slot gacorslot88https://sjlas.org/slot-gacor/https://sjlas.org/slot-dana/https://sjlas.org/slot-pulsa/https://nicerjss.com/slot-gacor/https://nicerjss.com/slot-dana/https://nicerjss.com/slot-pulsa/https://sdbagl.org/slot-gacor/https://sdbagl.org/slot-dana/https://sdbagl.org/slot-pulsa/http://pkc.grsmu.by/assets/slot-gacor/http://ctdn.kubg.edu.ua/wp-content/uploads/2019/09/slot-gacor/https://profor.facmais.edu.br/https://www.spr.org.br/din/eventos/-/slot-online/https://bio-med.euroasia-science.ru/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/http://slovopys.kubg.edu.ua/wp-content/uploads/2019/09/slot88/http://e-journal.sastra-unes.com/public/journals/1/slot-deposit-dana/https://submissoesic.propes.ufabc.edu.br/public/journals/9/slot-gacor/https://pedomanwisata.com/http://library.nmuofficial.com/https://revista-uem.uno/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://uimscics.ui.edu.ng/wp-content/uploads/2021/09/slot-deposit-pulsa/http://alumni.sastra-unes.com/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://thedanipost.com/wp-content/uploads/2020/09/slot88/https://cloud-journals.com/images/slot-deposit-pulsa/https://interrev.com/public/journals/1/slot88/https://anais.faama.edu.br/public/journals/3/slot88/http://uad-jrnl.nau.in.ua/public/journals/1/slot88/https://library.uhsp.edu.ua/wp-content/uploads/2022/02/slot-deposit-pulsa/https://fastgrowingtree.forest.ku.ac.th/https://pay.ucdavis.edu/gacor88slot gacorslot gacor hari inilink slot gacorslot88judi slot onlineslot gacorsitus slot gacor 2022https://www.dispuig.com/-/slot-gacor/https://www.thungsriudomhospital.com/web/assets/slot-gacor/slot88https://omnipacgroup.com/slot-gacor/https://viconsortium.com/slot-online/http://soac.abejor.org.br/http://oard3.doa.go.th/slot-deposit-pulsa/https://www.moodle.wskiz.edu/http://km87979.hekko24.pl/https://apis-dev.appraisal.carmax.com/https://sms.tsmu.edu/slot-gacor/http://njmr.in/public/slot-gacor/https://devnzeta.immigration.govt.nz/http://ttkt.tdu.edu.vn/-/slot-deposit-dana/https://ingenieria.unach.mx/media/slot-deposit-pulsa/https://www.hcu-eng.hcu.ac.th/wp-content/uploads/2019/05/-/slot-gacor/https://euromed.com.eg/-/slot-gacor/http://www.relise.eco.br/public/journals/1/slot-online/https://research.uru.ac.th/file/slot-deposit-pulsa-tanpa-potongan/http://journal-kogam.kisi.kz/public/journals/1/slot-online/https://aeeid.asean.org/wp-content/https://karsu.uz/wp-content/uploads/2018/04/-/slot-deposit-pulsa/https://zfk.katecheza.radom.pl/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://science.karsu.uz/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/ Московский экономический журнал 12/2021 - Московский Экономический Журнал1

Московский экономический журнал 12/2021

Научная статья

Original article

УДК 000.00.0

УДК 332

doi: 10.24412/2413-046Х-2021-10745

ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ ЛИДЕРСТВО КАК ОСНОВНОЙ ФАКТОР РАЗВИТИЯ ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА

TECHNOLOGICAL LEADERSHIP AS THE MAIN FACTOR IN THE DEVELOPMENT OF THE FUEL AND ENERGY COMPLEX

Яровова Татьяна Викторовна, кандидат педагогических наук, доцент, заместитель научного руководителя МИЭП, доцент кафедры управления инновациями Одинцовский филиал Московского государственного института международных отношений (университета)  МИД России (г. Одинцово), ), e-mail: yarovovatatiana@yandex.ru

Клочкова Арина Юрьевна, Одинцовский филиал Московского государственного института международных отношений (университета)  МИД России (г. Одинцово), e-mail:a.klochkova@odin.mgimo.ru

Yarovova Tatyana Viktorovna, PhD in Pedagogic sciences, Associate Professor, Deputy Scientific Supervisor of MIEP, Associate Professor of the Department of Innovation Management of the Odintsovo branch of the Moscow State Institute of International Relations of the Ministry of Foreign Affairs of Russia (Odintsovo), e-mail: yarovovatatiana@yandex.ru

Klochkova Arina Yurievna, Odintsovo branch of the Moscow State Institute of International Relations (University) of the Ministry of Foreign Affairs of Russia (Odintsovo), e-mail: a.klochkova@odin.mgimo.ru 

Аннотация. Большое значение в обеспечении энергией всех отраслей экономики на данном этапе имеют топливные ресурсы. Топливно-энергетический комплекс России является основанием в государственной экономической системе, он обеспечивает функционирование всех отраслей хозяйства, консолидацию субъектов России в единое экономическое пространство, формирование значительной части бюджетных доходов и валютных поступлений. От результатов работы топливно-энергетического комплекса зависит платежный баланс государства, поддержание курса рубля и уровень снижения долгового бремени страны. Именно поэтому появилась необходимость рассмотреть особенности технологического лидерства России в качестве одного из факторов развития топливно-энергетического комплекса.

Abstract. Fuel resources are of great importance in providing energy to all sectors of the economy at this stage. The fuel and energy complex of Russia is the foundation in the state economic system, it ensures the functioning of all sectors of the economy, the consolidation of the subjects of Russia into a single economic space, the formation of a significant part of budget revenues and foreign exchange earnings. The balance of payments of the state, the maintenance of the ruble exchange rate and the level of reduction of the country’s debt burden depend on the results of the work of the fuel and energy complex. That is why it became necessary to consider the features of Russia’s technological leadership as one of the factors of the development of the fuel and energy complex.

Ключевые слова: топливно-энергетический комплекс, технологическое лидерство, энергопереход, конкурентоспособность, водород, технологические приоритеты, технологический сдвиг

Key words: fuel and energy complex, technological leadership, energy transition, competitiveness, hydrogen, technological priorities, technological shift.

На данном этапе топливно-энергетический комплекс России и мира, в целом, становится более разнообразным, более диверсифицированным. Россия располагается в уникальном месте. С одной стороны, в стране имеются бесконечные ресурсы, с другой – «бесконечные» люди. Стоит рассмотреть, как сталкиваясь с новыми вызовами, которые определяются, зачастую, внешней повесткой, ТЭК Российской Федерации меняет приоритеты, какие имеются технологические приоритеты.

Те решения, которые сейчас принимаются в ТЭК в рамках технологического развития, будут играть роль в ближайшие десятилетия. Многие технологии находятся на раннем этапе развития и требуют доработки. Большое значение имеют деньги и финансирование, так Россия должна аккуратно выбирать приоритеты и направления, они должны быть перспективными, с потенциальным рынком, с достаточным заказом внутри отрасли, чтобы обеспечивать хотя бы 20-30 процентов перспективного спроса. Российские предприятия, которым этим занимаются, или НИОКР, которые спонсируются государством, должны быть окупаемыми.

Отвечая на вопрос, как изменились приоритеты и направления, в рамках которых движется ТЭК России, про кардинальные сдвиги говорить не стоит. Так, основные тренды являются довольно инерционными и меняются постепенно. Но за 2021 постковидный год в России сильно усилилась тема энергетического перехода. Эта тема является актуальной последние 15 лет, она активно влияет на развитие топливно-энергетического комплекса. Однако сейчас те инструменты, которые апробировались и готовились (трансграничное природное регулирование, торговля СО2 единицами), и в целом, усилия стран по декарбонизации и ограничению темпов роста температуры в мире привели к новому пониманию, новому осознанию того, в каком мире обществу предстоит жить.

Здесь не столько важны причины данной трансформации мышления, а важно то, что эти процессы имеют место быть, внешнее давление будет, и России надо адаптироваться. Таким образом, основной технологический сдвиг можно охарактеризовать в качестве большего внимания к технологиям энергоперехода в климатической повестке. Это касается всех сегментов: и добычи, и переработки, и генерации. Но, конечно, это оказывает косвенное влияние на геологоразведку, потому что геологоразведка по всему миру сокращается. Сейчас жизнь запасов мейджоров измеряется от 8 до 12 лет, в среднем. То есть, больше запасов глобальные, котируемые мейджоры не держат.

Так, появляется окно возможностей для национальных чемпионов, для государственных и частных компаний в ресурсных странах. От углевородоров никто не отказывается, даже если спрос будет в какой-то степени уходить на полку по той же нефти на горизонте 10-15 лет. Все равно сохранятся колоссальные объемы потребления в мире, и кто-то должен будет эти объемы поставлять. В качестве примера представим TTF с ценами на газ, превышающим 800 долларов за 1000 кубических метров. Понятно, это – локализованный кейс, когда сложилось несколько факторов. Но этот пример наглядно объясняет, что случается, когда происходит дисбаланс спроса и предложения по любым причинам.

Причина, соответственно, в краткосрочном отрезке времени – это холодная зима 2020 года, резкое восстановление потребления, недостаточное газохранилище, премиальный рынок Азии, куда ушла значительная часть субъектов предпринимательской деятельности. Это – причины краткосрочного, сжатого отрезка времени. А если растянуть эту причину на 10 лет, фактор хранилищ поменять на фактор запасов, в которые не вкладывали деньги, а фактор отсутствия субъектов предпринимательской деятельности вложить в фактор отсутствия инвестиций в добычу. Так, получаем потенциальный скачок дефицита на рынке углеводородов в будущем.

Этого не хотелось бы допускать, потому что любые скачки цен отрицательно влияют и на возможность планировать, и на потенциал потребителей. Поэтому, в части нефтегаза, добычных технологий, необходимо сфокусироваться на том, чтобы удешевить стоимость технологии, снизить зависимость от колебаний курсов валют. Россия находится, с точки зрения кривой предложения, в диапазоне себестоимости от 20 до 50 долларов на большую часть текущих и перспективных запасов. Но за горизонтом 2030 года существенная часть запасов, с которыми предстоит работать, будет находиться в верхней границе этого диапазона и потенциально будет более дорогой. Так, необходимо приложить максимум усилий для того, чтобы Россия оставалась в этом диапазоне, потому что в условиях обострения конкуренции в мире и в случае, если национальные компании -ресурсодержатели будут идентифицировать свою добычу, чтобы монетизировать запасы, это будет оказывать давление на цены в перспективе.

Если избежать сценария с нехваткой спроса, о котором говорили ранее, то более вероятный сценарий – это ограничения по цене и жизнь в диапазоне 45-55 долларов. Россия должна обеспечить конкурентоспособность в таких условиях. Это означает, что ТЭК должен работать над всеми технологиями, которые нужны для работы с тризами: это и КНБК, и роторно-управляемая система, и телеметрия. Без этого ТЭК не будет конкурентоспособным, с учетом того экспоненциального прироста объемов горизонтального бурения, работы над трудноизвлекаемыми запасами в горизонте 10 лет и др. России нельзя допустить инфляции цен на компоненты.

Переходим к переработке. Здесь тоже очень важно сохранить конкурентоспособность отечественной продукции на мировом рынке. Здесь «зеленость» получает свою актуальность. Пока углеводороды не попали напрямую в трансграничное углеродное регулирование. Но опять же мы видим, что дискуссия по этому поводу продолжается и никаких гарантий того, что этого не произойдет в будущем, нет. Поэтому Россия должна понимать и готовиться к тому, что страна должна снижать углеродный след любой переработанной продукции. Это, в общем, относится ко всем сегментам экономики, и в том числе, к нефти, газу и нефтехимии. Несмотря на то, что напрямую нефтепереработка и нефтехимия не являются крупными эмитентами СО2, но каждая сниженная тонна выбросов будет делать продукт более «зеленым», более конкурентным на рынке.

Здесь начинает играть роль стоимость СО2 и стоимость тех технологий, которые Россия будет внедрять для того, чтобы этого достигнуть. Так, плавно переходим к захоронению и использованию СО2. Эта тема довольно активно обсуждается, Минэнерго России активно работает над «дорожной картой» по данному технологическому направлению и взаимодействует с рядом компаний, которые будут реализовывать пилотные проекты на газовых истощенных месторождениях либо там, где можно закачивать СО2 для повышения нефтеотдачи. Это – перспективное направление.

У России в этом плане имеется большое конкурентное преимущество. В стране – развитая система транспортировки. Также много говорится про транспортировку водорода по трудам, что является достаточно перспективным и тяжелым направлением деятельность. Но здесь нет существенных технологических вызовов – только обезвоживание. Любая современная труба позволяет транспортировать СО2 на большие расстояния. Он гораздо проще поддается сжижению с гораздо меньшими энергетическими затратами и закачке в пласт.

В мире ведутся споры по поводу эффективности технологии эффективности закачивания. Но если в Европе нет такого количества потенциальных ловушек и газовых месторождений, то в России с этим проблем нет. В Норвегии, например, этой мерой эффективно пользуются. Но проблема Норвегии заключается в том, что она удалена от источников выбросов. У них нет таких сконцентрированных источников выбросов СО2, чтобы сразу их улавливать и закачивать. Так, приходится заниматься этим на уровне экспериментов с сжижением СО2 в других местах, транспортировкой на танкерах. Все это очень сильно повышает стоимость.

В России же благодаря трубопроводной системе и большому количеству источников концентрированных выбросов апробировать эту технологию можно и это может быть достаточно эффективно. Здесь главный вопрос заключается в выручке, то есть если кредиты, которые будут сгенерированы по итогам данной деятельности можно будет продать, то даже при текущей цене СО2 в 50-60 евро эти проекты являются окупаемыми.

По водороду Россия находится в начале крупного цикла. Неизвестно, на какую высоту он поднимает ТЭК с точки зрения потенциального потребления водорода. Но, очевидно, что к 2030 году водород свое место в мировом энергобалансе займет. В этом плане у России есть задел по времени, но он тоже не очень большой. По этому направлению необходимо уже сейчас начинать работать. Это – элекролизеры, технологии хранения, композиты, которые нужны для емкостей транспортировки и др. Россия планирует занять существенную доля мирового рынка водорода за счет экспорта, но это сейчас – серая зона с точки зрения того, как она будет развиваться. Пока рынка нет. Россия уже сегодня должна думать о том, как его потреблять внутри страны, где это может быть эффективно. Это – тяжелые грузовики, потенциально локомотивы и использование для автономного энергообеспечения. Так, есть довольно большой пласт применения водорода, который может быть эффективен при стоимости производства и подготовки к транспортировке в 4-5 долларов за килограмм. Это – вполне достижимый показатель.

Не так давно был представлен первый российский водоробус, точнее, его прототип, который будет широко испытываться в течение следующего года. Существенная часть технологических решений, которые были использованы при создании этого водоробуса, не является российской. Сейчас анонсирован проект на Сахалине по крупному производству голубого водорода. Опять же компания, которая будет реализовывать этот проект, закупает технологическое решение под ключ у зарубежной фирмы. Когда мы говорим о технологиях улавливания и хранения водорода, то так или иначе мы говорим о том, что, например, более-менее базовой технологии аминовой очистки в России, готовой для внедрения, нет. 

При этом, все вызовы понятны, они действительно стоят на повестке. Но когда мы говорим о ресурсах, которые необходимы для того, чтобы эти технологические приоритеты и наделы наработать, их очень ограниченное количество. Если мы сравним Россию с Китаем, то последние в течение 2020 года на развитие водородной энергетики выделили более 20 млрд. долларов. В Великобритании был объявлен приз, что первая компания, которая будет реализовывать проект по хранению и улавливанию водорода, получит 1 млрд. фунтов.

Чтобы такие прорывные направления реализовывать в России, требуются большие средства. Мы прекрасно понимаем, что они не безграничны. Например, в 2021 году велась работа по фронтальной стратегии под руководством Председателя Правительства РФ. Одним из проектов, который там был отобран и на который был сделан акцент, это – водородная энергетика, в том числе, совместная работа Министерства энергетики РФ, Министерства промышленности РФ. В рамках этого проекта будет выделено достаточно средств для того, чтобы эту работу начать.

К этой работе придется подходить креативно и нетрадиционно для того, чтобы обеспечить кооперацию с бизнесом, который хочет этим заниматься. Именно поэтому надо делать фокус на внутреннем потреблении. Не создав этот рынок и не дав возможности компаниям реализовывать определенные продукты, государство не сможет вытянуть это не своих плечах. Здесь мало государственного финансирования, требуется соучастие бизнеса. Также надо настраивать систему стимулов – это не обязательно прямые субсидии. Это может быть стимулирование спроса, стимулирование перехода на топливные элементы в части водоробусов. Это – большой потенциальный инструмент.

Регионы имеют возможности поддержки за счет налога на имущество и налога на прибыль. Также нельзя пренебрегать кооперацией на международном уровне, потому что, например, в Европейском Союзе выделяются колоссальные деньги, но не во всех странах разрешено улавливание и захоронение СО2. При этом, все страны этим интересуются. Так, за счет офсета, за счет торговой квоты можно обеспечить «голубизну» сероводорода, который производится за несколько тысяч километров от точки закачки что в России, что за границей.   

Выделенные выше направления – этот тот фокус, который сегодня в России на повестке, над которым органы государственной власти РФ работают совместно с регионами, компаниями-чемпионами по данным направлениям. Будем надеяться, что в 2022 году по выделенным направлениям уже будут представлены конкретные результаты.

Список источников

  1. Видищева Е.В. Топливно-энергетический комплекс: особенности развития и управления в современных условиях: монография / Е.В. Видищева, О.А. Бугаенко, М.А. Селиверстова. – М.: ИНФРА-М, 2020. – 111 с.
  2. Государственная внешнеэкономическая политика Российской Федерации: учебник / под общ. ред. А.Г. Авшарова. – Санкт-Петербург: Питер, 2021. – 528 с.
  3. Илькевич Н.И. Сооружение и эксплуатация газонефтепроводов и газонефтехранилищ: учебное пособие / Н.И. Илькевич. – М.; Вологда: Инфра-Инженерия, 2021. – 124 с.
  4. Комплексная автоматизация в энергосбережении: учебное пособие / Р.С. Голов, В.Ю. Теплышев, А.Е. Сорокин, А.А. Шинелёв. – М.: ИНФРА-М, 2020. – 312 с.
  5. Министерство энергетики РФ. [Электронный ресурс] // Режим доступа: https://minenergo.gov.ru/ 

References

  1. Vedishcheva E.V. Fuel and energy complex: features of development and management in modern conditions: monograph / E.V. Vidishcheva, O.A. Bugaenko, M.A. Seliverstova. – M.: INFRA-M, 2020. – 111 p.
  2. State foreign economic policy of the Russian Federation: textbook / edited by A.G. Avsharov. – St. Petersburg: Peter, 2021. – 528 p.
  3. Ilkevich N.I. Construction and operation of gas and oil pipelines and gas and oil storages: textbook / N.I. Ilkevich. – M.; Vologda: Infra-Engineering, 2021. – 124 p.
  4. Complex automation in energy saving: textbook / R.S. Golov, V.Yu. Teplyshev, A.E. Sorokin, A.A. Shinelev. – M.: INFRA-M, 2020– – 312 p.
  5. Ministry of Energy of the Russian Federation. [Electronic resource] // Access mode: https://minenergo.gov.ru/

Для цитирования: Яровова Т.В., Клочкова А.Ю. Технологическое лидерство как основной фактор развития топливно-энергетического комплекса // Московский экономический журнал. 2021. № 12. URL: https://qje.su/rekreacia-i-turizm/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-12-2021-39/

© Яровова Т.В., Клочкова А.Ю., 2021. Московский экономический журнал, 2021, № 12.