аграрное производство ограничено нехваткой и снижением качества сельскохозяйственных угодий и водных ресурсов, а также недостаточным объемом инвестиций в развитие устойчивого производства продовольствия.

На фоне пандемии мировое сельское хозяйство испытывает значительные трудности из-за ограничительных мероприятий по передвижению и полномасштабном обеспеченности рабочей силой.  Возникшая неопределенность заставила некоторые страны вводить определенные ограничения на вывод продовольственных товаров (например, Казахстан- гречки, Вьетнам- риса) [6].

Все эти события способствовали в большей или меньшей мере повышению цен на продовольственные товары. Последствия роста цен для различных стран были различными: если в богатых странах речь идет об изменении уровня жизни и качества потребляемых продуктов, то в бедных странах- речь идет о реальной массовой эпидемии голода и других масштабных социально-экономических катаклизмах.

В результате мы имеем дело с тем, что пандемия дополнительно обострила медицинские и продовольственные аспекты неравенства различных стран мира. По данным ВОЗ еще в допандемийный период каждый восьмой житель Земли не мог обеспечить себя необходимыми продуктами питания.

На начало 2020 года 135 млн. человек в 55 странах страдали от нехватки или недостаточного качества имеющегося продовольствия: большинство из них проживают в Африке- 73 млн. или 54,0%, на Ближнем Востоке и в Азии- 31,9%, а также в Латинской Америке и Карибском бассейне еще 13,7%. В этих странах у 75 млн. детей отмечается задержка в росте и у 17 млн. – различная степень истощения [7].

При этом жизнь около 100 млн. человек находилась под реальной угрозой из-за голода [6]. Пандемия только усугубила данную ситуацию, по оценкам некоторых экспертов, в несколько раз.

Снижение качества жизни населения, падение его доходов из-за роста безработицы существенным образом отразились на его платёжеспособности, скорректировав пищевые предпочтения и переориентировав потребление на более дешевые, менее ценные в пищевом отношении продукты питания. Это не могло не отразиться на общем уровне здоровья населения, особенно на фоне повсеместного снижения организационных возможностей сферы здравоохранения оказывать полноценную медицинскую помощь ввиду ее перегруженности коронавирусными больными. Неполноценное питание и ослабленный иммунитет негативным образом повлиял не только на работоспособность населения, но и уровень его здоровья, что дало дополнительный импульс активизации изучения проблематике обеспечения продовольственной безопасности стран мира.

На фоне взятых странами Европейского Союза национальных обязательств по управлению рисками и внедрения национальных стратегий борьбы с климатическими изменениями, Российская Федерация в числе некоторых других стран разработала и приняла стратегическую программу адаптации сельского хозяйства к изменению климата[1].

Пандемия меняет тренды мировых сельскохозяйственных и продовольственных рынков, корректируя роли всех их участников [8].

В частности, государственное воздействие должно быть направлено по следующим трендам:

  • корректировка стратегических программ развития отрасли сельского хозяйства;
  • выставление приоритетности на самообеспеченность продовольственными товарами;
  • упрощение и удешевление логистических поставок с соблюдением приоритетов удовлетворения потребительского спроса за счет внутренних ресурсов;
  • ужесточение имеющихся и введение новых требования по обеспечению требований безопасности, гарантирующих качество продукции при соблюдении мер безопасности и способствующих росту конкурентоспособности на внутреннем и особенно международном продовольственных рынках;
  • стимулирование развития отечественного производителя посредством субсидий, финансирования инноваций, системы протекционистской политики;
  • внесение изменений в стандарты упаковки, логистики и маркетинговых стратегий сообразно изменившимся условиям.

Деятельность производителей изменяется в следующих ключевых направлениях:

  • сокращение производственных работников;
  • автоматизация и компьютеризация сельскохозяйственного производства;
  • инвестирование на цели адаптирования сельскохозяйственной продукции и создания новой упаковки под изменившиеся требования потребителей;
  • корректировки в позиционировании производимой сельскохозяйственной продукции с поддержкой приоритетности вопросов безопасности производства, переработки, транспортировки;
  • широкое внедрение средств и инструментов цифровизации;
  • сокращение числа или даже полный отказ от посреднических услуг на протяжении всей технологической цепочки;
  • реализация продукции напрямую конечному потребителю.

В потреблении отмечаются следующие изменения:

  • доминирование в предпочтениях нового потребительского сегмента comfort food (комфортной домашней еды, привычной с детства за счет снижения спроса на fast-food и еды on-the-go);
  • увеличение спроса на растительные продукты питания, в частности растительный белок вследствие увеличения производства животноводческого сырья и настороженностью по поводу их безопасности;
  • резкое увеличение числа онлайн-покупок и ассортимента поставщиков продовольственных товаров (проверенных сетей супермаркетов);
  • изменение спроса, каналов потребления, потребительского поведения, отношения к расходам.

По данным международной сети компаний PricewaterhouseCoopers [8] в период пандемии отмечены следующие изменения в сторону увеличения объемов реализации:

  • нескоропортящиеся продукты питания (+27%) с суммарным ростом онлайн-продаж – 17%;
  • замороженные продукты питания (+25%) с общим увеличением онлайн-продаж в 27%;
  • товары для дома, чистящие и моющие средства (+12%) с суммарным ростом 26%.

Снижение доходов населения на фоне ценовой нестабильности на сельскохозяйственную продукцию при общей неопределенности ситуации диктует ухудшение структуры питания населения с сокращением (отказом) от фруктов и овощей, мясных и молочных продуктов в пользу зерновых, корне – и клубнеплодов. Подобного рода изменение рациона в недалекой перспективе грозит заболеваниями от несбалансированного питания (заболевания желудочно-кишечного тракта, ожирение, сахарный диабет и др.).

Цены на конечную продукцию агропромышленного комплекса растут, поскольку нарушаются поставки удобрений, горюче-смазочных материалов, электроэнергии, пестицидов, семян, кормов и др. И это общемировая тенденция, а в условиях глобализации и тесно интегрированных, взаимосвязанных и взаимозависимых международных связей имеющая достаточно быстрое распространение по всем странам.

Приведем некоторые цифры в подтверждение глобализации продовольственных и сельскохозяйственных рынков. Подсчитано, что 6,4 млрд. человек (или 80% от общего населения планеты) полностью или частично ежедневно имеют в своем рационе импортные продовольственные товары [7].

Великобритания ввозит продовольствие из 160 стран мира [9], США – импортирует более половины фруктов и почти половину овощей. Продовольственная зависимость Сингапура как страны слабо обеспеченной сельскохозяйственными площадями составляет рекордные 95% [10].

При этом цифры импортной зависимости большинства развитых стран мира в последние десятилетия имеют тенденцию к росту, хотя этот тренд несколько замедлился в последние годы.

На начало пандемии эксперты оценивали состояние мировых продовольственных рынков по сравнению с финансовым кризисом 2008–2009 гг. как более устойчивое, а условия по предотвращению глобального продовольственного кризиса как более благоприятные. На начало 2020 года общие прогнозы производства продукции мирового АПК были позитивными, что базировалось на достаточности запасов продовольственных товаров, низких ценах на основные продовольственные товары, низких затратах на транспорт и сельхозудобрения, и существенно подешевевших ценах на энергоносители.  Тем не менее общая непредсказуемость ситуации, а также уровень продовольственной безопасности отдельных стран (преимущественно развивающихся) заметно усугубили благоприятный прогноз. Дальнейшему развитию кризиса также способствовали сбои в цепочках продовольственных поставок, общее падение доходов населения и другие причины.

Наряду с высокой взаимозависимостью современные национальные продовольственные и сельскохозяйственные рынки отличаются сложностью и высокой концентрацией[11].

При этом в условиях пандемии транснациональные корпорации переориентируют стратегии сокращения затрат на стратегии обеспечения стабильности поставок.

Пандемия также существенно изменила сектор услуг, смежных с производством продовольствия.

Во многих странах карантинные мероприятия выразились в том числе в закрытии предприятий общественного питания, но способствовали экспоненциальному росту онлайн-торговле и доставке продовольствия потребителю непосредственно к месту потребления.

Существенное снижение результатов туристической сферы (по некоторым данным до 70%) [12] влечет за собой снижение объемов импорта продуктов питания, значительное сокращение объемов транспортных перевозок, объемов банковских переводов, увеличение безработицы среди сезонных работников и др. 

Следует отметить, что среди ключевых мер поддержки продовольственной безопасности можно выделить следующие:

  • совершенствование разумной протекционистской политики, сочетающейся с существующими импортными поставками;
  • развитие инновационных технологий, направленных на интенсификацию агропромышленного производства и его цифровизацию;
  • формирование институционального каркаса для создания конкурентных условий и транспарентности в сельском хозяйстве и, в частности, на сельскохозяйственных и продовольственных рынках;
  • меры информационной, финансовой, организационной, материально-технической поддержки крестьянских фермерских производителей в направлении увеличения производства их продукции, а также содействия их сбыту, в том числе посредством системы государственного заказа [13-15];
  • расширение каналов продаж, применяющих электронные технологии, способствующие производителям в реализации произведенной ими продукции;
  • обновление основных средств с учётом требований карантинных мероприятий;
  • обеспечение бесперебойных поставок сырья, комплектующих, полуфабрикатов и т.п.;
  • диверсификация международных внешнеэкономических связей наряду с сохранением уже имеющихся традиционных поставщиков и потребителей.

В результате мы имеем ситуацию, когда пандемия выявила систему негативных экономических рисков, среди которых наиболее существенными считаются:

  • ухудшение внешней конъюнктуры продовольственного и агропромышленного рынков;
  • геополитические риски [5].

Выводы

Таким образом, продовольственная безопасность в условиях пандемии нуждается в дополнительных мерах  поддержки со стороны государства.

Список источников

  1. Термины и терминология. Продовольственная безопасность. Безопасность питания. Продовольственная безопасность и питание. Продовольственная безопасность и безопасность питания: Комитет по всемирной продовольственной безопасности: Тридцать девятая сессия ООН. Пункт V.a повестки дня Рим, Италия, 15-20 октября 2012 года.- CFS 2012/39/4.- 18с.
  2. Доктрина продовольственной безопасности Российской Федерации.- М.: МСХ РФ, 2020.-25с.
  3. Пархомов Е.А. Устойчивое развитие сельских территорий – основа обеспечения продовольственной безопасности // Островские чтения. – 2020. – № 1. – С. 251-255.
  4. Ломовцева А. В., Пятаева Е. В. Обеспечение продовольственной безопасности Российской Федерации в условиях пандемии // Вестник Прикамского социального института. – 2020. – № 1 (85). – C. 91–95.
  5. Ускова Т.В., Селименков Р.Ю., Анищенко А.Н., Чекавинский А.Н. Продовольственная безопасность региона.- Вологда: ИСЭРТ РАН, 2014.- 102 c.
  6. Фисенко Е.М. Продовольственная безопасность в условиях пандемии covid – 2019 // Colloquium-journal.- 2020.- № 10-8 (62).- С. 45.
  7. Хейфец Б., Чернова В. Влияние распространения пандемии covid-19 на глобальную продовольственную безопасность // Общество и экономика. – 2020. – № 7. – С. 86-98.
  8. Аблямитова А.Л. Мировая продовольственная безопасность в условиях пандемии covid-19 // Вопросы устойчивого развития общества. // 2020. – № 10. – С. 209-214.
  9. Global Food Systems: An Outlook to 2050. URL: https:/www.iris-france.org/wpcontent/uploads/2019/02/Food-Systems-2019-compressed.pdf
  10. Chernova, V., & Noha, V. (2019). A study of the characteristics of food import dependence of the countries // Amazonia Investiga.- 8(24).-S. 484-492.
  11. Горкуша О.А. Формирование стратегии экономического развития территориальных образований//Инженерный вестник Дона.- 2010.- № 4 (14).- С. 308-320.
  12. OECD (2020). OECD updates G20 summit on outlook for global economy// URL: https://www.oecd.org/newsroom/oecd-updates-g20-summit-on-outlook-for-globaleconomy.htm
  13. 13. Петренко И.М., Агибалова В.Г. Теоретические аспекты и практика устойчивого развития сельских территорий Краснодарского края // Общество: политика, экономика, право. – 2016. – №6. – С. 47-49.
  14. Агибалова В.Г. Анализ государственной поддержки сельских территорий Краснодарского края // KANT. – 2018. – №2. – С. 217-222.
  15. Белкина Е.Н., Агибалова В.Г. Инструменты устойчивого социально-экономического развития сельских территорий в постиндустриальной экономике: монография. Ставрополь: 2018, «Фабула». – 160 с.

References

  1. Terminy` i terminologiya. Prodovol`stvennaya bezopasnost`. Bezopasnost` pitaniya. Prodovol`stvennaya bezopasnost` i pitanie. Prodovol`stvennaya bezopasnost` i bezopasnost` pitaniya: Komitet po vsemirnoj prodovol`stvennoj bezopasnosti: Tridczat` devyataya sessiya OON. Punkt V.a povestki dnya Rim, Italiya, 15-20 oktyabrya 2012 goda.- CFS 2012/39/4.- 18s.
  2. Doktrina prodovol`stvennoj bezopasnosti Rossijskoj Federacii.- M.: MSX RF, 2020.-25s.
  3. Parxomov E.A. Ustojchivoe razvitie sel`skix territorij – osnova obespecheniya prodovol`stvennoj bezopasnosti // Ostrovskie chteniya. – 2020. – № 1. – S. 251-255.
  4. Lomovceva A. V., Pyataeva E. V. Obespechenie prodovol`stvennoj bezopasnosti Rossijskoj Federacii v usloviyax pandemii // Vestnik Prikamskogo social`nogo instituta. – 2020. – № 1 (85). – C. 91–95.
  5. Uskova T.V., Selimenkov R.Yu., Anishhenko A.N., Chekavinskij A.N. Prodovol`stvennaya bezopasnost` regiona.- Vologda: ISE`RT RAN, 2014.- 102 c.
  6. Fisenko E.M. Prodovol`stvennaya bezopasnost` v usloviyax pandemii covid – 2019 // Colloquium-journal.- 2020.- № 10-8 (62).- S. 45.
  7. Xejfecz B., Chernova V. Vliyanie rasprostraneniya pandemii covid-19 na global`nuyu prodovol`stvennuyu bezopasnost` // Obshhestvo i e`konomika. – 2020. – № 7. – S. 86-98.
  8. Ablyamitova A.L. Mirovaya prodovol`stvennaya bezopasnost` v usloviyax pandemii covid-19 // Voprosy` ustojchivogo razvitiya obshhestva. // 2020. – № 10. – S. 209-214.
  9. Global Food Systems: An Outlook to 2050. URL: https:/www.iris-france.org/wpcontent/uploads/2019/02/Food-Systems-2019-compressed.pdf
  10. Chernova, V., & Noha, V. (2019). A study of the characteristics of food import dependence of the countries // Amazonia Investiga.- 8(24).-S. 484-492.
  11. Gorkusha O.A. Formirovanie strategii e`konomicheskogo razvitiya territorial`ny`x obrazovanij//Inzhenerny`j vestnik Dona.- 2010.- № 4 (14).- S. 308-320.
  12. OECD (2020). OECD updates G20 summit on outlook for global economy// URL: https://www.oecd.org/newsroom/oecd-updates-g20-summit-on-outlook-for-globaleconomy.htm
  13. Petrenko I.M., Agibalova V.G. Teoreticheskie aspekty` i praktika ustojchivogo razvitiya sel`skix territorij Krasnodarskogo kraya // Obshhestvo: politika, e`konomika, pravo. – 2016. – №6. – S. 47-49.
  14. Agibalova V.G. Analiz gosudarstvennoj podderzhki sel`skix territorij Krasnodarskogo kraya // KANT. – 2018. – №2. – S. 217-222.
  15. Belkina E.N., Agibalova V.G. Instrumenty` ustojchivogo social`no-e`konomicheskogo razvitiya sel`skix territorij v postindustrial`noj e`konomike: monografiya. Stavropol`: 2018, «Fabula». – 160 s.

 Для цитирования: Новоселов С.Н., Белкина Е.Н. Продовольственная безопасность на фоне пандемийных процессов // Московский экономический журнал. 2021. № 9. URL: https://qje.su/selskohozyajstvennye-nauki/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-9-2021-12/

© Новоселов С.Н., Белкина Е.Н., 2021. Московский экономический журнал, 2021, № 9.

[1] 553 №4