Московский экономический журнал 3/2021

image_pdfimage_print

УДК 330.3+338

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10131

СОВРЕМЕННЫЕ ВОПРОСЫ ФИНАНСИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

MODERN ISSUES OF FINANCING SOCIAL ENTREPRENEURSHIP

Вершинин Юрий Борисович, кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры,  Ульяновский государственный университет, г.Ульяновск

Вершинина Елена Львовна, кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры, Ульяновский государственный университет, г.Ульяновск

Валькова Валерия Алексеевна, Ульяновский государственный университет, г.Ульяновск

Няненкова Дарья Викторовна, Ульяновский государственный университет, г.Ульяновск

Авхадеева Лэйсан Зуфаровна, Ульяновский государственный университет, г.Ульяновск

Vershinin Y.B., 89272703013@mail.ru

Vershinina E.L., 89272708908@mail.ru

Valkova V.A., valkova.lera@bk.ru       

Nanenkova D.V., nanenkovadara@gmil.com

Avkhadeeva L.Z., a.leysan@bk.ru 

Аннотация. Финансирование предприятий сферы социального предпринимательства испытывало большие проблемы в 2020 году из-за пандемии и связанного с ней кризисом. В течение минувшего года сформировался ряд трендов в данной области, которые охватывают не только проблемы финансирования «третьего сектора» экономики, но и оказывают воздействие на все стороны его функционирования.

В условиях жестокого финансового кризиса  подверглись пересмотру многие традиционные подходы к финансированию социальной сферы и бизнеса в целом. Смогут ли сложившееся к началу кризиса подходы, соответствовать возложенным на них кризисом задачам, будут неизбежно трансформироваться или исчезнут в условиях усилившейся конкуренции за источники финансирования. В статье делается общий вывод о перспективах сформировавшихся в это непростое время трендов.

Summary. The financing of social entrepreneurship enterprises experienced major problems in 2020 due to the pandemic and the associated crisis. Over the past year, a number of trends have emerged in this area, which cover not only the problems of financing the “third sector” of the economy, but also have an impact on all aspects of its functioning.

In the context of the severe financial crisis, many traditional approaches to financing the social sphere and business in general have been revised. Whether the approaches developed at the beginning of the crisis will be able to meet the tasks assigned to them by the crisis, will inevitably be transformed or will disappear in the conditions of increased competition for sources of financing. The article makes a general conclusion about the prospects of the trends formed in this difficult time.

Ключевые слова: экономический кризис, финансирование, социальное предпринимательство, некоммерческие организации (НКО), диджитализация, благотворительность.

Keywords: economic crisis, financing, social entrepreneurship, non-profit organizations (NGOs), digitalization, charity.

В нашем исследовании мы хотели бы отразить актуальные тенденции,  происходящие в области финансирования социального предпринимательства в условиях наступившего кризиса. В период  обострения всех экономических проблем, значение социального предпринимательства для решения насущных проблем всех слоев общества только возрастает. С другой стороны, подвергшиеся неожиданному и тяжелому удару государственные финансы, будут не в состоянии в ближайшем будущем обеспечить население адекватной социальной помощью [1-3].

Данная статья основана на общенаучных и специальных методах с учётом процессов взаимосвязи теории и практики социального предпринимательства,  на фундаментальных принципах экономической теории, на обзоре работ отечественных и зарубежных авторов по данной тематике.

В качестве критериев социального предпринимательства чаще всего отмечают следующие черты: первая – социальный эффект работы предприятия основан на его основной деятельности – социальные цели отражены в уставе предприятия или в других основополагающих документах и эффект от работы предприятия не следует путать с социальной ответственностью предприятия (социально ответственным предприятием может быть любое которое ведёт свою деятельность с целью максимального получения прибыли, а в процессе её использования учитывает социальные факторы).

Вторая особенность –  использование инновационных методов развития и решения социальных проблем. Часто отмечаемая исследователями третья особенность – достаточная финансовая устойчивость в развитии компании, в условиях развивающегося экономического кризиса играет, на наш взгляд, уже не столь основополагающую роль, поэтому в рамках данной статьи мы будем рассматривать процессы, воздействующие на социальное предпринимательство и некоммерческие организации (НКО), совместно.

Завершившейся 2020-й год оставил очень неоднозначные впечатления по перспективам развития некоммерческих организаций в России и всего сектора социального предпринимательства. С одной стороны, в большинстве публикации отмечается чрезвычайно негативный удар, который нанесла пандемия через сокращение всех экономических секторов почти без исключения и общего снижение деловой активности. Это неизбежно привело к сокращению финансовой поддержки социального блока, который по своей сути не может обойтись без активной фондовой поддержки со стороны коммерческих предприятий и инфраструктурной поддержки со стороны государства. С другой стороны, иногда в одних и тех же публикациях проскальзывают интересные данные не только о не сокращении услуг по финансированию некоммерческого сектора, но и определённом росте тех секторов социального направления, которые ранее не отличались столь динамичным развитием.

Например, благотворительные фонды поддержки и развития филантропии отмечают, что многие из них переместили свои программы в он-лайн и теперь помогают своим подопечным в этом режиме. Особенно данная тенденция прослеживается в области образования, детского обучения игр для детей и молодёжи. Очень много формулируется со словами «..вот когда будет сняты ограничения по ковиду!» – это указывает на то, что большинство  наших респондентов скорее находится в состоянии «переждем как-нибудь ещё немного, а вот потом пытаемся наверстать упущенное!»

Разнонаправленные тенденции 2020 года дают много пищи для размышления о дальнейших перспективах развития НКО и социального предпринимательства в целом. Продолжается активно так называемая диджитализация рабочих процессов, проектов, услуг на фоне непрекращающейся  пандемии. В этом отношении даже отмечается мнение, что пандемию стоило бы поблагодарить за столь быстрое развитие таких направлений как создание CRM, развитие аналитики, переведения фандрайзинговой деятельности в цифровую форму и даже какой-то части волонтерского движения виде волонтёрского фандрайзинга. Пандемия изменила стиль работы многих фондов – отмечается, что теперь их задачей стало не привлечь к себе внимание всех сразу, а попытаться найти наиболее активных доноров, с которыми можно было бы продолжить сотрудничество и после окончания ограничений вирусных ограничений.

Среди факторов осложнивших работу социального предпринимательства и НКО в период пандемии, нельзя не отметить такие негативные явления как углубление бедности, рост активной и скрытой безработицы.  

Тенденция роста он-лайн пожертвований до этого года наблюдалась в течение нескольких лет и впервые в 2019-м году пожертвования он-лайн превысили пожертвования наличными, а в 2020-м году их рост шел по экспоненте. Очень ярким свидетельством данной тенденции стало мероприятие  #ЩедрыйВторник,  которое прошло 1-го декабря 2020г. и за 11 дней на интернет-платформах было сделано более 30 тысяч пожертвований.

Разные прогнозы существуют на тот период, когда ограничения по коронавирусу будут сняты  – с одной стороны многие благодарны пандемии за ускоренное темпы диджитализации, с другой стороны многие НКО были вынуждены сократить большую долю персонала, который не работал в данном секторе. Тем не менее, все сходятся на мысли, что создание новых платформ волонтерского фандрайзинга позволит повысить качество работы по сбору средств и повысить качество освещения различных событий в области социального партнёрства – от дней рождений до мастер-классов.

Таких платформ с каждым днём становится все больше, среди них можно назвать благотворительный фонд «Жизнь как чудо», который открыл онлайн-платформу «Эстафета чудес». Фонд «Подари жизнь» открыл платформу для всех, кто хочет стать другом фонда и собрать деньги на поддержку его программ — можно устраивать просто сборы он-лайн или проводить стримы, концерты, вечеринки. После успешной организации события, фонд отправляет письмо с благодарностью всем, кто совершил пожертвование и поздравил именинника. В итоге поздравление превращается в интересную игру — можно устанавливать денежную цель сбора и вместе с друзьями достигать ее.

Общее влияние кризиса на тенденцию развития социального предпринимательства в целом можно оценить как негативное. Россия, по данным исследования фонда «Умная среда», потратила на его развитие в 2018-м году около 0,4% от ВВП, в то время как США около 2 %, Бразилия 0,36% и  Китай около 0,17%. Глобальный экономический кризис в период продолжения пандемии  нанёс удар по сектору благотворительности, прежде всего, за счёт снижения объемов общих доходов компаний и корпораций, а также за счет снижения уровня реальных доходов домохозяйств. Активная борьба большинства правительств с коронавирусом привела к неизбежному процессу перераспределения средств от обычных направлений социальной поддержки к мерам тесно связанным с ликвидацией последствий коронавирусной инфекции.

Во всём мире происходит процесс снижения доступности образовательных услуг на всех уровнях в связи с цифровым неравенством, продолжает обостряться социально-экономическое неравенство стран и регионов. Как и в предыдущие глобальные экономические кризисы, большинство крупных международных благотворительных фондов вынуждены были тратить уже накопленные эндаумент-фонды, сокращать основные суммы накопленных инвестиций для компенсации возросшего уровня текущих затрат.

Новой тенденцией в развитии социального предпринимательства может стать также изменение схемы управления организациями. Может эксперты сходится во мнении, что это долговременный тренд, а не временное явление. Создание более гибких структур,  ориентированных на активную работу и привлечения средств, такие как грантовый конкурс, краудфандинг, венчурное финансирование и другие, будет основной целью, связанной с выживанием некоммерческих организаций в новых непростых условиях.
Рука об руку с новыми инвестициями идёт процесс  инновационных  решений в работе фондов.

С одной стороны незримой границы оказались те структуры, которые не смогли изменить стиль своей работы в условиях кризиса, скорее всего они свернут свои программы. Те же НКО и социальные предприятия,  которые смогли освоить новый язык коммуникации с потенциальными донорами, реализовали новые проекты со своими конкурентами, внедрили новые технологии – ускорят свое развитие. Именно эти компании освоят новые инновационные процессы и остановят инерционные процессы в секторе информационных технологий.

Какие же цифровые навыки приобрел социальный сектор в пандемию? 48% освоили использование цифровых платформ, 40% — актуализировали работу с информацией на сайте и в социальных сетях, 29% — применили коммуникационные цифровые возможности для организации проектов. При этом лишь третья часть респондентов (28%) оценила уровень цифровой грамотности сотрудников как недостаточный и скорее недостаточный. 67% респондентов пришлось во время пандемии освоить программу Zoom, 49% научились работать с видеоконференциями, 27% организовали удаленное рабочее место и 18% ответили, что не освоили за это время ничего нового.

Существенной тенденцией в третьем секторе стало повышение уровня горизонтальных связей между людьми и организациями. Болезненная трансформации большинства благотворительных структур привела к неизбежной инициативе по объединению усилий для выживания в новых условиях. Возникли контакты не только на горизонтальном уровне, но и на уровне построения новых связей с государством – получение грантовой поддержки, создание новых НКО, снижение налоговой нагрузки. Кроме этого, достаточно положительно в кризис проявили себя такие государственные структуры как Почта России, Сбербанк, большинство государственных корпораций. В то же время ряд НКО подчёркивают свои опасения об усложнении условий работы в связи с принятием нового закона об иностранных агентов.

Пандемия в какой-то степени вызвала расслоение третьего сектора. Произошло это, по мнению большинства экспертов, под значительным влиянием государства. Так, например та часть сектора, которая занимается правами человека, экологией, общественным контролем оказалась под довольно сильным давлением государства. В то же время те структуры, которые оказывают социальные услуги, различные проекты помощи населению в большинстве своем государством поощряется. В какой-то степени произошёл раскол сектора НКО и социального предпринимательства, выше стала специализация НКО на тех или иных сферах деятельности.

В условиях кризиса активно проявили себя  фонды-доноры,  например фонды Владимира Потанина, Геннадия Тимченко и Игоря Рыбакова. Они выступили с инициативой о новых филантропических проектах, связанных с COVID-19, каждый из этих фондов выделил на эти цели более миллиарда рублей. Одновременно произошло смягчение условий отчетности о выделяемых средствах для получателей, так как в условиях кризиса резко усложнилась их работа.

Начался процесс активного диалога грантодателей и грантополучателей для более прозрачно взаимодействия, сокращения формальностей и повышения прозрачности конкурсных процедур. Это важнейший диалог, который в будущем приведёт к серьезному улучшению качества работы благотворительных организаций.

Одновременно с ростом интереса к социальному сектору в связи с расширением пандемии, поддержка сектора стала носить формат “mission d’urgence” (формат программы помощи при климатических катастрофах или локальных конфликтах), реальную эффективность этой помощи можно будет оценить гораздо позже. В целом можно сказать, что основным трендом ушедшего года стал рост интереса к социальной сфере и одновременно повышение требовательности к социальной эффективности проводимых мероприятий. По нашему мнению данная тенденция сохранится как минимум на ближайшую перспективу, не только в секторе НКО, социального предпринимательства, но и в области социально-ориентированных предприятий в целом, всего третьего сектора.

В качестве одной из главных тенденций прошедшего года, как в хорошем, так и в негативном смысле, аналитики отмечают рост интереса государственных структур к НКО, волонтерству и проблемам социального предпринимательства. С одной стороны, общество благосклонно к процессу повышения затрат государства на помощь социально малоимущим гражданам, но в то же время происходит процесс в какой-то степени выхолащивания и обесценивания роли НКО в решении социальных проблем – государство пытается решать свои собственные проблемы путём использования такой эффективной формы хозяйствования и использования бюджетных средств.

На федеральном уровне использование государственных НКО началось ещё в 2012-м году, темпы роста их числа вначале были небольшими, но ещё перед самым кризисом в 2019-м году было сразу созданы несколько автономных некоммерческих организаций – Центр развития культурных инициатив, Платформа для работы с обращениями предпринимателей,  и так далее. Кроме того НКО активно создавали различные бюджетные учреждения и госкорпорации. Также всплеск количество НКО в 2019-м году произошёл на региональном уровне, многие из них были учреждены региональными правительствами перед самым кризисом.

Правительство сразу активно стала поддерживать созданные АНО – в период с 2015-го по 2019 г. оно выделило  почти 250 млрд.руб. на их субсидирование. Крупнейшими получателями стали Российский научный фонд и АНО «ТВ новости» (Russia today).

Такая симпатия со стороны государства к АНО объясняется тем что это форма и всех возможных  наиболее приближена к возможности осуществлять коммерческую деятельность. Существенное ограничение только одно – АНО не вправе распределять самостоятельно прибыль, так как она должна идти на решение уставных целей организации. Данная форма позволяет обойти не только 94-й ФЗ о госзакупках в бюджетных организациях, но и 222-й ФЗ, который регулирует закупки госкомпаний. Все имущество, переданное АНО, переходит в собственность организаций.

В качестве своеобразного заключения на основе нашего обзора, можно привести слова директора одного из благотворительных фондов о том, что в новых условиях «постковидной» действительности потребность в социальном содействии резко возрастёт. Усиление неравенства, рост бедности, углубление социальных проблем, возрастание одиночества и страха в обществе приведут к новой востребованности в НКО, и они опять окажутся на переднем крае борьбы “…с серьезно подсевшими бюджетами, вымотанными командами и не слабеющим желанием помогать”.

На основании проведенного обзора можно сделать следующие предварительные выводы. По нашему мнению существующая в разных странах система поддержки социального предпринимательства (в том числе НКО), включающая в себя такие хорошо зарекомендовавшие себя решения, как JOBS Act для венчурного финансирования, краудсорсинг и другие [4,5], скорее всего под серьезным влиянием продолжающегося глобального кризиса, будет серьезно изменяться:

  1. Для государства в условиях глобального кризиса направление социального предпринимательства представляет собой весьма перспективный способ снизить прямые государственные расходы на поддержание социальной сферы, хотя в целом участие государства в социальных расходах никак не заменит, тем более не заменит участие государства в поддержании инфраструктуры.
  2. В «третьем секторе» происходит существенное расслоение участников социальной деятельности, меньшая часть из них успешно адаптируется к новым условиям, большая часть, скорее всего, будет вынуждена со временем свернуть свою деятельность.
  3. Цифровизация сектора, резко усиленная процессами перевода деятельности социальных организаций в режим он-лайн, только ускоряет обозначенную в п.2 тенденцию.
  4. Создание более гибких структур, ориентированных на активную работу и привлечения средств, такие как грантовый конкурс, краудфандинг, венчурное финансирование и другие, будет основной целью, связанной с выживанием некоммерческих организаций в новых непростых условиях.
  5. Государство старается использовать текущую ситуацию с одной стороны для повышения контроля над сектором, с другой – создает свои собственные структуры, использующие благоприятные налоговые преференции и выгоды данной организационно-правовой формы.

Литература

  1. Мир 2035. Глобальный прогноз / под ред. акад. А.А. Дынкина / ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН. — М.:Магистр, 2017. — 352 с.
  2. Клинов В.Г. Сдвиги в мировой экономике в XXI веке: проблемы и перспективы развития // Вопросы экономики. 2017. № 7. — С. 114–127. Voprosy Ekonomiki, 2017, No. 7, pp. 114–127.
  3. Комолов О.О. Деглобализация в контексте мировой экономической стагнации //Экономическое возрождение России. 2018. № 4 (58) С. 50–63.
  4. Rainer Schenk. The Future of Digital Financing by Crowdinvesting. — E.: GRINVerlagGmbH, 2014. — 16-24 р.
  5. William Michael Cunningham. The JOBS Act: Crowdfunding for Small Businesses and Startups. — NY.: Springer-Verlag, 2013. — 54-89 р. 

References

  1. Mir 2035. Global’nyi prognoz / pod red. akad. A.A. Dynkina / IMEMO im. E.M. Primakova RAS. M.: Magistr,2017. 352 p.
  2. Klinov V.G. Sdvigi v mirovoi ehkonomike v XXI veke: problemy i perspektivy razvitiya // Voprosy Ekonomiki. 2017. No. 7. Pp. 114–127.
  3. Komolov O.O. Deglobalizatsiya v kontekste mirovoi ehkonomicheskoi stagnatsii //Ehkonomicheskoe vozrozhdenie Rossii. 2018. No 4 (58). Pp. 50–63.
  4. Rainer Schenk. The Future of Digital Financing by Crowdinvesting. — E.: GRINVerlagGmbH, 2014. — 16-24 р.
  5. William Michael Cunningham. The JOBS Act: Crowdfunding for Small Businesses and Startups. — NY.:Springer-Verlag, 2013. — 54-89 р.