Московский экономический журнал 8/2019

image_pdfimage_print

УДК: 314.74

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-18091

МИГРАЦИОННЫЕ ОТНОШЕНИЯ РОССИИ С ЗАРУБЕЖНЫМИ СТРАНАМИ: СТРУКТУРА МЕЖДУНАРОДНОЙ МИГРАЦИИ

MIGRATION RELATIONS BETWEEN RUSSIA AND FOREIGN COUNTRIES: INTERNATIONAL MIGRATION PATTERNS

Авдеев Е.В., к.э.н., avdeev1707@mail.ru, ФГБОУ ВО «Воронежский государственный аграрный университет имени императора Петра I», Воронеж, Российская Федерация

Avdeev E.V., Cand. Sci. (Econ), avdeev1707@mail.ru, Voronezh State Agrarian University named after Emperor Peter the Great, Voronezh, Russian Federation

Аннотация: В статье определены основные направления миграционного обмена России с зарубежными странами. Структура мигрирующего населения претерпела незначительные изменения – в 2016 г. доля численности мигрантов из стран СНГ составила 89,0%, что на 1,9 п. п. ниже уровня 2000 г., а доля численности мигрантов из других стран – 9,1%, или на 1,7 п. п. выше. Численность эмигрирующего населения с территории страны растет более высокими темпами. Количество убывающего населения в исследуемом периоде увеличилось по сравнению с 2000 г. в 2,1 раза и в 2016 г. достигло 313,2 тыс. чел. Имеет место трансформация направлений эмиграции населения. В частности, увеличивается доля населения, эмигрирующего в страны СНГ, в 2000 г. она составляла 55,3%, а в 2016 г. – 81,9%. Вместе с тем уменьшилась доля населения, мигрирующего в страны ЕС, – с 31,0% (45,1 тыс. чел.) до 3,7% в 2016 г. (11,6 тыс. чел.). За исследуемый период количество прибывших на территорию страны этнических русских уменьшилось на 24,2% и в 2016 г. составило 186,5 тыс. чел., а прибывших иностранных граждан увеличилось в 3,3 раза, или выросло с 114,6 тыс. чел. в 2000 г. до 384,3 тыс. чел. в 2016 г. Выявленные тенденции нашли свое отражение и в изменении структуры прибывающего населения. Наблюдается рост доли иностранных граждан с 40,2% до 80,1% с уменьшением удельного веса российских граждан – с 56,0% до 18,8%. Политика властных структур Российской Федерации в области международной миграции должна быть взвешенной и более прагматичной, направленной на решение текущих и среднесрочных задач обеспечения роста отечественной экономики.

Summary: The purpose of the study is to define the main directions of migration exchange between Russia and foreign countries. The structure of the migrant population has undergone minor changes – in 2016 the share of migrants from the CIS countries was 89.0%, which is 1.9 percentage points lower than in 2000; at the same time, the share of migrants from other countries was 9.1%, which is 1.7 percentage points higher. The number of emigrating population is growing at a higher rate. During the period under review the number of departing population increased by 2.1 times in comparison to 2000 and in 2016 reached 313.2 thousand people. There observed a transformation in directions of emigration. In particular, the share of the population emigrating to the CIS countries is increasing – in 2000 it was 55.3%, and in 2016 – 81.9%. At the same time, the share of the population migrating to the EU countries decreased from 31.0% (45.1 thousand people) to 3.7% in 2016 (11.6 thousand people). During the period under review, the number of ethnic Russians arriving in the country decreased by 24.2% and in 2016 amounted to 186.5 thousand people; the number of foreign citizens increased by 3.3 times, – from 114.6 thousand people in 2000 to 384.3 thousand people in 2016. The revealed trends are also reflected in the changing structure of the incoming population. There is an increase in the share of foreign citizens from 40.2% to 80.1% with a decrease in the share of Russian citizens – from 56.0% to 18.8%. The international migration policy of the Russian Federation should be balanced and more pragmatic, as well as aimed at solving the current and medium-term tasks of ensuring the domestic economy growth.

Ключевые слова: миграция, миграционные отношения, сальдо миграции, структура международной миграции, эмиграция населения.

Keywords: migration, migration relations, balance of migration, international migration pattern, emigration.

Существующие на сегодняшний день миграционные взаимоотношения России с зарубежными странами в сфере международной миграции являются во многом уникальными. Имевший место распад СССР в конце XX века изменил вектор развития страны, затронув весь народнохозяйственный комплекс, и, как следствие, жизнедеятельность россиян. Миграционные отношения претерпели значительные трансформации. Если раньше значительная часть мигрирующего населения подпадала под категорию внутренней миграции, то теперь они автоматически становились международными мигрантами, со всеми вытекающими из этого определенными ограничениями и спецификой.

За годы реформ, вследствие проведения различного рода рыночных преобразований, а также интеграции России в систему международного разделения труда, международная миграция получила существенное развитие, с темпами роста выше среднемировых. Российская Федерация на сегодняшний день выступает как один из основных мировых центров притяжения мигрантов. Именно поэтому вопросы количественного анализа, в вопросах численности, а также выделения основных направлений миграции/эмиграции населения в современных условиях должны стоять в приоритете у государственных структур, в частности, при формировании миграционной политики и обосновании механизмов ее регулирования.

В анализируемом периоде наблюдается активизация миграционного обмена с зарубежными странами. Отмечается рост численности населения, прибывшего на территорию РФ. Если в 2000 г. количество мигрантов насчитывало 359,3 тыс. чел., то в 2016 г. – уже 575,2 тыс. чел., рост составил 60,1 % (табл. 1). Структура мигрирующего населения при этом претерпела незначительные изменения. Так, в 2016 г. доля численности мигрантов из стран СНГ составила 89,0%, что на 1,9 п. п. ниже уровня 2000 г., а доля численности мигрантов из других стран – 9,1 %, или на 1,7 п. п. выше.

Следует отметить, что численность эмигрирующего населения с территории страны растет более высокими темпами. Количество убывающего населения в исследуемом периоде увеличилось по сравнению с 2000 г. в 2,1 раза и в 2016 г. достигло 313,2 тыс. чел. Имеет место значительное изменение направлений эмиграции населения. В частности, увеличивается доля населения, эмигрирующего в страны СНГ, в 2000 г. она составляла 55,3%, а в 2016 г. – 81,9%. Вместе с тем значительно уменьшилась доля населения, мигрирующего в страны ЕС, – с 31,0% (45,1 тыс. чел.) до 3,7% в 2016 г. (11,6 тыс. чел.).

Изменение структуры миграционного обмена носит системный и глубинный характер (табл. 2). За исследуемый период количество прибывших на территорию страны этнических русских уменьшилось на 24,2% и в 2016 г. составило 186,5 тыс. чел., а прибывших иностранных граждан увеличилось в 3,3 раза, или выросло с 114,6 тыс. чел. в 2000 г. до 384,3 тыс. чел. в 2016 г. Выявленные тенденции нашли свое отражение и в изменении структуры прибывающего населения. Так, если в 2000 г. доля граждан России составляла 62,1%, а иностранных граждан – 32,7%, то в 2016 г. ситуация радикально изменилась – граждане России и иностранные граждане стали занимать 32,4 и 66,8 % соответственно. При этом значительных изменений в международных странах донорах не отмечается, основными источниками мигрантов выступают страны СНГ, с долей 88,0% от общей численности иностранных граждан. Отметим, что численность мигрирующего населения из СНГ увеличилась в 3,4 раза и в 2016 г. составила 338,2 тыс. чел.

Значительные изменения коснулись структуры выбывающего населения. Прежде всего, отмечаются аналогичные тенденции, выявленные при анализе прибывающего населения. Наблюдается рост доли иностранных граждан с 40,2% до 80,1% с уменьшением удельного веса российских граждан – с 56,0% до 18,8%. При этом изменяется структура выбывающих иностранных граждан. Если в 2000 г. доля, приходящаяся на граждан стран СНГ, составляла 93,0%, то в 2016 г. – уже 83,6%, а численность выбывающих граждан, не относящихся к СНГ, увеличилась в 17,5 раза и в 2016 г. составила 41,1 тыс. чел.

Отмечается некоторое изменение структуры международной миграции по возрастному составу как среди мигрирующего, так и эмигрирующего населения (табл. 3). В исследуемом периоде наблюдается увеличение доли прибывшего населения в трудоспособном возрасте на 10,5 п.п. с 67,2 % в 2005 г. до 77,7 % в 2016 г, а выбывшего – на 14,0 п.п. с 68,0 % до 82,0 %. При этом темпы снижения доли населения младше трудоспособного возраста в структуре выбывшего населения значительно опережают аналогичные показатели по прибывшему населению, которые составили 9,4 и 3,2 п.п. соответственно. Выделенные тенденции опосредованно могут свидетельствовать об изменении целей, которые преследуют международные мигранты при смене жительства и отражают все большую вовлеченность России в международное разделение труда. Анализ показал, что в 2016 г. из 291,3 тыс. чел. выбывшего населения 94,7 % вернулись после временного отсутствия.

Исследование возрастной структуры по гражданству мигрантов позволило установить, что среди граждан, участвующих в миграционном обмене, доля населения в трудоспособном возрасте значительно выше среди иностранных граждан, а доля населения моложе трудоспособного возраста ниже, чем среди граждан России как среди прибывающего, так и выбывающего населения (рис.1, рис.2).

Проведенный анализ показал, что наблюдается устойчивая тенденция изменения структуры международной миграции по категориям поселений, с уменьшением доли прибывающих в сельскую местность на 13,3 п.п. с 34,4 % в 2000 г. до 21,1 % в 2016 г. (табл. 4). Отмечается увеличение миграционной активности населения по всем категориям поселений, при этом численность международных мигрантов, прибывающих в городскую местность растет более высокими темпами. Так, в период с 2001 по 2016 г. численность прибывающего населения в городскую местность увеличилась в 3,3 раза и составила 454,0 тыс. чел., а в сельскую – в 2,2 раза и 121,2 тыс. чел. соответственно.

При разработке концепции развития государственной миграционной политики должен учитываться тот факт, что в современных условиях развития мировой хозяйственной системы и углубляющимся международным разделением труда миграция значительно отходит от первоначального смысла – удовлетворение определенных социальных потребностей личности. Однако на сегодня классическое понимание миграции получает свое логическое и эволюционное развитие, она выступает как фактор, обуславливающий и обеспечивающий повышение темпов роста экономики отдельных стран.

Политика Российской Федерации в области международной миграции должна быть взвешенной и более прагматичной. На наш взгляд, в первую очередь она должна решать текущие и среднесрочные задачи, а именно обеспечение роста отечественной экономики и, как следствие, продовольственной и экономической безопасности страны. Основным направлением привлечения мигрантов может быть точечное трудоустройство на предприятия трудонедостаточных регионов, учитывая при этом, что помимо безусловно позитивного влияния на производительные силы принимающей страны, этот процесс часто сопряжен с высокими издержками социального порядка.

Список литературы

1. Авдеев Е.В. Основные направления внутрироссийской миграции / Е.В. Авдеев, К.С. Терновых // Московский экономический журнал. – 2019. – № 6. – С. 350-358.

2. Авдеев Е.В. Состояние и тенденции развития миграционных процессов в России / Е.В. Авдеев, К.С. Терновых // Московский экономический журнал. – 2019. – № 1. – С. 611-620.

3. Максытова Б.Т. Теоретические основы изучения международной миграции населения / Б.Т. Максытова, Б.С. Довлотов // Вопросы экономических наук. – 2018. – № 3 (91). – С. 7-9.

4. Омельченко Д.А. Международная миграция и безопасность российских регионов: статистический анализ и опыт построения типологии / Д.А. Омельченко, С.Г. Максимова, О.Е. Ноянзина // Society and security insights. – 2018. – № 1. – С. 13-31.

5. Российский статистический ежегодник. 2010: Стат. сб./Росстат. – Москва, 2010.  – 813 с.

6. Российский статистический ежегодник. 2014: Стат. сб./Росстат. – Москва, 2014.  – 693 с.

7. Российский статистический ежегодник. 2017: Стат. сб./Росстат. – Москва, 2017  – 686 с.

8. Демографический ежегодник России. 2002: Стат. сб. / Госкомстат России. – Москва, 2002. – 397 c.

9. Демографический ежегодник России. 2009: Стат. сб. / Росстат. – Москва, 2009. – 557 c.

10. Демографический ежегодник России. 2017: Стат. сб./Росстат. – Москва, 2017.