Московский экономический журнал 12/2019

УДК:07.00.00 93/94

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-10216

ВЛАСТЬ И СТУДЕНЧЕСТВО В СССР В 1953 – 1964 ГОДАХ: «НОВЫЕ» ОЖИДАНИЯ И ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ БОРЬБА

В.В. Игнатов, аспирант 3 курса Московского Городского Педагогического Университета, направления подготовки 46.06.01 «Исторические науки и археология», профиля подготовки «Отечественная история», Россия, г. Москва

Аннотация: Статья отражает основные векторы развития умонастроений студенческой среды периода “оттепели”. Европейский политико-культурный опыт, меняющаяся советская государственность, «оттепель» – все это стало факторами формирования студенческих представлений о политической, идеологической и культурной жизни советского государства после XX съезда КПСС.

Summary: The article reflects the main vectors of development of student media mentality period of the “thaw”. European political and cultural experience, changing Soviet state, “thaw” – all these factors was the formation of students’ ideas about the political, ideological and cultural life of the Soviet country after the XX Congress of the CPSU. 

Ключевые слова: оттепель, XX съезд КПСС, умонастроения студенчества, протестные формы молодежной культуры, политика и идеология СССР в 1953 – 1964 годах.

Key words: thaw, XX Congress of the CPSU, the mindset of students, protest forms of youth culture, politics and ideology of the USSR in 1953 – 1964 years.

В СССР, в период 1953 – 1964 годов влияние западной культуры, транслируемой посредством СМИ являлось для молодежи не только примером для подражания и идентификации себя как передовой общественной массы, отличной от «серой» советской общественности, но и стало благодатной почвой для создания самобытных и уникальных культурных течений, появление которых стало возможным только в период «оттепели», в условиях изменившегося общественного и исторического сознания наших граждан – барды, шестидесятники, стиляги и другие. Новые «ожидания» студенчества от партийного руководства и изменение идеологической обстановки после XX съезда КПСС достаточно ощутимо обострили проблему диалога власти и студенчества. Для понимания этой проблемы, необходимо, прежде всего, обратиться к причинам, оказавшим влияние на либерализацию общественно-политической жизни СССР, особенно, в академической среде. Рассмотрим изменения, коснувшиеся системы высшего образования периода «оттепели».        

Согласно мнению партийного руководства, в середине 1950-х гг. система народного образования страны нуждалась в качественных преобразованиях. Данную инициативу Н.С. Хрущев выдвинул уже на ХХ съезде КПСС, проходившем с 14 по 25 февраля 1956 г. В резолюции этого съезда были намечены некоторые направления будущей реформы[1], которая была осуществлена в 1958 г. под лозунгом «За тесную связь школы с жизнью». Задачи реформы состояли в решении трех основных проблем. Во-первых, сближение студентов с производственным процессом должно было сделать будущих специалистов более уверенными в своих возможностях по окончании вуза. Во-вторых, принятые меры в значительной степени облегчали поступление в высшие ученые заведения лиц рабоче-крестьянского происхождения. И, наконец, в-третьих, дорога в вузы была теперь непосредственно связана с «общественно-полезным трудом», имеющим большие воспитательные функции.  

Происходящие изменения социального состава обучающихся, общие особенности, связанные с поступлением абитуриентов в высшие учебные заведения, тесная связь учебной деятельности с работой на производстве и профессиональным самосовершенствованием обучающихся, а также другие факторы реформы образования 1958 года, безусловно возымели свое действие. Внешняя либерализация существующего мобилизационного типа развития политической системы в купе с разрядкой ситуации международной напряженности, проникновением идей свободы и демократических начал,  зарубежной музыки, живописи и кинематографа, произвели определенный слом в общественном и историческом сознании молодых представителей академических кругов. Стало возможным обнародование и обсуждение табуированных тем, которые связаны как с текущим политическим курсом ЦК КПСС, так и с наследием минувшей эпохи И.В. Сталина, реальными особенностями и результатами осуществления программы «броска в коммунизм».                                                 

Но, при всем том, что приводило к смягчению существовавшего режима, в том числе в общественно – политической и культурной сфере, сам режим, а точнее его партийная и политико-идеологическая составляющая, строго охранялись, а дерзновения хоть как-то усомниться в его правильности и непогрешимости, значимости концепции общенародного государства, пресекались самым различным образом, хотя суровые меры по пресечению антипартийной и антигосударственной преступной деятельности применялись в значительно меньшей степени, чем в первые послевоенные годы.                                                                                       

Без внимания советского партийного и государственного руководства не оставалась также культурная и духовно – нравственная составляющая советского общества, притесняемая новыми, притягательными веяниями с Запада. Особенно четко эта тенденция прослеживается после 1957 года, когда в Москве состоялся VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Так, уже к  середине 1950-х гг. в вузовской среде, наряду с творческой самодеятельностью, отмечается появление конспиративных кружков подпольных студенческих групп, имеющих программные документы. Например, летом 1956 г. производились аресты молодежных групп: А. Фельдмана и Партошникова в Киеве, А. Гидони, Р. Пименова и В. Трофимова в Ленинграде[2]. Через год в Москве арестовали группу Л. Краснопевцева, молодого историка из МГУ, а в Свердловске – группу студентов – журналистов Уральского госуниверситета: Г. Федосеева, К. Белокурова, А. Нечаева, Ю. Хлусова. По воспоминаниям академика Н. Н. Покровского, его в группу Льва Краснопевцева привело «желание разобраться в реальной истории отечества», вызванное разоблачением культа личности Сталина[3]. В документах отдела наук, школы и культуры ЦК КПСС по РСФСР от 19 декабря 1956 г. говорилось «о фактах нездоровых настроений среди студентов филологического факультета Уральского государственного университета им. А. М. Горького». В них давался пример крайне развязного поведения студента-филолога, представившего на кафедру психологии Уральского госуниверситета лекцию на тему «Сон и сновидения», заканчивающуюся словами: «Да здравствует Коммунистическая партия Советского Союза великий организатор массовых снов и сновидений»[4].                                                                      

Что касается вопросов инакомыслия студентов в культурной сфере и особенностях его повседневной жизни, то видную роль в этом сыграло проникновение американской культуры и образа жизни. Самым первым общественным течением в рядах советских студентов стали стиляги. Начиная с небольшой литературной заметки в сатирическом журнале «Крокодил»[5], это течение получило широкое распространение, а также неоднозначную реакцию в лице советских граждан старшего поколения. Это была молодежь, которая стремилась своим внешним видом походить на иностранцев и противопоставляла принципам коллективности индивидуализм. Имевшие своеобразный стиль одежды, манеру поведения, а также формы досуга и сленг стиляги бросали вызов советской морали и нравственности того времени. Как правило, у мужчин, входивших в это течение, основными атрибутами одежды были зауженные брюки, массивная обувь на платформе и яркие рубашки, нелепо сочетавшиеся с разноцветными пиджаками. Пышная, высоко поднятая копна волос завершала этот образ. Девушек – стиляг идентифицировать было куда проще – достаточно только надеть короткую юбку и яркую кофту, чтобы влиться в эту субкультуру. Постепенно их  облик изменялся.  Так, по мнению Светланы Рафиковой «облик стиляг менялся: от карикатурно разодетых в широковато-мешковатую одежду немыслимых расцветок во второй половине 1940-х годов — через брюки-дудочки 1950-х годов — до элегантности «штатников» (одетых в фирменные американские вещи) и отказа от явного эпатажа в годы хрущевской «оттепели»[6]. Что касается досуга стиляг – чаще всего он проходил в простых, неприметных помещениях, где они предавались танцам, общению и прослушиванию джазовых композиций. Излюбленными местами встречи стиляг стали центральные улицы крупнейших городов, именовавшиеся «Бродвеем» и «Бродом». Московский стиляга Игорь Берукштис вспоминал: «Было хорошим тоном явиться вечером, когда уже начинались сумерки, на Бродвей и там, так сказать, совершить хил, то есть прогулку»[7].                         

Однако, борьба с ними велась ожесточенно: их высмеивали в различных публицистических изданиях, советские дружинники и милиция, завидев группы стиляг,  портили их пеструю одежду, а общественное порицание могло закончится отчислением из университета, увольнением, даже лишением комсомольского билета.. Так, Э. Кроткий в стихотворении «Поганки» писал о стилягах: «Иностранцы?! Иностранки?! Нет! От пяток до бровей это местные поганки, Доморощенный «Бродвей»[8]. Г. Ципурский отмечал, что «требуемая модель поведения внедрялась под страхом позора и общественного порицания»[9]. Но не только внешний вид молодого поколения настораживал советских руководителей в середине 1950-х — первой половине 1960-х гг. Увлечение зарубежной джазовой музыкой вызывало не меньшее раздражение. Советские идеологические структуры запрещали выступать многим молодым джазовым коллективам, не пускали их на сцену, глушили западные радиостанции, вещавшие на территории СССР. Однако, эти запреты не помешали молодым людям, владельцам трофейных радиоприемников, продолжать «ловить» джазовые программы, передаваемые по Би-би-си и «Голосу Америки». Они переписывали их на старые магнитофоны и распространяли на рентгеновских пленках. Отсюда и происходит название «джаз на костях» или «музыка на ребрах». Попытка сдерживать новые веяния в области музыки, культуры и искусства «разжигали» еще больший интерес у молодежи. Два события периода «оттепели» — XX съезд КПСС (февраль 1956 года) и VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов, проходивший в Москве в августе 1957 года, оказали глубокое раскрепощающее воздействие на советскую молодежь. Фестиваль должен был укрепить имидж страны, готовой пойти на культурный диалог с Западом, продемонстрировав открытость и демократичность нового политического курса.                                               

Очевидно, что оттепель затронула не только политико-идеологический аспект жизни советской молодежи, но и тесно проникала в вопросы  его духовно-нравственного и культурного развития и воспитания. Меры партийных функционеров по пресечению инакомыслия в рядах студентов хоть и давали определенные результаты, но остановить неудержимое, бурное проникновение свободы и иного, более привлекательного образа жизни и мысли из-за рубежа они были не в силах. Тем более, что вместо ожидаемого результата на обнародование реальных проступков и преступлений сталинской эпохи, секретный доклад Н.С. Хрущева привел практически к краху существующего режима и разочарованию в политике на построение коммунизма в ближайшие десятилетия. Реакцией на доклад стали письма, адресованные Н.С. Хрущеву от студентов и многочисленные выступления студенческих групп, представители которых уже осмеливались задавать «неудобные» вопросы партийно-государственным работникам и профессорам.                                                                                         

Так, например, в воспоминаниях выпускницы филологического факультета 1961 г. Доры Измайловны Черашняя отмечено: «Это был период бурных дискуссий, всем хотелось спорить и быть услышанными. Обсуждали недавно увидевшие свет повести, затронувшие новые темы советской действительности: «Битва в пути» Г. Николаевой, «В трудном походе» Л. Кабо и, конечно, «Не хлебом единым» В. Дудинцева. Но самыми горячими были споры о поэзии. Они велись в аудиториях, в общежитии, с выступавшим в читальном зале университета Е. Евтушенко, выплескивались на листы факультетской газеты «Знания – в жизнь», занимавшей полкоридора, продолжались в кружке критики и рецензий». Ребят, «затеявших рукописный журнал «В поисках», Владимира Конева, Юрия Пащенко, Виталия Клепикова», Д. И. Черашняя называет «цветом филологического факультета середины 1950-х годов»[10].  Еще один активный участник тех событий – студент Григорий Федосеев, отправляет Н.С. Хрущеву письмо с довольно смелыми заявлениями. В письме юный борец с режимом прямо называет основным врагом народа партийную бюрократию: «Вот видите, как неумолимо действуют законы диалектики, как все течет и изменяется; еще не так давно Коммунистическая партия, возглавляемая теперь Вами, стремилась уничтожить старый аппарат господствующих классов, а теперь представители этой партии, стоящие у власти, стали сами тупыми чиновниками, ведут за собой остальную массу партийных баранов и пользуются своей властью для того, чтобы обеспечивать уютное существование новому господствующему классу, под прикрытием лозунга: «Вперед, к коммунизму!», выжимать необходимые для этого средства, задерживать их естественное стремление к культурному развитию. <…> И вот, <…> уже возникло новое движение, которое в свою очередь, стремится смести олигархию этой партии, когда-то тоже ставящей себе подобную же задачу»[11]. Подобные настроения прослеживаются и у других участников «Федосеевской группы».                                                                          

Протестные настроения среди студенчества МГУ им. Ломоносова свидетельствуют о том, что студент I курса филологического факультета Л. Крысин[12], в своем выступлении от 30 ноября 1956 г. на комсомольском собрании, не мог согласиться с высказываниями Хрущева и заявил: «Зачем разделять рабочих и студентов. Кто такие студенты? — дети рабочих. Разве то, что они критикуют, — не общее дело всего народа?»[13]. Являясь сыном рабочего-токаря, Крысин отметил, что «положение рабочих хуже нашего, в отношении свободы высказываний. Каждая попытка критики со стороны рабочего отзывается на его материальном положении (его переводят на малооплачиваемую работу, увольняют “по собственному желанию”). Таких и подобных им средств целая система. Рабочий имеет меньшую возможность рассуждать открыто — слишком мало у него для этого времени, да и не дадут ему особенно разглагольствовать. Студент знает больше в отношении политических вопросов и может открыто делать какие-то обобщения»[14]. Приведенные выше свидетельства протестной активности советской молодежи имеют под собой конкретные причины. Внешние причины выражались в некотором послаблении идеологических норм и цензуры того времени, что повлекло за собой высокий интерес к западной литературе, кинематографу, музыке и образу жизни. Внутренние причины отражали ситуацию в стране – неудовлетворенность материальным обеспечением и финансированием в период работы в совхозах и на производстве, а также отрицательное отношение к представителям советской номенклатуры. Отсутствие реальной альтернативы развития и острое желание перемен побуждало молодое поколение к протесту.                      

Славное десятилетие периода «оттепели» подвело определенную черту в вопросе взаимоотношений власти и студенчества. Внешняя либерализация существующего режима привела к появлению плюрализма мнений и представлений студентов о настоящих и грядущих задачах и целях КПСС, пролила свет на персоналии отдельных представителей партии. Проникновение зарубежной культуры и искусства спровоцировало многих молодых представителей академических кругов искать пути самовыражения в том виде, который был отнюдь не безопасным, пресекался властями и вызывал общественное порицание. В отдельных событиях, таких как, например, VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов, руководство страны демонстрировало готовность идти на культурный диалог с Западом, демонстрируя открытость и демократичность нового политического курса. Но в социальной сфере, в вопросах воспитания и развития советской молодежи, партийно-государственная элита оставалась консервативной. Идеологическая борьба в период «оттепели» имела очень нестабильный характер – она то ослабевала, то вновь набирала обороты. Вместе с тем, кратковременное послабление идеологической составляющей КПСС, позволило советской молодежи по-новому взглянуть на актуальные проблемы общественно-политического характера, студенты получили возможность выражать свое мнение в форме дискуссий, а также в протестной форме.                                                                                                                                     

Список литературы и источников 

  1. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898–1986): в 15 т. / ред. Б.В. Нарышкин. – М., 1983–1986. – Т. 9. 1956–1960. – М., 1986.
  2. Власть и оппозиция. Российский политический процесс ХХ столетия. М. 1995. С. 215. 
  3. «Дело» молодых историков (1957–1958 гг.). Встреча участников в редакции журнала //Вопросы истории. 1994. № 4. С. 126.
  4. Студенческие брожения в СССР (конец 1956 г.) (архивные документы) //Вопросы истории. 1997, № 1. С. 20–21.
  5. Беляев Д. Стиляга (Из серии «Типы, уходящие в прошлое») // Крокодил. 1949. № 7. 
  6. Рафикова С. «По проспекту, словно манекен…». Образ стиляги глазами сибирских обывателей // Родина. 2010. № 10.
  7. Померанцев И. Стиляги // Урал. 1999. № 11.
  8. Кроткий Э. Поганки // Крокодил. 1960. № 2.
  9. Ципурский Г. «Комсомолу приходится объявить беспощадную и решительную войну против всех типов стиляг». Политика в отношении «вестернизированной» молодежи в Советском Союзе при Н. С. Хрущеве // Новейшая история России. 2013. № 3.
  10. Черашняя Д. И. Ясное деланье жизни //Уральский государственный университет в воспоминаниях. С. 230–231.
  11. ГААОСО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 26262. Т. 3. Л.80.
  12. Максимова И. Моя подруга Наташа // Время, оставшееся с нами… М., С. 121.    
  13. Кузовкин Г. В. Указ. соч., С. 99. 
  14. ЦАОПИМ. Ф. 4. Оп. 113. Д. 41. Л. 108.


[1]
Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов,
конференций и пленумов ЦК (1898–1986): в 15 т. / ред. Б.В. Нарышкин. – М.,
1983–1986. – Т. 9. 1956–1960. – М., 1986.

[2] Власть и
оппозиция. Российский политический процесс ХХ столетия. М. 1995. С. 215.

[3] «Дело»
молодых историков (1957–1958 гг.). Встреча участников в редакции журнала
//Вопросы истории. 1994. № 4. С. 126.

[4] Студенческие
брожения в СССР (конец 1956 г.) (архивные документы) //Вопросы истории. 1997.,
№ 1. С. 20–21.

[5] Беляев Д.
Стиляга (Из серии «Типы, уходящие в прошлое») // Крокодил. 1949. № 7.

[6] Рафикова С.
«По проспекту, словно манекен…». Образ стиляги глазами сибирских обывателей //
Родина. 2010. № 10.

[7] Померанцев И.
Стиляги // Урал. 1999. № 11.

[8] Кроткий Э.
Поганки // Крокодил. 1960. № 2.

[9] Ципурский Г.
«Комсомолу приходится объявить беспощадную и решительную войну против всех
типов стиляг». Политика в отношении «вестернизированной» молодежи в Советском
Союзе при Н. С. Хрущеве // Новейшая история России. 2013. № 3.

[10] Черашняя Д.
И. Ясное деланье жизни //Уральский государственный университет в воспоминаниях.
С. 230–231.

[11] ГААОСО. Ф. 1.
Оп. 2. Д. 26262. Т. 3. Л. 80.

[12] Позднее Л.
Крысин участвовал в издании «Хроники», в частности, освещал события на Красной
площади в 1968 г. (См.: Максимова И. Моя подруга Наташа // Время, оставшееся с
нами…

[13] Цит. по:
Кузовкин Г. В. Указ. соч. С. 99.

[14] ЦАОПИМ. Ф. 4.
Оп. 113. Д. 41. Л. 108.




Московский экономический журнал 5/2019

УДК 338. 436.3

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ИНТЕГРАЦИИ В АГРОПРОМЫШЛЕННОМ КОМПЛЕКСЕ

PROSPECTS OF DEVELOPMENT OF INTEGRATION IN
AGROINDUSTRIAL COMPLEX

Фомин Александр Анатольевич, профессор кафедры экономической теории и менеджмента Государственного университета по землеустройству, кандидат экономических наук, научный руководитель конференции, agrodar@mail.ru

Удалова Евгения Константиновна, магистрант 1 года обучения факультета Землеустройства, направления «Общий и стратегический менеджмент» ФГБОУ ВО ГУЗ, Udalovaek@gmail.com

Fomin A. Alexander, Professor of the Department of economic theory and management of the State University of land management, candidate of economic Sciences, scientific Director of the conference, agrodar@mail.ru

Evgeniya K. Udalova, 1st year undergraduate student, Faculty of Land Management direction “General and strategic, Management
“Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Education,
Udalovaek@gmail.com

Аннотация: В статье рассмотрен
вопрос интеграции научно-технологических методов совершенствования
агропромышленного комплекса в условиях санкционных ограничений.
Проанализирована концепция развития аграрной науки и научного обеспечения АПК
России до 2025 года ПРИКАЗ от 25 июня 2007 года N 342. Разработан ряд выводов для улучшения
увеличения эффективности работы АПК России на основе проведенных анализов.

Summary: The article deals with the integration of
scientific and technological methods for improving the agro-industrial complex
under the conditions of sanctions restrictions. The concept of development of
agrarian science and scientific support of the agro-industrial complex of
Russia until 2025 has been analyzed. ORDER No. 342 of June 25, 2007. A number
of conclusions have been developed to improve the efficiency of the Russian
agro-industrial complex on the basis of the analyzes performed.

Ключевые слова: Горизонтальная интеграция, вертикальная интеграция.
продовольственное эмбарго, агропромышленный комплект, стратегия развития.

Keywords: Horizontal integration, vertical
integration. food embargo, agribusiness kit, development strategy.

Агропромышленная интеграция –
это объединение специализированных сельскохозяйственных, промышленных и
перерабатывающих предприятий, с целью эффективной работы и получения наибольшей
экономической выгоды за счет произведения продукции из сельскохозяйственного
сырья. Агропромышленная интеграция приобрела свою актуальность во второй
половине 20 века, в процессе возникновения всевозможных организационных форм
интеграции, как: районные агропромышленные объединения, комбинаты, агрофирмы и
другие. Свое развитие интеграционные процессы получили благодаря принятии
постановления ЦК КПСС от 2 июня 1976 г. «О дальнейшем развитии специализации,
кооперации сельскохозяйственного производства на базе межхозяйственной
кооперации и агропромышленной интеграции» (ред. 03.07.16 г.), Федеральных законов
об акционерных обществах от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ, о сельскохозяйственной
кооперации от 8 декабря 1995 г. № 193-Ф3 (ред. от 03.07.16 г.), о
финансово-промышленных группах от 30 ноября 1995 г. № 190-ФЗ, о некоммерческих
организациях от 8 декабря 1995 г. № 7-ФЗ (ред. от 19.12.16 г.), об обороте
земель сельскохозяйственного назначения от 24 июля 2002 № 101-ФЗ (ред. от
17.07.15 г.) и др.  [1]

Коллаборация
двух отраслей производства: сельскохозяйственного и промышленного создает
наиболее качественные условия труда для наиболее эффективных результатов.

Можно
выделить основные цели интеграции науки в АПК:

  • закрепление взаимовыгодных хозяйственных связей между сферами АПК для получения более высокого конечного результата;
  • концентрация ресурсов на наиболее перспективных направлениях;
  • использование наиболее эффективной системы взаиморасчетов;
  • повышение конкурентоспособности продукции на внутреннем и внешнем рынке;
  • снижение трансакционных издержек;
  • более эффективное использование производственной и социальной инфраструктуры;
  • обеспечение стабильного положения на рынке и прибыльность производственно-хозяйственной деятельности на долгосрочную перспективу. [2]

После
событий, связанных с присоединением Крыма в 2014 году, США и ряд Европейских
стран наложили торгово-экономическое эмбарго в отношении России. После которого
последовало ужесточение условий ведения бизнеса, снизилась маржа многих
производств и операций, сократился уровень господдержки, снизилась
инвестиционная активность, средняя рентабельность в сельском хозяйстве упала
ниже 10%. [4]

По
результатам данной ситуации была объявлена политика импортозамещения, поскольку
необходимо было обеспечить страну продовольственными товарами. Благодаря
политике импортозамещения отечественные производители получили возможность
реализовывать свою экологически чистую сельскохозяйственную продукцию. Курс на
импортозамещение стал естественной составляющей продовольственной политики
страны, одним из главных факторов в стратегическом развитии интегрированных
структур и дополнительным стимулом к развитию агропромышленной интеграции и
диверсификации бизнеса. [5]

Для того
чтобы интеграция в АПК была эффективна необходимо обеспечить техничность,
технологичность, экономичность и непрерывность взаимосвязанных этапов
производства, заготовки, хранения, транспортировки и переработки
сельскохозяйственной продукции. Создание таких крупных структур способствует
снижению напряженности проблемы технической малообеспеченности с помощью
создания новых эффективных предприятий вместо убыточных структур. Важным
аргументом в пользу интегрированных агропромышленных формирований является
возможность создания замкнутого производственного цикла, включающего
производство, переработку и реализацию, что позволяет значительно снизить
издержки производства. [3]

Такой способ
позволяет усилить результаты и эффективность за счет слияния и объединения
участников интеграции. Это очень выгодно как производителям отечественной
продукции, так и переработчикам. Благодаря синергетическому эффекту
увеличивается выпуск продукции при неизменных объемах ресурсов, экономятся
текущие затраты для производства данного объёма продукции, улучшается качество
продукции и сокращаются сроки её поставки потребителю, и в итоге —
увеличиваются валовой доход, прибыль и рентабельность. [7]

Одним из
главных факторов в стратегическом развитии интегрированных структур и
дополнительным стимулом к развитию вертикальной интеграции и диверсификации
бизнеса на современном этапе становится фактор импортозамещения. Наибольший
эффект достигается в случае, если агропромышленное технологически связанное
производство выступает, как единый объект собственности.

Главными
преимуществами интеграции можно выделить:

  • обеспечение гарантированного сбыта;
  • увеличение доли рынка;
  • повышение конкурентоспособности выпускаемой продукции;
  • облегчение условий со стороны кредитодателей;
  • увеличивается доля успешных реализаций инвестиционных проектов;
  • обновление и применение технологических и экономических новшеств;
  • расширение возможностей диверсификации производства;
  • увеличивается процент вероятности достижения кумулятивного эффекта налоговых выплат. [6]

Литература

1.
Камилова, П. Д. Региональная аграрная политика : теория, методология, опыт:
монография. — М. : Экономика, 2007. С. 308.

2.
Ушачев, И. Г. Интеграция — важнейший фактор развития агропромышленного
комплекса стран СНГ [Текст] / И.Г. Ушачев //АПК: экономика, управление. 2011. №
7. С. 3-13.

3.
Мазлоев, В. З. Государственное регулирование формирования рыночных отношений в
региональном агропромышленном комплексе: монография. — М., 2000. С. 217.

4.
Агапова, М. А. Российские агрохолдинги: корпоративные стратегии и проблемы
управления. — URL : Отраслевая экономика (84) УЭкС, 11(2)/2015.

5.
Клюкач, В. А., Мельников, Д. И. Организационно-экономический механизм продовольственного
обеспечения мегаполисов : теория, методология, практика. — М. : РАСХН, 2004. С.
309.

6.
Куркина, Н. Р. Развитие хозяйственно-экономических отношений в системе
продовольственного рынка //Рос. предпринимательство. 2014. № 9. Вып. 2. С.
174-178.

7.
Минаков, И. А. Кооперация и агропромышленная интеграция в АПК. — М. : КолосС,
2013. C. 264.

References

1. Kamilova, P. D. Regional agrarian policy:
theory, methodology, experience: monograph. – M.: Economy, 2007. p. 308.

2. Ushachev, I. G. Integration – the most
important factor in the development of the agro-industrial complex of the CIS
countries [Text] / IG Ushachev // AIC: Economics, Management. 2011. No. 7. P.
3-13.

3. Mazloev, V. Z. State regulation of the
formation of market relations in the regional agro-industrial complex:
monograph. – M., 2000. p. 217.

4. Agapova, MA Russian agroholdings: corporate
strategies and management problems. – URL: Sectoral Economy (84) UEKS, 11 (2) /
2015.

5. Klyukach, V. A., Melnikov, D. I.
Organizational and economic mechanism of food supply of megacities: theory,
methodology, practice. – M.: RAAS, 2004. S. 309.

6. Kurkina, N. R. Development of economic
relations in the food market system // Ros. entrepreneurship. 2014. № 9. Vol.
2. pp. 174-178.

7. Minakov, I. A. Cooperation and agro-industrial
integration in the agro-industrial complex. – M.: KolosS, 2013. C.
264.




Московский экономический журнал 5/2019

УДК 332.6

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-15012

ПРОБЛЕМЫ КАДАСТРОВОЙ ОЦЕНКИ КАК ОСНОВЫ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ НЕДВИЖИМОСТИ

PROBLEMS
OF THE CADASTRAL ASSESSMENT AS THE BASIS FOR REAL ESTATE TAXATION

Попова Ольга Олеговна, кандидат экономических наук, доцент кафедры городского кадастра, ФГБОУ ВО «Государственный университет по землеустройству», научный руководитель конференции, oopopova@yandex.ru

Жорова Виктория Игоревна, студент 2 курса магистратуры факультета
Городской кадастр,  направление 21.04.02
«Землеустройство и кадастры», профиль: «Оценка и управление городскими
территориями» ФГБОУ ВО «Государственный университет по землеустройству», zhorovav@inbox.ru

Olga O. Popova, candidate of economic sciences, the State University of Land Use Planning, scientific Director of the conference

Victoria
I. Zhorova
, master student, direction 21.04.02 «land use planning and cadastres», the
State University of Land Use Planning

Аннотация: В статье рассматриваются вопросы применения кадастровой оценки недвижимости для определения налога на объекты недвижимости.

Summary: The article deals with the application of cadastral valuation of real estate to determine the tax on real estate.

Ключевые слова: государственная кадастровая оценка, массовая
оценка недвижимости, налогообложение, кадастровая оценка земельных участков, зданий,
сооружений, помещений.

Keywords: state cadastral
valuation, mass valuation of real estate, taxation, cadastral valuation of
land, buildings, structures, premises.

Важную роль в формировании бюджетов городов играет имущественный
налог, который устанавливается исходя из кадастровой стоимости недвижимости.
Кадастровая стоимость недвижимости определяется на основании Федерального
закона № 237-ФЗ «О государственной кадастровой оценке» [1]. Этот
закон детально регулирует процедуру оценки, начиная от подготовки к её
проведению и до внесения результатов кадастровой оценки в Единый
государственный реестр недвижимости (ЕГРН) (Рисунок 1).

Закон “О государственной кадастровой оценке” обеспечивает
государственные финансово-правовые гарантии на недвижимое имущество; повышает
эффективность управления земельными ресурсами; стимулирует экономический рост
отдельного города и страны в целом за счет увеличения эффективности
использования недвижимости и рационализации её налогообложения, а также
повышает контроль государства в сфере оборота земель [2].

В 2015 году вступили изменения в Налоговый кодекс РФ (НК РФ) [3],
которые обозначили кадастровую стоимость объектов недвижимости как
налогооблагаемую базу (до этого периода налог рассчитывался от
инвентаризационной стоимости). Вместе с тем, был определен переходный период, в
течение которого осуществляется перерасчет налоговых сумм в соответствии со
значениями кадастровой стоимости к 2020 году по мере подготовленности субъектов
РФ. Данное правило ввели, чтобы не
допустить резкого увеличения налоговой нагрузки на субъекты РФ. В
Таблице 1 приведен перечень субъектов РФ и год перехода к налогообложению по
кадастровой стоимости.

Из таблицы следует, что по
состоянию на 2019 год 74 субъекта РФ перешли на исчисление налога по
кадастровой стоимости. Субъекты, которые не приняли решение о переходе на новый
порядок расчёта, с 2020 года перейдут на него автоматически.

В целях определения налога устанавливают стоимость всех объектов
недвижимости, которые подлежат налогообложению, то есть, проводится массовая
оценка недвижимости. Массовая оценка представляет собой процесс установления
стоимости единицы измерения группы похожих объектов недвижимого имущества на
конкретную дату, с использованием рыночных данных, стандартизированных методов и
статистического тестирования.

В Российской Федерации понятие «массовая оценка» отождествляется с
понятием «кадастровая оценка». В целях проведения работ по массовой
(кадастровой) оценке создаются системы массовой оценки недвижимости. Основной  целью такой системы выступает обеспечение
функционирования, совершенствования и повышения экономической эффективности
системы налогообложения отдельного региона и страны в целом.

Преобразование системы налогообложения недвижимости в России (переход к
налогообложению по кадастровой стоимости) за последние 10 лет изменялось
следующим образом.

  • В 2006
    году НК РФ [3] был введен порядок вычисления земельного налога на основе
    кадастровой стоимости земельного участка;
  • В 2013
    году в 30 главу «Налог на имущество организаций» НК РФ и федеральным законом №
    307–ФЗ были внесены поправки, согласно которым с 1 января 2014 года налоговая
    база по данному налогу в отношении объектов офисного и торгового назначения
    стала определяться как их кадастровая стоимость;
  • В 2014
    году закон РФ «О налогах на имущество физических лиц» был признан утратившим
    силу. Был издан Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 12 и 85 части
    первой и часть вторую НК РФ». В соответствии, с которым налоговой базой по
    налогу на недвижимое имущество физических лиц с 1 января 2015 года считается
    кадастровая стоимость.

К настоящему времени на территории Российской Федерации проведена
кадастровая оценка земельных участков, зданий, сооружений, помещений. Она
позволила создать потенциальную налоговую базу по объектам недвижимости.

Основными проблемами в области массовой оценки недвижимости для целей
налогообложения являются:

1) Недоработка нормативно – правовой базы, которая вызвана постоянным изменением
нормативно-правовых документов. Так, например, трактовка понятия объектов
недвижимого имущества. В Федеральном стандарте оценки № 4 (ФСО № 4) под
объектами недвижимого имущества понимаются застроенные и незастроенные
земельные участки, что не соответствует ст. 130 Гражданского кодекса Российской
Федерации [5].

2) Трудность сбора рыночных данных в малых и средних городах РФ и
сельской местности значительно осложняют сбор необходимого числа
объектов-аналогов. В результате этого осуществляется некачественное определение
кадастровой стоимости.

3) Ценообразующие факторы, которые не учитываются при расчёте
кадастровой стоимости. Такими факторами являются, например, экологические
факторы, влияющие на повышение или понижение стоимости земельных участков при
государственной кадастровой оценке. Их применение позволит наиболее эффективно
и рационально использовать имеющиеся городские земельные ресурсы.

4) Затрудненность сбора статистической информации о значениях
ценообразующих факторов и отсутствие достаточной базы о реальных сделках по
объектам оценки приводит к невозможности полноценного учета значимых факторов
стоимости и к использованию данных о предложениях продаж вместо реальной
информации о сделках на рынке недвижимости.

5) Недостоверная или недостаточная исходная информация об объектах
оценки. Перечень исходной информации формируется на основе данных, содержащихся
в ЕГРН. Причем, список таких характеристик установлен приказом
Минэкономразвития России от 01.11.2013 г. № 648, в котором не учитываются
индивидуальные качества объектов оценки. Например, для линейных объектов –
протяженность не является обязательной характеристикой, и, следовательно, такая
информация часто отсутствует.

6) Проблемы, возникающие при уточнении информации по объекту оценки
заказчиком или органом государственной власти. Если уточненная информация
поступает на поздних этапах оценки, когда модели расчёта кадастровой стоимости
уже сформированы, то это приводит к необходимости перестроения моделей и
повторного проведения расчётов.

7) Сжатые сроки экспертизы отчёта по оценке. Согласно статье 24.16
закона об оценке экспертиза отчета об определении кадастровой стоимости
совместно с приложенными к нему отчетами по рыночной оценке должна быть
выполнена в месячный срок. Этого срока достаточно, если отчеты будут переданы
на экспертизу вовремя, но на практике выходит совершенно иная ситуация, так как
существует сложность проверки таких отчетов по причине отсутствия методики их
проверки.

8) Отсутствие контроля качества выполнения работ. Нормативно –
правовые документы, регламентирующие процесс государственной кадастровой
оценки, содержат описание процесса проведения работ, но не включают в себя
процесс проведения контроля качества выполненных работ, за исключением
экспертизы отчета об определении кадастровой стоимости.

Таким образом, можно сделать вывод, что все вышеперечисленные проблемы
приводят к недостоверности и искажению результатов государственной кадастровой
оценки. Это, в свою очередь, приводит к процессу оспаривания результатов
кадастровой оценки со стороны физических и юридических лиц.

Литература

  1. Федеральный
    закон от 03.07.2016 № 237-ФЗ «О государственной кадастровой оценке»
    [Электронный ресурс]: // Правовая система «КонсультантПлюс».
  2. Организация
    кадастровой деятельности: учебник / А.А. Варламов, С.А. Гальченко, Е.И. Еврунев
    / под общ. ред. А.А. Варламова. – М.: ФОРУМ: инфра-м, 2015. – 192 с.
  3. Российская
    Федерация. Законы. Налоговый кодекс Российской Федерации: закон от 05.08.2000 N
    117-ФЗ (ред. от 03.04.2017) [Электронный ресурс] -URL.: // www.consultant.ru/.
  4. Федеральная
    налоговая служба Российской Федерации [Электронный ресурс] –  URL.: https://www.nalog.ru/rn77/taxation/taxes/imuch2016/
    (Дата обращения: 05.04.2019).
  5. Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс Российской Федерации
    закон от 30.11.1994
    N 51-ФЗ (ред. от 22.06.2017) [Электронный ресурс] -URL.: // www.consultant.ru/.




Московский экономический журнал 5/2019

УДК 33.01

ОБОСНОВАНИЕ
ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ЭКСТРАПОЛЯЦИИ ОПЦИОННОЙ МОДЕЛИ БЛЭКА-ШОУЛЗА ДЛЯ ПРАКТИЧЕСКОГО
ПРИМЕНЕНИЯ В КАЧЕСТВЕ СИНТЕТИЧЕСКОГО ПОДХОДА К РЫНОЧНОЙ ОЦЕНКЕ БИЗНЕСА

SUBSTANTIATING THE
EXPERIMENTALITY OF EXTRAPOLATION OF THE OPTICAL BLACK SHOWS MODEL FOR PRACTICAL
APPLICATION AS A SYNTHETIC APPROACH TO MARKET EVALUATION OF BUSINESS

Фомин Александр Анатольевич, профессор кафедры экономической теории и менеджмента Государственного университета по землеустройству, кандидат экономических наук, научный руководитель конференции, agrodar@mail.ru

Fomin A. Alexander, Professor of the Department of economic theory and management of the State University of land management, candidate of economic Sciences, scientific Director of the conference, agrodar@mail.ru

Цинцадзе
Евгений Валерьевич,
магистрант 1 года обучения факультета Землеустройства
направления «Общий и стратегический менеджмент» ФГБОУ ВО ГУЗ, кадастровый
оценщик ГБУ МО «Центр кадастровой оценки», tsintsadze@list.ru

Evgeny V. Tsintsadze, Undergraduate 1 year of study of the Faculty of Land
Management of the direction “General and Strategic Management” FSBEI HE GUZ,
cadastral appraiser GBU MO “Center for Cadastral Evaluation”,
tsintsadze@list.ru

Аннотация:
В
статье рассмотрены современные реалии практики российской оценки, создающие
объективные предпосылки к интенсивному развитию законодательно установленной
методологии, приведены примеры нестандартных объектов оценки, в отношении
которых классические подходы теряют свою актуальность, продемонстрирована
эффективность применения синтетических методов оценки бизнеса, конкретно –
опционной модели Блэка-Шоулза. Раскрыто экономико-математическое содержание
модели, показана ее апробация на основе исходных данных с применением
программного обеспечения MS
Excel,
сделаны выводы о потенциале метода реальных опционов не только для оценки
бизнеса, но и для современной оценки инвестиционных проектов.

Summary:The article
discusses the current realities of the Russian assessment practice, creating
objective prerequisites for the intensive development of the legislatively
established methodology, gives examples of non-standard objects of valuation in
relation to which classical approaches lose their relevance, demonstrated the
effectiveness of using synthetic business valuation methods, specifically the
optional Black- Scholes. The economic and mathematical content of the model is
revealed, its approbation is shown on the basis of source data using MS Excel
software, conclusions are made about the potential of the real options method
not only for business valuation, but also for modern investment project
evaluation.

Ключевые
слова:
оценка бизнеса, опционы, модель Блэка-Шоулза, метод
реальных опционов.

Keywords: business valuation, options, Black-Scholes model, real options method.

На протяжении немногим
более двадцати лет практики российской оценки, зародившейся в условиях
несформированного рынка постсоветского периода, вопрос о разработке,
модернизации и целесообразности применения той или иной методологии для
нахождения справедливой рыночной стоимости актива оставался открытым. С
развитием сегмента частного предпринимательства, постепенной аллокации пакетов
акций из рук немногочисленных «инсайдеров» ко множеству миноритариев и
появлением негосударственных корпораций, оценка бизнеса стала играть
значительную роль в формировании рыночных отношений и аналитического подхода к
инвестированию. Иными словами, качество законодательно закрепленной методологии
стало оказывать непосредственное влияние на структуру рынка, что обусловлено
самой природой осознанного инвестирования, обеспечивающего перетекание
капиталов из бесперспективных отраслей в новые, смену состава кредиторов (а
именно ими по экономическому содержанию выступают акционеры), поддержание
ликвидности долга и возможности финансирования венчурного производства.

Современное
законодательство, в частности, Федеральный стандарт оценки «Оценка бизнеса»
(ФСО №8) по-прежнему регламентирует три классических подхода к оценке, тем
самым де-факто перекрывая профессиональному оценщику доступ к инструментарию
инновационных синтетических подходов к оценке, например, к экстраполированной
опционной модели Блэка-Шоулза, которой и будет посвящена данная статья.
Очевиден факт, что применимость классических подходов ставится под сомнение при
оценке объектов, характеризующихся нестандартной структурой капитала или
денежных потоков. Так, например, отрицательное значение чистых активов
предприятия не свидетельствует о его нулевой стоимости, если речь идет о новом
венчурном производстве, обещающем инвесторам сверхприбыли в прогнозном периоде,
и равным образом отрицательные денежные потоки, прогнозируемые оценщиком в
рамках доходного подхода, могут быть следствием нахождения предприятия на этапе
модернизации и реинжиниринга при условии достаточности у фирмы капитала.

Таким образом, оценочная
теория требует от современных методистов большей гибкости с целью расширения
«узаконенного» инструментария для оценки специфических объектов. Перспективной
разработкой является применение модели оценки европейских опционов,
разработанной Фишером Блэком и Майроном Шоулзом и описанной учеными в 1973 году
в статье «Оценка опционов и коммерческих облигаций». Указанная модель легла в
основу метода «реальных опционов» (ROV-метод) для оценки бизнеса и инвестиционных проектов,
учитывающих, по аналогии с простыми торговыми опционами, право (но не
обязанность) менеджмента компании как принять то или иное управленческое
решение, так и отложить его на неопределенный срок. Экономист С.Майерс,
заложивший основы ROV-метода,
полагал, что акционеры компании владеют call-опционом, на право владения фирмой,
от которого они откажутся в пользу кредиторов в случае «недостаточной ценности»
компании. Основным преимуществом модели Блэка-Шоулза является отсутствие
необходимости построения прогнозной модели на основе анализа сценариев денежных
потоков, удельные веса математического ожидания которых оценщики зачастую
расставляют интуитивно и по спорадическому принципу. Более того, дополнительные
риски, заложенные в классическом доходном подходе в вставку дисконтирования и
занижающие стоимость компании, не оказывают подобного влияния при расчетах
риска через среднеквадратическое отклонение доходности базового актива в модели
Блэка-Шоулза. Таким образом, значение рыночной стоимости бизнеса как опциона
зачастую превышает стоимость, рассчитанную посредством метода DCF, примером чему могут служить и
обычные торговые опционы со значительным сроком до экспирации, имеющими в
текущий момент временную стоимость при отсутствии внутренней стоимости.

Математически модель Блэка-Шоулза для call-опциона может быть представлена в следующей форме:

С – стоимость фирмы;

S – рыночная стоимость активов;

X – рыночная стоимость долговых обязательств компании;

t – дюрация Маколея долговых обязательств;

r – безрисковая ставка доходности;

N(d) – функция нормального распределения.

При этом параметры d1 и d2 выражены как:

σ – среднеквадратическое
отклонение базового актива (обыкновенных акций публичной компании).

Для оценки волатильности
базового актива в модели Блэка-Шоулза применяется расчет стандартного
отклонения базового актива. Стоит отметить, что данный показатель легко
рассчитать для публичных акционерных обществ, чьи акции высоколиквидны и
характеризуются высоким торговым оборотом на фондовой бирже. В случае же, когда
объектом оценки является непубличное акционерное общество или общество с
ограниченной ответственностью, предполагается возможным в качестве оценки меры
риска основываться на отраслевых индексах или, за их отсутствием, волатильности
индексов РТС или ММВБ. Расчет среднеквадратического отклонения акций публичной
компании производится по формуле:

Аналогично подобный
расчет легко произвести с помощью функции «=СТАНДОТКЛОН» MS Excel на основании таблицы с данными
котировок акций, абсолютными и процентными значениями доходности от курсовых
изменений.

Параметр t, используемый в расчете опционной
модели Блэка-Шоулза, представляет собой дюрацию Маколея, то есть
средневзвешенный срок потока платежей, взвешенный по приведенным
(дисконтированным) стоимостям этих платежей. Показатель дюрации отображает
также чувствительность денежного потока к изменению ставки требуемой
доходности, при повышении которой, например, вес «дальних» платежей уменьшается
вместе с временным показателем дюрации. Для расчета же опционной модели дюрация
Маколея демонстрирует средневзвешенный срок погашения фирмой своих долговых
обязательств при условии отсутствия привлечения новых заемных средств. Стоит
отметить, что для расчета дюрации оценщику потребуется получить финансовый план
предприятия с указанием сроков и размеров конкретных платежей для погашения
долговых обязательств, так как расшифровка кредиторской задолженности,
представляемая в приложении к балансу, отображает только уже совершенные
выплаты без указания погашения и расходов по обслуживанию основного долга в
будущих периодах. Расчет дюрации Маколея производится оценщиком по следующей
формуле:

PVi
– приведенная стоимость i-го
платежа;

Ti – порядковый номер периода платежа;

Price – стоимость долгового обязательства или, в первоначальном варианте модели для облигация, рыночная стоимость облигации.

Таким образом, можно представить расчет
дюрации долга оцениваемой компании посредством следующей таблицы.

На заключительном этапе
определения стоимости call-опциона
по модели Блэка-Шоулза, то есть после оценки рыночных стоимостей активов и
обязательств компании, среднеквадратического отклонения базового актива и
дюрации долговых обязательств, необходимо установить безрисковую ставку (как
правило, средневзвешенная ставка по краткосрочным Облигациям федерального займа
– ОФЗ), а также определить значение по функции нормального распределения для
параметров d1
и d2
модели при помощи функции «=НОРМ.СТ.РАСП» MS Excel.

На основании
вышеизложенного можно утверждать безотносительную привлекательность опционной
модели Фишера Блэка и Майрона Шоулза в качестве синтетического подхода к
рыночной оценке бизнеса в условиях развивающегося российского рынка. В статье
были кратко изложены основные конъюнктурные предпосылки к осознанию
необходимости развития методологического аспекта оценочной деятельности,
описаны возможные нестандартные объекты оценки, в отношении которых
классические подходы теряют свою экономическую обоснованность, описаны
преимущества синтетического инструментария, определяющего де-факто стоимость
компании как аддитивную модель, состоящую из дисконтированных денежных потоков
и опционной «премии» за гибкость управленческих решений. В заключение, стоит
отметить, что метод реальных опционов применим не только к оценке компании в
целом, но и для оценки разнообразных инвестиционных проектов, включающих в себя
несколько «скрытых» опционов, так как: опцион на ожидание, опцион на выход из
проекта или опцион на изменение функционала проекта.

Литература

  1. Бахрамов Ю.М., Глухов В.В. Биржи и ценные бумаги: операции с опционами. Учебное пособие. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2014. — 247 с.
  2. Буренин  А.Н.  Управление  портфелем  ценных  бумаг.  М.:  Научно-техническое  общество  имени  академика  С.И.  Вавилова,  2018  —  440  с.
  3. Дамодаран Инвестиционная оценка / Дамодаран, Асват. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2014. – 673 c.
  4. Сафарян, К. В. Инновационный бизнес. Практические аспекты оценки активов / К.В. Сафарян. – М.: Дело, 2016. – 186 c.
  5. Фельдман А.Б. Производные финансовые и товарные инструменты: Учебник. – Финансы и статистика, 2017. – 87с.




Московский экономический журнал 5/2019

УДК 338.3

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-15011

ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ЭНЕРГОСБЕРЕГАЮЩИХ ТЕХНОЛОГИЙ ОСНОВНЫМИ ПОТРЕБИТЕЛЯМИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ С УЧЕТОМ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ГРАНИЦ

SPECIAL FEATURES OF APPLICATION OF ENERGY-SAVING TECHNOLOGIES OF MAIN CONSUMERS OF ELECTRICITY TAKING INTO ACCOUNT GEOGRAPHICAL BOUNDARIES

Чиркова Лариса Лонгиновна, кандидат экономических наук, доцент кафедры  «Экономической теории и менеджмента» ФГБОУ ВО
ГУЗ, larisa.chirkova.guz@yandex.ru.

Chirkova Larisa
Longinovna,
Candidate of Economic Sciences, Associate Professor
of the Department of  «Economic Theory and Management» FGBOU VO, larisa.chirkova.guz@yandex.ru.

Аннотация: В статье раскрываются основные элементы модели зависимости издержек производства от применения средств электрификации во всех современных системах производства с учетом географических границ.

Summary: The article discusses
the main model elements of production cost dependencies from application of electrification in all modern production systems, taking into
account geographical boundaries.

Ключевые слова: энергоресурcы, издержки, автоматизация, цифроризация, рациональная организация.

Keywords: energy resources, costs, automation, digitalization, rational organization.

Стремительно набирающий ход век цифровых технологий
с одной стороны упрощает жизнь, а с другой создает массу проблем.  И это очень наглядно отражается в процессе  внедрения бизнеса  энергосберегающих технологий в производстве. Вся
современная система производства является потребителем энергоресурсов (промышленные
предприятия, коммунальное хозяйство, городское хозяйство, АПК).

Финансовое хозяйство ЖСК  имеет свои
отличительные черты.

Особенности жск обусловлены, прежде всего, наличием
большой доли муниципальной собственности и социальной направленностью деятельности
всех субъектов отрасли ЖСК. Рисунок 1.

В силу технических особенностей отрасли и условий
формирования современных систем жизнеспособности территорий большинство предприятий
жск и в первую очередь связанных с сетевой поставкой ресурсов, занимают монопольное
положение на обслуживаемой ими территории (являются локальными монополиями). При
этом географические границы товарных рынков, как правило, определяются административными
связями городов и районов (исключение в отдельных случаях составляют межрайонные
электрические сети, водопроводные сети и ряд других объектов, имеющих межрайонное
значение).

Услуги  водоснабжения, тепло-электро и водоотведения предоставляются подрядчиками – поставщиками с которыми заключаются заказчиком договоры на выполнение подрядных работ и поставку коммунальных услуг. По существу подрядчики- поставщики коммунальных услуг относятся к естественным локальным монополиям на конкретной территории. Которыми в ходе технологического процесса используется сложная инженерная инфраструктура привязанная к конкретной территории (сетей водопровода, канализации, теплосетей, устройство по передаче электроэнергии и т.д.). Технология производства которого характеризуется неразрывностью или строгой последовательностью процессов производства, передачи и потребления материальных носителей услуги.

Характерной особенностью связи потребитель – подрядчик является прежде всего то, что потребители не могут отказаться от получения данных видов услуг  на значительный срок. Недопроизводство услуг в один период невозможно компенсировать за счет более интенсивного их производства в другой период. Все стадии производственного процесса должны быть взаимосвязаны.

Промышленные предприятия, сферы АПК, городское хозяйство  являются потребителями тех же услуг, что и жск,
но  им необходимо  больше 
мощности. Существует тесная зависимость организаций производственного процесса,
потребности в мощностях и конкретных инженерных решений от местных условий.

Для бесперебойной работы предприятий локальных естественных монополий необходимо помнить, что стоимость услуг предоставляемых потребителю включает себестоимость всех участников. Тарифы  на услуги энергетического сектора представляют более 25% себестоимости продукции.

Специализированная электроэнергитеческая служба призвана поддерживать электротехническое хозяйство в работоспособном состоянии, повышать технический уровень производства путем внедрения достижений науки, техники, энергосберегающих технологий, нетрадиционных источников  энергии и т.д.

В зависимости от конкретных условий, издержки производства формируются из
двух видов затрат:

  • производственных, обусловленных поддержанием электроэнергетического хозяйства на должном техническом уровне, т.е. расходов   на выполнение работ по техническому обслуживанию и ремонту собственными силами хозяйства и оплату услуг подрядных организаций;
  • непроизводственных, сопряженных с аварийным выходом из строя электроэнергетического оборудования, некачественным электроснабжением и нерациональным применением электроэнергии.

В современных условиях стоимость услуг энергетиков диктуется спросом и предложением.

Формула расчета величены расценки:

Py =  Sy+Пн< Зэтс+М+Тр+Ум/Qэх,
где

Ру – величина расценки (цены)за услуги, руб.

Sy – себестоимость услуг, руб.

Пн – плановые накопления, руб.

Зэтс – затраты на содержание электротехнического хозяйства, руб.

М+Тр – затраты на содержание электротехнической службы в хозяйстве, руб.

Ум – Материальный ущерб от аварийного выхода из строя электроэнергетического
оборудования и сетей, руб.

Qэх – размер электроэнергитического хозяйства, руб.

С учетом практического внедрения  технических средств электрификации производства разработана модель зависимости издержек производства  от внедрения этих технологий.

Как уже говорилось выше  издержки производства от применения средств электрификации
можно разделить на производственные затраты и непроизводственные.

Производственные затраты включают затраты на поддержание  нормального технического состояния (собственные
и услуги подрядных организаций):

• заработная плата с начислениями;

• транспортные затраты;

• затраты на содержание ремонтно-эксплуатационной
среды;

• стоимость ремонтных материалов и запасных частей;

• затраты на подготовку и повышение квалификации
персонала;

• затраты по технике безопасности.

Непроизводственные затраты (материальный ущерб производства)
могут быть связаны с возможностью аварийного выхода из строя электрооборудования
либо от перерывов в электроснабжении. Причиной таких сбоев может быть связано низким
уровнем организации труда и устаревшим оборудованием, что приводит к :

• неиспользование материалов и трудовых ресурсов или их перерасход;

• недополучение продукции;

• снижение качества продукции;

• преждевременное выбытие из производства или порча
машин и оборудования.

Рациональная организация технического обслуживания,
а также эксплуатация электроэнергитического оборудования и сетей на предприятиях
позволит внедрение организационной структуры экономически эффективного распределения
всех видов работ по техническому обслуживаниюи ремонту между подразделениями и работниками
электроэнергитической службы хозяйства

Потребители электроэнергии не могут влиять на рост тарифов, но решать внутренние
проблемы им по силам, а именно : повысить уровень управления за счет повышения квалификации
персонала, внедрения энергосберегающих технологий и инновационного оборудования.
А цифроризация позволит своевременно устранять неполадки.

Мировой научный потенциал стремиться к компьюторизации всех процессов, что позволит к минимуму свести  пресловутый человеческий фактор. Как правило, все новые разработки внедряет крупный капитали, здесь проявляется звериный оскал капитализма. Окупить по максимуму и побыстрее. Результат самолеты падают, мосты складываются, а люди гибнут. 

Реклама, бренды, делают свое. Завоевав наше доверие,
дальше можно и сэкономить на экспертизе, материале, главное доход.

Но отстраняя квалифицированных специалистов от процесса
производства и стремясь заменить роботами их, с одной стороны происходит экономия
на заработной плате, а с другой робот требует энергоресурс-питание, а оно сегодня
стоит дорого.  Цифровая экономика позволяет
создавать базы данных,  наладить интернет
торговлю и это значительно упрощает решение многих задач. Но при создании материальных
благ требуются другие инструменты. Конечно базы данных помогут в выборе лучших вариантов,
и позволят наладить доставку материалов, но производство на данный момент требует
использование человеческого потенциала. И как не крути, а основой всему являются
энергоресурсы. И одной из основнын проблем на сегоднешний день является  способы снижения стоимости энергоресурсов.

Для этого необходимо аккумулировать все ресурсы.
И прежде всего наладить взаимосвязь технической эксплуатации установленного электроэнергетического
оборудования и совершенствование процессов электрофикации и автоматизации производства,
стимулирующих увеличение производства продукции и уменьшение ее себестоимости, что
обеспечит  поддержание оптимальной эксплуатационной
надежности и экономного расходования энергоресурсов.

Литература

  1. Германович
    А.Г. Роль региональных агрокластеров в обеспечении устойчивого развития сельских
    территорий // Инновации и инвестиции. -2018.-5-С. 358-362.
  2. Горбунов
    С.В. Размещение производительных сил и рациональная организация городской территории
    // Актуальные проблемы экономики и управления на современном этапе. Сборник научных
    трудов. Выпуск третий / Под общей ред. М.П. Бурова. – М.: ГУЗ, 2015. – 84 с.