1

Московский экономический журнал 9/2021

Научная статья

Original article

УДК 631.115:631.15 (470.13)

doi: 10.24411/2413-046Х-2021-10577

СОЗДАНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ МОДЕЛИ ОТДЕЛА ТРАНСФЕРА ТЕХНОЛОГИЙ В СФЕРЕ АПК РЕСПУБЛИКИ КОМИ

CREATION OF AN ORGANIZATIONAL MODEL OF THE DEPARTMENT OF TECHNOLOGY TRANSFER IN THE FIELD OF AGRICULTURE OF THE KOMI REPUBLIC

Статья подготовлена в рамках государственного задания № 0412-2019-0051 по разделу Х 10.1., подразделу 139 Программы ФНИ государственных академий на 2020 год, регистрационный номер ЕГИСУ АААА-А20-120022790009-4 

Юдин Андрей Алексеевич, кандидат экономических наук, научный сотрудник Института агробиотехнологий им. А.В. Журавского – обособленное подразделение ФГБУН ФИЦ Коми НЦ УрО РАН, г.Сыктывкар

Тарабукина Татьяна Васильевна, научный сотрудник Института Агробиотехнологий им. А.В. Журавского – обособленное подразделение ФГБУН ФИЦ Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар

Yudin Andrey Alekseyevich, Candidate of Economic Sciences, Researcher at the A.V. Zhuravsky Institute of Agrobiotechnologies – a separate division of the Federal State Budgetary Institution of the Komi National Research Center of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences, Syktyvkar

Tarabukina Tatyana Vasilyevna, research associate of the Institute Agrobiotechnologies named after A.V. Zhuravsky – a separate division of the Federal State Budgetary Institution of the Komi Scientific Center of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences, Syktyvkar 

Аннотация. Одним из важнейших инструментов реализации стратегии управления инновационным развитием аграрного сектора России в региональном аспекте является создание отдела трансфера технологий в Республике Коми.

Трансфер технологий – это основная форма продвижения инноваций от стадии разработки до коммерческой реализации. В данное понятие включены различные способы превращения идеи в коммерческий продукт: передача патентов, обмен научными разработками, техдокументации, формирование совместных организаций и т.д.

Также преимуществом этой формы является то, что она предполагает взаимодействие с независимыми организациями, занимающимися трансфером технологий. отдел трансфера технологий будет способствовать интеграции промышленности, науки и сельского хозяйства посредством активизации трансфера технологий (ТТ), образованию новых технологических организаций, пресечению недобросовестной конкуренции и утечке научной информации, а также формированию новых рабочих мест.

Развитие трансфера технологий – органичная и неотъемлемая часть построения национальной инновационной системы, которая ориентирована на повышение конкурентоспособности национальной экономики и обеспечивающая переход к стабильному росту экономики.

Отдел трансфера технологий содействует развитию и проникновению передовых агротехнологий в приоритетные отрасли сельского хозяйства в соответствии с местными почвенно-климатическими условиями региона и аграрной специализацией. Специалисты отдела трансфера технологий могут провести объективную оценку проектов, опираясь на их перспективность, а не на субъективное предпочтение, развивают новые идеи и незамедлительно переносят их на рыночные продукты.

Структура агропромышленного комплекса, сложившаяся в годы застоя, не вписывается в рыночные условия. Разница в условиях производства в регионах Российской Федерации, уровень развитие производительных сил, национальных и местных традиций определяет многовариантные подходы к формированию и эффективному функционированию агропромышленного комплекса.

Abstract. One of the most important tools for implementing the strategy for managing the innovative development of the Russian agricultural sector in the regional aspect is the creation of a technology transfer department in the Komi Republic.

Technology transfer is the main form of innovation promotion from the development stage to commercial implementation. This concept includes various ways of turning an idea into a commercial product: the transfer of patents, the exchange of scientific developments, technical documentation, the formation of joint organizations, etc.

Another advantage of this form is that it involves interaction with independent organizations engaged in technology transfer. The technology transfer department will promote the integration of industry, science and agriculture through the activation of technology transfer( TT), the formation of new technological organizations, the suppression of unfair competition and the leakage of scientific information, as well as the formation of new jobs.

The development of technology transfer is an organic and integral part of building a national innovation system that is focused on increasing the competitiveness of the national economy and ensuring the transition to stable economic growth.

The Technology Transfer Department promotes the development and penetration of advanced agricultural technologies into priority sectors of agriculture in accordance with the local soil and climatic conditions of the region and agricultural specialization. Specialists of the technology transfer department can conduct an objective assessment of projects based on their prospects, and not on a subjective preference, develop new ideas and immediately transfer them to market products.

The structure of the agro-industrial complex, which has developed during the years of stagnation, does not fit into the market conditions. The difference in the production conditions in the regions of the Russian Federation, the level of development of productive forces, national and local traditions determines the multi-variant approaches to the formation and effective functioning of the agro-industrial complex.

Ключевые слова: трансфер технологий, Республика Коми, агропромышленнй комплекс, стратегия, инновационное развитие

Keywords: technology transfer, Komi Republic, agro-industrial complex, strategy, innovative development

Одним из важнейших инструментов реализации стратегии управления инновационным развитием аграрного сектора России в региональном аспекте является создание отдела трансфера технологий в Республике Коми.

Трансфер технологий – это основная форма продвижения инноваций от стадии разработки до коммерческой реализации. В данное понятие включены различные способы превращения идеи в коммерческий продукт: передача патентов, обмен научными разработками, техдокументации, формирование совместных организаций и т.д. [1]

Также преимуществом этой формы является то, что она предполагает взаимодействие с независимыми организациями, занимающимися трансфером технологий.

Примерную структуру отдела трансфера технологий представим на рисунке 1.

Рассмотрим состав и функции отделов, входящих в состав отдела трансфера технологий.

В состав центрального управления следует включить: директора, заместителя директора, помощника директора.

Функциями центрального управления будут являться: организация работы всех подразделений отдела трансфера технологий; документооборот (заключение соглашений о сотрудничестве, трудовых договоров и т.п.); контроль выполнения показателей эффективности [2].

В состав консультационного отдела следует включить: начальника отдела (главного консультанта), специалиста по приоритетным направлениям трансфера технологий, специалиста по поддержке создания результатов интеллектуальной деятельности (государственные программы), технологического брокера.

Функциями консультационного отдела будут являться: информирование и консультация по вопросам: трансфер технологий, коммерциализация результатов интеллектуальной деятельности, сотрудничество с иными организациями [3].

В состав маркетингового отдела следует включить: директора по маркетингу, специалиста по маркетингу, директора по развитию бизнеса, специалиста по развитию бизнеса, менеджера по организации взаимодействия организаций в сфере трансфера технологий, менеджера по проектной деятельности, специалиста по IT поддержке [4].

Функциями маркетингового отдела будут являться: организация сотрудничества организаций и потенциальных контрагентов; поиск компаний – потенциальных контрагентов; поиск результатов интеллектуальной деятельности, которые готовы внедрить компании-партнеры по трансферу технологий.

В состав патентного отдела следует включить: директора патентного отдела, специалистов по патентоведению, помощников специалистов, специалистов по интеллектуальной собственности (юрист), старшего аналитика, секретаря [5].

Функциями патентного отдела будут являться: осуществление процедур по обеспечению правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности (включая за рубежом); поддержание охранных документов в силе; организация учета прав на результаты интеллектуальной деятельности; при необходимости построение патентных ландшафтов для определения тенденций патентования; выявление потенциально охраноспособных результатов интеллектуальной деятельности; организация формирования плана НИОКР и контроль по их эффективности и результативности [6].

Рассмотрим этапы подготовки и реализации стратегии трансфера технологий (рисунок 2) [7].

Этапы, представленные на рисунке 3, способствуют тому, что трансфер будет осуществлен согласно действующему законодательству. Процесс прохождения сделки должен быть четко прописан и формализован, что способствует достижению успеха вузом/НИИ и внешним партнером.

В целом, организация отдела трансфера технологий позволяет изменить отношение исследователей – сотрудников вуза/НИИ к проблеме коммерциализации результатов научной деятельности. Работа отдела делает очевидными позитивные результаты трансфера технологий как для вуза/НИИ в целом, так и для определенного исследователя [8].

Изучим основные проблемы, которые возникают в ходе реализации трансфера технологий в отношениях между промышленностью и вузами/НИИ.

  1. Главные проблемы взаимодействия науки и промышленности базируются на взаимодействии двух различных культур. Вузы/НИИ преследуют общественные цепи образования, услуг и исследований, которые основаны на бесплатном обмене идеями, обеспечении общества доступом к непредвзятому источнику информации. Данная академическая свобода способствует тому, что ученый может выполнять программы исследований с открытыми целями, осуществлять взаимодействие с коллегами, бесплатно осуществлять публикацию результатов. Промышленные программы исследований обычно ориентируются на то, чтобы получить прибыль и ограничить публикации с целью защитить конкурентные позиции. Взаимоотношения этих двух различных культур формируют проблемы у работающих совместно промышленных организаций и вузов/НИИ, в особенности в таких основных вопросах, как защита общественных интересов, конфиденциальность вместо открытой публикации, права на интеллектуальную собственность и конфликт исходных интересов [9].
  2. Занятость ученого в интересах промышленности. Чем больше ученый занят в изысканиях для промышленности, тем меньше времени ему удается уделять исследованием и преподаванию. Основываясь на зарубежном опыте, следует предложить оформлять ученого на 0,8 ставки. Таким образом, у ученых в свободном распоряжении будет приблизительно 20% своего рабочего времени, в том числе на работу по договорам с промышленными организациями. В зарубежной практике для подобных контрактов исследователи выделяют один рабочий день в неделю. В своих периодических отчетах перед администрацией вуза/НИИ в обязанности ученых входит указание всех консультаций и дополнительных контрактов.
  3. Использование ресурсов. Проблема касается неправильности использования ресурсов вуза/НИИ, в том числе оборудования, помещений, материалов, а также вовлечение в работу аспирантов и иных оплачиваемых исследователей, со стороны ученых, которые выполняют исследования по контракту с промышленными организациями и выступают, в данном случае, их представителями во взаимоотношениях с вузом/НИИ. Предложено применять практику американских университетов относительно всех работ, выполненных в их стенах, подразумевающей требование обязательной открытой публикации. Посредством этого поддерживается не только информационная прозрачность осуществляемых исследований, однако ликвидируются препятствия к распространению знаний, что выступает одной из важнейших функций науки в обществе [10].
  4. Распространение знаний и обучение студентов. Данные функции являются настолько фундаментальными и критически важными для общества, что промышленность и вузы/НИИ должны разработать модели взаимодействия, приемлемые для обеих сторон, чтобы способствовать развитию данных функций и их защите. Компромисс возможно найти вследствие переговоров, когда промышленный партнер получает возможность предварительно просмотреть и отредактировать научные труды до их официальной публикации. Это позволяет промышленному партнеру определить, каков должен быть объем раскрытия конфиденциальной информации в статье, задержать публикацию на достаточный срок для подготовки заявки на патент. Статья, которая содержит конфиденциальную (промышленно важную) информацию будет опубликована после того как будет подана заявка, чтобы не опорочить новизну, которая раскрывается в формуле заявки на патент [11].
  5. Одной из главных проблем, которая связана с трансфером технологий, выступает принадлежность интеллектуальной собственности, полученной в процессе исследований по заказу промышленности. Что касается прав на интеллектуальную собственность в виде программного обеспечения, исследовательских данных, патентов, которые получены с использованием ресурсов вуза/НИИ, государственная политика должна быть едина – они законодательно должны быть закреплены за исследовательским учреждением. Данное право вузов/НИИ должно охватывать также и исследовательские контракты, которые финансируются промышленностью. Промышленным партнерам по умолчанию принадлежит право получения первых лицензий на результат исследований. В случае, если финансирование исследований осуществляется из федерального бюджета, правительство получает неэксклюзивные лицензии на патенты, которые явились их результатом. Таким образом, законодательством будет обеспечен стимул для вузов/НИИ и одиночных ученых по защите и коммерциализации интеллектуальной собственности. Еще одним аргументом является то, что вузы/НИИ должны сохранить права на результаты исследований для уверенности, что ни лаборатория, ни факультет, ни промышленный партнер не будут препятствовать проведению последующих исследований в этом направлении. Права на интеллектуальную собственность представляют результат исследования, который оплачен промышленностью, должны быть обусловлены передачей лицензии промышленному партнеру. Границы лицензии могут колебаться от не эксклюзивных, не имеющих права на роялти и с условием использования результатов лишь для внутренних целей, до эксклюзивных лицензий, которые предполагают роялти, т.е. для использования в коммерческих целях. Отсутствует единое решение во всех возможных вариантах, по этой причине возможно обсуждение условий в каждом отдельном случае.

Вследствие чего это будет способствовать удовлетворению требований обеих сторон, делая возможным ежегодное вливание миллиардов рублей инвестиций промышленности в исследования [12].

  1. Конфликт интересов. Источником потенциального конфликта может выступать ситуация, когда изобретатель является акционером компании, получившей лицензию на распространение и реализацию результата исследований. В данном случае наилучшей практикой будет не запрет подобных финансовых взаимоотношений между промышленными организациями и учеными, а поощрение их прозрачности с помощью предоставления открытого доступа к такой информации. С другой стороны, нарушением профессиональной этики должно считаться обнаружение определенной финансовой заинтересованности у исследователя при реализации контрактов с промышленностью. Данную ситуацию следует уже считать не конфликтом интересов, а мошенничеством со стороны ученого. Относительно таких нарушений администрация вузов/НИИ должны применять особые правила [13].

Организация в научно-исследовательском учреждении отдела трансфера технологий выступает одним из главных путей минимизации потенциальных конфликтов.

Кроме этого, отделы трансфера технологий исполняют важнейшую задачу, связанную с обеспечением соблюдения миссии университетов, которая состоит в трех словах – исследование, образование и служение. Таким образом, одним из важных преимуществ, которое связано с работой подобных специализированных отделов, выступает возможность, предоставляемая всем исследователям заниматься полноценной исследовательской работой. Ученым не требуется осваивать смежные профессии, которые связаны, к примеру, с патентованием, маркетингом научных разработок, управлением лицензионными соглашениями и т.п. В конечном итоге, при высоком уровне организации трансфера технологий, за счет работы соответствующих отделов, будет наблюдаться рост эффективности исследовательской работы [14].

Развитие трансфера технологий – органичная и неотъемлемая часть построения национальной инновационной системы, которая ориентирована на повышение конкурентоспособности национальной экономики и обеспечивающая переход к стабильному росту экономики.

Таким образом, отдел трансфера технологий будет способствовать интеграции промышленности, науки и сельского хозяйства посредством активизации трансфера технологий (ТТ), образованию новых технологических организаций, пресечению недобросовестной конкуренции и утечке научной информации, а также формированию новых рабочих мест. Отдел трансфера технологий содействует развитию и проникновению передовых агротехнологий в приоритетные отрасли сельского хозяйства в соответствии с местными почвенно-климатическими условиями региона и аграрной специализацией. Специалисты отдела трансфера технологий могут провести объективную оценку проектов, опираясь на их перспективность, а не на субъективное предпочтение, развивают новые идеи и незамедлительно переносят их на рыночные продукты [15].

Структура агропромышленного комплекса, сложившаяся в годы застоя, не вписывается в рыночные условия. Разница в условиях производства в регионах Российской Федерации, уровень развитие производительных сил, национальных и местных традиций определяет многовариантные подходы к формированию и эффективному функционированию агропромышленного комплекса.

Список источников

  1. Губайдуллина Ф.С. Глобализация инновационной деятельности. // ЭКО, 2005, с. 92- 103.
  2. Дагаев А. Передача технологий из государственного сектора в промышленность как инструмент государственной инновационной политики / Проблемы теории и практики управления, № 5, 1999, с.65 -70.
  3. Ершов С.Н., Антонец В.А., Нечаева Н.В., Шейнфельд И.В., А.С. Ершов. Пилотный ЦТТ в России: подход ННГУ.//Инновации № 8 (75), 2004, с. 41-47.
  4. Европейские инновационные центры трансфера знакомятся с Российской сетью трансфера технологий. // Инновации № 6 (83), 2005, с. 86 88.
  5. Катешова М.Л. Инструментарий трансфера технологий/ М.Л. Катешова,
  6. Лавров К., Чумаченко Б. Некоторые аспекты формирования рыночной инфраструктуры трансфера технологий. // Проблемы теории и практики управления, № 3,2003, с. 81 85.
  7. Мировая экономика. Прогноз до 2020 г. Под ред. Дынкина А.А. М.: Издательство Магистр, 2007. 432 стр.
  8. Наука и высокие технологии России на рубеже третьего тысячелетия (социально-экономические аспекты развития) / Руководители авт. колл. В.Л. Макаров, А.Е. Варшавский. М. Наука, 2001. – 636 с.
  9. Наука России в цифрах: 2005. Стат. сб. М.: ЦИСН, 2005.
  10. Наука и высокие технологии России на рубеже третьего тысячелетия (социально-экономические аспекты развития) / Руководители авт. колл. B.JI. Макаров, А.Е. Варшавский. М. Наука, 2001. – 636 с.
  11. Трансфер технологий: теория и современная практика / Под ред. Пивоваровой М.А. М.: МАКС Пресс, 2004. – 148 с.
  12. Уткин Э.А. Управление фирмой.- М.: «Акалис», 1996. 516 с.
  13. Шапошников А.А. Трансфер технологий на примере региональной инновационной стратегии Томской области. // ЭКО, 2003, с. 91-96.
  14. Шапошников А.А. Этапы трансфера технологий в вузе/НИИ. // Инновации № 3 (70), 2004.
  15. Шапошников А.А. Трансфер технологий: определение и формы. // Инновации № 1 (78), 2005, с. 57 60.
  16. Шапошников А.А. Основные проблемы, возникающие при осуществлении трансфера технологий из науки в промышленность, и пути их решения. // Инновации № 7 (74), 2004, с. 24-25.

References

  1. Gubajdullina F.S. Globalizaciya innovacionnoj deyatel`nosti. // E`KO, 2005, s. 92- 103.
  2. Dagaev A. Peredacha texnologij iz gosudarstvennogo sektora v promy`shlennost` kak instrument gosudarstvennoj innovacionnoj politiki / Problemy` teorii i praktiki upravleniya, № 5, 1999, s.65 -70.
  3. Ershov S.N., Antonecz V.A., Nechaeva N.V., Shejnfel`d I.V., A.S. Ershov. Pilotny`j CzTT v Rossii: podxod NNGU.//Innovacii № 8 (75), 2004, s. 41-47.
  4. Evropejskie innovacionny`e centry` transfera znakomyatsya s Rossijskoj set`yu transfera texnologij. // Innovacii № 6 (83), 2005, s. 86 88.
  5. Kateshova M.L. Instrumentarij transfera texnologij/ M.L. Kateshova,
  6. Lavrov K., Chumachenko B. Nekotory`e aspekty` formirovaniya ry`nochnoj infrastruktury` transfera texnologij. // Problemy` teorii i praktiki upravleniya, № 3,2003, s. 81 85.
  7. Mirovaya e`konomika. Prognoz do 2020 g. Pod red. Dy`nkina A.A. M.: Izdatel`stvo Magistr, 2007. 432 str.
  8. Nauka i vy`sokie texnologii Rossii na rubezhe tret`ego ty`syacheletiya (social`no-e`konomicheskie aspekty` razvitiya) / Rukovoditeli avt. koll. V.L. Makarov, A.E. Varshavskij. M. Nauka, 2001. – 636 s.
  9. Nauka Rossii v cifrax: 2005. Stat. sb. M.: CISN, 2005.
  10. Nauka i vy`sokie texnologii Rossii na rubezhe tret`ego ty`syacheletiya (social`no-e`konomicheskie aspekty` razvitiya) / Rukovoditeli avt. koll. B.JI. Makarov, A.E. Varshavskij. M. Nauka, 2001. – 636 s.
  11. Transfer texnologij: teoriya i sovremennaya praktika / Pod red. Pivovarovoj M.A. M.: MAKS Press, 2004. – 148 s.
  12. Utkin E`.A. Upravlenie firmoj.- M.: «Akalis», 1996. 516 s.
  13. Shaposhnikov A.A. Transfer texnologij na primere regional`noj innovacionnoj strategii Tomskoj oblasti. // E`KO, 2003, s. 91-96.
  14. Shaposhnikov A.A. E`tapy` transfera texnologij v vuze/NII. // Innovacii № 3 (70), 2004.
  15. Shaposhnikov A.A. Transfer texnologij: opredelenie i formy`. // Innovacii № 1 (78), 2005, s. 57 60.
  16. Shaposhnikov A.A. Osnovny`e problemy`, voznikayushhie pri osushhestvlenii transfera texnologij iz nauki v promy`shlennost`, i puti ix resheniya. // Innovacii № 7 (74), 2004, s. 24-25.

Для цитирования: Юдин А.А., Тарабукина Т.В. Создание организационной модели отдела трансфера технологий в сфере АПК Республики Коми // Московский экономический журнал. 2021. № 9. URL: https://qje.su/ekonomika-apk/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-9-2021-63/

© Юдин А.А., Тарабукина Т.В., 2021. Московский экономический журнал, 2021, № 9.




Московский экономический журнал 8/2021

Научная статья

Original article

УДК 336.77 + 336.63 +336.01

doi: 10.24411/2413-046Х-2021-10507

РАЗВИТИЕ ЛИЗИНГА В АГРАРНОЙ СФЕРЕ СТРАН АФРИКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЦИФРОВЫХ ФИНАНСОВЫХ ИНСТРУМЕНТОВ

DEVELOPMENT OF LEASING IN AFRICAN AGRICULTURE WITH THE USE OF DIGITAL FINANCIAL INSTRUMENTS 

Гаврилова Нина Германовна, младший научный сотрудник Центра изучения проблем переходной экономики ФГБУН «Институт Африки Российской академии наук», E-mail: ninagavrilova1976@gmail.com

Мухаметзянов Рафаил Рувинович, кандидат экономических наук, доцент кафедры мировой экономики и маркетинга ФГБОУ ВО «Российский государственный аграрный университет – МСХА имени К.А. Тимирязева, E-mail: mrafailr@yandex.ru 

Gavrilova Nina Germanovna, Institute for African Studies of the Russian Academy of Sciences, Moscow, Russia)

Mukhametzyanov Rafail Ruvinovich, Russian State Agrarian University – Moscow Timiryazev Agricultural Academy, Moscow, Russia

Аннотация. В развитых государствах мира лизинговые сделки распространены довольно значительное время, и их использование в практической деятельности хозяйствующих субъектов аграрной сферы позволило значительно улучшить ситуацию с обеспеченностью товаропроизводителей необходимой сельскохозяйственной техникой и оборудованием, племенными и продуктивными животными. В сельском хозяйстве многих развивающихся стран Африки, в частности, расположенных южнее Сахары, лизинговые сделки – явление достаточно редкое, но эпизодически присутствующее практически во всех государствах региона. Медленное распространение лизинга на рассматриваемом нами континенте вызвано целым рядом причин и обстоятельств, которые авторы частично отразили в данной научной работе.

В процессе исследования обозначенной проблемы мы выявили интересный факт. С одной стороны, лизинг является необходимым для развития сельского хозяйства стран Африки южнее Сахары (АЮС), с другой стороны, он выступает достаточно специфическим финансовым инструментом для государств этого континента, пока еще довольно сложным для практического использования в деятельности хозяйствующих субъектов аграрной сферы региона. Во многом это объясняется тем, что преобладающая часть производителей сельскохозяйственной продукции, являющихся потенциальными потребителями лизинговых сделок, – это мелкие фермерские хозяйства, члены которых имеют очень низкий уровень образования (вплоть до практически полного отсутствия финансовой грамотности). На основе критического осмысления текущей ситуации авторами сформулирован ряд предложений по распространению лизинга сельскохозяйственной техники и оборудования в аграрной сфере стран Африки при условии адаптации этого финансового инструмента к местным особенностям, в том числе с учетом развития цифровых технологий и последних инноваций в данной области.

Abstract.  In developed countries, leasing transactions have been widespread for quite a long time, and their use in the practical activities of economic entities in the agricultural sector has significantly improved the situation with the provision of commodity producers with the necessary agricultural machinery and equipment, breeding and productive animals. In agriculture of many developing countries in Africa, in particular those located in sub-Saharan Africa, leasing transactions are a rather rare phenomenon, but have irregular presence in almost all states of this region. The slow spread of leasing on the continent is due to a number of reasons and circumstances, which the authors partially reflected in the present paper.

In the process of researching the stated problem, we revealed that, on the one hand, leasing is necessary for the development of agriculture in sub-Saharan Africa, but, on the other hand, it acts as a rather specific financial instrument for the states of this continent, and is still quite difficult to use in practice in the activities of economic entities in sub-Saharan Africa’s agricultural sector. This is largely due to the fact that the majority of agricultural producers who are potential consumers of leasing transactions are small farmers who have a very low level of education and are characterized by an almost complete lack of financial literacy. Based on a critical understanding of the current situation, the authors in this paper formulated a number of proposals for the spread of leasing of agricultural machinery and equipment in Africa’s agricultural sector, taking into account the adaptation of this financial instrument to local circumstances, including the development of digital technologies and the latest innovations in this area. 

Ключевые слова: Африка, сельское хозяйство, механизация аграрного производства, лизинговые сделки, цифровой лизинг, мелкие фермеры, финансовые услуги, инвестирование, кредит, Hello Tractor

Keywords: Africa, agriculture, mechanization of agricultural production, leasing transactions, digital leasing, small farmers, financial services, investment, credit, Hello Tractor 

Введение. Большинство государств Африки, многие из которых получили независимость от метрополий более полувека назад, до сих пор не решили социальные и экономические проблемы, которые достались им в наследство от колониального прошлого. Более того, некоторые из них, на наш взгляд, даже усилились, что связано со значительным ростом численности населения. Достижения научно-технического прогресса в сфере здравоохранения, массовая вакцинация от смертельных болезней, распространение знаний о методах предупреждения и лечения заболеваний, повышение уровня медицинской помощи, в том числе и со стороны международных организаций, внесли свой неоспоримый вклад в существенное сокращение детской и взрослой смертности в африканских странах. Это несомненное с гуманистической точки зрения достижение спровоцировало ускоренный прирост числа жителей в африканских государствах, что усугубило проблемы бедности, недоедания, безработицы и многие другие.

В то же время на практике мало заметен технологический прогресс в сфере производства сельскохозяйственной продукции. Многие страны, расположенные на этом материке, не обеспечивают свою продовольственную безопасность, хотя обладают вполне благоприятными условиями не только для самообеспечения сельхозпродукцией, но и для формирования экспортного потенциала по некоторым видам сырья и продовольствия. Например, как показывают исследования некоторых специалистов, ряд африканских государств мог бы занять более достойное место в международной торговле плодово-ягодной продукцией тропического и субтропического происхождения с позиций увеличения их экспортных поставок [1]. Однако архаичные методы ведения сельскохозяйственного производства не позволяют решить даже проблему удовлетворения потребностей собственного населения во фруктах и ягодах в соответствии с рекомендуемыми нормами рационального и оптимального питания. Так, согласно данным Всемирной организации здравоохранения среднестатический человек должен потреблять 0,4 кг свежей плодоовощной продукции в день [2]. Наши исследования свидетельствуют, что типичный африканец потребляет существенно меньше этого объема. Например, содержание витамина А, которым богаты многие фрукты и овощи, в рационе нигерийцев, жителей крупнейшей по численности населения африканской страны, как минимум в два раза ниже уровня, наблюдаемого в развитых странах. Доступность такого макроэлемента как железо в продуктах питания животного происхождения составляет в этом государстве всего 1 мг на одного человека в сутки, тогда как в Японии этот показатель держится на уровне в 8,0 мг, во Франции – 8,6 мг, в Южной Корее – 8,9 мг [3].

Многие специалисты говорят о том, что продовольственная безопасность является одним из основных элементов экономической безопасности любого государства, значение которой обусловлено ролью продовольственного обеспечения для достижения стабильности в обществе – как в социальной, так и в экономической сфере [4].

С учетом роста численности населения, а также изменений климата без кардинальных мероприятий в области производства сельскохозяйственной продукции решение продовольственной проблемы за счет собственных ресурсов для многих развивающихся стран, в том числе африканских, может стать недоступным. Так, по оценке Департамента по экономическим и социальным вопросам Организации объединенных наций к середине XXI века в мире будет насчитываться 9,3 млрд человек, в том числе в Индии – 1,658 млрд, в Китае – 1,364 млрд, в Нигерии – 410 млн, в Индонезии – 321 млн, в Пакистане – 307 млн и т.д. [5]. В связи с этим, как отмечается в некоторых исследованиях, сельскохозяйственным производителям к 2050 г. придется изготавливать на 50 % больше продовольствия, чем сегодня, чтобы обеспечить нужды стремительно растущего населения Земли. И это должно быть сделано на фоне роста цен на электроэнергию и глобального изменения климата, которые только усложняют и удорожают производство пищи [6].

Это положение вполне устраивает развитые государства мира, которые заинтересованы и дальше поставлять создаваемые их национальными производителями агропродовольственные товары на рынки развивающихся стран Африки [7]. Развитие крупнотоварного сектора в аграрной сфере этого континента могло бы решить многие насущные проблемы, в том числе сформировать экспортоориентированное производство. Однако для этого необходимо развивать сельскохозяйственную кооперацию среди мелких фермеров, а также агропромышленную интеграцию. Положительный практический опыт многих развитых держав свидетельствует о том, что кооперативный сектор в агропродовольственной сфере, наряду с крупным частным и государственным, занимает довольно значительные позиции как на внутренних, так и на внешних рынках [8].

Однако даже в развитых странах мира крупнотоварное производство сельскохозяйственной продукции невозможно представить без комплексной механизации соответствующих технологических процессов, чему немало способствуют лизинговые отношения. Лизинг сельскохозяйственной техники и оборудования представляет собой неотъемлемую часть современного рынка финансовых услуг для сельского хозяйства, с одной стороны, и соответствующего рынка материальных средств производства – с другой [9]. В развитых государствах мира лизинговые сделки распространены довольно давно, и их использование в практической деятельности хозяйствующих субъектов аграрной сферы позволило значительно улучшить ситуацию с обеспеченностью товаропроизводителей необходимой сельскохозяйственной техникой и оборудованием, племенными и продуктивными животными. По своей сути они являются альтернативой банковскому кредиту.

В то же время развитие лизинга в сельском хозяйстве стран Африки южнее Сахары (АЮС) идет замедленными темпами из-за множества причин. Их устранение может сыграть позитивную роль в более широком распространении лизинговых сделок в аграрном секторе. На основе анализа мнений экспертов и специалистов, занимающихся этой проблемой, мы пришли к выводу, что к освещению выделенных нами проблем можно подойти с двух сторон: со стороны финансовых структур, оказывающих лизинговые услуги, и со стороны мелких фермеров, которые являются основными производителями сельскохозяйственной продукции в АЮС и могут стать вероятными пользователями этих услуг. Чаще всего ограничения со стороны финансовых учреждений связаны с недостаточно отработанным механизмом оценки кредитоспособности фермеров. Со стороны производителей сельхозпродукции проблемы видятся в низком уровне образования, незнании современных преимуществ и различий в финансовых услугах, а также в недостатке средств, поскольку большая часть фермеров живет за чертой бедности.

Авторами были выделены некоторые ограничения, препятствующие распространению лизинговых услуг, и рассмотрены цифровые технологии, облегчающие предоставление лизинга поставщиками финансовых услуг и доступные для использования фермерами стран АЮС.

Материалы и методы исследования. Целью нашего исследования является изучение современного состояния и перспектив развития лизинга в аграрной сфере африканских государств, в том числе с использованием цифровых финансовых инструментов. Для достижения поставленной цели нами были обозначены следующие задачи:

  • обосновать преимущества использования лизинга в сельском хозяйстве стран Африки южнее Сахары;
  • выявить причины, объясняющие, почему поставщики финансовых услуг мало кредитуют лизинговые сделки в государствах анализируемого континента;
  • рассмотреть более подробно существующие в лизинговой сфере этого региона мира цифровые решения на примере компании Hello Tractor.

Для исследования основных ограничений на пути распространения лизинга авторы применили статистико-библиографический метод изучения мнений отечественных и иностранных ученых, касающихся выделенного вопроса, в различных наукометрических базах, как российских, так и зарубежных. Также были рассмотрены и изучены отчеты компаний, проводивших полевые исследования вопросов распространения и использования лизинговых сделок. Например, это отчеты FSD Africa (Financial Sector Deepening Africa), некоммерческой организации в Кении, которая исследует вопросы создания и укрепления финансовых рынков в странах Африки к югу от Сахары, CTA (The Technical Centre for Agricultural and Rural Cooperation), отчета по финансовым услугам для сельского хозяйства Африки от группы специалистов Всемирного Банка и MasterCard Foundation и т. д.

Также авторами были изучены и проанализированы статьи отечественных и зарубежных ученых, включенные в библиографические и реферативные базы данных РИНЦ, Scopus, Web of Science, и другие источники информации по тематике данного исследования.

Результаты и обсуждение. В начале этого раздела научной работы обоснуем необходимость развития использования лизинга в сельском хозяйстве стран АЮС. Актуальность популяризации и распространения лизинговых сделок для приобретения сельскохозяйственной техники и оборудования объясняется тем, что в государствах этого региона мира развитие аграрного сектора имеет фундаментальное значение для сокращения масштабов бедности и может играть главную роль в стимулировании экономического роста и обеспечении социальных преобразований с участием основных производителей сельскохозяйственной продукции – мелких фермеров. Пути решения этой и связанных с ней (продовольственной, демографической, развития человеческого потенциала и др.) проблем в странах рассматриваемого нами континента многие специалисты связывают с повышением производительности труда и эффективности сельскохозяйственного производства. Они, в свою очередь, достаточно точно характеризуются системой натуральных и стоимостных показателей [10].

Среди натуральных, отражающих эффективность производства, важнейшими являются такие, как урожайность растениеводческих культур и продуктивность сельскохозяйственных животных. Как показывают многочисленные исследования, в большинстве стран Африки основная масса аграрных производителей, представляющих собой мелких фермеров, осуществляет процессы производства продукции растительного и животного происхождения на основе примитивных технологий с преимущественным использованием физического труда. Поэтому наблюдаемые уровни урожайности и продуктивности значительно уступают аналогичным параметрам, достигнутым в крупнотоварном производстве развитых государств.

Среди стоимостных показателей основными считаются прибыль и рентабельность. Первый из них в упрощенном подходе можно определить как разницу между выручкой от реализации произведенной продукции и издержками на ее создание. Если хозяйствующий субъект генерирует прибыль и она растет, то это положительно влияет на его рыночную стоимость и инвестиционную привлекательность [11]. Кредитным организациям, многие из которых участвуют в лизинговых сделках, комфортнее работать именно с такими хозяйствами. Это справедливо в отношении любого предприятия, включая сельскохозяйственные.

Одним из направлений повышения эффективности производственных процессов в аграрной сфере африканских стран является применение современных средств механизации труда [12]. В свете того, что фермеры, как правило, не имеют собственных ресурсов для их покупки, необходимо развитие частного и государственного финансирования именно этого направления. На данный момент недостаточный доступ к финансам является основной причиной того, что сельскохозяйственные производители не могут увеличить свои инвестиции в качественные производственные ресурсы.

Как перспективному финансовому инструменту лизингу присущи некоторые преимущества. Самый главный плюс для фермеров заключается в отсутствии кредитного залога, потому что фермеры редко обладают залоговым обеспечением. В традиционных моделях лизинга фермеры вносят определенный ежемесячный платеж различного размера в зависимости от цикла доходов фермера [13].

Со стороны арендодателя права собственности на взятый в лизинг актив сохраняются на протяжении всего срока аренды, и это снижает риски поставщиков финансовых услуг.

Развитие лизинга в странах АЮС может обеспечить значительные сдвиги в эффективности сельскохозяйственного производства. Наличие работающего финансового лизинга для машин и оборудования может значительно повысить уровень механизации мелких фермеров и положительным образом сказаться как на благосостоянии самого фермера, так и на самообеспеченности страны продовольствием. Однако на данный момент в АЮС присутствуют единичные решения в области кредитования на покупку сельскохозяйственной техники. Для устранения множества ограничений в распространении существующих в настоящее время в рыночной системе стран АЮС лизинговых продуктов потребуется ряд изменений как на континентальном и страновом уровне, так и на уровне отдельных финансовых институтов и самих фермеров.

В целях более полного раскрытия заявленной нами проблемы исследования выявим причины, объясняющие, почему поставщики финансовых услуг мало кредитуют лизинговые сделки в государствах анализируемого континента. Крупные финансовые институты стран АЮС далеки от понимания рисков ведения сельскохозяйственной деятельности и процессов получения прибыли от нее. Сложная система оценки ключевых характеристик аграрного производства отвращает их от взаимодействия с производителями.

По мнению специалистов FSD Africa, развитие взаимодействия финансовых и сельскохозяйственных рынков в странах Африки к югу от Сахары станет важным фактором в упрощении понимания механизмов аграрного производства и оценки важности кредитования сельского хозяйства.

Для того чтобы найти ключ к достижению более широкого распространения и использования лизинга в сельскохозяйственном секторе стран АЮС, необходимо обнаружить и проанализировать ограничения и проблемы, возникающие на разных уровнях использования этого финансового продукта.

Основными производителями сельскохозяйственной продукции в Африке являются мелкие фермеры, живущие за чертой бедности [14]. Можно выделить ряд причин, по которым использование ими такой финансовой услуги, как лизинг, затруднено, и в то же время выяснить, что эти же ограничения являются сдерживающим фактором для оказания услуг лизинга со стороны финансовых учреждений.

Современные проблемы проникновения любых форм финансирования сельского хозяйства в страны Африки к югу от Сахары, в том числе и лизинговых сделок, заключаются в следующем.

  1. Поставщики финансовых услуг, инвесторы и часто высшие руководящие органы имеют незначительное или крайне ограниченное представление о насущных потребностях производителей сельскохозяйственной продукции [13].
  2. Отсталая или неразвитая инфраструктура замедляет охват потенциальных пользователей лизинговых услуг, так как не дает познакомить их с особенностями и выгодами этого предложения и оценить на месте кредитоспособность фермеров [15].
  3. Слабые рыночные связи между лизинговыми компаниями, финансовыми учреждениями и фермерами.
  4. Слишком большое количество рисков, которые нужно учесть при оценке кредитоспособности потенциального клиента – сельхозпроизводителя.
  5. Бедность фермеров и небольшие размеры их наделов, не позволяющие им расширять свою деятельность; они оцениваются финансовыми учреждениями как невыгодные из-за небольших размеров ссуд [16].
  6. Информационная асимметрия как со стороны фермеров, которые не знают, что такое лизинг, или не могут разобраться в тонкостях оформления документов на его получение, так и со стороны финансовых учреждений, неспособных объективно оценить кредитоспособность потенциальных потребителей услуги. Необходимость оказания информационной и консультационной помощи сельскохозяйственным товаропроизводителям доказана многими учеными и подтверждена практикой хозяйствования аграрной сферы развитых стран мира [17].
  7. Большие сложности, связанные с продажей подержанной техники, так как ее вторичный рынок практически отсутствует.
  8. Низкий уровень грамотности населения, в том числе и финансовой, незнание и невозможность понять суть и различия финансовых продуктов.

Однако, несмотря на вышеперечисленные ограничения, со стороны финансовых учреждений наметилась стойкая тенденция к расширению сети клиентов среди сельских жителей [18]. Цифровые технологии могут стать выгодным инструментом роста лизинга как для потребителей, так и для продавцов услуги. Это должно произойти за счет уменьшения информационной асимметрии для участников сделки, упрощения системы идентификации заемщиков, повышения прозрачности транзакций и качества оценки рисков ведения деятельности, а также более глубокой и быстрой оценки кредитоспособности. 

Рассмотрим более подробно существующие в лизинговой сфере Африки цифровые решения. Одним из примеров поставщика услуг цифрового лизинга является компания Hello Tractor. Она была образована в 2014 году в Нигерии, чтобы сдавать в аренду фермерам компактные тракторы с целью снижения затрат на обработку земли, увеличения объемов производства на фермах и, соответственно, доходов. В настоящее время компания уже открыла филиалы в Нигерии, Кении, Сенегале, Мозамбике, Южной Африке и Танзании и имеет в планах создание отделений в Уганде и Эфиопии. Спектр предоставляемых ею услуг значительно расширился, и сейчас он выглядит примерно так:

  1. решение проблемы неполной обработки пахотных земель за счет временного предоставления компактной тракторной техники;
  2. сбор и аккумуляция данных о местонахождении оборудования и его производительности, о методах возделывания культур и др., которые инвесторы используют после анализа для более точной оценки рисков, связанных с вложением средств в аренду сельскохозяйственной техники;
  3. сбор и аккумуляция данных для прогнозирования продаж продукции на рынках (предполагаемая урожайность, сроки готовности продукции, ее местоположение и удаленность от основных точек сбыта);
  4. Hello Tractor способствует грамотному управлению финансовыми рисками для инвесторов, желающих выйти в сегмент компактных тракторов, так как через свою платформу облегчает нахождение партнеров по сделкам и взаимодействие всех участников, обеспечивает их прозрачность и снижает транзакционные издержки.

Сегодня основные клиенты компании – крупные инвесторы в области производства и реализации компактных тракторов (например, John Deere, AGCO, Escorts, Kubota, TAFE) и менеджеры автопарков, крупных агрохолдингов и др., но также Hello Tractor разработала свое приложение и для мелких фермеров, имеющих доступ к мобильным технологиям [15]. Статистика, собранная специалистами, приводит примерные цифры пользователей компании Hello Tractor, и в 2017 г. среднее количество фермеров, обращавшихся за ее услугами, составило примерно 10 тыс. человек [19]. Практически все фермеры платят компании наличными, так как среди сельских жителей крайне мал процент фермеров, имеющих банковский счет и, соответственно, пользующихся электронными деньгами.

Hello Tractor налаживает сотрудничество с банками и другими финансовыми учреждениями для расширения спектра услуг, оказываемых через ее платформу. С помощью интернет-площадки компании могут начать взаимодействие три стороны лизинговой сделки: продавец оборудования, арендатор и финансовый институт, предоставляющий лизинговую ссуду. Фермер, воспользовавшийся услугами, занимается сельским хозяйством более эффективно и получает экономию от того, что больше не использует наемный ручной труд. Также ему не требуется капитала для покупки, обслуживания и ремонта активов. Владельцы тракторов могут удаленно контролировать движения трактора и его оператора при помощи программного обеспечения на основе ГИС и микродатчиков [15].

В Африке уже не один десяток компаний, предоставляющих подобные Hello Tractor услуги. Так, в Кении работает компания Tinga – еще один пример инноваций в области цифрового лизинга для сельского хозяйства. Компания предлагает «общественную механизацию», при которой доступ к необходимому сельскохозяйственному оборудованию через мобильное приложение получают группы фермеров. Производителю продукции на интернет-платформе компании принадлежит учетная запись, через которую можно заказать использование техники на определенный период, внося плату только за обработанную этой техникой площадь земли [15].

Цифровые технологии пока что незначительно изменили рынок лизинга со стороны предложения в странах АЮС, однако активно продолжается формирование каналов, с помощью которых фермеры могут арендовать оборудование, появляются новые инструменты, облегчающие предоставление лизинга поставщиками финансовых услуг. Более того, такие платформы делают процессы неформального кредитования более прозрачными и доступными. Отчасти благодаря этому происходит финансовая интеграция фермеров, ранее не использовавших современные решения, в цифровую экономику.

Выводы. На основании проведенного исследования мы считаем необходимым сделать следующие ключевые выводы, которые могут послужить основой для дальнейшего осмысления ситуации, складывающейся в области развития лизинга в аграрной сфере стран Африки, в том числе с учетом использования цифровых финансовых инструментов, ее обсуждения экспертами и специалистами в целях ускоренного развития аграрной сферы государств рассматриваемого региона и решения в них продовольственной проблемы.

Большинство фермеров стран АЮС не имеет представления о лизинге и его преимуществах по сравнению с традиционными банковскими займами, а поставщики финансовых услуг не предоставляют им достаточно возможностей из-за высокого риска неокупаемости. Однако представляется, что ведение сельскохозяйственного производства, осуществляемого мелкими фермерами, у которых наблюдается недостаток собственных средств, предполагает использование лизинга как наиболее важного финансового продукта для механизации производства и повышения его эффективности. Введение в практику и использование современных цифровых технологий при оказании лизинговых услуг может способствовать их более быстрому распространению и использованию основной группой сельскохозяйственных производителей – мелких фермеров.

Наиболее перспективными и обладающими потенциалом быстрого развития и распространения лизинговых сделок являются Гана, Кения, Замбия, Эфиопия, ЮАР и Нигерия, в которых уже предприняты первые шаги для развития секторов сельскохозяйственного лизинга. В этих странах в рамках лизинга уже ведут свою деятельность как государственные, так и частные заинтересованные стороны. Их координация и улучшение среды для совместной деятельности будут играть ключевую роль в поддержке роста сектора. Представляется, что особое значение должно отдаваться разработке аграрной политики, учитывающей нюансы лизинговых сделок и их пользу для устойчивого развития сельского хозяйства [20]. Также будет иметь значение развитие аграрной политики, инфраструктуры, цифровых решений в области лизинга, вторичного рынка сельскохозяйственной техники и оборудования, повышения цифровой грамотности населения и интеграции его в цифровую экономику. 

Список источников

  1. Бритик Э.В. Мировое производство и международная торговля плодово-ягодной продукцией // Научное обозрение: теория и практика. – 2020. – Т. 10. – Вып. 8. – С. 1445–1462.
  2. Леснов А.П. Сельскохозяйственные рынки ЕС и России: теоретические и практические аспекты (на примере плодоовощной продукции). Монография. – М: МГУП, 2005. – 243 с.
  3. Gavrilova N., Denisova T.S. Nigeria’s Food Security Challenge and the Response of international Organizations // Asia and Africa Today. 2019. № 7. С. 54-58.
  4. Зарецкая А.С. Статистическая оценка обеспеченности населения региона продуктами питания в системе продовольственной безопасности страны//Вестник Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. – 2014. – № 82. – С. 91-95.
  5. Бритик Э. В. Производство картофеля и овощей в мире и в основных странах // Научное обозрение: теория и практика. – 2020. – Т. 10. – Вып. 7. – С. 1287–1303.
  6. Корольков А.Ф. Аграрная политика: учебное пособие / А.Ф. Корольков, В.В. Приемко. – М.: Издательство РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева, 2017. – 127 с.
  7. Frolova, E.Yu. Contradictions to regulatory measures and their impact on global and national agricultural markets / E.Yu. Frolova [et al] // В сборнике: Advances in Economics, Business and Management Research (AEBMR). Proceedings of In-ternational Scientific and Practical Conference «Russia 2020 – a new reality: economy and society». – 2021. – Pp. 276-280.
  8. Агирбов Ю.И. Сельскохозяйственная кооперация и агропромышленная интеграция. Учебное пособие. – М.: Издательство РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева, 2005. – 186 с.
  9. Мухаметзянов Р.Р. Сельскохозяйственные рынки: методические истоки учения и современная практика анализа: монография / Р.Р. Мухаметзянов [и др.]; М: РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева. 2012. 360 с.
  10. Агирбов Ю.И. Экономика АПК: учебное пособие. – М.: Издательство РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева, 2009. – 179 с.
  11. Зарук Н. Ф. Оценка стоимости агропромышленной группы: учебное пособие / Н.Ф. Зарук, Р.В. Костина, Р.Р. Мухаметзянов. – М.: ФГБНУ «Росинформагротех», 2017. – 184 с.
  12. Экономика сельского хозяйства: учебник для вузов / Н.Я. Коваленко [и др.]; под редакцией Н.Я. Коваленко. — М.: Издательство Юрайт, 2020. – 406 с.
  13. Nathan Associates, FSD Africa. Agricultural Leasing Market Scoping Study for Sub-Saharan Africa. Reducing Poverty trough Financial Sector Development. Report. 2017.
  14. Гаврилова Н.Г. Интегрированный агропромышленный парк как перспективная модель развития сельского хозяйства Африки / Н.Г. Гаврилова, Р.Р. Мухаметзянов // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2021. – № 9. – С. 45-55.
  15. The Digitalisation of African Agriculture Report, 2018-2019. The Technical Centre for Agricultural and Rural Cooperation (CTA).
  16. Гаврилова Н.Г. Проблемы и перспективы цифровизации мелкого фермерства в Нигерии // Африка: постколониальный дискурс: тезисы докладов Всероссийской конференции 25-26 июня 2020 г. / отв. ред. Т.М. Гавристова; Яросл. гос. ун-т им. П.Г. Демидова; Н.Е. Хохолькова; ИАфр РАН. – Ярославль: Филигрань, 2020. с. 35-37.
  17. Кошелев В.М. Организация консультационной деятельности в АПК (учебник и практикум). / под. ред. В.М. Кошелева. – М.: Издательство Юрайт, 2014 г. – 396 с.
  18. Гаврилова Н.Г. Преобразование сельского хозяйства Африки: потенциал цифровых технологий. В сборнике: Национальная научно-практическая конференция, посвященная 85-летию со дня рождения А.М. Гатаулина. Сборник статей конференции. Москва, 2021. С. 100-112.
  19. DigitaI Financial Services for Agriculture. IFC and the Mastercard Foundation’s Partnership for Financial Inclusion. Report. [Электронный ресурс] Available at: https://www.ifc.org/wps/wcm/connect/3d053636-c589-47ac-865d-731068f0736e/Digital+Financial+Services+for+Agriculture_IFC%2BMCF_2018.pdf?MOD=AJPERES&CVID=moq-VoG (дата обращения: 02.09.2021).
  20. Сапунцов А.Л. Внешняя торговля Африки сельскохозяйственной продукцией: финансовый аспект // Аграрный научный журнал. – 2015. – № 12. – С. 90-96.

References

  1. Britik, EH.V. (2020). Mirovoe proizvodstvo i mezhdunarodnaya torgovlya plodovo-yagodnoi produktsiei. Nauchnoe obozrenie: teoriya i praktika, vol. 10, no 8, pp. 1445–1462.
  2. Lesnov, A.P. Sel’skokhozyaistvennye rynki ES i Rossii: teoreticheskie i prakticheskie aspekty (na primere plodoovoshchnoi produktsii). Monografiya. Moscow, MGUP, 2005, 243 p.
  3. Gavrilova, N., Denisova T.S. (2019). Nigeria’s Food Security Challenge and the Response of international Organizations. Asia and Africa Today, no 7, pp. 54-58.
  4. Zaretskaya, A.S. (2014). Statisticheskaya otsenka obespechennosti naseleniya regiona produktami pitaniya v sisteme prodovol’stvennoi bezopasnosti strany. Vestnik Novgorodskogo gosudarstvennogo universiteta im. Yaroslava Mudrogo, no 82, pp. 91-95.
  5. Britik, EH. V. (2020). Proizvodstvo kartofelya i ovoshchei v mire i v osnovnykh stranakh. Nauchnoe obozrenie: teoriya i praktika, vol. 10, no 7, pp. 1287–1303.
  6. Korol’kov A.F. Agrarnaya politika: uchebnoe posobie. Moscow, Izdatel’stvo RGAU-MSKHA imeni K.A. Timiryazeva, 2017, 127 p.
  7. Frolova E.Yu. Contradictions to regulatory measures and their impact on global and national agricultural markets, Advances in Economics, Business and Management Research (AEBMR). Proceedings of In-ternational Scientific and Practical Conference «Russia 2020 – a new reality: economy and society». Atlantis Press, 2021, pp. 276-280.
  8. Agirbov YU.I. Sel’skokhozyaistvennaya kooperatsiya i agropromyshlennaya integratsiya, Uchebnoe posobie. Moscow, Izdatel’stvo RGAU-MSKHA imeni K.A. Timiryazeva, 2005, 186 p.
  9. Mukhametzyanov R.R. Sel’skokhozyaistvennye rynki: metodicheskie istoki ucheniya i sovremennaya praktika analiza: monografiya. Moscow, Izdatel’stvo RGAU-MSKHA im. K.A. Timiryazeva. 2012, 360 p.
  10. Agirbov YU.I. Ehkonomika APK: uchebnoe posobie. – Moscow, Izdatel’stvo RGAU-MSKHA im. K.A. Timiryazeva, 2009, 179 p.
  11. Zaruk N. F. Otsenka stoimosti agropromyshlennoi gruppy: uchebnoe posobie. Moscow, Izdatel’stvo FGBNU «RosinformagroteKH», 2017, 184 p.
  12. Kovalenko N.YA. Ehkonomika sel’skogo khozyaistva: uchebnik dlya vuzov Moscow, Izdatel’stvo Yurait, 2020, 406 p.
  13. Nathan Associates, FSD Africa. Agricultural Leasing Market Scoping Study for Sub-Saharan Africa. Reducing Poverty trough Financial Sector Development. Report. 2017.
  14. Gavrilova, N.G., Mukhametzyanov, R.R. Integrirovannyi agropromyshlennyi park kak perspektivnaya model’ razvitiya sel’skogo khozyaistva Afriki (2021). Ehkonomika sel’skokhozyaistvennykh i pererabatyvayushchikh predpriyatii, no № 9, pp. 45-55.
  15. The Digitalisation of African Agriculture Report, 2018-2019. The Technical Centre for Agricultural and Rural Cooperation (CTA).
  16. Gavrilova, N.G. Problemy i perspektivy tsifrovizatsii melkogo fermerstva v Nigerii. Afrika: postkolonial’nyi diskurs: tezisy dokladov Vserossiiskoi konferentsii 25-26 iyunya 2020 g., ed. T.M. Gavristova, N.E. Khokhol’kova. Yaroslavl’: Izdatel’stvo Filigran’, 2020, p. 35-37.
  17. Koshelev V.M. Organizatsiya konsul’tatsionnoi deyatel’nosti v APK (uchebnik i praktikum). Moscow, Izdatel’stvo Yurait, 2014, 396 p.
  18. Gavrilova N.G. Preobrazovanie sel’skogo khozyaistva Afriki: potentsial tsifrovykh tekhnologii. V sbornike: Natsional’naya nauchno-prakticheskaya konferentsiya, posvyashchennaya 85-letiyu so dnya rozhdeniya A.M. Gataulina. Sbornik statei konferentsii, ed. N.M. Svetlov. Moscow, 2021, p 100-112.
  19. DigitaI Financial Services for Agriculture. IFC and the Mastercard Foundation’s Partnership for Financial Inclusion. Report. Available at: https://www.ifc.org/wps/wcm/connect/3d053636-c589-47ac-865d-731068f0736e/Digital+Financial+Services+for+Agriculture_IFC%2BMCF_2018.pdf?MOD=AJPERES&CVID=moq-VoG (accessed 02.09.2021).
  20. Sapuntsov, A.L. (2015). Vneshnyaya torgovlya Afriki sel’skokhozyaistvennoi produktsiei: finansovyi aspect. Agrarnyi nauchnyi zhurnal, no 12, p. 90-96.

Для цитирования: Гаврилова Н.Г., Мухаметзянов Р.Р. Развитие лизинга в аграрной сфере стран Африки с использованием цифровых финансовых инструментов // Московский экономический журнал. 2021. № 8. URL: https://qje.su/ekonomika-apk/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-8-2021-58/

©Гаврилова Н.Г., Мухаметзянов Р.Р., 2021. Московский экономический журнал, 2021, №8.




Московский экономический журнал 8/2021

Научная статья

Original article

УДК 330.15

doi: 10.24411/2413-046Х-2021-10452

ВЛИЯНИЕ ПАНДЕМИИ COVID-19 НА МИРОВУЮ ЭНЕРГЕТИКУ В 2020-2021 ГОДАХ

IMPACT OF THE COVID 19 PANDEMIC ON GLOBAL ENERGY IN 2020-2021 

Сыроватская Ольга Юрьевна, доцент кафедры прикладной экономики, кандидат экономических наук, доцент, Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова (Ленина) (г. Санкт-Петербург), 8-921-346-24-52, syrovatskay_o.u@inbox.ru, SPIN-код  8665-0890, https://orcid.org/0000-0002-2504-3520 

Лашманова Наталья Викторовна, профессор кафедры инновационного менеджмента, доктор технических наук, профессор, Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова (Ленина) (г. Санкт-Петербург), 8-911-741-81-28,  natalasha2007@mail.ru, SPIN-код  2075-0787

Садырин Игорь Анатольевич, доцент кафедры прикладной экономики, кандидат экономических наук, Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова (Ленина) (г. Санкт-Петербург), 8-960-243-87-01, sadyrin-73@inbox.ru, SPIN-код  9780-6146

Syrovatskaya Olga Yurievna, candidate of economic sciences, associate professor, Associate Professor at the Department of Applied Economics, Saint Petersburg State Electrotechnical University “LETI” them. IN AND. Ulyanova (Lenin) (St. Petersburg), 8-921-346-24-52, syrovatskay_o.u@inbox.ru, SPIN 8665-0890, https://orcid.org/0000-0002-2504-3520

Lashmanova Natalia Viktorovna, Professor of the Department of Innovation Management, Doctor of Technical Sciences, Professor, Saint Petersburg State Electrotechnical University “LETI” them. IN AND. Ulyanova (Lenin) (St. Petersburg), 8-911-741-81-28, natalasha2007@mail.ru, SPIN 2075-0787

Sadyrin Igor Anatolievich, Associate Professor at the Department of Applied Economics, PhD in Economics, Saint Petersburg State Electrotechnical University “LETI” them. IN AND. Ulyanova (Lenin) (St. Petersburg), 8-960-243-87-01, sadyrin-73@inbox.ru, SPIN 9780-6146

Аннотация. В статье рассматривается влияние пандемии Covid-19 на изменение спроса на энергоресурсы в 2020 и 2021 гг. и проблемы восстановления экономической активности и использования энергии в ряде стран. Рассмотрены вопросы воздействия вакцинации против Covid-19 на экономические процессы во многих крупных странах, а также меры поддержки и стимулирования, способствующие усилению экономического роста и восстановлению спроса на энергию в 2021 году.

В статье приведены аналитические материалы ежегодных Глобальных энергетических обзоров, публикуемых Международным энергетическим агентством (IEA).

Abstract. The article examines the impact of the Covid-19 pandemic on the change in energy demand in 2020 and 2021. and the challenges of economic recovery and energy use in a number of countries. The issues of the impact of vaccination against Covid-19 on economic processes in many large countries, as well as support and incentive measures that help to strengthen economic growth and restore energy demand in 2021 are considered.

This article provides analytical materials from the annual Global Energy Reviews published by the International Energy Agency (IEA).

Ключевые слова: пандемия, COVID-19, энергия, источники энергии, спрос на энергоресурсы

Keywords: pandemic, COVID-19, energy, energy sources, energy demand

Мировая экономика находится в очень сложном, а по мнению ряда специалистов и экспертов в кризисном состоянии, сопоставимом с кризисом начала 30-х годов прошлого века. Сравнением с событиями «Великой депрессии» отметились многие официальные лица, определяющие финансово-экономическую политику как отдельных стран, так и мировой экономической системы. К такому сравнению обращались, например, Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш, выступая на юбилейной 75 сессии Генассамблеи ООН [1], Директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева [2], Президент РФ В.В. Путин в своем выступлении на Всемирном экономическом форуме в Давосе в январе 2021 [3] года и многие другие.

Среди тезисов выступлений и публикаций мировых политиков и экономистов, посвященных экономическим проблемам, можно выделить один общий аспект: признание пандемии короновируса как ключевой причины кризисных явлений. Безусловно, пандемия короновируса в наибольшей степени затронула отрасль здравоохранения всех стран, подвергшихся влиянию опасной болезни. Но при этом беспрецедентные меры, предпринимаемые для борьбы с вирусом, оказали глобальное негативное влияние как на национальные экономики, так и на мировую экономику в целом. Среди таких мер можно выделить карантин и самоизоляцию населения, локдаун различных секторов экономики, переход к не всегда эффективным дистанционным формам работы и образования. Данные меры, в первую очередь, затронули те отрасли и сферы экономики, которые связаны с оказанием услуг населению, но они также оказали существенное влияние и на те отрасли, без которых невозможно существование современного общества. Поэтому целесообразно рассмотреть влияние пандемии короновируса и мер по борьбе с ней на энергетическую отрасль с учетом аналитических данных  ежегодного Глобального энергетического обзора, публикуемого Международным энергетическим агентством (IEA) [4], [5].

В Глобальном энергетическом обзоре за 2020 год представлены аналитические данные по потреблению энергетических ресурсов в различных странах. На основании этих данных хорошо видно, как менялась ситуация с производством энергии и ее потреблением по мере развития пандемии. Главном образом, данный обзор охватывает первое полугодие 2020 года, которое характеризовалось прохождением так называемой «первой волны» пандемии, и на начало 2021 года уже можно оценивать степень влияния «второй волны» коронокризиса, которая началась в конце сентября-начале октября 2020 года и во многих странах еще развивалась на начало февраля 2021 года.

При этом вводимые по мере развития пандемии меры привели к значительному падению спроса на энергетические ресурсы. Так, в первом квартале 2020 года, когда введение изоляционных мер стало шоковым для многих людей и сфер деятельности, скорость падения спроса достигала 25% в неделю для стран с жестким режимом изоляции и 18% в неделю для стран с частичным режимом изоляции. Очевидно, что падение спроса на энергию зависело от продолжительности и строгости таких мер. Мировое падение спроса на энергоносители в среднем составило 3,8% за первый квартал 2020 года, его пик пришелся на время введения ограничений в большинстве стран Европы и Северной Америки.

Требования по изоляции людей во многих странах привели и к существенному влиянию на энергетический спрос в промышленности, торговле и других отраслях экономики. Одно из самых сильных воздействий было зафиксировано в потреблении угля, главным образом в Китае, экономика которого довольно сильно ориентирована именно на этот вид энергоресурсов. Здесь падение спроса составило 8% по отношению к тому же периоду 2019 года. Дополнительное негативное воздействие оказала и теплая зима 2020 года, а также невысокие мировые цены на газ.

Следует отметить, что падение спроса в 2020 году не повлияло на все виды энергетических ресурсов равномерно. Больше всего пострадал спрос на нефть, поскольку ограничения мобильности привели к падению спроса на транспортное топливо на 14% по сравнению с уровнями 2019 года. На пике ограничений в апреле мировой спрос на нефть был более чем на 20% ниже докризисного уровня. В целом за год спрос на нефть снизился почти на 9%.

Ожидается, что в 2021 году спрос на нефть вырастет на 6% быстрее, чем на все другие виды топлива. В последний раз спрос на нефть так быстро увеличивался в 1976 году. Несмотря на сильное восстановление, спрос на нефть остается на 3% (3,1 млн баррелей в сутки) ниже уровня 2019 года. Активность автомобильного транспорта оставалась вялой на протяжении большей части года, и ожидается, что она вернется к уровням, существовавшим до COVID ‑ 19, только в последние месяцы 2021 года, в то время как спрос на воздушный транспорт будет оставаться заметно ниже уровней 2019 года в течение всего 2021 года. В Азии и, в частности, в Китае спрос на нефть значительно превышает уровни, существовавшие до COVID ‑ 19.

В 2020 году спрос на уголь снизился на 220 млн тонн угольного эквивалента (МТУ), или на 4%. Наибольшее сокращение использования угля для производства электроэнергии произошло в странах с развитой экономикой – на 15%, что составляет более половины глобального спада угля. Уголь оказался особенно уязвимым в структуре электроэнергетики из-за снижения спроса на электроэнергию, увеличения выработки за счет возобновляемых источников энергии и низких цен на газ. В 2021 году уже наблюдается восстановление спроса на уголь, падение которого остановилось в конце 2020 года, хотя и с большими географическими различиями.

Падение энергетического спроса в 2020 году, главным образом, наблюдалось в Соединенных Штатах и Европе, но ожидается, что спрос в странах с развитой экономикой восстановится только на четверть от падения 2020 года, ограниченного развертыванием возобновляемых источников энергии, более низкими ценами на газ и политикой поэтапного отказа от углеводородных источников энергии. Между тем, по прогнозам, на долю Китая будет приходиться 55% прироста в 2021 году (рис. 1).

Более низкие цены позволили газу быть более устойчивым, чем уголь, в 2020 году, когда спрос упал всего на 2%. Сочетание продолжающегося снижения цен и быстрого роста экономики стран Азии и Ближнего Востока должно привести к росту спроса на газ на 3% в 2021 году. В результате, по прогнозам, мировой спрос на природный газ в 2021 году вырастет на 3,2 % за счет растущего спроса в Азии, на Ближнем Востоке и в Российской Федерации. Ожидается, что это повысит мировой спрос более чем на 1% по сравнению с уровнями 2019 года, самый сильный ожидаемый рост среди энергетических ресурсов.

В Соединенных Штатах – крупнейшем в мире рынке природного газа – ежегодный рост спроса составит менее 20% от 20 млрд куб. 2020 года, в условиях продолжающегося роста возобновляемых источников энергии и природного газа. При этом производство электроэнергии из природного газа остается ниже уровня 2019 года.

В Европейском союзе более высокие цены на углерод оказывают некоторую поддержку газу по сравнению с углем; предварительные данные за первый квартал показывают рост спроса на газ в Европе на 8%. Картина сильно отличается в развивающихся странах Азии, где ожидается, что в 2021 году спрос вырастет на 7% по сравнению с уровнем 2020 года, что на 8,5% превысит уровень 2019 года. Китай является лидером роста: спрос в 2021 году будет более чем на 14% (или 44 млрд куб. М) выше уровня 2019 года (рис. 2).

Мировой спрос на газ в 2021 году остается предметом значительной неопределенности, касающейся не только спроса на электроэнергию и промышленного производства, но и динамики цен на газ по сравнению с углем на ключевых рынках, таких как США, а также в отношении погодных условий в северном полушарии в сторону повышения к концу 2021 года.

Возобновляемые источники энергии оказались в значительной степени невосприимчивыми к пандемии, поскольку их доля в мировой энергетике менее 30%, но при этом появились новые мощности, которые вследствие энергетической политики многих стран, ориентированной на увеличение доли таких источников, получили приоритетный доступ на многие энергетические рынки. В целом использование возобновляемых источников энергии выросло на 3% в 2020 году, в основном за счет увеличения производства электроэнергии с помощью солнечных фотоэлектрических и ветряных электростанций на 330 ТВтч.

Производство солнечной энергии и энергии ветра по прогнозам должно вырасти на 17% в 2021 году по сравнению с 2020 годом. Производство гидроэнергии и биомассы также должно ускориться, при этом общее производство энергии из возобновляемых источников должно вырасти на 8,3% в 2021 году, что быстрее, чем 7%-й рост в 2020 году. Два года быстрого роста означают, что доля возобновляемых источников энергии в общем объеме производства электроэнергии достигнет почти 30% по сравнению с 27% в 2019 году.

Как видно из рис. 3 Covid-19 в разной степени затронул крупнейшие экономики мира. Спрос на энергетические ресурсы в странах с развитой экономикой упал в среднем более чем на 6% в 2020 году, при этом каждая развитая экономика в какой-то момент испытывала сокращение экономического производства.

К 2021 году ожидается, что в странах с развитой экономикой произойдет быстрое восстановление объемов производства и спроса на энергию в большинстве секторов. Однако восстановление не начнется всерьез до второй половины года из-за продолжающегося воздействия пандемии, особенно в Европейском союзе.

В Соединенных Штатах, несмотря на недавно объявленную программу стимулирующих расходов на сумму 2,3 триллиона долларов США, прогнозируется, что в 2021 году спрос на энергию вырастет всего на 4%, при этом спрос останется на 3% ниже уровня 2019 года.

Большинство стран с формирующимся рынком и развивающихся стран также испытали падение спроса на энергию в 2020 году, хотя и меньше, чем в странах с развитой экономикой. Спрос снизился на 5% в Индии, примерно на 3% в Юго-Восточной Азии, 2% на Ближнем Востоке и 1,5% в Африке.

Заметным исключением стал Китай, единственная крупная экономика, в которой во второй половине 2020 года уже наблюдался рост объемов производства и спроса на энергетические ресурсы. При этом, несмотря на значительный рост возобновляемых источников энергии, рост спроса на электроэнергию привел к рекордно высокому использованию угля в декабре 2020 года, который является важнейшим энергетическим ресурсом для китайской экономики.

Ожидается, что в 2021 году экономическая активность в Китае продолжит ускоряться, и ожидается, что спрос на энергию вырастет на 6%, при этом спрос в 2021 году будет почти на 8% выше, чем в 2019 году, что укрепит позиции Китая как экономики, наименее затронутой Covid-19.

Резкий спад экономики Индии в 2020 году привел к снижению спроса на нефть более чем на 8%, в то время как спрос на уголь для энергетики и промышленности упал на 5% и 11% соответственно. С учетом того, что экономика Индии, как ожидается, сильно вырастет в 2021 году, прогноз роста спроса на энергию составляет 7%, что на 2% превысит уровень 2019 года. Ожидается, что спрос на уголь вырастет почти на 9%, что в наибольшей степени будет способствовать восстановлению экономики по мере восстановления спроса на электроэнергию.

Можно констатировать, что пандемия короновируса привела к очень серьезным экономическим последствиям в различных сферах экономики и введение многомесячных ограничений на мобильность, социальную и экономическую активность практически сразу по цепочке экономических взаимосвязей затрагивает все отрасли энергетики. По оценкам Всемирной организации здравоохранения около половины населения земли так или иначе оказались подвергнуты ограничениям и запретам. Такая ситуация может привести к глобальной экономической рецессии, выход из которой будет происходить постепенно и сопровождаться снижением экономической активности, несмотря на все усилия макроэкономической политики.

Таким образом, прослеживается две глобальные тенденции в области производства энергоресурсов и энергопотребления, вызванные влиянием пандемии. Первая заключается в шоковых, внеэкономических ограничениях хозяйственной деятельности многих экономических субъектов. Ограничения на деятельность предприятий торговли, общественного питания, спортивных организаций, туристического бизнеса, переход на дистанционные формы работы и обучения, общее снижение деловой активности резко ограничивает спрос на различные виды энергетических ресурсов с одной стороны, а с другой – приводит к перераспределению этого спроса.

Вторая тенденция состоит в снижении реально располагаемых доходов потребителей и корпоративной инвестиционной активности, что приводит к сокращению рабочих мест и резкому росту безработицы. В таких странах как США и Великобритания абсолютные цифры роста количества безработных в 2020 году составляли миллионы человек. В других странах наблюдаются аналогичные тенденции, что негативно влияет на уровень жизни и потребления очень большого количества людей во всем мире, в том числе и на потребление различных видов энергии.

Такие тенденции явились естественным следствием ограничительных мер и вынудили правительства многих стран осуществлять различные мероприятия по стимулированию и поддержке бизнеса и населения. Следует заметить, что эти меры во многом носили неэкономический характер, как, например, прямые субсидии и перечисления денежных средств населению и бизнесу. Это, в свою очередь, спровоцировало инфляционные явления в некоторых странах в том числе в сфере энергоресурсов и топлива. Так, в США в первом полугодии 2021 года наблюдается значительный рост цен на различные виды топлива.

Начало 2021 года, несмотря на продолжающееся влияние пандемии и повторные ограничения экономической активности, характеризовалось существенным влиянием других факторов, которые привели к резким колебаниям спроса на энергию и росту цен на энергоресурсы. Среди таких факторов можно отметить довольно длительный период сильных морозов и холодной погоды в США и Европе зимой 2021 года, что привело к резкому увеличению спроса на энергию. При этом наблюдались массовые отключения электроэнергии в некоторых штатах вследствие превышения допустимой нагрузки. Особенно пострадали те регионы, которые в большей степени ориентировались на возобновляемые источники энергии, генерация энергии которыми оказалась не рассчитана на такие погодные условия, на резкие колебания потребления и при этом не позволяет аккумулировать запасы энергии. Вследствие таких событий выросло как потребление, так и стоимость электроэнергии, которая в некоторых штатах выросла на порядок. Похожие явления наблюдались и в странах Европы, что также привело к увеличению спроса на электроэнергию и росту цены на газ, как основного источника энергии.  

Статистические данные о спросе на энергию в первом полугодие 2021 года подчеркивают продолжающееся воздействие пандемии на глобальное потребление энергии. Основываясь на данных за первый квартал, прогнозы на 2021 год показывают, что по мере снятия ограничений, связанных с Covid, и восстановления экономики ожидается, что спрос на энергию вырастет на 4,6%, что приведет к увеличению глобального энергопотребления в 2021 году на 0,5% по сравнению с уровнями, существовавшими до COVID-19. Однако перспективы на 2021 год весьма неопределенны.

Многое зависит от разворачиваемой компании тотальной вакцинации, степени, в которой блокировка, вызванная Covid ‑ 19, нанесла ущерб экономике, а также от размера и эффективности пакетов мер стимулирования. Текущие экономические прогнозы предполагают, что мировой ВВП превысит уровень 2019 года, что повысит спрос на товары, услуги и энергию (рис. 4). Однако транспортная деятельность и, в частности, международные поездки по-прежнему сильно ограничены. Если в 2021 году спрос на транспорт вернется к уровням, существовавшим до COVID, глобальный спрос на энергию вырастет еще выше, почти на 2% по сравнению с уровнями 2019 года, что в целом соответствует восстановлению мировой экономической активности.

Таким образом, очевидно, что весь 2021 год также будет проходить под влиянием пандемии, которая уже провоцирует и будет провоцировать серьезные колебания в объемах энергопотребления и уровне цен на энергоносители. Положительное влияние на снятие ограничительных мер и восстановление экономической активности должна оказать массовая вакцинация населения, но для ее завершения потребуется еще, как минимум, несколько месяцев, в течение которых возможны новые волны пандемии и введения различных ограничительных мер. Поэтому в качестве основных тенденций рынков энергоносителей и энергопотребления можно выделить следующие:

  1. Сокращение энергопотребления в промышленных секторах экономики, перераспределение спроса в другие отрасли при резком ухудшении эпидемиологической ситуации и введении новых ограничений и локдаунов.
  2. Рост спроса на энергоносители и уровня цен в условиях снятия ограничений и наличия мер по стимулированию экономической активности различных субъектов экономики.
  3. Возможные конфликты интересов на рынке энергетики между производителями, потребителями и регуляторами в случае сложных или кризисных явлений в экономике.
  4. Нарастание противостояние между поставщиками традиционных и возобновляемых энергоресурсов.
  5. Повышенное внимание и попытки ускоренного развитие «зеленой» и альтернативной энергетики в качестве стратегического направления развития энергетики с одновременным увеличением спроса на традиционные энергоносители в краткосрочной и среднесрочной перспективе.
  6. Увеличение инвестиций в разработку и использование возобновляемых источников энергии.

Список источников

  1. Пятый всадник: Генеральный секретарь ООН обновил список угроз человечеству и предложил пути их преодоления. https://news.un.org/ru/story/2020/09/1386302
  2. Противодействие кризису: приоритетные задачи для мировой экономики. https://www.imf.org/ru/News/Articles/2020/04/07/sp040920-SMs2020-Curtain-Raiser
  3. Стенограмма выступления Путина на онлайн-форуме «Давосская повестка дня 2021». http://prezident.org/tekst/stenogramma-vystuplenija-putina-na-onlain-forume-davosskaja-povestka-dnja-2021-27-01-2021.html
  4. Global Energy Review 2020. The impacts of the Covid-19 crisis on global energy demand and CO2 emissions. https://www.iea.org/reports/global-energy-review-2020/context-a-world-in-lockdown#abstract
  5. Global Energy Review 2021. Assessing the effects of economic recoveries on global energy demand and CO2 emissions in 2021. https://iea.blob.core.windows.net/assets/d0031107-401d-4a2f-a48b-9eed19457335/GlobalEnergyReview2021.pdf

References

  1. Pyaty`j vsadnik: General`ny`j sekretar` OON obnovil spisok ugroz che-lovechestvu i predlozhil puti ix preodoleniya. https://news.un.org/ru/story/2020/09/1386302
  2. Protivodejstvie krizisu: prioritetny`e zadachi dlya mirovoj e`konomiki. https://www.imf.org/ru/News/Articles/2020/04/07/sp040920-SMs2020-Curtain-Raiser
  3. Stenogramma vy`stupleniya Putina na onlajn-forume «Davosskaya po-vestka dnya 2021». http://prezident.org/tekst/stenogramma-vystuplenija-putina-na-onlain-forume-davosskaja-povestka-dnja-2021-27-01-2021.html
  4. Global Energy Review 2020. The impacts of the Covid-19 crisis on global ener-gy demand and CO2 emissions. https://www.iea.org/reports/global-energy-review-2020/context-a-world-in-lockdown#abstract
  5. Global Energy Review 2021. Assessing the effects of economic recoveries on global energy demand and CO2 emissions in 2021. https://iea.blob.core.windows.net/assets/d0031107-401d-4a2f-a48b-9eed19457335/GlobalEnergyReview2021.pdf

Для цитирования: Сыроватская О.Ю., Лашманова Н.В., Садырин И.А. Влияние пандемии Covid-19 на мировую энергетику в 2020-2021 годах // Московский экономический журнал. 2021. № 8. URL: https://qje.su/ekonomika-apk/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-8-2021-4/

© Сыроватская О.Ю., Лашманова Н.В., Садырин И.А., 2021. Московский экономический журнал, 2021, № 8.




Московский экономический журнал 7/2021

УДК 338.432 

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10422 

СОВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ И НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ АГРАРНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ

THE CURRENT SITUATION OF THE MUNICIPALITY AND THE DIRECTIONS OF DEVELOPMENT OF THE AGRICULTURAL SECTOR OF THE ECONOMY

Свечникова Татьяна Михайловна, старший преподаватель кафедры организации аграрного производства, Пермский государственный аграрно-технологический университет имени академика Д.Н. Прянишникова, г. Пермь 

Svechnikova T.M., dobroe5@yandex.ru 

Аннотация. В статье рассмотрено современное положение и состояние агарной сферы экономики Бардымского монопольного округа Пермского края. Проанализирована деятельность крестьянско-фермерских хозяйств и выявлены существующие проблемы. Проведен SWOT-анализ деятельности и сегментация бизнеса крестьянско-фермерских хозяйств по рынкам и потребителям в условиях пандемии. Определены направления развития крестьянско-фермерских и продвижения агропродукции в условиях пандемии.

Summary. The article considers the current situation and state of the agar sector of the economy of the Bardym monopoly district of the Perm Territory. The activity of peasant farms is analyzed and the existing problems are identified. A SWOT analysis of the activities and business segmentation of peasant farms by markets and consumers in the context of a pandemic was carried out. The directions of the development of peasant-farm enterprises and the promotion of agricultural products in the conditions of a pandemic are determined.

Ключевые слова: муниципальное образование, агарный сектор экономики, эффективность производства, крестьянско-фермерские хозяйства, Бардымский муниципальный округ, Пермский край.

Keywords: municipal formation, agricultural sector of the economy, production efficiency, peasant farms, Bardym municipal district, Perm region.

В условиях рыночных отношений политика каждого муниципального образования направлена на эффективное развитие всех секторов экономики. Большое внимание уделяется развитию агарного производства. Эффективная деятельность сельскохозяйственных организаций, крестьянско-фермерских хозяйств во многом зависит от рационального использования имеющихся производственных ресурсов, от обеспеченности средствами производства, наличия рынков сбыта, размера государственной поддержки.

В Пермском крае одним из развитых муниципальных образований во всех секторах экономики считается Бардымский муниципальный округ, который находится в 165 км. от краевого центра г. Пермь.

Бардымский муниципальный округ имеет почти 100-летнюю историю.

Первоначально Бардымский район был образован 27 февраля 1924 года. В 1926 году район состоял из 23 сельсоветов, в которых насчитывалось: 132 населенных пункта, 9749 хозяйств и 43804 жителя. С 10 мая 1934 года район находился в составе Свердловской области. С октября 1938 года район перешел в состав Пермской области. В феврале 1962 года район был ликвидирован, а 12 января 1965 года окончательно восстановлен. С 2005 года Бардымский муниципальный район находился в составе Пермского края.

В ноябре 2019 года Бардымский муниципальный район был упразднён, а все входившие в его состав поселения объединены в муниципальное образование  – Бардымский муниципальный округ c переходным периодом до 01.01.2021г. Создание нового муниципального образования в составе Пермского края регламентировано Законом Пермского края от 05 ноября 2019 г. № 474-ПК «Об образовании нового муниципального образования Бардымский муниципальный округ Пермского края». Новый Устав Бардымского муниципального района, закрепляющий статус муниципального образования, принят решением Думы Бардымского муниципального округа Пермского края от 12.11.2020 г. №42.

На 01.01.2021 г. в состав Бардымского муниципального округа Пермского края входит 61 населенный пункт в составе 12 сельских поселений. Административный центр – село Барда.  

Структуру органов местного самоуправления Бардымского муниципального округа, в соответствии со ст.4 Устава Бардымского муниципального округа, составляют:

  • Дума Бардымского муниципального округа Пермского края (избирается на 5 лет; последние выборы состоялись в 2019 г.);
  • Глава муниципального округа – глава администрации Бардымского муниципального округа Пермского края (избирается сроком на 5 лет; в 2020 г. был избран Алапанов Халиль Газбулатович);
  • Контрольно-счетная палата Бардымского муниципального округа Пермского края;
  • Администрацию Администрацию Бардымского муниципального округа возглавляет Глава муниципального округа. Он имеет трех заместителей по разным вопросам: по социальному развитию, по экономическому развитию, по развитию территорий. Также в подчинении у главы администрации муниципального образования находятся: управление финансов, ревизионно-контрольный сектор и др.

Финансовое обеспечение деятельности органов местного самоуправления осуществляется исключительно за счет собственных доходов бюджета Бардымского муниципального округа.

Деятельность администрации Бардымского муниципального округа направлена на создание благоприятных условий проживания для его населения. По состоянию на 01.01.2021 г. численность населения Бардымского муниципального округа составляет 24 556 человек (на 50,7% меньше численности района в 1926 году).

По данным статистики только за последние 20 лет численность населения муниципального образования сократилась на 3046 чел. или 14% (рис. 2.1). Это связано с оттоком местного населения, особенно молодежи для проживания в город.

Возрастная структура населения округа характеризуется относительно высокой долей трудоспособного населения – 42%. Доля детей и подростков составляет 32%, доля лиц нетрудоспособного возраста – 23%. В округе преобладает женское население – 53% от общей численности.

По данным Всероссийской переписи населения в 2010 г. на территории муниципального образования проживают: башкиры 55%, татары – 36%, русские – 7%, остальные национальности (украинцы, узбеки, удмурты) – 2%. Именно поэтому основная фигура герба – летящий серебряный гусь.

Одним из основных показателей, отражающих экономическое положение округа, является численность и деятельность хозяйствующих субъектов в муниципальном образовании. В экономике округа представлены предприятия электроэнергетики, транспортировка природного газа и добычи нефти, агропромышленного комплекса, строительства.

Значительное число экономически активного населения занято в подразделениях ПАО «Газпром», ПАО «Лукойл». Поэтому среднедушевые доходы населения составляют от 18 до 30 тыс. руб. в месяц.

На протяжении всей своей истории муниципальное образование оставалось преимущественно сельскохозяйственным. На территории Бардымского муниципального округа 12 сельских поселений, в каждом из которых есть селообразующие сельскохозяйственные организации, занимающиеся производством: либо молока, либо картофеля, либо возделыванием зерновых культур на фуражное зерно (приложение 4). На 01.01.2021 г. действуют: 21 сельскохозяйственное предприятие, 87 действующих крестьянско-фермерских хозяйств и 18 индивидуальных предпринимателей, занятых производством и реализацией сельскохозяйственной продукции (табл. 1).

Из всего объема произведенной и реализованной сельскохозяйственной продукции 37% занимает продукция растениеводства и 63% продукция животноводства. При этом в структуре производства продукции сельского хозяйства доля сельскохозяйственных организаций составляет 13,5%, КФХ – 13,8%, хозяйства населения – 72,7%. Темпы роста показателей за 2015-2019 гг. сократились в среднем на 27%.

Деятельность крестьянско-фермерских наиболее успешна в производстве и реализации продукции животноводства. За 2015-2019 гг. производство и реализация пшеницы сократилась на 71,6%, картофеля – на 61,1%, а реализация скота и птицы в живом весе увеличилась на 4,9%, молока – на 2,9% (табл. 2).

Снижение объемов производства сельскохозяйственной продукции связано с сокращением посевных площадей, особенно в сельскохозяйственных организациях (в среднем на 30%). Резкие колебания урожайности картофеля в округе (от 20 до 127 ц/га) показывают различный уровень хозяйствования, изменения в продуктивности животных связаны с уровнем кормления, содержания и обслуживанием Действующие в округе фермерские хозяйства имеют скромные показатели своей деятельности и ограниченно влияют на продовольственный рынок района. Для реализации их продукции необходима помощь местной администрации.

Развитие агарного сектора Бардымского муниципального округа необходимо для повышения эффективности деятельности сельскохозяйственных товаропроизводителей. В первую очередь это касается крестьянско-фермерских хозяйств (КФХ). На территории муниципального образования зарегистрировано и работает 87 КФХ. В настоящее время, в условиях пандемии, они испытывают очень большие трудности не только с производством, но и реализацией агропродукции (табл. 3).

Для повышения эффективности деятельности крестьянско-фермерских хозяйств в условиях пандемии необходимо выходить на новые рынки сбыта по региону и расширять ассортимент реализуемой продукции через Интернет-сети. Помимо бардымской картошки и меда можно наладить торговлю капустой, чесноком, тыквой, кабачками и др. овощами, которые производятся в больших объемах, а реализуются лишь населению на местном рынке в с. Барда (рис. 2).

Для повышения рентабельности деятельности КФХ необходимо развивать рынки сбыта В2В и В2G, применять цифровые технологии (табл. 4).

Таким образом, для повышения эффективности деятельности сельскохозяйственных товаропроизводителей необходимо развитие агарного сектора Бардымского муниципального округа. В первую очередь это касается крестьянско-фермерских хозяйств (КФХ). Для повышения рентабельности деятельности КФХ необходимо развивать рынки сбыта В2В, В2С и В2G, расширять ассортимент реализуемой продукции через Интернет-сети.

Литература

  1. Гражданский Кодекс Российской Федерации. Часть 1: от 30.11.1994 №51–ФЗ (ред. от 09.03.2021) // СПС КонсультантПлюс. Законодательство. – URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 03.08.2021).
  2. Указ Президента РФ «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы» от 09.05.2017 г № 203 // СПС КонсультантПлюс. Законодательство. – URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 03.08.2021).
  3. Указ Президента РФ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» от 07.05.2018г. № 204 (ред. от 21.07.2020) // СПС КонсультантПлюс. Законодательство. – URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 03.08.2021).
  4. Распоряжение Правительства РФ от 28.07.2017 N 1632-р «Об утверждении Программы «Цифровая экономика Российской Федерации // СПС КонсультантПлюс. Законодательство. – URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 03.08.2021).
  5. Федеральный закон «О защите конкуренции» от 26.07.2016 «135-ФЗ (ред. от 17.02.2021) // // СПС КонсультантПлюс. Законодательство. – URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: .03.08.2021).
  6. Бендер П.У. Секреты эффективного маркетинга / П.У. Бендер, Дж. Торок; Пер. с анг. И.В. Гродель. – Мн.: ООО «Попурри», 2015. – 336с.
  7. Вайпан В.А. Правовое регулирование цифровой экономики // Предпринимательское право. –. 2018. – № 1. – С. 12 – 17.
  8. Малых В.В. Современные методы практического маркетинга. Стратегии, прикладные методы, тренинги и практикум / В.В. Малых. – М.: Издательство Московского психолого-социального института, 2014. – 232 с.
  9. Цыпкин Ю.А. Агромаркетинг / Ю.А. Цыпкин, А.Н. Люкшинов, А.А. Пакулина. – М.: Мир, 2014. – 240 с.
  10. Negroponte Nicholas. Being Digital. NewYork: Alfred A.Knopf. 1995. 243p.
  11. Федеральная служба государственной статистики (Росстат) [Электронный ресурс]. –  https://rosstat.gov.ru/folder/509



Московский экономический журнал 6/2021

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10326

Обеспечение инвестиционной деятельности аграрного сектора в Республике Коми

Ensuring the investment activity of the agricultural sector in the Republic of Komi 

Статья подготовлена в рамках государственного задания № 0412-2019-0051 по разделу Х 10.1., подразделу 139 Программы ФНИ государственных академий на 2020 год, регистрационный номер ЕГИСУ АААА-А20-120022790009-4

The article was prepared within the framework of state task No. 0412-2019-0051 under section X 10.1., subsection 139 of the Program of the FNI of State Academies for 2020, the registration number of the USISU AAAA-A20-120022790009-4

Юдин Андрей Алексеевич, кандидат экономических наук, научный сотрудник Института агробиотехнологий им. А.В. Журавского – обособленное подразделение ФГБУН ФИЦ Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар

Тарабукина Татьяна Васильевна, научный сотрудник Института Агробиотехнологий им.А.В. Журавского – обособленное подразделение ФГБУН ФИЦ Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар

Yudin Andrey Alekseyevich, Candidate of Economic Sciences, Research Associate of the Zhuravsky Institute of Agrobiotechnologies-a separate division of the Federal State Budgetary Institution of the Komi Scientific Center of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences, Syktyvkar

Tarabukina Tatyana Vasilyevna, Research Associate of the Institute Agrobiotechnologies named after A. V. Zhuravsky – a separate subdivision of the Federal State Budgetary Institution of the Komi Scientific Center of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences, Syktyvkar 

Аннотация. Государственное регулирование инвестиционных процессов в сельском хозяйстве Республики Коми должно осуществляться на основе методических подходов, обеспечивающих максимальное сочетание интересов органов государственной власти, бизнеса и населения региона. Выработка методических подходов к инвестированию в сельское хозяйство Республики Коми должна производиться в соответствии с особенностями данной отрасли как системы в условиях региона. Это, прежде всего, долговременно существующие характеристики хозяйства, определяемые природно-ресурсными, демографическими (прежде всего, расселенческими) и историческими и иными внешними факторами. Совокупное влияние таких факторов, как сложные природные условия ведения сельского хозяйства и высокие риски неурожаев из-за погодных условий, малая численность населения и система сельского расселения с преобладанием малочисленных далеко отстоящих друг от друга населенных пунктов, депопуляция населения и т.д., формирует системные характеристики сельского хозяйства Республики Коми, как, своего рода «полуоткрытой» системы, характеризующейся большим объемом материальных поступлений (как натуральных, так и финансовых) из-за пределов региона и потреблением произведенной продукции практически исключительно в пределах региона. При этом степень выраженности такой «полуоткрытости» в разных частях региона различна и обусловлена характером внутрирегионального потребления сельхозпродукции собственного производства. В результате здесь, помимо сельскохозяйственных предприятий, характеризующихся близостью к основному потребителю, сформировался и комплекс перерабатывающих предприятий, который, благодаря выходу к железной дороге, стал важным источником продовольственных товаров и для других муниципальных образований республики. Данная территория является наиболее привлекательной для инвестирования в сельское хозяйство с целью непосредственного извлечения прибыли.

Summary. State regulation of investment processes in agriculture of the Komi Republic should be carried out on the basis of methodological approaches that ensure the maximum combination of interests of state authorities, business and the population of the region. The development of methodological approaches to investing in agriculture in the Komi Republic should be carried out in accordance with the peculiarities of this industry as a system in the conditions of the region. These are, first of all, long-term characteristics of the economy, determined by natural resources, demographic (primarily settlement) and historical and other external factors. The combined influence of such factors as difficult natural conditions of agriculture and high risks of crop failures due to weather conditions, a small population and a system of rural settlement with a predominance of small settlements far apart from each other, depopulation of the population, etc., forms the system characteristics of agriculture in the Komi Republic, as a kind of “semi-open” system characterized by a large amount of material income (as natural, and financial) from outside the region and the consumption of manufactured products almost exclusively within the region. At the same time, the degree of such “semi-openness” is different in different parts of the region and is due to the nature of intra-regional consumption of agricultural products of own production. As a result, in addition to agricultural enterprises, which are characterized by proximity to the main consumer, a complex of processing enterprises has been formed here, which, thanks to its access to the railway, has become an important source of food products for other municipalities of the republic. This area is the most attractive for investing in agriculture for the purpose of direct profit-making.

Ключевые слова: инвестиционная деятельность, аграрный сектор, республика Коми, АПК, товаропроизводство.

Keywords: investment activity, agricultural sector, Komi Republic, agro-industrial complex, commodity production.

Государственное регулирование инвестиционных процессов в сельском хозяйстве Республики Коми должно осуществляться на основе методических подходов, обеспечивающих максимальное сочетание интересов органов государственной власти, бизнеса и населения региона. В режиме «полуоткрытости» республиканское сельское хозяйство развивалось, как в советский период (особенно после начала освоения месторождений энергетических полезных ископаемых в северных районах республики), так и в постсоветское время – несмотря на смену задач, форм и объемов внешней поддержки сельского хозяйства региона, она оставалась необходимым компонентом его существования. Так, более открытым является сельское хозяйство Сыктывкара и Сыктывдинского района, юг Княжпогостского и запад Корткеросского районов, значительная часть большинства видов сельхозпродукции, из которых реализуется практически по всей территории республики. Это связано со спецификой сельскохозяйственного производства здесь, развивавшегося, как комплекс пригородных хозяйств наиболее крупного центра расселения республики [1-2]. В результате здесь, помимо сельскохозяйственных предприятий, характеризующихся близостью к основному потребителю, сформировался и комплекс перерабатывающих предприятий, который, благодаря выходу к железной дороге, стал важным источником продовольственных товаров и для других муниципальных образований республики. Данная территория является наиболее привлекательной для инвестирования в сельское хозяйство с целью непосредственного извлечения прибыли.

Следующим фактором был обозначен спрос на товары работы и услуги. Рассмотрим количество произведенной и реализованной продукции АПК по Коми и РФ в целом, а также ее долю в общей массе произведенной продукции, опять же используем проценты для приведения показателей, сопоставимую форму. Итак, по РФ наблюдается значительный рост реализации скота и птицы. Рост за период составил 33,5%. В то же время по РК наблюдался рост всего на 9,6%. Рост реализации картофеля по РФ составил 8,4%. Что касается реализации картофеля в РК, то темп роста составил всего 33%, таким образом, количество реализованного картофеля снизилось почти в три раза. По категории овощи отмечены следующие тенденции – по РФ – наблюдается значительный стабильный рост. Прирост за период составил 29,6%, а по РК ситуация прямо противоположная – темп роста 59,2%, это значит, что реализация снизилась почти наполовину [3-5]. Молоко – темп роста по РФ 108,1%, тем роста по РК 105,8 – несколько ниже, чем в целом по стране, но динамика схожа, и темп роста тоже. Что касается продажи яиц, то темп роста по РФ составил 108,4%, в то время как по РК 99,5%, то есть снизилась. Однако наш анализ был бы неполным без оценки тенденций производства продукции и сравнения динамики производства с динамикой реализации, рисунок 1.

На рисунках 1 и 2 представлена динамика доли реализованной продукции, в общем ее объеме по РК И РФ соответственно. По России в целом динамика стабильно положительная по всем позициям, прирост составил по картофелю – 2,1 %, по овощам – 3,38 %, по скоту и птице – 5,13 %, молоко – 6,25 %, яйца – 1,1 %.  Что касается данных показателей по РК, то стабильным ростом характеризуется только молоко, и все равно его значение не дотягивает до РФ на 1,86 %. Значительным ростом характеризуются овощи 5,93 %, в сравнении с РФ, доля реализуемых овощей в республике Коми значительно выше [6-8].

Динамика по картофелю в РК очень нестабильная, это связано во многом с особенностями сельского хозяйства, причем, как производства его продукции, так и хранения. Помимо этого, было бы неправильно не сказать о том, что картофель зачастую идет на корм животным, если говорить о предприятиях смешанного типа [9]. Такие предприятия не продают весь выращенный картофель и овощи. Скот и птица – показатель немного вырос, но все еще значительно ниже общего по стране. Прирост за 6 лет составил 0,33 % – 79,19 %, в то время как по стране 88,49 %. Яйца – производство яиц несколько снизилось за период, однако все еще выше среднего по стране – 83,39 % к 74,85 %.

В связи с вышеизложенным, мы считаем, что у товаропроизводителей нет оснований полагать, что продукция не будет продана. И нет оснований сомневаться в спросе на продукцию. Тем не менее, с учетом специфики отрасли, а именно зависимости урожая и, соответственно, эффективности деятельности от погодных условий, а также высокой скорости порчи продукции, мы считаем, что экономический риск – высокий, а стоимость нововведений в данной сфере – высока [10-12].

Рассмотрим следующие факторы – внутренние. К ним относят низкий инновационный потенциал, недостаток квалифицированного персонала. Недостаток информации о новых технологиях, рынках сбыта, кооперационных связях.

Сравним долю инвестиций в сельское хозяйство по России и в Республике коми, таблица 1.

Как показывают данные таблицы 1, доля инвестиций в сельское хозяйство в Российской Федерации колеблется в пределах 3-4 %, в то же время аналогичный показатель по Республике Коми только в 2017 году достиг отметки в 1 %. Такая диспропорция приводит к отставанию сектора сельского хозяйства в развитии, в сравнении с другими регионами. Она вызывает необходимость ввоза продуктов сельского хозяйства из других областей, подвергает риску продовольственную безопасность, которая является одним из приоритетных направлений развития государства [13].

Рассмотрим аналогичные показатели по Республике Коми, рисунок 4. Как видно из графика, самой высокой активности Республике Коми удалось достичь в 2014 году, доля организаций, применяющих инновации, составила 8,9% от всего числа организаций. В 2015-2016 годах наблюдается спад инвестиционной активности. Если обратить внимание на график РФ, то мы увидим, что средняя инновационная активность по стране в течение всего исследованного периода была выше, чем в РК. В 2016 году инвестиционная активность по Республике Коми была почти в два раза ниже, чем по стране, и составляла 53,5% от показателя по стране. Таким образом, инвестиционную активность в Республике Коми можно оценить, как низкую.

Рассмотрим наличие кадрового потенциала для проведения инновационных исследований, в целом по стране и в регионе, в частности. Численность персонала, занятого исследованиями и разработками в РК, в 2016 году составляла 1909 человек, что больше, чем в 2012 году, на 100 человек, но меньше, чем в 2000 году, когда их численность составляла 2170 человек. По РФ в 2017 и 2016 году в сравнении с 2012 годом, численность персонала интересующей нас категории снизилась и составила соответственно 707887 и 722291 к 726318 человек. Таким образом, темп роста 2016 к 2012 году по Республике Коми составил 105,5%, а по Российской Федерации 99,45%. Данное явление характеризует сложившуюся тенденцию, как положительную [14].

Следует также отдельное внимание уделить количеству организаций, выполнявших исследования, с 2012 года их количество выросло с 21 до 25 в 2016 году. Что касается общереспубликанского числа организаций, выполнявших исследования, то в 2012 году оно составляло 3566 шт., в 2016-2017 – 4032 и 3944 шт., соответственно. Таким образом, темп роста по РК составил 119 %, а по РФ 113 %. Из вышесказанного можно сделать вывод, что темпы роста инновационной активности в Республике Коми выше, чем в среднем по стране.

Стоимость инновационной продукции в 2016 году составила 12762,4 млн. руб., что значительно ниже уровня 2012 года, темп роста составил 52,8 %. По Российской Федерации в целом, за 2016 год было отгружено инновационных товаров на сумму 4166998,7 млн. руб., в 2012 году 2872905,1 млн. руб. – темп роста составил 145,0 %. Данный показатель является одним из основных показателей инновационной деятельности, и его значение показывает, что в Республике Коми есть серьезные проблемы в сфере инноваций.

Удельный вес инновационных товаров в общей сумме произведенных товаров в 2016 году составил 2,3 %, для сравнения в 2012 году он составлял 5,4 %. По России в целом, в 2016 году доля инновационной продукции в общем количестве произведенной продукции составила 7,2%, в 2012 году данный показатель составлял 8%. Несмотря на то, что снижение в целом по стране меньше, чем по Республике Коми, это свидетельствует о снижении инновационной деятельности [15].

Таким образом, несмотря на то, что отдельные показатели инноваций, инвестиций и АПК по региону имеют высокие значения и стабильную динамику роста, состояние экономики имеет сырьевую направленность. Предпринимаются активные шаги для создания условий перехода к инновационной модели, однако их эффективности остается низкой.

Список литературы

  1. О стратегическом планировании в Российской Федерации: Федеральный закон №172- ФЗ от 28.06.14 (03.07.2017) // Собрание законодательства РФ, 30.06.2014, №26 (ч. 1), ст. 3378.
  2. Указ Президента РФ от 30.01.2010 № 120 «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 01.02.2010. –№ 5. – ст. 502.
  3. Постановление Правительства РФ от 15.07.2013 № 598 (ред. от 02.08.2017) «О федеральной целевой программе «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014 – 2017 годы и на период до 2020 года «Изменения, которые вносятся в Государственную программу развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы, утвержденную постановлением Правительства Российской Федерации от 14 июля 2012 г. № 717 // Собрание законодательства РФ. – 29.07.2013. – № 30 (часть II). – ст. 4110.
  4. Алтухов А.И., Эйдис А.Л., Кузнецов И.М. Инновационно-информационное обеспечение развития сельхозпроизводства // Экономика, труд, управление в сельском хозяйстве. 2012. № 2. С. 1, 3. 2.
  5. Богатырев А.Н. АПК России: Приоритеты развития инновационных процессов в условиях рыночной экономики (теория, методология, практика) / А. Н. Богатырев. – М.: Колос, 2014. – 248 с.
  6. Гохберг Л. Инновационные процессы: тенденции и проблемы / Л. Гохберг, И. Кузнецова // Экономист. – 2012. – № 2. – С. 50-59.
  7. Желнина Е.В. Наука и образование как факторы инновационной активности промышленных предприятий // Азимут научных исследований: педагогика и психология. 2015. № 1. С. 74–78.
  8. Карданова Л.И. Инновационные тенденции в развитии производственного рынка региона: монография / Л.И. Карданова, А.Ю. Гунько, И.Ю. Ширшова. – Ставрополь, 2011. – 120 с.
  9. Кокурин Д.И. Инновационная деятельность / Д.И. Кокурин. – М.: Экзамен, 2011. – 576 с.
  10. Корабейников И.Н. Инвестиционные основы развития кластеров на региональном уровне / И.Н. Корабейников, С.М. Спешилов // Вестник УрФУ. Серия: Экономика и управление. – 2014. – № 3. – С. 86-94.
  11. Костюченко Т.Н. Состояние и проблемы инвестиционной деятельности в сельском хозяйстве / Т.Н. Костюченко, Д.В. Сидорова // ТЕRRА ECONOMICUS. – 2012. – Том 10. – № 3 – Часть 3. – С. 68-71.
  12. Крутова Л.И., Амирова Н.Р., Сафонова О. Н. Проблемы расширенного воспроизводства в агропромышленном комплексе при переходе на инновационно-инвестиционный путь развития экономики // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. 2013. №2. С.112-121.
  13. Липченко Е.А. Понятие инвестиционной привлекательности предприятия: различные подходы к толкованию // Молодой ученый. 2012. №7. С. 95-97. 6. Осипова А.В. Совершенствование методов планирования поддержки инвестиционной деятельности в АПК России// Социально-экономические явления и процессы. 2012. №7-8. С.122-126.
  14. Сельское хозяйство в Республике Коми 2016: стат. сб. Сыктывкар, Комистат, 2016. 90 с.
  15. Янковский К. П. Введение в инновационное предпринимательство / К.П. Янковский. – СПб.: Питер, 2014. – 189 с.



Московский экономический журнал 5/2021

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10268

Теоретические основы инновационного развития аграрного сектора

Theoretical foundations of innovative development of the agricultural sector

Статья подготовлена в рамках государственного задания № 0412-2019-0051 по разделу Х 10.1., подразделу 139 Программы ФНИ государственных академий на 2020 год, регистрационный номер ЕГИСУ АААА-А20-120022790009-4 

Юдин Андрей Алексеевич, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник, Институт агробиотехнологий им. А.В. Журавского – обособленное подразделение ФГБУН ФИЦ Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар

Тарабукина Татьяна Васильевна, научный сотрудник, кандидат экономических наук, Институт агробиотехнологий им. А.В. Журавского – обособленное подразделение ФГБУН ФИЦ Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар

Iudin Andrei Alekseevich

Tarabukina Tatiana Vasilevna 

Аннотация. На сегодняшний день, в связи с обострением рыночной конкуренции и в условиях прогрессирующего кризиса, оптимальной формой развития и сохранения отечественного сельскохозяйственного комплекса является усиление интеграции. Агропромышленный комплекс представляет собой совокупность различных типов производственной деятельности, которые взаимодополняют друг друга и ориентированы на изготовление конечного товара из сельскохозяйственного сырья. В процессе агропромышленной интеграции происходит усиление производственных, организационных и технологических связей аграрного сектора с производством и сферой услуг, результатом чего является формирование комплексов разного таксономического уровня. Этапом развития АПК выступает возникновение агропродовольственных цепочек, объединяющих все стадии – от изготовления сельскохозяйственной продукции до её продажи конечному покупателю. Объектом научного исследования выступают инновационные процессы в АПК Республики Коми. Цель исследования – изучить теоретические основы инновационного развития аграрного сектора. Управление инновационной деятельностью в аграрном секторе экономики представляет непрерывные взаимосвязанные действия, направленные на планирование, организацию, контроль и мотивацию.

В рамках синергетических представлений развитие АПК в системе инноваций и модернизации представляет собой качественные изменения её структуры и функционирования за счёт корпоратизации взаимодействия её компонентов.

Summary. Today, in connection with the aggravation of market competition and in the context of a progressive crisis, the optimal form of development and preservation of the domestic agricultural complex is to strengthen integration. The agro-industrial complex is a combination of various types of production activities that complement each other and are focused on the production of the final product from agricultural raw materials. In the process of agro-industrial integration, the production, organizational and technological links of the agricultural sector with production and services are strengthened, resulting in the formation of complexes of different taxonomic levels. The stage of development of the agro-industrial complex is the emergence of agri-food chains that combine all stages-from the manufacture of agricultural products to its sale to the final buyer. The object of scientific research is innovation processes in the agro-industrial complex of the Komi Republic. The purpose of the study is to study the theoretical foundations of innovative development of the agricultural sector. Innovation management in the agricultural sector of the economy is a continuous interconnected action aimed at planning, organizing, controlling and motivating.

Ключевые слова: инновационное развитие, аграрный сектор, инвестиции, АПК, сельское хозяйство.

Keywords: innovative development, agricultural sector, investments, agro-industrial complex, agriculture. 

На сегодняшний день, в связи с обострением рыночной конкуренции и в  условиях  прогрессирующего  кризиса,  оптимальной формой развития и сохранения отечественного сельскохозяйственного комплекса является усиление интеграции [1].

Объектом научного исследования выступают инновационные процессы в АПК Республики Коми.

Цель исследования – изучить теоретические основы инновационного развития аграрного сектора.

Сегодня развитию интеграции в АПК РФ благоприятствует возрождение  уничтоженных  производственно-хозяйственных  связей  между  сельским  хозяйством  и  такими  отраслями,  как  перерабатывающая промышленность, торговля, транспорт, формирование условий, которые способствуют выходу субъектов хозяйствования из состояния кризиса и стабилизируют экономическую ситуацию.

Таким образом, агропромышленная интеграция инновационной деятельности  представляет  собой  процесс  слияния  субъектов различных  хозяйственных  отраслей  на  базе  интенсификации  их взаимосвязей и развития их сотрудничества. Экономическая интеграция в сфере сельского хозяйства выражается в усилении и развитии наукоёмких связей, совместном применении ресурсов, централизации капитала, в формировании оптимальных условий хозяйствования.

Сотрудничество хозяйствующих субъектов представляет собой фундамент исследования экономического содержания интеграционного процесса. Взаимодействие экономических субъектов в социальном контексте является результатом интеграции. На основании этого интеграцию стоит рассматривать через призму сотрудничества субъектов хозяйствования.

Согласно трёхсекторной модели экономики, которая предложена А. Фишером, в аграрный сектор входят отрасли, связанные с добычей сырья и его первичной переработкой. В экономике каждой страны и жизнедеятельности общества аграрному сектору отводится значимая роль, что объясняется многофункциональным характером сельского хозяйства как поставщика как продовольствия, так и  ряда иных важных общественных благ и услуг (рис. 1).

Другие учёные выделяют только базовые из них, к примеру, Т.И.  Заславская к «народнохозяйственным» функциям сельскохозяйственного комплекса относит [3]: социально-демографическую; производственную; природоохранную; культурную; рекреационную; пространственно-коммуникационную, а также функцию социального контроля над местностью [4].

А.В.  Петриков акцентирует внимание на значимости сельского хозяйства в решении глобальной энергетической проблемы, а также добавляет в вышеприведённый перечень функций применение сельскохозяйственных товаров для изготовления заменителей нефтепродуктов (биодизеля и этанола) [5].

Сегодня на мировых рынках сельскохозяйственных товаров конкурентная борьба ведётся за счёт уменьшения производственных расходов путём использования продуктивных животных и растений, усовершенствования технологий производства, обеспечивающих высокие конкурентные преимущества [6].

Основной  целью  аграрного  производства  выступает  расширенное воспроизводство – рост выхода сельскохозяйственных товаров на единицу труда, земли, капитала и/или прочих ресурсов, которые используются в производственном процессе, что прочно связано с этапами интенсификации, главными направлениями которой в отрасли являются: мелиорация земель; комплексная механизация; увеличение энерговооружённости труда; усовершенствование применяемых производственных технологий производства на базе развития специализации и агропромышленной интеграции [7].

Объективные экономические связи, которые лежат в основе указанных законов, представляют собой двигатель научно-технологического прогресса, без которого невозможна интенсификация в аграрном экономическом секторе [8].

К показателям темпов научно-технологического прогресса стоит отнести результативность (повышение производительности труда, производственных объёмов; уменьшения  трудозатрат, энергоёмкости и материалоёмкости;  повышение  качества  и  расширение номенклатурного товарного ряда) и ресурсность (повышение фондо- и энерговооружённости производства).

На  основании  вышеприведённой  информации  необходимо выделить также инновационно-технологическую функцию сельского хозяйства, которая заключается в том, что использование в аграрном секторе  ресурсо-,  влагосберегающих  технологий,  агронанотехнологий, технологий точного  земледелия и иных не  только  предоставит возможность увеличить плодородие почвы, урожайность растений,  продуктивность  животных,  производительность  труда работников, но и будет способствовать росту конкурентоспособности аграрного сектора, что в свою очередь выступает гарантом устойчивого экономического развития государства.

Вышеуказанные виды технологий необходимо отнести к категории комплексных, их главными свойствами являются: минимальный уровень потерь на каждой стадии технологического цикла; логическая согласованность технологии с составом оборудования и машин, которые её реализуют, а также с уровнем специализации и качества труда сотрудников, которые занимаются обслуживанием данной технологии. В концепции «комплексных технологий» восстанавливается равнозначность всех компонентов труда, за счёт этого оптимизируется эффективность общественного производства.

В аграрном экономическом секторе в целях создания эффективной модели управления инновационной деятельностью важным моментом является определение  перспективных  направлений  развития научно-технологического прогресса.

На развитие научно-технологического прогресса в аграрном секторе экономики оказывают влияние следующие особенности ведения аграрного производства [9]:

  • сезонный характер и территориальный фактор аграрного производства обусловливают особенности применения техники;
  • выпущенная продукция в аграрном секторе участвует в процессе производства другой продукции (корм, семена; молодняк скота идёт на расширение поголовья стада), по этой причине не вся продукция, произведённая в аграрном секторе, является товарной;
  • в качестве одного из важнейших элементов производительных сил сельского хозяйства выступает земля. Сравнивая с другими средствами производства, следует отметить, что земля не является продуктом человеческого труда, её размеры невозможно увеличить. При этом, плодородие и качество земли различны. Хотя, с точки зрения современных достижений аграрной науки, возможно с единицы сельскохозяйственной площади  получить продукцию в  несколько  раз  больше  достигнутых  средних показателей [10].

С помощью нововведений создаются новые конкурентные приемы, которые отличаются от прежних ценовых форм конкуренции.

Определение Й. Шумпетера недостаточно емко и исчерпывающе. Схожее мнение относительно определения инноваций дано такими западными учеными, как Р. Фостер, Э. Менсфилд, М. Портер, Б. Твисс, Р. Солоу.

Представители неоклассической теории инноваций (Б. Твисс, М. Калецкий, Г. Менш) определяют инновации в качестве главного импульса развития, исходящего от выпуска новых товаров потребления, их производственных методов, организационных форм в промышленности, новых рынков, транспортировки [11].

Так, Б. Твисс под инновациями понимал процесс, в котором новая идея или изобретение приобретают экономическое содержание.

С точки зрения Г. Менша, в периоды, когда базисные нововведения исчерпывают свой потенциал, образуется ситуация «технологического пата», которая определяет застой в развитии экономики. По мнению Г. Менша промышленное развитие представляет переход от одного технологического пата к другому. Вследствие возникновения базисных нововведений образуются новые организации, циклы развития которых оказываются взаимосвязаны.

Усиление значимости научно-технического прогресса в 1980-х гг. как условия развития экономики явилось импульсом дальнейших разработок зарубежных исследователей о содержании термина «инновация».

Так, Т. Брайан, при изучении термина «инновация», заострил внимание на новых знаниях в экономические результаты. С точки зрения ученого, инновация представляет процесс, в котором интеллектуальный товар (идея, ноу-хау, изобретение) приобретает экономическое содержание.

Схожее с определением Т. Брайана, но более развернутое является содержание термина «инновация», которое предложил Дж. Гросси. С его точки зрения, это технический, общественный или экономический процесс, использование изобретений и идей на практике, которое способствует созданию изделий, технологий более лучших по своим свойствам, ориентировано на получение экономической выгоды и распространяется на все спектры видов деятельности – от исследований и разработок до маркетинга. Ф. Бетс исследует инновации как введение новшеств и новаций различной степени новизны и радиуса действия в виде технологий, продуктов, рынков, отраслей хозяйств, сфер применения [12].

В «Руководстве Осло», рекомендации которого применяются в качестве международных статистических стандартов в сфере инноваций, инновации рассматриваются в качестве вида деятельности, который охватывает все мероприятия (технологические, научные, организационные, коммерческие, финансовые, в том числе инвестиции в новые знания), способствующие возникновению фактически или по замыслу технологически новых или усовершенствованных продуктов либо процессов [13].

Из анализа понятия «инновация», которое дано зарубежными учеными следует, что в качестве исходного момента для определения их сущности выступает подход к изучению инноваций как процесса, то есть превращения потенциального научно-технического прогресса в реальный, который воплощается в новых технологиях и продуктах. По мнению авторов, «инновация» и «инновационная деятельность» – синонимы.

А.Б. Титов под инновацией понимает процесс, в процессе которого научная идея доводится до этапа практического применения и начинает приносить экономический эффект, то есть приобретает экономическое содержание [14].

В России также существуют нормативно-правовые документы, которые касаются вопросов инновационной деятельности. Федеральный закон «Об инновационном центре «Сколково»», «Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020», «Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» упоминают об инновационной деятельности в контексте инновационного потенциала, инновационной инфраструктуры, инновационной системы, инновационных проектах. В свою очередь, в этих документах отсутствует определение самого термина инновационной деятельности.

Д.М. Степаненко в качестве системы классификационных признаков выделяет такие, как: уровень новизны инновации, масштаб новизны инновации, характер инновации, частота применения инновации, сфера народного хозяйства, где внедряется инновация, область применения, форма инновации, вид эффекта, получаемого вследствие внедрения инновации [15].

Можно согласиться с Ивановым В.А., которым в зависимости от предмета и сферы применения в сельском хозяйстве выделено четыре типа инноваций: селекционно-генетические; технико-технологические и производственные; организационно-управленческие; социально-экологические.

В соответствии с Руководством Осло, инновационная  деятельность включает в себя все коммерческие, финансовые, организационные, технологические и научные шаги,  фактически или по замыслу ведущие к реализации инноваций.

Их систематизация позволила выделить более важные:

  • биологическая основа отрасли, высокая степень территориальной разобщённости сельхозпроизводства; значительная дифференциация регионов  по  условиям  сельхозпроизводства оказывает прямое влияние на развитие инновационной деятельности;
  • большое количество видов сельхозпродукции, значимая разница в технологиях возделывания и производства предполагает большое количество видов  инноваций,    классифицируемые по ряду признаков;
  • многообразие организационных  форм  инновационной  деятельности (агротехнопарковые формирования, технологические платформы, научно-производственные объединения, центры научного обеспечения, информационно-консультационные службы и др.).

Управление инновационной деятельностью в аграрном секторе экономики  представляет  непрерывные  взаимосвязанные действия, направленные на планирование, организацию, контроль и мотивацию.

В рамках синергетических представлений развитие АПК в системе инноваций  и  модернизации  представляет  собой  качественные изменения её структуры и функционирования за счёт корпоратизации взаимодействия её компонентов.

Список используемой литературы

  1. Ушвицкий М.Л. Классификация и принципы построения интегрированных формирований в АПК // ВестникСевКавГТУ. – 2008. – № 3. – С.175–180.
  2. Инновационная деятельность  в  аграрном  секторе  экономики России/ под ред. И.Г. Ушачева, И.Г. Трубилина, Е.С. Оглоблина, И.С. Санду. – М.: КолосС, 2014. – С.118.
  3. Крылатых Э.Н. Многофункциональность  агропродовольственной  сферы:  методология  исследований  для  разработки  стратегии  развития. – М.: Энциклопедия Российских деревень, 2012. – C.95.
  4. Петриков А.В. Многофункциональность сельского хозяйства: теоретические и  политические  аспекты  //  АПК:  экономика,  управление.  – 2014. – № 12. – С.2.
  5. Баутин В.М. Инновационная  деятельность  –  основа  экономического  прогресса  //  Экономика  сельского  хозяйства  России.  –    – № 3. – С.21.
  6. Коновалов В.В., Коновалова Т.В. Роль научно-технического прогресса в  обеспечении  устойчивого  развития  агропромышленного  комплекса // Экономика сельского хозяйства России. – 2015. – № 8. – С.2.
  7. Экономика сельского хозяйства: учебник / Г.А. Петранева, Н.Я. Романов, О.А. Моисеева. – М.: Альфа-М; ИНФРА-МБ, 2012. – С.105.
  8. Берикболова У.Д. Сущность понятия «инновация» как экономической категории // Молодой ученый. – 2017. – № 8-1 (142). – С. 13.
  9. Тихонов С.В. Потенциал инновации: сущность, структура, аспекты развития // Менеджмент инноваций. – 2014. – № 3. – С. 192.
  10. Довбыш В.О. Сущность, подходы к определению понятия и способы классификации «инноваций» // Известия высших учебных заведений. Социология. Экономика. Политика. – 2019. – № 3. – С. 10.
  11. Кормушин Я.О. О сущности понятия «инновации» // Экономика и предпринимательство. – 2016. – № 12-2 (77). – С. 841.
  12. Абинов А.К. Сущность инноваций и государственное регулирование инновационного развития экономики // Экономика и социум. – 2014. – № 3-1 (12). – С. 26.
  13. Таранова И.В. Инновации в сельском хозяйстве как фактор роста эффективности аграрного производства // Вестник Института дружбы народов Кавказа Теория экономики и управления народным хозяйством. – 2018. – № 1 (45). – С. 4.
  14. Дзугулова К.А. Специфика инновационных процессов и классификация инноваций в агропромышленном комплексе // Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых: Перспектива-2019 (г. Нальчик, 26-29 апреля 2019 г.). – Нальчик: Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова, 2019. – С. 39.
  15. Соколова Л.В. Инновационная  политика  страны.  –  М.:  ГУУ, 2011. – C.202.



Московский экономический журнал 4/2021

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10211 

Механизм управления инновационным развитием аграрного сектора Республики Коми

Mechanism of management of innovative development of the agricultural sector of the Komi Republic

Статья подготовлена в рамках государственного задания № 0412-2019-0051 по разделу Х 10.1., подразделу 139 Программы ФНИ государственных академий на 2020 год, регистрационный номер ЕГИСУ АААА-А20-120022790009-4

 The article was prepared within the framework of state task No. 0412-2019-0051 under section X 10.1., subsection 139 of the Program of the FNI of State Academies for 2020, the registration number of the USISU AAAA-A20-120022790009-4

Юдин Андрей Алексеевич, кандидат экономических наук, научный сотрудник, Институт агробиотехнологий им. А.В. Журавского – обособленное подразделение ФГБУН ФИЦ Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар, Республика Коми

Тарабукина Татьяна Васильевна, кандидат экономических наук, научный сотрудник, Институт агробиотехнологий им. А.В. Журавского – обособленное подразделение ФГБУН ФИЦ Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар, Республика Коми

Yudin Andrei Alekseеvich, Candidate of Economic Sciences, Researcher, Zhuravsky Institute of Agrobiotechnologies-a separate division of the Federal State Budgetary Institution of the Komi Republic of the National Research Center of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences, Syktyvkar, Komi Republic

Tarabukina Tat’yana Vasil’evna, Candidate of Economic Sciences, Researcher, Zhuravsky Institute of Agrobiotechnologies-a separate division of the Federal State Budgetary Institution of the Komi Scientific Center of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences, Syktyvkar, Komi Republic

Аннотация. Агропромышленный комплекс Республики Коми имеет особую специфичность, которую необходимо учитывать при решении вопросов экономического и социального развития региона. Значительную часть вкладываемых государственных инвестиций можно распределить более равномерно и эффективно в результате проведения типизации муниципальных образований региона. С помощью данного анализа можно выявить уровень потенциальных возможностей городов и районов республики, для того чтобы оценить эффективность от вложения инвестиций, видеть, в каком направлении двигаться. Предоставление инвестиционных ресурсов предприятиям, которые располагаются в группе с высоким уровнем ресурсного потенциала, может привести к тому, что в дальнейшем такие предприятия можно будет вывести из экономического кризиса. Инвестирование в сельское хозяйство Республики Коми представляет собой не только и не столько экономическую, сколько социальную задачу, поэтому основным инвестором в отрасль на сегодняшний день являются государственные структуры. Особенности сельского хозяйства Республики Коми, как системы, сложный пространственный характер условий инвестирования в сельское хозяйство региона и высокая рискованность вложений требует привлечения к процессу управления инвестированием в региональное сельское хозяйство современных информационных технологий, в частности разработки информационно-аналитических и геоинформационных систем.

Summary. The agro-industrial complex of the Komi Republic has a special specificity that must be taken into account when solving issues of economic and social development of the region. A significant part of the invested public investment can be distributed more evenly and efficiently as a result of the typification of the municipalities of the region. With the help of this analysis, it is possible to identify the level of potential opportunities of cities and districts of the republic, in order to assess the effectiveness of investment, to see in which direction to move. Providing investment resources to enterprises that are located in a group with a high level of resource potential can lead to the fact that in the future such enterprises can be withdrawn from the economic crisis. Investing in the agriculture of the Komi Republic is not only and not so much an economic as a social task, so the main investor in the industry today is the state structures. The peculiarities of agriculture in the Komi Republic as a system, the complex spatial nature of the conditions for investing in agriculture in the region and the high risk of investments require the involvement of modern information technologies in the process of managing investment in regional agriculture, in particular the development of information-analytical and geoinformation systems.

Ключевые слова: аграрный сектор, инновационное развитие, механизм управления, республика Коми, государственные инвестиции.

Keywords: agricultural sector, innovative development, management mechanism, Komi Republic, state investments.

В современной экономико-политической ситуации, необходимости перехода к пятому технологическому укладу, эмбарго, санкциях, необходимости перехода к интенсивному производству, необходимости укрепления продовольственной безопасности, политике импортозамещения, особую актуальность приобретает разработка внутри страны инновационных технологий. Их разработка и внедрение в производство, требует больших инвестиций [1].

Проблемы восстановления и развития отечественного АПК вот уже 30 лет являются обсуждаемым вопросом среди теоретиков и практиков. Реформа постсоветсткого периода, кризис отечественной науки и производства создали ситуацию, когда стартовый потенциал, который нам оставил СССР, не был реализован, а существовавшая система АПК была разрушена. При этом достойной замены, существовавшей в СССР системы создано так и не было. Мир не стоит на месте – он развивается, но в этой гонке, к сожалению, Россия пока отстает. На данный момент сельскохозяйственное производство отброшено назад, применяемые технологии и средства производства устаревают, а отечественных аналогов современного вида пока или нет, или они массово не внедряются [2-3].

Основная проблема инновационной сферы в России – это сырьевой тип экономики. Для перехода от сырьевого к инновационному типу экономики следует активизировать инновационную деятельность на всех уровнях государства. Инновационная деятельность включает в себя две составляющие: коммерческую и научную. Обе эти составляющие в России находятся на сравнительно низком уровне [4].

Государственное регулирование инвестиционных процессов в сельском хозяйстве Республики Коми должно осуществляться на основе методических подходов, обеспечивающих максимальное сочетание интересов органов государственной власти, бизнеса и населения региона. Выработка методических подходов к инвестированию в сельское хозяйство Республики Коми должна производиться в соответствии с особенностями данной отрасли как системы в условиях региона. Это, прежде всего, долговременно существующие характеристики хозяйства, определяемые природно-ресурсными, демографическими (прежде всего, расселенческими) и историческими и иными внешними факторами [5].

Совокупное влияние таких факторов, как сложные природные условия ведения сельского хозяйства и высокие риски неурожаев из-за погодных условий, малая численность населения и система сельского расселения с преобладанием малочисленных далеко отстоящих друг от друга населенных пунктов, депопуляция населения и т.д., формирует системные характеристики сельского хозяйства Республики Коми, как, своего рода «полуоткрытой» системы, характеризующейся большим объемом материальных поступлений (как натуральных, так и финансовых) из-за пределов региона и потреблением произведенной продукции практически исключительно в пределах региона. В режиме такой «полуоткрытости» республиканское сельское хозяйство развивалось, как в советский период (особенно после начала освоения месторождений энергетических полезных ископаемых в северных районах республики), так и в постсоветское время – несмотря на смену задач, форм и объемов внешней поддержки сельского хозяйства региона, она оставалась необходимым компонентом его существования [7].

При этом степень выраженности такой «полуоткрытости» в разных частях региона различна и обусловлена характером внутрирегионального потребления сельхозпродукции собственного производства. Так, более открытым является сельское хозяйство Сыктывкара и Сыктывдинского района, юг Княжпогостского и запад Корткеросского районов, значительная часть большинства видов сельхозпродукции из которых реализуется практически по всей территории республики. Это связано со спецификой сельскохозяйственного производства здесь, развивавшегося, как комплекс пригородных хозяйств наиболее крупного центра расселения республики [6].

В результате здесь, помимо сельскохозяйственных предприятий, характеризующихся близостью к основному потребителю, сформировался и комплекс перерабатывающих предприятий, который, благодаря выходу к железной дороге, стал важным источником продовольственных товаров и для других муниципальных образований республики. Данная территория является наиболее привлекательной для инвестирования в сельское хозяйство с целью непосредственного извлечения прибыли [10].

Несколько менее открытым является сельское хозяйство прочих муниципальных образований в населенных пунктах, расположенных вдоль трассы Котлас-Воркута, а также Прилузский, Сысольский, Княжпогостский и центральная часть Ижемского района. Характеризуясь заметно меньшей численностью населения (и, соответственно, спросом на сельхозпродукцию), данные территории представляли и заметно меньший интерес в плане сельскохозяйственного освоения, а также создания перерабатывающей промышленности. Поэтому одной из особенностей хозяйственного комплекса указанных территорий является малое количество промышленных предприятий, перерабатывающих сельхозпродукцию и их небольшие мощности. В то же время, заметная доля населения, занятая в несельскохозяйственном производстве, способствовала развитию здесь сельскохозяйственного производства, рассчитанного не только на внутреннее потребление, но и товарную реализацию. Большинство видов произведенной здесь сельхозпродукции могут реализовываться в большинстве населенных пунктов соответствующего муниципального образования, а также в соседних муниципальных образованиях [8].

Наиболее ценная и дорогостоящая продукция сельского хозяйства (например, оленина), может реализовываться, как на территории республики, так и вывозиться за ее пределы. Поэтому данная территория является привлекательной для инвестирования в сельское хозяйство с целью извлечения прибыли только для производства отдельных видов продукции – либо массово потребляемых на месте, либо уникальных и имеющих высокую цену реализации [9].

Инвестирование в сельское хозяйство данных территорий исключительно с целью извлечения прибыли из сельскохозяйственного производства является здесь малопривлекательным видом вложений. Инвестиции в сельское хозяйство здесь преследуют преимущественно иные цели. Потенциальным инвесторам, принимая решение о вложении средств в то или иное сельскохозяйственное предприятие в регионе, следует принимать во внимание возможную географию сбыта сельхозпродукции и, как следствие, степень привлекательности той или иной его территории с точки зрения инвестирования в сельское хозяйство с целью извлечения прибыли [15].

Агропромышленный комплекс Республики Коми имеет особую специфичность, которую необходимо учитывать при решении вопросов экономического и социального развития региона. В регионе достаточно много отраслей сельского хозяйства, нуждающихся в инвестировании. Отсутствие необходимого объема инвестиций мешает развитию сельского хозяйства. Поэтому для создания эффективной и престижной сельскохозяйственной отрасли, особенно важна государственная поддержка и усиление регулирующей основы развития инвестиционной сферы [12].

Значительную часть вкладываемых государственных инвестиций можно распределить более равномерно и эффективно в результате проведения типизации муниципальных образований региона. С помощью данного анализа можно выявить уровень потенциальных возможностей городов и районов республики, для того чтобы оценить эффективность от вложения инвестиций, видеть, в каком направлении двигаться. Муниципалитеты были разделены на четыре группы по величине общей интегральной оценки ресурсного потенциала: с высоким, средним, удовлетворительным и низким уровнем ресурсного потенциала [13].

Города и районы с высоким уровнем ресурсного потенциала будут привлекательны для частных инвесторов, в связи с благоприятными условиями, в то время как города и районы с низким уровнем ресурсного потенциала нуждаются в привлечении значительных инвестиций от государства, для развития, как сельского хозяйства, так и в целом территории. Предоставление инвестиционных ресурсов предприятиям, которые располагаются в группе с высоким уровнем ресурсного потенциала, может привести к тому, что именно эти предприятия станут теми «точками роста», используя которые можно будет вывести из кризиса экономику как отдельных территорий, так и республики в целом. Большинство городов и районов республики относятся ко второй и третей группе ресурсного потенциала. Они в разной степени нуждаются в капитальных вложениях в сельское хозяйство, что, очевидно, отражается и на социально-экономическом положении сельских территорий. Данные территории должны получать больше средств для развития сельского хозяйства, органы государственной власти должны быть заинтересованы в поддержке [11].

Инвестирование в сельское хозяйство Республики Коми представляет собой не только и не столько экономическую, сколько социальную задачу, поэтому основным инвестором в отрасль на сегодняшний день являются государственные структуры. Исходя из социальной направленности государственных инвестиций в региональное сельское хозяйство, их необходимо сопрягать по территории и времени реализации с инвестиционными вложениями государства в социальные и инфраструктурные проекты в сельской местности. При этом, важным аспектом инвестирования в сельское хозяйство региона со стороны государства, помимо улучшения социального положения сельских жителей региона, должно быть и сокращение других видов государственных вложений в сельскохозяйственное производство, как результат предоставления хозяйствующим субъектам более эффективных механизмов ведения хозяйственной деятельности. Кроме того, государство должно таким образом распределять свою поддержку инвестиционных проектов в сельском хозяйстве региона, чтобы избежать возможного перепроизводства отдельных видов сельхозпродукции на конкретных территориях [13].

Особенности сельского хозяйства Республики Коми, как системы, сложный пространственный характер условий инвестирования в сельское хозяйство региона и высокая рискованность вложений требует привлечения к процессу управления инвестированием в региональное сельское хозяйство современных информационных технологий, в частности разработки информационно-аналитических и геоинформационных систем.

Поэтому в Республике Коми основным способом поддержки помощи инвесторам в поиске объектов инвестирования в отрасль АПК со стороны государства может стать создание Бизнес-Платформы, ориентированной на данную отрасль. Бизнес-Платформу возможно создать на базе МБУ «Городской центр Предпринимательства и Инноваций», как отдельное направление развития. Данный ресурс может служить электронным каталогом, в котором можно найти проекты различных организаций отраслей АПК и их стадий развития. Кроме того, необходимо направить поддержку на ручной поиск перспективных проектов, которые в дальнейшем могут быть предложены к рассмотрению [14].

Таким образом, предлагаемая Бизнес-платформа, направленная на отрасли АПК, может стать важным инструментом реализации инвестиционных проектов в сельском хозяйстве региона. На основе информации, указанной в Платформе, могут быть определены территории, наиболее предпочтительные для ведения того или иного вида вложений, а также выявлены наиболее перспективные виды инвестирования в сельскохозяйственное производство на конкретной территории. Подобная система сможет стать важным инструментом принятия решений в сфере сельского хозяйства, как для частных инвесторов, так и для государственных структур.

Для того, чтобы каким-то образом повысить уровень активности по инновациям сельскохозяйственных предприятий различных форм собственности нами было решено ввести в агропромышленный комплекс республики региональную инновационную систему, которая будет направлена взаимодействие и как результат связь между государственным управлением и смежными рынками, и институтами [10].

Дифференциальная схема инновационной системы государственной поддержки в конечном итоге поможет применять ограниченные ресурсы государственного бюджета, тем самым это позволит простимулировать предприятия сельхозпродукции республики Коми, для того чтобы внедрить новые методы, для получения лучшего экономического эффекта [14].

Данный механизм инновационных систем позволит максимально уменьшить уровень общеэкономической неопределенности инвестирования в проекты инновационной модернизации развития сельского хозяйства РК.

На уровне коммерческой организации одним из комплексных методов оценки эффективности является построение ранговой системы показателей развития. Суть рангового метода заключается в том, что фактический ряд темпов роста ранжируется и затем сравнивается с эталонным. Соответственно, чем ближе фактическое распределение социально-экономических показателей к эталонному, тем выше эффективность функционирования оцениваемой социально-экономической системы. В соответствии с предлагаемой методикой, наиболее значимые резервы повышения эффективности инновационной деятельности в сельском хозяйстве Республики Коми могут быть определены по максимальной положительной инверсии за 2017 г.

Таким образом, важнейшими резервами повышения эффективности инновационной деятельности в сельском хозяйстве Республики Коми, в соответствии с разработанной методикой, являются активизация инвестиционной деятельности посредством диверсификации источников финансирования инвестиций (средства бюджетов различного уровня, льготные кредиты, лизинг), активизация фундаментальных НИОКР и внедрение передовых технологий автоматизации и компьютеризации сельскохозяйственного производства.

Список использованных источников

  1. О стратегическом планировании в Российской Федерации: Федеральный закон №172- ФЗ от 28.06.14 (03.07.2017) // Собрание законодательства РФ, 30.06.2014, №26 (ч. 1), ст. 3378.
  2. Указ Президента РФ от 30.01.2010 № 120 «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 01.02.2010. –№ 5. – ст. 502.
  3. Постановление Правительства РФ от 15.07.2013 № 598 (ред. от 02.08.2017) «О федеральной целевой программе «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014 – 2017 годы и на период до 2020 года «Изменения, которые вносятся в Государственную программу развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы, утвержденную постановлением Правительства Российской Федерации от 14 июля 2012 г. № 717 // Собрание законодательства РФ. – 29.07.2013. – № 30 (часть II). – ст. 4110.
  4. Постановление Правительства РФ от 14 июля 2012 г. № 717 «О Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы» (с изменениями и дополнениями) // Собрание законодательства РФ. – 6.08.2012. – № 32. – ст. 4549.
  5. Постановление Правительства РФ от 15.04.2014 № 314 (ред. от 31.03.2017) «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Развитие рыбохозяйственного комплекса» // Собрание законодательства РФ. – 05.05.2014.– № 18 (часть II). – ст. 2160.
  6. Распоряжение Правительства РФ от 17.04.2012 № 559-р (ред. от 13.01.2017) «Об утверждении Стратегии развития пищевой и перерабатывающей промышленности Российской Федерации на период до 2020 года» // Собрание законодательства РФ. 30.04.2012. – № 18. – ст. 2246.
  7. Бездудный Ф.А. Сущность понятия инновации и его классификация / Ф. А. Бездудный, Г. В. Смирнова, О. И. Нечаева // Инновации. – 1998. – № 2-3. – С. 98.
  8. Гохберг Л. Инновационные процессы: тенденции и проблемы / Л. Гохберг, И. Кузнецова // Экономист. – 2012. – № 2. – С. 50-59.
  9. Гунько А.Ю. Оценка эффективности инновационной деятельности в АПК / А.Ю. Гунько, А.Ю. Черепухин // Институциональные преобразования национальных экономических систем: сб. науч. тр. по материалам Междунар. науч.- практ. конф. (г. Ставрополь, 23 апреля 2014 г.). – Ставрополь, 2014. – С. 85-89.
  10. Крутова Л.И., Амирова Н.Р., Сафонова О. Н. Проблемы расширенного воспроизводства в агропромышленном комплексе при переходе на инновационно-инвестиционный путь развития экономики // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. 2013. №2. С.112-121.
  11. Стукач В.Ф. Аграрные инновации в системе стратегического развития региона [Электронный ресурс] // Экономика и менеджмент инновационных технологий. – 2013. – № 7. – Режим доступа: http://ekonomika.snauka.ru/2013/ 07/2856.
  12. Шабунин Н.А. Классификация и оценка основных механизмов привлечения инвестиций в агропромышленный комплекс / Н.А. Шабунин // Международный технико-экономический журнал. – 2012. – № 3. – С. 15-21.
  13. Шумпетер И. Теория экономического развития / И. Шумпетер. – 3-е изд. – М.: Прогресс, 2012. – 456 с.
  14. Шутьков, А. А. Система управления агропромышленным комплексом: теория, политика и практика / А. А. Шутьков. – М.: Национальный институт бизнеса, 2015. – 808 с.
  15. Юдина В.И. Механизм реализации инновационного процесса в сельскохозяйственном производстве [Деятельность информационно-консультационной службы в Оренбургской обл.] // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. – 2010. – № 4. – С. 163-166.



Московский экономический журнал 3/2021

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10150

Некоторые вопросы организационно-хозяйственного управления северными хозяйствами Якутии в последние годы советской аграрной экономики 

Some issues of economic management of the northern farms of Yakutia in the last Soviet years 

Санникова Яна Михайловна, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела истории и арктических исследований, Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, г. Якутск, sannikowa@mail.ru

 Sannikova Yana Mikhailovna, candidate of histor, Senior Researcher, Department of History and Arctic research, The Institute of Humanities Research and Indigenous Studies of the North, SB RAS, Yakutsk

Аннотация. В статье в продолжение ранее проведенного анализа процессов реализации организационно-управленческих решений агропромышленного комплекса «Север» в отношении северных хозяйств Якутии рассмотрены практика перевода  некоторых хозяйств на прямую сдачу продукции в торговую  сеть и  вопросы ревизии финансово-хозяйственной деятельности отдельных  хозяйств. На основе представленных конкретных экономических данных хозяйств и итогов ревизий из архивных документов АПК «Север» последних советских годов осуществлена попытка показать отдельные направления деятельности по управлению хозяйствами и реальное положение хозяйств на  начальном этапе  трансформационных преобразований 1990-х гг.

Summary. The article continues the analysis of the implementation of organizational and management decisions of the agro-industrial complex “North” in relation to the northern farms of Yakutia. Here we consider the practice of transferring some farms to direct delivery of products to the retail network and the issues of auditing the financial and economic activities of individual farms. An attempt is made to show certain areas of the plant’s activity in managing farms and the real situation of northern farms at the initial stage of transformational transformations in the 1990s оn the basis of specific economic data of farms and the results of audits in the documents of the agro-industrial complex “North” for the last Soviet years.

Ключевые слова: северные хозяйства, Якутия, АПК «Север», последние советские годы

Keywords: northern farms, Yakutia, agro-industrial complex “Sever”, the last Soviet years

Введение. Рассматриваемые последние годы советской экономики совершенно своеобразно отразились на развитии северных хозяйств Якутии, специально созданный управленческий орган — Агропромышленный комбинат «Север» — в своей деятельности руководил социально-экономическими процессами в хозяйствах посредством организационно-управленческих решений, которые не всегда могли претендовать на конкретную отдачу в виде улучшения состояния дел в традиционных отраслях, но были характерными для начала трансформационного периода в развитии хозяйств, что важно показать на конкретных примерах и документах изучаемого периода [7, С. 54]. Здесь мы повторно не будем подробно останавливаться на вопросах организации агропромышленного комплекса Якутской  АССР и  Агропромышленного комбината «Север» при Госагропроме РСФСР  и трех ранее выделенных и проанализированных организационно-управленческих решениях в деятельности комбината в официально еще советские годы 1989-1991 гг., то есть на процессах разукрупнения совхозов, начала реорганизации форм хозяйствования, также общего экономического состояния развития хозяйств АПК «Север». Об этом уже было сказано автором [7]. Здесь же выделим  еще два направления деятельности комбината, которые также характеризовали процессы организационно-управленческих подходов по отношению к  северным хозяйствам: перевод некоторых хозяйств на прямую сдачу продукции в торговую  сеть; ревизии финансово-хозяйственной деятельности отдельных  хозяйств.

Кратко о создании АПК «Север». Для северных хозяйств Якутии последние официальные советские годы – 1989 -1991 гг. – были со-своему особенными. В результате управленческих преобразований союзного и российского уровней  в аграрной экономической системе и организации государственных агропромышленных комплексов по стране на местах [1, С.12], в том числе в Якутской ЯАССР, создание отдельного, достаточно своеобразного органа управления северными хозяйствами – агропромышленного  комбината «Север», подчинявшегося непосредственно Госагропрому  РСФСР, стало новым опытом управленческой деятельности по отношению к северным хозяйствам республики. Из официального письма первого генерального директора АПК «Север» К. Е. Иванова на имя  Первого заместителя Госагропрома РСФСР – Министра РСФСР Г. В. Кулика с исх. № 03-011 от 14 августа 1989 г. с просьбой об утверждении доработанного проекта Положения о комбинате следует, кроме социально-экономического, какое социально-политическое  значение придавали созданию АПК «Север»: «Создание АПК «Север» показало, что  это более совершенная организационная форма  агропромышленного формирования, она полностью в практике оправдывает это. Отмечаем, что при этом достигнуто резкое повышение социально-политической  активности всего населения северных районов, где в основном проживают малочисленные народности Севера (эвены, эвенки, чукчи, юкагиры и др.). Благодаря этим процессам успешно проведены ряд общественно-политических мероприятий всероссийского масштаба, идет подготовительная работа по созданию ассоциации народностей Севера…с созданием комбината возникли благоприятные условия для укрепления экономики совхозов. Только за счет передачи комбинату функций  заготовителя, совхозы получили дополнительной выручки около 500 тыс. руб. за счет оставления пушнины внутри республики дополнительно выручено 200 тыс. руб., при этом появились условия для обеспечения занятости вторых членов семей оленеводов и охотников. В целом создание АПК «Север» воспринято населением Севера с большим энтузиазмом и одобрением, о чем свидетельствуют многочисленные публикации на страницах республиканской и местных газет,  а также письма трудящихся» [4, Л.1].  Совет АПК «Север» в своем постановлении, подведя итоги первого полугодия своей деятельности на заседании 17 августа 1989 г.  подчеркнул, что создание на базе северных совхозов и предприятий специального органа  агропромышленного комбината «Север» явилось важным социально-политическим решением для дальнейшего  развития традиционных отраслей народностей Севера на базе глубокой промышленной переработки на основе современных технологий, свободной реализации продукции путем хозяйственной самостоятельности, а так же решения назревших социальных проблем  народностей Севера [2, Л.48-53].

В экономическом плане сельскохозяйственная, промышленная продукция, изделия народных промыслов, продукция собственного производства в свежем или переработанном виде, в том числе  пушнины, реализуемая через собственную торговую сеть и на рынке засчитывалась комбинату  в выполнение плана.  Комбинат  выполнял функции заготовительной организации, заключал договоры контрактации, договоры на покупку у населения  излишков сельскохозяйственной  и другой продукции.  Совет комбината определял и утверждал объемы капитальных вложений, их направление и титульные списки на строительство объектов сметной стоимостью от 1 до 4 млн руб. Комбинат имел право выхода на осуществление сотрудничества и налаживания с фирмами капиталистических и развивающихся стран в области науки, техники, международного кооперирования производства и разделения труда в целях реализации заданий государственных планов.  Реализация  всей произведенной предприятиями, организациями и хозяйствами, входящими в состав комбината, сельскохозяйственной и промышленной продукции в республиканский фонд в соответствии с плановыми заданиями производилась по утвержденным государственным ценам и по ценам кооперативной торговли. Цены, установленные Советом комбината, должны были возмещать затраты по производству, хранению, переработке, расфасовке, транспортировке, реализации продукции, а также обеспечивать необходимые накопления для расширения производства [7].

Решения по управлению и организации деятельности всех подведомственных предприятий АПК «Север», в первую очередь, касались хозяйств, совхозов, они как основные производители продукции, были ключевым звеном в деятельности всего комбината.

Практика перевода хозяйств на прямую сдачу продукции в торговую сеть. Реализовывалась практика перевода некоторых хозяйств на прямую сдачу  продукции посредством приказов по  комбинату «Север». Как было обосновано, в  целях  повышения рентабельности животноводческой отрасли и полного трудоустройства семей оленеводов, охотников и рыбаков переводили  хозяйства на прямую поставку продукции в торговую сеть. Так, например,  4 декабря 1990 г.  было решено, что совхоз «Олеринский»  Нижне-Колымского района переводится с 1 января 1991 г. на прямую сдачу мяса и молока потребителю.  Для этого планово-экономическому отделу, отделу переработки и сбыта комбината  в срок до 1 января 1991 г. предписывалось передать  совхозу в установленном порядке с баланса агрофирмы «Эдил» на баланс совхоза скотоубойный пункт и все материально-технические средства [5, Л. 200]. С 1 января 1991 г. на прямую поставку мяса и молока потребителям переводили следующие совхозы из изучаемых северных районов:  «Майорский» Абыйского, «Борулахский», «Табалахский» Верхоянского, «Эйикский» Оленекского, «Березовский» Средне-Колымского и одно хозяйство Эвено-Бытантайского. Ответственные отделы комбината также в срок до 1 февраля 1991 г. должны были передать названным совхозам в установленном порядке с баланса перерабатывающих предприятий на баланс хозяйств скотоубойные, молокоприемные пункты и все материально –технические средства [6, Л.5].  Начиная с 12 февраля 1991 г. на родовую общину «Оетунг» Аллаиховского района были возложены функции заготовок промысловой и клеточной пушнины мехового сырья по действующим закупочным ценам. И в целях обеспечения трудозанятости и производства продукции пушного промысла общине было разрешено направлять на переработку в собственной мастерской весь плановый объем закупок пушно-мехового сырья для производства товаров народного потребления с зачетом выполнения плана на основе акта приемки мастерской общины [6, Л.17]. Приказом от 16 декабря 1991 г.  совхозы «Арылахский» и «Верхнеколымский» Верхнеколымского района были переведены на прямую сдачу мяса торгующим организациям с 1 января 1992 г.  в целях экономической  поддержки совхозов  и удовлетворения поставленных ими перед АПК «Север» и президиумом райсовета вопросов по переработке мяса. Для этого директору агрофирмы «Зырянская» по результатам работы комиссии необходимо было передать совхозам с баланса на баланс забойные пункты [6, Л.131].

Также вариантом данной практики было создание  межхозяйственных заготовительных организаций. Например, для организации заготовок и переработки сельскохозяйственных продуктов на современном уровне, основываясь на положении об АПК «Север», функции заготовителя сельскохозяйственной и другой продукции в Булунском районе были переданы с 1 января 1991 г.  межхозяйственному объединению «Булун», начальник которого  должен был перезаключить договора контрактации с совхозами Булунского района на заготовку продукции на 1991 г., создать для этого сеть заготовительных пунктов, базу хранения сырья и перерабатывающие мощности, обеспечить взаимодействие с финансовыми органами [6, Л.16].

Данное направление деятельности – перевод некоторых хозяйств на прямую сдачу продукции в торговую  сеть – хотя подразумевалось положением комбината с самого начала, всё же  больше явилось реальным   попыткой поиска новых форм работы хозяйств уже после  официально принятого решения  16 октября 1990 г. на заседании  Совета АПК о начале подготовки к переходу  к рыночным отношениям в системе АПК «Север», [7, С. 47-48].

Ревизии финансово-хозяйственной деятельности отдельных хозяйств.  АПК «Север»  проводил ревизионную работу в отдельных хозяйствах, с охватом нескольких лет деятельности. Кроме непосредственно самой результатов ревизии, итоги ее показывают реальное состояние хозяйств на местах, что представляет больший интерес.

26 июня 1990 г. Президиум АПК «Север» вынес постановление о финансовом состоянии предприятий – хозяйств Верхоянского и Эвено-Бытантайского районов. По состоянию на 15 июня 1990 г.  по совхозам Верхоянского и Эвено-Бытантайского районов кредитные вложения  составили 17172 тыс. руб.  В совхозах и предприятиях комбината наблюдался рост сверхплановых запасов товарно-материальных ценностей, например, по все совхозам установлено наличие мешкотары на сумму более  400 тыс. руб., в Верхоянском агроремтехснабе имелись запасы неходовых товарных ценностей на сумму 674 тыс. руб. (в т.ч. на 604 тыс. руб. минеральные удобрения), также недостаток оборотных собственных средств на 112 тыс. руб.  Совхозы и предприятия Верхоянского района находились в тяжелом финансовом состоянии, задолженность поставщикам  составила 2842 тыс. руб., просроченные ссуды – 776 тыс. руб., финансовое положение осложнялось тем, что лишь 10-15% потребности в кредитных средствах покрывалась  собственными ресурсами. В результате сложных природно-климатических условий в период заготовки сена в 1989 г. во всех совхозах было закуплено сена из других хозяйств республики, находящихся в отдаленности, поэтому расходы по транспортировке и прессованию почти в три раза превысили стоимости самого сена [3, Л.65].

7 декабря 1990 г. приказом комбината были  подведены  результаты документальной ревизии финансово-хозяйственной деятельности совхоза «Северный» Анабарского района за 1988-1990 гг. Без учета дифференцированных надбавок совхоз 1988 г. завершил с убытком 694 тыс. руб., 1989 г. – с убытком 565 тыс. руб., валовой доход в 1989 г. был снижен по сравнению с 1988 г. на 148 тыс. руб. Произошло сокращение поголовья оленей, что было вызвано понижением делового выхода тугутов с 72% в 1988 г. до 51,7% в 1990г. и большим непроизводительным отходом оленей (2160 голов в 1990 г.); с одной матки голубых песцов в 1990 г. было получено 5,4 щенят, в 1988г. – 8,0. Было отмечено, что все недостатки, отмеченные в акте ревизии 1988 г. имели место и в 1990 г., ни одно из замечаний не было устранено, приказ управления сельского хозяйства Анабарского района от 14 апреля 1988 г. №29 не был выполнен. Также речь шла о ряде  финансовых нарушений, например, о том, что оленеводам на сумму доплаты за продукцию по итогам 1988 г. и 1989г. районный коэффициент и северные надбавки не были начислены, только за 1989г. оленеводы недополучили около 30 тыс. руб. и т.д. [5, ЛЛ.201-202].

В январе 1991 г.  результаты ревизии финансово-хозяйственной деятельности совхоза «Таймылырский» Булунского района за 1987-1990 гг. обратили внимание на следующее состояние дел в хозяйстве.  За последние годы был допущен большой  непроизводительный отход домашних оленей (за последние  три года – 2418 голов), в связи с этим  в кадровом плане было замечено, что главный зоотехник за состояние животноводства совхоза реальной ответственности не понёс, ветеринарного  работника в хозяйстве не было. Совхоз не обеспечивался  строй –электро- материалами, малой механизацией, не было электростанций малой мощности; строящаяся с 1984 г. трестом «Североагропромстрой» квартальная котельная до сих пор не была введена в эксплуатацию. Также в  неудовлетворительном состоянии находились: процесс руководства совхозом и бухгалтерского учета в нем; была плохо организована работа с документами, например, документы  для возмещения ущерба от стихийных бедствий в инспекцию Госстраха представлялись  в неполном объеме. Как видно из документа, директору совхоза же было рекомендовано освободить от занимаемой должности главного зоотехника за систематическое неисполнение обязанностей по вопросам оленеводства, к этому времени сам директор и все главные специалисты совхоза осуществляли свою деятельность непродолжительное время [6, ЛЛ.3-4]. 30 января 1991 г. вышел приказ АПК «Север» о результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности совхоза «Булунский» Булунского района.  Из года в год увеличивался отход оленей и за 11 месяцев 1990 г. составил 1129 голов. Ежегодно одна четвертая (1/4) часть важенок оставалась яловым и вследствие чего не выполнялся план получения приплода. В финансовой части были обнаружены такие нарушения как излишества в содержании теплохода «Омолой», неправильно удержанный подоходный налог с зарплаты рабочих и служащих совхоза с переплатой 491, 41 руб., упущение средств в сумме 90,0 тыс. руб. из-за непредставления расчетов  на 50% надбавку за мясо сверх достигнутого уровня Х1 пятилетки  – данные нарушения привели к значительному материальному ущербу и было решено произвести денежный вычет в размере среднемесячной заработной платы с директора совхоза и главного бухгалтера [6, ЛЛ.10-11].

Результаты  финансово-хозяйственной деятельности совхоза «Олеринский» Нижнеколымского района по итогам 1990 г.  от 15 июля 1991 г. показывали, что снизил темпы производства, производительности труда, поголовье оленей сократилось, непроизводительный отход оленей нарастал. Сохранность взрослого поголовья оленей составил 86% при плане 92%; были допущены сверхплановые потери оленей 1320 голов, вследствие чего значительно сократилось производство оленины. Также было указано на то, что совхоз не был полностью укомплектован специалистами и на низкую дисциплину труда в аппарате управления [6, ЛЛ. 96-97].

30 августа 1991г.  были подведены итоги ревизии финансово-хозяйственной деятельности совхоза «Абыйский» Абыйского района. Было установлено, что руководством совхоза проведена определенная работа по дальнейшему развитию социальной инфраструктуры, восстановлению поголовья крупного рогатого скота, лошадей и оленей, был перевыполнен план по валовому производству молока и мяса, в результате перевыполнен план сдачи государству по молоку и мясу как за 1990 г., та и за первое полугодие 1991 г. [6, Л.102].

 Приказ №475 от 4 ноября 1991 г. «О результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности АПК «Север» содержит данные, показывающие результаты ревизии Минсельхозпрода РСФСР финансово-хозяйственной деятельности комбината за  первое полугодие 1991 г. и основные моменты состояния хозяйственных дел. Не претендуя на всеохватность этих данных, можно говорить о том, что общий анализ отражает  в содержательном плане общее положение в комбинате, который объединял и управлял реформой  хозяйств Севера Якутии. Таким образом,  было установлено, что за первое полугодие 1991 г. не был выполнен план госзапаса по молоку, мясу и пушнине.  По итогам 1990 г. и первого полугодия 1991 г. предприятия переребатывающей промышленности комбината не выполнили план производства продукции – мясомолочные на 4,4% и 6,6%, рыбзаводы – на 11,8% и 14,2% соответственно.  В первом полугодии 1990 г. предприятия  по переработке молока недосдали молока и молочных продуктов в соответствии с поставками по договорам на 288,3 т, 37,2 т масла. Не выполнили договора на поставку пушнины на 63,1 тыс. руб. За первое полугодие 1991 г. не выполнили план поставки Усть-Янский и Тиксинский молокозаводы, Среднеколымский и Верхнеколымский мясо-молочные комбинаты, Быковский и Якутский рыбзаводы. Снабженческо-сбытовые организации комбината не выполнили план по объему реализации на 32,5%, отмечалось, что они имели тенденцию к дальнейшему росту издержки обращения. При выполнении плана подрядных работ по строительству  за первое полугодие не был выполнен план строительно-монтажных работ  на объектах сельского хозяйства (86%), центрсоюза (89,6%), здравоохранения (76%), просвещения (92,2%), перерабатывающей промышленности (76,9%). Основной ущерб совхозам принес падеж скота (97% всех потерь), составивший в 1990 г. 7148 голов скота, из них возмещению (признанными виновными) подлежала 1,39% суммы потерь, или 99.0 тыс. руб.). За 1990 г. комбинат при плане 130122,0 тыс. руб. недополучил прибыли на 15826,0 тыс. руб., уплачено по экономическим санкциям 1422,0 тыс. руб., при полученной прибыли за счет предъявления пени, штрафов, неустоек в сумме 506,0 тыс. руб. Недостаточность средств финансирования в первом полугодии 1991 г. привела к росту ссуд, не погашенных в срок (749, 0 тыс. руб.) и увеличению суммы по расчетам с кредиторами за товары и услуги (13936,0 тыс. руб.) [6, ЛЛ.121-122].

Данные примеры ревизионных итогов показывают положение хозяйств,  в основном все они испытывали большие трудности в финансово-хозяйственном развитии, включая и по причине неблагоприятных природных и погодных условий. При этом по всем хозяйствам комбината общий ревизионный итог подтвердил спад показателей практически по всем направлениям деятельности.

Некоторые предварительные выводы. Таким образом, как уже было сказано выше и ранее, для северных хозяйств Якутии в управленческо-организационном плане совершенно новым было создание в конце 1988 г. агропромышленного комбината «Север» при Госагропроме РСФСР с достаточно широкими полномочиями в своей деятельности, в том числе в социально-экономическом развитии арктических и северных хозяйств, тогда еще совхозов. С 1989 г. начались процессы разукрупнения крупных совхозов и  реорганизации форм хозяйствования некоторых совхозов, пока еще в рамках хозрасчета, в частности арендных производственных отношений. В этот период начало  укрепляться социально-политическое обоснование  экономического развития представителей коренных народов Севера, занятых в традиционных отраслях хозяйства.

Управленческая деятельность комбината по отношению к хозяйствам в постановляющей части была теперь официально определена. Текущая же деятельность хозяйств комбината  в конце 1990 г. – в 1991 г. на основе изучения архивных документов позволяет выделить условно  следующие направления: создание новых хозяйств на базе совхозов; перевод некоторых хозяйств на прямую сдачу продукции в торговую  сеть; ревизии финансово-хозяйственной деятельности отдельных хозяйств; общее социально-экономическое состояние развития хозяйств АПК «Север». И хотя сложно подвести какие-либо конкретные итоги количественного и качественного характера на  данном промежуточном этапе развития хозяйств, именно весь комплекс этих действий постепенно менял в целом внутреннее содержание деятельности арктических и северных хозяйств, которые были неизбежными в условиях политических и экономических трансформаций всего общества и государства.

Список источников и литературы

  1. Ковлеков С.И. Сельское хозяйство Якутии (1971 – 1985гг.). – Якутск, 1993. – 120 с.
  2. Национальный архив Республики Саха (Якутия)( далее НА РС(Я). Ф.1500. Оп.1. Д.3.
  3. НА РС (Я). Ф.1500. Оп.1. Д.4.
  4. НА РС (Я). Ф.1500. Оп.1 Д.8.
  5. НА РС (Я). Ф.1500. Оп.1. Д.9.
  6. НА РС (Я). Ф.1500. Оп.1. Д.12.
  7. Санникова Я. М. Традиционное хозяйство Якутии и АПК «Север»: организационно-управленческие решения второй половины 1980-х — 1991 гг. // Арктика и Север. 2018. № 33. С. 40-55.



Московский экономический журнал 12/2020

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10900

ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РЫНОЧНЫХ ПРИНЦИПОВ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ АПК ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ 

ECONOMIC AND LEGAL SUPPORT OF MARKET PRINCIPLES OF FUNCTIONING OF THE AGRO-INDUSTRIAL COMPLEX OF THE CHECHEN REPUBLIC 

Алклычев Алклыч Магомедович, д.э.н., профессор, профессор кафедры «Финансы, кредит и антимонопольное регулирование», ФГБОУ ВО «Чеченский государственный университет», е-mail: alklych@mail.ru

Селимханов Заурбек Асламбекович, соискатель ФГБОУ ВО «Чеченский государственный университет»

Alklychev Alklych Magomedovich, Doctor of Economics, Professor, Professor of the department of Finance, Credit and Antitrust Regulation, Chechen State University, e-mail: alklych@mail.ru 

 Selimkhanov Zaurbek Aslambekovich 

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы экономико-правового обеспечения производственно-финансового функционирования субъектов аграрной экономики региона – Чеченской Республики. Целью работы является анализ приоритетных направлений обеспечения экономико-правовых факторов развития сельского хозяйства региона, определение путей развития финансово-кредитных отношений и инвестиционных процессов в современных условиях его функционирования. Делается вывод, что основным тормозом, сдерживающим эффективное развитие сельхозотрасли  выступает совокупность негативных факторов, связанных с состоянием земельных и трудовых отношений, материально-техническим обеспечением АПК региона, и конечно же, недостаточность развития финансово-кредитных отношений и инвестиционных процессов. Определена необходимость в экономико-правовой поддержке аграрного сектора, что может способствовать эффективной реализации экономических и социальных задач регионов, а также финансовой стабилизации и экономическому росту в отраслях АПК.

Summary. The article addresses the issues of economic and legal support for the production and financial functioning of the subjects of the agrarian economy of the region – the Chechen Republic. The purpose of the work is to analyze the priority areas of ensuring the economic and legal factors of the development of agriculture in the region, to determine ways to develop financial and credit relations and investment processes in the modern conditions of its functioning. It is concluded that the main obstacle to the effective development of the agricultural industry is a set of negative factors related to the state of land and labor relations, the material and technical support of the agro-industrial complex of the region, and, of course, the insufficiency of the development of financial and credit relations and investment processes. The need for economic and legal support for the agricultural sector has been identified, which can contribute to the effective implementation of the economic and social tasks of the regions, as well as financial stabilization and economic growth in the agricultural sectors.

Ключевые слова: экономико-правовое обеспечение, финансово-кредитные отношения, государственная поддержка сельского хозяйства.

Key words: economic and legal support, financial and credit relations, state support for agriculture.

Эффективное развитие отраслей АПК невозможно без четкого экономико-правового обеспечения поддержки аграрной сферы. Экономическая политика в аграрном секторе в современный период функционирования показывает такое состояние, что производственная, финансовая и хозяйственная деятельность имеет недостаточное нормативно-правовое обеспечение, слабо контролируется государством, в результате чего имеют место значительные затраты для нивелирования разницы в ценах на продукцию сельского хозяйства и сегодня становится очевидным, что имеет место полное несоответствие цен базовых отраслей и сельскохозяйственного производства [1].

Каждый год в развитых странах в целях обеспечения процесса устойчивого развития аграрной отрасли выделяются значительные средства. Самая большая доля прямых платежей в сфере государственной поддержки сельского хозяйства характерна для Норвегии, Австралии, США и стран ЕС. В данной структуре преобладающая часть отведена растениеводству. В частности, это относится к таким странам как США, Канаде, ЕС. В Финляндии, Норвегии, Швейцарии – на развитие животноводства. Более значительная поддержка прямых платежей в животноводческой отрасли характерна для северных стран, при этом выплаты происходят, главным образом, с учетом размера пастбищ и поголовья скота. Такая практика существует, прежде всего, в районах с худшими условиями производства [2].

Опыт стран Евросоюза показывает, что положительным является ввод более эффективных финансовых мероприятий в рамках государственной поддержки сельского хозяйства, к которым относятся:

  • дотации на обустройство молодых фермеров, имеющих сельскохозяйственное образование и соответствующие профессиональные навыки;
  • компенсационная помощь фермерам в районах с неблагоприятными природными условиями;
  • субсидии под выход пахотных земель из сельскохозяйственного производства;
  • субсидии и займы на повышение эффективности сельскохозяйственного производства и улучшение жизни фермеров;
  • дотации сельскохозяйственному производству, подвергшемуся стихийным бедствиям;
  • субсидии, направленные на повышение сельскохозяйственного дохода фермера;
  • прочие субсидии, связанные с сохранением окружающей среды, строительством малых оросительных систем и т.д.

Вышеприведенные мероприятия служат основой функционирования механизма устойчивого развития политики в сфере аграрного производства стран ЕС [3].

Возвращаясь «к нашим баранам», надо отметить, что использование зарубежного опыта не должно означать полное его копирование. Необходимо синтезировать все лучшее в нем с имеющимися достижениями в отечественном аграрном производстве. И главной задачей обеспечения выгодной, перспективной работы является реализация приоритетов развития экономики сельского хозяйства регионов Российской Федерации. Для этого требуется усиление акцента на развитие инвестиций в сельскохозяйственный сектор экономики [4].

Основными ресурсными источниками структурных преобразований в сельском хозяйстве должно стать реинвестирование во всех отраслях АПК, перепрофилирование и разукрупнение убыточных предприятий, развитие интеграционных процессов в сельском хозяйстве с предприятиями, обеспечивающими хранение, транспортировку и переработку продукции на базе взаимодействия крупных, средних и мелких производств, обеспечить переход от капиталоёмких технологий – на ресурсосберегающие [5].

Стратегия развития сельского хозяйства региона определяется функциональным стратегическим значением разработки и реализации финансово-кредитной политики в сфере хозяйственной специализации в национальной системе общественного разделения труда. В этой связи, с экономической точки зрения, к направлениям по поддержке развития сельского хозяйства Чеченской Республики необходимо предъявлять соответствующие высокие требования.

При этом необходима разработка механизма поддержки повышения репродуктивного потенциала сельхозпродукции с помощью кредитов и инвестиций путем преодоления ограничивающего влияния факторминимума в цепочке «производство-стоимость» при изготовлении конечного продукта

потребления сельского хозяйства и приоритет должен быть отдан связанным и смежным инвестициям сельского хозяйства с действием мультиплицирующего  синергетического эффекта [6].

К структурным изменениям следует отнести также использование безвозмездных дотаций из бюджета республики для создания новых предприятий инфраструктурного обеспечения отраслей сельского хозяйства.

В условиях бюджетных ограничений является важным обеспечить активизацию перехода к кооперативной форме кредитных организаций с учетом упорядочения механизма финансовых расчетов между сельхозтоваропроизводителями и другими предприятиями республики [7].

Проблемы финансово-кредитной поддержки сельскохозяйственного предпринимательства региона необходимо исследовать с определения того, на какие инструменты, методы и технологии осуществления кредитно-инвестиционной политики в целях ста­билизации и развития региональной аграрной сферы надо воздействовать, чтобы обеспечить сельское хозяйство и перерабатывающую промышленность средствами производства и производственными услугами [8].

С целью успешной реализации экономико-правового обеспечения поддержки аграрной сферы ЧР, необходимо освобождение от налогообложения доходов предприятий сельского хозяйства для приобретения новой техники, развития социальной инфраструктуры села и улучшения плодородия почв, а так же переход к практике прогрессивного налогообложения части прибыли промышленных предприятий, которые производят продукцию для сельскохозяйственной отрасли республики.

Главные экономико-правовые рычаги регулирования рыночных принципов функционирования сельского хозяйства республики – это земельный налог, налог на прибыль перерабатывающих сельхозпродукцию предприятий. Если сельские товаропроизводители не реализуют продукцию на контрактной основе, НДС следует взимать в минимальных размерах. Вместе с тем следует на ближайшие два года не взимать налог с части прибыли предприятий, которые выкупают продукцию для нужд сельского хозяйства. В результате освобождения от налогообложения части прибыли предприятий сельского хозяйства, средства будут направлены на развитие производства.

Приоритетной задачей, стоящей перед Чеченской Республикой, является формирование многоукладной экономики, включающей, мобильные, ориентированные на новые реалии коллективные и частные предприятия-производители сельхозпродукции с развитой сетью кооперации и агросервиса.

Можно выделить такие приоритетные направления экономического развития сельского хозяйства республики,  как:

  • развитие интеграции в сельском хозяйстве;
  • дальнейшее развитие АО и коллективных сельхозпредприятий;
  • разработка новых форм и методов управления сельским хозяйством и его подкомплексами, с учетом организации эффективных схем факторинга и лизинга;
  • создание системы привлекательности сельского хозяйства и его под-комплексов в инвестиционной сфере;
  • решение социальных проблем сельских территорий.

Таким образом, можно отметить, что при высокой степени механизации и концентрации производства (культуры зерновые и технические, птицеводство, откорм скота) преобладающими являются в основном достаточно крупные хозяйства. В то же время приоритеты в экономике овощеводства, плодоводства и молочного животноводства должны быть отданы именно мелкому производителю. Безусловно, средние и мелкие предприятия в пределах одной отрасли будут эффективно дополнять друг друга, основываясь в своей деятельности на принципах внутриотраслевой специализации и кооперации [9].

Материальной базой мелкотоварного сектора аграрного производства выступают низкорентабельные и убыточные сельхозпредприятия, которые следует преобразовать в ассоциации свободных производителей сельхозпродукции и малые предприятия по их обслуживанию.

Внутрипроизводственные отношения в ассоциации должны иметь своей основой кооперацию и коммерциализацию операций, связанных с товарообменом. Социальная и экономико-правовая политика при этом должна быть ориентирована на повышение уровня и качества жизни населения, проживающего в сельской местности, путем стимулирования его трудовой и хозяйственной активности. Важно с социально-экономической  точки зрения предоставить каждому крестьянину правовые гарантии, позволяющие ему своим трудом и предприимчивостью обеспечить благосостояние семьи [10].

На наш взгляд, к основным задачам в сфере занятости сельского населения относятся:

  • развитие рынка аграрного труда, подготовка высококвалифицированных специалистов для отраслей сельского хозяйства;
  • повышение уровня правового статуса личных подсобных хозяйств, защита малоимущих слоев сельского населения;
  • повышение расчетной величины прожиточного минимума работников аграрной сферы экономики, с его постепенной индексацией.

К приоритетам развития социальной сферы села, на наш взгляд, следует отнести следующие направления экономико-правового характера:

  • предоставление льгот на товарные ресурсы для сельских территорий;
  • снижение ставок налогообложения для предприятий, обеспечивающих развитие инфраструктуры села;
  • создание фондов социального развития сельской местности, не облагаемой налогами;
  • частичное освобождение от налогообложения людей проживающих в горных районах, имеющие личные подсобные и крестьянские (фермерские) хозяйства.
  • предоставление льготных кредитов селянам, осуществляющим новое строительство, капитальный ремонт жилых домов и их инженерное обустройство.

Предлагаемые экономико-правовые положения развития сельского хозяйства, в общем, могут быть использованы при разработке целевых программ развития отраслей АПК Чеченской Республики с учетом местных условий и особенностей депрессивного региона.

Список литературы

  1. Алклычев А.М. Ценовая политика государства в условиях финансовой нестабильности // Финансы и кредит. – 2020. – № 8 (800). – С. 1688-1702.
  2. Глазунова И.А. Создание системы информации в АПК Германии/ И.А. Глазунова, Н.С. Романова // Достижения науки и техники АПК. – 2000. – № 6. – С. 42-45.
  3. Кещян В.Г., Чернышев А.С. Государственная поддержка социально-экономического развития депрессивных регионов в зарубежных странах // Региональная экономика. – 2006. – №12. – С.49-58.
  4. Алклычев А.М., Арсаханова З.А. Совершенствование системы субсидирования сельскохозяйственных предприятий в РФ: региональный аспект / В сборнике: Россия в XXI веке: глобальные вызовы и перспективы развития. Материалы Второго Международного форума. Под общей редакцией академика РАН Петракова Николая Яковлевича. 2013. С. 638-645
  5. Алклычев А.М., Магомедова С.Р., Магомедов А.И. Концептуальные основы эффективного развития агропромышленного комплекса на основе государственного регулирования процесса формирования бюджетно-налогового механизма в Республике Дагестан // Вопросы структуризации экономики. – 2013. – № 4. – С. 232-235.
  6. Бобок В.С. Концепция мультипликационного эффекта инвестиций в АПК // Austrian Journal of Humanities and Social Sciences. – 2014. – С. 275 – 280
  7. Алклычев А.М., Магомедова С.Р. Эффективность бюджетного финансирования «малого» сельхозтоваропроизводителя в Республике Дагестан в условиях активизации импортозамещения // Региональные проблемы преобразования экономики. – 2015. – № 5 (55). – С. 104-110.
  8. Воронин Б.А. Государственная политика  в  аграрной  сфере Российской Федерации // Аграрный вестник Урала. –2016. – № 7. –С. 84-87.
  9. Курбанов К.К. Ключевые проблемы и модернизация аграрного производства в субъектах СКФО // Региональные проблемы преобразования экономики. – 2015. – № 3. – С. 124-129
  10. Гасиев П.Е. Эффективность государственной поддержки сельского хозяйства // Известия Горского государственного аграрного университета. –2016. – №48. – С. 242-246



Московский экономический журнал 10/2020

УДК 338.242

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10690

СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА В ОБЛАСТИ ИННОВАЦИОННО-ОРИЕНТИРОВАННОЙ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ БИЗНЕС-ИНФРАСТРУКТУРЫ 

DEVELOPMENT STRATEGY OF THE ECONOMIC POLICY OF THE STATE IN THE FIELD OF INNOVATION-ORIENTED PRODUCTION BUSINESS INFRASTRUCTURE 

Бунчиков Олег Николаевич, доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедры Экономики, философии и социальных дисциплин, ФГБОУВО «Донской государственный аграрный университет, Ростовская область, п.Персиановский

Bunchikov O.N., bunchikov.oleg@mail.ru

Джуха Владимир Михайлович, доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедры Инновационного менеджмента и предпринимательства ФГБОУВО «Ростовский государственный экономический университет» (РИНХ), г.Ростов-на-Дону

 Juha V.M., dvm58@yandex.ru

Булгаров Мурат Ахмедович, старший преподаватель кафедры государственного и муниципального управления ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет им. И.Т. Трубилина», г. Краснодар

Bulgarov M.A., muratti_82@mail.ru

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы, связанные с деятельностью государства в области политики развития инновационно-ориентированной инфраструктуры. Рассматриваются вопросы, связанные с такими формами государственной поддержки как различные формы финансирования инновационных проектов, юридическая, информационная, политическая и другие виды поддержки в области инновационного предпринимательства.

Summary. The article discusses issues related to the activities of the state in the field of innovation policy. Issues related to such forms of state support as various forms of financing innovative projects, legal, informational, political and other types of support in the field of innovative entrepreneurship are considered.

Ключевые слова: инновационное предпринимательство, государственная поддержка инноваций, конкуренция, нововведения, коммерциализация инноваций, НИОКР, фирмы, рынки.

Keywords: innovative entrepreneurship, government support for innovation, competition, innovation, commercialization of innovation, R&D, firms, markets.

Инновационная составляющая экономики, как отдельная ее часть, возникла в XX веке, она рассматривалась как способ повысить уровень жизни населения, а также ускорить развитие технологий страны. Основной двигающей силой в развитых странах на тот момент являлся частный предпринимательский сектор. Люди, занимающиеся инновациями и новациями – предприниматели.

Инновации в технологиях позволяют увеличить качество, скорость и надежность производства в стране, обеспечить экологическую безопасность, понизить нагрузку на человеческий капитал, а соответственно увеличить продолжительность и качество жизни.

Социальные инновации играют большую роль в развитии государства, а также являются одним из наиболее эффективных способов сокращения издержек. Они заключаются в улучшении качества и увеличении количества социальных услуг, затрачивая при этом меньшее количество ресурсов [4].

Инновационной политикой государства называется комплекс мер, принимаемых государством для ускорения и стимулирования развития различных технологий, усилении заинтересованной активности научного, технического и производственного потенциала в ускорении практической реализации каких-либо изобретений. При этом, применяются экономические, правовые и организационные рычаги воздействия.

Основными ее принципами являются:

  • Инновационная политика строится силами государства в интересах государства.
  • Государство не имеет тотального контроля над инновациями, а лишь регулирует и стимулирует их.
  • Участники инновационного процесса вольны выбирать методы реализации инноваций, партнеров и т.д.
  • Сохранение за государством права на участие или полный контроль над проектами, имеющими государственное или мировое значение.
  • Поддержание государством любой инициативы, которая не противоречит законодательству. Инициатором может быть как организация, так и отдельный индивид.

Как показывает опыт, только наличия рыночной экономики в стране недостаточно для достижения прогресса. Государство должно правильно выстраивать свою политику. Поддержка предпринимательства, а в особенности инновационных проектов, является ключом к развитию экономики, уровня жизни и технологий в стране [2].

При реализации инновационной политики государству необходимо учитывать инвестиционный характер инноваций, то есть оно не должно рассчитывать на моментальную окупаемость проекта. Окупаемость, зачастую, занимает длительный период времени, причем она может быть как явной – получение прибыли от реализации инновации, так и неявной – окупаемость за счет сокращения издержек на производство.

Оптимизация инновационной политики является важной задачей любого государства, так как это позволяет устранить неопределенность в развитии страны, ускорить его, а также найти новые методы и направления, благодаря которым государство может освоить новые рынки и составить конкуренцию на мировой арене.

Инновационная политика государства должна предусматривать то, что цели, поставленные на долгосрочные перспективы, недостижимы при данном уровне развития технологий,  поэтому нужно рассчитывать на то, что при достижении этих целей, нужно будет создавать новые производственные возможности, технологии. Для оптимизации такой программы, государству нужно поддерживать краткосрочные и среднесрочные инновации на протяжении всего времени [1].

Выделяются три типа государственной стратегии в зависимости от формы поддержки научной, научно-технической и инновационной деятельности:

  1. Стратегия активного вмешательства. Государства, придерживающиеся данной стратегии, признают научную и инновационную деятельность основой успешного экономического роста страны. Государство поддерживает университетскую науку и предоставляет налоговые льготы малому бизнесу, а также предприятиям, занятым инновационными разработками. Примером государства с такой стратегией является Япония, Франция и Голландия.
  2. Стратегия децентрализованного регулирования. Придерживаясь данной стратегии, правительство страны не использует меры жесткого директивного вмешательства в три вышеперечисленные сферы, однако оно играет важную регулирующую роль. Такой подход делает данную стратегию более сложной. Государство берет на себя следующие обязанности: создание благоприятного инновационного климата, материальная поддержка инновационных проектов, выделение ресурсов, необходимых для их реализации, а также государство может являться инициатором инновационных проектов (или же заказчиком). Данной стратегии придерживаются, например, США и Германия.
  3. Смешанная стратегия. Данной стратегии придерживаются страны, в которых большая часть экономики представлена государственным сектором (Китай, Швеция). В таком случае, государство использует обе стратегии одновременно. К государственным организациям применяется стратегия активного вмешательства, а к частным – стратегия децентрализованного управления [3].

Базовые стратегии инновационного развития экономики – это стратегии развития экономики в сфере инноваций, сфокусированные на каких-либо определенных продуктовых или технологических новациях в определенных сферах экономики.

Выделяются четыре вида стратегий продуктовых и технологических новаций:

  • Стратегия псевдоинноваций. Данная стратегия подразумевает собой внедрение незначительных и малозатратных инноваций, реализующихся в короткие сроки. К этой стратегии можно прибегать в том случае, если количество ресурсов и времени ограниченно, или же если инновационный потенциал продукта исчерпан. Также может применяться при условиях высокой конкуренции, когда рынок требует постоянного совершенствования продукта.
  • Стратегия имитационных инноваций подразумевает собой поддержку лидеров рынка, использование в производстве старых, проверенных временем технологий и продуктов. Данная стратегия не требует больших инвестиций и имеет достаточно короткий срок окупаемости.
  • Стратегия модифицирующих инноваций. Использование инновационного потенциала существующих технологий и продуктов, что требует осуществление полного инновационного цикла, а соответственно влечет за собой средние сроки реализации, немалые капиталовложения, а также риски. Зачастую подобные проекты нуждаются в государственно-частном партнерстве.
  • Стратегия базисных инноваций по сути представляет собой создание инновации, ее внедрение и распространение. Требует большой степени вмешательства (помощи) со стороны государства, но в то же время несет в себе большую выгоду на долгосрочной перспективе, так как потенциально может обеспечить монополию на каком-либо рынке на достаточно долгий период времени [6].

Государство осуществляет поддержку инноваций с помощью правового, финансово-экономического и информационного обеспечений.

Правовое обеспечение инновационной политики включает в себя законы и прочие правовые меры, направленные на поддержку и регулирование национальной инновационной системы, которые принимаются на федеральном и региональном уровнях. Оно осуществляется по следующим направлениям:

  • Правовые вопросы экономики, такие как вопросы собственности, предпринимательства, финансовая и кредитная политика, налоговая политика.
  • Законы и нормы качества, стандартизация, защита прав потребителей и т.п.
  • Охрана прав интеллектуальной собственности.

Финансово-экономическое обеспечение проявляется в финансировании инновационных проектов. Информационное – в предоставлении необходимых информационных ресурсов, поддержке образования, предоставлении статистических данных и прочем.

Государство также должно заботиться о внутреннем рынке: инновационная деятельность компаний внутри страны может привести к монополии компании-новатора. Для этого государство может вводить антимонопольные ограничения, либо содействовать формированию похожих конкурентоспособных компаний на внутреннем рынке, что более целесообразно, это связано с тем, конкуренция выгодна государству, так как конкурирующие фирмы будут бороться за первенство, а соответственно и вводить инновации более активно.

Прежде, чем переходить к разбору инновационной политики конкретных государств, следует рассмотреть, как инновации в целом влияют на экономику отдельных стран и всего мира.

Появление неординарных, кардинально новых продуктов означает фазу зарождения нового технологического уклада, который будет развиваться достаточно медленно на начальном этапе из-за высокой монополизации рынка. Создатели инновации не делятся своими секретами ни с кем, их права защищены патентами и коммерческими тайнами, однако далее наступает фаза доминирования технологического уклада, когда инновация получает широкое распространение и становится легкодоступной. Инновационная политика государства влияет на скорость смены данных этапов, а также на временную продолжительность конкретного уклада. Обычно один технологический уклад длится около ста лет, при этом проходит через три фазы: зарождение и становление, перестройка экономики на новый лад, основываясь на новой технологии (это фаза доминирования технологического уклада, она является самой продолжительной), отмирание.

Диффузией инновации называется процесс ее равномерного распределения. Возможность диффузии определяется качеством инновации и ее востребованностью. Очень часто диффузные процессы связаны с технологическими инновациями, которые представляют собой технологии производства, воспроизводящиеся различными организациями на производствах.

Трансферт инноваций – инструмент, позволяющий изобретателям передавать права на новшества и нововведения другим лицам. Государства имеют специальные органы, обеспечивающие контроль за соблюдением прав патентодателя. Таким образом, трансферт инноваций является инструментом регулирования диффузионных процессов[5].

Инновационные преобразования осуществляются на протяжении четырех этапов:

  1. Постановка цели. На первом этапе устанавливаются цели, обозначается миссия, а также подчеркивается приверженность к инновационной деятельности.
  2. Стратегический анализ. Анализ внешней и внутренней сред, оценка инновационного потенциала и инновационного климата.
  3. Выбор инновационной стратегии. Составление стратегий инновационного развития и выбор наиболее оптимальной.
  4. Реализация инновационной стратегии. Разработка стратегического проекта с учетом характера преобразований, контроль реализации проекта, корректировка проекта, целей, стратегии в зависимости от эффективности реализации.

В инновационном процессе большую роль играют научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР), поскольку появление новых продуктов и ресурсов требует использования новых методов производства и обработки. Основными их задачами являются:

  • Получение новых знаний в какой-либо области, либо же открытие новых областей.
  • Оценка реализуемости разработанных проектов с помощью теоретической и экспериментальной проверки.
  • Практическая реализация новшеств и инноваций.

Основным принципом НИОКР является применение уже существующих технологий и методов для решения любых проблем, ориентируясь при этом на развитие человеческого капитала.

Доля финансирования НИОКР из государственного бюджета в большинстве развитых стран составляет от 1% до 3% от ВВП. Однако НИОКР финансируется на счет частного сектора и развивается благодаря научным центрам частных компаний, которые опираются на систему образования, инфраструктуру и экономические льготы, предоставляемые государством.

Зачастую, развитые страны развивают НИОКР за счет венчурных фирм. Очень часто это фирмы, создающиеся специально под какой-либо проект, состоящие из энтузиастов, желающих воплотить его в жизнь и осознающих риск непринятия рынком инновации. Из-за рискованности проекта, зачастую он финансируется либо за счет заинтересованных во внедрении инновации лиц, либо за счет специальных фондов. Риск потери вложенных средств снижается, благодаря инвестициям нескольких венчурных фирм одновременно.

Разрабатывая инновацию, фирма может столкнуться с рядом проблем: риски, информационная неопределенность, длительная бесприбыльная стадия, недостаток ресурсов и другие[7].

Прикладные инновации поддерживаются с помощью финансовых и административных инструментов. К финансовым относятся гранты, условно-возвращаемые займы (денежные займы, которые возвращаются в случае успеха инновации), страхование и долевое участие. К административным – юридическая поддержка, которая заключается в помощи по вопросам авторского права, процедурам регистрации фирм, заключения контрактов и т.п., информационная поддержка – обеспечение организаций необходимыми информационными ресурсами, кадровая поддержка – помощь в поиске необходимых кадров, оценке и обучении персонала.

Управление рисками осуществляется с помощью следующих инструментов:

1) Четкое определение целей и приоритетных направлений развития инноваций позволяет распределять ресурсы более эффективно и снижает риск их распыления.

2) Привлечение экспертов в советы, целью которых является анализ и отбор наиболее перспективных проектов.

3) Моделирование деятельности компаний, в которые были вложены средства.

4) Распределение средств между многими фирмами, при этом покрывая минимальные потребности каждой.

5) Привлечение частных бизнес-посредников, что позволяет снизить риск неэффективного использования финансовых ресурсов.

6) Сопровождение инноваций на всех этапах всеми необходимыми материальными и нематериальными ресурсами и услугами.

7) Контроль результатов деятельности организации и корректировка стратегии.

На сегодняшний день страны мира используют шесть основных видов организационной структуры организаций, занимающихся поддержкой инноваций.

Фонды посевного финансирования (TEKENS, Финляндия) с помощью анализа находят перспективные проекты на самых ранних стадиях, помогают им в финансировании и организации, а позже помогают найти новых партнеров и/или спонсоров.

Бизнес инкубаторы (KAIST, ETRI, Южная Корея) предоставляют свои услуги начинающим стартапам на докоммерческой стадии. Суть инкубаторов заключается в том, что они предоставляют оборудование, услуги, помещения, технику и прочие ресурсы, необходимые для развития инновационного проекта на ранних стадиях. При этом, инкубаторы не занимаются финансированием. Зачастую, в одном инкубаторе развивается сразу несколько компаний, которые делят ресурсы инкубатора между собой и сотрудничают, если это возможно.

Государственные венчурные фонды (SBIC, США) отслеживают компании от создания до выхода на рынок и достижения коммерческого успеха. Они финансируют компании, привлекают новых инвесторов, участвуют в управлении. По достижении определенного уровня развития компании, фонды продают их, а вырученные деньги используют для покупки новых стартапов.

Универсальные институты поддержки инноваций (программа Аванчи, Мексика) в основном популярны в странах со слабо развитой инновационной средой. В отличие от вышеперечисленных организаций, данные институты оказывают поддержку практически по всем возможным вопросам на протяжении инновационного процесса, а не только на ранних стадиях. Также их особенностью является то, что они имеют свои исследовательские центры, занимающиеся разработками инноваций, и результатами деятельности которых институты делятся с компаниями, которым оказывают помощь.

Библиографический список

  1. Бунчиков О.Н. Проблемы эффективного развития свиноводства Ростовской области / Бунчиков О.Н., Озеров П.В. // Вестник СевКавГТИ. – 2017.– № 4 (31). – С. 31-34.
  2. Джуха В.М., Бунчиков О.Н., Грицунова С.В., Еремин Р.В. Современные детерминанты функционирования и развития растениеводческой отрасли АПК // Эпомен. – 2018. – №15 – С. 40-51.
  3. Бунчиков О.Н., Сафонова С.Г., Шейхова М.С. Анализ деятельности и пути повышения конкурентоспособности предприятия / Бунчиков О.Н., Сафонова С.Г., Шейхова М.С. // Московский экономический журнал. – 2019. – №6 – с. 24-32.
  4. Бунчиков О.Н., Джуха В.М., Гайдук В.И., Еремин Р.В., Бунчикова Е.О. Экономическая эффективность функционирования малых форм хозяйствования и реализации инвестиционных проектов в АПК Ростовской области / Бунчиков О.Н., Джуха В.М., Гайдук В.И., Еремин Р.В., Бунчикова Е.О. // Московский экономический журнал. – 2019. – №10 – с. 24-32.
  5. Bunchikov Oleg, Usenko Lyudmila, Usenko Anastasia, Kalashnikov Alexander, Eredzhepova Rimma. Eco-settlements as development factor for rural territories: experience from Southern Russia / Bunchikov Oleg, Usenko Lyudmila, Usenko Anastasia, Kalashnikov Alexander, Eredzhepova Rimma // E-SdPTCONICIT – Espacios. – Year 2019. – Vol. 40 (Number 35). – Page 27.
  6. Bunchikov Oleg, Shmatko Larisa, Yakovenko Zoya, Riabchenko Anastasia, Udovik Elena. State regulation of territorial development of agroindustrial region of southern Russia / Bunchikov Oleg, Shmatko Larisa, Yakovenko Zoya, Riabchenko Anastasia, Udovik Elena // E-SdPTCONICIT – Espacios. – Year 2020. – Published 15/01/2020 Vol. 41 (Issue 01) – Page 15.
  7. Гайдук В.И., Гришин Е.В., Бунчиков О.Н., Мирошников Д.М. Факторная среда развития отраслей промышленного сектора экономики / Гайдук В.И., Гришин Е.В., Бунчиков О.Н., Мирошников Д.М. // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. – 2016. – №119. – С.1036-1052.