Московский экономический журнал 3/2021

УДК 330.322.54

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10153 

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИНВЕСТИЦИЙ В ПОВЫШЕНИЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ТЕХНИКИ ОТРАСЛИ КОРМОПРОИЗВОДСТВА

ECONOMIC EFFICIENCY INVESTMENT IN INCREASE TECHNOLOGICAL CAPACITY AGRICULTURAL MACHINERY FODDER INDUSTRY

Трубилин Александр Иванович, д.э.н., профессор, ректор Кубанского ГАУ, Краснодар

Гайдук Владимир Иванович, д.э.н., профессор, заведующий кафедрой институциональной экономики и инвестиционного менеджмента Кубанского ГАУ, Краснодар

Гладкий Сергей Владимирович, аспирант кафедры институциональной экономики и инвестиционного менеджмента Кубанского ГАУ, Краснодар

Калитко Светлана Алексеевна, к.э.н., доцент кафедры управления и маркетинга Кубанского ГАУ, Краснодар

Trubilin Alexander Ivanovich, Doctor of Economics, Professor, Rector of the Kuban State Agrarian University, Krasnodar

Gaiduk Vladimir Ivanovich, Doctor of Economics, Professor, Head of the Department of Institutional Economics and Investment Management of the Kuban State Agrarian University, Krasnodar

Gladkiy Sergey Vladimirovich, Postgraduate student of the Department of Institutional Economics and Investment management of the Kuban State Agrarian University, Krasnodar

Kalitko Svetlana Alekseevna, Candidate of Economic Sciences, Associate Professor of the Department of Management and Marketing of the Kuban State Agrarian University, Krasnodar 

Аннотация. Кормопроизводство – самая масштабная и мультифункциональная отрасль сельского хозяйства, определяющая его дальнейшее развитие, способствующая рациональному природопользованию и сохранению угодий, обеспечивающая воспроизводство и химизацию плодородия почв. Развитие научно-технологического уровня кормопроизводства является индикатором развития отрасли животноводства, способствует стабилизации химического состава сельскохозяйственных угодий и повышению плодородия почв, посредством внесения органических удобрений. Высокоэффективное развитие данной отрасли требует вовлечение в технологический процесс производства кормов большого количества систем и технологий получения сырья для его переработки и использования на кормовые цели.

Summary. Fodder production is the largest and most multifunctional branch of agriculture, which determines its further development, contributes to the rational use of natural resources and the preservation of land, ensuring the reproduction and chemicalization of soil fertility. The development of the scientific and technological level of fodder production is an indicator of the development of the livestock industry, contributes to the stabilization of the chemical composition of agricultural land and an increase in soil fertility through the introduction of organic fertilizers. Highly efficient development of this industry requires the involvement of a large number of systems and technologies for obtaining raw materials for processing and use for feed purposes in the technological process of feed production.

Ключевые слова: экономическая эффективность инвестиций, инновационный потенциал отрасли, технологическое развитие.

Key words: economic efficiency of investments, innovative potential of the industry, technological development.

Сельское хозяйство принято условно делить на две большие отрасли: животноводство и растениеводство. В то же время, многие основополагающие базисы животноводческой деятельности базируются на результатах производства растениеводческой деятельности. Именно растениеводство является ведущей отраслью сельского хозяйства, в силу производства и обеспечения животноводческих комплексов кормами и сенажом для животных. Обеспечение продовольственной безопасности страны и региона продукцией животноводческого комплекса напрямую зависит от развития растениеводства и сельскохозяйственного кормопроизводства.

Развитие кормопроизводства представляет собой решение комплекса организационно-экономических и технологических проблем в рамках обеспечения отрасли животноводства биологически ценными кормами, оптимизации структуры посевов многолетних трав и зернобобовых. Оптимизация расходов на выращивание кормовых культур позволит снизить себестоимость производства единицы продукции животноводства (мяса и молока) и повысить конкурентоспособность агропредприятий.

К важнейшим функциям кормопроизводственной отрасли относятся:

  1. Производство качественных кормов для животноводческой отрасли.
  2. Обогащение сельскохозяйственных земель важными микроэлементами, соблюдение сбалансированного химического состава почв, предотвращение выхолащивания почв и вывода пашни из севооборота. Обеспечение экологической устойчивости земельных ресурсов;
  3. Осуществление взаимосвязи в единую систему таких организационных систем, как растениеводство, животноводство, экология и охрана окружающей среды. Объединение в единый производственный комплекс растениеводческих и животноводческих предприятий.

Роль отрасли кормопроизводства в условиях ограниченности ресурсов для обеспечения агропромышленного комплекса неоспорима в силу необходимости обогащения почвенного слоя органическими удобрениями и биологическим азотом. В связи с этим, в ближайшей перспективе сельхозтоваропроизводителям необходимо увеличить производство и качество заготовки кормов посредством совершенствования агротехнологии возделывания кормовых культур. Согласно исследованиям ученых-экономистов, затратный фонд предприятия на производство кормовых смесей составляет 40% себестоимости производства продукции животноводства. Таким образом, повышение урожайности кормовых культур и снижение себестоимости выращивания и заготовки кормов значительно снизит себестоимость производства продукции животноводства.

Технологическая схема заготовки сенажа представлена на рисунке 1.

Сельскохозяйственным предприятиям необходимо увеличить долю посевов многолетних трав в структуре посевов кормовых культур для обеспечения КРС качественными кормами в летне-пастбищный и зимне-стойловый период. При формировании структуры посевов кормовых культур необходимо учитывать уровень технологического развития специализированной кормозаготовительной техники и финансовые возможности предприятия для внедрения эффективных технологий и приобретения современной кормозаготовительной техники.

Развитие отечественного кормопроизводства ограничено слабой материально-технической базой сельскохозяйственных предприятий и отсутствием производства высокоэффективной энергонасыщенной сельскохозяйственной кормозаготовительной техники внутри страны. Сельхозтоваропроизводители вынуждены приобретать сельскохозяйственную кормозаготовительную технику зарубежного производства, что негативно сказывается на финансовой устойчивости предприятия в силу волатильности валют и повышения таможенных пошлин. Стоит отметить, что выращивание продукции кормозаготовки не является высокорентабельным бизнесом. Выращивание пшеницы, подсолнечника и др. высокодоходных и востребованных в рыночных условиях культур является наиболее предпочтительным при формировании севооборота земельного фонда предприятия. 

Экономическую эффективность инвестиций в повышение технологического потенциала сельскохозяйственной техники кормозаготовительной отрасли рассмотрим на примере ООО «Калина» Калининского района Краснодарского края. На сегодняшний день, в структуре севооборота сельскохозяйственных земель имеется 2799 га кормовых культур. В зависимости от продолжительности созревания растений различных сельскохозяйственных культур и идеальных условий по срокам выполнения уборочных работ, составлен предварительный график уборки кормовых культур на 2021 г., который позволит предприятию выполнить заготовку кормов для КРС на календарный год. 

Предварительный график уборки кормовых культур в 2021 г. представлен в таблице 1.

Согласно полученных данных, первый укос кормовых культур необходимо выполнить в течении мая 2021 г. – для этого необходимо обработать 2 644 га сельскохозяйственных земель. Второй укос кормовых культур необходимо выполнить в течении июня 2021 г. – для этого необходимо обработать 2 141,0 га сельскохозяйственных земель.

Третий укос кормовых культур необходимо выполнить в июле 2021 г. (1681 га) и четвертый укос выполняется в августе (728 га).

Актуальность исследований по повышению технологического потенциала кормозаготовительной техники показывают графики потребления и наличия сенажа для кормления КРС. План потребления сенажа показывает среднегодовую потребность с высокими показателями по кормовой ценности.

План потребления сенажа на 2021 г. представлен в таблице 2.

План наличия сенажа показывает среднегодовой остаток сенажа в силосных траншеях предприятия, на основании данного расчета можно определить запас предприятия кормовыми смесями собственного производства. При построении графика наличия сенажа авторы принимают следующие условия: увеличение срока уборки 1-го укоса до 20 дней, снижение урожайности до 30 %.

Потребление сенажа составляет около 12 кг/голову/день или 91,6 тонн/день.

Расчет потребления сенажа на 2021 – 2022 г. представлен в таблице 3.

Согласно представленных данных, смещение сроков уборки и снижение урожайности кормовых культур приведет к отсутствию переходного сенажа и дефициту кормовой ценности получаемых кормов в течении 1,5 лет. Таким образом, дефицит кормовых смесей будет ощутим для животноводческой структуры предприятия до созревания кормовых культур будущего года.

Доказано, что объемистые корма в виде сена, силоса и сенажа должны иметь среднюю энергетическую питательность не менее 10-ти МДж на 1 кг сухого вещества при содержании сырого протеина на уровне 14 % и выше.

Таким образом, срыв сроков на 1-ом укосе приведет к смещению сроков уборки 2-го укоса (срок укоса будет перенесен на июль), смещению сроков уборки 3-го укоса (срок будет перенесен на август), смещению сроков уборки 4-го укоса, если таковой будет осуществлен. Смещение сроков 1-го укоса кормовых культур может, в итоге, привести к отсутствию 4-го укоса и снижению валового сбора (формирование растения не будет осуществлено в силу неблагоприятных погодных условий).

Отсутствие необходимого количества кормозаготовительной техники приведет к увеличению сроков уборки кормовых культур и влечет за собой риски по снижению урожайности на 20-30 % и обесцениванию кормовых качеств заготавливаемой зеленой массы.

В связи с вышеизложенным, для повышения технологического потенциала техники для скашивания и плющения трав авторы предлагают рассмотреть инвестиционный проект приобретения косилки-измельчителя (мульчирователя) Schulte FX 530 с шириной захвата 9 метров. Данное оборудование предназначено для измельчения пожнивных остатков и скашивания многолетних трав, что позволит увеличить производительность заготовки кормов и снизит технологическую нагрузку на обработку почвы при выращивании кукурузы и подсолнечника. Приобретение данной техники снизит себестоимость выращивания многолетних трав за счет изменения технологии скашивания и заготовки.

Оптимальный выбор технологического оборудования для измельчения пожнивных остатков целесообразно осуществить на основании расчета производственной и эксплуатационной себестоимости использования сельскохозяйственной техники. Основой для расчета производственной себестоимости использования техники является величина расхода прямых производственных затрат, а именно расход ГСМ и заработной платы на единицу площади. Расчеты выполнены, исходя из данных, принятых на исследуемом предприятии: норма заработной платы составляет 2650 руб./смена, продолжительность смены составляет 8 часов, предполагаемый срок использования оборудования составляет 7 лет.

Расчет производственной себестоимости сельскохозяйственной техники для измельчения пожнивных остатков представлен в таблице 5.

Таким образом, приобретение мульчирователя SCHULTE FX 530 является наиболее оптимальным из представленных аналогов. При наиболее большой ширине захвата рабочего орудия, данная косилка-измельчитель имеет наиболее высокую производительность, что существенно снижает показатель нормы заработной платы на единицу обрабатываемой площади. Данное оборудование имеет самую большую массу конструкции по сравнению с представленными аналогами (таблица 5). Однако, за счет возможности увеличения рабочей скорости, данный мульчирователь имеет схожие с аналогами требования по тяговому усилию, следовательно, норма расхода ГСМ на единицу обрабатываемой площади не превышает менее производительные аналоги.

Высокая стоимость мульчирователя SCHULTE FX 530 влияет на величину амортизации, однако, это будет нивелировано повышением производительности и снижением себестоимости обработки единицы площади. 

В связи вышеизложенным, приобретение косилки-измельчителя SCHULTE FX 530 можно считать технологически и экономически оптимальным, по сравнению с аналогами.

Согласно плана внедрения нового оборудования, SCHULTE FX 530 позволит изменить технологию обработки почвы при выращивании подсолнечника и кукурузы. Сравнение технологии обработки почвы при выращивании подсолнечника и кукурузы с имеющимся техническим оснащением («до» проекта) и с использованием мульчирования («после» проекта) представлено в таблице 6.

Согласно проведенному анализу технологии обработки почвы при выращивании подсолнечника и кукурузы можно сказать, что приобретение мульчирователя SCHULTE FX 530 позволит снизить нагрузку на имеющиеся сельскохозяйственные агрегаты на 38 %, что существенно повысит производительность и снизит сроки обработки почвы.

Экономическая эффективность приобретения мульчирователя SCHULTE FX 530 за счет изменения технологии обработки почвы при выращивании подсолнечника и кукурузы представлено в таблице 7. При проведении расчетов приняты следующие показатели на единицу площади: стоимость ГСМ при проведении дискования составляет 388,0 руб./га; норма заработной платы при проведении дискования составляет 93,1 руб./га; стоимость ГСМ при мульчировании составляет 267,9 руб./га; норма заработной платы при мульчировании составляет 62,7 руб./га.

Согласно расчетам, экономия прямых затрат составляет 582 435,0 руб./год при постоянной площади обработки (базис 2021 г.).

Приобретение косилки-измельчителя SCHULTE FX 530 позволит изменить технологию на скашивании многолетних трав.

Сравнение технологии на скашивание многолетних трав с имеющимся техническим оснащением («до» проекта) и с использованием мульчирования («после» проекта) представлено в таблице 8.

Согласно проведенному анализу технологии скашивания многолетних трав «до» и «после» проекта, можно сказать, что приобретение мульчирователя SCHULTE FX 530 позволит снизить нагрузку на имеющиеся сельскохозяйственные агрегаты, сократить технологическую цепочку скашивания люцерны и освободить из технологических процессов низкоэффективное оборудование.

Экономическая эффективность приобретения мульчирователя SCHULTE FX 530 за счет изменения технологии скашивания люцерны и обработки почвы при выращивании подсолнечника и кукурузы представлено в таблице 9.

Таким образом, экономия прямых затрат при изменении технологии скашивания многолетних трав составляет 333807,4 руб./год. Экономия прямых затрат при изменении технологии обработки почвы при выращивании подсолнечника и кукурузы составляет 582435 руб./год.

Экономия денежных средств предприятия ЗАО «Кубань» составляет 916242,4 руб./год. При стоимости приобретения оборудования в размере 4393760 руб., рентабельность инвестиционного проекта приобретения косилки-измельчителя (мульчирователя) SCHULTE FX 530 составляет 20,9 %.

Применение современного технологического оборудования в составе комплекса технологических операций по кормопроизводству формирует основу и создает резерв перспективного развития отрасли животноводства. Увеличение технологического потенциала кормоуборочной техники позволяет сельскохозяйственным предприятиям формировать фонд высококачественных кормов, имеющих основополагающее значение в повышении качества и конкурентоспособности продукции животноводства.

Исследования и развитие кормопроизводственной отрасли является приоритетным направлением в рамках решения задач по созданию продуктивного животноводства, биологизации, химизации и экологизации земледелия, повышении плодородия почв и увеличении урожайности сельскохозяйственных культур. Организация кормопроизводства с применением современных технологических средств труда и заготовки качественных кормовых смесей является основой развития сельского хозяйства и животноводческой отрасли [1, 2, 3, 4, 5, 6].

Список использованной литературы

  1. Гладкий C.В., Калитко С.А., Такахо Э.Е. Динамика и оценка эффективности инвестирования в воспроизводство основных производственных фондов // Вестник Алтайской академии экономики и права. – – №12-1. – С. 46-53.
  2. Гайдук В.И., Калитко С.А., Москалевич А.А. Диверсификация как прием снижения степени риска в предпринимательской деятельности
    // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – – №2. – С. 24-26.
  3. Трубилин А.И., Гайдук В.И., Калитко С.А. Cтрахование как метод нейтрализации рисков в АПК // Труды Кубанского государственного аграрного университета. – – №34. – С. 7-10.
  4. Гайдук В., Калитко С., Заднепровский И. Cтрахование рисков в АПК // Международный сельскохозяйственный журнал. – – №2. – С. 16-19.
  5. Юдин М.О., Калитко С.А. Пути совершенствования материально-технического обеспечения предприятий АПК В сборнике: Научное обеспечение агропромышленного комплекса. Сборник статей по материалам Х Всероссийской конференции молодых ученых, посвященной 120-летию И. С. Косенко. Отв. за вып. А. Г. Кощаев. – – С. 1770-1771.
  6. Фролова Ю.А., Батюков С.А., Калитко С.А. Управление ресурсосбережением в сельскохозяйственных организациях Краснодарского края
    В сборнике: Институциональная трансформация экономики России в условиях новой реальности. Материалы международной научной конференции: текстовое электронное издание . – – С. 481-489.




Московский экономический журнал 3/2021

УДК 626.923.2

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10151

ОЦЕНКА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ВВОДА В АГРОПРОИЗВОДСТВО ЗАЛЕЖНЫХ ЗЕМЕЛЬ НЕЧЕРНОЗЕМНОЙ ЗОНЫ РФ

ECONOMIC EFFICIENCY ESTIMATION ON  FALLOW LANDS RETURN INTO AGRICULTURAL CULTIVATION IN THE NON-CHERNOZEM ZONE OF THE RUSSIAN FEDERATION

Кирейчева Л.В.,  Д. т. н., профессор, руководитель научного направления

Kireicheva L.V., Doctor of Technical Sciences, Professor, Head of scientific direction 

Шевченко В.А., Д.с.-х.н., чл-корр. РАН, профессор, директор

Shevchenko V.A., Doctor of Agricultural Sciences, , Corresponding Member of the Russian Academy of Sciences, Professor, Director

Юрченко И.Ф., Д. т. н., доцент, главный научный сотрудник

Yurchenko Irina, Doctor of Technical Sciences, Assistant professor, Chief scientific worker 

Всероссийский научно – исследовательский институт гидротехники и мелиорации имени А. Н. Костякова, Москва

All – Russian research Institute for Hydraulic Engineering and land Reclamation named after A. N. Kostyakov, Moscow 

Аннотация. Стратегические задачи земельной политики отечественного АПК в перспективе до 2030г. предусматривают активное вовлечение в агропроизводство земель сельскохозяйственного назначения и развитие мелиоративного комплекса Российской Федерации. Целесообразность реализации управляющих воздействий инвестиционного проекта во многом определяется достоверностью оценки их прогнозируемой эффективности, что делает особо значимым указанный этап принятия решений. В работе выполнены расчеты экономической эффективности ввода в сельскохозяйственный оборот залежных земель Нечерноземной зоны РФ в условиях недостаточной информации и ограниченных капиталовложений. Показана значимая роль мелиорации в достижение ожидаемого результата. При площади осушаемых земель, не превышающей 22% общей площади вводимых в оборот земель, объем дополнительной продукции с осушаемых земель составит не менее 35% общего объема ее производства.

Summary. Domestic agro-industrial complex has the objective land policy to return fallow agricultural land in agricultural cultivation and to develop land reclamation in the Russian Federation up to 2030. The feasibility of an investment project is determined by the reliable estimation of the forecast efficiency of the investments, which is the stage of the decision-making procedure. Economic efficiency of fallow lands return into agricultural cultivation is estimated in conditions of insufficient information and limited capital investments for the Non-Chernozem zone of the Russian Federation. The significance of land reclamation, when achieving the expected results, is shown in the paper.  The results of the research show that   yield in the drained land having been returned from fallow status would be increased by 35%. As compared to the above lands ones having been returned into agricultural cultivation could provide only 22% increase in productivity without reclamation such as drainage in given case.

Ключевые слова: оценка, экономическая эффективность, агропроизводство, оборот земель.

Keywords: estimation, economic efficiency, agricultural production, land turnover.

Введение

Приоритетные подходы к решению стратегических задач земельной политики государства по обеспечению в долгосрочной перспективе продовольственной безопасности страны, развитию отечественного агропроизводства и импортозамещения представлены Минсельхозом РФ в проекте «Государственной программы эффективного вовлечения в оборот земель сельскохозяйственного назначения и развития мелиоративного комплекса Российской Федерации».

В настоящее время площадь неиспользуемых в агропроизводстве РФ земель приближается к 44 млн га, из которых 20 млн га – пашня, что составляет 11,5% общей площади земель сельскохозяйственного назначения в России и 10,1% сельскохозяйственных угодий. Реализация программы планируется в период 2022-2030 г. г. и предусматривает ввод в оборот порядка 13 млн га исключенных из производства сельхозугодий, из которых 5 млн га сельскохозяйственных земель восстанавливаются за счет культуртехнических мероприятий с господдержкой, а 4, 5 млн земель включают мероприятия по повышению плодородия за счет известкования. Намечается значимое (свыше 50% уровня 2020 года) обновление фонда мелиоративного водохозяйственного комплекса государственной собственности Российской Федерации, а также  увеличение площади вновь мелиорированных земель по отношению к уровню 2018 года на 1 млн 600 тыс. гектаров и более, что положительно скажется на развитии мелиоративного сектора экономики и будет способствовать эффективному использованию земель сельскохозяйственного назначения, как основного средства воспроизводства продуктов питания.

Общий объем финансового обеспечения Государственной программы – 1 триллион 410 миллиардов 840 миллионов 518, 5 тыс. рублей (1 410 840 518,5  тыс. руб.), в том числе объем бюджетных ассигнований федерального бюджета – 887млрд 886 млн 399,0 тыс. рублей (887 866 399,0 тыс. руб.), бюджетных ассигнований консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации -313 млрд 355 млн 438,8 тыс. рублей (313 355 438,8 тыс. руб.), объем средств внебюджетных источников -209 млрд, 618 млн, 680,7 тыс. рублей (209 618 680,7 тыс. руб.).

Практика инвестирования показывает, что действенность планируемых мероприятий определяется не объемом инвестируемых средств, а качеством учета инвесторами перспектив развития проекта. Корректность методов и способов оценки эффективности финансируемого проекта, которые базируются на правильно выбранной стратегии его предстоящего развития и назначении инструментов предотвращения риска не достижения планируемых результатов, во многом определяют успешность будущего его функционирования. Этим обусловлена необходимость комплексного применения теоретических и практических подходов к реализации мероприятий по интенсификации использования земель, выбывших из оборота, с учетом климатических ресурсов территории, социально – экономической эффективности землепользования, экологического состояния эксплуатируемых земель, что в настоящее время не обеспечивается действующими нормативно – методическими документами сферы АПК [1].

Вместе с тем применение в совокупности отдельных разрозненных подходов к решению указанных задач позволило авторам создать методический документ для такой оценки. В составе работ по Государственному контракту с Минсельхозом России разработана «Методика эколого-экономического обоснования введения земель в сельскохозяйственный оборот или перевод их в другие категории», базирующаяся на учете ограничений по использованию энергетических ресурсов почв, как критерия эколого-экономической эффективности эксплуатации последних, и возможностей ресурсного потенциала хозяйствующих субъектов для оценки целесообразности возврата в сельскохозяйственное использование выбывших из оборота сельскохозяйственных угодий. Адаптация методики выполнялась на примере Нечерноземной зоны России, относящейся специалистами аграрного сектора экономики к перспективным регионам для увеличения сельскохозяйственной продукции внутреннего рынка и наращивания экспорта.

В общем виде предложенная схема оценки эколого-экономического обоснования введения земель в сельскохозяйственный оборот или перевода их в другие категории включает:

  • анализ предпосылок возврата в эксплуатацию длительно не использующихся земель на основе потребности землепользователей в росте и/или развитии агропроизводства. Если потребность в возврате земель в агропроизводство не обоснована, проект не рекомендуют к реализации;
  • определение эколого-экономической и социально – экономической эффективностей использования территории, по результатам которых выполняется агрегированная оценка целесообразности возврата неиспользованных земель в агропроизводство;
  • оценку риска экономической эффективности мероприятий по вводу в агропроизводство длительно не используемых земель.

Цель настоящей работы – оценка экономической эффективности ввода в агропроизводство залежных земель Нечерноземной зоны России на основе анализа фактографических данных.

Методы

Методы и материалы исследований базируются на изучении и анализе материалов практикующей теории и успешного опыта аграриев, разрабатывающих и внедряющих модели, процедуры, операции и алгоритмы для обоснования экологической, социальной и экономической целесообразности сельскохозяйственного производства, стимулирующих развитие новаций в сельском хозяйстве, а также применении результатов авторских разработок по теме НИР.

Результаты и обсуждение

Темпы снижения пашни и посевных площадей в Нечерноземной зоне опережали в целом динамику по России в связи с более низкими природно-климатическим потенциалом, экономическими условиями региона и резким сокращением сельского населения. Начиная с 2007 года площадь пашни стабилизировалась на уровне 14,0-14,3 млн. га, против 28,8 млн на 1990 год, то есть сократилась примерно в 2 раза (рисунок 1).

В настоящее время по данным Министерства сельского хозяйства РФ на 01.01.2020 площадь сельскохозяйственных угодий в Нечерноземной зоне составляет 36,93 млн га, в том числе пашня занимает 26,04 млн га или 70,6%, а кормовые угодья, сенокосы – 3,56 млн га, а пастбища 5,8 млн га или 15,8%. Не засеваются 14,59 млн га пашни, из которых 5,4 млн га из-за развития деградационных процессов и снижения продуктивности от закустаривания и облесения территории, 0,17 млн га – заболачивания и подтопления, 0,16 млн га – эрозии. Часть площадей, в количестве 837 тыс. га, не используемых предприятиями, организациями и гражданами, занимающимися сельскохозяйственным производством, переведена в залежь из-за экономических и организационно-хозяйственных показателей.

По данным, представленным региональными органами АПК и ФГБУ по мелиорации, на 01.01.2018 год по Нечерноземной зоне числится 4631,36 тыс. га мелиорируемых земель, в том числе 398,5 тыс. га орошаемых и 4332,86 тыс. га осушаемых [3]. Из 3569,1 тыс. га осушаемых земель сельскохозяйственного назначения в сельскохозяйственном производстве в настоящее время используется 2536,6 тыс. га или 71 % осушенных сельхозугодий, остальные выведены из сельскохозяйственного оборота по причине разрушения или низкого технического состояния осушительных систем, построенных более 30 лет назад (таблица 1). Из ранее осушенных 3,57 млн га земель сельскохозяйственного назначения в настоящее время не используется 1,33 млн га из-за переувлажнения, подтопления, зарастания сорной растительностью и кустарником [4].

На основе проведенных ФГБНУ «ВНИИГиМ им. А. Н. Костякова» исследований трансформации залежных земель установлена целесообразность дальнейшего использования вышедших из оборота земель в сельскохозяйственном производстве Нечерноземной зоны в зависимости от возраста залежи (таблица 2) в объеме 12018,2 га, из них на мелиорируемых землях 2598,31га.

Экономическая оценка эффективности возврата залежных земель в агропроизводство выполнялась на примере Нечерноземной зоны РФ по результатам обосновывающих материалов эколого-экономической и социально–экономической целесообразности развития растениеводства, реализованным в Методических рекомендаций по оценке эффективности инвестиционных проектов мелиорации сельскохозяйственных земель (РД АПК3.00.01.003-03РД) по критериальному значению срока окупаемости совокупных капитальных вложений и включает расчеты:

  • величины капитальных затрат, необходимых для проведения мелиоративных работ по предотвращению/ликвидации деградационных процессов;
  • прироста чистого дохода от производства продукции растениеводства; 
  • срока окупаемости капитальных вложений прогнозируемым приростом чистого дохода;

Кроме того, осуществлена оценки риска экономической эффективности планируемых мероприятий, что в настоящее время не нашло отражения в нормативно – методической базе мелиорации, регулирующей целесообразность реализации инвестиционных мелиоративных проектов. 

Капитальные затраты (Зк) на мелиоративные мероприятия зависят от состава и объема необходимых работ, формировались в соответствии с рекомендациями [1, 2, 5,6] и определяются в Нечерноземной зоне РФ, главным образом, затратами:

  • на удаление древесно-кустарниковой растительности с планировкой участка, ликвидацию закамененности, закочкаренности и т. п. мероприятий (Зкт);
  • известкование сельскохозяйственных угодий (Зок);
  • техническое перевооружение, реконструкцию и новое строительство гидромелиоративных систем (Згм):

Зк = Зок+ Зкт + Згм

Прирост чистого дохода от производства продукции растениеводства (ПЧД) определялся вычитанием из прогнозируемой выручки (В) от ее реализации понесенных затрат (Зп): 

ПЧД = В-Зп

Оценка выручки (В) базируется на прогнозировании удельного (с единицы площади) выхода продукции (урожайности, Уп) и цены ее реализации (Ц):

Оценка выручки (В) базируется на прогнозировании удельного (с единицы площади) выхода продукции (урожайности, Уп) и цены ее реализации (Ц):

В = Уп*S*Ц

где S планируемая к вводу в эксплуатацию новая площадь сельскохозяйственных угодий.

Основные статьи операционных затрат (Зп) представлены затратами на оплату труда основного персонала, материалов, общехозяйственных нужд, налоговых и амортизационных отчислений. К ним также относятся затраты на выполнение мероприятий окультуривания вновь используемых в агропроизводстве площадей – приобретение удобрений, эксплуатационная планировка, ликвидация мелкоконтурности, санация земель и затраты по уходу за гидромелиоративными системами.

В связи с трудностями реализации традиционного подхода к определению общих затрат по технологическим картам из–за высокого уровня агрегирования материала их расчет выполнялся по зависимости:

Зп = В/(1+Рн/100)

где Рн – рентабельность агропроизводства 10%.

Срок окупаемости (Т) совокупных (из всех источников) капитальных затрат на мелиорацию (Зк) рассчитывался по формуле:

Т = Зк /ПЧД

Риск эффективности ввода залежных земель в сельскохозяйственный оборот Нечерноземной зоны оценивался по вероятности не достижения расчетного срока окупаемости в сценариях, осуществляемых по математической модели (5), при исходных данных, выбранных случайным образом в рамках установленного размаха варьирования факторов, формирующих срок окупаемости. Варьировались факторы, значимые для формирования срока окупаемости: капиталовложения и прирост совокупного чистого дохода от реализации мероприятий по вводу в сельскохозяйственный оборот залежных земель.

Выбор приемов освоения залежных земель требует дифференцированного подхода и предполагает необходимость учета ее возраста, состояния, агрохимического потенциала почвы и характера дальнейшего использования сельскохозяйственных угодий. Анализ состояния почв не используемой пашни выполнен по материалам Минсельхоза РФ и литературным данным. Состояние ранее осушенных земель оценивалось по данным мелиоративного кадастра Департамента мелиорации Минсельхоза РФ и локальным данным региональных органов АПК и ФГБУ по мелиорации Департамента Минсельхоза России [7].

Перечень необходимых для ввода в эксплуатацию залежных земель агромелиоративных мероприятий, их объемы и требующиеся на реализацию капиталовложения, представленные в таблице 3, формировались дифференцированно для территорий с наличием гидромелиоративных систем и ранее не мелиорированных. Удельная стоимость мероприятий оценивалась по материалам открытого доступа. Капиталовложения на выполнение культуртехнических работ и окультуривание (известкование) для вводимых в оборот ранее осушенных земель учитывались в составе мероприятий по реконструкции гидромелиоративных систем.

Наиболее затратным мероприятием является ввод в эксплуатацию не используемых мелиорированных земель, которое предполагает, в первую очередь, восстановление мелиоративного фонда путем проведения технического перевооружения, реконструкции, а в ряде случаев и нового строительства мелиоративных систем.

Планируемая урожайность определялась с учетом методических подходов, представленных в [1,2] к оценке продукционного потенциала территории, и фактически достигнутой продуктивности функционирующих сельскохозяйственных предприятий. Для мелиорируемых земель, как наиболее продуктивных и требующих повышенных в сравнении с другими категориями земель затрат на реализацию мероприятий их возврата в агропроизводство, планируемая урожайность принята на уровне оптимального продукционного потенциала территории (Ропт), оцениваемого по максимально возможной урожайности ведущих культур при заданной структуре землепользования. Для остальных сельскохозяйственных угодий значение планируемой урожайности устанавливалось на уровне фактически достигнутой в регионе (таблица 4).

Данные таблицы свидетельствуют о пониженном уровне планируемого использования природно-климатического потенциала региона, составляющего 0,57 возможного, что обусловлено достигнутой к настоящему времени фактической урожайностью сельскохозяйственных культур и прогнозируемым ее ростом с учетом риска не достижения ожидаемого результата [1]. В среднем, значение планируемой урожайности вводимых в эксплуатацию не мелиорируемых залежных земель, используемой в расчетах прогнозируемых объемов дополнительной продукции, принималось равным 3,9 т з ед./га, а осушаемых земель – 6,28 т з ед./га.

Объем и стоимость планируемой к получению дополнительной продукции с вновь используемых в агропроизводстве сельскохозяйственных угодий представлены соответственно в таблицах 5, 6.

В расчетах стоимости дополнительной продукции цена реализации зерна принималась равной средней закупочной цене пшеницы 3 класса в среднем по России по состоянию на 15.05.2020г., составляющей 12000 руб./т в ценах 2020г.

В таблице 7 приведены операционные затраты на производство дополнительной продукции

Срок окупаемости инвестиций в мероприятия по вводу в эксплуатацию вышедших из сельскохозяйственного оборота земель Нечерноземной зоны РФ составил 5,06 лет, что соответствует значениям эффективных капиталовложений [8]. Оценка риска инвестиций выполнялась по результатам параметрического анализа функции распределения вероятности для срока окупаемости планируемых вложений, которая формировалась методом имитационного моделирования или Монте-Карло (рисунок 2) [9]. Риск срока окупаемости оценивалась по результатам сценарных расчетов, как вероятность повышения расчетного значения срока окупаемости (5,06 лет) средней величины (5, 47), составляющей 25,3%.

Имитационное моделирование обеспечило возможность учета максимального количества факторов, обусловливающих доходность мероприятия, и изменчивости их количественных значений; организацию, практически, неограниченного количества сценариев случайного сочетания этих факторов; расчет показателя целесообразности реализации мероприятия для каждого сценария сочетания факторов и формирование распределения вероятности показателя эффективности.

Расчеты риска выполнены с использованием программного комплекса Oracle Crystal Ball, разработанного Decisioneering, Inc, Денвер, штат Колорадо, показавшего свою действенность в использовании метода Монте –Карло в зарубежной практике и в практике наиболее развитых отраслей отечественной экономики [10].

Уровень риска, установленный по данным классификации, приведенной в таблице 8, расценивается, как средний, но максимально приближен к высокому.

Это требует повышенного внимания хозяйствующих субъектов к культуре реализации производственных процессов и технологий, а также и к рыночной конъюнктуре, определяющих изменчивость результата в первую очередь.

Обобщенные результаты оценки экономической эффективности ввода в эксплуатацию неиспользуемых земель, свидетельствующие об эффективности инвестиций в интенсификацию агропроизводства Нечерноземной зоны Российской Федерации, представлены в таблице 9.

Заключение

Достижение планируемых целей хозяйственных воздействий агропроизводства во многом определяется достоверностью оценки эффективности инвестирования в их реализацию, что делает особо значимым указанный этап принятия управленческого решения.

Полученные авторами в процессе выполненных исследований результаты свидетельствуют об экономической эффективности реализации в Нечерноземной зоне планируемых мероприятий по предотвращению и ликвидации деградации залежных земель, обеспечивающих как эффективность вложений по устранению деградационных процессов на предусмотренных к вводу землях, так и эффективность использования последних в агропроизводстве.

Анализируя показатели экономической эффективности использования залежных земель, можно сделать вывод о существенном вкладе в достигаемый результат мелиорируемых земель. Так, доля осушаемых земель не превышает 22% общего объема вводимых в эксплуатацию площадей, а объем дополнительной продукции с осушаемых земель составляет не менее 35% общего объема ее производства. Дополнительные удельные затраты на реализацию мелиоративных систем в сравнении с другими мероприятиями с лихвой окупятся стабильностью прогнозируемых показателей в период эксплуатации и снижением риска экономической эффективности.

Используемые источники

  1. Кирейчева Л.В., Юрченко И.Ф., Методика эколого-экономического обоснования введения земель в сельскохозяйственный оборот или перевод их в другие категории. М. «Изд. ФГБНУ ВНИИГиМ им А.Н.Костякова». 2020. 130 c.
  2. Научные основы создания и управления мелиоративными системами в России / под ред. Л.В. Кирейчевой. М: “ФГБНУ ВНИИ агрохимии”, 2017. 296 с.
  3. Отчет по ГК № 209/20-ГК от 2019 г. Оценка потенциала сельскохозяйственных угодий Нечерноземной зоны Российской Федерации. Разработка комплекса мероприятий по созданию эффективной технико-технологической модернизации мелиоративных систем, восстановлению плодородия мелиорированных земель и строительству осушительно-оросительных систем двустороннего регулирования. М. ВНИИГиМ. 2019. 392 с.
  4. Отчет о научно-исследовательской работе «Провести исследования технического уровня осушительных систем Нечерноземной зоны России и разработать методические рекомендации по развитию мелиорации, с учетом  фактического использования мелиоративного фонда и экологического состояния». ФГБНУ «РАДУГА», Коломна. 2019. 194 с.
  5. Мерзлова, О.А. Методика оценки возможности возвращения в сельскохозяйственное пользование земель, выведенных из оборота после катастрофы на Чернобыльской АЭС [Текст] / О.А. Мерзлова, Т.П. Шапшеева //30 лет после чернобыльской катастрофы. Роль Союзного государства в преодолении ее последствий: материалы науч.-практ. конф. / БГСХА. – Горки. – 2015. С. 148-152.
  6. Мерзлова О. А. Совершенствование инструментария оценки целесообразности возвращения в сельскохозяйственный оборот загрязненных радионуклидами земель //Аграрная экономика. № 8 (279). 2018. С.38-47.
  7. Методика оперативной диагностики деградации мелиорированных почв для обоснования комплексных мероприятий по сохранению и расширенному воспроизводству плодородия: научн. издание ФГБНУ ВНИИ «Радуга». – Коломна: ИП Воробьев О.М.,2015. – 52 с.
  8. Бирман, Г. Экономический анализ инвестиционных проектов: пер. с англ. / Г. Бирман, С. Шмидт; под ред. Л. П. Белых. – М.: Банки и Биржи; ЮНИТИ, 2007. – 168 с.
  9. Багузин С. В. Использование метода Монте-Карло для расчета риска [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http: //baguzin.ru/wp/?p=3467.
  10. Oracle Crystal Ball, Getting Started Guide, Release 11.1.1.1.00. Copyright © 1988, 2008, Oracle.
  11. Турмачев Е. С. Методические проблемы количественного определения рисков инвестиционных проектов//Анализ эффективности инвестиций. -2006. -№. 3. -С. 45-58.

References

  1. Kirejcheva L.V., Yurchenko I.F., Metodika ekologo-ekonomicheskogo obosnovaniya vvedeniya zemel’ v sel’skohozyajstvennyj oborot ili perevod ih v drugie kategorii. M. «Izd. FGBNU VNIIGiM im A.N.Kostyakova». 2020. 130 p.
  2. Nauchnye osnovy sozdaniya i upravleniya meliorativnymi sistemami v Rossii / pod red. L.V. Kirejchevoj. M: “FGBNU VNII agrohimii”, 2017. 296 p.
  3. Otchet po GK № 209/20-GK ot 2019 g. Ocenka potenciala sel’skohozyajstvennyh ugodij Nechernozemnoj zony Rossijskoj Federacii. Razrabotka kompleksa meropriyatij po sozdaniyu effektivnoj tekhniko-tekhnologicheskoj modernizacii meliorativnyh sistem, vosstanovleniyu plodorodiya meliorirovannyh zemel’ i stroitel’stvu osushitel’no-orositel’nyh sistem dvustoronnego regulirovaniya. M. VNIIGiM. 2019. 392 p.
  4. Otchet o nauchno-issledovatel’skoj rabote «Provesti issledovaniya tekhnicheskogo urovnya osushitel’nyh sistem Nechernozemnoj zony Rossii i razrabotat’ metodicheskie re-komendacii po razvitiyu melioracii, s uchetom fakticheskogo ispol’zovaniya meliorativ-nogo fonda i ekologicheskogo sostoyaniya». FGBNU «RADUGA», Kolomna. 2019. 194 p.
  5. Merzlova, O.A. Metodika ocenki vozmozhnosti vozvrashcheniya v sel’skohozyajstven-noe pol’zovanie zemel’, vyvedennyh iz oborota posle katastrofy na CHernobyl’skoj AES [Tekst] / O.A. Merzlova, T.P. SHapsheeva //30 let posle chernobyl’skoj katastrofy. Rol’ Soyuznogo gosudarstva v preodolenii ee posledstvij: materialy nauch.-prakt. konf. / BGSKHA. – Gorki. – 2015. P. 148-152.
  6. Merzlova O. A. Sovershenstvovanie instrumentariya ocenki celesoobraznosti vozvrashcheniya v sel’skohozyajstvennyj oborot zagryaznennyh radionuklidami zemel’ //Agrarnaya ekonomika. № 8 (279). 2018. P.38-47.
  7. Metodika operativnoj diagnostiki degradacii meliorirovannyh pochv dlya obos-novaniya kompleksnyh meropriyatij po sohraneniyu i rasshirennomu vosproizvodstvu plo-dorodiya: nauchn. izdanie FGBNU VNII «Raduga». – Kolomna: IP Vorob’ev O.M.,2015. – 52 p.
  8. Birman, G. Ekonomicheskij analiz investicionnyh proektov: per. s angl. / G. Birman, S. SHmidt; pod red. L. P. Belyh. – M.: Banki i Birzhi; YUNITI, 2007. – 168 p.
  9. Baguzin S. V. Ispol’zovanie metoda Monte-Karlo dlya rascheta riska [Elektron-nyj resurs]. – Rezhim dostupa: http: //baguzin.ru/wp/?p=3467.
  10. Oracle Crystal Ball, Getting Started Guide, Release 11.1.1.1.00. Copyright © 1988, 2008, Oracle.
  11. Turmachev E. S. Metodicheskie problemy kolichestvennogo opredeleniya riskov in-vesticionnyh proektov//Analiz effektivnosti investicij. -2006. -№. 3. -P. 45-58.




Московский экономический журнал 3/2021

УДК 332.135 +332.025

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10130

Миграционное скотоводство: потенциал инновационных технологий

Migratory pastoralism: the potential of innovative technologies 

Гаврилова Нина Германовна, младший научный сотрудник Центра изучения проблем переходной экономики ФГБУН Институт Африки Российской академии наук, г. Москва

Gavrilova N. G., Junior Research Fellow Centre for Transition Economy Studies Institute for African Studies of the Russian Academy of Sciences, Moscow 

Аннотация. В статье рассматривается современное состояние важной части сельского хозяйства Африки – скотоводства, определяется его социально-экономическое значение, выявляются проблемы развития отрасли в разрезе ресурсных конфликтов и осложнений, вызванных пандемией коронавируса. Проблема конфликтов существует уже несколько десятилетий; они уносят тысячи жизней людей и животных, разоряют поселения, мешают получению сельскохозяйственной продукции, тем самым ослабляя продовольственную обеспеченность населения. Ученые и международные организации, занимающиеся вопросом разрешения конфликтов, видят решение проблемы в использовании современных цифровых технологий. Также многие континентальные, региональные и внутригосударственные программы поддержки и развития животноводства предусматривают использование инновационных технологий и программного обеспечения. Современные аппаратные средства позволяют провести картографические исследования миграционных маршрутов, из-за смещения которых происходит чрезмерная нагрузка на природные ресурсы, провоцирующая конфликты скотоводов с фермерами. На основе полученных данных осуществляется профилактика столкновений за счет создания трансграничных коридоров – огороженных территорий для перегона скота, снабженных источниками воды и пищи, ветеринарными и медицинскими постами. На данный момент такие коридоры уже существуют, но они не покрывают всей зоны, где ведется скотоводство и происходят конфликты, и не снабжены пока всем необходимым. Однако и фермеры, и скотоводы признают, что отгонные коридоры могут стать эффективным путем к примирению.

Статья является результатом изучения множества отчетов международных организаций, анализирующих конфликты и их последствия, а также статей, касающихся этой темы. Источниковая база включает отчеты таких организаций, как OECD, FAO, World Bank, International Crisis Group и др. и статьи отечественных и зарубежных ученых.

Summary. The paper examines the current state of an important sector of Africa’s agriculture – cattle breeding, determines its socio-economic significance, identifies the challenges of the development of the industry in the context of resource conflicts and complications caused by the COVID-19 pandemic. The problem of conflicts has existed for several decades; the conflicts claim thousands of human and animal lives, devastate villages, and interfere with agricultural production, thereby weakening the food security of the population. Scholars and international organizations engaged in conflict resolution see the solution to the problem in the use of modern digital technologies. Also, many continental, regional and country programs for the support and development of animal husbandry provide for the use of innovative technologies and software. Modern hardware makes it possible to carry out cartographic studies of the migration routes of pastoralists, due to the displacement of which there is an excessive pressure on natural resources, which provokes conflicts with farmers. Based on the data obtained, the prevention of conflicts is carried out by creating transboundary corridors – fenced areas for moving livestock, equipped with water and food sources, veterinary and medical posts. At the moment, such corridors already exist, but they do not cover the entire necessary area where cattle breeding and conflicts occur, and they are not yet equipped with everything necessary. However, farmers and pastoralists alike recognize that the establishment of grazing corridors can be an effective route to reconciliation.

The present paper is based on a number of reports by international organizations analyzing conflicts and their consequences, as well as on scholarly papers related to this topic. The sources include reports from organizations such as OECD, FAO, the World Bank, the International Crisis Group, etc., and papers by Russian and foreign scholars. 

Ключевые слова: Африка, сельское хозяйство, скотоводство, пастухи, фермеры, конфликт, цифровизация.

Key Words: Africa, agriculture, cattle breeding, pastoralism, pastoralists, farmers, conflict, innovative technologies, digitalization. 

Социально-экономическая роль скотоводства в Африке

Традиционное передвижное (мобильное, отгонное) скотоводство в Африке – веками выработанный механизм, позволяющий максимально использовать природные ресурсы в тяжелых климатических условиях. Большая часть африканского континента обладает экстремальным климатом, характеризующимся перепадами температур, избытком или недостатком водных ресурсов и др. Именно отгонное скотоводство позволяет пастухам подстраиваться под внешние условия и в течение всего года находить корма для своих животных: истощив пастбища на севере, скотоводы движутся на юг – и наоборот. Такие перемещения практиковались веками [1].

Отгонное скотоводство присуще практически всем африканским регионам, оно распространено в 36 из 54 стран Африки и всюду является важной составляющей системы продовольственной безопасности. Скотоводство выступает гарантом занятости значительной части населения и поддерживает множество цепочек создания стоимости – от заготовки кормов до переработки продуктов. Торговля живым скотом и продукцией скотоводства, как основной (молочные и мясные продукты), так и побочной (навоз, кожа, кости, шерсть и др.), составляет значительную часть доходов как принимающих, так и транзитных стран [2].

Скотоводство является главнейшим поставщиком животного белка в рацион африканцев. Международная экономическая организация «Организация экономического сотрудничества и развития» (The Organisation for Economic Co-operation and Development, OECD) отмечает, что в условиях быстро растущего населения отрасли не удается в полной мере обеспечить людей мясными и молочными продуктами, и по уровню их потребления страны африканского континента имеют самые низкие показатели в мире (Рисунок 1).

Низкая продуктивность животноводства – одна из основных причин, почему населению недоступно достаточное количество пищи животного происхождения, и обусловлена она в значительной мере конфликтными ситуациями между фермерами и пастухами.

Ресурсные войны скотоводов и земледельцев

Животноводство в Африке осуществляется с применением разнородных производственных систем: пастбищных (отгонного и кочевого скотоводства – мобильного скотоводства), смешанных систем растениеводства и животноводства (в основном это стационарное содержание животных, но оно не исключает и возможности перемещения с пастбища на пастбище) и коммерческих животноводческих систем (животные содержатся в животноводческих комплексах без перемещения). По мнению многих ученых, в том числе и представителей Международной кризисной группы (International Crisis Group), мобильное скотоводство, подразумевающее перемещение стад с пастухами, является причиной ожесточенных столкновений между земледельцами и скотоводами из-за несправедливой эксплуатации природных ресурсов [4], [5].

Причин нехватки ресурсов несколько. В основном ее связывают с изменением климата на планете, ростом численности населения, а за ним и поголовья стад, увеличением площадей земель сельскохозяйственного назначения и разработок полезных ископаемых и др. Исследователи выяснили, что больше половины ресурсных конфликтов между скотоводами и фермерами связаны с засухами [6]. Скотоводы, находясь в условиях недостатка воды и кормов, чтобы прокормить стада, смещают привычные маршруты. Их путь может пролегать через фермерские угодья. Скот, проходя через них, вытаптывает и выедает растения; фермеры лишаются урожая, а значит, и средств к существованию. Ожесточенные земледельцы мстят пастухам, убивая скот. Конфликты из-за нехватки земель и воды разрастаются и становятся все более кровопролитными [7], [8].

Как уже упоминалось, мобильное скотоводство затрагивает 36 стран континента, и практически в каждой из них последствия конфликтов между пастухами и земледельцами вызвали множество негативных последствий. В первую очередь, это многочисленные человеческие жертвы, число их в разных источниках доходит до десятков тысяч человек [4], [5]. Во-вторых, это множество людей, вынужденных покидать свои земли со всем нажитым имуществом, чтобы спастись из зон вооруженных столкновений. Они вынуждены бросать скот и земли, что приводит к потере продовольственной стабильности, обнищанию, голоду. Так как зоны конфликтов разрастаются, их страшным последствиям подвергается все больше людей, и они оказывают все большее влияние на экономику и продовольственную безопасность. Правительствам стран, затронутых кровопролитными конфликтами, представляется крайне необходимым в первую очередь разрешить ресурсные споры.

Инновационные подходы к разрешению конфликтов

Для того чтобы исключить наложение скотоводческих перемещений на зоны ведения растениеводства, сразу в нескольких регионах Африки разрабатываются карты миграции скотоводов в определенные сезоны. В одной из стран Центральной Африки, в Камеруне, для отслеживания перемещения скотоводов со стадами использовалась технология GPS-отслеживания: на протяжении всего периода миграции, то есть около полугода, на крупный рогатый скот были надеты GPS-ошейники, и полученные данные помогли определить среднюю скорость передвижения животных, средние пройденные ими за день расстояния, составить маршруты передвижений, определить будущие оптимальные точки ветеринарного обслуживания, пунктов кормления животных и местонахождения отгонных коридоров – огороженных территорий для перегона скота [9].

Также на протяжении нескольких лет проводилось еще одно исследование по определению традиционных отгонных маршрутов скота, позволившее создать карту передвижения скотоводов в Западной Африке [10]. Проведению исследования способствовали проекты ФАО «Региональная инициатива в поддержку уязвимых скотоводов и агротехнологов на Африканском Роге» и «Трансграничное отгонное животноводство в Западной Африке. Предложение к плану действий», посвященные изучению и развитию мобильного скотоводства.

В Кении, Сомали, Эфиопии для решения конфликтов между фермерами и скотоводами и защиты пастбищной экосистемы применяется Проект поддержки эффективного сотрудничества и координации трансграничных инициатив SECCCI (Support for Effective Cooperation and Coordination of Cross Border Initiatives). Проект финансово поддерживается Европейским Союзом, Программой развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) и Программой ООН по окружающей среде (ЮНЕП) и направлен на устранение причин конфликтов путем улучшения трансграничного сотрудничества и координации населения, выпаса скота, водопоя и доступа к социальным объектам [11]. Этот проект также инициировал определение приоритетных маршрутов вдоль границы Эфиопии и Кении и привлек заинтересованные стороны к совместной картографической сессии. Старейшины основных общин крупнейших племен южной Эфиопии и северной Кении, а также технические эксперты по животноводству, водным ресурсам и пастбищам работали в двух совместных сессиях по картированию для каждой стороны границы [12].

Маршруты отгонного животноводства играют роль каналов инвестиций, которые могут быть направлены на продвижение и повышение уровня жизни местных сообществ, мобильных скотоводов, на организацию водопоев, упорядочение выпаса скота и облегчение доступа к социальным объектам.

На основе проведенных картографических исследований и сбора актуальной информации по передвижению скотоводов и стад одним из продвигаемых и претворяемых в жизнь решений стало создание трансграничных коридоров для перегона скота. И фермеры, и скотоводы признают их пользу как пути к примирению. Эти коридоры представляют собой полосы земли, по которым скот перегоняется с одного пастбища на другое, к источникам воды, рынкам, зонам вакцинации и др. Коридоры разработаны так, чтобы стада могли проходить по ним, не портя владения фермеров.

Итак, в первую очередь анализируется сложившаяся в регионе ситуация: определяются основные участники процесса (скотоводы, фермеры, сопутствующие службы и производства, местные власти и др.) и объекты инфраструктуры, которые необходимо вводить (создавать) или улучшать для развития коридоров. С помощью современных технологий, например, ГИС (Географическая информационная система), определяются маршруты передвижения скотоводов. Далее следует наиглавнейший этап – донесение до местного населения и согласование с ним всей информации о постройке отгонных коридоров для скота, формулирование указов, придание им юридической силы. Последний этап – оборудование самого коридора, включая сопутствующую инфраструктуру.

Можно привести удачный пример функционирования такого коридора в Западной Африке, в Бенине, где каждый год принимаются скотоводы-иммигранты из приграничных районов Буркина-Фасо, Нигера и Нигерии [10].

Применение технологий: пути внедрения и препятствия

Несмотря на создание этих коридоров, конфликты все же продолжаются: иногда фермеры занимают территорию коридоров, высевая там сельскохозяйственные культуры, иногда отсутствуют знаки и ограждения, регулирующие движение скота. Причинами таких недоразумений являются некачественный мониторинг за состоянием коридоров и недостаточная информированность местного населения. Во избежание подобных ситуаций разрабатываются и совершенствуются методические подходы к управлению отгонными коридорами. Нередко конфликты происходят среди самих скотоводов, прибывших из разных мест. Их скопление на одном и том же маршруте вызывает перевыпас скота и нехватку ресурсов. В таком случае назревает необходимость создания хранилищ кормов для экстренного потребления. Немедленное реагирование на нехватку кормов для животных в кризисных ситуациях требует развитой базы фуража для пополнения запасов кормов и удовлетворения внезапно возникающего в чрезвычайных ситуациях высокого спроса.

Применение и программных, и аппаратных технических средств в Африке очень ограничено из-за их дороговизны, нехватки образования у населения для их использования и множества других факторов [13]. Внедрение практически любых инноваций и их распространение в Африке сталкивается с рядом тормозящих факторов. В первую очередь, это недостаток финансирования. По оценкам ФАО ООН, для полноценной цифровой трансформации сельского хозяйства континента необходимо 40 млрд евро в год, в то время как сейчас инвестируется только 6,25 млрд евро [13]. Также развитие тормозится из-за несовершенства инфраструктур, низкого уровня образования населения, недостаточного уровня освоения мобильных технологий и неправильного определения приоритетов очередности цифровизации отраслей народного хозяйства.

Для решения споров между фермерами и пастухами необходимо и дальше проводить мероприятия по оптимальному использованию природных ресурсов. Картирование пастбищ необходимо в качестве первого шага во всех районах континента, где существует такая форма землепользования, как отгонное скотоводство. Необходимо стимулирование аналогичных усилий в пока не охваченных этим процессом районах. Отражение на цифровых картах необходимой информации – точек водоснабжения, стоянок, коридоров, пастбищ – позволит оптимально распределять ресурсы между различными группами пользователей. Созданный на основе таких карт интерфейс позволит онлайн обновлять информацию, запрашивать новую и опрашивать пользователей. Подобная карта уже существует в Сенегале [13]. В дальнейшем цифровые карты могут послужить основой для раннего предупреждения конфликтов и мер по смягчению их последствий, а также будут способствовать развитию системы отгонных коридоров [14].

Пандемия COVID-19 способствовала усилению ресурсных конфликтов между скотоводами и фермерами. Карантинные меры, введенные правительствами, наример, закрытие границ и рынков, спровоцировали скопление пастухов со стадами на ограниченных территориях, нагрузка на природные ресурсы увеличилась, тем самым обострив напряженность. Существующая система управления ресурсами в данном случае показала свою полную несостоятельность.

***

Участившиеся конфликты из-за природных ресурсов, в том числе и вследствие пандемии, показали Африке необходимость интенсивного применения инновационных технологий и разработок. Приверженность отгонному скотоводству на континенте рождает необходимость не только разработки миграционных маршрутов, создания отгонных коридоров и т.д., но и интегрирования этой информации в уже существующие базы сельскохозяйственных данных. Дальнейшее развитие цифровизации видится в создании общеконтинентальной базы данных, которая позволит находить комплексные решения многих проблем, касающихся не только мобильного передвижения пастухов с животными, но и других отраслей сельского хозяйства. К услугам Африки десятки достижений эры цифровых технологий, представленных как программными, так и аппаратными средствами. Создание подобной общеконтинентальной базы может со временем развиться в многогранную систему хранения и обработки данных, касающихся любой сферы экономической жизни континента. На основе такой платформы в дальнейшем можно будет разрабатывать континентальные системы предупреждения о чрезвычайных ситуациях и планировать создание сети пунктов оказания экстренной помощи населению (например, складов продовольствия и кормов для животных). Такая система может включать в себя эффективный расчет показателей существующей и будущей продовольственной безопасности населения, а также подобных данных об обеспеченности мигрирующего скота всем необходимым с учетом различных сценариев (природные катастрофы, войны или конфликты и др.). Интегрированные в различные области, такие системы помогут мигрирующим скотоводам соответствующим образом адаптироваться к экстренным ситуациям и воспользоваться возможностями получения продовольственной, медицинской и ветеринарной помощи, дополнительных кормов для животных и других необходимых для кочевого образа жизни вещей.

Ограничения, введенные правительствами для сдерживания пандемии COVID-19, вызвали отрицательные последствия для мобильного скотоводства, и полностью оценить их пока не представляется возможным. Однако одновременно пандемия выявила необходимость срочного создания общеконтинентальной базы данных. Ее разработка поможет значительно стабилизировать способность мобильного скотоводства выдерживать потрясения и восстанавливаться после них, не теряя возможности поддерживать продовольственную безопасность как скотоводческих сообществ, так и стран в целом.

Список литературы

  1. Zampaligré N., Dossa L.H., Schlecht E. Climate change and variability: perception and adaptation strategies of pastoralists and agro-pastoralists across different zones of Burkina Faso // Reg Environ Change. №14 – 2014 – P. 769–783.
  2. Policy Framework for Pastoralism in Africa: Securing, Protecting and Improving the Lives, Livelihoods and Rights of Pastoralist Communities. African Union. 2010. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.fao.org/faolex/results/details/en/c/LEX-FAOC166944
  3. Agricultural Outlook 2019 ‑ 2028. OECD‑FAO. 2019. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.fao.org/publications/oecd-fao-agricultural-outlook/2019-2028/en/.
  4. Stopping Nigeria’s Spiralling Farmer-Herder Violence. International Crisis Group. Report № 262/Africa. 2018. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://d2071andvip0wj.cloudfront.net/262-stopping-nigerias-spiralling-farmer-herder-violence.pdf/
  5. 5. Herders against Farmers: Nigeria’s Expanding Deadly Conflict. International Crisis Group. Report № 252/Africa. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://d2071andvip0wj.cloudfront.net/252-nigerias-spreading-herder-farmer-conflict.pdf
  6. Falanta E. M., Bengesi K. M. K. Drivers and Consequences of Recurrent Conflicts between Farmers and Pastoralists in Kilosa and Mvomero Districts, Tanzania // Journal of Sustainable Development. Vol. 11. № 4 – 2018. – P. 13-26.
  7. Костелянец С.В. Конфликт в суданском регионе Дарфур: региональный аспект // Восток (Oriens). – М.: ГАУГН-Пресс, 2015. – № 1. – С. 76–86.
  8. Opiyo, F. E. O., Wasonga, O. V., Schilling, J., Mureithi, S. M. Resource-based conflicts in drought-prone North- western Kenya: The drivers and mitigation mechanisms // WUDPECKER Journal of Agricultural Research. №1 (11). – 2012. – P. 442–453.
  9. Motta P., Thibaud P., Hamman S. M., Morgan K. L. and all. Cattle transhumance and agropastoral nomadic herding practices in Central Cameroon // BMC Veterinary Research. – 2018. – V. 14. Article number: 214.
  10. Alidou S. M. Cross-border transhumance corridors in West Africa. 2016. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ecpf.ecowas.int/wp-content/uploads/2016/01/CrossBorder-Transhumance-WA-Final-Report-1.pdf
  11. Collaboration in Cross-Border Areas of the Horn of Africa. 2017. European Union. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ec.europa.eu/trustfundforafrica/sites/euetfa/files/brochure-final-web_1.pdf
  12. Odongo D. Maps of livestock routes show the way to improved livelihoods for pastoralists in East Africa // Sustainable Livestock Systems. 29.12.2016. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://livestocksystems.ilri.org/2016/12/29/mapping-drylands/
  13. The digitalization of African agriculture report 2018-2019. FAO. 2019. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.fao.org/family-farming/detail/ru/c/1199305
  14. Гаврилова Н.Г. Управление производственными рисками в сельском хозяйстве Африки. В сборнике: Чаяновские чтения. Материалы I Международной научно-практической конференции по проблемам развития аграрной экономики. – 2020. – С. 141-146.




Московский экономический журнал 2/2021

УДК 332.3

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10124

Перспективный способ восполнения жизненно-важных микроэлементов в кормовых травах

Perspective method of replenishing essential trace elements in fodder herbs

Замана Светлана Павловна, доктор биологических наук, профессор кафедры земледелия и растениеводства ФГБОУ ВО «Государственный университет по землеустройству» (105064 Россия, ул. Казакова, д.15), ORCID: https:// orcid.org/0000-0001-7927-364X

Бойценюк Леонид Иосифович, доктор сельскохозяйственных наук, заведующий кафедрой земледелия и растениеводства ФГБОУ ВО «Государственный университет по землеустройству» (105064 Россия, ул. Казакова, д.15), ORCID: https:// orcid.org/0000-0002-6098-0755

Сорокина Ольга Анатольевна, кандидат экономических наук, доцент кафедры землеустройства ФГБОУ ВО «Государственный университет по землеустройству» (105064 Россия, ул. Казакова, д.15) ORCID: https:// orcid.org/0000-0002-6149-1195

Ананичева Екатерина Павловна, кандидат экономических наук, доцент кафедры землеустройства ФГБОУ ВО «Государственный университет по землеустройству» (105064 Россия, ул. Казакова, д.15) ORCID: https:// orcid.org/0000-0002-6638-4604

Zamana S.P., svetlana.zamana@gmail.com

Boitsenuck L.I., leoboj@yandex.ru

Sorokina O.A., Sorokinaoa81@gmail.com

Ananicheva K.P., tep_07@mail.ru

Аннотация. В статье приводятся результаты микрополевого опыта на дерново-подзолистой почве Московской области по обогащению жизненно-важными микроэлементами – медью, цинком и кобальтом злаково-бобовых трав (клевер луговой с тимофеевкой луговой) с помощью внесения в почву биологически активных удобрений, содержащих новый стандарт гуминового удобрения с минимальным балластом (энергены) и микроэлементы.  Результаты опыта показали, что при внесении таких удобрений происходит увеличение содержания подвижных форм микроэлементов в почве, что, в свою очередь, позволяет получать обогащенные медью, цинком и кобальтом натуральные корма для животных, причем содержание изучаемых микроэлементов в выращенных травах практически соответствовало рекомендуемой потребности в данных элементах в кормовых растениях для крупного рогатого скота.

Summary. The article considers the results of a microfield experiment, conducted on the sod-podzolic soil of the Moscow region, aimed to replenish cereal and bean herbs (meadow clover, cattail grass) with essential trace elements – copper, zinc and cobalt – by introducing into the soil biologically active fertilizers containing a new type of organic fertilizer with the minimum ballast (energens) and trace elements. The empirical data revealed the increase in the content of mobile forms of trace elements in the soil after such fertilizers treatment, that, in turn, resulted in the enrichment of natural forages for animals with copper, zinc and cobalt. The content of studied trace elements in planted herbs practically corresponded to the requirements of these trace elements recommended to cattle fodder plants.

Ключевые слова: медь, цинк, кобальт, энергены, клевер луговой, тимофеевка луговая.

Keywords: copper, zinc, cobalt, energens, meadow clover, cattail grass.

Введение

В последние десятилетия интенсивного развития химизации сельского хозяйства восполнение макро – (азота, фосфора, калия) и микроэлементов (цинка, меди, бора, кобальта, марганца, молибдена) в большинстве случаев происходило в форме минеральных удобрений, представляющих собой в основном физиологически кислые соли неорганических кислот. В естественных же экосистемах вынесенные растениями из почвы биогенные элементы возвращаются в нее с растительными и животными остатками в форме солей органических кислот (как простых, так и сложных, например, аминокислот), а также других органических соединений. Поэтому, если учитывать законы природы, высокоорганизованная система соединений углерода, водорода, кислорода и азота (углеводы и белки), должно являться главным механизмом поддержания почвенного плодородия.

Для повышения плодородия любых почв необходимо внесение различных органических веществ  (навоза, компостов, торфа и др.),  расширение посевов дополняющих друг друга растений – и злаковых, и бобовых, а также поддержание биологической активности почв для производства углекислоты, необходимой для эффективного фотосинтеза и биологической фиксации азота. Без постоянного образования углекислоты при минерализации органических веществ в почвах и при дыхании организмов ее запасы исчерпались бы очень быстро. В этом заключается главенствующая роль органических удобрений, особенно навоза, и травосеяния. Для получения высоких урожаев с хорошим качеством продукции растение должно быть обеспечено всеми необходимыми биогенными элементами в определенных соотношениях.

В нашей стране в настоящее время при ограниченности всех видов ресурсов, в том числе органических и минеральных удобрений, для поддержания плодородия почв и получения качественной растениеводческой продукции, необходимы такие системы земледелия, которые бы обеспечивали воспроизводство и баланс органического вещества почвы.

Исследования последних десятилетий [1] показали, что традиционные микроудобрения, представляющие собой неорганические соли микроэлементов, по своей эффективности как удобрения уступают органическим соединениям микроэлементов.   

 Одним из перспективных направлений при выращивании сельскохозяйственных культур, в том числе и кормовых трав, является применение биологически активных веществ, которые влияют на фотосинтез и активизируют поступление макро- и микроэлементов в растения. К таким соединениям, характерным для плодородных почв, относятся гуматы. Стимулирующее действие гуминовых кислот на растения изучалось многими исследователями [2-4]. Гуматы – это сложная смесь высокомолекулярных органических веществ, являющихся продуктами грибного и микробиологического разложения остатков растений с продуктами разложения самих микроорганизмов и грибов [4]. В состав гуматов входит 16 – 20 аминокислот, в том числе аспарагиновая и глютаминовая кислоты, глицин, метионин, валин, цистин и др., поэтому они являются хорошей «пищевой добавкой» для почвенных микроорганизмов. Набор аминокислот и их количественные соотношения в гуматах близки к аминокислотному составу растений и микроорганизмов. Внесение гуминовых кислот в виде сильно разбавленных растворов (0,001 %) увеличивает в почвенных культурах рост корней и наземной части растений [5]. При взаимодействии гуминовых кислот с растворами солей микроэлементов образуются хелатные комплексы. Получаемые таким образом биологически активные удобрения имеют принципиально новый механизм отдачи микроэлементов в почве – только в обмен на ионы, содержащиеся в ней или выделяемые корнями растений. При однократном внесении в почву данные удобрения отдают микроэлементы растениям постепенно (в течение 4 – 5 лет), поэтому не должна быть опасной передозировка жизненно-важных микроэлементов.

При применении биологически активных гуминовых хелатных удобрений происходят такие воздействия на почву, как увеличение в них содержания жизненно-важных химических элементов и превращение недоступных для растений форм соединений в доступные, улучшение структуры и аэрации почв, увеличение водоудерживающей способности, стимулирование роста почвенной микрофлоры и ускорение минерализации органических веществ.

Воздействие данных удобрений на растения заключается в том, что увеличивается жизнеспособность семян и их прорастание, стимулируется рост корней и побегов, уменьшается поступление в растения тяжелых металлов, повышается устойчивость растений к заболеваниям,  укорачивается период развития растений и улучшается качество урожая.

Принципиально новым этапом применения гуминовых удобрений в сельском хозяйстве является появление энергенов. Энергены – это новый стандарт гуминового удобрения с минимальным балластом, с наиболее высоким содержанием биологически активных веществ и гарантированными стабильными свойствами, которые обеспечивают точные дозировки и прогнозируемый высокий эффект действия [6]. Их получают способом твердофазной конверсии природных гуминовых кислот в процессе механической активации смеси угля с твердыми щелочами.

Для почв, где микроэлементный баланс нарушен в сторону их низких содержаний, простое использование гуматов может не дать ожидаемого эффекта  увеличения транспортирования микроэлементов из почвы в растения. Только хелаты гуминовых кислот с микроэлементами решают данную проблему.  В хелатах гуминовых кислот с микроэлементами углерод представлен биологически активным энергеном и содержание микроэлементов может быть в 10 – 100 раз выше, чем в гуматах, получаемых обычным способом с помощью жидких щелочей, что позволяет во много раз снизить их расход. Вследствие полной растворимости в воде энергены легко доступны растениям и проявляют высокую биологическую активность даже в очень малых дозах. Поэтому для получения требуемого влияния на растения их содержание может быть в тысячи раз меньше содержания гумуса в почве.

Многие жизненно-важные микроэлементы являются металлами с переменной валентностью и образуют водорастворимые хелатные комплексы, что является решающим фактором для питания растений. Карбоксильные (СООН) и фенольные (ОН) группы, входящие в состав энергенов, способны образовывать хелатные комплексы с микроэлементами и в таком виде транспортировать их в растения. Хелатные комплексы с микроэлементами гораздо легче проникают в клетки, чем обычные ионы, поскольку они уже составляют часть некой органической структуры [6]. Энергены открывают перспективы, которые при существовавших ранее рецептурах и свойствах удобрений были практически недоступными для практики.

Целью наших исследований являлось изучение возможности восполнения микроэлементов в кормовых травах с помощью внесения биологически активных  удобрений, содержащих энергены и необходимые жизненно-важные микроэлементы.

Материалы и методы

Нами проведен микрополевой опыт по изучению миграции микроэлементов в системе: почва кормовых угодий – удобрения – кормовые травы. На участке кормового угодья в Московской области высевали злаково-бобовые травы (клевер луговой с тимофеевкой луговой) с одновременным внесением биологически активных удобрений, содержащих энергены и микроэлементы. 

Почва опытного участка. По результатам агрохимического анализа дерново-подзолистая среднесуглинистая почва опытного участка являлась слабокислой (рН КСI 5,1), имела низкое содержание Nобщ  по Кьельдалю (0,16 %); высокое содержание Р2О5 по Кирсанову (190 мг/кг); повышенное содержание К2О по Кирсанову (145 мг/кг), среднее содержание обменного Са (7,4 мг-экв/100 г) и обменного Мg (2,1 мг-экв/100 г), определяемых в КСI вытяжке атомно-абсорбционным методом. 

Характеристика высеваемых трав. В наших исследованиях высевалась злаково-бобовая травосмесь, состоящая из клевера лугового и тимофеевки луговой. Клевер луговой или красный (Trifolium pretense L.) – многолетняя бобовая трава, являющаяся культурой умеренного влажного климата. Его используют на зеленый корм, сено, силос, сенаж, для производства гранулов и брикетов для кормления животных. Клевер обогащает почву азотом и органическим веществом, улучшает ее структуру, является одним из лучших предшественников для зерновых культур.

Тимофеевка луговая (Phleum pretense L.) – многолетняя мятликовая трава, имеющая наибольшее распространение в Нечерноземной зоне. Чаще всего ее высевают в смеси с клевером луговым. Тимофеевка луговая обладает большой зимостойкостью, переносит высокую кислотность почвы, хорошо произрастает почти на всех типах почв.

Методика проведения опыта. Бобово-злаковую травосмесь, приготовленную из расчета нормы высева клевера лугового 10 кг/га и нормы высева тимофеевки луговой 5 кг/га, высевали на глубину посева 2 см.  Одновременно с посевом трав в почву вносили энергены из расчета 1 кг/га и микроэлементы –  медь (0,5 кг/га), цинк (0,5 кг/га) и кобальт (0,08 кг/га).  

Схемой опыта предусматривалось 9 вариантов:

  1. Контроль (без удобрений);
  2. Энергены (1 кг/га);
  3. Энергены (1 кг/га) + медь (0,5 кг/га);
  4. Энергены (1 кг/га) + цинк (0,5 кг/га);
  5. Энергены (1 кг/га) + кобальт (0,08 кг/га);
  6. Энергены (1 кг/га) + медь (0,5 кг/га) + цинк (0,5 кг/га);
  7. Энергены (1 кг/га) + медь (0,5 кг/га) + кобальт (0,08 кг/га);
  8. Энергены (1 кг/га) + цинк (0,5 кг/га) + кобальт (0,08 кг/га);
  9. Энергены (1 кг/га) + медь (0,5 кг/га) + цинк (0,5 кг/га) + кобальт (0,08 кг/га).

Размер делянок составлял 50 м2, размещение их было систематическое, повторность четырехкратная.

В конце вегетации растений отбирали образцы почвы и трав для определения содержания в них вносимых микроэлементов. Подвижные формы микроэлементов в почве извлекали, используя рекомендуемые в агрохимической службе вытяжки: для меди – 1н HC1, для цинка – 1н KC1, для кобальта -1 н HNO3

Элементный состав определяли с помощью масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (МС-ИСП) на масс-спектрометре Nexion 300 D (Perkin Elmer, США).

Результаты и обсуждение

Результаты химического анализа почвы, отобранной перед уборкой трав,  показали (табл. 1), что содержание подвижных форм меди, цинка и кобальта увеличилось в почве всех вариантов по сравнению с контрольным вариантом.

Так, содержание подвижных форм меди было самым высоким в варианте при внесении меди с энергеном (8,1 мг/кг), меньше – в варианте при внесении меди с энергеном и кобальтом (7,7 мг/кг) и в варианте при внесении меди с энергеном, кобальтом и цинком (7,4 мг/кг).  Внесение энергена способствовало повышению содержания подвижных форм меди по сравнению с контрольным вариантом (3,3 мг\кг) и в тех вариантах, куда ее не вносили.

 Содержание подвижных форм цинка по сравнению с контрольным вариантом (5,5 мг/кг) также было выше во всех вариантах, особенно высокое его содержание наблюдалось в варианте с энергеном, медью и цинком (21,1 мг/кг), в варианте с энергеном и цинком (19,3 мг/кг) и в варианте с энергеном, медью, цинком и кобальтом (14,0 мг/кг).

Содержание подвижных форм кобальта наиболее высоким было в варианте с внесением энергена с медью, цинком и кобальтом (1,3 мг/кг), в других вариантах, где вносили кобальт, его содержание было ниже (1,1 мг/кг), а в контрольном варианте самым низким (0,9 мг/кг).

Химический анализ выращенных трав также показал увеличение содержания всех вносимых микроэлементов во всех вариантах опыта по сравнению с контрольным вариантов (табл. 2).

Так, содержание меди самым высоким было в варианте с энергеном, медью и кобальтом (21,1 мг/кг сух. в-ва), несколько ниже – в варианте с энергеном и медью (19,2 мг/кг сух. в-ва) и в варианте с энергеном, медью и цинком (17,9 мг/кг сух. в-ва), в то время как в контрольном варианте ее содержание составляло 14 мг/кг сух. в-ва. В нашем опыте содержание меди в злаково-бобовой травосмеси превышало средние величины потребности животных в меди (8-11 мг/кг сух. в-ва рациона), но было значительно ниже ее токсической дозы (115 мг/кг сух. в-ва кормов).

Наиболее высокое содержание цинка обнаружено в траве из варианта с энергеном, медью и цинком (50,3 мг/кг сух. в-ва) и в траве из варианта с энергеном и цинком (50 мг/кг сух. в-ва), в других вариантах его содержание колебалось от 39,8 мг/кг сух. в-ва до 49, 1 мг/кг сух. в-ва, тогда как в контрольном варианте составляло – 38,7 мг/кг сух. в-ва. В проведенном опыте содержание цинка в бобово-злаковой травосмеси практически соответствует рекомендуемой потребности в этом элементе в кормовых растениях для крупного рогатого скота (40-80 мг/кг сух. в-ва). Токсическая доза цинка составляет 900-1200 мг/кг сух. в-ва рациона.

По сравнению с контрольным вариантом также увеличилось в выращенной бобово-злаковой травосмеси содержание кобальта. Самым высоким оно было в варианте с энергеном и кобальтом (1,13 мг/кг сух. в-ва), несколько ниже в вариантах с энергеном, медью и кобальтом и энергеном, медью, цинком и кобальтом (0,94 мг/кг сух. в-ва), а также в варианте с энергеном, цинком и кобальтом (0,9 мг/кг сух. в-ва), тогда как в контрольном варианте составляло 0,3 мг/кг сух. в-ва.  Содержание кобальта в выращенной в опыте травосмеси при внесении кобальта с энергеном и другими микроэлементами практически соответствует рекомендуемой потребности в кобальте для крупного рогатого скота (0,6-1,0 мг/кг сух. в-ва). Токсическая доза кобальта составляет свыше 30 мг/кг сух. в-ва рациона.

По многочисленным данным проектно-изыскательских центров и станций химизации агрохимической службы содержание макро-и микроэлементов в кормовых растениях отличается большим разнообразием и зависит от почвенно-климатических условий, видов растений, фаз вегетации и других факторов. Сравнение фактических данных по микроэлементному составу трав с научно-обоснованными нормами кормления дойных коров показывает, что во всех объемистых кормах Нечерноземной зоны не хватает исследуемых нами микроэлементов – кобальта, меди, цинка, а также молибдена, йода и селена. Перечисленные микроэлементы играют значительную роль в организме животных, поэтому очень важно их восполнять с помощью кормовых трав, где микроэлементы находятся в виде органических соединений, а не в виде неорганических их солей, которые входят в состав кормовых добавок и премиксов.

Таким образом, внесение дефицитных жизненно-важных микроэлементов в почву в виде биологически активных удобрений с энергенами при выращивании кормовых трав приводит к увеличению содержания доступных для растений форм микроэлементов в почве, что, в свою очередь, позволяет получать обогащенные этими микроэлементами натуральные корма для животных.

Литература

  1. Аристархов А.Н. Оптимизация питания растений и применение удобрений в агроэкосистемах. М., 2000. – 524 с.
  2. Христева Л.А. Физиологическая функция гуминовой кислоты в процессах обмена веществ высших растений //Сб. «Гуминовые удобрения». – Харьков. – 1957. – 347 с.
  3. Кононова М.М. Органическое вещество почвы. – М.: Изд-во АН СССР. – 1963. – 314 с.
  4. Овчаренко М.М. Гуматы – активаторы продуктивности сельскохозяйственных культур //Агрохимический вестник. – 2001. – №2. – С. 13-14.
  5. Возбуцкая А.Е. Химия почвы. – М.: Высшая школа, 1968. – 427 с.
  6. Богословский В.Н., Левинский Б.В., Сычев В.Г. Агротехнологии будущего. М.: Изд-во РИФ «Антиква», 2004. – 163 с.




Московский экономический журнал 2/2021

УДК 332.14

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10120

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ
ПОДДЕРЖКИ АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА НА
ФЕДЕРАЛЬНОМ И РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЯХ В КОНТЕКСТЕ
РАЗВИТИЯ ЭКСПОРТА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ПРОДУКЦИИ

IMPROVEMENT OF THE STATE SUPPORT FOR THE AGROINDUSTRIAL COMPLEX AT FEDERAL AND REGIONAL LEVELS IN CONTEXT DEVELOPMENT OF EXPORT OF AGRICULTURAL PRODUCTS

Брик Анна Дмитриевна, доцент, кандидат юридических наук, ФГБОУ ВО «Донской государственный аграрный университет»

Brick Anna Dmirtyevna, Associate Professor, Candidate of Legal Sciences, Novocherkassk Engineering and Land Reclamation Institute named after
A. K. Kortunova – a branch of the FGEO HE «Don State Agrarian University»

Плохотникова Галина Владимировна, доцент, кандидат экономических наук, Новочеркасский инженерно-мелиоративный институт им. А. К. Кортунова – филиал ФГБОУ ВО «Донской государственный аграрный университет»

Plokhotnikova Galina Vladimirovna, Associate Professor, Candidate of Economic Sciences, Novocherkassk Engineering and Land Reclamation Institute named after A. K. Kortunova – a branch of the FGEO HE «Don State Agrarian University»

Аннотация. В статье анализируется действующая система организационно-экономических преференций для хозяйствующих субъектов агропромышленного комплекса на федеральном и региональном уровнях, обосновываются направления развития механизма государственной поддержки хозяйствующих субъектов агропромышленного комплекса в контексте развития экспортного потенциала.

Summary. The article analyzes the current system of organizational and economic preferences for economic entities of the agro-industrial complex at the federal and regional levels, substantiates the directions of development of the mechanism of state support for economic entities of the agro-industrial complex in the context of the development of export potential.

Ключевые слова: сельское хозяйство, Ростовская область, экономика, регион, развитие, агропромышленный комплекс.

Key words: agriculture, Rostov region, economy, region, development, agro-industrial complex.

Введение

В настоящее время Российская Федерация располагает возможностями для расширения присутствия хозяйствующих субъектов агропромышленного комплекса на мировом рынке. Факторы развития сельскохозяйственного экспорта в наибольшей мере – в силу объективных природно-климатических причин, – представлены в регионах Юга России, в частности, в Ростовской области [11]. При этом, нельзя не отметить тот факт, что на современном этапе потенциал интенсификации агропромышленного производства используется не в полной мере. Указанные обстоятельства закономерно актуализируют научные исследования, посвящённые оптимизации механизма государственного стимулирования сельскохозяйственного товаропроизводства Российской Федерации.

Методы

В процессе исследования применялись методы научной абстракции, группировки статистических данных, расчёта динамики показателей за период наблюдения, удельного веса элементов в совокупности, что позволило обеспечить высокий уровень достоверности итоговых выводов и результатов.

Результаты и обсуждение

Меры господдержки АПК в РФ достаточно разнообразны. В отношении сельскохозяйственных товаропроизводителей действует единый сельскохозяйственный налог, взимаемый по ставке 13 %, что значительно ниже уровня налогообложения хозяйствующих субъектов, функционирующих на общем режиме налогообложения. Также сельхозтоваропроизводители РФ имеют право на лизинг техники на льготных условиях, использование сниженных тарифов для перевозки грузов железнодорожным транспортом. Важным элементом системы государственной поддержки АПК является льготное кредитование, осуществляемое в форме субсидирования за счёт средств федерального бюджета части процентной ставки по привлекаемым сельхозтоваропроизводителем кредитам.

В субъектах Российской Федерации действует собственный инструментарий стимулирования аграрной отрасли. Финансирование данных форм региональной государственной поддержки осуществляется субъектами РФ самостоятельно, за счёт средств собственных бюджетов. Муниципальная поддержка аграрного производства в РФ не получила широкого развития в силу ограниченности финансовых ресурсов местных бюджетов.

Свод действующих и предлагаемых авторами организационно-экономических преференций для хозяйствующих субъектов агропромышленного комплекса на федеральном и региональном уровнях представлен в таблице 1 [4-10].

Заключение

Подводя итог сказанному, сформулируем следующие основные выводы:

  1. Результаты научных исследований [1, 2, 3] подтверждают тот факт, что за период 2015-2020 гг сельское хозяйство Российской Федерации, в целом, и Ростовской области, в частности, демонстрирует устойчивую положительную динамику по объёму производства основных видов продукции. Подобная тенденция позволяет сформулировать вывод об эффективности организационно-экономических и административно-правовых мер, реализуемых в контексте основных направлений государственной политики поддержки российских сельскохозяйственных товаропроизводителей. По нашему мнению, не будет преувеличением зафиксировать достижение продовольственной независимости Российской Федерации по основным продуктам питания.
  2. Субъекты Российской Федерации, в рамках имеющихся конституционных полномочий, реализуют собственные механизмы поддержки развития агропромышленного комплекса. В частности, в Ростовской области, в дополнение к имеющимся федеральным видам поддержки сельхозтоваропроизводителей, региональными нормативно-правовыми актами введены собственные, финансируемые за счёт средств бюджета Ростовской области и направленные, главным образом, на сохранение (восстановление) качественных характеристик земельных угодий. Реализация подобных мер особо актуальна в Ростовской области, сельское хозяйство которой, в силу действия природно-климатических факторов, имеет, преимущественно, растениеводческую специализацию.
  3. Необходимость дальнейшего развития сельского хозяйства, агропромышленного комплекса РФ ставит новые задачи, среди которых, по нашему мнению, особое внимание необходимо уделить расширению доли российских сельскохозяйственных товаропроизводителей на мировом рынке. Природно-климатический потенциал Российской Федерации позволяет хозяйствующим субъектам АПК осуществлять высокопродуктивную экономическую деятельность, обеспечивая потребности РФ в основных продуктах сельского хозяйства. При этом, одним из резервов отраслевого роста, является расширение объёма поставок продукции отечественного АПК на мировой рынок. С учётом сказанного, представляется необходимым на государственном уровне дополнить имеющийся механизм поддержки сельскохозяйственного производства новыми элементами, стимулирующими хозяйствующие субъекты к расширению экспорта. Подобными инструментами, по нашему мнению могу быть следующие: формирование специального гарантийного фонда, предоставляющего в установленном порядке за счёт средств федерального бюджета возмещение части затрат, связанных со страхованием сельскохозяйственной продукции при исполнении экспортных контрактов; содействие посредством экономических служб российских дипломатических представительств за рубежом, продвижению продукции отечественного АПК на мировом рынке; частичное субсидирование расходов российских хозяйствующих субъектов АПК, связанных с фрахтом кораблей для перевозки экспортной сельхозпродукции.
  4. На региональном уровне имеются возможности для введения точечных мер стимулирования аграрного экспорта. Например, в Ростовской области целесообразно использовать механизмы концессии и/или государственно-частного партнёрства для развития портовой инфраструктуры, позволяющей обеспечивать обслуживание современных судов класса река-море, что, в свою очередь, позволит расширить ассортимент эскпортируемой сельскохозяйственной продукции и сократит время её доставки потребителям.

Список использованных источников

  1. Брик А. Д. Организационно-экономические и административно-правовые факторы стимулирования развития экономики Ростовской области / Брик А. Д., Плохотникова Г. В. // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Экономика и право. 2020. №7. С. 13-16.
  2. Брик А. Д. Продовольственная безопасность региона: состояние Ростовской области / Плохотникова Г. В., Брик А. Д. // В сборнике: Новые концептуальные подходы к решению глобальной проблемы обеспечения продовольственной безопасности в современных условиях. сборник статей VI Международной научно-практической конференции. 2019. С. 238-243.
  3. Губачев В. А. Инвестиционная привлекательность и её влияние на конкурентоспособность сельского хозяйства региона / Губачев В. А. // В сборнике: Управление в условиях глобальных мировых трансформаций: экономика, политика, право Сборник научных трудов. 2017. С. 52-55.
  4. Постановление Правительства Ростовской области №33 от 20 января 2012 г. «О порядке предоставления субсидий сельскохозяйственным товаропроизводителям (кроме граждан, ведущих личное подсобное хозяйство, и сельскохозяйственных потребительских кооперативов) на возмещение части затрат на приобретение и доставку фосфогипса для проведения химической мелиорации солонцовых земель и мелиоративную вспашку солонцов»
  5. Постановление Правительства Ростовской области № 54 от 20 января 2012 г. «О порядке предоставления субсидий сельскохозяйственным товаропроизводителям (кроме граждан ведущих личное подсобное хозяйство) на возмещение части затрат на текущий ремонт и планировку оросительных систем, расчистку коллекторно-дренажной сети»
  6. Постановление Правительства РФ от 06.04.2019 №406 «Об утверждении Правил предоставления субсидий из федерального бюджета открытому акционерному обществу “Российские железные дороги” на возмещение потерь в доходах, возникающих в результате установления льготных тарифов на перевозку зерна»
  7. Постановлением Правительства РФ от 15.09.2017 г. №1104 «О предоставлении субсидий из федерального бюджета российским организациям на компенсацию части затрат на транспортировку сельскохозяйственной и продовольственной продукции наземным, в том числе железнодорожным, транспортом»
  8. Приказ Минсельхоза России от 10.06.2019 №322 «Об определении объемов зерновых грузов, закупленных по цене не ниже предельных уровней минимальных цен на зерно урожая соответствующего года в целях проведения государственных закупочных интервенций, установленных Министерством сельского хозяйства Российской Федерации в отношении субъектов Российской Федерации, на станции железных дорог которых осуществляются перевозки зерновых грузов железнодорожным транспортом»
  9. Приказ Минсельхоза России от 16.08.2017 № 410 «Об утверждении порядка включения сельскохозяйственных товаропроизводителей, организаций и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих производство, первичную и (или) последующую (промышленную) переработку сельскохозяйственной продукции и её реализацию, содержащихся в реестре потенциальных заёмщиков, в реестр заемщиков, и исключения сельскохозяйственных товаропроизводителей, организаций и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих производство, первичную и (или) последующую (промышленную) переработку сельскохозяйственной продукции и её реализацию, из реестра заёмщиков, а также форм документов, предусмотренных Правилами предоставления из федерального бюджета субсидий российским кредитным организациям на возмещение недополученных ими доходов по кредитам, выданным сельскохозяйственным товаропроизводителям, организациям и индивидуальным предпринимателям, осуществляющим производство, первичную и (или) последующую (промышленную) переработку сельскохозяйственной продукции и ее реализацию, по льготной ставке, утверждёнными постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2016 т. №1528»
  10. Приказ Минсельхоза России от 22.02.2018 г. №78 «Об утверждении Порядка определения Министерством сельского хозяйства Российской Федерации максимального размера льготного краткосрочного кредита, предоставляемого одному заемщику на территории каждого субъекта Российской Федерации»
  11. Ревунов Р. В. Повышение эффективности экономического комплекса Юга России / Ревунов Р. В., Дальченко Е. А. // Императивы, векторы, организационно-экономические решения / Саарбрюкен, 2016.




Московский экономический журнал 2/2021

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10115

Проблемы и перспективы развития птицепродуктового подкомплекса в Российской Федерации в 2021 году 

Problems and prospects of development of the poultry product subcomplex in the Russian Federation in 2021

Смыков Роман Александрович, Мичуринский государственный аграрный

Smykov Roman Aleksandrovich

Аннотация. Птицепродуктовый подкомплекс Российской Федерации после триумфа середины 2000-ых и 2010-ых показал ряд значимых проблем, связанных в первую очередь с достижением точки насыщения отечественного рынка мясом птицы. Однако существуют и другие факторы, которые отрицательно сказываются на его развитии. Но в то же время потенциал птицепродуктовой отрасли использован не полностью: есть направления, по которым рост может быть продолжен – это и экспортное направление, и направление глубокой переработки, и новые ниши в птицепродуктовом подкомплексе.

Summary. The poultry subcomplex of the Russian Federation after the triumph of the mid-2000s and 2010s showed a number of significant problems associated primarily with reaching the saturation point of the domestic poultry market. However, there are other factors that negatively affect its development. But at the same time, the potential of the poultry products industry is not fully used: there are areas in which growth can be continued – this is the export direction, and the direction of deep processing, and new niches in the poultry subcomplex.

Ключевые слова: птицепродуктовый подкомплекс, рынок мяса птицы, экспорт мяса птицы, кросс мясных кур.

Key words: poultry subcomplex, poultry meat market, poultry meat export, cross meat chicken.

Птицепродуктовый подкомплекс страны начал свое развитие после введения в начале 2000-ых годов курса на поддержку отечественных производителей. За это время рынок Российской Федерации почти на 100 процентов был обеспечен мясом птицы российского производства. Рост числа птицефабрик и увеличение выпуска, однако, привели к кризису перепроизводства 2018 года, когда происходило закрытие и приостановка птицефабрик.

В 2019-2020 годах напряжение на рынке было снято за счет сокращения производителей, росте цен на мясо птицы, освоения рынков Юго-Восточной Азии. Однако потенциал последнего освоен менее чем на треть – по данным Meatinfo [2] – но это в части лап бройлеров, которые пользуются значительным спросом в Китае. Остро в эти годы встал и вопрос о глубокой переработке птицесырья.

В связи с этим на фоне выпуска различных видов мяса птицепродукция продолжила лидировать и в 2020 году (рисунок).

Если сравнивать, например, с 2017 годом, то мясо птицы незначительно уступило свою долю свинине: удельный вес мяса птицы сократился на 0,1 процента относительно 2017 года и на 1 процент – относительно 2018, а доля свинины увеличилась соответственно на 1,4 и 2,2 процента.

В то же время 2020 год принес новые вызовы, связанные с пандемией COVID-19. Однако его влияние на птицепродуктовый подкомплекс было неоднозначным: с одной стороны, по прогнозу, произошло снижение реальных располагаемых доходов населения на 3,5 % [3] и сокращение цен на мясо птицы (на 8 % за первое полугодие 2020 года), с другой стороны отмечен рост на мясо и субпродукты, включая мяса птицы, а также  произошло увеличение экспорта, особенно в Китай. Только в июле 2020 года произошел шестикратный рост экспорта в эту страну. А если взять период с января по сентябрь 2020 года, то прирост экспорта в дальнее и ближнее зарубежье возрос в полтора раза, составив 220 тыс.тонн [2,4].

Экспортное направление должно стать основным фактором роста производства и сбыта птицепродукции, в том числе глубокой переработки, в 2021 году, однако в 2020 году отмечались упущенные возможности российского птицепрома: по данным Россельхознадзора, только пятая часть заинтересованных иностранных государств получила по экспорту готовые российские птицепродукты (разрешение на поставки получено практически из 60 стран, а поставки шли лишь в 12 [6]).

По данным Федеральной службы государственной статистики, за десять месяцев 2020 года сельскохозяйственные организации произвели 5186 тыс. тонн мяса птицы, и это оказалось на 0,7 % выше показателя аналогичного периода 2019 года. И такой рост стал возможен только благодаря экспорту.

Средние потребительские цены на куры охлажденные и мороженые составили 145 рубля за кг (средние данные за декабрь 2020 года), увеличившись на 1,7 %. Однако в предыдущие месяца, особенно в весенне-летний период шло снижение отпускных цен [4]. Рост произошел за счет незначительного увеличения потребительского спроса на птицу на внутреннем рынке.

В 2021 году рост цен на птицу и яйцо продолжит рост, так как произойдет оживление экономики после ограничений, связанных с пандемией. Это обусловлено увеличением себестоимости птицепродукции, связанной с ростом на ключевые статьи затрат птицепроизводителей.

Следует отметить важность развития в 2021 году экспорта не только мяса кур, но и уток и индеек, на которые наблюдается повышенный спрос в мире. Но если поставки за рубеж индюшатины в 2020 году росли заметными темпами, составив двукратное увеличение[3], то по утке данные более скромные. Российские производители традиционно ориентируются на курятину и индейку, а производство утиного мяса не превышает 65 тыс. тонн в год [3].

Утка в России не так популярна, как, например, во Франции, но как экспортная отрасль она может успешно развиваться, хоть и не сможет в ближайшее время составить конкуренцию Китаю, который считается самым крупным производителем и поставщиком утиного мяса.

Проблема активного выхода России на зарубежные рынки с мясом птицы – и 2021 год не станет исключением – заключается в ценовой политике других иностранных производителей-экспортеров. Последние активно используют демпинг при ценообразовании, тем самым ставя российского производителя в невыгодные условия. Но и здесь есть выход – поставка продукции более глубокой переработки или органической продукции.

Органическое мясо птицы популярно в развитых странах, так как доля населения с высоким уровнем дохода там значительно выше, а, значит, и больше по размеру целевой сегмент производителей такой продукции.

Проблема, однако, заключается в том, что существующее законодательство четко не разграничивает понятия органической продукции, экопродукции, создает двусмысленные ситуации, когда честный производитель органического мяса птицы оказывается в менее выгодных условиях, чем недобросовестный. В этом плане 2021 год должен стать годом гармонизации «органического» законодательства применительно в птицепродукции и установлению заслонов тем, кто под видом «органики» продает рядовое мясо кур, прошедшее все процедуры массового производства.

Представители птицеводческих компаний видят ситуацию в переходе на качественно новый уровень производства – и это перспективный путь развития птицепродуктового подкомплекса.

Значимая роль здесь отводится и государству. В 2020 году принята подпрограмма «Создание отечественного конкурентоспособного кросса мясных кур в целях получения бройлеров» (на период 2020–2025 гг.) в рамках Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства на 2017 – 2025 годы [1].

Основные параметры подпрограммы представлены в таблице.

Подпрограмма, на наш взгляд, полностью сбалансирована и учитывает не только разработку отечественных кроссов, но и их использование в России и за рубежом. Но на наш взгляд, необходимо проработать меры льготного кредитования, налоговых льгот для коммерческих организаций, занимающихся разработкой и внедрением нового отечественного конкурентоспособного кросса мясных кур в целях получения бройлеров.

Таким образом, 2021 год может стать годом выхода отечественного птицепродуктового подкомплекса на качественно новый уровень при использовании текущей и перспективной конъюнктуры рынка,  также при поддержке отрасли со стороны государства.

Список использованных источников

  1. Постановлением Правительства РФ от 28 мая 2020 г. № 782 О внесении изменений в Федеральную научно-техническую программу развития сельского хозяйства на 2017 – 2025 годы»
  2. Рынок мяса в России: итоги 2019 года и перспективы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://meatinfo.ru/blog/rinok-myasa-v-rossii-itogi-2019-g-i-perspektivi-735.
  3. Рынок мяса птицы / Информационно-аналитическое агентство ИМИТ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://emeat.ru.
  4. Официальная статистика [Электронный ресурс] / Федеральная служба государственной статистики. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru.
  5. Экспортный еженедельник [Электронный ресурс] / Россельхознадзор. – Режим доступа: https://fsvps.gov.ru/fsvps/importExport/exportWeekly.html.




Московский экономический журнал 2/2021

УДК 639.313

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10104

АНАЛИЗ И ВЫБОР КОМБИКОРМОВОГО ЗАВОДА ДЛЯ НУЖД МАЛЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ АКВАКУЛЬТУРЫ

ANALYSIS AND SELECTION OF A FEED MILL FOR THE NEEDS OF SMALL AQUACULTURE ENTERPRISES

Шаихов Р.Ф., к.т.н., доцент, заведующий кафедрой технического сервиса и ремонта машин, Пермский государственный аграрно-технологический университет, Пермь, Россия

Shaihov R.F., Perm State Agro-Technological University, Perm, Russia

Аннотация. В статье проведен анализ производственных линий для организации комбикормового завода для рыб на базе малых предприятий аквакультуры. В ходе исследования установлена целесообразность приобретения типовой производственной линии. Проведен выбор существующего оборудования. Установлено, что для нужно малых предприятий аквакультуры наиболее экономически целесообразным будет установка Курского завода грануляторов. Оценены риски организации производственного участка. Проведен SWOT-анализ. Установлено, что при должном уровне организации производство возможна экономия на комбикормах для рыб до 30% в структуре себестоимости продукции.

Summary. The article analyzes the production lines for the organization of a feed mill for fish on the basis of small aquaculture enterprises. In the course of the study, the feasibility of purchasing a standard production line was established. The selection of existing equipment was carried out. It is established that the installation of the Kursk granulator plant will be the most economically feasible for the development of small aquaculture enterprises. The risks of organizing the production site are assessed. A SWOT analysis was performed. It is established that with the proper level of organization of production, it is possible to save up to 30% in the structure of the cost of production on mixed feed for fish.

Ключевые слова: аквакультура, товарное рыбоводство, комбикорма для рыб, комбикормовый завод.

Keywords: aquaculture, commercial fish farming, mixed feed for fish, feed mill.

Период роста некоторых объектов рыбоводства – более 2 лет. За время роста до товарного размера рыба проходит несколько стадий «взросления», на каждой из которых у нее особые возможности и предпочтения в питании. А, соответственно, и корм в разные периоды жизни необходим разный. Российские корма подходят пока только для выращивания товарной рыбы, а для личинок и молоди их использовать не желательно, поскольку качество оставляет желать лучшего [1, 2].

Для выращивания малька используются стартовые корма. В их состав добавляется крилевая мука, которая изготавливается из мелких рачков. Данный компонент повышает устойчивость рыб к заболеваниям, например, бактериальному гниению плавников и другим кожным болезням. Ряд производителей в стартовые корма добавляют иммуностимулятор глюкан – вещество, получаемое из клеточных стенок пивных дрожжей. Корм для смолта с глюканом позволяет повысить выживаемость малька [3, 4].

Корма для молоди являются переходными от стартовых к продукционным. Они обладают улучшенными по сравнению с продукционными кормами органолептическими свойствами. Основу кормов этого вида составляет рыбная мука. Также в их состав, как правило, входят пшеничный глютен и рыбий жир. Особенно важным является замещение импортных комбикормов отечественными для ценных видов рыб осетровых, лососевых, сиговых и т.д.

Для мальков форели весом до 8-15 гр. используются высокопротеиновые стартовые корма. Стартовые корма имеют достаточно сложный состав, компоненты имеют повышенное содержание протеина и энергетическую ценность, размер гранул менее 1 мм. Ввиду вышеизложенного, производство стартовых кормов на малых предприятиях аквакультуры экономически нецелесообразно.

Состав комбикормов для лососевых видов рыб (форели), преобладающих на рыбоводных хозяйствах Пермского края, предлагается следующий (рис. 1):

  • рыбная мука;
  • мясокостная мука;
  • пшеничная мука;
  • сухое молоко;
  • дрожжи кормовые;
  • шрот соевый;
  • рыбий жир;
  • витаминный премикс.

Ранее проведенный анализ позволил сделать вывод о том, что собственное производство комбикормов позволяет экономить от 30 до 50% финансовых ресурсов при организации питания на предприятиях аквакультуры [5, 6]. Таким образом, организация комбикормового завода, обеспечивающего потребность в кормах рыбоводного хозяйства, является перспективной и актуальной задачей сельхозпредприятий. Кроме того, появляется возможность реализации комбикормов, произведенных сверх собственной потребности предприятия, по рыночной цене.

Для организации собственного производства комбикормов для рыб на базе малых предприятий аквакультуры существует два варианта:

  1. Самостоятельная разработка технологической линии и технологических операций с дальнейшим приобретение требуемых комплектующих производственного оборудования у отдельных поставщиков.

Минусами данного варианта являются:

  • большие финансовые и трудовые затраты на этап проектирования участка и разработку технологических операций;
  • необходимость адаптации оборудования разных производителей для работы в единой производственной линии;
  • необходимость самостоятельной сертификации оборудования для деятельности.

Плюсами являются:

  • незначительная экономия на приобретаемое оборудование;
  • возможность подбора требуемого оборудования индивидуально для каждого этапа производственной линии.
  1. Приобретение готового сертифицированного комбикормового завода с разработанной производственной линией и технологическими операциями.

Данный вариант является наиболее предпочтительным для целей рыбоводного хозяйства, поскольку в значительной степени экономит временные, трудовые и финансовые затраты на запуск производственной линии, а также не требует проведения дополнительных сертификационных мероприятий.

Для организации комбикормового завода для нужд рыбоводного предприятия в Пермском крае был проведен анализ и выбор необходимого оборудования. На рынке достаточно широко представлены готовые производственные линии комбикормов для различных видов животных. В ходе проведения предварительного информационного анализа были выбраны наиболее подходящие для реализации целей проекта производители комбикормовых заводов (рис. 2): Курский завод грануляторов (ИП Акатов Игорь Сергеевич, г. Курск),  ООО «Агромолтехника» (г. Ижевск), ООО «ГранМастер» (г. Нижний Новгород).

У данных производителей производственная линия состоит из следующих составляющих:

  • дробилка вакуумная роторного типа – служит для предварительного измельчения зерновых и прочих сыпучих продуктов для последующего их гранулирования. Процесс измельчения гранулируемого сырья крайне важен, так как позволяет сырью приобрести нужные фракционные свойства и обеспечить требуемый помол;
  • смеситель горизонтальный ленточный – работает в связке с дробилкой и перемешивает поступаемое в него измельченное сырье. Так же смеситель требуется для доведения до необходимой влажности и однородности состава;
  • шнековый дозатор – служит для стабильной и дозированной подачи уже готового измельченного и увлажненного сырья в гранулятор. Дозатор необходим для автоматизации процесса гранулирования;
  • гранулятор кормов – основной узел, который служит для получения гранул при помощи их прессования и продавливания через матрицу гранулятора;
  • охладитель просеиватель гранул – выполняет сразу две задачи, просеивание и охлаждение готовых гранул;
  • шнековый транспортер – служит для транспортировки и подачи готовых гранул в бункер накопитель или держатель big bag.

Сравнительный анализ основных характеристик приведен в таблице 1.

По результатам проведенного анализа было установлено, что наиболее оптимальным вариантом для целей реализации проекта является производственная линия Курского завода грануляторов.

Дополнительно к производственной линии необходимо поставить дробилку для измельчения сухого сырья при подаче его на производственную линию. Была выбрана универсальная молотковая дробилка Molot-200 производства ООО «ИНФЕЛКО» г. Челябинск, производительностью до 200 кг/час.

Создание комбикормового завода для обеспечения потребности рыбоводного хозяйства влечет за собой возникновение определенных рисков, присущих данному виду сельскохозяйственного производства. Для разработки стратегии развития предприятия и дальнейшего маркетингового исследования был проведен SWOT-анализ предлагаемых решений (табл. 2).

По результатам исследования можно сделать вывод о целесообразности организации завода по производству комбикормов для рыб на базе малых предприятий аквакультуры, с целью производства продукционных кормов для нужд предприятия и для реализации сторонним потребителям. При должном уровне организации производство возможна экономия по данной позиции  до 30% в структуре себестоимости товарной рыбы.

Литература

  1. Тёплых М.В., Гордеева А.К. Влияние различных видов кормов на живую массу форели в ООО НПО «Иркутская форель» // Актуальные проблемы биотехнологии и ветеринарной медицины: материалы международной научно-практической конференции молодых ученых. 2017. – С. 407-412.
  2. Бадрызлова Н.С., Федоров Е.В., Койшыбаева С.К. Опыт использования искусственных кормов отечественного происхождения при выращивании радужной форели в Алматинской области // Новости науки Казахстана. – 2017. – № 4 (134). – С. 143-165.
  3. Москаленко С.П., Васильев Д.С. Целесообразность использования продуктов переработки ракообразных в составе комбикормов для радужной форели // Аграрный научный журнал. – 2020. – №2. – С. 55-60.
  4. Ильмаст Н.В., Кучко Т.Ю., Савосин Д.С., Захарова Н.И., Алексеева Е.В., Устинова Д.В. Пути повышения эффективности выращивания форели на рыбоводных предприятиях Карелии // Экологические основы прогрессивных технологий: сборник статей Всероссийской научно-практической конференции. 2015. – С. 52-56.
  5. Генсон Е.М., Оносов А.Д. Организация системы ТОиР на автотранспортном предприятии при обновлении автобусного парка // Транспорт. Транспортные сооружения. Экология. – 2020. – № 3. – С. 5-11.
  6. Синкевич И.М., Рыбалова Н.Б., Шконда М.В. Садковое выращивание радужной форели в ООО «Карельская форель» // Роль молодых ученых в решении актуальных задач АПК: материалы международной научно-практической конференции молодых ученых и обучающихся, посвящается 115-летию Санкт-Петербургского государственного аграрного университета. 2019. – С. 123-125.




Московский экономический журнал 2/2021

УДК 338.434

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10097

ОЦЕНКА ПОДДЕРЖКИ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ В СИСТЕМЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

PRODUCERS SUPPORT ESTIMATE IN THE SYSTEM OF STATE REGULATION OF AGRICULTURE DEVELOPMENT

Жиляков Дмитрий Иванович, к.э.н., доцент, доцент кафедры бухгалтерского учета и финансов, ФГБОУ ВО Курская ГСХА, г. Курск

Zhilyakov Dmitry Ivanovich, Candidate of Economic Sciences, Associate Professor, Associate Professor of the Department of Accounting and Finance, Kursk State Agricultural Academy, Kursk

Аннотация. В статье представлены результаты анализа уровня поддержки производителей в сельскохозяйственной отрасли Российской Федерации с использованием методологии Организации экономического сотрудничества и развития. Выявлены тенденции аграрной политики в стране на основе оценки отношения показателя Producer Support Estimate к валовым доходам аграрных предприятий и проведена сравнительная оценка поддержки производителей в России и странах ОЭСР. Оценены преимущества и недостатки государственной политики протекционизма в области сельскохозяйственных товаров и разработаны предложения по совершенствованию системы государственного регулирования развития аграрной сферы.

Summary. The article discusses analytical results producer support estimate in the agricultural sector of the Russian Federation based the methodology of the Organization for Economic Cooperation and Development. During the research identified the tendencies of agricultural policy in the country based on the estimate of the ratio of the Producer Support Estimate indicator to the gross income of agricultural enterprises and made the comparative assessment of the support of producers in Russia and the OECD countries. In article identified advantages and disadvantages in the state policy of protectionism on agricultural products and developed proposals for improving the system of state regulation in the development of the agricultural sector

Ключевые слова: сельское хозяйство, АПК, государственное регулирование, PSE, поддержка производителей.

Keywords: agriculture, agro-industrial complex, government regulation, PSE, support for producers. 

Введение. Современный агропромышленный комплекс, функционирующий в кризисных условиях, подвержен высокому уровню производственных, финансовых и политических рисков, что наряду со специфическими рисками аграрного производства определяет необходимость постоянного совершенствования политики государства в аграрной сфере и механизмов государственной поддержи и государственного регулирования отрасли.

Несмотря на очевидные успехи аграрной отрасли в последнее время, происходящие социально-экономические и геополитические изменения обуславливают необходимость постоянного совершенствования системы государственного регулирования развития сельского хозяйства.  Необходимым элементом повышения эффективности системы государственного регулирования и обоснования применяемых методов и механизмов поддержки является анализ уровня государственной поддержки и оценка степени влияния государственной политики на развитие аграрной отрасли.

Результаты и обсуждение

В рамках данного исследования анализ уровня государственной поддержки развития сельского хозяйства основан на международных показателях, применяемых в анализе экономического развития стран Организации экономического сотрудничества и развития – международной экономической организации развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики. Преимущество данной методики состоит в том, что она учитывает не только объем денежных средств, предоставленных сельхозтоваропроизводителям в виде государственных субсидий и дотаций, но и ряд других показателей, позволяющих комплексно оценить уровень государственной поддержки аграрной отрасли. Для такой оценки, начиная с 1987 г., Организация экономического сотрудничества и развития предложила использовать расчетные показатели поддержки производителей (PSE), поддержки потребителей (CSE), и показатель оценки поддержки общих услуг (GSSE), и обобщающий показатель совокупной поддержки Total Support Estimate (TSE) [1]. Применение данных показателей дало возможность унифицировать данные для расчетов показателей для каждой страны.

В данной статье представлена оценка государственной поддержки на основе показателя поддержки производителей – Producer Support Estimate (PSE), представляющего годовую денежную стоимость валовых трансфертов от потребителей и налогоплательщиков сельскохозяйственным производителям, измеряемой на уровне организации, в результате мер политики, поддерживающих сельское хозяйство, независимо от их характера, цели или влияния на сельскохозяйственное производство или доходы экономических субъектов.

Данный вид государственной поддержки включает поддержку рыночных цен и выплаты, основанные на выпуске продукции, выплаты в зависимости от посевной площади или поголовья животных, а также выплаты, основанные на исторических правах, применении ограниченных ресурсов и доходах сельскохозяйственных организаций.

Показатель PSE может быть выражен в абсолютном денежном выражении, или в относительном – в процентах к величине валовых доходов сельскохозяйственных организаций.

Динамика показателя PSE – показателя поддержки производителей в Российской Федерации представлена на рисунке 1.

Оценивая динамику данного показателя, можно сделать вывод о существенном изменении объемов государственной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей в России и в течение анализируемого периода. Анализируя динамику показателя поддержки производителей сельскохозяйственных предприятий, можно выделить несколько характерных периодов: 1. Рост в течение 1995-1997 годов с 6,1 млрд. долл. США до 10,3 млрд. долл.; 2. Резкое снижение данного показателя в течение 1998-1999 годов с 10,3 млрд. долл. в 1997 году до отрицательного значения -0,8 млрд. долл. в 1999 году. 3. Стабильный рост до 20,6 млрд. долл. в 2008 привел к тому, что в течение 2008-2010 годов около 22% доходов сельскохозяйственных предприятий формировались за счет государственной поддержки – рисунок 2.

В дальнейшем можно выделить тренд, направленный как на снижение объемов государственной поддержки, так и на уменьшение ее роли в формировании доходов аграрных предприятий. Из данных рисунка очевидно, что снижение процентного значения PSE в доходах сельскохозяйственных предприятий отражает тенденции, связанные с уменьшением части доходов производителей в агропромышленном комплексе, формируемых за счет действующей системы государственного регулирования и механизма государственной поддержки.

Применение государственной поддержки сельского хозяйства в зависимости от вида и уровня производства и потребления ресурсов и факторов, уровня цен на товары и доходы производителей зависят, прежде всего, от способа, которым будут осуществлены данные меры поддержки. Меры государственной поддержки, включенные в PSE, должны отвечать на следующие вопросы:

  • обеспечивают ли меры господдержки явные и неявные выплаты индивидуальным сельхозпроизводителям;
  • влияют ли меры господдержки на внутреннюю рыночную цену сельскохозяйственных товаров;
  • обеспечивают ли данные меры выплаты сельхозпроизводителям в зависимости от производства определенного товара или группы товаров;
  • обеспечивают ли данные меры выплаты в зависимости от посевной площади или поголовья скота;
  • обеспечиваются ли выплаты, основанные на исторических правах производства определенного вида продукции;
  • обеспечиваются ли явные или скрытые выплаты в зависимости от использования ограниченных ресурсов.

Producer Support Estimate на страну или на товар может быть выражен в стоимостном или процентном выражении, поэтому сопоставляя анализируемые данные с показателями зарубежных стран, целесообразно сравнить не объемы поддержки производителей, а ее роль в формировании доходов сельскохозяйственных предприятий. На протяжении всего анализируемого периода, за исключением пикового значения 2008-2010 годов, доля государственной поддержки в доходах предприятий аграрного сектора в Российской Федерации была ниже уровня стран ОЭСР. Учитывая, что на мировом рынке агарные предприятия действуют в условиях конкурентной борьбы [2], данная оценка позволяет нам сделать вывод о недостаточном уровне поддержки производителей аграрной продукции в России [3]. Без учета тенденций в динамике средний уровень показателя Producer Support Estimate в доходах сельскохозяйственных предприятий Российской Федерации составил 13,9%, в то время как в странах ОЭСР 24,4%.

Экспорт и импорт, меры продовольственной помощи и потребительские субсидии создают разрыв между внутренней и приграничной ценой. При этом внутренние цены на сырье и товары поддерживаются на более высоком уровне, чем приграничные цены, а ценовой разрыв включается в PSE и предоставляется в качестве экспортных субсидий. Также в PSE включаются дополнительные услуги и техническая помощь сельхозтоваропроизводителям: контроль и борьба с вредителями и болезнями зернобобовых культур и домашнего скота.  В показатель поддержки производителей включаются субсидии фермерам на приобретение необходимых ресурсов: удобрения, фураж, семена, электроэнергию, воду, транспортировку и страхование.

Заключение. Общий вывод свидетельствует о возросшем, но недостаточном для обеспечения равных конкурентных условий на мировом рынке, уровне государственной поддержки аграрных предприятий. Не отрицая факт повышенного внимания государства к аграрной отрасли в последнее десятилетие, вывод о существенном и возрастающем уровне государственной поддержки, на наш взгляд, является неверным [4, 5]. Стагнация объемов государственной поддержки сельского хозяйства и снижение ее доли в доходах производителей обуславливает необходимость пересмотра приоритетов в финансировании аграрной отрасли. При этом необходимо отметить, что в странах ОЭСР также отчетливо отражен тренд на снижение роли поддержки производителей в формировании доходов аграрных предприятий и его определенная стабилизация в последние годы. В то же время наблюдаемая в аналогичный период стабилизация роли государственной поддержки в Российской Федерации установилась на уровне ниже стран ОЭСР (в период 2011-2018 годов среднее значение в России составило 13,3%, в то время как в странах ОЭСР 18,2%).

Также необходимо учитывать, что уровень развития, технической оснащенности сельского хозяйства в России по-прежнему отстает от ведущих мировых и европейских стран [6,7], и наблюдаемое снижение уровня государственной поддержки в сложившихся условиях, на наш взгляд, является недопустимым. Для обеспечения развития и поддержания конкурентоспособности АПК и на мировом рынке необходимо реальное увеличения уровня поддержки производителей аграрной продукции и повышение внимания к аграрной отрасли.

Наряду с расширением поддержки в доходах производителей возможно дополнительное обременение налогами и сборами тех субъектов аграрной экономики, которые, имея в своей собственности значительные земельные угодья, кормовые базы, имущественные комплексы для переработки зерна и других видов сельскохозяйственного сырья, не используют их по прямому назначению в ущерб первичному сектору экономики [8].

Более низкая доля поддержки в общих доходах сельскохозяйственных товаропроизводителей в совокупности с сохраняющейся технологической отсталостью отрасли и низким уровнем развития инфраструктуры не позволяет на равных конкурировать отечественным организациям на мировом рынке. В условиях необходимости перехода отрасли от импортозамещающей и догоняющей стратегии развития к инновационной экспортно-ориентированной [9], основанной на развитии человеческого капитала и создании среды, поддержка производителей должна быть не ниже, чем конкурентов. Обеспечение равных условий позволит обеспечить стабильное развитие аграрной отрасли и расширение экспортного потенциала ее развития.

Библиографический список

  1. Жиляков Д.И. Оценка системы государственного регулирования аграрной экономики с использованием международных показателей и направления ее совершенствования / Д.И. Жиляков // Экономика и предпринимательство. – 2020. – № 5 (118). – С. 284-287.
  2. Петрушина О.В. О развитии конкуренции на агропродовольственных рынках // Научное обеспечение агропромышленного производства. Материалы Международной научно-практической конференции. – 2012. – С. 69-72.
  3. Ильинова, О.В. Институциональные основы государственного регулирования малого и среднего бизнеса АПК зарубежных стран [Текст] / О.В. Ильинова, В.В. Хорева, О.С. Фомин, Е.С, Силков, О.Н. Пронская // Экономика и предпринимательство. – 2019. – № 6 (107). – С. 190-19
  4. Жиляков, Д.И. Оценка динамики и эффективности государственной поддержки АПК [Текст] / Д.И. Жиляков // Материалы международного молодежного аграрного форума “Аграрная наука в инновационном развитии АПК”. – 2018. – С. 56-61.
  5. Закшевская, Е.В. Основные направления аграрной политики и государственного регулирования агропродовольственного рынка [Текст] / Е.В. Закшевская // Научное и кадровое обеспечение развития агропродовольственного комплекса. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 65-летию подготовки экономических и управленческих кадров для АПК в Воронежском ГАУ. Ответственные за выпуск: Закшевская Е.В., Широбоков В.Г., Загвозкин М.В., Лубков В.А. – 2016. – С. 183-188.
  6. Водолазская, Н. В. Инновационный подход к обеспечению устойчивого развития организационно-экономических систем [Текст] / Н.В. Водолазская //Органическое сельское хозяйство: проблемы и перспективы Материалы XXII международной научно-производственной конференции. – 2018. – С. 51-53.
  7. Зюкин, Д.В. Основные тенденции развития сельскохозяйственной отрасли Курской области на современном этапе [Текст] / Д.В. Зюкин, О.С. Косинова // Наука и практика регионов. – 2018. – № 1 (10). – С. 42-46.
  8. Рыкова И.Н. Экспортный потенциал агропромышленного комплекса России: особенности, финансирование, прогнозы / И.Н. Рыкова, Р.С. Губанов // Финансовые исследования. – 2018. – № 2 (59). – С. 12-19.
  9. Жиляков, Д.И. Анализ состояния мирового рынка пшеницы и перспективы России по расширению экспортного потенциала [Текст] / Д.И. Жиляков, В.Я. Башкатова, Ю.В. Плахутина и др. // Экономические науки. – 2020. – № 183. – С. 38-43.
  10. Ильинова, О.В. Методические основы оценки эффективности государственного регулирования малого и среднего бизнеса в АПК / О.В. Ильинова, О.Н. Пронская // Экономика и предпринимательство. – 2017. – № 12-3 (89). – С. 459-462.
  11. Крячков И.Т. Вопросы регулирования рынка сельскохозяйственной продукции и продовольствия в системе воспроизводства / И.Т. Крячков, Л.И. Крячкова, О.Н. Пронская // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. – 2012. – № 2. – С. 24-26.
  12. Жиляков, Д.И. Оценка реализации Государственной программы развития сельского хозяйства в России и Курской области [Текст] / Д.И. Жиляков, М.Н. Толмачев // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. – 2010. – № 5. – С. 19–23.
  13. Соколов О.В. Государственная поддержка садоводства – необходимое условие развития отрасли / О.В. Соколов, А.И. Трунов // Актуальные вопросы совершенствования бухгалтерского учета, статистики и налогообложения организации. Материалы VI международной научно-практической конференции. – 2017. – С. 374-380.
  14. Котляров, И.Д. Сетевое сотрудничество в агропроме как инструмент развития сельского хозяйства [Текст] / И.Д. Котляров // Региональные агросистемы: экономика и социология. – 2015. – № 2. – С. 13.
  15. Петрушина О.В. Концептуальные подходы к ресурсному обеспечению развития зернового комплекса: финансы государства / О.В. Петрушина // Экономика и предпринимательство. – 2020. – № 5 (118). – С. 523-526
  16. Котляров, И.Д. Вертикально кооперированные агропромышленные организации в сельском хозяйстве стран СНГ [Текст] / И.Д. Котляров // Международный научно-производственный журнал “Экономика АПК”. – 2016. – № 10 (264). – С. 89-94.
  17. Соколов О.В. Государственная поддержка развития садоводства – основа интенсивного развития отрасли в современных условиях / О.В. Соколов // Комплексное развитие сельских территорий и инновационные технологии в агропромышленном комплексе. Сборник IV международной научно-методической и практической конференции. Новосибирский государственный аграрный университет. – 2019. – С. 81-85.
  18. Терновых К.С. Государственное регулирование современных аграрных отношений / К.С. Терновых, Н.Г. Нечаев // Современная аграрная экономика: проблемы и решения. Сборник научных трудов. – Воронеж. – 2006. – С. 120-125.
  19. Фомин, О.С. Государственная поддержка малого и среднего агробизнеса как фактор стабилизации агропродовольственного рынка[Текст] / О.С. Фомин, В.В. Егай // Научное обеспечение агропромышленного производства. Материалы Международной научно-практической конференции. – 2018. – С. 186-189.
  20. Latysheva Z.I. Improving the state regulatory system of the agribusiness // Z.I. Latysheva, E.V. Skripkina, N.A. Kopteva, D.I. Zhilyakov, A.I.Nikiforov // Cuestiones Políticas. – 2020. – Т. 37. – № 65. – С. 116-126.




Московский экономический журнал 2/2021

УДК 332.14

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10096

ИНСТРУМЕНТЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СТИМУЛИРОВАНИЯ АГРАРНОГО ПРОИЗВОДСТВА НА ОРОШАЕМЫХ ЗЕМЛЯХ (НА МАТЕРИАЛАХ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ)

INSTRUMENTS FOR ECONOMIC STIMULATION OF AGRICULTURAL PRODUCTION ON IRRIGATED LANDS (BASED ON MATERIALS FROM THE ROSTOV REGION)

Ревунов Сергей Вадимович, доцент, кандидат экономических наук, Новочеркасский инженерно-мелиоративный институт им. А. К. Кортунова – филиал ФГБОУ ВО «Донской государственный аграрный университет»

Revunov Sergey Vadimovich, Associate Professor, Candidate of Economic Sciences, Novocherkassk Engineering and Land Reclamation Institute named after A. K. Kortunova – a branch of the FGEO HE «Don State Agrarian University», Platov magistrate South-Russian State Polytechnic University (NPI)

Шереметьев Пётр Григорьевич, аспирант, Новочеркасский инженерно-мелиоративный институт им. А. К. Кортунова – филиал ФГБОУ ВО «Донской государственный аграрный университет» 

Sheremetyev Piter Grigorievich, postgraduate student Novocherkassk Reclamation Engineering and Engineering Institute named after A. K. Kortunova – a branch of the Don State Agrarian University

Чернышова Татьяна Николаевна, ФГБОУ ВО Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) имени М. И. Платова

Chernyshova Tatiana Nikolaevna, FGEO HE South-Russian State Polytechnic University (NPI)

Аннотация. В статье рассматривается динамика удельного веса сельскохозяйственного производства в структуре валового внутреннего продукта РФ, исследуются механизмы повышения инвестиционной привлекательности сельскохозяйственного производства (в т. ч. на мелиорируемых землях), обосновываются организационно-экономические и административно-правовые механизмы стимулирования развития агропромышленного комплекса на макро- и мезоэкономическом уровнях.

Summary. The article examines the dynamics of the share of agricultural production in the structure of the gross domestic product of the Russian Federation, studies the mechanisms of increasing the investment attractiveness of agricultural production (including on reclaimed lands), substantiates the organizational, economic and administrative legal mechanisms for stimulating the development of the agro-industrial com -complex at the macro- and mesoeconomic levels.

Ключевые слова: экономика, сельское хозяйство, орошения, мелиорация, ВВП, динамика, государственное регулирование, регион.

Key words: economics, agriculture, irrigation, land reclamation, GDP, dynamics, government regulation, region.

Введение

На современном этапе устойчивое развитие как Российской Федерации, в целом, так и Ростовской области, в частности, детерминировано эффективностью агропромышленного комплекса, одним из важнейших элементов которого является производство сельскохозяйственной продукции. С учётом сказанного, интенсификация аграрного землепользования, в том числе за счёт развития орошаемого земледелия в технико-технологическом и организационно-экономическом аспектах, является одной из приоритетных задач отечественного сельского хозяйства.

Указанные обстоятельства аргументируют актуальность и своевременность научных исследований, направленных на идентификацию организационно-экономических и административно-правовых механизмов стимулирования развития агропромышленного комплекса (включая мелиорируемое земледелие) на макро- и мезоэкономическом уровнях.

Методы

При написании статьи нами  использовались методы научной абстракции, группировки статистических данных, расчёта динамики показателей за период наблюдения, удельного веса элементов в совокупности, что позволило обеспечить высокий уровень достоверности итоговых выводов и результатов.

Результаты и обсуждение

По мнению Т. Ю. Анопченко и М. А. Неткачева, «В настоящее время сельское хозяйство является одним из ключевых направлений деятельности агропромышленного комплекса, а также является одной из важнейших отраслей экономики Российской Федерации. Помимо этого, данная отрасль является стратегически важной для страны, ведь от ее состояния во многом зависит уровень жизни граждан России продовольственная безопасность» [1].

Связанные с агропромышленным комплексом виды экономической деятельности вносят существенный вклад в валовой внутренний продукт РФ, динамика структуры которого представлена на рисунках 1-3 [4].

Анализ информации, представленной на рисунках 1-3 показывает, что в структуре валового внутреннего продукта РФ за период 2016-2018 гг наблюдается снижение удельного веса видов экономической деятельности, связанных с сельскохозяйственным производством и переработкой с 5,0 % в 2016 г. до 4,3 % в 2018 г. (-0,7 %).

Подобная тенденция требует безотлагательной разработки и реализации комплекса мер, направленных на интенсификацию сельскохозяйственной деятельности и агропромышленного производства. Как показывает практика, одним из наиболее действенных инструментов повышения эффективности землепользования является применение мелиоративных технологий, в т. ч. расширение ареалов орошаемого земледелия. На федеральном уровне и в субъектах РФ сформирована законодательная и нормативно-правовая база, регламентирующая мелиорацию. 

Ростовская область является одним из крупнейших в России производителей сельскохозяйственной продукции, часть которой выращивается на орошаемых землях [5, 6]. В регионе действует ряд нормативно-правовых актов, касающихся развития мелиоративного земледелия [7, 8, 9]. Указанные документы формируют механизм финансового стимулирования капиталовложений в мелиорируемые земли.

Экономический эффект для инвесторов появляется за счёт компенсации части издержек по таким направлениям, как: выделение денежных средство на реализацию гидромелиоративных проектов, в том числе: строительство новых объектов, реконструкция и модернизация действующих объектов мелиоративной инфраструктуры (оросительных и осушительных систем общего и индивидуального пользования); закупка гидротехнических аппаратов, насосов, дождевальных и поливальных машин (включая софинансирование лизинга); инвестиции в реализацию агролесомелиоративных технико-технологических инноваций, связанных с предотвращением эрозии, улучшением качественных характеристик земельных угодий в связи с минимизацией негативного воздействия природных и техногенных факторов (в том числе строительство лесозащитных полос по периметру границ сельхозугодий). Кроме того, вышеупомянутыми нормативно-правовыми актами предусмотрено возмещение за счёт средств бюджета Ростовской области части расходов инвесторов, связанных с оплатой поставок оросительных водных ресурсов, оплатой электроэнергии, потреблённой объектами гидротехнической инфраструктуры для орошения возделываемых хозяйствующими субъектами АПК сельскохозяйственных культур; затраты на финансирование всех видов ремонтных работ, обеспечивающих бесперебойное функционирование объектов гидротехнической инфраструктуры.

Вместе с тем, в настоящее время на федеральном уровне отсутствует единая система стимулирования капиталовложений в развитие мелиоративного земледелия. Денежные средства, предусмотренные федеральным бюджетном на реализацию мелиоративных мероприятий, в том числе в части, касающейся стимулирования инвесторов, не выделяются напрямую в виде государственного софинансирования (на основании установленных критериев) каких-либо проектов, а направляются в регионы в виде целевых субсидий (субвенций) для последующего перераспределения на уровне субъектов РФ.

Целевыми направлениями государственных стимулирующих мероприятий являются:

а) гидромелиоративные мероприятия;

б) реализация агротехнологических и рекультивационных мероприятия на нарушенных землях сельскохозяйственного назначения в целях восстановления их качественных характеристик;

в) реализация агролесомелиоративных проектов;

г) реализация фитомелиоративных мероприятий, направленные на закрепление почв и предотвращение развития оврагов;

д) реализация мероприятий, связанных с восстановлением кислотно-щелочного баланса почв.

Порядок предоставления и распределения субсидий регулируется нормативными документами Минсельхоза РФ [10]. Среди преимуществ подобного механизма государственного стимулирования мы можем отметить: делегирование регионам части полномочий по распределению целевых федеральных субсидий, что позволяет учесть природохозяйственную специфику субъектов РФ.

Основными недостатками являются следующие: длительный срок принятия решений; усложнённая процедура получения государственных преференций конечными потребителями.

Перечисленные выше инструменты экономического стимулирования аграрного производства, в том числе касающиеся орошаемого земледелия, позволяют снизить издержки хозяйствующих субъектов, ускорить выход на точку безубыточности и сократить период окупаемости реализуемых в сельском хозяйстве РФ инвестиционных проектов [2, 3].

Заключение

В завершение сформулируем основные выводы. По нашему мнению, основными направлениями совершенствования действующего нормативно-правового механизма предоставления (распределения) государственных преференций, касающихся развития мелиоративной отрасли могут быть следующие: упрощение доступа конечных потребителей к финансовым ресурсам, за счёт создания цифровой инфраструктуры сопровождения инвестиционной активности в отраслях мелиоративного комплекса. Также необходимо систематизировать разрозненные нормативно-правовые акты федерального уровня в единый документ (например, постановление правительства РФ), чётко регламентирующий меры государственной финансовой поддержки мелиоративной отрасли, порядок получения денежных средств, критерии оценки эффективности предлагаемых к реализации проектов, и т. п. Реализация вышеизложенных предложений позволит повысить эффективность государственного финансирования развития мелиоративного земледелия в РФ.

Cписок использованных источников

  1. Анопченко Т. Ю. Тенденции развития агропромышленного комплекса / Анопченко Т. Ю., Неткачева М. А. // В сборнике: Управление в условиях глобальных мировых трансформаций: экономика, политика, право Сборник научных трудов Международная конференция. 2018. С. 19-21.
  2. Губачев В. А. Инвестиционная привлекательность и ее влияние на конкурентоспособность сельского хозяйства региона / Губачев В. А. // В сборнике: Управление в условиях глобальных мировых трансформаций: экономика, политика, право Сборник научных трудов. 2017. С. 52-55.
  3. Москаленко А. П. Инвестиционное проектирование: основы теории и практики Москаленко А. П., Москаленко С. А., Ревунов Р. В., Вильдяева Н. И. / Санкт-Петербург, 2018. (1-е, Новое)
  4. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики https://www.gks.ru дата обращения 7 января 2020 г.
  5. Официальный сайт Территориального органа Росстата по Ростовской области https://www.gks.ru дата обращения 7 января 2020 г.
  6. Официальный сайт Министерства сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области https://www.don-agro.ru дата обращения 7 января 2020 г.
  7. Постановление Правительства Ростовской области №377 от 25 мая 2017 г. «О порядке предоставления субсидий сельскохозяйственным товаропроизводителям (кроме граждан, ведущих личное подсобное хозяйство) на возмещение части затрат на текущий ремонт и планировку оросительных систем, расчистку коллекторно-дренажной сети, приобретение и доставку фосфогипса, приобретение гербицидов, ленты капельного орошения, необходимого оборудования и специализированной техники для удаления сорной растительности на мелиоративных каналах (с изменениями на 1 февраля 2019 года)»,
  8. Постановление Правительства Ростовской области №277 от 12 апреля 2012 г. «О порядке предоставления субсидий сельскохозяйственным товаропроизводителям (кроме граждан, ведущих личное подсобное хозяйство) на возмещение части затрат на оплату услуг по подаче воды для орошения и затрат на оплату электроэнергии, потребляемой внутрихозяйственными насосными станциями при подаче воды для орошения сельскохозяйственных культур»,
  9. Постановление Правительства Ростовской области №107 от 16 февраля 2017 «О порядке предоставления субсидий сельскохозяйственным товаропроизводителям (кроме граждан, ведущих личное подсобное хозяйство) на реализацию мероприятий в области мелиорации земель сельскохозяйственного назначения»
  10. Приказ Минсельхоза России от 24 августа 2020 г. №507 «Об утверждении форм документов, предусмотренных Правилами предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации в рамках реализации мероприятий ведомственной программы «Развитие мелиоративного комплекса России» и мероприятий в области мелиорации земель сельскохозяйственного назначения в рамках федерального проекта «Экспорт продукции агропромышленного комплекса»




Московский экономический журнал 2/2021

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10066

Основные проблемы и перспективы развития сельского хозяйства Российской Федерации

Main problems and prospects of agricultural development in the Russian Federation

Хасанов Мирджума Мирзомуродович, аспирант, Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего образования «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации» (Финансовый университет), Департамент корпоративных финансов и корпоративного управления

Артемов Никита Николаевич, аспирант, Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего образования «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации» (Финансовый университет), Департамент корпоративных финансов и корпоративного управления

Hasanov Mirjuma Mirzomurodovich, Graduate student, Federal State Educational Budgetary Institution of Higher Education “Financial University under the Government of the Russian Federation” (Financial University), Department of Corporate Finance and Corporate Governance

Artemov Nikita Nikolaevich, Graduate student, Federal State Educational Budgetary Institution of Higher Education “Financial University under the Government of the Russian Federation” (Financial University), Department of Corporate Finance and Corporate Governance

Аннотация. В работе описаны сущность и особенности сельского хозяйства Российской Федерации, анализируется нормативно-правовое регулирование развития агропромышленного комплекса. Изучены позиции Российской Федерации международных рейтингах, а также показатели регионов и предприятий. Описана система управления сельским хозяйством на федеральном, региональном и местном уровнях. Описано влияние пандемии COVID-19 на сельское хозяйство.

Summary. The paper describes the essence and features of agriculture in the Russian Federation, analyzes the legal regulation of the development of the agro-industrial complex. The positions of the Russian Federation in international rankings, as well as indicators of regions and enterprises are studied. The system of agricultural management at the federal, regional, local levels is described. The impact of the COVID-19 pandemic on agriculture is described.

Ключевые слова: сельское хозяйство, агропромышленный комплекс, сельскохозяйственное оборудование, удобрения, химикаты.

Keywords: agriculture, agro-industrial complex, agricultural equipment, fertilizers, chemicals.

Сельское хозяйство представляет собой одну из крупнейших отраслей Российской экономики. Она направлена на обеспечение населения продовольствием, а также сырьем для ряда отраслей промышленности. Сельское хозяйство является стратегически значимой отраслью, обеспечивающей национальную безопасность страны. Также Россия является крупным экспортером сельскохозяйственной продукции и занимает лидирующие позиции по ряду направлений производства. Однако существуют ряд факторов, которые влияют на развитие сельского хозяйства. Применяемые механизмы государственной поддержки, направленные непосредственно на данные факторы, зачастую не позволяют достичь запланированных результатов. Неэффективность реализуемых мер проявляется не только в недостаточности средств, но и в незавершенности в создании и полном обеспечении сельского хозяйства необходимыми условиями для дальнейшего развития.

Цель работы заключается в анализе текущего состояния сельского хозяйства Российской Федерации, а также в выявлении перспектив развития данной отрасли экономики.

Различные аспекты сельского хозяйства рассмотрены в работах Полухина А.А., Панина А.В., Нурлиева С.У., Эльдиевой Т.М., Бедовой Л.В.

Проблемы развития сельского хозяйства рассматривались такими авторами, как Ким А.В., Вождаева Н.Г., Волков И.В., Козлов В.А., Павлов А.В., Фудина Е.В.

Сущность и особенности сельского хозяйства Российской Федерации

Крупнейшим межотраслевым комплексом в Российской Федерации выступает агропромышленный комплекс, который направлен на производство и переработку сельскохозяйственного сырья и дальнейшего получения продукции. АПК включает в себя непосредственно сельское хозяйство, а также сопутствующие отрасли, которые обеспечивают хозяйство материальными ресурсами (специальное сельскохозяйственное оборудование, удобрения, химикаты), отрасли, занимающиеся переработкой произведенного сырья и инфраструктурный блок, который обеспечивает транспортировку, хранение сырья.

Сельское хозяйство представляет собой отрасль экономики, которая обеспечивает население продовольствием и выступает поставщиком сырья для ряда отраслей промышленности. Данная отрасль представлена почти во всех странах мира, поскольку от нее зависит продовольственная безопасность страны. При этом важно отметить, что сельское хозяйство не может конкурировать с другими отраслями экономики в условиях рыночной экономики, поэтому уровень поддержки государства прямо соотносится с благополучием страны.

Сельское хозяйство в структурном плане представляет собой растениеводство и животноводство. Растениеводство представляет собой непосредственное возделывание культур, которые служат источником продуктов питания, кормов в животноводстве, а также как сырье в промышленности (пищевой, фармацевтической, текстильной и других). Животноводство же представляет собой выращивание и разведение скота для последующего производства животноводческой продукции. Различают следующие направления: свиноводство, овцеводство, кролиководство, оленеводство, пчеловодство и прочее.

Как и любой отрасли, сельскому хозяйству присущ ряд характерных особенностей. В первую очередь земля и земельные угодья выступают главным ресурсом, исходя из этого, можно говорить о том, что плодородность прямо определяет получаемый результат. Здесь также стоит отметить сезонный характер производства, а также низкую мобильность производства, большое количество производителей аналогичной продукции, большая потребность в капитале и незначительная отдача этого капитала, малая эластичность спроса и предложения, а также влияния взаимосвязи этих факторов на уровень цен, и низкий уровень среднедушевого денежного дохода, дифференциация доходов населения по регионам. А ведь уровень доходов населения прямо влияет на спрос и соответственно на предложение по сельскохозяйственной продукции. Очевидно, что при высоких доходах возрастает потребления продовольствия, а также потребность в сырье для предприятий. Соответственно при высокой потребности растет доля тех, кто принимает участие в сельском хозяйстве. Говоря о плодородности, стоит отметить, данная отрасль больше всего подвержена влиянию экологического фактора. Здесь особую роль играю климатические условия, сезонный характер. Рабочий период в хозяйстве не совпадает с периодом производства, а его продукция принимает участие в дальнейших стадиях производственного процесса. Из-за нестабильности происходит затруднение в прогнозировании и планирование результатов, поэтому существует тенденция на перевод производства на индустриальную базу, внедрение новых технологий, которые снижали бы риски, поскольку в данной области господствуют стихийные риски.  Совокупность таких мер государственной поддержки, направленных на создание условий и поддержания нормального производства называется аграрной политикой.

Развитие сельского хозяйства в СССР началось с принятием Декрета о земле, по которому вся земля становилась общенародной собственностью. С процессом индустриализации и ростом городов от сельхозпроизводителей требовалось больше продуктов. Невозможность удовлетворения нужд граждан тормозило процесс строительства социализма. В результате была предложена мера кооперирования, а именно построение колхозов. После 15-го съезда партии в 1927 году началось создание колхозного строя, появились совхозы.

Необходимо обозначить, что колхоз – это предприятие, которое призвано обеспечивать коллективное ведение сельского хозяйства. Вообще колхоз — это сельскохозяйственная артель, производственный кооператив, участники которого безвозмездно передавали имеющуюся у них собственность, средство производства в коллективную собственность юридического лица. Земельные участник переходили в безвозмездное пользование государства. Оценивался трудовой вклад без учета кооперативных прав. Оценка работы была не в деньгах, а трудоднях (затратах рабочего времени), которые суммировались и формировали долю, которая причиталась работнику при распределении продукции и доходов по завершению сельскохозяйственного производственного цикла. Совхозы же представляют собой государственные сельскохозяйственные предприятия, в которых работали наемные работники, получающие фиксированную заработную плату. С 1929 по 1931 существовали также агроиндустриальные комбинаты, которые объединяли колхозы и совхозы для соединения цикла производства.

Во время войны построенная Советским союзом система обеспечивала советскую армию и население продовольствием, а производства – сырьем, но военные действия отложили свой отпечаток на отрасль. Так, было разрушено 98 тысяч колхозов. 17 млн. голов крупного рогатого скота, 20 млн. свиней, 27 млн. овец было уничтожено. Производство продукции резко сократилось. Сельское хозяйство находилось в упадке. Только к 1953 году Советский союз вышел на довоенные показатели. 

В 1954 году в результате февральско-мартовского пленума ЦК КПСС принял решение об освоении целинных и залежных земель. Эта мера позволила увеличить количество зерна и продукции животноводства. Валовая продукция отрасли увеличилась на 51%, но этого было недостаточно. Однако здесь важно отметить, что поскольку территории не обладали необходимой инфраструктурой, в частности не было складских помещений, большая часть урожая погибла. Еще одним ударом стало принудительная передача техники колхозам. Ранее МТС находились в собственности государства. Оказывались услуги взамен на продукцию. Такой вариант был намного дешевле, поскольку расходы на обслуживание техники государство брало на себя. После реформы предприятия должны были выплачивать средства за технику, также тяготы обслуживания, ремонт, обновление легло на их плечи. Также возникла проблема кадров. Нельзя не сказать о советском опыте выращивания кукурузы, который также привел к падению средней урожайности, а после запрета на личные подсобных хозяйства, сократилось поголовье скота, выросли цены, появился дефицит продуктов. Государство было вынуждено закупать ряд продуктов из-за рубежа.

Со стороны властей началось вливание дополнительных средств на развитие отрасли, были проведены крупные экономические мероприятия: были установлены постоянные планы закупок сельскохозяйственных товаров на несколько лет, произошло повышение оплаты продукции, произведенную государству сверх плана. Также хозяйственная самостоятельность предприятий увеличилась, государство приняло на себя расходы предприятий по ряду работ: мелиоративные работы, строительство, борьбу с почвенной эрозией и тд. Государство делало акцент государственные программы (Продовольственная программа, программа развития Нечерноземья), развитием инфраструктуры сельских поселений. Помимо бытового обслуживания, а именно: проведения электрификации и газификации, шло развитие и досуговой оставляющей.  Были построены сельские школы, детские сады, больницы, дома культуры, магазины. Началась раздача земель под подсобные хозяйства, сады-огороды. Началась поддержка частного сектора. Также стоит отметить, что к 70-ым годам улучшилась структура отрасли, так увеличился удельный вес животноводства (в 1966—70гг. 49,1% валового продукта отрасли). Производительность труда увеличилась в 1,5 раз, несмотря на уменьшение численности, работающих в отрасли, но уже к 1975 году численность опять возросла и стала составлять «1207 тыс. специалистов с высшим и средним специальным образованием, или в 2,3 раза больше, чем в 1965; число механизаторов составило 4074 тыс. чел., или увеличилось на 32%. В среднем на колхоз приходилось 19, на совхоз — 33 специалиста с высшим и средним специальным образованием и соответственно 79 и 96 механизаторов»[1]. В управлении начали внедрять новые подходы в планировании (сочетание отраслевого и территориального планирования). Однако ученые полагают, что главного шага правительство так и не предприняло, а именно не произошло увеличение закупочной цены, а это в свою очередь снижала рентабельность производства.

Вначале 80-х сельское хозяйство занимало второе место после промышленности в ВВП страны и первое место в мире по производству таких продуктов как: пшеница, рож, ячмень, сахарная свёкла, картофель, подсолнечник, хлопок, молоко, второе место по поголовью овец и третье по поголовью рогатого скота.

В 1985 году по установлению М. С. Горбачева предприятия перешли на самостоятельное планирование одновременно с введением контрольных цифр производства и обеспечения государственного заказа. Также планировался переход к самофинансированию. Правление Б.Н. Ельцина было ознаменовано переходом на рыночную экономику. Неразвитость рыночной системы и ее механизмов привели к тому, что прибыль уходила посредникам, а не производителям. Образовался диспаритет цен. Несмотря на многообразие организационно-правовых форм объемы производства падали, поскольку объемы импортной продукции увеличивались. Назрел кризис сельского хозяйства. Продовольственная безопасность страны была под угрозой. Новый виток начался с началом правления В. В. Путина и принятием Земельного кодекса Российской Федерации. Земля сельскохозяйственного назначения переходила в личную собственность граждан для личных подсобных хозяйств, но на платной основе. С 2006 году началась реализация национального проекта «Развитие АПК».

В настоящее время сельское хозяйство включает в себя частные сельскохозяйственные угодья, фермы, которые функционируют в условиях государственных программ, коммерческие агропромышленные холдинги и комплексы животноводства. Стали появляется фермерские хозяйства, которые представляют собой частные предприятия и агрохолдинги, которые являются совокупностью компаний, которые выполняют весь производственный цикл под контролем материнской компании.

Отрасль представляют не только коммерческие предприятия, но и государственные. Особенностью таких предприятий является то, что они являются коммерческими, но не обладают имуществом, которое за ними закреплено. Государственные предприятия делятся на государственные предприятия на праве хозяйственного ведения, казенные и муниципальные. К федеральным относят птицефабрики, семеноводческие, племенные, научно-производственные, крупные животноводческие комплексы, учебно-опытные, а также различные специализированные комплексы, которые не подлежат разделу и приватизации. Предприятия субъектов – это учебно-производственные хозяйства техникумов, лицеев, племенные хозяйства по разведению местных пород скота, а также различные сельскохозяйственные предприятия, которые не могут быть приватизированы или разделены.

К казенным предприятиям относят опытно-производственные хозяйства научно-исследовательских институтов федерального значения, предприятия, не возмещающие издержки денежной выручки и специализируются на производстве новых сортов культур и пород животных. Муниципальные хозяйства, которые находятся под контролем местной администрации.

Выделяют ряд факторов, которые влияют на развитие отрасли и непосредственно на размещение сельскохозяйственных предприятий. К таким факторам можно отнести: качество почв, обеспеченность теплом, временной показатель безморозного периода, достаточность водных ресурсов и другие. Данные факторы в большинстве влияют на растениеводство, на скотоводство влияет в большей степени кормовая база, наличие пастбищ и их размеры, состав растительности.

Помимо факторов, которые непосредственно влияют на продукт, выделяют также социально-экономические факторы. К таким факторам можно отнести:

  • государственная региональная аграрная политика;
  • инфраструктура региона;
  • расположение хозяйств по отношению к рынку сбыта, к перерабатывающим предприятиям, местам хранения и средствам транспортировки;
  • размер пашни на душу населения;
  • экономическая эффективность предприятия и производства, которая рассчитывается с помощью системы показателей, в которые входят: выход продукции сельского хозяйства и валовой доход на единицу земельной площади и единицу материальных и трудовых затрат, прибыльность производства;
  • обеспеченность трудовыми ресурсами;
  • соседство с крупными городами и агломерированными зонами;
  • стабильность межрегиональных связей;
  • научно-технический прогресс (модернизация, механизация производства, автоматизация, использования селекции и биотехнологий, проведение научных исследований прямо влияет на эффективность и качество производства).

Анализ развития сельского хозяйства в России

Россия играет значительную роль в мировом сельском хозяйстве. 10 % всех пахотных земель мира расположены на территории Российской Федерации. «Россия входит в топ-6 стран-лидеров по валовой прибыли, генерируемой сельскохозяйственной отраслью, в 2017 году доля валовой прибыли сельского хозяйства в ВВП страны составила 4%[2]». Сельское хозяйство в номинальной величине ВВП на 2018 год составило 3269 млрд долл. США, а по факту 3293 млрд долл. США.

В области производства видно увеличение количества собираемых овощей, ягод. К 2019 году по категории «овощи» прирост составил 3,1% в сравнении с 2018 годом, а по категории «плоды и ягоды» 4,9%. В 2018 году показатель в категории «овощи» был равен 13685 тысяч тонн, по «плоды и ягоды» 3337 тысяч тонн. Про категорию «картофель» можно сказать, что производство имеет волнообразную динамику. 2019 год в процентом отношении к 2018 году завершился с показателем 98,6%. В 2018 году показатель сбор составил 22395 тысяч тонн в соответствии с данными, приведенными Росстатом в Таблице 1.

Также видно положительную динамику производства продуктов животноводства в Российской Федерации. Производство молока к 2018 году составило 30611 тысяч тонн, что составило 101,4% к 2017 году. В категории «птица» производство составило 6671тысяч тонн в 2018 году (100,8%). «Свиньи» 4797 тысяч тонн (105,4%), а по показателю «крупный рогатый скот» 2798 тысяч тонн, что составило 102,2%. Общий показатель «скот и птица на убой» в 2018 году был равен 14880 тысяч тонн, что в сравнении с 2017 годом было равно 102,5 % по данным приведенным Росстатом в Таблице 2.

В производстве основных видов импортозамещающих пищевых продуктов существенный прирост в январе-марте 2020 года в сравнении с январем-мартом 2019 года видно по таким продуктам как: фрукты, ягоды и орехи, свежие или предварительно подвергнутые тепловой обработке, замороженные (показатель по продукту составил 152,2%) рыба морская живая, не являющаяся продукцией рыбоводства (145,4%), свинина замороженная, в том числе для детского питания (139,7%). Отрицательная динамика видна по следующим видам продуктов: мясо сельскохозяйственной птицы замороженное, в том числе для детского питания (90,8%), рыба морская свежая или охлажденная, не являющаяся продукцией рыбоводства (92,6%), ракообразные немороженые, не являющиеся продукцией рыбоводства (87,3%), рыба, включая филе, копченая (98%), овощи (кроме картофеля) и грибы, консервированные для кратковременного хранения (77,5%), продукты молочные сгущенные, млн.усл.банок (95,3%) в соответствии с Таблицей 3.

По ряду продуктов Россия занимает лидирующие позиции. На 2019 год по сравнению с 2017 годом увеличился экспорт сельскохозяйственной продукции на 20% и стал составлять 24,9 млрд долл. США. По данным на 2018 год наибольший рост был по продукции злаков и зернобобовых. Увеличение произошло на 40% и общий объем экспорта продукта составил 10,4 млрд. долл. США. При этом стоит отметить, что произошел спад по продукции сахарной промышленности на 8%.

Из Таблицы 4. видно, что в экспорте свекловичного жома страна занимает первое место и в мировом экспорте обладает долей в 29,1. Также первое место в мире по экспорту у России по гречихе с долей в мировом экспорте 11,3. Не отстаем и занимаем второе место по таким продуктам как: пшеница, ячмень, горох, нут, подсолнечное масло, семена льна, жмыхи и шроты. Интересно, что занимая второе место по семенам льна доля в миром экспорте у России даже больше чем по продуктам по которым идет лидерство. Доля составляет 32,3 по объему. А самое большое количество тысяч тонн в миром экспорте идет на пшеницу (25 327), которая в свою очередь является главной экспортной культурой, ячмень (2863) и подсолнечное масло (1790).

Если же рассматривать основные сельскохозяйственные культуры по сбору, то получается по данным статистики зерновых по валовому сбору на 2016 год было 119 млн тонн, из которых пшеницы 70 млн тонн (85 млн тонн было в 2017 году и составило рекордное количество).

По валовому сбору зерновых занимаем 4 место на 2016 год. Сахарная свекла составила 48 млн тонн и обеспечила первое место в мире. Подсолнечник держит второе место с 11 млн тонн, а картофель третье с 31 млн тонн. Валовой сбор сои составил 3,1 млн тонн (а в 2017 году 3,6 млн тонн, что на 14,1%больше в сравнении с 2016 годом), а овощей 16 млн тонн. Валовой сбор овощей в 2017 году составил 16,33 млн тонн (увеличение на 0,3%). Динамика роста наблюдается также и в овощеводстве защищенного грунта. Валовой сбор тепличных овощей был равен 938,3 тыс. тонн в 2017 году (на 15,3% больше чем в 2016 году). Рекорд по сбору зерновых и зернобобовых был поставлен в 2017 году и составил 135,4 млн тонн. Интересно, что данный показатель на 11,2% больше в сравнении с 2016 годом. Значительный рост в 2017 году по сравнению с 2016 годом показала и пшеница. Было собрано 85,8 млн тонн. Это обеспечило рост показателя на 17,1% в сравнении с предыдущим годом. Данный показатель является самым крупным за всю историю России. Рекордное количество в 2017 году было собрано и по гречихе (составило 1,5 млн тонн) и рапса (1,5 млн тонн). Отметим, что в 2016 году гречихи собрали 1,2 млн тонн, а рапса – 998,9 тыс. тонн.

«Основными экспортерами российской пшеницы являются Египет (1 893 млн долл. США), Турция (927 млн долл. США) и Вьетнам (459 млн долл. США). Экспорт подсолнечного масла, наоборот, сократился на 10%, в первую очередь за счет сокращения экспорта в Турцию (на 25%)[3]».  Стоит отметить, что Российская Федерация планирует снижать долю зерновых в структуре экспорта и делать акцент на продукцию с высокой добавленной стоимостью. Это подтверждается тем, что незерновой экспорт вырос на 13% в 2019 году по сравнении с этим же периодом 2018 года. Общий объем экспорта «продукции АПК превысил 19 млрд долларов по итогам 10 месяцев 2019 года».

Говоря об импорте важно обозначить, что он вырос на 2% в сравнении с 2017 годом и составил 29,7 млрд долл. США. Импорт коснулся томатов (12% в стоимостном и количественном выражении преимущественно из Азербайджана, при этом импорт из Китая снизился по данной продукции) и масло какао.  При том, что по экспорту ключевую роль играют злаки и зернобобовые, они же обеспечивают рост импорта. В 2018 году данная категория продуктов составила 10,1 млрд долл. США. Есть курс на снижение импорта мяса и открытие новых рынков сбыта (Китай, Вьетнам, Саудовская Аравия).

Необходимо обозначить основные виды животноводства России: мясо (было произведено 9 929,0 тыс. тонн в 2016 году), молоко (на 2016 составило 30,8 млн тонн), яйца (было собрано 42,6 млрд штук), шерсть (56 тыс. тонн), мёд (68 тыс. тонн). Мясо в структурном разрезе представляет собой говядину, показатель которой в 2016 году был равен 1 623,5 тыс. тонн, свинина – 3 388,4 тыс. тонн на тот же год, мясо птицы 4 630,9 тыс. тонн и иные виды мяса.

Стоит также рассмотреть и общую долю экспорта и импорта России по годам. Видно, что с каждым годом доля Российской Федерации в импорте снижается, а экспорт находится в постоянстве. При этом импорт в стоимостном выражении снижается, а экспорт увеличивается в соответствии с Таблицей 5. 

По показателям валовой добавленной стоимости в сельском хозяйстве на душу населения среди ведущих стран мира Россию опережают Турция, Индонезия, Китай, Пакистан, Нигерия и Индия по данным Рисунка 1.

Рисунок 1. ВДС сельского хозяйства на душу населения в ведущих сельскохозяйственных странах мира (долл. США по ППС)[4]

В общемировой валовой добавленной стоимости сельского хозяйства по доли среди крупнейших аграрных стран лидирует в соответствии с данными Рисунка 2: Китай, Индия, Европейский союз, США.

Рисунок 2. Доли крупнейших аграрных стран в общемировой валовой добавленной стоимости сельского хозяйства, %[5]

Деятельность регионов обеспечивает достижение данных показателей. По индексу производства продукции сельского хозяйства во всех категориях к предыдущему году показала результат 99,8%. Большой рывок показал Северо-Западный федеральный округ – 105,9%. Следом Центральный федеральный округ (103,1%) и Сибирский федеральный округ (100,9%). Последним идет Южный федеральный округ – 95%.

Индекс производства продукции сельского хозяйства по растениеводству к предыдущему году показал 98,5% у Российской Федерации. Лидирует также Северо-Западный федеральный округ (117,5%), Центральный (102,7%), Сибирский (103,3%). Картина по животноводству по Российской Федерации лучше. Показатель составил 101,1%.

Такой же результат показал и Северо-Западный федеральный округ. Опередил Центральный федеральный округ – 103,4%. Третьим стал Северо-Кавказский федеральный округ – 101,6%. Сибирский округ по животноводству не показал таких же результатов как в растениеводстве и дал результат 99%. (Приложение 5)

По продукции сельского хозяйства во всех категориях среди федеральных округов на 2018 год лидирует Центральный федеральный округ (1467970 млн руб.). За ним следует Приволжский и замыкает тройку Южный Федеральный округ. Среди регионов первое место у Краснодарского края (382468 млн руб.), за ним идет Белгородская область и Ростовская область. Последнее место за Дальневосточным федеральным округом (198823 млн руб.). Совокупный показатель Российской Федерации составил 5348777млн руб. (Приложение 5).

Лидер Краснодарский край имеет 7% валовой продукции всего хозяйства страны, 10% по валовому сбору зерна и 17,3% по сахарной свекле. Также регион является производителем семян подсолнечника, виноградных вин. Белгородская область фокусируется на мясе (в большинстве своем на свинине и мясе птицы). Регион в ЦФО занимает первое место по данному показателю. Ростовская область наоборот в большинстве своем фокусируется на растениеводстве. Озимая пшеница является главной зерновой культурой, а подсолнечник ведущей технической культурой. Также активно выращиваются: кукуруза, рис, проса, гречиха, соя. Внимание уделяется овощеводству и виноградарству. Хотя, как было сказано регион в основном представляет растениеводство в сельском хозяйстве, животноводство также присутствует молочное направление, коневодство, птицеводство, овцеводство и мясное скотоводство.

Среди производителей существуют различные рейтинги, касаемые непосредственно продукции производства. Универсальным рейтингом является ежегодный обзор компании BEFL, который составляет рейтинг крупных владельцев сельхозземель в России. Ключевым показателем является земельный банк. «Пятерка лидеров рейтинга: Мираторг (1 млн га), Продимекс (с учетом Агрокультуры) (865 тыс. га), Русагро (650 тыс. га), Агрокомплекс (649 тыс. га) и ЭкоНива-АПК (504 тыс. га)»[6]. Компании, представленные в рейтинге, также представлены и в ряде отраслевых рейтингах как крупнейшие производители.  Так, Мираторг специализируется на производстве мяса, является крупнейшим производителем свинины. Продимекс является крупнейшим производителем сахара. «Группа компаний «Русагро» действует в четырёх направлениях: растениеводство, производство сахара, свиноводство и масложировой бизнес»[7].

Давать оценку сложившийся текущей ситуации в сельском хозяйстве необходимо и с учетом последних событий, а именно Короновируса, который отложил отпечаток на ряд сфер экономики. Так, продукты с добавочной стоимостью, на которые планировалось делать акцент в перспективе могут существенно пострадать. К примеру, в животноводстве спрос на дорогие виды мяса снизится, зато появится существенный спрос на мясо птицы. Негативно сказаться приход пандемии может на молочной продукции, особенно молочные продукты премиум-сегмента (дорогие сыры и тд.). На растениеводства в большей степени повлияет не дороговизна товара, а изменяющаяся культура потребления. Товары, срок хранения которых больше, будут востребованее. Также сюда отнести можно продукты бортевого набора (картофель, морковь, свёкла, лук), а также на продукты, повышающие иммунитет (чеснок, цитрусовые, имбирь). Томаты, огурцы, ягоды и зелень окажутся в минусе из-за маленького срока хранения.

Также пандемия оказала влияние не только на спрос по определенным видам товаров, но и на сбыт. Первое пункт – это приостановка экспорта российской пшеницы до 1 июля, поскольку была исчерпана квота. Второй пункт – прекращение в связи с объявлением карантина работы рынков. Это в свою очередь ударит на мелкие и средние фермы. Помимо вышеперечисленного на проблему сбыта влияют сопутствующие отрасли, а также процессы.  Закрытие картонного завода затруднит сбыт, так как завод поставляет упаковку для молока и иных продуктов. Также из-за сложностей с цифровыми пропусками и логистическими маршрутами, также сложно сбыть товар. Поэтому на передний план выходит торговля онлайн. Камнем преткновения стал вопрос кадров. Нехватка рабочих рук, в связи с тем, что закрыты границы для мигрантов, а также со сложностями в связи с особыми мерами изоляции и дистанцирования. А в связи с падением курса рубля аграрии почувствуют на повышение цен импортных семян и техники. Минсельхоз рекомендовал «в целях профилактики заболевания коронавирусной инфекцией на предприятиях необходимо создать резервы трудовых ресурсов. Кроме того, следует ограничить передвижение работников внутри цехов и при необходимости ввести посменный график работы[8]». Важно, что «для успешного начала посевных работ российским колхозникам необходимы оборотные средства, чтобы оплатить горюче-смазочные материалы, семена, запчасти для сельхозтехники и покрыть прочие расходы. Традиционно для этих целей аграрии обращались за кредитами к банкам, однако многие кредитно-финансовые организации заметно сократили время работы и штаты своих подразделений (в некоторых случаях дело дошло до полного закрытия офисов), что сильно осложнило положение отечественных фермеров[9]». Если же посевов не будет в этом году, то это может привести к голоду. Также фермеры находятся в замкнутом круге в связи с отсрочкой перед налоговой, при этом, меры государственной поддержки можно получить, только при всех погашенных долгах перед государством. Помимо вышеперечисленного сельхозпроизводители в условиях пандемии оказались не готовыми к приведению в жизнь обязательной с 1 июня 2020 года цифровой маркировки готовой молочной продукции.

Основные проблемы развития сельского хозяйства

Столь значительные показатели обеспечиваются отчасти благодаря государственной поддержке, но несмотря на это многих производителей не устраивает размер субсидий, система их распределений. Однако больше всего не устраивает то, что каждый год правила предоставления государственной поддержки меняется и требуется большое количество документов для оформления. Касаемо распределения субсидий, то видна избирательная практика их предоставления. Аграрии давно жалуются на недостаточность субсидирования сферы модернизации и реконструкции хранилищ и теплиц.

Предприниматели сталкиваются с проблемой недоработки законодательства в части предоставления земель в безвозмездное пользование. «Причиной явилось то, что представляющие интерес угодья либо находятся в резерве, либо заняты «гектарщиками» не ведущими деятельность по его освоению»[10]. По данным переписи 2016 года 44% сельскохозяйственных угодий в Российской Федерации не используются.

Процент высокорентабельных организаций в отрасли только 30 %, и они генерируют 95 % прибыли, то те, кто нуждаются в средствах их не дополучают.

Это порождает волнения и недовольства внутри отрасли, поскольку ощущается коррумпированная составляющая и лоббирование интересов. Более слабые компании имеют меньше шансов на получение государственной поддержки, а это в свою очередь означает неравные условия хозяйствования и места на рынке. А доходность играет важную роль для привлечения инвесторов и дальнейшего развития. Проблема есть и с доступом к рынкам сбыта в условиях несовершенства инфраструктуры и возрастающей монополизации торговых сетей.

Говоря о высокорентабельных производствах, стоит сказать о появлении сетевых ритейлеров, которые оказывают большое влияние на АПК. Сбывая продукцию во все регионы и во все сетевые магазины, они наносят урон местным производителям, поскольку часто не выдерживая конкуренцию соглашаются на невыгодные условия этих ритейлеров.

Помимо финансирования одной из важнейших проблем в сельском хозяйстве является проблема инфраструктурного обеспечения. Для открытия расширения производства необходимо создавать условия, которые бы обеспечивали жизнедеятельность людей. Так, если рассматривать «Дальневосточный гектар», то одной из проблем его освоения является неразвитость инфраструктуры. Это выражается в отдаленности самого гектара от соседних населённых пунктов, отсутствует магистрали, коммуникации. А не развитая инфраструктура прямо влияет на отток кадров из сферы экономики.

В России сохраняется негативная тенденция сокращения численности работников. Так за два года (2015-2017гг.) численность кадров в отрасли сократилась на 334 тыс. чел. Главным фактором выделена низкая заработная плата, тяжелые условия труда и инфраструктура. Так, по данным Росстата среднемесячная номинальная начисленная заработная плата в растениеводстве и животноводстве составила 28257 рублей (Таблица 6.)

Данная ситуация снижает мотивацию работников, делает труд в данной сфере не престижным, сокращает приход новых кадров и росту эффективности их использования. А ведь проблема обеспечения квалифици­рованными кадрами стоит также достаточно остро. Обеспечение сельских территорий молодыми специалистами остается актуальным в условиях модернизации, инновационного развития сель­ского хозяйства.

В Российской Федерации насчитывается 151 ВУЗ с сельскохозяйственными специальностями. «Система высшего аграрного образования Минсельхоза России включает 54 вуза – 30 аграрных университетов, 23 сельскохозяйственные академии и 1 сельскохозяйственный институт[12]». Важно отметить, что средний балл ЕГЭ в самый знаменитый сельскохозяйственный ВУЗ страны (РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева – Российский государственный аграрный университет) составляет 64 балла. На данный момент в нем обучается 5 879 студентов. «Среди стран БРИКС в рейтинге BRICS University Rankings 2018 этот ВУЗ занял 201-250 место. В этот список вошли 300 вузов из Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР — пяти ведущих развивающихся экономик мира[13]». А в рейтинг RAEX ВУЗ впервые вошел только в 2018 году. Сразу встает вопрос о качестве образования в оставшихся высших аграрных учебных заведениях. Важно отметить, что во многих высших учебных заведениях до сих пор обучают по специальностям, которых уже нет. Также у многих ВУЗов есть кредитные за должности. Также крайне низкий уровень вовлечения в науку и ее развитие. Так, по данным Всероссийского семинара-совещания проректоров по научной работе вузов Минсельхоза России 26-29 июня 2018 г. (Рисунок 3.) в 2017 году было опубликовано всего 203 статьи, рецензируемые в ВАК, 86 практических рекомендаций, 65 статей в международных базах данных и 32 научные монографии. Отметим, что эти данные отражают совокупность показателей. Эти показатели прямо влияют на приток кадров в отрасль.

Из 24698 человек, занимающих должность руководителей сельскохозяйственных организаций всего 16592 (67,2%) имеют высшее образование. А тех, кто имеет экономическое или управленческое образование – 19,5%, 22,8% непрофильное образование, 1,8% – ученую степень. Специалистов в таких организациях с высшим образованием насчитывается 86093 человека (47%), со средним профессиональным – 79027 (43,2%). При этом ежегодно только по очной системе аграрные вузы заканчивают 30 тыс. человек. Данную картину можно объяснить тем, что только треть из выпускников высших учебных заведений идут работать в сельское хозяйство. В сельском хозяйстве наблюдается нехватка квалифицированных кадров, а это в свою очередь влияет, как и на фермы, предприятия, так и на сферу экономики в целом. Наблюдается острая нехватка главных агрономов, ветеринарных врачей, зоотехников, инженеров с высшим аграрным образованием.

Рисунок 3. Публикации научных трудов по результатам проведенных исследований в 2017 году[14]

В настоящее время, во время перехода страны в Индустрию 4.0, новые технологии приобретают особую значимость, а нехватка специалистов, умеющих и готовых работать в условиях модернизации производства может негативно сказаться на эффективности производства. Стоит прокомментировать, что в сельском хозяйстве слабо развит механизм взаимодействий учебных заведений и самих предприятий, а также государственно-частного партнерства в области образования, подготовки и повышения квалификации кадров. Отсутствует система работы по организации непрерывного обучения.

Стоит отметить, что крайне низкая вовлеченность в развитие новых технологий, научные исследования ведет к ухудшению качества продукции, торможению в развитии. Это отражается на техники, а также на селекции.  «По итогам 2019 года доля используемых в России семян отечественной селекции составила 62,7%, тогда как, согласно новому параметру Доктрины продовольственной безопасности, она должна быть не менее 75%[15]». Большинство аграриев вынуждены покупать семена зарубежного производство, поскольку в России их либо не производят, либо они низкого качества и соответственно не дают желаемого результата, либо урожая вовсе. На данный момент в стране нет единой селекционной базы. В 90-е годы произошёл наплыв зарубежных семян, которые заняли отечественный рынок. В результате семеноводческие станции были закрыты либо приватизированы.

По данным исследователей эффективность сельского хозяйства России на порядок ниже, чем у остальных стран-лидеров в связи с, тем, что есть высокая доля ручного труда, а не автоматизированного, устаревший фонд сельскохозяйственной техники, поскольку низкий уровень внедрения цифровых технологий, а также незрелая система управления производством. Из тех, кто встал на путь автоматизации большинство использует импортную технику, а это в свою очередь повышает затраты на производство. Между тем доля импорта составляет 40%, а доля экспорта всего 12% сельскохозяйственной техники. Устаревшие технологии не позволяют повышать конкурентоспособность предприятий. Частично недостаток техники «покрывается приобретением энергонасыщенной, высокопроизводительной техники и внедрением технологий, использующих комбинированные посевные агрегаты. Но оснащенность товаропроизводителей остается на низком уровне, который не позволяет выполнить технологические операции в соответствии с нормативами, что ведет к недополучению и потерям продукции[16]». Осуществлению модернизации мешает недостаточный уровень доходов сельхоз производителей.

Касаемо развития сельского хозяйство посредством науки, то здесь также наблюдаются проблемы. Так, «неупорядоченное использование материально-лабораторной базы в системе академической науки, высшей школы и учреждений среднего специального образования, отсутствие планов по их обновлению, отсутствие стандартов качества[17]»; проблемы в привлечении исследователей из ведущих лабораторий, исследовательских институтов для чтения курсов по новым разработкам и исследованиям, недостаточное привлечение студентов для участия в НИОКР кафедр и лабораторий. А ведь это необходимо, поскольку наблюдается проблема недостаточного знания у профессорско-преподавательского состава вузов по новым разработкам и технологиям, а также недостаточное знание иностранных языков, что урезает возможность получения информации, содержащихся в коммуникационных ресурсах. Необходимо создавать селекционно-семеноводческие и селекционно-племенные научные центры, т.к. «стоимость завозимых ежегодно в страну семян сахарной свеклы, подсолнечника, кукурузы и овощных культур — около 18 млрд руб. По отдельным культурам импорт семян зарубежных гибридов составляет 43–98%, по F1-гибридам овощных — 80–90%»[18]. В настоящий момент всего 3–4 лаборатории в России владеют технологией производства удвоенных гаплоидов. Данные показатели отражают зависимость сельского хозяйства от зарубежных поступлений семян и инновационных технологий.

В заключение необходимо сказать, что данные статистики напрямую отражают значимость сельского хозяйства, вклада данной сферы в экономику Российской Федерации. Можно отметить непрерывную положительную динамику по ряду продуктов, лидирующие позиции по производству, высокую долю экспорта. Безусловно можно констатировать факт того, что Российская Федерация заняла свое место в сельском хозяйстве и является одним из ключевых игроков на рынке. Однако, сельское хозяйство входит в структуру агропромышленного комплекса и в результате входит в зависимость от смежных сфер, которые оказывают влияние на развитие сельского хозяйства. В итоге из-за несовершенств в смежных отраслях возникают проблемы в хозяйстве. Ключевыми являются проблема нехватки квалифицированных кадров (в следствии малых заработных плат, низкой вовлеченности абитуриентов, студентов в развитие отрасли, низкое развитие инфраструктуры в сельских поселениях), устаревание техники (сдерживающим фактором инновационного развития предприятия является недостаток собственных средств сельхозорганизаций) и импортозависимость по ряду показателей, в частности, по технике, семеноводству. Помимо этого, можно отметить, непостоянство в законодательстве, сложность в получении субсидий и иных мер государственной поддержки, низкие показатели эффективности использования земель, низкое количество научных исследований, возрастающая монополизация. Необходимо совершенствовать систему государственного управления в сельском хозяйстве, работать по главным проблемным зонам, ориентироваться на лучший отечественный и зарубежный опыт, определять ключевые направления развития особенно в настоящих условиях, усугубившихся ситуацией с Короновирусом.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Сельское хозяйство в России. 2019 // Статистический сборник Росстат. -2019г. – №29М.
  2. Участие аграрных вузов в научно-техническом обеспечении развития сельского хозяйства // материалы Всероссийского семинара-совещания проректоров по научной работе вузов Минсельхоза России, 26-29 июня 2018 г., г. Курск. – 2018.
  3. Федеральная научно-техническая программа развития сельского хозяйства на 2017-2025 годы [Электронный ресурс]. Режим доступа -http://mcx.ru/upload/iblock/1e9/1e97bd2630e613804cf5ef016063bd60.pdf
  4. Шагайда Н.И., Узун В.Я. Тенденции развития и основные вызовы аграрного сектора России // Аналитический доклад Центра стратегических разработок. – 2017 г.
  5. Вождаева Н.Г., Волков И.В., Козлов В.А., Павлов А.В. Современные тенденции и проблемы развития сельского хозяйства // Азимут научных исследований: экономика и управление. -2019г. – Т. 8. – № 2(27). С. 103-108
  6. Гаязова Л.А., Мелентьева О.С. Организация многоуровневого сотрудничества между аграрными высшими учебными заведениями и предприятиями АПК: метод. реком. // – М.: ФГБНУ «Росинформагротех». – 2016г.
  7. Ким А.В. О проблемах развития сельского хозяйства на «Дальневосточном гектаре» // Современный ученый. – 2019 г. -№1. – С.285-288
  8. Фудина Е.В. Актуальные проблемы и перспективы развития агропромышленного комплекса России // International agricultural journal/ -2020г. -№1. – С.127-133
  9. BEFL опубликовал рейтинг крупнейших владельцев сельскохозяйственной земли в России на май 2019 года [Электронный ресурс]. Режим доступа – http://www.befl.ru/news/detail.php?ID=1137
  10. Анализ влияния различных факторов на размещение сельскохозяйственного производства России [Электронный ресурс]. Режим доступа – https://cyberleninka.ru/article/n/analiz-vliyaniya-razlichnyh-faktorov-na-razmeschenie-selskohozyaystvennogo-proizvodstva-rossii/viewer
  11. Биотехнологические методы для эффективной селекции [Электронный ресурс]. Режим доступа – http://agrobezopasnost.com/biotexnologicheskie-metody-dlya-effektivnoj-selekcii/
  12. Биотехнология, клеточная и генная инженерия, клонирование [Электронный ресурс] [Электронный ресурс]. Режим доступа – https://biology100.ru/index.php/materialy-dlya-podgotovki/organizm-kak-biologicheskaya-sistema/3-9-biotekhnologiya-kletochnaya-i-gennaya-inzheneriya-klonirovanie

[1] Сельское хозяйство [Электронный ресурс]. Режим доступа – https://www.booksite.ru/fulltext/1/001/008/106/986.htm

[2] PWC: Сравнительный анализ операционной эффективности сельскохозяйственной отрасли России [Электронный ресурс]. Режим доступа – https://docviewer.yandex.ru/view/43583665

[3] Deloitte: Обзор рынка сельского хозяйства 2019 [Электронный ресурс]. Режим доступа – https://docviewer.yandex.ru/view/43583665/

[4] Шагайда Н.И., Узун В.Я. Тенденции развития и основные вызовы аграрного сектора России // Аналитический доклад Центра стратегических разработок. – 2017 г.

[5] Шагайда Н.И., Узун В.Я. Тенденции развития и основные вызовы аграрного сектора России // Аналитический доклад Центра стратегических разработок. – 2017 г.

[6] BEFL опубликовал рейтинг крупнейших владельцев сельскохозяйственной земли в России на май 2019 года [Электронный ресурс]. Режим доступа – http://www.befl.ru/news/detail.php?ID=1137

[7] Официальный сайт «Русагро» [Электронный ресурс]. Режим доступа – https://www.rusagrogroup.ru/ru/

[8] Минсельхоз направил в регионы рекомендации по работе АПК в условиях пандемии [Электронный ресурс]. Режим доступа – https://tass.ru/ekonomika/8356949

[9] В июне россияне могут остаться без молока, а осенью — без хлеба [Электронный ресурс]. Режим доступа – https://svpressa.ru/economy/article/261408/

[10] Вождаева Н.Г., Волков И.В., Козлов В.А., Павлов А.В. Современные тенденции и проблемы развития сельского хозяйства // Азимут научных исследований: экономика и управление. -2019г. – Т. 8. – № 2(27). С. 103-108

[11] Официальный сайт федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. Режим доступа – https://gks.ru/bgd/regl/b19_14p/Main.htm

[12] Стратегия развития аграрного образования в Российской Федерации до 2030 г. [Электронный ресурс] Режим доступа – https://docviewer.yandex.ru/view/43583665/?page

[13] Тимирязевская академия стала единственным аграрным вузом России, вошедшим в авторитетный международный рейтинг QS [Электронный ресурс] Режим доступа –  https://www.kp.ru/daily/26806.4/3841302/

[14] Участие аграрных вузов в научно-техническом обеспечении развития сельского хозяйства // материалы Всероссийского семинара-совещания проректоров по научной работе вузов Минсельхоза России, 26-29 июня 2018 г., г. Курск. – 2018.

[15] Доля российских семян на рынке составляет менее 63% [Электронный ресурс] Режим доступа –  https://www.agroinvestor.ru/markets/news/33208-dolya-rossiyskikh-semyan-na-rynke-sostavlyaet-menee-63/

[16] Полухин А.А., Панин А.В., Ильина А.С. Экономический анализ экспортного потенциала сельскохозяйственного машиностроения РФ // Вестник сельского развития и социальной политики. -2017г. -№4(16).- С. 44-48

[17] Гаязова Л.А., Мелентьева О.С. Организация многоуровневого сотрудничества между аграрными высшими учебными заведениями и предприятиями АПК: метод. реком. // – М.: ФГБНУ «Росинформагротех». – 2016г.

[18] Биотехнологические методы для эффективной селекции [Электронный ресурс]. Режим доступа – http://agrobezopasnost.com/biotexnologicheskie-metody-dlya-effektivnoj-selekcii/