Московский экономический журнал 3/2021

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10152

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ РОССИИ: ПРОТИВОСТОЯНИЕ ИЛИ КОМПРОМИСС?

RUSSIA’S ENVIRONMENTAL AND ECONOMIC STRATEGIES: CONFRONTATION OR COMPROMISE?

Чиндин Игорь Викорович, chindin@inbox.ru, кандидат философских наук, доцент кафедры «517 Философия», «Московский авиационный институт (национальный исследовательский университет)»

Chindin Igor Victorovich, chindin@inbox.ru, candidate of Philosophical Sciences, associate Professor of the Department «517 Philosophy», Moscow Aviation Institute (National Research University)

Квон Даниил Андреевич, docentkvon@yandex.ru, кандидат политических наук, заведующий кафедрой «517 Философия», Московский авиационный институт (Национальный исследовательский университет)

Kvon Daniil Andreevich, docentkvon@yandex.ru, candidate of political science, Head of Department «517 Philosophy», Moscow Aviation Institute (National Research University) 

Аннотация. В статье в рамках исследования дискурса экологии рассмотрены взаимоотношения и взаимовлияния экологического и экономического развития России двух первых десятилетий XXI века, выявлена совокупность эколого-экономических проблем, проанализированы факторы, влияющие на формирование экологического сознания граждан России.

Summary. In the article, within the framework of the study of the discourse of ecology, the interrelationships and mutual influences of the ecological and economic development of Russia in the first two decades of the XXI century are considered; a set of ecological and economic problems is identified, and the factors influencing the formation of the ecological consciousness of Russian citizens are analyzed.

Ключевые слова: «зеленая экономика», экологический дискурс, экономические интересы, экологическое сознание, природные ресурсы, экологическая система.

Keywords: “green economy”, ecological discourse, economic interests, ecological consciousness, natural resources, ecological system. 

Как немало говорилось в официальных источниках, Россия в начале XXI века встала на путь «устойчивого экономического развития». Основой для «устойчивого развития» является переход к «зеленой экономике», которая, в свою очередь, должна повысить благосостояние людей и обеспечить социальную справедливость, снижая при этом риски для окружающей среды и перспективы ее деградации [2, с. 11]. Однако, при всей своей притягательности, «устойчивое развитие» экономики не является панацеей для экологии, так как невозможна ситуация постоянного технологического прогресса без влияния на экологию. Поэтому первоочередной целью должно стать принятие пределов роста, что в постоянной международной ресурсной, информационной, политической гонке достаточно сложно реализовать.

Актуальным для исследования представляется вопрос взаимодействия экономического и экологического развития России.

В начале XXI века вопросы экологии и охраны окружающей среды обретают во всем мире особо напряженное звучание. Наша планета оказывается на пороге глобального экологического кризиса. Состояние окружающей среды является чрезвычайно актуальной проблемой и для России. Ускорение процессов индустриализации во времена СССР привело к парадигмальному доминированию экономических интересов над экологическими. Сейчас в России экономика все так же превалирует над экологией. При переходе от индустриальной к постиндустриальной экономике важна роль государства в создании условий, обеспечивающих правильное функционирование системы защиты и распространения в обществе экологических интересов.  Последние годы характеризуются нарастанием интереса к вопросам окружающей среды у общества, экологические ценности поднимаются в общей иерархии, растет экологическая культура. Однако эти процессы происходят стихийно, инициатором зачастую выступает не государство; общество развивается самостоятельно и интуитивно, в чем-то перенимая западные образцы.

Рост мировых цен на нефть в начале 2000-х годов возвещал об упрочнении ресурсной экономики страны. Было бы логично в тот период особенно тщательно подойти к природоохранным вопросам, так как увеличение объемов добычи природных ресурсов обычно имеет негативные экологические последствия, тем более, что в условиях экономического роста появлялись средства, которые можно было выделить в экологический сектор. Однако, к сожалению, этого не случилось – экологическая система вместо восстановительных процессов была демонтирована. Представители научного сообщества предпринимали попытки привлечь внимание властей к этому вопросу, но безуспешно. К началу нового века была практически разрушена система экологического контроля. Ликвидация основного природоохранного органа, сокращение численности занятых людей в этой сфере, низкий уровень экологического сознания населения – характеристики системы, которая сложилась в начале «нулевых» годов. В 2003 году на президиуме Госсовета В.В. Путин дал поручение рассмотреть возможность воссоздания федерального органа исполнительной власти, который бы занимался всеми вопросами экологического характера, а не только надзором и контролем, однако в жизнь это поручение было приведено лишь в 2008, когда появилось Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации [3, с. 4-7]. Само по себе указание Президента на важность организации федерального экологического органа – это значимый шаг, который говорит о том, что деятельность экологического движения с конца 1980-х годов все же привела к сдвигу в уровне экологического сознания населения и осознанию важности природоохранных вопросов со стороны представителей власти. И.А.Халий отмечает, что экологическое движение способствовало развитию демократии, так как прямое выражение своей позиции и требований, а также взаимодействие с органами власти – демократические практики, которых раньше в стране не было [8, с. 193].

Официальный законодательный властный экологический дискурс так же развивался. В 2002 году был принят Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и Экологическая доктрина РФ. Законодательно было учреждено право каждого гражданина на благоприятную окружающую среду, а за государством закреплена обязанность по обеспечению населения благоприятных условий жизнедеятельности [7, с. 108]. Так же был легитимировано «запрещение хозяйственной и иной деятельности, последствия воздействия которой непредсказуемы для окружающей среды, а также реализации проектов, которые могут привести к деградации естественных экологических систем, изменению и (или) уничтожению генетического фонда растений, животных и других организмов, истощению природных ресурсов и иным негативным изменениям окружающей среды» [15]. Казалось бы, такая норма права должна запрещать любую деятельность, которая оказывает негативное воздействие на окружающую среду и развивать «зеленую экономику», но одновременно с этим были введены так называемые выплаты за принесенный вред. То есть вместо регулирующе-стимулирующей системы вводится система фискальная, что не является для бизнеса мотивацией внедрять и развивать систему экологического менеджмента на предприятиях, вести свои дела в русле природоохранной идеологии [4, с. 74].

С другой стороны, были и законодательные послабления. Например, в 2001 году была принята поправка, которая разрешала ввозить в страну отработанное ядерное топливо на захоронения. Вероятно, законодательное ослабление в природоохранной сфере было шагом для привлечения зарубежных инвестиций. И действительно, с 2000 года наблюдается тенденция на рост инвестиций в те сектора экономики, которые связаны с наиболее высоким уровнем загрязнения окружающей среды [4, с. 75-76]. Тем не менее, это лишний раз иллюстрирует доминирование близоруких экономических интересов над экологическими. Рост инвестиционной привлекательности был временным, проводимая политика ослабления экологической планки привела к формированию негативного имиджа российского бизнеса в глазах международного сообщества. В рейтинге успешности экологической политики 2000-2010 годов, представленном ВЭФ, Россия заняла последнее 132 место [10]. 

Положительным сдвигом 2000-х годов можно назвать распространение принятой еще в 1997 году системы экологических аудитов, а также принятие как национальных и частных, так и международных стандартов в областях энергосбережения, ресурсосбережения, экологического менеджмента и охраны природы. Сертификация существует как добровольная (с помощью которой предприятия показывают, что ведут деятельность в рамках экологической ответственности), так и обязательная. Однако сложно зачастую оценить научную обоснованность и практическую эффективность, так как, во-первых, система контроля слаба, во-вторых, не всегда ясна система оценки, а также сама процедура сертификации [11].

Что касается экологического сознания населения на момент начала XXI века, некоторые моменты проясняет опрос, проведенный в 2001 году Фондом «Общественное мнение» на базе 1500 респондентов. Одним из ключевых вопросов стала просьба определить главные проблемы современной России, никто из респондентов не упомянул экологию. Однако, когда был задан конкретный вопрос, улучшается, ухудшается или остается неизменным в последние годы состояние окружающей среды, 65% ответили, что ухудшается. 86% опрошенных беспокоит экологическая ситуация в регионе их проживания, однако большинству респондентов сложно было оценить деятельность экологических организаций в регионе, 19% были уверены, что их нету, 50% затруднились ответить. 53% респондентов не хотели бы участвовать деятельности экологической организации, однако 76% считают, что экологические организации должны выдвигать в местные властные органы и 55% отдали бы за них свой голос [14]. О чем это говорит? – Экология не находится в числе приоритетных вопросов, которыми обеспокоены граждане, она не находится так же в числе приоритетных ценностей населения. Однако, обеспокоенность проблемами окружающей среды все-таки присутствует, большинство ощущает происходящие изменения и характеризует их как отрицательные.

На первом месте по значимости каналов экологической информации стоит телевидение, но уровень доверия СМИ составляет лишь 17%. То есть даже получаемой информации верит меньше половины опрошенных; при этом ее объем явно не достаточен: зачастую трудно отделить реальные факты от комментариев и понять, какое мнение является экспертным, а какое любительским [1, с. 95]. Общественное участие по вопросам экологии ограничено не только наличием или отсутствием у человека осознанного отношения к среде проживания и желанием личного участия, но и некоторыми барьерами:

  1. непрозрачность системы. Информация об экологических мероприятиях и возможностях активного и пассивного участия зачастую не предоставляется обществу, негативные факты замалчиваются, либо теряются в официальной документации;
  2. вторичность экологических и социальных интересов. В первую очередь при принятии решений и проектировании экономической деятельности ориентируются не на экологический фактор и общественные риски, особенно, если это связано с крупной финансовой выгодой. Поэтому общественное участие и информирование нежелательно, так как может вызвать резонанс и помешать реализации какого-либо проекта;
  3. общественная деятельность практически не влияет на процесс принятия решения. Зачастую, экологическая активность в разных формах заканчивается на стадии информирования власти о проблеме, власть же, в свою очередь, редко ориентируется на это при конечном принятии решения;
  4. слабая нормативно-правовая база общественного участия. Существуют принципы, изложенные в федеральном законодательстве, которые не находят отражения в законах региональных;
  5. слабое развитие судебной системы. Право обращаться в суд достаточно ограничено, из-за чего многие дела закрывались, не доходя до суда;
  6. недостаточный опыт общественного участия и предубежденность власти в его отношении [5, с. 358].

В экономике, пожалуй, самым опасным по степени экологических рисков является нефтегазовый сектор. Попутный нефтяной газ сжигается на факелах, этот процесс несет в себе огромные негативные последствия для окружающей среды. В 2009 году WWF вели общественную кампанию против данного процесса. Интересным фактом является, что и в дискурсе власти признается данная проблема. В 2009 году Президент РФ Д.А.Медведев заявил о том, что вопиющим фактом, примером неэффективного использования энергоресурсов остается сжигание попутного газа, что загрязняется окружающая среда, и десятки миллиардов рублей превращаются в дым. Президент призывал к решительным, быстрым и безоговорочным  действиям, не принимая никаких отговорок от добывающих компаний. Однако никаких реальных действий за этим заявлением не последовало. Это хорошо характеризует сложившуюся тогда ситуацию: властный дискурс признает наличие проблемы, однако фактически ничего не меняется. После вышеупомянутого заявления Медведева в течение последующих двух лет ситуация не только не изменялась, но даже более того – усугублялась [6, с. 35]. Сложилась ситуация, в которой промышленное лобби обладало большими ресурсами, более крупными влиянием и связями, чем экологическое. Власть же выбирала путь «показного компромисса». Чтобы успокоить общественность, заявлялось о признании проблемы и необходимости решения, однако потом это откладывалось на неопределенный срок, так как это не соответствовало «экономическим интересам».

В 2015 году Левада-Центром было проведено исследование по экологической обстановке среди городского и сельского населения. Исследование показало, что экологическая обстановка в большей степени тревожит людей, проживающих в крупных городах, нежели жителей сельской местности. Это является логичным следствием, так как уровень промышленного загрязнения выше именно в городах; также деревни и села имеют гораздо меньше население, значит, меньшее бытовое человеческое воздействие на окружающую среду. В целом, уровень высокой обеспокоенности вопросами экологии снизился, в сравнении с 1990-ми годами, несмотря на то, что уровень положительной оценки окружающей среды в месте проживания не вырос. Возможно, это говорит о том, что понизился общественный интерес к состоянию окружающей среды. Данный вопрос могли вытеснить другие, более насущные, проблемы, такие как общий уровень жизни, проблемы экономического характера [16]. Это подтверждает и проводимое ежегодно исследование «Основные проблемы и тревоги жителей России», которое иллюстрирует, что проблема ухудшения состояния окружающей среды плюс-минус стоит на месте, имея тенденцию к понижению [12]. Только 19% людей, опрошенных ВЦИОМ в 2011 году при составлении рейтинга основных проблем России, называют экологию и состояние окружающей среды. Как видно, это меньше четверти. В то же время, больше половины беспокоит низкий уровень жизни населения [13].

Более высокие показатели в регионах, в которых экологические проблемы являются более актуальными и имеют выраженное негативное влияние, заметное для населения. Например, Карабаш, который неофициально считается самым грязным городом России, или Первоуральск. Опрос населения, проведенный в Первоуральске интересен тем, что выявляет причины экологических проблем, по мнению граждан, и возможные пути их разрешения. Главной причиной, по мнению жителей Первоуральска, является пассивность местных властей, которые полностью зависят от промышленных предприятий, что характерно для моногородов. Тем не менее, жители понимают и свою зависимость от промышленности, поэтому очень малый процент в качестве решения экологических проблем выбирает радикальный путь закрытия предприятий. Люди обеспокоены состоянием окружающей среды, но больше их волнует возможная перспектива потери рабочих мест. Когда в 2009 жители Карабаша и сотрудники «Карабашмедь» написали анонимное обращение на имя Президента о многочисленных нарушениях предприятием экологических стандартов, директор предприятия обратился к сотрудникам с речью, в которой сказал, что модернизация будет стоить столько же, сколько постройка нового завода и если существует протест, он готов закрыть действующий завод, после чего общественный дискурс строился в русле непринятия претензий по поводу экологических проблем и недоумения, кто мог послать это обращение (!).  Наиболее логичным для респондентов кажется технологическая модернизация производств, усиление экологического контроля и выделение бюджетных средств на охрану окружающей среды [9, с. 62-64].

Авторы статьи полагают, что государству необходимо трезво оценить сложившуюся ситуацию и совместно с представителями науки выстроить иерархию экономических и экологических проблем по степени важности.

Необходимо введение общего экологического образования с раннего возраста, чтобы возраст вхождения в экологический дискурс снизился, чтобы человек раньше начинал мыслить в природоохранных категориях. Так же важно сокращение дистанции научного дискурса и общественного; важно, чтобы в качестве экспертов по природоохранным вопросам выступали действительно компетентные специалисты и авторитетные представители научного сообщества, главным интересом которых выступала бы природа, а не сиюминутные выгоды коммерческого или политического секторов.

Вывод

Вопрос о взаимодействии экономических и экологических стратегий управления РФ очень не прост в своем решении и требует рассмотрения на всех уровнях социальной организации российского общества – от Кремля до среднестатистической общеобразовательной школы. Только совместными усилиями всего общества мы можем выработать его компромиссное решение. И оно не должно уходить «под сукно», ибо необходимо учитывать еще и внешнеполитический фактор. Россия – величайшая по территории страна, которая обладает огромным количеством различных природных ресурсов. Мировая общественность уже осознает будущую перспективу ресурсной недостаточности, именно поэтому появляются парадигмы «устойчивого развития», «зеленой экономики», форсируются такие вопросы, как «глобальное потепление» и т.п. Исходя из анализа эскалации политических конфликтов второго десятилетия XXI века в странах бывшего СССР, граничащих с европейскими государствами (в частности, на Украине), на Западе открыто транслируется намерение любыми способами (в том числе и военными) в перспективе стать эктором, контролирующим и распределяющим мировые биосферные ресурсы. Россия должна осознать ценности того, чем она сегодня обладает. Если Россия выберет модель позиционирования, при которой любому, кто захочет присвоить себе биосферные ресурсы страны, будет ясна вероятная возможность этого действия, то биосферная война – неизбежное будущее. Уже сейчас ведутся так называемые «холодные биосферные войны». Так же остро стоит вопрос о так называемых «переселенческих войнах», при которых жители других регионов претендуют на ресурсы другой страны, создавая потенциальную возможность переселения. Россия должна четко контролировать внешнеполитические вопросы информационно-экономически-политически-идеологического характера, связанные со своими биосферными ресурсами.

Авторы считают, что в данной работе новым является следующее положение:

на данный момент в общем (эколого-экономическом социально-политическом) дискурсе смешиваются разнонаправленные интересы и зачастую трудно определить, что является действительно важной проблемой, а что форсируется в чьих-то корыстных и жульнических интересах. Необходимо разделять данные интересы. В свою очередь, современные экономико-экологические тренды, которых большое количество в экологическом и экономических современных дискурсах (особенно в его онлайн формате, который наиболее распространен среди представителей молодежи и в период Covid-19), также требуют прояснения.

Литература

  1. Аксенова О.В., Денисовский Г.М., Ермаков Д.С., Зубков В.И., Сосунова И.А., Халий И.А., Яницкий О.Н. Социально-экологические проблемы: научно-теоретический поиск и направления исследования (круглый стол) // Социологические исследования. № 3. 2005. С. 88-95.
  2. Бобылев С., Перелет Р. Устойчивое развитие в России / под ред. Бобылева С. И Перелета Р. Берлин – Санкт-Петербург, 2013. – 219 с.
  3. Блоков И.П. Окружающая среда и ее охрана в России. Изменения за 25 лет. М.: ОМННО «Совет Гринпис», 2018. – 422 с.
  4. Герасимчук И. Экологическая практика транснациональный корпораций. М.: Всемирный фонд дикой природы, 2007. – 92 с.
  5. Дроздов А.В., Агаханянц П.Ф. Оценка воздействия на окружающую среду и российская общественность: 1979–2002 годы. Институт географии РАН. Товарищество научных изданий КМК, 2006. – 427 с.
  6. Книжников А.Ю., Шварц Е.А. Экологический императив, экологическая политика России 2000-х и конкурентоспособность экономики // Общественные науки и современность. 2012. № 4. С. 24-38.
  7. Положихина М.А. Концепция устойчивого развития России // ЭСПР. 2014. № 2. С. 108-125.
  8. Халий И.А. Экологическое сознание населения современной России // История и современность. 2015 № 1. С. 189-205.
  9. Халий И.А. Аксенова О. В., Левченко Н. В., Мельникова В. В., Орешкина Т. А., Подлесная М. А., Подъячев К. В. Актуализированные ценности современного российского общества. М.: Институт социологии РАН, 2015. – 273 с.
  10. Clark, P., Tett, G. Russia Found Failing on Pollution Curbs [Электронный ресурс] // Financial Times, 2012. Режим доступа: https://www.ft.com/content/f7585e52-45e5-11e1-acc9-00144feabdc0. (Дата обращения 07.02.2021).
  11. Гусева, Ю., Симакова, Ю. Экологические стандарты: нужны ли они бизнесу? [Электронный ресурс] // Proкачество. 2018. Режим доступа: https://kachestvo.pro/kachestvo-produktsii/standartizatsiya/ekologicheskie-standarty-nuzhny-li-oni-biznesu/. (Дата обращения 03.02.2021).
  12. Исследование Левада-Центра: Основные проблемы и тревоги жителей России в 2014 году [Электронный ресурс] // ИА Центр гуманитарных технологий. 2002-2020. Режим доступа: https://gtmarket.ru/news/2014/03/13/6627. (Дата обращения 16.02.2021).
  13. Исследование ВЦИОМ: Рейтинг основных проблем России в 2011 году [Электронный ресурс] // ИА Центр гуманитарных технологий. 2002-2020. Режим доступа: https://gtmarket.ru/news/state/2011/12/06/3755. (Дата обращения 17.02.2021).
  14. Проблемы экологии [Электронный ресурс] // Фонд «Общественное мнение», 2003-2019. Режим доступа: https://bd.fom.ru/report/map/dd014424#tb014406. (Дата обращения 09.02.2021).
  15. Федеральный закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ (ред. от 27.12.2019) “Об охране окружающей среды” [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс, 1997-2021. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34823/. (Дата обращения 01.02.2021).
  16. Экологическая обстановка [Электронный ресурс] // Левада-Центр. 2003-2020. Режим доступа: https://www.levada.ru/2015/06/18/ekologicheskaya-obstanovka/. (Дата обращения 15.02.2021).




Московский экономический журнал 3/2021

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10149

Водные ресурсы Калмыкии: проблемы, риски, безопасность жизнедеятельности

Water resources of Kalmykia: problems, risks, life safety

Сангаджиев Мерген Максимович, доцент, кандидат геолого-минералогических наук, кафедра строительство инженерно-технологический факультет, ФГБОУ ВО «Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова»

Мутырова Алла Санджиевна, доцент, кандидат педагогических наук, кафедра технологии и менеджмента профессионального образования, инженерно-технологического факультета, ФГБОУ ВО «Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова»

Качаев Алдар Юрьевич, ФГБОУ ВО «Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова»

Хантыев Хант Вячеславович, ФГБОУ ВО «Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова»

Эренженов Алдар Мергенович, ФГБОУ ВО «Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова»

Sangadzhiev Mergen Maksimovich, Associate Professor, Candidate of Geological and Mineralogical Sciences, Department of Construction, Faculty of Engineering and Technology B. B. Gorodovikov Kalmyk State University

Mutyrova Alla, Associate, Professor, Candidate of Pedagogical Sciences, Department of Technology and Management of Professional Education,  Faculty of Engineering and Technology, B. B. Gorodovikov Kalmyk State University, Russian Federation, Republic of Kalmykia, Elista

Kachaev Aldar Yuryevich, Master, B. B. Gorodovikov Kalmyk State University

Khantyev Hunt Vyacheslavovich, B. B. Gorodovikov Kalmyk State University

Erenzhenov Aldar Mergenovich, B. B. Gorodovikov Kalmyk State University

Аннотация. Проблема водных ресурсов всегда была актуальна для кочевых народов. В разные эпохи ее решали по-разному. Современное состояние характеризуется с бурными процессами в природе, развитой технологией и техникой которые определяют оболочку нашей жизни. Развивающие в последнее время антропогенные факторы воздействия на природную среду, приводящие к процессу опустынивания в регионе также являются негативным воздействием на экологию региона. Целью представленной работы была поставлена задача по определению современного состояния поверхностных и подземных вод расположенных на территории Республики Калмыкия и в Прикаспийском регионе. Водные ресурсы не связаны с территориальными границами регионов. Для решения поставленного вопроса были рассмотрен историко-фактический материал по воде, ее современные проблемы, а также вопросы возникновения рисков и безопасность жизнедеятельности человека, флоры и фауны. Материалом используемые авторами являются результаты, полученные в период проведения геологических экспедиций в районы Калмыкии, архивных и литературных источников. По результатам, которых был проведен, химико-биологические анализы воды, почвы, растительного слоя. Основной гипотезой была принята система равновесия в природной среде. Полученные результаты позволят оценить современное состояние водных ресурсов и предложить модель развития по системе опреснения, очистки. Знания процессов, происходящая в техносфере позволит понять ее сущность.

Summary. The problem of water resources has always been relevant for nomadic peoples. In different epochs, it was solved in different ways. The current state is characterized by rapid processes in nature, advanced technology and technology that define the shell of our life. Recently developing anthropogenic factors affecting the natural environment, leading to the process of desertification in the region, are also a negative impact on the ecology of the region. The purpose of the presented work was to determine the current state of surface and underground waters located on the territory of the Republic of Kalmykia and in the Caspian region. Water resources are not linked to the territorial boundaries of the regions. To solve this question, the historical and factual material on water, its current problems, as well as the issues of risk occurrence and the safety of human life, flora and fauna were considered. The material used by the authors is the results obtained during geological expeditions to the regions of Kalmykia, archival and literary sources. According to the results, which were carried out, chemical and biological analyses of water, soil, and plant layer. The main hypothesis was the system of equilibrium in the natural environment. The results obtained will allow us to assess the current state of water resources and propose a development model for the desalination and purification system. Knowledge of the processes taking place in the technosphere will allow you to understand its essence.

Ключевые слова: антропогенные воздействия; человек; водные ресурсы; Калмыкия; опустынивания; техносфера; энтропия равновесия.

Keywords: anthropogenic impacts; human; water resources; Kalmykia; desertification; technosphere; entropy of equilibrium.

Введение. Постановка вопроса исследования. Современное время – время бурных изменений. Если не считать социальные аспекты, то с достаточной уверенностью можно констатировать факт, что техника и технологии определяют нашу жизнь. Тут роль человека выходит на первую роль, так как построенные им устройства, сооружения, военная техника несет кроме положительных рейтингов, но и скрытые изменения. Некоторые человечество рассматривает широко, а на некоторые параметры не обращает внимание.

Наша среда обитания, носящая в современной терминологии понятие «техносферная безопасность», несет множества опасностей. Это относится как к человеку, так и к флоре и фауне. На первом месте это часто возникающие чрезвычайные ситуации, аварии, природные явления (вулканы, цунами, всемерное потепление и т.д.). На втором месте развитая промышленность, ее комплексы разного направления, приводящие к экологическим кризисам, катастрофам. Современное развитие информационных технологий, новых современных умных бытовых приборов и т.д. связано с техногенной безопасностью. Часто в средствах массовой информации появляются данные об авариях на строительных объектах и других сооружений, как гражданского характера, так и военного назначения. Как сказал американский ученый Юджин Одум экология это наш дом [4]. А другой французский социолог Ж.Эллюль (Jacques Ellul; 1912–1994) дал понятие, что техносфера, составляет единую целостную структуру среды обитания, внутри которой живет человек. Хотя они имели одно и тоже, но их высказывания разняться тем, что один говорит дом, а другой среду обитания [17].

В период экспедиций, анализа литературных источников сотрудниками Калмыцкого университета были изданы серии работ по тематики исследования. Как мы отмечали выше, вода почти не пригодна для питьевого водоснабжения населения. Около 7% всей поверхностной воды по объему только относится к пресной, не солоноватая, остальная вода сильно минерализована. Большая часть подземной воды также не пригодна для употребления. Эти вопросы были рассмотрены авторами ранее [9,11,23].

По гипотезам выдвинутые многими учеными, можно с уверенностью говорить об источниках образования воды в недрах Земли, принципа засоленности и образования минерализованных вод [2,3]. Тектонические процессы являются движущей силой, которые подымают воду с глубин Земли. Химические соединения, соединяясь с водой, с тектонических глубин материка двигаются в верхние слои материнской породы [5].

Относительно Прикаспийского региона были проведены исследования по геологическому прошлому Каспийского моря и прибрежной полосы [13]. Вопросами истории Земли в разные геологические эпохи занимались многие известные ученые. Работы некоторых из них были проанализированы авторами. В частности монография одного из крупнейшего американского океанографа Шепарда Ф «Земля под морем» [21]. Им описаны влияния волн в океане на преобразования самого дна океана, разных типов катастроф, блуждающих островах. Особенно интересна тема влияние шельфов на рельеф, и береговую линию. Часть гипотез повторяются и на дне бывшего океана Тетис, частью которого на данное время является вся Прикаспийская низменность с Каспийским (Хазарским) морем. Они были рассмотрены Уотсом Дж., Флинтом Р.Ф. [7,18,19].

Строительство, безопасность, экологи, а главное ее составляющая инженерная геология представлена в работе Рейтер, Ф., Кленгель, К., Пашек, Я. «Инженерная геология» [6]. Вопросы инженерной геологии по территории Калмыкии рассмотрены в монографии группы ученых Харченко, В.М., Дорджиев, А.Г., Сангаджиев, М.М., Дорджиев, А.А. Инженерно-геологическое районирование территории Калмыкии [20].

Современные последствия от деятельности человека, как одного из основных факторов который влияет на техногенную безопасность в целом, так и отдельно по регионам рассмотрены учеными Калмыкии, рассмотрим ниже.

Основная проблема, существующая в республике, это проблема пресной воды, приводящая к разным рискам для человека, флоры и фауны [1]. А геологические и экологические последствия от хозяйственной деятельности человека приводит к разным катастрофам [8,10].

Вопросы безопасности жизнедеятельности связанные с природной средой разными технологиями по растениеводству и почвоведению в Калмыкии даны в работах сотрудников инженерно-технологического факультета КалмГУ [12].

Отдельно были рассмотрены вопросы антропогенного воздействия на природную среду, образования пустыни, сильные ветра, засухи и высоким температурам в летнее время [14,15,16]. Для очистки воды от солей, ее добычи авторами были предложено варианты использования возобновляемых источников энергии [22].

Водные ресурсы Калмыкии. О воде и ее ресурсах в Прикаспии и в частности по территории Калмыки написано много. Общие характеристики представлены в монографии «Особенности недропользования на территории Республики Калмыкия» [9].

Вода в республике, сильно минерализована, минерализация достигает 20 и более мг на литр воды. 2020 год стал годом, когда на территории республики более 5 месяцев почти не было осадков. А высокие температуры воздуха достигавшие более 40 С0 с сильными ветрами, сопровождающие суховеями и пылью привело к тому что животные стали нуждаться в питьевой воде. Трава почти по всей территории высохла. Качество воды влияет на здоровье человека, количество заболеваний с образованием камней и т.д. увеличивается. Если раньше в основном операции по удалению камней проводилось для людей старше 40-45 лет, то данным статистике стали появляться они и у молодежи 25-35 лет.

Местное население используют воду из родников и скважин. На чабанских стоянках берут воду из скважин и колодцев. Так как в почве много находится солей, процесс засоления воды принимает чрезвычайный техногенный характер.

Основная часть. По территории республики протекает река Волга (длина ее в Калмыцкой части составляет около 11 км). Каспийское море по своей береговой линии в республике составляет более 150 км. Расстояния приближенные, так как они все время меняются в зависимости от климатических и других факторов.

Озера, малые реки, водохранилища и пруды в летнее время в большой части пересыхают. Приток воды для этих водоемов в основном приходится за счет сточных вод с Ергенинской возвышенности. Количества воды зависит от зимних параметров, т.е. наличия снега. Каждый год этот параметр разный. В 2021 году, снеговой покров в среднем по республике составлял 2-5 см. Но частые потепления в зимний период приводит к таянию снегов и вода часто уходит в почву. Состав почвенного слоя Калмыкии в минеральном аспекте сложен в основном осадочными породами, четвертичного периода. Они сложенные, песком (кварцем), глинами. А часто переходными составами: супесью и суглинками с прослоями солей, ангидритов и т.д.

Соль на водоемах часто в виде осадков образуют солевые месторождения в виде тонких до несколько сантиметров слоев соли, песка и глины. Добыча соли почти не выгодна производителям, так как запасы их ограничены. Централизованных специализированных организаций нет, есть только мелкие фирмы, которые добытую соль в основном меняют на картофель в Центральной России.

По данным бурения на углеводородное сырье на глубинах более 1 км были обнаружены толщи солей, которые сильно уплотнены. Толщина слоев достигает несколько десятком метров. Ее добыча на данное время не рентабельна.

Основные риски на водных объектах – это химический состав воды, которые не пригоден для питьевого водоснабжения. Есть несколько озер, лиманов которые используют в оздоровительных целях. Это основная проблема в Калмыкии. Для ее решения были предложены варианты опреснения воды. Государственных проектов по опреснению нет на данное время. А фермерским и чабанским хозяйствам это очень дорого.

Заключение, выводы. На основание выше сказанного можно констатировать факт сильной минерализации вод в Калмыкии. Это как подземные воды, так и поверхностные воды. Геохимию засоления воды от нижних слоев тектонических плит до верхней ее литосферной части надо рассматривать отдельно.

Вода с нижних слоев собирается в линзах в осадочном чехле. Далее проникая все выше и выше, она соединяется с верхнепаводковыми водами.

А сточные воды также засоляются, так как само содержание солей в почве большое, более 10 мг/л.

Для получения пресной, питьевой воды мы рекомендуем устанавливать малые очистные сооружения. Использовать при этом систему обратного осмоса и т.д. Для получения энергии предлагается использовать возобновляемые системы, например солнечные панели, ветрогенераторы или энергию биогаза.

Список литературы

  1. Дорджиев, А.Г., Скибин, Г.М., Сангаджиев, М.М., Дорджиев, А.А. Геоэкологический мониторинг подтопленных территорий г. Элисты. // Геология, география и глобальная энергия научно-технический журнал. 2012. № 1 (44). Астраханский государственный университет. Издательский дом «Астраханский университет» 2012. С. 110-114.
  2. Дрейк Ч., Шмит Л. Современные проблемы геодинамики: Пер. с англ. – М.: Мир, 1984. 280 с., ил.
  3. Кумеев, С.С., Дорджиев, А.Г.,Сангаджиев, М.М., Дорджиев, А.А. Характеристика фильтрации жидкости в слабопроницаемых грунтах на примере г. Элиста. // Геология, география и глобальная энергия -научно-технический журнал. 2012. № 4 (47). Астраханский государственный университет, Издательский дом «Астраханский университет». 2012. С. 223-230.
  4. Одум Ю. Экология. В 2-х томах. – М.: Мир, 1986. Т.1- 328с.; Т.2 – 376с.
  5. Оливер, К. Тектоника и рельеф: Пер. с англ. В.В. Седина. – М.: Недра, 1984, 460 с. – Пер.изд.: Великобритания, 1981.
  6. Рейтер, Ф., Кленгель, К., Пашек, Я. Инженерная геология: Пер. с нем. – М.: Недра, 1983, 528 с. – Пер.изд.: ГДР, 1978.
  7. Рид, Г., Уотсон, Дж. История Земли. Поздние стадии Земли: Пер. с англ. – Л.: Недра, 1981. 408 с. Пер. изд.: Великобритания, 1975.
  8. Сангаджиев, М.М. Геоэкологические последствия хозяйственной деятельности человека (на примере Республика Калмыкия) // Zbior raportow naukowych. “Wspjlczecna nauka. Nove perspektywy”. (30.01.2014-31.01.2014) – Warszava: Wydawca: Sp.z o.o “Diamond trading tour”, 2014. – Str 61-67.
  9. Сангаджиев, М.М. Особенности недропользования на территории Республики Калмыкия [текст] / М.М. Сангаджиев. – Элиста. Изд-во Калм.ун-та, 2015. 144 с.: ил. – ISBN 978-5-91458-157-9.
  10. Сангаджиев, М.М. Песок Калмыкии. // Антропогенная трансформация геопространства: история и современность [текст] материалы Всероссийской научно-практической конференции г. Волгоград, 28-29 апреля 2014 года / редкол.: С.Н. Конищев (отв.ред.) [и др.]; Федер.гос.авт.образоват.учреждение высш.проф.образования «Волгоград. Гос. Ун-т». – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2014. – 504 с. С.142-146.
  11. Сангаджиев, М.М., Бадрудинова, А.Н., Эрдниев, О.В., Арашаев, А.В. Фактор качества воды водных объектов Калмыкии и здоровье населения республики. // Сборник: Геология, география и глобальная энергия. 2016. №2 (61). С. 70-76.
  12. Сангаджиев, М. М., Леджинова, Д. В., Боваева, Г. Д., Рыжук, А. В., Даниленко, П. А. Безопасность жизнедеятельности: влияние природной среды на технологию растениеводства и почвоведение в Калмыкии. // Научно-аналитический журнал «Инновации и инвестиции» № 2, Москва, 2021. С. 213-216. ISSN 2307-180X.
  13. Сангаджиев, М.М., Хараева, Э.Я. Геологическое прошлое Каспия, Прикаспия и Калмыкии //Материалы Международного форума «Каспий-море дружбы и надежд», посвящ. 85-летию Дагестанского государственного университета (г. Махачкала, 11-15 октября 2016 г.) – Махачкала: Типография ИП, РД, 2016. – С.77-80.
  14. Сангаджиев, М.М., Хохлова, Л.И., Сератирова, В.В., Онкаев, В.А. Край миражей: очаги опустынивания в Яшкульском районе Республика Калмыкия. // Глобальный научный потенциал. Научно-практический журнал № 6 (39) 2014. С. 67-72.
  15. Сангаджиев, М.М., Цатхлангова, Э.А., Сангаджиева, С.А., Нураева, В.Е., Сангаджиева, А.А. Современное антропогенное воздействие на процессы опустынивания в Республике Калмыкия: экономический фактор // Научно аналитический журнал «Инновации и инвестиции» № 2. Москва, 2018. С. 144-148.
  16. Сангаджиев, М.М., Эрдниева, Г.Е., Эрдниев, О.В., Лиджиева, Н.С., Манджиева, А.И. Анализ климатических особенностей в Республике Калмыкия, Россия. // Open science 2.0: collection of scientific articles. Vol.3. Raleigh, North Carolina, USA: Open Science Publishing, 2017. pp. 98-106.
  17. Техносферная безопасность в ХХI веке. Сборник научных трудов магистрантов, аспирантов и молодых ученых. VI Всероссийская научно-практическая конференция / под редакцией проф. С.С. Тимофеевой. – Иркутск: Изд-во ИРНИТУ, 2016. 196 с.
  18. Уотсон, Дж. Геология и человек: Пер. с англ. – Л.: Недра, 1986. 184 с., ил. – Пер. изд.: Великобритания, 1983.
  19. Флинт, Р.Ф. История Земли: Пер. с англ. – Москва «Прогресс», 1 78. 360 с. Нью-Йорк, 1973.
  20. Харченко, В.М., Дорджиев, А.Г., Сангаджиев, М.М., Дорджиев, А.А. Инженерно-геологическое районирование территории Калмыкии [текс] / В.М. Харченко, А.Г. Дорджиев, М.М. Сангаджиев, А.А. Дорджиев. – Элиста: Изд-во Калм. ун-та, 2012. – 212 с.
  21. Шепард, Ф. Земля под морем: Пер. с англ. – М.: Изд-во «Мир». 1964. 256 с.
  22. Эрдниева, Г.Е., Дегтярев, К.С., Сангаджиев, М.М., Панченко, В.А. Обоснование использования солнечных модулей для подъема воды из скважин и колодцев на животноводческих стоянках в Калмыкии. // Инновации в сельском хозяйстве. Теоретический и научно-практический журнал, 2017. № 4 (25). С. 117 – 122.
  23. Sangadzhiev, M. M., Onkaev, V. A., Badrudinova, A. N., Germasheva, Y. S., Onkaev, A. V. Water Resources of Kalmykia: the Contemporary Aspect. // Journal of Environmental Management and Tourism, Volume VIII, Issue 5 (21) Fall 2017, edited by ASERS Publishing. 1024-1033.

References

  1. Dorjiev, A. G., Skibin, G. M., Sangadzhiev, M. M., Dorjiev, A. A. Geoecological monitoring of the flooded territories of Elista. // Geology, Geography and Global Energy scientific and technical journal. № 1 (44). Astrakhan State University. Publishing House “Astrakhan University” 2012. pp. 110-114.
  2. Drake Ch., Schmit L. Modern problems of geodynamics: Trans. from English-M.: Mir, 1984. 280 p., ill.
  3. Kumeyev, S. S., Dorjiev, A. G., Sangadzhiev, M. M., Dorjiev, A. A. Characteristics of liquid filtration in weakly permeable soils on the example of Elista. // Geology, Geography and Global Energy-scientific and technical journal. No. 4 (47). Astrakhan State University, Publishing House “Astrakhan University” 2012. pp. 223-230.
  4. Odum Yu. Ecology. In 2 volumes. – M.: Mir, 1986. Vol. 1 – 328 p.; Vol. 2 – page 376 p.
  5. Oliver, K. Tectonics and topography: Per. from English. V. V. Gray. – M.: Nedra, 1984, 460 p. – TRANS.ed.: UK, 1981.
  6. Reiter, F., Klengel, K., Pashek, Ya. Engineering geology: Trans. from German-M.: Nedra, 1983, 528 p. – Trans. ed.: GDR, 1978.
  7. Reed, G., Watson, J. History of the Earth. Late stages of the Earth: Trans. from English-L.: Nedra, 1981. 408 p. Trans. ed.: Great Britain, 1975.
  8. Sangadzhiev, M. M. Geoecological consequences of human economic activity (on the example of the Republic of Kalmykia) / / Zbior raportow naukowych. “Wspjlczecna nauka. Nove perspektywy”. (30.01.2014-31.01.2014) – Warszava: Wydawca: Sp.z o.o “Diamond trading tour”, 2014. – Str 61-67.
  9. Sangadzhiev, M. M. Features of subsoil use in the territory of the Republic of Kalmykia [text] / M. M. Sangadzhiev. – Elista. Kalm Publishing House.Un-ta, 2015. 144 p.: ill. – ISBN 978-5-91458-157-9.
  10. Sangadzhiev, M. M. Sand of Kalmykia. // Anthropogenic transformation of geospatial space: history and modernity [text] proceedings of the All-Russian Scientific and Practical Conference Volgograd, April 28-29, 2014 / ed.: S. N. Konishchev (ed.) [et al.]; Feder. gos. avt. obrazovat.institution of higher professional educationeducation ” Volgograd.State. Un-t”. – Volgograd: Publishing house of the Volga, 2014. – 504 p. pp. 142-146.
  11. Sangadzhiev, M. M., Badrudinova, A. N., Erdniev, O. V., Arashaev, A.V. Water quality factor of Kalmykia water bodies and health of the population of the republic. // Collection: Geology, Geography and Global Energy. No. 2 (61). pp. 70-76.
  12. Sangadzhiev, M. M., Lezhinova, D. V., Bovaeva, G. D., Ryzhuk, A.V., Danilenko, P. A. Life safety: the influence of the natural environment on crop production technology and soil science in Kalmykia. // Scientific and Analytical Journal “Innovations and Investments” No. 2, Moscow, 2021. pp. 213-216. ISSN 2307-180X.
  13. Sangadzhiev, M. M., Kharaeva, E. Ya. The geological past of the Caspian Sea, the Caspian Sea and Kalmykia //Materials of the International Forum “The Caspian Sea-the Sea of Friendship and Hope”, dedicated to The 85-th anniversary of the Dagestan state University (Makhachkala, 11-15 October 2016) – Makhachkala: Typography UI, RD, 2016. pp. 77-80.
  14. Sangadzhiev, M., Khokhlova, L. I., Senatorov, V. V., Onchev, VA land of mirages: the foci of desertification in Yashkul district, Republic of Kalmykia. // Global scientific potential. Scientific and Practical Journal No. 6 (39) 2014. pp. 67-72.
  15. Sangadzhiev, M. M., Takegawa, E. A., sangadzhieva, S. A., Nureeva, V. E., sangadzhieva, A. A. Modern human impact on the desertification in the Republic of Kalmykia: the economic factor // Scientific and analytical journal “Innovations and investments” № 2. Moscow, 2018. pp. 144-148.
  16. Sangadzhiev, M. M., Erdnieva, G. E., Erdniev, O. V., Ligava, N. C., Mandzhieva, A. I. Analysis of the climatic characteristics in the Republic of Kalmykia, Russia. // Open science 2.0: collection of scientific articles. 3. Raleigh, North Carolina, USA: Open Science Publishing, 2017. pp. 98-106.
  17. Technosphere security in the twenty-first century. Collection of scientific works of undergraduates, postgraduates and young scientists. VI All-Russian Scientific and practical Conference / edited by prof. S. S. Timofeeva. Irkutsk: IRNITU Publishing House, 2016. 196 p.
  18. Watson, George. Geology and man: Per. from English. – L.: Nedra, 1986. 184 p., Il. – Per. ed.: UK, 1983.
  19. Flint, R. F. The History Of The Earth: Per. from English. – Moscow, “Progress”, 1978. 360 p. new York, 1973.
  20. Kharchenko, V. M., Dorjiev, A. G., Sangadzhiev, M. M., Dorjiev, A. A. Engineering-geological zoning of the territory of Kalmykia [ tex] / V. M. Kharchenko, A. G. Dorjiev, M. M. Sangadzhiev, A. A. Dorjiev. – Elista: Kalm Publishing House. un-ta, 2012. 212 p.
  21. Shepard, F. The land under the sea: Per. s engl. – M.: Publishing house “Mir”. 1964. 256 p.
  22. Erdnieva, G. E., Degtyarev, K. S., Sangadzhiev, M. M., Panchenko, V. A. Justification of the use of solar modules for lifting water from wells and wells at livestock sites in Kalmykia. // Innovations in agriculture. Theoretical and scientific-practical journal, 2017. № 4 (25). S. 117 – 122.
  23. Sangadzhiev, M. M., Onkaev, V. A., Badrudinova, A. N., Germasheva, Y. S., Onkaev, A. V. Water Resources of Kalmykia: the Contemporary Aspect. // Journal of Environmental Management and Tourism, Volume VIII, Issue 5 (21) Fall 2017, edited by ASERS Publishing. 1024-1033.




Московский экономический журнал 3/2021

УДК 502.1 

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10138

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ОЦЕНКИ ВЛИЯНИЯ НА ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ БЛАГОУСТРОЙСТВА РЕКРЕАЦИОННОЙ ТЕРРИТОРИИ Г.ЕКАТЕРИНБУРГА – «ШАРТАШСКОГО ЛЕСНОГО ПАРКА»

THE MAIN RESULTS OF THE ENVIRONMENTAL IMPACT ASSESSMENT OF THE IMPROVEMENT OF THE RECREATIONAL TERRITORY OF YEKATERINBURG – ” SHARTASHSKY FOREST PARK»

Мезенина Ольга Борисовна, доктор экономических наук, доцент, заведующая кафедрой Землеустройство и кадастры, Уральский государственный лесотехнический университет, г. Екатеринбург

Масленникова Светлана Федоровна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры Туристического бизнеса и гостеприимства, Уральский государственный экономический университет, г. Екатеринбург

Mezenina Olga B., mob.61@mail.ru

Maslennikova Svetlana F., svetlana.maslennickova2018@yandex.ru 

Аннотация. В данной статье мы представили выводы исследования воздействия некоторых процессов благоустройства и реконструкции лесного парка, который для Екатеринбурга значим как рекреационная территория для горожан.  Данные проведенного анализа осуществленного проекта по изменению облика парка показали практически безущербный результат для окружающей среды.  Внешнее благоустройство территории, малые архитектурные формы, парковые сооружения, элементы наглядной агитации устарели физически и мораль­но. Назрела необходимость в реорганизации паркового пространства на базе современных требований путем реконструкции сложивших­ся объектов. Но напомним, что один из принципов организации городского лесного парка: все мероприятия, проводимые в нем, непременно должны быть связаны с его природной основой и при комплексном подходе к изучению территории реконструируемого парка. 

Summary. In this article, we present the findings of a study of the impact of some processes of improvement and reconstruction of the city park, which is important for Yekaterinburg as a recreational area for citizens. The data of the analysis of the implemented project to change the appearance of the park showed an almost non-significant result for the environment. External landscaping of the territory, small architectural forms, park structures, elements of visual agitation are outdated physically and morally. There is a need to reorganize the park space on the basis of modern requirements by reconstructing existing facilities. But we remind you that one of the principles of the organization of the urban forest park: all activities carried out in it must necessarily be associated with its natural basis and with a comprehensive approach to the study of the territory of the reconstructed park.

Ключевые слова: процессы благоустройства и реконструкции лесного парка, оценка воздействия на окружающую среду в отношении планируемой хозяйственной и иной деятельности.

Key words: processes of improvement and reconstruction of the forest park, environmental impact assessment in relation to planned economic and other activities. 

Согласимся с фактом, что не все жители города могут себе позволить посещение дорогостоящих спортивных центров, а мнения многих ученых сводятся к тому, что самым лучшим оздоровлением населения  являются прогулки и занятия спортом на свежем воздухе.

В связи с этим за последние десятилетия происходит реконструкция и благоустройство парков и лесопарков для полноценного отдыха населения, а также постройка новых объектов на «зеленых» участках территорий городов. Но при проведении данных работ может возникнуть конфликт интересов человека и природы, что может привести к деградации окружающей среды, и как следствие к исчезновению «зеленых островков», следовательно, из-за нехватки природных ресурсов для человека в шаговой доступности  будет увеличено количество стрессов и заболеваемости у городского населения, особенно это будет касаться городов миллионников и городов с развитой сетью промышленных предприятий.

Немного истории. Шарташский лесной парк, памятники природы областного значения “Шарташские каменные палатки” и “Озеро Шарташ” составляют уникальный природный и историко-культурный комплекс.

Исследователи установили, что озеро Шарташ образовалось около 1 миллиона лет тому назад. На территории лесного парка расположено несколько интересных для туристов и исследователей достопримечательностей. К примеру, древний жертвенник и 9 объектов археологического наследия. А в 2012 году на берегу Шарташа, около лодочной станции, были обнаружены следы поселения эпохи неолита (рис. 1) [1].

Для проведения оценки воздействия на окружающую среду нам следует ответить на следующие вопросы:

  • повлияет  ли      намечаемая    деятельность    на      состояние компонентов окружающей среды?
  • затрагивает ли изменение окружающей среды общественные интересы?

В нашей статье представим результаты исследования  реконструкции в части работы строительных машин и механизмов и размещения стоянки  для их временного хранения.

Оценка воздействия на атмосферный воздух [2]

В период проведения работ по благоустройству парка атмосферный воздух подвергнется негативному воздействию. Основные виды работ, которые сопровождаются выбросами загрязняющих веществ в процессе благоустройства следующие:

  • выемочно-погрузочные работы;
  • работа машин и механизмов при производстве работ;
  • устройство асфальтобетонного основания площадок;
  • сварочные работы;
  • работа ДЭС.

Всего в период работ по благоустройству парка в атмосферный воздух выделялись 13 загрязняющих веществ.

Процесс благоустройства носит временный характер и по окончании его вредное воздействие на атмосферный воздух прекратится.

На рисунке 2 приведены максимальные значения приземных концентраций загрязняющих веществ, создаваемые выбросами на границе ООПТ при проведении строительных работ на объекте [2,3].

Для уменьшения количества выбросов загрязняющих веществ в атмосферу в ходе производства работ по благоустройству рекомендованы следующие организационно-технические мероприятия:

  • остановка работы двигателей автомобилей и дорожно- строительной техники на время простоев;
  • проведение контроля топливной системы механизмов, а также системы регулировки подачи топлива, для удержания значений выбросов загрязняющих веществ от автотранспорта в расчетных пределах;
  • исключение использования оборудования, выбросы которого значительно превышают нормативно-допустимые;
  • размещение на участке благоустройства только требуемого оборудования для выполнения определенной текущей технологической операции;
  • применение в процессе производства работ веществ и строительных материалов, имеющих сертификаты соответствия нормам и стандартам России;
  • использование при благоустройству материалов и веществ, не выделяющих в атмосферу токсичные и канцерогенные вещества, неприятные запахи и т.д.;
  • увлажнение доставляемых сыпучих материалов, накрытие пологом;
  • проведение постоянного контроля за соблюдением технологических процессов с целью обеспечения минимальных выбросов загрязняющих веществ;
  • исключение разведения костров и сжигание в них любых видов материалов и отходов.

Оценка воздействия физических факторов

Воздействие на воздушный бассейн в результате реализации намечаемой деятельности будет складываться, в том числе, и из шумового воздействия на этот элемент окружающей среды (рис.3).

В процессе проведения строительных работ одновременно на узких производственных участках будет находиться до 2 единиц строительной техники.

Результаты расчета показали, что в период благоустройства расчетный уровень шума на территории ООПТ останется на уровне существующего и не будет превышать установленные нормы для территории зон отдыха.

В соответствии с российскими нормативами, на территории предприятий допустимый эквивалентный уровень шума в рабочей зоне составляет 80 дБА [4]. Необходимо отметить, что кабины дорожных машин выполнены в соответствии с государственными стандартами и уровень шума в кабине водителя, при управлении данной машиной с закрытой кабине не должен превышать установленного санитарного норматива 80 дБА, что проверятся при испытаниях выпускаемых заводом машин. Как видно результатов расчета, шумового загрязнения выше 80 дБА в период благоустройства не ожидается и, следовательно, каких-либо мероприятий по защите рабочих от сверхнормативного шума не требуется.

Оценка воздействия на водные объекты и водные биоресурсы

С позиций охраны водных ресурсов в районе проектируемых работ оцениваем возможность загрязнения поверхностных и грунтовых вод сточными водами с проектируемых объектов благоустройства.

При производстве работ по благоустройству в пределах водоохраной/рыбоохранной зоны, прибрежно-защитной полосы производился комплекс мероприятий в соответствии с требованиями  Водного кодекса РФ и СанПиН 2.1.5.980-00 Гигиенические требования к охране поверхностных вод, при соблюдении которых негативное воздействие сведено к минимальному:

  • вынос за пределы водоохраной зоны объектов, запрещенных к размещению, в соответствии с требованиями (стоянка автотранспортных средств и площадки для складирования отходов) [5];
  • для нужд работников строительной организации предусмотрена установка биотуалетов с герметичными  емкостями за пределами водоохраной зоны и прибрежной защитной полосы;
  • размещение территории заправки (заправка строительной техники осуществляется на стационарных АЗС) и стоянки строительной техники (хранение строительной техники на период проведения работ будет осуществляться на специально оборудованных гидроизолированных площадках за пределами водоохраной зоны;
  • размещение строительной площадки на существующей автомобильной стоянке, вне водоохраной зоны, имеющих асфальтобетонное покрытие и огороженных бортовым камнем, и устройство организованного сбора поверхностных вод со строительной площадки с последующим вывозом спецавтотранспортом на очистные сооружения;
  • по окончании благоустройства строительная площадка немедленно освобождается от размещенных на ней сооружений;
  • строгое соблюдение правил техники безопасности при эксплуатации автотранспортных средств.

Также следует отметить, что процесс благоустройства носит временный характер, и по его окончании, вредное воздействие на окружающую среду прекратится.  В период эксплуатации воздействия на поверхностные воды не ожидается.

Оценка воздействия на подземные воды

Проектируемый объект расположен вне зон санитарной охраны 1 и 2 поясов ЗСО источников питьевого водоснабжения и вне границ месторождений подземных вод.

В период благоустройства выполнены следующие мероприятия по охране гидрогеологической среды:

  • применение строительных материалов, имеющих гигиенические сертификаты о безопасности для окружающей среды;
  • заправка автомобилей и строительной техники на стационарных АЗС;
  • размещение отходов, образующихся в период проведения работ по благоустройству на площадках, имеющих водонепроницаемое покрытие.     

Принятые мероприятия обеспечивают исключение загрязнения грунтовых вод. Воздействие на подземные воды практически исключено.

Оценка воздействия на почвы и земельные ресурсы

Категория земель расположения парка  – земли населённых пунктов.

Работы по благоустройству Шарташского лесного парка ведутся на общей площади 12,7636га, в том числе площадь тропиночной сети составляет 9,6056га, площадь земельных участков, предназначенных под реконструкцию спортивных и детских площадок – 3,158га. По результатам инженерных изысканий предусмотрена замена грунта площадок с перекрытием слоем чистого грунта не менее 0,5 м [2].

Стоянка строительных машин и механизмов в пределах территории лесного парка исключена. Строительные материалы, транспортируемые на объект, сразу же используются «в дело» без промежуточного складирования.

С целью исключения развития эрозионных процессов, минимизации негативного воздействия на земельные ресурсы и почвенный покров, загрязнения территории и почвенного покрова выполнен ряд организационных и специальных мероприятий:

  • все строительно-монтажные работы выполняются строго в границах территории проведения работ по благоустройству;
  • устройство строительных площадок на существующих автомобильных парковках с асфальтобетонным покрытием;
  • мероприятия по обращению с отходами (установка контейнеров на площадках с твердым покрытием и своевременный вывоз отходов);
  • осуществление заправки строительной техники на стационарных АЗС;
  • строгое соблюдение правил техники безопасности при эксплуатации автотранспортных средств.

Таким образом, обязательное выполнение установленных проектной документацией последовательности и технологии работ, соблюдении требований при производстве работ воздействие на земельные ресурсы и почвенный покров в период благоустройства, будет носить локальный характер, который определяется границами территории, выделяемой под благоустройство, и не повлечет за собой значительных негативных изменений.

Оценка воздействия на растительный мир

Проектируемый участок расположен в г. Екатеринбурге, в Верх- Исетском лесничестве, Лесопарковом участковом лесничестве. Лесистость муниципального района – 28,4%. На территории Шарташского лесопарка досрочно завершены санитарно-оздоровительные мероприятия – на площади 152 гектара были предварительно обследованы лесопатологами и удалены аварийные деревья [2].

Основными загрязняющими веществами, выделяющимися  в окружающую среду при строительных работах, являлись диоксид и оксид азота, оксид углерода, оксиды железа и марганца, углеводороды различного состава и другие.

Следует отметить, что строительная техника будет максимально рассредоточена по участку работ, осуществляя последовательные операции. Характер ее работы будет определяться спецификой проведения строительных работ. Все эти факторы будут обеспечивать хорошие условия для рассеивания содержащихся в выбросах загрязняющих веществ.

В связи с этим, опасного воздействия на состояние растительности района проведения работ не прогнозируется.

Оценка воздействия на животный мир

В период благоустройства для снижения негативного воздействия на животный мир были выполнены следующие комплексные меры:

  • постоянный визуальный и инструментальный контроль технологических процессов, с целью исключения аварийных ситуаций, связанных с загрязнением воздуха, поверхности почв;
  • сокращение одновременного работающих строительных механизмов на узких производственных участках, оснащение вращающихся частей оборудования защитными кожухами, ослабляющими шум, что снизит фактор беспокойства животных;
  • установка ограждений, ограничивающих доступ животных на технологические площадки.

В период эксплуатации объектов благоустройства в целях предотвращения гибели мелкой фауны в придорожной полосе запрещено выжигание растительности на прилегающей к объектам территории, а также расчистка территории элементов благоустройства от древесно- кустарниковой растительности в периоды размножения объектов животного мира (весенний период).

При условии реализации вышеуказанных природоохранных мероприятий, значительного ущерба животному миру нанесено не будет [2].

Оценка       воздействия       отходов     объекта     на      состояние окружающей среды

Временное накопление отходов в период благоустройства производился на специально оборудованных площадках с защитой от ветра и атмосферных осадков.

Отходы, образующиеся во время строительно-монтажных и дорожных работ рассматриваемого объекта не относятся к высокотоксичным. Основная масса образующихся отходов – твердые, нелетучие и не растворимые в воде, не обладающие опасными свойствами и не реакционно- способные в условиях хранения (табл.1).

Оценка воздействия на социальную среду

Проектируемые элементы входят в состав первоочередных работ по благоустройству  территории  Шарташского  лесного  парка,  который должен  стать   центром   семейного   отдыха и пропаганды   здорового образа жизни  с  созданием  необходимой  инфраструктуры  и  благоприятных условий для оздоровления и занятий спортом (рис.3,4). Благоустройство Шарташского лесного парка осуществляется последовательно, но завершить в 2020 году из-за пандемии не получилось, сроки немного сдвинулись.

Исследуемый проект реконструкции лесопарка уникален по своим функциям. В нем сохраняется естественная среда и в нее внедряют «рекреационные островки» для увеличения интереса граждан к оздоровлению и проведению своего свободного времени на природе.

Вывод исследования: реконструкция, которая должна обеспечивать создание здоровых, безопасных и комфортных условия отдыха горожан в парках с учетом конкретной градостроительной и природно – ландшафтной ситуации, в нашем случае состоялась при относительно положительном эколого-экономическом эффекте.

Литература

  1. Особо охраняемые природные территории Свердловской области: мониторинг состояния природной среды: [монография] / И. А. Кузнецова, М. Г. Головатин, А. В. Гилев и др. ; отв. ред. И. А. Кузнецова. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2015. – 189 с.
  2. Заключение экспертной комиссии государственной экологической экспертизы материалов проектной документации «Благоустройство Шарташского лесного парка» – г. Екатеринбург, 2018г – 27с.
  3. Российская Федерация. Закон. Об охране окружающей среды : Закон Российской Федерации от 10.01.2002 № 7-ФЗ (Ст. 1 с изм. и допол. в ред. от 27.12.2019). – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»
  4. Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС) //Федеральная служба по надзору в сфере природопользования РОСПРИРОДНАДЗОР : официальный сайт. – 2004. − URL: http://www.fcao.ru/services/service-eco-proektirovanie/service-obos
  5. Проектная документация «Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС)» – г. Екатеринбург, 2018г.- 186с.




Московский экономический журнал 2/2021

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10110

Анализ комплекса мер международной комиссии АНТКОМ для обеспечения сохранности и управления запасами антарктического криля 

Analysis of the package of measures of the International Commission of CCAMLR to ensure the conservation and management of Antarctic krill stocks

Благодуров И.С., ФГБОУ ВО «Калининградский государственный технический университет», Калининград, Россия, e-mail: ilya.blagodurov@klgtu.ru 

Blagodurov I.S., Kaliningrad State Technical University, Kaliningrad, Russia, e-mail: ilya.blagodurov@klgtu.ru

Аннотация. Антарктический криль (Euphausia superba) является ключевым биологическим ресурсом в Антарктике, поскольку выступает основным источником пищи для рыб, китов, тюленей, летающих птиц, пингвинов и головоногих моллюсков. Высокая концентрация этого вида ракообразных и его возможное использование как источника пищи для людей и животных, а также производства промышленных, фармацевтических и диетических продуктов – вызывают интерес к этому ресурсу. Актуальность этого интереса мотивировала внедрение административных мер и международных правил для промысла криля, которые рассматриваются в данной работе.

Крилевыми запасами управляет Комиссия по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ), международная организация, входящая в Систему Договора об Антарктике со штаб-квартирой в Хобарте, Австралия. Эта Комиссия стремится к сохранению морской флоры и фауны Антарктики, уделяя особое внимание исследованию и мониторингу промысла криля и его взаимодействиями с другими видами на фоне растущего интереса к его использованию.

В этой работе представлены результаты, связанные с регулированием промысла антарктического криля, выявлены позитивные и негативные  стороны современного управления запасами антарктического криля,  предложены возможные пути решения некоторых вопросов управления.

Summary. Antarctic krill (Euphausia superba) is a key biological resource in Antarctica as it is the main food source for fish, whales, seals, flying birds, penguins and cephalopods. The high concentration of this crustacean species and its possible use as a source of food for humans and animals, as well as for the production of industrial, pharmaceutical and dietary products – arouses interest in this resource. The relevance of this interest has motivated the introduction of administrative measures and international rules for the krill fishery, which are discussed in this paper.

Krill stocks are administered by the Commission for the Conservation of Antarctic Marine Living Resources (CCAMLR), an international organization within the Antarctic Treaty System headquartered in Hobart, Australia. This Commission is committed to the conservation of Antarctic marine life with a focus on research and monitoring of the krill fishery and its interactions with other species, amid growing interest in its use.

This paper presents the results related to the regulation of the Antarctic krill fishery, identifies the positive and negative aspects of modern management of Antarctic krill stocks, and suggests possible ways of solving some management issues.

Ключевые слова: Антарктика, международная комиссия АНТКОМ,  Антарктический криль (Euphausia superba), экологический подход, промысел, меры по сохранению.

Key words: Antarctica, CCAMLR International Commission, Antarctic krill (Euphausia superba), ecological approach, fishery, conservation measures.

Введение

Изначально промысел криля проводился в поисковых целях в 1961-1962 гг., улов был незначительным, менее 500 т., и осуществлялся в основном судами СССР [12]. База данных АНТКОМ содержит данные об уловах криля, начиная с 1973 г. (Секретариат АНТКОМ).

Начиная с 1977 г. вылов криля увеличивался, превышая 100 000 т. в год, достигнув в 1986 г. максимального значения 425 867 т. После 1993 г. показатели вылова резко снизились, сохраняя значения от 80 800 до 156 000 т / год до 2012 г. (АНТКОМ, Статистический бюллетень). По состоянию на 2010 г. наблюдался постепенный рост вылова антарктического криля, который в 2019 г. достиг 390,135 т [6], и этот объем может увеличиться в ближайшие годы.

Только некоторыми странами осуществлялся промысел, из которых постоянными являются Чили, Китай, Япония, Республика Корея, Польша, Украина, СССР и Российская Федерация, хотя это постоянство со временем менялось. За период наибольших выгрузок (1980-1992 гг.) наибольший вылов зарегистрировали суда СССР и Японии;  а с 1987 по 1992 год суда СССР были заменены судами, зафрахтованными Российской Федерацией, Япония же оставалась самой важной страной в области промысла криля. Данные вылова с 2000 по 2009 год показывают, что Япония, Республика Корея, Норвегия, Украина и Польша стали основными странами, ведущими промысел. Важно отметить, что в 2005 г. японские суда были выведены из данного промысла, и наоборот, суда Норвегии вошли в этот промысел, что быстро сделало ее ведущей страной по добыче этого ресурса, на которую приходилось около 50% общего улова. На период 2019-2020 гг. выловом криля занимаются суда Чили (1), Китая (4), Республики Корея (3), Норвегии (4) и Украины (1) (Секретариат АНТКОМ).

Суда, работающие на этом промысле, используют традиционные и разноглубинные тралы [5]. Однако на норвежских судах применялось траление, при котором криль непрерывно перекачивается из кутка трала на палубу судна [7].

При изначальном исследовании криля как ресурса было много споров о величине его биомассы, ее оценке препятствуют различные факторы, учитывающие обширность среды обитания в Антарктиде, сезонную численность, движение вод, которые их переносят, климат. Начиная с 1970 года было собрано множество данных с международных станций (синоптических, метеорологических и др.), для оценки численности этого вида, таких, как: FIBEX 1981; БИОМАССА-1981; SIBEX 1984-85; АНТКОМ 2000; Южный океан GLOBEC 2001-2005; AMLR США 2011; Палмер ЛТЕР. Наиболее достоверные исследования по оценке биомассы криля соответствовали съемкам криля АНТКОМ-2000, основанных на гидроакустических исследованиях с использованием четырех судов и охвативших площадь примерно 2 × 106 км2; результаты определили общую биомассу около 60,3 млн. т. вместе взятых в подрайонах 48.1, 48.2, 48.3 и 48.4 [8].

На основании этого исследования в качестве меры защиты было установлено максимальное ограничение на вылов криля, что составило около 5,61 млн. т. за сезон (CCAMLR, 2010). Это ограничение на вылов было основано на биомассе, ранее указанной с коэффициентом вариации съемки (CV) 12,8%, и части популяции, обозначенной как γ (гамма), оцененной с использованием обобщенной модели вылова (GY-модель) 0,093 (АНТКОМ, 2017а, б; АНТКОМ, 2018a). Однако, учитывая ключевую роль этого вида в экосистеме Антарктики, в качестве меры предосторожности был установлен максимум 620 000 т. от общего годового вылова (примерно 1% от оценочной неэксплуатируемой биомассы), как пороговый уровень вылова. Максимальный зарегистрированный годовой уровень вылова в 390 135 т. в 2019 г. составляет примерно 0,62% общей оценочной биомассы криля. В настоящее время промысел не использует общий пороговый уровень и по этой причине считается предохранительным и устойчивым [8].

Кроме того, чтобы избежать скопления судов в одном районе 48 (48.1 – Южные Шетландские острова; 48.2 – Южные Оркнейские острова; 48.3 – Южная Георгия; 48.4 – Южные Сандвичевы острова; 48.5 – море Уэдделла; 48.6 – о. Буве), пороговый уровень для вылова E. superba для назначенных подрайонов может быть не более следующих процентов от максимального годового вылова (620 000 т.): 25% из Подрайона 48.1, 45% из Подрайона 48.2, 45% из Подрайона 48.3 и 15% из Подрайона 48.4 (АНТКОМ, Мера по сохранению 51-07, см. табл. 1).

Для обновления распределения ресурсов криля в нынешних промысловых зонах, южным летом 2019 года в Районе 48 была проведена крупномасштабная съемка, которую координировали норвежские ученые с участием международных партнеров и научные рабочие группы АНТКОМ (Маколей и др., 2019). Используемый план и протокол отбора проб были аналогичны тем, которые использовались в съемке АНТКОМ-2000, для того чтобы можно было сравнить полученные результаты, с результатами полученными ранее [10], [11]. В исследовании участвовали совместные рыболовные суда Ассоциации ответственных объединенных компаний по вылову криля (Чили, Китай, Республика Корея и Норвегия, Украина, Норвегия, Великобритания). Оценка биомассы криля по данным Международной крупномасштабной синоптической съемки криля в Районе 48 составила 62,6 миллиона тонн с коэффициентом вариации (CV) 13% (АНТКОМ, 2019).

Меры по сохранению

С момента вступления в силу АНТКОМ (1982 г.) эта организация была особенно озабочена регулированием промысла криля, учитывая его важность в трофической сети Антарктики и тот факт, что криль является одним из основных ресурсов, добываемых на континенте, с использованием  «экосистемного подхода» [1]. Суть «экосистемного подхода» к управлению можно найти в Статье II Конвенции, в которой цели управления изложены в следующих общих чертах:

  1. Основной целью настоящей Конвенции является сохранение морских живых ресурсов Антарктики.
  2. Для достижения целей настоящей Конвенции термин «сохранение» означает рациональное использование.
  3. Любая промысловая и связанная с ней деятельность в районе, к которому применяется настоящая Конвенция, должна проводиться в соответствии с положениями настоящей Конвенции и со следующими принципами сохранения:

а) предотвращение снижения численности популяций, подвергающихся вылову, ниже установленного уровня;

 б) поддержание экологических отношений между вылавливаемыми, зависимыми и связанными популяциями морских живых ресурсов Антарктики и восстановление истощенных популяций до установленного уровня;  

в) предотвращение изменений или минимизация риска изменений в морской экосистеме, которые потенциально необратимы в течение двух или трех десятилетий, принимая во внимание состояние имеющихся знаний о прямом и косвенном воздействии промысла, влияние на миграцию других видов, влияние деятельности на морскую экосистему и последствий изменений окружающей среды с целью обеспечения сохранения морских ресурсов Антарктики.

При ежегодных собраниях организации АНТКОМ (ноябрь 2019 г.) [2] текущие меры по сохранению пересматриваются и обновляются, чтобы затем применяться к следующему промысловому сезону. Эти меры в основном соответствуют регулированию максимального вылова по подрайонам, уменьшению возможных случайных выловов птиц и млекопитающих, защите окружающей среды, регулированию мер по эксплуатации судов и наличию обязательных научных наблюдателей на борту судов (см. Таблицу 1).

Как видно из таблицы, «меры по сохранению» можно разделить на группы. Первая группа – сведение к минимуму побочной смертности, содержащая две меры и резолюцию (носит рекомендательный характер), предписывающие, как должен проводиться промысел, не становясь виновником случайной гибели морских птиц и животных, особенно тех, которые находятся на грани исчезновения.

Вторая группа относится к исследованиям и экспериментам. Представленные меры этой группы определяют порядок организации исследований в Антарктике, содержащие требования подготовки к исследованию, оборудованию, которое применяют при данных исследованиях, процедуре предоставления данных и результатов исследования.

Следующая группа мер относится непосредственно к крилю. Эта группа содержит шесть мер по сохранению, устанавливающих ограничения на прилов в разных регионах Антарктики, порядок проведения поисковых промыслов и научных наблюдений. Для каждого участка определяется пороговый уровень вылова криля за сезон. Считается, что промысел на данном пороговом уровне не приносит вреда окружающей среде.

Параллельно с этим АНТКОМ изучает создание нескольких охраняемых морских районов (МОР) в антарктическом регионе, большинство из которых находится в районах, где в настоящее время ведется промысел криля, чтобы способствовать его защите [3]. Примерами таких МОР являются уже два установленных: первый на южном шельфе Южных Оркнейских островов (меры АНТКОМ по сохранению 91-03 / 2012) и второй в море Росса (Меры АНТКОМ по сохранению 91-05 / 2016), предлагаются и другие в восточной части Антарктиды, в море Уэдделла (области 3 и 4) в районе Антарктического полуострова (область 1) (АНТКОМ, 2019)[9].

В то время, как возможное создание морских охраняемых территорий МОР находится на стадии анализа, Ассоциация ответственных компаний по сбору криля (ARK), сформированная ведущими компаниями, эксплуатирующими этот ресурс, заключила добровольное соглашение, в котором говорится, что с 1 января 2019 года они ограничат добычу,  с октября по март на расстоянии более 40 км. от побережья в районах размножения пингвинов на Антарктическом полуострове, Южных Шетландских островах и проливе Жерлаш (ARK, 2018)[4].

Проведя анализ действующих соглашений и принятых мер АНТКОМ по охране Антарктики, можно выделить позитивные и негативные стороны правовых предложений АНТКОМ.

К позитивным предложениям можно отнести:

  • защиту биоресурсов Антарктиды с утвержденным статусом материка и прилежащих территорий, при этом использование ресурсов региона только в мирных целях для научных открытий;
  • деятельность человека, основанная на принципах, которая  не несет  за собой негативные изменения в жизненном цикле, месте обитания, численности, активности живых организмов и целостности экосистемы в целом;
  • регулируемый промысел криля с утвержденными уровнями вылова и организацией научных наблюдений на рыболовных судах;
  • каждый проводимый промысел ограничен правилами, согласно которым наносится наименьший вред экосистеме;
  • ведется обсуждение создания новых морских охраняемых районов.

Негативные стороны:

  • биологические разведки до сих пор проблематичны, нет четких соглашений для проведения определенных исследований;
  • невозможность в полной мере эффективно регулировать промысел криля из-за недостатка данных;
  • долгие споры и дискуссии о создании МОР;
  • мало возможностей ведения экспериментального промысла в научно-исследовательских целях.

На сегодняшний день крилевый промысел при правильном подходе к его управлению в зоне АНТКОМ может быть рентабелен, выросший в последние годы на 130 тыс. т. промысел еще раз подтверждает высокий спрос на продукцию из криля на мировом рынке.

В поиске возможных путей решения перечисленных проблемных вопросов можно предложить:

  1. Более подробное урегулирование биологических исследований (которые менее всего воздействуют на окружающую среду) в коммерческих целях на официальном уровне. Вносить поправки, которые будут обязывать полученные изначальные данные публиковать в свободном доступе, обмениваться результатами разномасштабных биологических разведок. Такие меры могут уменьшить влияние агрессивных биологических разведок на популяцию криля.
  2. Ввод новых способов получения данных о распространении и численности криля (как, например, безопасный беспилотный подводный аппарат с детекторами).
  3. Состав соглашения о создании новых морских охраняемых районов МОР.
  4. Активное участие и право России в Конвенции по сохранению морских живых ресурсов Антарктик на уровне международного сотрудничества для изучения и рационального использования биоресурсов Южного океана.

Заключение

Сегодня существует острая необходимость в глобальных действиях по выработке требований глобального контроля за рыболовными операциями для обеспечения экологической устойчивости океана. На пути решения охраны биоресурсов в Антарктике есть много проблем, но среди них нет ни одной неразрешимой. Антарктика не принадлежит определенному государству, она принадлежит человечеству. То, что происходит в Антарктике с сохранением биоразнообразия и климатической системы, влияет на всех нас в положительном или отрицательном направлении.

Список литературы

  1. Кухарев Н.Н., Корзун Ю.В., Жук Н.Н. Об экосистемном подходе АНТКОМ к управлению промыслом антарктического криля (обзор) // Труды Южного научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии. 2017. Т. 54. No – 2. С. 34 – 66.
  2. Меры по сохранению.https://www.ccamlr.org/ru/conservation-and-management/conservation-measures.
  3. Михневич А.В.,  Лебедева  М.А.  Международно – правовой  статус. Предложения Российской Федерации по регламентированию единых критериев установления МОР в зоне Конвенции.
  4. ARK www.ark-krill.org/. Accessed Feb 2015 (дата обращения 01.02.2021).
  5. Boopendranath M.R., Nair M.K.R., Anrose A. Harvesting of Antarctic krill. Symposium on Indian Ocean Marine Living Resources (IndoMLR), 2-3 December 2010 Cochin, 11 pp.
  6. Commission for the Conservation of Antarctic Marine Living Resources (CCAMLR). 2019. Report of the thirty-eighth meeting of the Commission (Hobart, Australia, 21 October to 1 November 2019. CCAMLR, Hobart, 107 pp.
  7. Davis, M., Clark, J.M. & Peatman, T. 2009. A descriptive review of the trawl systems used in the Antarctic krill fishery. CCAMLR, TASO-09/5: 14 pp.
  8. Hill S.L., Atkinson A., Darby C., Fielding S., Krafft, B.A., Godo, O.R., Skaret, G., Trathan, P.N. & Watkins, J.L. 2016. Is current management of the Antarctic krill fishery in the Atlantic sector of the Southern Ocean precautionary? CCAMLR Science, 23: 31-51.
  9. https://www.ccamlr.org/ru/ccamlr-xxxiii (дата обращения 03.02.2021).
  10. Knutsen, T., Krafft, B.A., Renner, A., Skaret, G., Macaulay, G.J. & Bergstad, O.A. Protocols for trawl sampling, recording of biological data, and hydrography for the 2019 International Synoptic Krill Survey in Area 48. CCAMLR, WG-EMM-18/23: 17 pp.
  11. Krafft B.A., Lowthe A., Macaulay G., Chierici M., Biuw M., Renner A., Klevjer T.A., Qyerhamn R., Cárdenas C.A., ArataJ., Makhado A., Reiss C., Bergstad O.A. 2018b. Development of methods relevant to feedback management (FBM) for the krill fishery. CCAMLR, WG-EMM-18/08: 16 pp.
  12. Nicol S., Endo Y. Krill fisheries of the world. FAO Fishery Technical Paper, 367: 1997. 100 pp.




Московский экономический журнал 1/2021

УДК 330.42 

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10030

ОЦЕНИВАНИЕ ПАРАМЕТРОВ МАТЕМАТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ ЭКОНОМИКО-ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАДАЧИ МЕТОДОМ МОДУЛИРУЮЩИХ ФУНКЦИЙ 

ESTIMATION OF PARAMETERS OF A MATHEMATICAL MODEL OF ECONOMIC AND ECOLOGICAL PROBLEM BY THE METHOD ОF MODULATING FUNCTIONS

Воробьева Елена Юрьевна, старший преподаватель, Пермский национальный исследовательский политехнческий университет, г. Пермь

Пепеляева Татьяна Федоровна, кандидат технических наук, доцент, Пермский национальный исследовательский политехнический университет, г. Пермь

Иванкин Валерий Юрьевич, кандидат технических наук, доцент, Пермский национальный исследовательский политехнический университет, г. Пермь 

Vorobeva E.U., lena-vorobey@yandex.ru

Pepelyaeva T.F., tania4072@gmail.com

Ivankin V.U., sweet4072@gmail.com 

Аннотация. В статье реализован метод численной оценки параметров математической модели загрязнения сточных вод при добыче полезных ископаемых на территории Российской Федерации. Оценка производилась по методу скользящих модулирующих функций. На основе полученных результатов сделан прогноз на следующий период времени.

Summary. The article implements the method of numerical estimation of the parameters of the mathematical model of wastewater pollution during mining in the territory of the Russian Federation. The estimation was performed using the method of sliding modulating functions. Based on the results obtained, a forecast is made for the next time period.

Ключевые слова: задача вариационного исчисления, экология, объемы загрязнения, параметры модели, метод модулирующих функций.

Keywords: the problem of calculus of variations, ecology, pollution volumes, model parameters, the method of modulating functions.

При моделировании различных экономико-экологических процессов вид математической модели может быть известен заранее. Чтобы идентифицировать известную модель и дать оценку ее параметрам, необходимо решить «обратную» задачу, используя конкретные экспериментальные данные исследуемого процесса.  Такие задачи хорошо известны и играют важную роль в различных областях науки. Оценка неизвестных параметров считается задачей идентификации в узком смысле слова [1].

В предыдущих публикациях [2,3] нами была построена математическая модель (1-3)  загрязнения окружающей среды на основе производственной функции Кобба-Дугласа, произведен анализ зависимости капитала и объема загрязнения от доли средств, выделяемых предприятиями на очистные сооружения, и предложены рекомендации по оптимальным вложениям средств на очистные сооружения.

Модель (1-3) загрязнения сточных вод при добыче полезных ископаемых описывает зависимость объемов потребления, капитала  и загрязнения [4,5,6].

где α, β – доли выпуска,  предназначенные для потребления и уменьшения загрязнения соответственно (0 ⩽ α ⩽1, 0⩽ β⩽1, α+β⩽1);

є – доля объема загрязнения от выпуска; 

μ – темп амортизации;

γ – естественная убыль отходов в каждый момент времени;

δ – годовой темп прироста числа занятых в производственной деятельности;

F(K,L)=a0×Ka1×La2 – производственная функция Кобба-Дугласа; параметр a0 – коэффициент нейтрального технического процесса, a1 и a2  коэффициенты эластичности объема производства по затратам капитала и ресурса труда соответственно;

K=R(t), P=(Pt), L=L(t) – объемы капитала, загрязнения и трудовых ресурсов соответственно, зависящие от времени.

Производственная функцию Кобба-Дугласа имеет вид:

Для ее построения были использованы данные статистики загрязнения сточных вод на территории РФ при добыче полезных ископаемых за 2008-2019 гг. [2,7]. Также, с учетом статистических данных, зададим  коэффициенты μ=0,16; є=0,3; γ=0,1 .

Будем предполагать, что параметры найденной производственной функции стабильны на некотором временном промежутке и характерны для данной отрасли, т. е. считаем, что на этом промежутке времени технология производства остается неизменной.

Целью настоящего исследования является оценка средних неизвестных параметров α, β долей выпуска на некотором промежутке времени [0,T],  предназначенных для потребления и уменьшения загрязнения соответственно модели (1-3) и среднего δ годового темпа прироста числа занятых в производственной деятельности.

Так как модель (1-3) представляет собой систему дифференциальных уравнений, то для оценивания параметров модели удобно использовать метод скользящих модулирующих функций (м-метод). Метод подробно описан в  монографии Пучкова В. Ф. и Грацинской Г. В. [8]. Он позволяет оценить средние значения коэффициентов моделей, не решая саму краевую задачу [1]. Идея м-метода состоит в следующем: задается некоторая непрерывно-дифференцируемая на  функция , равная нулю на концах отрезка φ(0)= φ(T)=0, на которую умножается дифференциальное уравнение. Будем называть ее  «скользящей модулирующей функцией» [1,8,9]. Дифференцирование решения «переносится» на дифференцирование заданной функции, которую можно выбирать с достаточной степенью гладкости. В итоге исходное дифференциальное уравнение заменяется аналогичным ему интегральным уравнением.

В качестве модулирующей выберем функцию вида φ(t)=sin wt,  где wt=π. Данная функция непрерывно-дифференцируема на интервале от [0,T] и равна нулю на концах исследуемого интервала времени [7].

Среднюю оценку параметра β найдем из уравнения (2):

Интегрируя его по отрезку [0,T], получаем:

Используя формулу интегрирования по частям и учитывая нулевые значения на концах отрезка, получим:

Окончательно c учетом F(K,L)=a0×Ka1×La2:

Значения определённых интегралов были рассчитаны путём численного интегрирования, получили следующие средние оценки: β=0,299, α=0,605, δ=0,299.

По результатам исследования можно сделать вывод о том, что предприятиями по добыче полезных ископаемых около 60% от выпуска продукции отчисляется на потребление, 29% на уменьшение загрязнения и 5% на годовой  прирост числа занятых в производственной деятельности.

Учитывая полученные данные параметров, построим модель (1-3):

характеризующую данный вид производства. Использовать же результаты возможно, например, составляя прогноз состояния системы на следующий промежуток времени.

Решая задачу (1-3), получили, что в следующем расчетном году объем капитала должен составлять 18179098 тыс. руб., численность работников 11,76 тыс. человек, объем загрязнения сточных вод 6 тыс. тонн.

Итак, в работе была проиллюстрирована эффективность метода модулирующих функций для решения обратных задач – были произведены оценки параметров данной модели м-методом. Это дало возможность от операции дифференцирования табличной функции сделать переход к допустимой для нее операции интегрирования.

Т. к. все преобразования, которые производились в м-методе, эквивалентны исходному уравнению, то можно утверждать, что погрешности м-метод теоретически  не имеет [1]. Практически источником погрешностей может являться численное вычисление интегралов, минимизировать которые можно при использовании современных вычислительных систем.

Список литературы

  1. Шумафов М.М., Цей Р.: Метод модулирующих функций и его применение при решении обратных задач.
  2. Математическая модель загрязнения окружающей среды с производственной функцией./ Е. Ю. Воробьева, Агаркова Н. И. // Наука и бизнес: Пути развития. Математические и инструментальные методы в экономике. Москва. — 2016 .— № 7 (61) .— С. 53-59.
  3. Вариационный метод решения задачи экономико-экологического моделирования/ Е. Ю. Воробьева, Т. Ф. Пепеляева, В. Ю. Иванкин // Наука сегодня: история и современность: материалы междунар. научн.-практ. конф., [г. Вологда], 31 окт. 2018 г. В 2 ч. ч. 2./ Научн. центр Диспут. – Вологда: Маркет, 2018. – С. 17-18.
  4. Красс М.С., Чупрынов Б.П. Математические методы и модели для магистрантов в экономике //Учебное пособие.-СПб.:Питер, 2006-496с.:ИЛ.
  5. Гринева Н.В. Экономико-математическое моделирование: математическое моделирование микроэкономических процессов и систем: Учебное пособие. М.: Финакадемия, 2008. 104 с.
  6. Гринин А.С., Орехов Н.А., Новиков В.Н. Математическое моделирование в экологии: Учеб.пособие для вузов. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. – 269с. – (Серия «Oikos»).
  7. Российский статистический ежегодник [Электронный ресурс]: Федеральная служба государственной статистики: Москва, 2008-2019 г. URLhttp://www.gks.ru
  8. Пучков В.Ф. Математические модели макроэкономики: Учебное
    пособие. – 3-е изд. перераб. и доп. – Гатчина: Изд-во ГИЭФПТ, 2010. – 199 с.
  9. Пучков В.Ф., Грацинская Г.В., Методология построения математических моделей и оценка параметров динамики экономических систем: монография. – Москва: Креативная экономика, 2011.– 240 с.




Московский экономический журнал 12/2020

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10907

Технологии и оценка эффективности управления охраной окружающей среды на уровне муниципальных образований

Технологии и оценка эффективности управления охраной окружающей среды на уровне муниципальных образований

Михайлина Екатерина Игоревна, аспирантка ФГБОУ ВО «Государственный университет по землеустройству»

Mikhailina Ekaterina Igorevna 

Аннотация. Оценка эффективности муниципального управления охраной окружающей среды выполняется с применением качественных и количественных методов. Критериями оценки является выполнение запланированных мероприятий в соответствии с имеющимися ресурсами и поставленными задачами, снижение уровня загрязнений атмосферного воздуха, водных объектов, земель, недр. В целом, должна проводиться комплексная экологическая оценка региона, выявляться значимые источники воздействия на окружающую среду и экологические проблемы региона и оценивается их фактическое влияние. Существенным элементом оценки выступает оценивание населением муниципального образования и экспертами достигнутых результатов природоохранной деятельности.

Summary. The assessment of the effectiveness of municipal environmental management is carried out using qualitative and quantitative methods. The evaluation criteria are the implementation of planned activities in accordance with the available resources and tasks, reducing the level of pollution of atmospheric air, water bodies, lands, and subsurface resources. In general, a comprehensive environmental assessment of the region should be carried out, significant sources of environmental impact and environmental problems of the region should be identified and their actual impact assessed. An essential element of the assessment is the assessment by the population of the municipality and experts of the achieved results of environmental protection activities.

Ключевые слова: окружающая среда, охрана, управление, методы оценки, эффективность.

Key words: environment, protection, management, assessment methods, efficiency.

Управление в качестве многогранного понятия, по мнению Г.В. Атаманчука, является целеполагающим (сознательным, преднамеренным и продуманным) и в то же время организующим и регулирующим воздействием человека на его жизнедеятельность (общественную, коллективную и групповую), такое воздействие реализуется либо непосредственно в формах самоуправления, либо при помощи созданных специально структур, как государство, общественные объединения, партии, компании, кооперативы и предприятия, ассоциации и союзы и т.д.

Позиция авторов учебника «Система муниципального управления» касаемо муниципального управления позволяет понять, что под объектами управления они понимают локальную территорию и социально-экономические процессы, присущие ей.

Органы местного самоуправления наделены общими и специальными природоохранными полномочиями. Что касается общих, они осуществляются в отношении всех отраслей – это может быть управление муниципальной собственностью, полномочия правотворческие, бюджетные и т.п. Ряд общих полномочий муниципальных органов получают статус природоохранных, когда происходит процессе их реализации, к примеру, при принятии экологически направленных правовых актов, выделении бюджетного финансирования мероприятий по природоохранной работе и пр.

Полномочие общего характера в сфере охраны окружающей природной среды, к примеру, может быть связано с принятием и организацией выполнения местных экологических программ. Под программой местного самоуправления в области природопользования и охраны окружающей среды стоит рассматривать организационно-политический и инвестиционный документ, в котором обозначена политика местного самоуправления по данным проблемам, а также те мероприятия, которые позволяют ее воплотить.

Органы местного самоуправления благодаря системе планово-организационных документов и их обоснований способны влиять на неблагоприятные тенденции, направлять развитие муниципального образования в эколого-социальное русло.

Методы по природоохранительному муниципальному управлению можно поделить на группы, состоящие:

  • в лицензировании и прямом контроле над процессами пользования природными ресурсами;
  • в административном регулировании, связанном с введением ограничений и стандартов нормативного типа;
  • в наличии экологических субсидий, налогов и механизмов, позволяющих формировать систему платежей за неблагоприятное воздействие по отношению к окружающей природной среде;
  • в целой совокупности прочих стимулов, применяемых для привлечения производителя к разумному использованию природных богатств.

В ходе управления природоохранной сферой фундаментальный инструмент составляет свод норм и правил, которое сами по себе уже помогают создавать ситуацию для эффективного и рационального природопользования, для сохранения баланса в окружающей среде.

Регламентацию допустимого уровня состояния компонентов окружающей среды выполняют соответствующие стандарты качества.

Определенную предельную допустимую концентрацию содержания каждого из загрязнителей (ПДК) в целом всегда можно выяснить. Огромное число ведущих производственных российских фондов не дотягивает до актуальных в наши дни экологических требований. Некие требования по очистной технологии и процессу производства существуют в технологических стандартах.

Применение стандарта к предприятию подразумевает соблюдение конкретных требований. Природоохранная технология должна отвечать некой эталонной технологии. Предоставляющие опцию использования земли и воды сертификаты принято выдавать в целях ранжирования пользователей, являющихся потенциальными конкурентами, что позволит достичь максимальной эффективности пользования природой. Не менее важно, что вместе с системой стандартов они также способствуют защите от выбросов незапланированного характера. Получение разрешений и лицензий доступно лишь организациям, планирующим легальное осуществление выбросов, либо же активизацию такой деятельности, которую следует лицензировать.

Административное регулирование происходит по двум этапам:

  1. Этап первый – определяется степень нагрузки, допустимая для природной среда, а затем на почве полученного результата рассчитывается ПДК.
  2. Этап второй – устанавливаются конкретно индивидуальные стандарты влияния предельно допустимого выброса (сброса) ПДВ (ПДС), определяются отдельные возможности по каждому из предприятий.

В сфере пользования природными ресурсами серьезную роль среди управленческих методов играет лицензирование. Лицензию рассматривают в качестве специального разрешения на конкретный вид деятельности, связанный с природопользованием (к примеру, недропользованием), на фоне обязательного соблюдения лицензионных требований и условий, его выдача юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю находится в компетенции лицензирующего органа. Лицензия призвана защитить права и законные интересы конкретных потребителей продукции или услуг, а также общественных интересов, поскольку благодаря соблюдению лицензионных требований можно достичь надлежащей степени качества товара/услуги, а также безопасного процесса всей деятельности.

Еще одной формой подтверждения того, что объекты соответствуют требованиям технических регламентов, положениям стандартов либо условиям договоров, является сертификация, осуществляемая органами по сертификации. На формальном уровне отсутствие сертификата не станет препятствием к хозяйственным (техногенным) работам в области природопользования, но произведенная продукция и оказываемые услуги с позиции потребителей теряют свою привлекательность. В ряде случаев, таких как эксплуатация опасных производственных объектов, законодательство непосредственно вводит запрет на применение устройств, которые не были сертифицированы.

Именно эффективностью государственного экологического надзора и иных видов (муниципального, производственного, общественного) экологического контроля определяется эффективность использования каждого из методов управления.

Эффективное управление качеством окружающей среды требует информации насчет ее состояния на территории муниципального образования, наличия или отсутствия изменений по объему и степени загрязнения продуктами хозяйственного и иных видов деятельности, а также касаемо векторности таких изменений (уменьшения и увеличения). Это информация, которую можно получить единовременно или дискретно при комплексной экологической оценке территории и при экологическом мониторинге, а также систематическом контроле качества окружающей природной среды.

Для этого значительная роль отводится правильно организованной, управляемой и координируемой органом местного самоуправления целостной системе производственного экологического контроля, куда входит сеть производственно-аналитических лабораторий городских (районных) предприятий. Соответственно, именно местное самоуправление в лице экологического органа, обладающего кроме прочих также контрольными функциями, обязано закладывать первичную аналитическую базу системы управления качеством окружающей среды.

Важность здесь подкрепляется еще тем, что роль подсистемы экологической безопасности на муниципальном уровне двойная: в приоритете не только своевременное отслеживание негативных процессов в природной среде, но и планирование соответствующих управленческих решений, касающихся организации мероприятий природоохранного типа, не определяющихся их стоимостью, источниками финансирования и сроками внедрения – неважно, идет ли речь о строительстве очистных сооружений, ограничении сбросов (выбросов), рекультивации земель, сборе вторичного сырья и пр.

Планирование относится к значимым инструментам природоохранного управления. В природопользовании и охране окружающей природной среды планирование подразумевает необходимость: планировать землепользование, водопользование, недропользование, лесопользование, пользование водными биологическими ресурсами и объектами охоты, а также планировать мероприятия природоохранного порядка.

Важно также поставить акцент на экономических механизмах управления таких типов:

  • «стимулирующий» тип – приоритетными являются рыночный инструмент и создание блага, когда создается позитивная экономическая среда для развития экологически чистых производств и прочей экологической деятельности;
  • «жесткий» тип – используются финансово-экономические и административные инструменты принуждения посредством подавления развития экологически опасных сфер жесткой налоговой политикой;
  • «мягкий» тип – устанавливаются либеральные ограничительные экологические рамки, производящие весьма слабый эффект на масштабы и темпы экологического развития в целом.

В настоящее время остро необходима такая информационная система, которая бы помогла в эффективном управлении охраной окружающей среды на уровне муниципального образования. Она может получить форму автоматизированной системы, в которой будут соединены полные данные насчет природно-ресурсного потенциала муниципального образования, что сейчас более чем очевидно ввиду стремительного развития информационных технологий, заметно увеличивших круг возможностей по сбору и хранению сведений для формирования природопользования муниципального уровня.

Современные автоматизированные земельные информационные системы на пике своего развития, и вследствие этой тенденции сформирована более тесная координация между организациями, отвечающими за формирование данных каждой из их сфер деятельности. В силу этого информация, требуемая для различных целей, должна сконцентрироваться в единой информационной системе либо следует организовать обмен данными между разными системами.

Иными словами, неоспорим тот факт, что на данном этапе процесс создания требуемых условий и эффективных механизмов по природоохранному управлению должен включать такую неотъемлемую часть, как организация информационной базы, что сопряжено с удовлетворением ряда условий, согласно которым необходимо:

  1. создать первичные и производные информационные массивы, и продукты для выполнения целого набора задач, касающихся регулирования природных отношений;
  2. надежно хранить и защищать информационные ресурсы;
  3. эффективно применять информационные ресурсы в функционировании органов власти государственных учреждений;
  4. обеспечивать свободный доступ к комплексу информационных ресурсов для населения и организаций.

В целом, решение вопроса увеличения эффективности применения естественных ресурсов должно брать за основу разработку комплексных программ природохозяйственной, природозащитной и природоохранной работы с учетом образования и развития качественного пользования природными ресурсами на уровне муниципалитета.

Результатом управления муниципалитетом охраной окружающей среды должна быть высокая оценка эффективности данной деятельности.

В соответствии с теорией организации, в целом эффективность управления определяет соотношение результатов, которые были фактически получены посредством наличествующих ресурсов, и максимальных результатов, которые могли бы быть получены в подобных условиях.

Сегодня оценка эффективности работы по охране природы может быть рассмотрена комплексно, с учетом:

  • эффективности реализации мероприятий, связанных с охраной природы;
  • эффективности систем управления природоохранной активностью;
  • совершенствования экономических показателей благодаря учету экологических норм.

Когда речь идет об оценке управления охраной окружающей среды, следует выделять социальную и экологическую эффективность.

Социальная эффективность берет во внимание социально-демографические итоги проведения экологических мероприятий для всего общества; их полезность, которая характеризуется улучшением здоровья граждан, снижением числа смертей и заболеваний по причине уменьшения выбросов вредоносных веществ.

Экологическая эффективность отражается в последствиях осуществления экологической программы для естественной среды, что может быть выражено в экологической емкости территории, росте биоразнообразия, росте ассимиляционных возможностей территории. Это также могут быть показатели, которые характеризуют динамику уменьшения объемов загрязняющих сбросов и выбросов. В итоге естественная среда имеет меньшее загрязнение и, значит, она более устойчива к влиянию экономической человеческой активности.

Для оценки экологической эффективности целесообразно ориентироваться при выборе оценок и методах оценивания на ГОСТ Р ИСО 14031-2016 «Экологический менеджмент. Оценка экологической эффективности. Руководство по оценке экологической эффективности».

Способы оценивания экологической эффективности подразделяются на качественные и количественные. Количественное оценивание экологической эффективности реализуют на базе системы разных показателей и критериев, устанавливающихся согласно нормам закона, намеченным задачам муниципалитета.

Чтобы установить критерии оценивания, следует провести идентификацию важных источников влияния на окружающую среду и экологических сложностей в регионе, подобрать мероприятия, нацеленные на уменьшение влияния на окружающую среду предприятиями, реализующими самые большие сбросы и выбросы веществ, размещающими отходы. Помимо этого, устанавливается реализация нескольких запланированных мероприятий, связанных с охраной окружающей среды, уменьшением влияния на окружающую среду, следованием нормам природоохранных законов.

Есть разные методы оценки качества экологической эффективности.

  1. Сопоставление проведенной работы с принятыми целями и установленными планами. По сути, это управление по целям. Цели должны обладать ясностью и достижимостью. Цели снижения отрицательного влияния на окружающую среду должны находиться в связи с ее состоянием. Оценивание производят после того, как намеченные цели были достигнуты. Зачастую этот подход применяют в ходе оценки эффективности реализации планов мероприятий, связанных с охраной природы.
  2. Оценивание качества достижения намеченных целей. К примеру, выбирают 5 критериев качества достижения цели и по каждому дают оценку.
  3. Применение матриц оценивания экологической эффективности. Вошедшие в матрицы вопросы являются некоторыми утверждениями (позициями), которые ранжируются в соответствии с критериями оценивания. Формулировка мнений такова, чтобы оценка была максимально ясна для неспециалистов и сопоставима, воспроизводима во времени. Каждое мнение соответствует тому или иному оценочному баллу.

Сумма итогов, которые были получены в соответствии со всеми критериями, обеспечивает получение итоговой качественной оценки экологической эффективности.

Выводы

  Экологически ориентированная структура муниципального управления подразумевает регулирование влияния субъектов хозяйствования на окружающую среду, чтобы защищать интересы граждан при одновременной гарантии сбалансированного, стабильного развития территории.

Управление муниципалитета в охране окружающей среды представляет собой разновидность экологического управления, которая органично встроена в общую систему организации работы, связанной с охраной окружающей среды. Содержание экологического муниципального управления обуславливает роль местного самоуправления, отведенная ему Конституцией РФ. Обязательное участие в охране окружающей среды местных органов и их ответственность за обеспечение экологической безопасности и комфортной окружающей среды на тех или иных территориях представляют собой принципы охраны окружающей среды (ст. 3 Федерального закона «Об охране окружающей среды»).

В соответствии с содержанием экологической муниципальной политики следует выделить такие ключевые задачи исполнительных органов муниципальных образований:

  • обоснование стратегии управления охраной окружающей среды в муниципальных образованиях, включая рациональное пользование естественными ресурсами;
  • применение административных мер и экономического регулирования, что гарантирует достижение тактических и стратегических целей экологического развития муниципального образования;
  • эффективная система экологического мониторинга;
  • создание системы экономического поощрения и стимулирования частных и общественных инициатив, связанных с улучшением экологического положения;
  • экологическое образование и просвещение на всех стадиях обучения – и в дошкольных заведениях, и в высшей школе, формирование системы повышения квалификации в сфере экологической безопасности, охраны окружающей среды и работы с отходами сотрудников и руководства предприятий, организаций и учреждений в муниципальном образовании.

Основу формирования природоохранной работы муниципального управления охраной окружающей среды составляет эколого-экономический механизм, который гарантирует согласованную деятельность с прочими элементами общей системы охраны окружающей среды, экономического механизма природопользования, и его следует согласовывать с прочими естественными процессами и экономическими механизмами, имеющими место в общей системе.

Среди мероприятий, связанных с обеспечением экологически стабильной природоохранной деятельности, улучшением качества окружающей среды, образованием безопасных экологически мероприятий, на особом месте находится развитие городского природопользования на базе информационных технологий, реализация эффективного контроля и планирования, использование оптимальных экономических инструментов управления в рамках муниципального образования.

Список использованных источников

  1. ГОСТ Р ИСО 14031-2016 Экологический менеджмент. Оценка экологической эффективности. Руководство по оценке экологической эффективности. // Официальное издание. М.: Стандартинформ, 2019 год
  2. Атаманчук Г.В. Управление: философия, идеология, научное обеспечение. М.: Academia, 2015. – 416 с.
  3. Крассов О. И. Экологическое право : учебник. -4-е изд. -М.: Норма: Инфра-М, 2016. -527 с.
  4. Михайлина Е.И. Современная российская практика оценки городских земель. Международный журнал прикладных наук и технологий Integral, № 1, 2018. – С. 4
  5. Система муниципального управления: учебник / коллектив авторов ; под ред. В.Б. Зотова; рук. авт. кол. Р.В. Бабун. — 6-е изд., испр. и доп. — М.: КНОРУС, 2018. — 680 с.
  6. Фомин А.А., Цинцадзе Е.К. Землеустройство и управление земельными ресурсами в сельском хозяйстве Российской Федерации. International agricultural journal, №3 (Т.63), 2020. – С. 4
  7. Цыпкин Ю.А., Близнюкова Т.В., Фомин А.АН., Феклистова И.С., Орлов С.В. Оптимизации размещения объектов обращения с отходами как фактор экологоустойчивого развития городских агломераций. Московский экономический журнал, № 8, 2020. – С. 14




Московский экономический журнал 12/2020

УДК 614.8.01

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10878

УЩЕРБ ОТ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ ТЕХНОГЕННОГО ХАРАКТЕРА: ОЦЕНКА И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РАСЧЕТ 

DAMAGE FROM EMERGENCIES OF A MANUFACTURED NATURE: ASSESSMENT AND ECONOMIC CALCULATION

Яковлев Валерий Александрович, ФГАОУ ВО «Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова»

Яковлева Алена Афанасьевна, ФГАОУ ВО «Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова»

Yakovlev V.A., febra.t@yandex.ru

Yakovleva A.A., bt06@mail.ru 

Аннотация. В данной статье проведен анализ по тенденции развития и распространения чрезвычайных ситуаций, происходящих в зоне техносферного влияния. Приводится расчет по прогнозированию количества этих чрезвычайных ситуаций и нанесенному материального ущерба от них до 2022 г., а также предложены меры по их снижению.

Summary. This article analyzes the trends in the development and spread of emergencies occurring in the zone of technospheric influence. A calculation is given to predict the number of emergencies and material damage caused by them until 2022, and measures to reduce them are proposed.

Ключевые слова: противопожарные мероприятия, пожарная безопасность, материальный ущерб, экономическая целесообразность, технико-экономическое обоснование.

Keywords: fire prevention measures, fire safety, material damage, economic feasibility, feasibility study.

Постановка проблемы

От чрезвычайных ситуаций (ЧС) ежегодно в России погибает более 40 тыс. человек. Население и государство несут значительный материальный ущерб. Техногенная ситуация в РФ является напряжённой, а в отдельных регионах страны – угрожающей. Мониторинг техногенной безопасности на протяжении последних лет подтверждает, то что в этом аспекте приобретают свой практической вес вопросы прогнозирования убытков и предотвращения ЧС.

Современный подход предполагает не преодоление последствий чрезвычайных ситуаций, а принятие мер по их недопущению. Реализация превентивных мер невозможна без прогнозирования количества возможных ЧС и определения ущерба от них.

На сегодняшний день достоверное прогнозирование в России затруднено в связи с отсутствием единой системы мониторинга, а также надёжного информационно-методического обеспечения наблюдений.

Нерешённой проблемой является также разработка эффективного метода оценки ущерба от техногенных ЧС и формирования комплекса методологических и практических подходов к их уменьшению.

Анализ литературных данных

Исследование актуальных тенденций проявления чрезвычайных ситуаций природного и техногенного происхождения в мире показало рост риска их возникновения в ближайшее время [3]. Анализ отчетных документов ООН и Всемирного банка последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф показал существенный рост ущерба от них в последние годы [3, 4]. Проанализированы основные подходы к оценке риска чрезвычайных ситуаций различного происхождения, применяемые в РФ [2, 3] и мире [6, 7]. Учитывая системные исследования современного состояния экологической безопасности государства ведущих специалистов [1, 3], можно сделать вывод о необходимости уточнения результатов комплексного анализа актуальных природно-техногенных угроз экологической безопасности, а также совершенствование методов оценки рисков ЧС как в отдельных регионах РФ, так и в государстве в целом.

Цель статьи

Значительное количество денежных и материальных затрат в стране идет на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций техногенного происхождения, поэтому актуальным является вопрос математически-финансового определения ущерба от них. Целью статьи является прогнозирование экономического ущерба от чрезвычайных ситуаций техногенного характера до 2022 года включительно, анализ динамики ЧС на транспорте и определения основных путей минимизации подобных убытков в будущем.

Изложение основного материала

Прогнозирование материального ущерба от ЧС обычно подразумевает установление возможного факта их появления и ожидаемых последствий. В этой статье объектом исследования и анализа является чрезвычайные ситуации техногенного характера и размер материальных убытков от них. Для прогнозирования ЧС применены экономико-математические модели.

Основными причинами возникновения чрезвычайных ситуаций техногенного характера в России в основном является несоблюдение правил пожарной безопасности, нарушение правил дорожного движения, изношенность основных технических фондов и аварийное состояние значительной части сетей коммунального хозяйства [1, c. 25].

По состоянию на начало 2019 года существуют нерешённые вопросы функционирования Всероссийского центра мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций МЧС России (Центр “Антистихия”). Сейчас мониторинг и прогнозирование осуществляет лишь данный центр на федеральном уровне, тогда как региональные, ведомственные или другие самостоятельные системы делает это отдельно друг от друга.  

Необходимо отметить недостаточный уровень контроля со стороны руководителей соответствующих государственных органов, предприятий, учреждений и организаций по соблюдению требований и правил пожарной, техногенной безопасности и правил дорожного движения работниками и рядовыми гражданами.

В таблице 1 приведено количество чрезвычайных ситуаций техногенного характера, произошедших в 2017-2018 годах на территории РФ.

Как видно из таблицы 1, наиболее катастрофическими оказались события вследствие аварий на транспорте и пожаров / взрывов.

Таким образом, необходимо более детально исследовать ЧС, связанные именно с пожарами, взрывами, авариями на транспорте и противодействовать им в первую очередь.

На рисунках 1 и 2 проследим тенденцию изменения количества погибших и пострадавших при транспортных авариях, пожарах и взрывах в течение более длительного периода – с 2008 по 2018 годы. Из рисунка 1 видно, что количество пострадавших всегда превышало количество погибших и только в 2008 и 2015 годах они почти равны друг другу. К концу 2018 количество пострадавших на транспорте была крупнейшей за последние годы, при том, что количество погибших уменьшилось.

Из рисунка 1 заметна положительная динамика к уменьшению количества погибших и пострадавших людей от пожаров и взрывов. Это свидетельствует о повышении надёжности систем безопасности и качества работы пожарных.

Несмотря на уменьшение в 2018 году количества ЧС федерального уровня и тенденцию к снижению уровня техногенной опасности, уровне рисков возникновения ЧС техногенного характера и рисков ущерба от них остаются практически неизменными и достаточно высокими для большинства регионов России [2].

На рисунке 2 представлена динамика материального ущерба от чрезвычайных ситуаций техногенного характера за 2008-2018 годы.

Из рисунка 2 видно, что наибольшие убытки от ЧС техногенного характера были в 2009 и 2010 годах, когда убытки превышали 440 млн.руб. С 2012 года прослеживается резкое уменьшение материального ущерба и в 2013 году это значение составляет 62 млн.руб., что в 12 раз меньше чем в 2012 году.

На рисунке 3 представлена динамика количества ЧС техногенного характера, возникших в 2008-2018 годах и ее линия тренда до 2020 года.

Из рисунка 3 видно, что динамика количества ЧС техногенного характера имеет положительную тенденцию к уменьшению.

Коэффициент достоверности аппроксимации R2 показывает степень соответствия трендовой модели исходным данным. Его значение может лежать в диапазоне от 0 до 1. Чем ближе R2 к 1, тем точнее модель описывает имеющиеся данные. Видим достоверность прогноза ЧС техногенного характера составляет 0,945. Прогноз показывает, что в 2020 году количество ЧС техногенного характера может значительно снизиться.

Прогноз количества ЧС от чрезвычайных ситуаций техногенного характера проведён с помощью анализа данных F-TestTwo-SampleforVariances по трем моделям, а именно линейной, периодической и линейно-периодической. После расчёта выбрали периодично- линейную модель, которая соответствует следующим условиям [4, с. 35]:

  • критерий Фишера <F критическое;
  • наибольшее значение P (F <= f) среди других моделей.

Периодически линейный прогноз количества ЧС техногенного характера на 2019-2022 годы графически изображено на рисунке 4, он достоверность в 38,8%.

Из рисунка 4 видно, что количество ЧС техногенного характера с 2019 года продолжит снижаться и в 2022 году может равняться 17. Линейно-периодический прогноз совпадает с прогнозом линейного тренда и свидетельствует о том, что количество ЧС техногенного характера не будет увеличиваться.

Прогноз материального ущерба от чрезвычайных ситуаций техногенного характера до 2022 года также был проведен с помощью анализа данных F-Test Two- Sample for Variances. Рассчитав все три модели, выбрали линейную. Линейный прогноз материального ущерба от чрезвычайных ситуаций техногенного характера имеет вероятность 57%, что говорит о его экономической адекватности. На рисунке 5 графически изображено прогнозные данные материального ущерба от ЧС техногенного характера на 2019-2022 годы, млн. руб.

Из рисунка 5 видно, что материальный ущерб от ЧС в 2019-2022 годах будут постепенно уменьшаться.

Итак, в результате проведенных исследований установлено, что в течение 2019-2022 гг. количество ЧС техногенного происхождения и материальный ущерб от них должны постепенно уменьшаться и наносить намного меньше убытков чем было раньше.

С целью повышения безопасности и уменьшения количества ЧС техногенного характера предлагаем:

  • увеличить контроль безопасности на транспорте и предприятиях, установить жёсткие штрафы за нарушение правил безопасности;
  • повысить осведомлённость людей по правилам пожарной безопасности и безопасности движения на транспорте / дорожном движении;
  • улучшить качество автодорожного покрытия, внедрить работы по переоборудованию и модернизации железнодорожных переездов по всей территории РФ;
  • внедрить обязательную систему повышения квалификации водителей транспортных средств.

Выводы и предложения

Для повышения степени защищённости населения и территорий РФ от чрезвычайных ситуаций техногенного характера, снижения рисков их возникновения и минимизации последствий необходимо ввести единую систему мониторинга потенциально опасных объектов, а также переориентировать меры безопасности на предупреждение потенциальных техногенных угроз, то есть нейтрализацию причин их возникновения.

Литература

  1. Воробьев Ж. Л., Акимов В. А., Соколов Дж. И. Катастрофические паводки начала XXI века. Уроки и заключения. — М. : ДЕКС-ПРЕСС, 2013. — 222 c.
  2. Кокошкин К. Б. Проблемы определения угрозы от чрезвычайных ситуаций в современных условиях. — М. : Триада, ЛТД. — 2014. — № 5. — С. 29-41.
  3. Мастрюков Б. С. Безопасность в чрезвычайных ситуациях. — М. : Центр Aкадемия, 2013. — 314 c.
  4. Методика оценки вероятностного ущерба от вредного воздействия вод и оценки эффективности осуществления превентивных водохозяйственных мероприятий. – М.: ВИЭМС, 2006. – 153 с.
  5. Оценка последствий чрезвычайных ситуаций / Кофф Дж. Л., Гусев A. A., Воробьев Ж. Л., Козьменко С. Н. — М. : РЕФИА, 2012. — 397 c.
  6. Earle A., JagerskogA.,Ojendal J. Transboundary Water Management: Principles and Practice. — London. — Washington, DC. Congress Library, 2009 [Электронный ресурс]. URL: https://books.google.ch/books?id=mrncsakXkwk C&printsec=frontcover&hl=fr#v=onepage&q&f=false. — 250 р. (дата обращения: 10.07.2019 г.).
  7. Loures F. R., Rieu-Clarke A., Vercambre M. Everything You Need to Know About the UN Watercourses Convention. Gland: WWF International, 2008 [Электронный ресурс]. URL: file:///C:/Users/Science/Downloads/wwf_un_ watercourses_brochure_for_web_july2009_en.pdf (дата обращения: 20.07.2019 г.).




Московский экономический журнал 12/2020

УДК 908

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10827 

ФАКТОРЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ СОСТОЯНИЕ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ НАСЕЛЕНИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПРИРОДНО-КЛИМАТИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ

DETERMINANTS OF DISEASE IN THE POPULATION: SOCIO-ECONOMIC AND NATURAL AND CLIMATIC INDICATORS

Самсонова Ася Нюргуновна, старший преподаватель, Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова, г. Якутск

Samsonova Asya Nurgunovna, Senior Lecturer, North-Eastern Federal University named M.K. Ammosov, Yakutsk 

Аннотация. Внешняя среда как целостная система включает в себя большое число различных элементов или факторов, различающихся между собой в количественном и качественном отношении и оказывающих влияние на распространение некоторых заболеваний. Огромное число факторов внешней среды, все их многообразие можно свести в две группы. В первую очередь это природно-климатические и социально-экономические факторы, которые непосредственно являются ключевыми при определении уровня здоровья населения.

Summary. The external environment as a whole system comprises a large number of different elements or factors, varying in quantity and quality, which influence the spread of certain diseases. The sheer number of environmental factors and their diversity can be combined into two groups. First, these natural, climatic and socio-economic factors are directly central to determining the health status of the population.

Ключевые слова: природно-климатический фактор, экологический фактор, социально-экономический фактор, заболеваемость населения, окружающая среда, здоровье населения, адаптация, зависимость болезней.

Keywords: Natural and climatic factors, socio-economic factors, morbidity, environment, public health, adaptation and dependence of diseases.

Введение. Здоровье населения – один из качественных индикаторов, характеризующих состояние благополучия общества и окружающей среды. Здоровье – категория многоаспектная, складывающаяся под влиянием многих факторов. На современном этапе наиболее исследуемыми являются природно-географические и социально-экономические факторы. В этом контексте повышается роль исследований на региональном уровне, таких вопросов как оценка медико-демографической ситуации и территориальной дифференциации состояния здоровья территории.

В данной работе представлены результаты исследования состояния здоровья населения, выполненные на примере Республики Саха (Якутия) под воздействием факторов социально-экономической и природно-климатической.

Методы или методология проведения исследования. С точки зрения ВОЗ здоровье человека – социальное, которое складывается из разных параметров, которые взаимодействуют друг с другом.  Для проведения детального анализа состояния заболеваемости населения на определённой территории, необходимо учитывать ряд особенностей.

Во-первых, учитывать источники получения информации (сведения) о состоянии здоровья населения:

  1. Статистические материалы, собираемые в порядке обязательной, постоянной информации в виде отчетов органов и учреждений МЗ РФ и ЦСУ;
  2. Материалы, основанные на разработке первичных медицинских документов оперативного и учетного характера (история болезни, амбулаторная карта и т.д.)
  3. Специальные разработки с использованием различных методов исследования.

Общественное здоровье имеет очень широкий спектр проблем, поэтому оно может изучаться самыми различными методами, которые можно систематизировать в следующие группы:

  1. Медико-демографические,
  2. Медико-биологические,
  3. Медико-географические,
  4. Методы изучения заболеваемости,
  5. Методы изучения физического развития,
  6. Социально-гигиенические (Медик В.А., Юрьев В.К., 2001, C.8-10).

По проблеме исследования, необходимо учитывать медико-географические методы, это влияние природных, хозяйственных и социальных условий различных территорий на здоровье людей, их населяющих, где основной целью данных методов является оценка состояния здоровья общества.

Все этапы работы проводились с применением ГИС-пакета MapInfo (ввод картографической основы, редактирование, хранение информации); статистического пакета Statistica и MS Excel (статистическая обработка информации).

Оценка состояния здоровья населения Республики Саха (Якутия) проводилась при помощи математико-статистических методов. При статистической обработке данных, прежде всего, был проведен анализ вида их распределения. От данной процедуры зависит корректность и однозначность выводов анализа данных, а также дальнейшее применение параметрических и непараметрических методов исследования (Жижин, 2007).

На основе проделанной процедуры определения вида распределения данных с помощью программы Statistica решено было использовать в исследовании непараметрические корреляционный анализ для выявления вклада факторов среды в формирование уровня здоровья населения, поскольку данные не соответствуют нормальному распределению.

Корреляционный анализ применялся для установления связи между показателями заболеваемости населения и факторами среды (показатели природно-климатические, экологические, социально-экономические). В работе использован непараметрический корреляционный анализ Спирмена.

Ход исследования. Природно-климатический фактор. Одним из главных компонентов природных факторов, который оказывает набольшее влияние на здоровье человека, является климат. Территория республики находится в зоне экстремальных климатических факторов. В связи с очень низкой температурой в зимний период и сравнительно высокой летом, выявляется одна из характерных особенностей температурного режима территории – ее большой годовой ход, достигающий рекордных значений даже для резко континентального климата: 98°-102°. Приведенные выше факты, предполагают, чрезвычайно высокую степень адаптированности коренного населения (якутов, эвенов и эвенков) к проживанию в столь экстремальных условиях, которая включает в себя особенности физиологии организма, базирующуюся на характерном укладе (питании, образе жизни, сезонному распределению профессиональной деятельности),

Для определения роли природно-климатического фактора в формировании уровня здоровья населения был использован корреляционный анализ. В ходе анализа проверялась гипотеза о том, что могут ли показатели заболеваемости районов республики, быть приуроченные к определенным природно-климатическим показателям, т.е. отличаются ли показатели заболеваемости в зависимости от приуроченности к различным природно-климатическим показателям. Как выяснилось, зависимость прослеживается в широтной зональности территории республики. В большей степени корреляция проявляется в арктической части, где преобладают болезни органов дыхания, системы кровообращения и мочеполовой системы (рис.1).

Данный анализ показал, что существует теснота связи между показателями заболеваемости и природно-климатическими данными, что подтверждает нашу гипотезу.

Экологический фактор. Немаловажную роль среди факторов, влияющих на здоровье человека, имеет загрязнение окружающей среды, т.е. техногенный прессинг, способствующий появлению экологически обусловленных заболеваний и снижению иммунитета населения (Петрова П.Г., 2011). Однако выделить влияние данного фактора на здоровье человека весьма сложно, поэтому его оценка дается лишь на основании экспертных заключений.

В Якутии в последние годы заметно повысился интерес к экологическим проблемам заболеваемости населения, появилось достаточно много работ медико-экологического направления (Кривошапкин В.Г., Тимофеев Л.Ф., Лазебник О.А. 2005, 2012 гг. и др.).  Исследованиями этих авторов установлена связь между ухудшением экологической ситуации и состоянием здоровья населения. Особенно тесно связаны с загрязнением окружающей среды показатели младенческой смертности, новообразования и развития злокачественных опухолей, инфекционных заболеваний, гастрита, заболеваний эндокринной системы.

Оценка любого состояния окружающей среды должна начинаться с минимальных показателей. Учитывая это, Е.И. Бурцева (2006) для комплексной оценки экологического состояния территорий на основе корреляционного анализа между показателями антропогенной нагрузки (население, промышленность, транспорт), загрязнения окружающей среды, злокачественных заболеваний и состояния окружающей среды (ОС) в пределах территории Якутии выделены 3 категории экологической ситуации: благоприятная, удовлетворительная, напряженная и 6 групп состояния ОС: относительно благоприятная, удовлетворительная, относительно удовлетворительная, относительно напряженная, напряженная, крайне напряженная. По ее оценке, в республике кризисные зоны отсутствуют.

По ее данным, сельскохозяйственные районы в основном относятся к благополучной и удовлетворительной зонам, а 10 промышленных районов – к категории напряженных по состоянию ОС (табл. 1).

Из приведенных данных, по экологической оценке, территорий Якутии видно, что здесь не так много осталось экологически чистых территорий, не охваченных последствиями отрицательной антропогенной деятельности человека в республике.

Таким образом, природно-климатические и экологические факторы в значительной степени определяют многие черты уровня здоровья населения и в скрытом виде присутствуют в сферах факторов в строках «образ жизни» и «окружающая среда». В полярных районах, например, преобладают заболевания, обусловленные преимущественно природно-климатическими факторами (низкие температуры воздуха, высокая влажность, сильные ветры, резкие перепады атмосферного давления, очень активные геомагнитные явления, продолжительность светового дня и др.), которые приводят к обморожениям, метеострессам, простудным заболеваниям, нарушениям сердечно-сосудистой системы во время магнитных бурь.

Социально-экономический фактор. Общественное здоровье населения зависит также от ряда антропогенно-природных факторов. Среди этих факторов, ведущими являются социально-экономические факторы. К числу социально-экономических факторов, которые должны быть учтены, относят: численность и структуру населения, его географическое распределение, состояние жилищных условий, плотность, миграционные процессы и наряду с этим характер питания, материально-культурный уровень отдельных групп населения и состояния внешней среды. Влияние их на человека, как и природных факторов, может быть различным. Неблагоприятные социально-экономические условия могут способность возникновению и распространению многих болезней человека. То есть социально-экономические факторы указывают на качество структуры населения. Для выявления связей между показателями заболеваемости населения и отдельными факторами социально-экономической среды был использован также корреляционный анализ (рис.2).

Была выявлена взаимозависимость с данным фактором между болезнями органов пищеварения, мочеполовой системы и инфекционных паразитарных болезней.

Наибольшая зависимость проявляется в арктической зоне Якутии, где преобладают болезни органов дыхания, системы пищеварения и мочеполовой системы.

Выводы. Таким образом, выявленные связи могут свидетельствовать о том, что обнаруженные тенденции не являются четко выявленными закономерностями, несмотря на статистическую значимость коэффициентов корреляции. В настоящее время на здоровье населения оказывает влияние суммарное многофакторное воздействие, при ведущей роли социально-экономических факторов.

Литература

  1. Медик В.А., Юрьев В.К. Курс лекций по общественному здоровью и здравоохранению. Часть 1. Общественное здоровье. – М.: Медицина, 2001. – 200 с.
  2. Жижин К.С. Медицинская статистика: Учебное пособие / к.с. ЖиЖИН. -Ростов Н/Д: Феникс, 2007. -160 с. – (Высшее образование).
  3. Петрова П.Г. Эколого-физиологические аспекты адаптации человека к условиям Севера. Акад. наук Респ. Саха (Якутия), Сев.-Вост. федер. ун-т.им. М.К. Аммосова, Мед. Ин-т. – Якутск: Дани АлмаС, 2011. – 272 с. – С.
  4. Кривошапкин В.Г., Тимофеев Л.Ф., Лазебник О.А. Здоровье населения и здравоохранение Республики Саха (Якутия) на рубеже веков. – Якутск: ФГУП «ЯкутАГП», 2005. – 119 с.
  5. Тимофеев Л.Ф., Кривошапкин В.Г., Лазебник О.А. Охрана здоровья населения в Республике Саха (Якутия), ФГАОУ ВПО «Сев.-Вост. Фед. Ун-т им. М.К. Аммосова», науч.-исслед. Ин-т здоровья, Санкт-Петербургский гос. ун-т. – Якутск: Компания «Дани Алмас», 2012. – 212 с.
  6. Бурцева Е. И. Геоэкологические аспекты развития Якутии. – Новосибирск: Наука, 2006. – 270 с.




Московский экономический журнал 12/2020

УДК 911.3

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10817

Современное состояние и перспективы развития первой и второй стадии углеэнергохимического цикла производств в Кемеровской области – Кузбассе

Current state and prospects of the first and second stages of the coal and chemical production cycle development in the Kemerovo region-Kuzbass 

Рябов Валерий Анатольевич, канд. геогр. наук, доцент кафедры геоэкологии и географии Новокузнецкого института (филиала) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Кемеровский государственный университет», г. Новокузнецк

Мамасёв Павел Сергеевич, преподаватель кафедры геоэкологии и географии Новокузнецкого института (филиала) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Кемеровский государственный университет», г. Новокузнецк

Ryabov V.A., Val27@ya.ru

Mamasev P.S., 4tuna93@mail.ru

Аннотация. В статье представлены результаты сравнения современного состояния начальных стадий углеэнергохимического цикла Кузбасса с идеальной (абстрактной моделью), описаны выявленные недостающие и отсутствующие звенья, авторами представлены предложения, направленные на восполнение полноты цикла с целью снижения воздействия на окружающую среду и повышения качества жизни населения Кемеровской области – Кузбасса.

Summary. The article presents the comparing results of the Kuzbass coal-energy chemical cycle initial stages current state with an ideal (abstract model), describes the identified missing and missing links, and presents proposals aimed at completing the cycle in order to reduce the impact on the environment and improve the population life quality of the Kemerovo region – Kuzbass.

Ключевые слова: промышленный комплекс, угольная промышленность, энергопроизводственный цикл, Кемеровская область, Кузбасс, Кузнецкий каменноугольный бассейн.

Keywords: industrial complex, coal industry, energy production cycle, Kemerovo region, Kuzbass, Kuznetsk coalfield.

Сформулированная Н.Н. Колосовским в середине XX века теория энергопроизводственных циклов (ЭПЦ) явилась прорывом в теоретических исследованиях о производственном комбинировании хозяйства. Теория ЭПЦ актуальна и в настоящем, нельзя не видеть «повторения» логики связей энергопроизводственных циклов в логике формирования крупнейших частных и смешанных вертикально интегрированных производств крупных компаний, в том числе транснациональных. Авторами осуществлено сравнение первой (I) и второй (II) стадий «идеального» (абстрактного) углеэнергохимического цикла с реальным, сформировавшемся в пределах Кузнецкого каменноугольного бассейна в Кемеровской области-Кузбассе. [1]

В идеальном (абстрактном) виде  рассматриваемый углеэнергохимический цикл  состоит из четырех основных стадий производственных процессов: I стадия – добыча углей энергетически марок, II – обогащение углей, III – глубокая химико – технологическая переработка (первое стволовое ответвление), энергетическое использование – IV стадия и для производства различной химической товарной продукции (второе ответвление), также четвертая и последующие стадии (рисунок 1). [6]

Существуют три способа извлечения угля: открытый или подземный способам с использованием механических или гидравлических методов ведения работ, а также, что в практике встречается крайне редко, метода подземной газификации.

Современные технологии добычи наделяют открытый способ добычи большими преимуществами перед подземным. Это достигается за счет меньшей продолжительностью подготовительных работ, что позволяет быстрее выйти на проектную мощность и требует меньше капитальных затрат, используемая при проведении добычи угля открытым способом техника обладает более высокими показателями производительности, так как нет ограничений по размерам и маневренности, открытые горные выработки характеризуются большей безопасностью и лучшими, условиями труда по сравнению с добычей угля на шахтах, на разрезах осуществляется обычно более полная выемка угля, чем на шахтах. [9]

Однако открытый способ имеете и негативные большее негативное воздействие на окружающую природную: нарушаются значительные площади земель, более интенсивное загрязнение атмосферы за счет работы транспортных средств, применения буровзрывных работ, имеются несравненно большие потери лучших сельскохозяйственных земель. Кроме этого, при открытом способе нарушается режим подземных и поверхностных вод, происходит иссушение земель за счет формирования депрессионных воронок.

Подземная добыча, как указывалось, осуществляется тремя способами. Наиболее широко используется механический, а не гидравлический способ. Для постройки шахт необходимо использовать значительные объёмы строительных материалов (бетон, железобетон и другое). Серьезной проблемой, осложняющей добычу угля подземно-механическим способом, является утилизация метана, накопление которого может вести к взрывам. В настоящее время разработаны различные технологии, позволяющие утилизировать шахтный метан, одно из них – топливная энергетика. [3]

Гидравлический метод, в отличие от подземного, включает два процесса – добычу и транспортировку угля гидромонитором и углесосом. Его преимущества: использование воды в замкнутом цикле, более высокая производительность труда, меньшая себестоимость производственных процессов, меньшая занятость трудовых ресурсов, основной недостаток – большие потери угля.

Метод подземной газификации угля, известный еще в ХIХ веке, не получил широкого применения в современной практике. Основная причина – отсутствие достаточно отработанной безопасной и экологически чистой технологии. Считается, что подземная газификация экономически и экологически наиболее выгодна при эксплуатации маломощных пластов. Вырабатываемый под землёй газ может быть использован ближайшими электростанциями и коммунальными предприятиями.

На второй (II) стадии осуществляется обогащение угля за счет использования различных технологий, повышается его качество: снижение зольности, влажности. Образующиеся при облагораживании сырья отходы в виде пустой породы направляются в специальные шламоотстойники. Современные технологии обогащения не предполагают использования воды, возможно брикетирование углей, облагораживания их путем снижения влажности. В результате брикетирования угольной мелочи, с использованием специальных химических добавок, снижающих выход смол, происходит снижение выбросов твердых частиц при сжигании и повышается теплотворная способность топлива. Всё это приводит к повышению транспортных и теплотворных свойств топлива. После обогащения уголь может непосредственно использоваться на тепловых электростанциях, транспортируется в отдалённые центры потребления. Однако, непосредственное использование угля в энергетических целях, ведет к интенсивному загрязнению окружающей среды.

Попутный продукт эксплуатации угольных месторождений – метан, служит для формирования боковой ветви как углеэнергохимического, так и пирометаллургических циклов. Существует три направления извлечения метана из угольных пластов: дегазация угольных шахт с последующей утилизацией метана; добыча метана вне действующих или проектируемых шахт путем бурения с поверхности специальных скважин с применением искусственных способов повышения газопроницаемости угольных пластов (это направление является перспективным методом получения газа с высоким (75–95%) стабильным содержанием метана для широкого применения в народном хозяйстве);  добыча метана из закрытых шахт. [9]

Метан может иметь широкое применение, о чем свидетельствует отечественный и зарубежный опыт (не только как источник топлива, но и как химическое сырье). Значительные запасы газа и потенциал повышения безопасности добычи угля определяют важность развития извлечения и переработки метана, содержащегося в угольных пластах.

Эксплуатацию угольных месторождений Кузбасса в 2019 году осуществляло 42 шахты и 52 разреза. На предприятиях отрасли занято около 101 000 человек, что на 33 тыс. человек меньше занятых в сравнение с 2000 годом. Обогащение угля осуществляется на 54 обогатительных фабриках и установках. За 20 лет наблюдается тенденция: сокращение подземной добычи, так в 2000 году действовало 54 шахты и лишь 44 разреза. При этом удельный вес открытой добычи возрос с 48 % до 66 %. [2, 7]

Углеэнергохимический цикл в Кузбассе начал зарождаться задолго до периода индустриализации, еще в начале XVIII века, когда появилась первая кустарная добыча угля и производства кокса. В его основе лежат, главным образом, каменные угли Кузнецкого бассейна, и в весьма небольших объёмах Канского-Ачинского буроугольного. Интенсивное развитие цикл получил в конце XIX – начале XX века, что связанно с освоением углей в северной части Кузнецкого бассейна. Основные стадии, ветви и производства цикла сформировались на этапе индустриализации Кузбасса (1920-х – 1980-е годы). Тогда были сформированы основные производства первой (сырьевой) стадии (добыча угля), частично – второй (производство полупродуктов, обогащение угля) [5].

Современное состояние I и II стадий цикла представлено на рисунке 1.

Основные центры современной угледобычи сосредоточены в центральной, южной и восточной частях Кузнецкого каменноугольного бассейна: Беловском, Кемеровском, Ленинске-Кузнецком, Междуреченском, Новокузнецком и Прокопьевском административных районах. Крупнейшие компании отрасли – ПАО «Распадская», АО ХК «СДС-Уголь» (входит в состав ХК «Сибирский Деловой Союз»), ОАО «УК «Кузбассразрезуголь», ПАО «Кузбасская топливная компания», ОАО «СУЭК-Кузбасс», ООО «Разрез Кийзасский» (входит в состав УК «ВостокУголь») и др.

Характерной особенностью пространственной структуры угледобывающих предприятий в последние двадцать лет является тенденция снижения добычи на севере Кузнецкого бассейна. Будущее развитие начальных стадий углеэнергохимического цикла Кузнецкого бассейна планируется за счет освоения наиболее благоприятных в горно-геологическом и экономико-географическом отношении двух крупнейших месторождений: Уропско-Караканского и Ерунаковского (Восточный Кузбасс). Балансовые запасы углей пригодных для разработки открытым способом, здесь составляют 11 млрд. т. Особо интенсивное освоение ведется в пределах Ерунаковского угленосного района, где сосредоточено более 4,7 млрд. тонн энергетического угля с благоприятными горно-геологическими условиями, позволяющими вести отработку подземным и открытым способами.

Максимальный объем добычи угля в Кузбассе (255,8 млн. т.) был достигнут в 2018 году. В настоящее время на регион приходится 58 % всего добываемого угля России. Согласно стратегии социально-экономического развития Кузбасса до 2035 года по оптимистичному сценарию к 2035 году к регионе будет добыто 424,7 млн. тонн угля, целевой показатель равен 380 млн. тонн, а в случае консервативного сценария – 350 млн. тонн (рисунок 2). [7]

Производства первой (I) стадии углеэнергохимического цикла в Кузбассе в настоящее время представлены добычей угля подземным (шахтным) или открытым (на карьерах) способом, в зависимости от глубины залегания породы. Основная технология добычи – механическая, редко – гидродобыча (в отдельных случаях осуществляется комбинированная разработка месторождений). К сожалению, высокопроизводительная и экологически чистая механико-гидравлическая технология добычи угля недостаточно широко используется в регионе из-за отсутствия необходимых инвестиций.

Среди наилучших доступных технологий, применимых в Кузбассе на стадии добычи угля можно отметить следующие:

  • Технология отработки «нераспачкованных» пластов с глубиной залегания более 300 м применена на разрезе «Восточный» в Кузбассе (ХК «СДС-Уголь»). Данная технология предполагает более полную отработку пластов и внутреннее отвалообразование, что позволяет сохранить сельскохозяйственные земли.
  • Технологии открыто-подземной добычи угля при отсутствии людей в очистных забоях внедряются на разрезе «Распадский».
  • Проект «Умный разрез», реализуемый ХК «СДС-Уголь» на разрезе «Первомайский» на участке Соколовского месторождения Кемеровской области, уже введен в эксплуатацию. К особенностям технологии относятся рекультивация земли в течение всего времени работы предприятия и транспортировка угля и породы конвейерно-ленточным способом. [9]

Еще в конце XX века в Кузнецком бассейне велась подземная газификация углей: существовавшая в г. Киселевске, в течение почти 40 лет шахта, на которой работала един­ственная в бывшем СССР «Южно-Абинская станция» «Подземгаз», закрыта в 1996 г. Полученный практический опыт подземной га­зификации угля – надежное основание проектирования подобных предприятий с целью замены в перспективе до 50% всего угольного топлива, сжигаемого в котельных и ТЭЦ Кузбасса, на газ подземной газификации. В настоящее время в Кемеровской области подземная газификация полностью отсутствует. [6]

Для повышения экономической эффективности работы предприятий угольной промышленности требуется интенсификация второй стадии углеэнергохимического ЭПЦ: строительство ряда новых обогатительных фабрик на тех угледобывающих предприятиях, где пока они отсутствуют, внедрение наилучших доступных технологий на действующих и строящихся предприятий углеобогащения. Это позволит производить угольную продукцию, соответствующую международным стандартам качества, повысить ее экспортную значимость и снизить экологическую нагрузку на природную среду. К настоящему времени значительно увеличилось количество обогатительных фабрик с 27 в 2000 году до 54 на 2017 и, как следствие, возросла доля обогащаемой продукции с 40 % до 67 %, соответственно. Однако около 30 % угля не проходит процесс обогащения.

Серьезной проблемой, осложняющей добычу угля подземно-механическим способом в Кузбассе, является утилизация метана, накопление которого может вести к взрывам. В Кемеровской области ведется обширная работа по созданию инновационной отрасли промышленного производства метана (с 1990-х годов). Угольные пласты абсолютного большинства месторождений Кузбасса обладают высокой газоносностью (до 30-35 куб. м на 1 тонну угля). 80-98% газа угольных пластов – метан. Ресурсы метана угольных пластов до глубины 1800 метров оцениваются в 13,1 трлн. куб. м., что позволяет отнести Кузнецкий бассейн к высокоперспективным. Добыча метана из угольных пластов решает такие задачи, как социально-экономическую (в том числе создание новых рабочих мест), экологическую (метан – экологически чистое топливо) и повышение безопасности труда при будущей эксплуатации угольных месторождений путем предварительной дегазации угольных пластов. [7]

Перспективным направлением развития первой стадии углеэнергохимического цикла в Кузбассе в ближайшем будущем могут стать подземная газификация и добыча метана. Широкое применение в производстве строительных материалов могут найти вскрышные и вмещающие породы. Развитие второй стадии возможно благодаря росту доли обогащаемого угля, использование шламов обогатительных фабрик. После обогащения и в естественном состоянии энергетические угли в Кузбассе используются главным образом в элетротеплоэнергетике. Использование угля, не прошедшего переработку полукоксованием или газификацией, в будущем не должно иметь места, так как это неоправданно ни экономически, ни экологически. Мероприятия, направленные на достижение завершенности I и II стадий углеэнергетического цикла с использованием наилучших доступных технологий позволят снизить неблагоприятное воздействие на окружающую среду (ключевой фактор лимитирующий качество жизни населения в Кемеровской области на современном этапе) при растущем объеме извлекаемого топлива на сырьевых стадиях энергопроизводственного цикла.

Список литературы

  1. Ишмуратов, Б.М. Геополитические аспекты формирования непроизводственных циклов и ТПК в Южной Сибири/ материалы международной научной конференции (Иркутск, 9-11 сентября 2004 г.). – Иркутск: Институт географии СО РАН, 2004. – С.160-165.
  2. Ключевые параметры стратегии развития угольной отрасли Кузбасса до 2035 года // Министерство угольной промышленности Кузбасса. – 2018.
  3. Пармузин, П. Н. Зарубежный и отечественный опыт освоения ресурсов метана угольных пластов : монография. — Ухта : УГТУ, 2017. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.geokniga.org/bookfi les/geokniga-zarubezhnyyi-otechestvennyy-opyt-osvoeniya-resursov-metana-ugolnyh-plastov.pdf (дата обращения: 10.12.2020).
  4. Производство основных видов продукции в натуральном выражении по ОКПД2 с 2017г – Текст : электронный // Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Кемеровской области: официальный сайт. – 2020. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://kemerovostat.gks.ru/search?q=%D1%83%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D1%8C+%D0%BC%D0%BB%D0%BD.+%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%BD&date_from=&content=on&date_to=&search_by=all&sort=relevance (дата обращения: 10.12.2020).
  5. Рябов, В.А. Углеэнергохимический цикл Кузбасса: прошлое, настоящее, будущее // Вопросы современной науки: проблемы, тенденции и перспективы. Материалы III международной научно-практической конференции. – Новокузнецк, 2019. С. 55-57.
  6. Рябов, В. А. Промышленный комплекс Кузбасса: прошлое, настоящее, будущее (географический аспект) / В. А. Рябов. – Иркутск: Издательство Институт географии им. В. Б. Сочавы СО РАН, 2015. – С. 20-24.
  7. Стратегия социально-экономического развития Кемеровской области до 2035 года – Текст : электронный // Администрация Кемеровской области: официальный сайт. – 2020. – [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://кузбасс-2035.рф/ (дата обращения: 08.06.2020).
  8. Угольная отрасль // Министерство промышленности Кузбасса. – 20 [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.ugolprom-kuzbass.ru/industry/ (дата обращения: 10.20.2020).
  9. Энциклопедия технологий. Эволюция и сравнительный анализ ресурсной эффективности промышленных технологий / [гл. ред. Д. О. Скобелев]; ФГАУ «НИИ «ЦЭПП». — М. ; СПб. : «Реноме», 2019. — 824 с.




Московский экономический журнал 12/2020

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10851

АНАЛИЗ СООТВЕТСТВИЯ ИНФОРМАЦИОННО-ТЕХНИЧЕСКИХ СПРАВОЧНИКОВ ПО НАИЛУЧШИМ ДОСТУПНЫМ ТЕХНОЛОГИЯМ В СТРАНАХ ЕС И РОССИИ

ANALYSIS OF COMPLIANCE OF INFORMATION AND TECHNICAL REFERENCE BOOKS ON THE BEST AVAILABLE TECHNOLOGIES IN THE EU AND RUSSIA

Липина Светлана Артуровна, доктор экономических наук, заместитель Председателя Совета по изучению производительных сил Всероссийской академии внешней торговли, Министерство экономического развития Российской Федерации (СОПС ВАВТ)

Закондырин Александр Евгеньевич, кандидат юридических наук, генеральный директор, Ассоциация разработчиков природоохранных технологий и экологических инициатив

Ламов Павел Юрьевич, Высшая школа экономики

Lipina Svetlana Arturovna, doctor of Economics, Deputy Chairman of the Council for the study of productive forces of the all-Russian Academy of foreign trade Ministry of economic development of the Russian Federation (SOPS VAVT)

Zakondyrin Alexander E., candidate of economic Sciences, General Director Of the Association of developers of environmental technologies and environmental initiatives

Lamov Pavel Yurievich, Higher school of Economics

Аннотация. Цель данной статьи заключается в анализе соответствия информационно-технических справочников наилучших доступных технологий (НДТ) в ЕС и России. Выявлено, что российские справочники, по нашему мнению, в полной мере учитывают международный опыт в области применения НДТ для перевалки угля. Справочники не нуждаются в корректировке либо доработке, поскольку они достаточно подробно описывают применение НДТ в рассматриваемой области, а избыточное нормативное регулирование может лишь отвлекать внимание хозяйствующих субъектов от проектной деятельности, переведя их работу в процессную плоскость.

Summary. The purpose of this article is to analyze the correspondence of information and technical reference books of best available technologies (BAT) in the EU and Russia. It is revealed that Russian reference books, in our opinion, fully take into account international experience in the field of BAT application for coal transshipment. Reference books do not need to be corrected or refined, since they describe in sufficient detail the application of BAT in the area under consideration, and excessive regulatory regulation can only distract the attention of business entities from project activities, transferring their work to the process plane.

Ключевые слова: информационно-технические справочники, наилучшие доступные технологии, промышленность, защита окружающей среды, экология. 

Keywords: information and technical reference books, best available technologies, industry, environmental protection, ecology.

Введение

Одним из наиболее приоритетных задач стратегического развития российской промышленности заключается в формировании высокотехнологичной отрасли с учетом уменьшения негативного воздействия на окружающую среду. Основные направления реализации данной задачи – это разработка механизма правоприменения в отраслях промышленности, охраны окружающей среды и природопользования, энергосбережения и повышения энергоэффективности. При этом ключевым механизмом в настоящее время является разработка, публикация и применение информационно-технических справочников по наилучшим доступным технологиям (ИТС НДТ) [1]. Термин «НДТ» переведено на русский язык от английского термина «best available technique», который применяется в отношении правил ограничения выбросов загрязняющих веществ.

Цель данного исследования – это сравнительный анализа соответствия информационно-технических справочников наилучших доступных технологий в ЕС и России.

Объектом исследования выступают информационно-технические справочники по наилучшим доступным технологиям. Предметом – отношения, возникающие в процессе использования ИТС НДТ.

Методологическая база исследования включает в себя такие методы как монографический, анализ и синтез, сравнительный анализ, бенчмаркинг. Информационной базой исследования выступили нормативно-правовые документы в области регулирования использования наилучших доступных технологий.

Результаты исследования и их обсуждение

Ключевым элементом формирующейся в России системы экологического регулирования выступает переход российской угольной промышленности на соответствие концепции наилучших доступных технологий. Одна из сфер их применения – это морские порты с угольными терминалами. Российский морской порт Находка в части своей экологической программы находится на начальном этапе развития. В настоящее время происходит расширение собственной экологической программы порта Находка по внедрению НДТ на ближайшие 15-20 лет, принимая во внимание развитие мирового рынка угля. Поэтому крайне важно проанализировать передовой европейский опыт в области регулирования использования НДТ.

В настоящее время основой применения НДТ в ЕС является директива от 24.11.2010 № 2010/75/ЕС «О промышленных выбросах/сбросах (о комплексном предупреждении и контроле загрязнений) [2]. Каждая страна сохранила при этом за собой права устанавливать индивидуальные критерии применения директивы. Тем не менее документ установил следующие общие принципы: разрешение на ведение деятельности для предприятия должно выдаваться с учетом всех аспектов его деятельности, включая степень его воздействия на воздух, воду, почву, производство отходов, используемые сырье и ресурсы, энергоэффективность, образование шума, технику безопасности; разрешение на ведение деятельности должно включать предельно допустимые нормы эмиссий загрязняющих веществ, основываясь на НДТ; НДТ должны определяться с учетом практического опыта применения документов ЕС с участием представителей власти, бизнеса и научного сообщества [3].

За разработку справочников НДТ в ЕС отвечает Европейское бюро по комплексному предупреждению и контролю загрязнений (Integrated Prevention and Pollution Control – IPPC), созданное в 1997 году в Севилье в рамках Института перспективных технологических исследований. Рабочие группы в данном бюро занимаются подготовкой справочников для различных сфер промышленности [3]. Результаты работы таких рабочих групп размещаются в единой информационной системе Industrial emissions Reporting Information System (IRIS). Ниже приводится схема Севильского информационного обмена (так часто в Европе называют процесс взаимодействия участников процесса внедрения справочников НДТ) [2, 5]

Понятие НДТ содержится в статье 3(10) директивы от 24.11.2010 № 2010/75/ЕС. Под НДТ понимаются не только технологии, благодаря которым возможно снижение негативного воздействия на окружающую среду, но и способы, которые используются для того, чтобы проектировать, использовать, выводить из эксплуатации конкретный объект, который оказывает такое воздействие. Таким образом, понятие НДТ несколько шире, если его сравнивать с положениями законодательства России.

Таким образом, на уровне ЕС создана открытая система, которая предоставляет доступ ко всем документам в области НДТ в зависимости от направления деятельности компании. Если говорить о морских портах, занимающихся перевалкой угля, то, на наш взгляд, наиболее подходящим справочником по НДТ (BREF – Best Available Technique Reference Document) для таких компаний может служить, например Emission from Storage, July 2006 (который служил основой при разработке российского ИТС НДТ 46-2019) и JRC Reference Report on Monitoring of emissions from lED-installations, October 2013 (на основе которого был разработан российский ИТС НДТ 22.1-2016) [6].

Для стивидоров, осуществляющих перевалку угля, европейские справочники НДТ предлагают следующие технологии.

Emission from Storage, July 2006.  Справочник предлагает использовать следующие НДТ по борьбе с пылением на территории терминалов:

  • системы орошения водой с добавками или без добавок: добавки могут помочь с увлажнение непосредственно угля (проникают внутрь породы), созданием пены и распространением маленьких частиц внутри породы, а также в части создания пленки на поверхности хранящейся породы. Применение добавок позволяет снизить уровень потребления воды для орошения;
  • ветрозащитные сооружения: строительство ветрозащитных экранов с «туннелями для ветра»;
  • использование брезента либо сеток: снижение уровня пыления, защита складируемого материала от птиц, защита складируемого материала от намокания;
  • использование пылевых фильтров на силосах и хопперах для угля;
  • использование систем мониторинга пылеобразования;
  • уборка территории, мойка техники, работающей на терминале;
  • установка экранов для открытых конвейеров;
  • использование закрытых конвейеров;
  • разработка подробных инструкций, регулирующих скорость транспорта на территории терминала, скорость конвейерной ленты, дистанцию между оборудованием при погрузке/выгрузке угля;
  • рекомендации по совершенствованию оборудования и его частей, используемых в технологическом процессе перевалки угля.

JRC Reference Report on Monitoring of emissions from lED-installations, October 2013. Справочник предлагает использовать следующие НДТ в области контроля загрязняющих веществ и выбросов:

  • система мониторинга за выбросами в атмосферный воздух;
  • система мониторинга выбросов в акваторию.

Предполагается, что обе указанные системы будут применяться на терминале с учетом принципов возможности объективного измерения, уверенности в выборе наиболее оптимального оборудования для мониторинга, уверенности в качестве полученных результатов. Выбор режима мониторинга, по мнению авторов справочника, должен базироваться на риск-ориентированном подходе. Справочник описывает прямые и косвенные методы проведения мониторинга степени загрязнения атмосферного воздуха, включая биомониторинг, содержит рекомендации к работе лаборатории в области исследования полученных данных [2, 4].

В России система справочников НДТ начала создаваться относительно недавно (по сравнению с ЕС). Основу законодательства в области НДТ сформировал Федеральный закон от 21.07.2014 № 219-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», согласно которым было осуществлено совершенствование системы нормирования в области охраны окружающей среды. Было введено понятие «наилучшая доступная технология», а также инструменты, направленные на экономическое стимулирование хозяйствующих субъектов для внедрения НДТ [7]. Формирование системы НДТ в России происходило с учетом международных договоров с учетом опыта зарубежных стран. Например, графики утверждения российских справочников НДТ в 2015-2017 гг. были сверстаны с учетом наличия европейских аналогов. При этом названия российских справочников зачастую идентичны названиям европейских документов в области применения НДТ.

Система подготовки справочников НДТ в России в настоящее время выглядит следующим образом. В основе находится деятельность Росстандарта и механизмы стандартизации, которым осуществляется утверждение и опубликование информационно-технических справочников по НДТ [8, 9]. Росстандарт создал профильный технический комитет по стандартизации «Наилучшие доступные технологии», цель которого заключается в установлении единой политики в области регулирования использования НДТ.

Отметим также, что в России, как и в ЕС создан координационный орган – Межведомственный совет по переходу на принципы наилучших доступных технологий и внедрению современных технологий. Его функциями являются предоставление рекомендаций по формированию правил обмена информацией в области НДТ, учитывающих международный опты в этой области [2].

Понятие НДТ содержится в статье 1 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды». Под НДТ в России понимается «технология производства продукции (товаров), выполнения работ, оказания услуг, определяемая на основе современных достижений науки и техники и наилучшего сочетания критериев достижения целей охраны окружающей среды при условии наличия технической возможности ее применения» [7]. С одной стороны, понятие НДТ в России буквально выглядит уже, чем аналогичное понятие в ЕС. Однако, по нашему мнению, в данном случае существует возможность расширительного толкования данного термина с учетом не только буквы закона, но и его духа. Полагаем, что для целей охраны окружающей среды, снижения негативного влияния производств на экологию и благополучную жизнь местных сообществ, понятие НДТ может включать в себя и общую стратегию менеджмента компании-оператора угольного терминала в отношении принципов устойчивого развития.

Для стивидоров, осуществляющих перевалку угля, российское законодательство предлагает к использованию Информационно-технический справочник ИТС НДТ 46-2019 «Сокращение выбросов загрязняющих веществ, сбросов загрязняющих веществ при хранении и складировании товаров (грузов)» (далее – ИТС НДТ 46-2019) и информационно-технический справочник ИТС НДТ 22.1-2016 «Общие принципы производственного экологического контроля и его метрологического обеспечения» (далее – ИТС НДТ 22.1-2016) [10].

Справочник ИТС НДТ 22.1-2016 носит межотраслевой характер (горизонтальный) и, поэтому имеет сквозную, методическую направленность и обобщенную информацию, сведения общего характера, подходы к межотраслевым техническим и управленческим решениям в сфере производственного экологического контроля.

Интересно, что ИТС НДТ 22.1-2016 содержит определение наилучшей природоохранной практики, под которой понимается «применение комбинации мер, включающих внедрение наилучших доступных технологий, сбережение энергии и других ресурсов, снижение количества образующихся отходов, информирование заинтересованных сторон и направленных на минимизацию воздействия объектов хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду, условия жизни и здоровье граждан».  Такой подход особенно важен с учетом наличия множества стейкхолдеров, которые претендуют на достоверную информацию об экологии в районе работы угольных терминалов.

Непосредственно для угольных терминалов ИТС НДТ 22.1-2016 содержит рекомендации в следующих областях с учетом соблюдения принципов оснащенности оборудованием, аккредитации собственных лабораторий и достоверности получаемых результатов [11].

Заключение

На основе проведенного в статье анализа можно сделать следующие выводы:

  1. Российские справочники, по нашему мнению, в полной мере учитывают международный опыт в области применения НДТ для перевалки угля (как было показано, основой для разработки российских справочников стали аналогичные документы ЕС).
  2. Российские справочники не нуждаются в корректировке либо доработке, поскольку они достаточно подробно описывают применение НДТ в рассматриваемой области, а избыточное нормативное регулирование может лишь отвлекать внимание хозяйствующих субъектов от проектной деятельности, переведя их работу в процессную плоскость.
  3. Вновь появляющиеся НДТ могут быть применены хозяйствующим субъектом по своему усмотрению без дополнительного нормативного регулирования, но при условии создания дополнительных стимулирующих мер со стороны регулятора (государства).
  4. По нашему мнению, необходимо обсудить на уровне межведомственного совета инициативу по реализации пилотного проекта «Создание зеленого порта в России». Цель проекта – появление на территории России бенчмарки, которая сможет составить конкуренцию зарубежным аналогам. В качестве площадки для проекта можно использовать мощности действующих терминалов либо рассмотреть перспективную площадку, которая с большой степенью вероятности будет введена в эксплуатацию.
  5. Возможно, некоторые трудности у компаний-операторов угольных терминалов в России могут возникать в процессе принятия решения о необходимости использования НДТ в связи с тем, что в настоящее время такой бизнес отнесен к объектам II категории, оказывающим умеренно негативное влияние на окружающую среду. В то же время обязательность применения НДТ предусмотрена лишь для объектов I категории. В связи с этим рекомендуем рассмотреть возможность внесения изменений в статью 4.2 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», чтобы устранить имеющееся противоречие либо иным образом разъяснить возможность использования справочников НДТ компаниями-операторами угольных терминалов. При этом с экспертной точки зрения, препятствий для такого использования в настоящее время нет, а практика их использования подтверждает отсутствие таких ограничений. 

Список литературы

  1. Щелчков К.А. Основные аспекты применения информационно-технических справочников по НДТ // К. А. Щелчков, М. А. Волосатова, О. В. Гревцов / Экология производства. – 2019. – С. 20-27.
  2. Сравнительный анализ процедур разработки, пересмотра и актуализации справочников по наилучшим доступным технологиям в Европейском союзе и Российской Федерации // Д.О. Скобелев, Т.В. Гусева, О.Ю. Чечеватова, А.Ю. Санжаровский, К.А. Щелчков, М.В. Бегак. М. 2018. С. 18.
  3. Липина С.А., Агапова Е.В., Липина А.В. Зеленая экономика. Глобальное развитие. Москва, Издательство Проспект, 2016г.,234с
  4. Hjort M. BAT approaches around the world – results from a research project // OECD. URL: http://www.unece.org/fileadmin/DAM/env/documents/2019/AIR/Capacity_Building/BAT_workshop_2019/1_3_OECD_BATproject_Hjort.pdf (дата обращения 3.12.2020).
  5. Наилучшие доступные технологии. Применение в различных отраслях промышленности. Сборник статей 6 – М.: Издательство «Перо», 2017 – 144 с.
  6. ISO 14001. Key benefits. URL: https://www.iso.org/files/live/sites/isoorg/files/store/en/PUB100372.pdf (дата обращения12.2020).
  7. Наилучшие доступные технологии // Федеральный закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ (ред. от 31.07.2020) “Об охране окружающей среды”. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34823/5b5677b304ec83610cb849eb108fadf413b1ea5a/ (дата обращения 3.12.2020).
  8. Бюро наилучших доступных технологий [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://burondt.ru/informacziya/tk113/ (дата обращения 4.12.2020).
  9. Щелчков К.А. Российское Бюро наилучших доступных технологий. Принципы создания и результаты подготовки информационно-технических справочников по наилучшим доступным технологиям в России Бюро наилучших доступных технологий [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://burondt.ru/video/present/ndt/shchelchkov.pdf (дата обращения 4.12.2020).
  10. «О порядке определения технологии в качестве наилучшей доступной технологии, а также разработки, актуализации и опубликования информационно-технических справочников по наилучшим доступным технологиям» // Постановление Правительства РФ от 23 декабря 2014 г. № 1458. URL: https://base.garant.ru/70829288/ (дата обращения 3.12.2020).
  11. Сокращение выбросов загрязняющих веществ, сбросов загрязняющих веществ при хранении и складировании товаров (грузов) // Информационно-технический справочник по наилучшим доступным технологиям. М. 2019. 343 с.