Московский экономический журнал 10/2020

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10671 

Анализ российского рынка медицинского оборудования с целью разработки эффективной бизнес-модели и стратегии по выходу на рынок

Analysis of the Russian medical device market in order to develop an effective business model and market entry strategy

Руденко Марина Николаевна, д.э.н., профессор «Предпринимательства и экономической безопасности», ФГБОУ ВО «Пермский государственный национальный исследовательский университет», e-mail: m.ru.ko@mail.ru, Россия, Пермь

Окулова Ольга Владимировна, ФГБОУ ВО «Пермский государственный национальный исследовательский университет», e-mail: m.ru.ko@mail.ru, Россия, Пермь

 Rudenko M.N., Doctor of Economics, Professor “Entrepreneurship and Economic Security”, “Perm State National Research University”, e-mail:m.ru.ko@mail.ru, Russia, Perm

Okulova O.V., “Perm State National Research University”, e-mail:m.ru.ko@mail.ru, Russia, Perm

Аннотация. В статье приводятся результаты анализа текущего состояния и выявление тенденций российского рынка медицинского оборудования, приводятся данные по объему рынка, конкурентных сил, а также определяются факторы, определяющие дальнейшее развитие рынка. Данный анализ является актуальным в свете той экономической ситуации, которая возникла в начале 2020 г. в мире и в России в связи с распространением коронавирусной инфекции, и которая показала, насколько уязвима экономика России в целом и рынок медицинского оборудования, в частности. Отмечается высокая значимость данного сектора экономики, его инвестиционная привлекательность, как для иностранных, так и для отечественных производителей техники. Выделены проблемы российских производителей медицинского оборудования, связанные с зависимостью производства от импортных комплектующих, а также с барьерами вывода на рынок новых технологий.

Summary. The article presents the results of an analysis of the current state of the medical equipment market, an assessment of the market size, an analysis of competitors, as well as the identification of factors affecting the Russian medical equipment market. This analysis is relevant in light of the economic situation that arose at the beginning of 2020 in the world and in Russia in connection with the spread of coronavirus infection, and which showed how vulnerable the Russian economy in general and the medical equipment market in particular. The high importance of this sector of the economy, its investment attractiveness, both for foreign and domestic equipment manufacturers, is noted. The article highlights the problems of Russian manufacturers of medical equipment related to the dependence of production on imported components, as well as barriers to the introduction of new technologies to the market.

Ключевые слова: здравоохранение, рынок медицинского оборудования, импортозамещение, госзакупки, медицинские учреждения.

Key words: healthcare, medical equipment market, import substitution, government procurement, medical institutions.

Многочисленные макроэкономические исследования свидетельствуют о том, что в мире в последние годы назревал очередной мировой экономический кризис, и пандемия COVID-19 стала  триггерным механизмом для начала экономической паники во всем мире. Подобные проблемы не могли не повлиять на состояние мировой экономики, отдельных стран, регионов, рынков и отраслей.

Распространение коронавирусной инфекции с конца 2019 года и по сей день по всему миру поставило медицинскую сферу в приоритеты большинства государств планеты [2], что, в свою очередь, сделало еще более актуальным развитие отдельных сфер здравоохранения, и, в том числе, рынка медицинского оборудования. При этом, рынок производства медицинского оборудования – вся совокупность предприятий – производителей  медицинского оборудования и формирующих предложение на рынке, потребителей медицинского оборудования, образующих спрос, а также отношения, возникающие между продавцами и потребителями данного рынка [1]. 

Рынок медицинского оборудования всегда был и будет одним из динамично развивающихся и инвестиционно-привлекательных сферы здравоохранения. По данным MediTex, за последние десять лет его объем вырос более чем на 5% и к 2020 году составил $513 млрд. [10] при этом российский рынок производства медицинского оборудования относится к одному из самых перспективных в мировом масштабе, и объясняется высокой численностью населения нашей страны, заинтересованностью  государства и имеющимися стратегическими планами в данной сфере, а также в связи с высокой необходимостью модернизации медицинских учреждений [1]. 

При этом, в каждом сегменте можно выделить своего лидера. Например, большинство ультразвуковых аппаратов представлено фирмой Hitachi, магнитно-резонансные томографы – Philips, ангиографы – Toshiba, наркозная аппаратура – Drager.

В связи с импортоориентированностью модели российского рынка медицинского оборудования одними из ключевых игроков на рынке являются также дистрибьюторы: именно с их помощью поставляется львиная доля медицинского оборудования как внутри страны, так и за ее пределы. Дистрибьюторы помогают производителям выйти на новые региональные рынки и нарастить большие объемы продаж. Кроме того, такой способ работы снижает транспортные и складские расходы, позволяет меньше участвовать в государственных закупках. Отпадает необходимость в дополнительном персонале и обеспечении возможностей кредитования клиентов. Сотрудничество с дистрибьюторами выгодно и медицинским учреждениям, получающим широкий выбор услуг, необходимые консультации и полное сервисное и гарантийное обслуживание после покупки.

Оставшаяся доля (20%) российских производителей в основном занимает нишу производства рентгеновских компьютерных томографов и систем мониторинга. Как свидетельствуют данные Росстата, в 2019 г. в стране функционировало более 3 тыс. предприятий и индивидуальных предпринимателей, основное направление деятельности которых – производство медицинского оборудования. При этом большинство действующих предприятий относятся к категории малых и микропредприятий (по критерию объема годового производства) [1]. Сложную технику делает не более 100 компаний, и большинство таких предприятий принадлежит государству.

Объем внутреннего производства в 2019 г. составил 225 млрд. руб. В планах правительства увеличить эту цифру на 40% к 2030 году. Что касается экспорта, то, по данным Tebiz Group на начало 2020 года, более трети (34%) российской продукции покупает Казахстан [10].

При этом конкурентоспособность российской продукции значительно варьируется в зависимости от рассматриваемых категорий медицинских изделий: в отдельных категориях медицинских изделий существуют группы товаров, в которых российское производство занимает лидирующие позиции на рынке, однако для большинства потребляемых продуктов можно отметить высокую зависимость от импорта [8] (рис. 3).

Несмотря на преобладание иностранных компаний, российский рынок имеет огромный потенциал к росту: население страны неуклонно растет, как, к сожалению, и общий уровень заболеваемости. Все это обуславливает высокий спрос на медицинские услуги. Еще один фактор роста – большая заинтересованность государства в становлении отрасли, вызванная экономической ситуацией и санкциями. Динамика потребления представлена на рис. 4.

Основными потребителями медицинского оборудования являются государственные медицинские учреждения и частные коммерческие медицинские организации [1].

Структурно характеристика российского рынка по категориям медицинских изделий приведена на рис. 5.

Анализ произведенных в 2016-2019 гг. госзакупок медицинскими учреждениями позволяет выявить спрос на оборудование по разным медицинским направлениям: по данным рис. 6 за период с 2016 по 2019 гг. имеется положительная восходящая тенденция по всем направлениям, что означает, что рынок не падает и не стоит на месте, а увеличивается с каждым годом, а это может сказаться положительным образом на развитие конкуренции в данной отрасли.

По данным Счетной Палаты РФ подведомственными Минздраву России учреждениями в основном закупается импортное оборудование, субъектами Российской Федерации – отечественное оборудование. Несмотря на производимые отечественными предприятиями УЗИ-аппараты и ангиографы, их закупка для государственных и муниципальных нужд практически не осуществлялась. Также отмечается низкая доля закупок отечественных компьютерных томографов [1]. 

Однако, отмеченный на рис. 6 рост потребления медицинского оборудования связан, прежде всего, с ростом цен на медицинское оборудование [1]. В большинстве отечественные поставщики все еще остаются зависимыми от Запада: импортные детали присутствуют практически в любом оборудовании российского производства. Доля импорта станков для изготовления медицинского оборудования превышает 70% [10]. Импортозамещение пока не спасает рынок и от зависимости от мировой экономики и внешней политики. Курс валют, санкции и в целом общественные настроения постоянно заставляют его колебаться [10].

Пандемия и последовавший за ней кризис наложили отпечаток на рынок медоборудования. С апреля по июль 2020 года госзаказчики заключили 53,4 тысячи контрактов на поставку медоборудования, лекарств, расходных материалов и средств индивидуальной защиты на общую сумму 98,8 млрд. руб. Треть из этих средств – 29,8 млрд. руб. были потрачены на аппараты искусственной вентиляции легких (ИВЛ), что связано с тем, что к моменту начала пандемии обеспеченность аппаратами ИВЛ в России составляла 27 комплексов на 100 тысяч человек [2]. Всего, начиная с января 2020 г. было заключено 3,9 тысячи контрактов на поставку аппаратов ИВЛ на сумму 47,6 млрд. руб. [7]

Пандемия заставила по-новому взглянуть на национальную безопасность и тех, кто её обеспечивает, а самих участников – увеличить «мощности» и работать по новым правилам. Так основной целью созданного в 2020 г. на основе концернов «Швабе» и «КРЭТ» (госкорпорация «Ростех») Консорциума разработчиков и производителей медицинской техники – организация максимально оперативного выпуска важнейшего медицинского оборудования [2]. Только в мае 2020 г. производство сложного медицинского оборудования в РФ выросло в 2,7 раза в годовом выражении [1].

К обеспечению медицинских учреждений медтехникой подключились и производители схожего оборудования, в том числе «Красногвардеец» (г. Санкт-Петербург), начав выпуск аппаратов для ингаляционного наркоза «Орфей», который способен, в том числе, работать в режиме длительной вентиляции лёгких [2].

Для сглаживания ситуации производители разрабатывают новые товары: так, «Красногвардеец» готовит к выпуску новый прибор для ИВЛ, аналога которому на отечественном рынке нет. Он будет удобен для транспортировки и найдёт применение у военных, службы МЧС и скорой помощи [2]. С весны 2020 г. на подмосковном предприятии производят тепловизоры. Есть перспектива использования таких приборов и в множестве других отраслей [2].

Имея инновационный задел и необходимые человеческие и финансовые ресурсы, свои ниши в гражданском производстве пытаются занять предприятия оборонно-промышленного комплекса.

Таким образом, отечественный рынок медицинского оборудования, как и мировой, имеет довольно высокий потенциал для развития. Этому способствуют сразу несколько факторов:

  1. Демографический: высокая численность населения России и одновременный рост средней продолжительности жизни ведет к росту количества потребителей медицинских услуг.
  2. Экономический: госпрограммы по развитию здравоохранения направлены на поддержку собственных производителей оборудования, а также на постоянное обновление оснащенности больниц. На реализацию национального проекта «Здравоохранение» в России до 2024 года в бюджете заложено больше 1,3 трлн руб. Большую часть этой суммы планируется потратить на закупку отечественной медтехники. За 2019 г. объем госзакупок у отечественных производителей составил 355,6 млрд. руб., что на 16,6% больше показателя 2018 года. [10].
  3. Социальный: общий рост заболеваемости населения обуславливает спрос на медицинские услуги. Статистика говорит, что в силу многих факторов таких, как ухудшение атмосферы, воды, еды; увеличение стресса в ходе жизни и других причин, люди болеют больше. Медицина также эволюционирует. Производители обязаны вкладывать деньги в НТП и находить инновационные решения в виде медицинских технологий для снижения заболеваемости и смертности с параллельным увеличением качества жизни. В связи с этим, спрос на медицинское оборудование постоянно увеличивается.

Таким образом, компании, функционирующие в сфере здравоохранения имеют ряд положительных черт: во-первых, здоровье – это одна из важнейших характеристик нормальной жизнедеятельности любого человека. Во-вторых, данная сфера активно поддерживается государством, имеются определенные льготы на функционирование организаций-производителей медицинского оборудования.

Но российский рынок медицинского оборудования по-прежнему зависит от состояния мировой экономики и внешней политики государства, что связано с большим объемом импортной продукции. Кроме того, существует проблема довольно высокого барьера входа на рынок.

Развитие рынка также тормозит низкая скорость внедрения инноваций. Производителям сложно осуществлять внедрение высоких технологий: цикл регистрации нового оборудования – процесс трудоемкий и долгий, в общей сложности он может занимать до двух лет. И, если на момент начала официального оформления технология считается прорывной, то к концу ее может успеть освоить весь мир. Даже если производитель успел внедрить эффективную новинку, может возникнуть другая проблема – недостаток медицинского персонала, способного с ней работать [10].

Все это, к сожалению, замедляет темпы роста.

Тем не менее, российский рынок медицинского оборудования, как и мировой характеризуется высоким потенциалом к росту и развитию.  Это связано с высокой численностью населения России, наличием значительных государственных финансовых ресурсов и большой потребностью в улучшении и модернизации системы здравоохранения. По оценкам Deloitte медицина является одной из самых конкурентных ниш с огромным капиталом роста в будущем: к 2022 году объем расходов на мировом рынке здравоохранения достигнет $10,059 трлн., где крупные корпорации будут определять векторы развития [4].

Кроме того, по прогнозам рынка до 2030 года в базовом сценарии социально-экономического развития России в перспективе до 2030 года ожидается рост на 6,5% в год до уровня 543 млрд. руб. Таким образом, к 2030 году рынок медицинских изделий вырастет в 2,1 раза по сравнению с объемом в 2017 году. Все это обосновывает высокую инвестиционную привлекательность секторов, связанных с производством и сбытом медицинского оборудования.

Библиографический список

  1. Анализ рынка производства медицинского оборудования в России. [Электронный источник] – URL: https://gidmark.ru/cat1/marketingovoe-issledovanie-rynka-proizvodstva-medicinskogo-oborudovaniya (дата обращения 22.09.2020);
  2. Аппараты ИВЛ и тепловизоры: как пандемия изменила спрос на медтехнику в России. [Электронный источник] – URL: Mediainvest.ru (дата обращения 25.09.2020);
  3. В России выросло производство сложного медицинского оборудования. [Электронный источник] – URL: https://ria.ru/20200616/1573026365.html (дата обращения 12.09.2020);
  4. Медицинский маркетинг 2020: основы, особенности, тренды. [Электронный источник] – URL: https://digitalriff.ru/article/meditsinskiy-marketing-2020-osnovy-osobennosti-trendy/(дата обращения 01.09.2020);
  5. Медицинское оборудование – российский рынок в 2020 году. [Электронный источник] – – URL: https://yandex.ru/turbo?text=https%3A%2F%2Fmedtecnews.ru%2Farticles%2Fmeditsinskoe_oborudovanie_rossiyskiy_rynok_v_2020_godu.html (дата обращения 29.08.2020);
  6. Портал государственных закупок. [Электронный источник] – URL: http://zakupki.gov.ru (дата обращения 02.09.2020);
  7. Рынок госзаказа аппаратов ИВЛ в 2020 году достиг 48 млрд. рублей. [Электронный источник] – URL: https://vademec.ru/news/2020/08/05/rynok-goszakaza-apparatov-ivl-v-2020-godu-dostig-48-mlrd-rubley/(дата обращения 11.09.2020);
  8. Стратегия развития здравоохранения Российской Федерации на период до 2030 года. [Электронный источник] – URL: https://static-1.rosminzdrav.ru/system/attachments/attaches/000/023/688/original/Протокол_№13_Приложение_3а.pdf?1423140528 (дата обращения 01.09.2020);
  9. Что представляет собой рынок медицинского оборудования в России и мире. [Электронный источник] – URL:https://pro.rbc.ru/demo/5f3e0a229a794736dcc9d794 (дата обращения 04.09.2020).

Bibliographic list

  1. Analysis of the market for the production of medical equipment in Russia [Electronic source] – URL: https://gidmark.ru/cat1/marketingovoe-issledovanie-rynka-proizvodstva-medicinskogo-oborudovaniya (date of treatment 22.09.2020);
  2. Ventilators and thermal imagers: how the pandemic changed the demand for medical equipment in Russia [Electronic source] – URL: Mediainvest.ru (date of treatment 25.09.2020);
  3. The production of sophisticated medical equipment has grown in Russia. [Electronic source] – URL: https://ria.ru/20200616/1573026365.html (date of treatment 12.09.2020);
  4. Medical marketing 2020: basics, features, trends. [Electronic source] – URL: https://digitalriff.ru/article/meditsinskiy-marketing-2020-osnovy-osobennosti-trendy/ (date of treatment 01.09.2020);
  5. Medical equipment – the Russian market in 2020. [Electronic source] – – URL: https://yandex.ru/turbo?text=https%3A%2F%2Fmedtecnews.ru%2Farticles%2Fmeditsinskoe_oborudovanie_rossiyskiy_rynok_v_2020_godu.html (date of treatment 29.08.2020);
  6. Public procurement portal. [Electronic source] – URL: http://zakupki.gov.ru (date of treatment 02.09.2020);
  7. The market for state orders for ventilators in 2020 reached 48 billion rubles. [Electronic source] – URL: https://vademec.ru/news/2020/08/05/rynok-goszakaza-apparatov-ivl-v-2020-godu-dostig-48-mlrd-rubley/ (date of access 11.09.2020);
  8. Strategy for the development of healthcare in the Russian Federation for the period up to 2030. [Electronic source] – URL: https://static-1.rosminzdrav.ru/system/attachments/attaches/000/023/688/original/Protocol_No.13_Application_3a.pdf?1423140528 (date of treatment 01.09.2020);
  9. What is the market for medical equipment in Russia and the world. [Electronic source] – URL: https: //pro.rbc.ru/demo/5f3e0a229a794736dcc9d794 (date of treatment 04.09.2020).




Московский экономический журнал 10/2020

УДК 338.132:63

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10670

Международный опыт развития экономических механизмов юридического сопровождения сделок с недвижимостью

International experience in developing economic mechanisms for legal support of real estate transactions

Таранοва Ирина Виктοрοвна, заведующая кафедрой «Менеджмент», Смоленский государственный университет

Прядкο Ирина Анатοльевна, кандидат экοнοмических наук, дοцент, Южный федеральный университет

Заверюхин Александр Евгеньевич, Южный федеральный университет 

Tаrаnovа Irinа Viktorovnа, head of the Department of Management, Smolensk state University

Pryаdko Irinа Аnаtolyеvnа, Саndidаtе of есonomiс Sсiеnсеs, аssoсiаtе Profеssor of thе Southеrn Fеdеrаl Univеrsity

Zaveryukhin Aleksandr Yevgenyevich, of thе Southеrn Fеdеrаl Univеrsity

Аннотация. Юридические сделки, связанные с покупкой и продажей зданий  на вторичном рынке недвижимости, имеет множество особенностей. Нужно четко определить точный состав участников: продавца, покупателя, существующие типовые организационно-правовые формы взаимодействия между участниками. Также предварительно нужно оценить существующие  формальные предварительные соглашения между покупателем и продавцом.

Summary. Legal transactions related to the purchase and sale of buildings on the secondary real estate market have many features. It is necessary to clearly define the exact composition of participants: the seller, the buyer, and the existing standard organizational and legal forms of interaction between participants. You also need to evaluate the existing formal preliminary agreements between the buyer and seller.

Ключевые слова: экономический механизм, юридическое сопровождение  сделок, недвижимость.

Key words: economic mechanism, legal support of transactions, real estate.

Процесс подготовки к заключению договора купли-продажи представляется достаточно сложным и многоэтапным. Следовательно,  нужно разбираться в фактах и ​​обстоятельствах, имеющих юридическое силу. Если в процессе проведения сделки вышеперечисленных рекомендаций не будут выполнены, то могут настать довольно серьезные негативные последствия. Особенно велика угроза для покупателя. Поэтому для сопровождения сделок с недвижимостью необходимо, чтобы юристы с практическим опытом сопровождали такие сделки[1].

Организации, предоставляющие юридические услуги, как и любая организация, работающая в определенной отрасли, полагаются на один существенный элемент-бизнес-стратегию. При формулировании и выборе стратегий. Отдельные функциональные стратегии, такие как маркетинговые стратегии, требуют особого внимания. Маркетинговые кампании, которые они организуют, также зависят от отрасли, в которой они работают. Как и маркетинг здравоохранения, маркетинг юридических фирм также носит личный характер. Имя сотрудника, предоставляющего юридические услуги, играет важную роль в маркетинге компании, предоставляющей юридические услуги.

Внедрение легальных маркетинговых методов позволит привлечь клиентов. Предоставление качественного  сервиса – это еще не все: вы должны уметь донести ценность услуги до своих клиентов, чтобы они могли оценить ее качество. Это современные маркетинговые задачи для компаний, предоставляющих юридические услуги.

В рамках общей стратегии компании выбор конкретных маркетинговых стратегий осуществляется на основе анализа существующих и прогнозируемых будущих потребностей, а также прогнозирования механизмов конкурентного права.

Использование современных методов общего управления, участие компетентных профессионалов с профессиональной и этической точки зрения, использование разумных методов для распределения финансовых ресурсов, построение организационных структур и правильная разработка организационных миссий и стратегий – вот основные составляющие. стандарты качества управления юридической организацией. И определенные условия успеха в юридических организациях [2].

В настоящее время услуги приобретают все большее значение в сфере недвижимости. Одна здесь нужно учитывать, что положительный исход сделки, связанной с продажей или покупкой недвижимости, возможен только при сопровождении их профессиональным опытным юристом .

Сервейинг (от англ. Research – проверка, проверка) – управление недвижимостью  с точки зрения системного подхода к развитию. Такое управление включает все направления  риэлторского бизнеса: стратегия, эксплуатация, технико -экономическая  экспертизой объектов недвижимости.

Содержание услуги представляет собой серию юридических, технических, экономических и управленческих знаний в области недвижимости, их применение может гарантировать наибольший положительный эффект. Интеграция уровня управления недвижимостью становится признаком обслуживания. В процессе организация формы  управления нужно учитывать следующие этапы: анализ факторов, влияющих на стратегию управления, формирование самой стратегии, прогноз и оценка, и реализация принятой стратегии.

Due Diligenc, дью-ди лидженс (англ. due diligence – должная добросовестность) – означает разработать объективные процедуры оценки объектов инвестирования, включающие оценку инвестиционного риска, независимую оценку объектов инвестирования, комплексное изучение деятельности общества, а также всесторонний анализ его финансового положения и рыночной позиции. Данная деятельность осуществляется непосредственно перед покупкой бизнеса, процесса поглощения, подписания контракт [3].

С помощью DuD возможно оценить потенциальные риски (например, финансовые, юридические и т. Д.), И при сборе информации учитывается любая информация, независимо от ее источника. Информация, полученная каждым экспертом,  затем проходит сводный анализ. Решение принимается специалистами DuD отдельно от заказчика. После того как эксперты закончат свою работу, они представляют заказчику результаты, проведенной работы. С помощью  детальной  визуализации, содержащей экспертные выводы по этапам  сделки, на основе достоверных источников информации. Или экперт предоставляет краткие предложения по поводу проведения сделки.

Процедура DuDilig при работе с земельными сделками происходит ряд последовательных этапов. Необходимо проинспектировать следующие вопросы:

  • анализ наличия  правообладания продавца на землю;
  • анализ права собственности  у третьей стороны на обозначенные земли;
  • анализ приватизационных процедур, сервитутов и других обременений.

Высококвалифицированный юрист изучает и решает спорные вопросы, возникающие в процессе сделки. Юридическое сопровождение сделок важный нюанс в процессии купли-продажи недвижимостью способствуют положительному завершению сделки.

Использования Due Diligenc в процессе сопровождения сделок позволяет получить следующие положительные эффекты:

  • Информация о введении в эксплуатацию объекта и уникальном кадастровом номере.
  • На эксплуатацию имущества могут влиять различные ограничения и барьеры. Due Diligenc позволяет выявить эти ограничения.
  • Для того, чтобы инициатор мог провести сделку с  недвижимостью, нужно зафиксировать его право на недвижимость. Эту фиксацию также осуществляет Due Diligenc.
  • Определить риски потери права на объект правообладателем или приобретателем.

Использование системы  DuDilig для проведения сделок с земельными участками сопровождается определенными аспектами:

  • Потенциальный продавец имеет право  на распоряжение землей;
  • Возможно наличие  препятствий, связанных с  ограничениями  во сделок с земельными участками;
  • Земельный участок является предметом при возникновении конфликтной ситуации;
  • Сделки необходимо согласовывыть с третьими лицами и государственными органами;
  • Согласно цели использования покупателя, существуют ограничения на использование права землепользования [4].

Как показывает практика сопровождение сделок с недвижемостью поможет избежать следующих мошеннических схем:

  1. Мошенничество с наценкой. Продавцы квартир часто запрашивают небольшие дополнительные пожертвования в качестве посредников и имущества. Если вы перечисляете залог без договора или заключаете залог неправильно, вы можете потребовать оплату.
  2. Мошенничество пи закрытие сделки. Мошенники могут незаконно получить копии документов на право собственности у собственников квартир, которые затем смогут совершать сделки с недвижимостью.
  3. Обман при подписании документов. В процессе покупки недвижимости покупателя убеждают в том, что нет необходимости идти в Росреестр, а обратиться к нотариусу [3].

Оказывая юридическое сопровождение сделок с недвижимостью, продавец может быть уверен что:

  • договор купли-продажи «ловушек» и сформулирован в соответствии с действующим законодательством;
  • все платежи будут получены в полном объеме;
  • транзакция завершена в соответствии со всеми правовыми нормами.

Для покупателей жилья очень важно полностью сопровождать сделки с недвижимостью, так как они несут больший риск потери денег, приобретенная недвижимость не должна закладываться, и важно знать, что права собственности могут быть разделены на два типа.

  1. Обычно возникают проблемы, отраженные в ЕГРН. К ним относятся: ипотека; гарантия; бесплатное использование и аренда на срок более одного года; аренда; запрет регистрационных действий..
  2. Не отражено в ЕГРН, что повлечет за собой другие риски:
  • Коммерческая аренда менее одного года;
  • Совместные имущественные права супруга;
  • Права наследования (например, один оформлен, другой – законный наследник – не оформил свою долю в наследстве);
  • Несовершеннолетние, зарегистрированные в сфере недвижимости и специально зарегистрированные в агентстве по опеке [8].

Рассмотрим, что же произошло на рынке недвижимости в результате влияния кризиса. И каким образом изменилось положение на рынке основных участников коммерческих сделок с недвижимостью. Перечень факторов, которые нужно учитывать.

Экономический кризис породил на рынке недвижимости следующие тенденции:

  1. Кадастровая стоимость коммерческой недвижимости постоянно падает. Эта тенденция наиболее проявилась в условиях экономического кризиса. Как считает большинство профессионалов в области проведения сделок с недвижимость  «дно» еще не достигнуто. И те  слабые  положительные изменения, которые мы наблюдаем в различных секторах рынка всего лишь коррекция.
  2. На сегодняшний день власть принадлежит покупателю. Хотя еще пару лет назад продавцы пытались поставить условия любым возможным способом, данный факт качественно меняет порядок сделок.
  3. Тридцать процентов, на такую цифру упал средний обменный курс. Это говорит, о том, что происходит постоянное колебания курсов валют.. От таких колебаний не застрахована ни одна валюта. В зависимости от воздействия факторов внешней среды обменный курс может упасть или подняться.
  4. В современных условиях положение участников рынка не стабильно. Крупные банки дали понять, что они сейчас они работают не в полном объеме. В прошлом, работая с серьезными оппонентами (давними, крупными активами, хорошей репутацией), нельзя было игнорировать результаты сделки.
  5. В результате резкого падения цен на недвижимость, продажа недвижимости происходит в основном в ответ на давление факторов окружающей среды. Причина продажи – проявление реакции собственников на кризис.

Современные тенденции, которые возникли в ходе кризиса, оказывают непосредственное влияние на участников сделки с недвижимостью. Варианты такого воздействия и последовательность необходимых действий по предотвращению этого влияния  рассмотрим  в таблице 1.

Из вышесказанного следует, что грамотная  подготовка к совершению сделок, связанных с покупкой и продажей зданий достаточно трудоемкий процесс. Для ее проведения необходимо понимание многих фактов и юридических последствий ситуации каждой конкретной сделки. Для покупателей  отсутствие внимания к этим рекомендаций ведет  к негативным правовым последствиям. Следовательно, для благополучного исхода  сделок рекомендуется пользоваться  услугами квалифицированного юриста.

Литература

  1. Безрукова Т.Л., Борисов А.Н, Классификация показателей оценки эффективности экономической деятельности // Общество: политика, экономика, право.2017, №1,с.73-80.
  2. Горемыкин  В.А. Экономика  недвижимости: учебник / В.А.Горемыкин – М.: Высшее образование, 2018. – 808 с.
  3. Грабовый П.Г., Авилова И.П., Рыкова М.А., Борисов А.Н ., Грызлов В.С. : организация, экспертиза, управление: учебник: В 3 ч. / Москва, 2015. Т. 3 Управленческий модуль системы сервейнинга.
  4. Грибов В.Д., Грузинов, В.П. Экономика предприятия: Учебник. Практикум.-3-е изд., перераб. и доп.- М.: Финансы и статистика, 2016. – 336с.
  5. Разработка управленческих решений на предприятии [Элетронный ресурс]. Р ежим доступа: http://www.molum.ru
  6. Савицкая Г.В. Экономический  анализ: Учеб./ Г.В.Савицкая.-10-е изд., испр.- М.: Новое знание, 2014.-640с.
  7. Сергеев И.В. Экономика организаций: Учеб. пособие / И.В. Сергеев, И.И.Веретенникова; под р ед. И.В.Сергеева.- 5-е изд., испр. доп.-М.: Издательство Юрайт,2012-671с
  8. Таранова И.В. Особенности применения экономико-математических и эконометрических методов в экономических исследованиях/Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2011. № 12 (36). С. 59.
  9. Таранова И.В.,Еремин Ю.Ю.Формирование и развитие российского страхового рынка/Финансово-экономические проблемы развития региона. Материалы Ежегодной 78-й научно-практической конференции. 2014. С. 216-220
  10. Ледович Т.С.,Таранова И.В.Сущностно-специфические особенности инновационного обеспечения инструментария управленческого анализа в современных рыночных условиях хозяйствования // Разработка механизмов управления инновационным развитием экономики: стратегический аспект.  Ледович Т.С., Маликова Р.И., Соколова А.А., Криворотова Н.Ф., Гладилин В.А., Крючкова И.В., Боцюн И.Б., Куликова Г.М., Дузельбаева Г.Б., Абдимомынова А.Ш., Шалболова У.Ж., Казбекова Л.А., Сыроватская В.И., Котова О.В., Плужникова Е.С., Подколзина И.М., Лещева М.Г. Негосударственное некоммерческое образовательное учреждение высшего профессионального образования «Инстиитут дружбы народов Кавказа». Ставрополь, 2015. С. 5-27.




Московский экономический журнал 10/2020

УДК338.132:63

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10669

Тенденции развития стратегического управления автодилерской организацией

Trends in the development of strategic management of an automobile dealer organization

Таранοва Ирина Виктοрοвна, заведующая кафедрой «Менеджмент», Смоленский государственный университет

Прядкο Ирина Анатοльевна, кандидат экοнοмических наук, дοцент, Южный федеральный университет

Калинин Василий Владимирович, Южный федеральный университет 

Tаrаnovа Irinа Viktorovnа, head of the Department of Management, Smolensk state University

Pryаdko Irinа Аnаtolyеvnа, Саndidаtе of есonomiс Sсiеnсеs, аssoсiаtе Profеssor of thе Southеrn Fеdеrаl Univеrsity

Kalinin Vasily Vladimirovich, of thе Southеrn Fеdеrаl Univеrsity

Аннотация. В статье рассматривается особенности деятельности отечественных автомобильных дилеров, которые поставлены в условия необходимости увеличения продажи и внедрять новые технологии маркетингового инструментария для обеспечения конкурентоспособных преймуществ.

Summary. The article examines the features of the activities of domestic automobile dealers, who are put in the conditions of the need to increase sales and introduce new technologies of marketing tools to ensure competitive prices.

Ключевые слова: автодилерские цен тр ы, мар кетин гοвые кοммун икации, автοдилер ы, стр атегии р азвития, дилер ские цен тр ы.

Key words: car dealerships, marketing communications, car dealers, development strategies, dealerships.

Ключевой целью стратегического развития рынка автотранспорта является формирование конкурентных начал на платформе системы продвижения и сбыта автотранспортных средств с помощью дилерской сети.

Рост «прослойки» среднего класса в России стал детонатором возрастания спроса на автомобили, что находит свое отражение в количественно-качественном разрезе. Смена парадигмы на автомобильном рынке (отказ или частичный отказ от преобритения подержанных автомобилей на новые) является основой укрепления рыночных позиций дилеров на автомобильном рынке, занимающихся реализацией иномарок в России.

Дилер представляет собой некоего торгового посредника, деятельность  которого осуществляется на договорной основе с собственником товарного знака. Отсюда автодилер, работающий на официальной основе, представляет собой компанию, имеющую договорные отношения с дистрибьютером на поставку автомобилей, запасных частей, а также ремонт и сервисное обслуживание[1].

Предпринимательская деятельность автодилера призвана оказывать определенное влияние на конкретный регион в определенном году, что также является показателем увеличения вклада хозяйствующего субъекта в активы автопроизводителя.

Поскольку рынок в настоящее время полон жесткой конкуренции, поэтому невозможно ограничиться исключительно предложением товаров и услуг, тем самым, увеличив объем продаж. Сегодня, чтобы быть успешным, необходимо информировать потребителей о преимуществах использования товаров и услуг. На этом фоне значительно выросла роль маркетинговых коммуникаций в общей структуре маркетинга на предприятии[10].

К ключевым маркетинговым коммуникациям относят рекламу, стимулирование сбыта продукции, прямые продажи, PR-компании по продвижению товаров, организация специальных мероприятий, сувениры, выставки, иные запланированные и незапланированные мероприятия.

Только в том случае, когда компания установит потребительскую связь и создаст открытую атмосферу, а также взаимовыгодное сотрудничество. Пοэтοму коммуникации в сфере маркетинга являются реальным рычагом продвижения и пοказывают процесс развития, включающий как бοльшοе кοличествο информационных ресурсов, так и психοлοгическοе взаимοдействие[6].

Например, для таких компаний, как автомобильные дилеры, маркетинговые коммуникации очень важны, потому что все критерии маркетинга, от цен до ассортимента, устанавливаются непосредственно автодилерами. Поэтому маркетинговые активности автодилеров в основном связаны с коммуникативными отношениями в маркетинговой среде. Однако на рынке автотранспортных средств они имеют свои особенности. Это может быть связано с категорией продвигаемого продукта, а также индивидуальными особенностями продвигаемого продукта. Согласно исследованию агентства «Автостат», на начало 2019 года в России насчитывалось в общей сложности около 3,5 тысяч автодилеров всех официально представленных на рынке автобрендов. За прошедший год их число сократилось на 8% по сравнению с 2018 годом, их число составило около 3,8 тысяч.

Российский автомобильный рынок отличается от западного, и других рынков, что приводит к различиям в автомобильном маркетинге, в частности, методы продаж, реклама и т.д. В случае использования отечественного подхода к реализации маркетинговых методов продвижения товаров, то необходимо отметить, что длительное использование автотранспортного средства является важным фактором продвижения и ценовой политики. Опыт показывает, что покупка автомобиля семьёй из России предполагает процесс его длительного использования, в отличие от зарубежных семей, где использование автомобиля ограничивается 2-4 годами.

Это условие необходимо учитывать для активизации продвижения продаж. Также необходимо иметь в виду, что большое количество существующих торговых брендов, достаточно высокого качества, конкурируют друг с другом, поэтому для продвижения необходимо проводить маркетинговые кампании, основанные на эмоциональных восприятиях бренда, с целью формирования положительного образа компании у потребителей[8].

Применение инструментов маркетинга на рынке автомобилей также имеет свои особенности. Это обусловлено специфическими обстоятельствами продвигаемой продукции, особенностями автомобильного рынка в разных странах и современными тенденциями развития маркетинговых коммуникаций. Как правило, существуют два способа коммуникации – рациональный и основанный на образе (имеджевый). В первом случае используется технология активной вовлеченности. Содержание этого способа заключается в том, чтобы постоянно сопровождать потребителя в процессе покупки. Цель коммуникации – предоставить клиентам информацию о товаре, обеспечить информированность о характеристики продукта, стимулировать желание купить и убедить их быть удовлетворенными в момент покупки. Вторая модель означает, что после информирования потребителей им необходимо вызвать положительные эмоции, связанные с продуктом. Вы можете описать рациональную модель как «мышление, чувство, покупка», а эмоциональную – как «чувство, мышление, покупка».

Реализация рекламных мероприятий один из ключевых видов коммуникации на автомобильном рынке. Федеральный закон № 38 «О рекламе», трактует следующий подход – под рекламой понимается информация о товарах и услугах, предназначенная на неопределенный срок лицу, которая распространяется в произвольной форме, необходима для формирования и поддержания устойчивого интереса к объекту рекламы. При осуществлении рекламной деятельности следует учитывать психологические, социальные, культурные и другие особенности потребительского поведения. Она также должна быть одобрен автопроизводителем.

Различное содержание рекламных объявлений используются для реализации автомобилей в разных ценовых категориях. Например, реклама для дорогих автомобилей будет эффективна в корпоративных журналах, в то время как публикации и наружная реклама в популярных журналах и газетах больше подходят для автомобилей средней ценовой категории. Телевизионная реклама также часто используется, потому что она позволяет вам представить продукт в динамике. Радиорекламу автомобильные дилеры используют для информирования потребителей об акциях и, с целью напоминания о бренде.

Прямая связь используется в отношении с владельцами определенных марок автомобилей, чтобы сообщить им о специальных предложениях и выпуске новых моделей. Этот инструмент очень эффективен, так как позволяет создать положительный имидж производителя и дилера.

Количество рекламы в интернете постоянно растет, поскольку такая реклама имеет массу возможностей и большую аудиторию. Связи с общественностью (PR) – это особый вид маркетинговой коммуникации. Эти мероприятия помогают компаниям строить и развивать управленческое взаимодействие с основными контрагентами дилера; поставщиками,  потребителями, иными субъектами. При выборе автомобиля покупатель будет обращать первостепенное внимание на репутацию компании. Репутация как результат связей с общественностью считается долгосрочным конкурентным преимуществом компании. Автосалоны имеют несколько видов продвижения своих продуктов, которые они, в той или иной степени, используют в своей деятельности: визуализацию новой модели транспортного средства, тест-драйв, скидки, персональные праздники клиентов и др. Однако, общая проблема данных направлений продвижения продукта – малочисленность аудитории[7].

Для того чтобы выбрать наиболее эффективный канал связи, необходимо провести опрос клиента при обращении к дилеру. После личного визита или звонка клиента вам необходимо выяснить, какие объявления используются для входа в салон и проанализировать полученные данные. Вы также можете использовать разные телефонные номера для различных рекламных сообщений. По количеству звонков можно определить, на какие номера звонят чаще, а значит, какие объявления более эффективны.

Спонсорство – финансирование проекта организацией, которое осуществляется на основе принципа взаимности с целью поощрения полезных инициатив со стороны информационно-пропагандистских групп и отдельных лиц. Спонсорство – это современный инструмент маркетинговой коммуникации, который можно классифицировать как коммуникацию, имеющую формат одностороннего воздействия. В качестве объектов финансирования продвижения своей продукции дилеры направляют ресурсы на организацию спортивных мероприятий культурного и социального значения. Интернет предоставляет огромные возможности для продвижения крупных организаций и малых и средних предприятий.

Реклама в Интернете охватывает большое количество аудиторий и может быть ориентирована на целевую аудиторию, заинтересованную в сотрудничестве.

Официальный сайт автодилера – это ключевой информационный портал для потенциальных клиентов при покупке автомобиля. Чем выше трафик, чем больше запросов и звонков фиксирует система отслеживания, тем выше эффективность деятельности компании. Контекстная реклама и поисковая оптимизация часто используются для продвижения сайтов.

Контекстная реклама – это интернет-реклама, которая отображается на основе содержимого страницы. Поисковые системы используют принципы ключевых слов, чтобы определить, соответствует ли рекламное сообщение содержимому страницы. Самый эффективный инструмент для такой рекламы – Яндекс, Директ и Google AdWords. Эта система имеет массу преимуществ, одним из которых является оплата сайта только за трафик пользователей, а не только за показ рекламы.

Также важно эффективно взаимодействовать с аудиторией в социальных сетях, что означает стимулирование коммуникации, получение регулярных откликов от аудитории и формирование по-настоящему живого пространства бренда. Очень важно использовать образовательный контент на веб-странице автодилера. Это может быть реализовано в информационных ресурсах о технологиях, используемых в автомобиле, разъяснении правил подготовки автомобиля к зиме или отпуску. Также эффективно использование в постах востребованных тем, трендов и треков[11].

Существуют две причины, по которым мы не должны отказываться от традиционного маркетинга:

1) потенциальная аудитория не всегда готова к использованию цифровых платформ в процессе поиска необходимой информации для решения своих проблем;

2) традиционный маркетинг, несмотря на свою неэффективность, позволяет создать первичные отношения с потенциальным клиентом. Это может быть реклама в газете или на телевидении.

Важно отметить, что время традиционного маркетинга еще не закончилось несмотря на снижение эффективности прямой рекламы. Это можно объяснить тем, что сейчас люди имеют свободный доступ к большому объёму информационных ресурсов и реагируют на яркие проявления каналов продвижения.

На основе анализа мнения отечественных дилеров, увеличение объёма продаж автомобилей легковой комплектации имеет тенденции к сокращению, в связи с завершением продаж автомобилей в предыдущем сезоне. Для получения преимущества в цене потребители стараются приобретать автомобили у дилера прошлых лет выпуска. Таким образом, снижение цен, а соответственно рост спроса со стороны потребителей, способствует сокращению заполнение складов и повышению скорости оборота денежных средств. Реализация программ маркетинговых коммуникаций дает возможность дилерам формировать высокий уровень потребительского спроса, что позволит развивать рынки сбыта и определять контуры потребительского сегмента.

Маркетинговая стратегия и ее реализация, для достижения максимального результата, должна включать в себя определенные маркетинговые составляющие, например, стратегию развития автоконцерна, формирование стратегии развития дилерской компании, как части стратегии развития поставщика. Снижение затрат на реализацию стратегических инициатив в рамках продвижения продукта с учетом использования инструментов маркетинга позволит повлиять на сокращение издержек и повышению эффективности деятельности дилера.

Главная проблема, возможная дезинформация конечных потребителей. Поэтому потребители должны получать такую информацию, которая, с одной стороны позволит клиентам не останутся обманутыми в раках ценовой политики по всем предлагаемым продуктам, а с другой, не ущемлять интересы производителя[9].

Весьма важная проблема реализации результатов деятельности отечественного автопрома. Для ее решения необходимо применять адаптированные инструменты маркетинговой стратегии и технологические приемы, способствующие повышению потребительского спроса, именно на отечественный автопром. Ключевым элементом здесь выступает процесс локального объединения отечественных и зарубежных автопроизводителей. Причём не только в области производства автомобилей, но и комплектующих к ним, а также реализации формата сервисного обслуживания.

Процесс локализации производства является одним из важнейших факторов, позволяющего предложить клиентам сервисного обслуживания. Усиление взаимодействия российских и зарубежных авторынков, за счет повышения уровня локализации производства позволяет наметить новые стратегические перспективы развития.

Ограничение роста прибыли российских автодиллеров обусловлено таким фактором как падение уровня маржинальных доходов вследствие сокращения «маржи» от реализации запасных частей и сервисного обслуживания в рамках гарантийных сроков.

В качестве ключевой особенности развития отечественного авторынка можно выделить то, что региональные центры продают, в натуральном выражении, более 25 % всего автопарка. Важно отметить, что из десятка автодиллеров, являющихся лидерами по продажам наибольший удельный вес занимает Южный федеральный округ, Москва и Санкт-Петербург. Также необходимо отметить, что «топовые» дилерские компании (более 50%) работают не на федеральных, а на региональных рынках.

Достижение определенных показателей успешности в процессе продукции дилерами на региональных рынках, и как результат повышение темпов их развития, связано, в первую очередь, с успешной реализацией ими маркетинговых программ, что выгодно позиционирует эти компании на региональных рынках. Стоит отметить, что в процессе реализации маркетинговых программ и применения маркетинговых технологий меняется стоимостная структура отечественного авторынка, в сторону увеличения средней стоимости покупки.

В свою очередь динамика роста реализации продукции автодилерами на региональных рынках зависит, в первую очередь, от способности и готовности населения платить за предлагаемый продукт, что обеспечивает рыночный рост в стоимостном выражении.

Также одним немаловажным источником повышения доходов дилерских компаний является реализация автомобилей с пробегом, а также организация и проведение сервисного обслуживания клиентов, не только данной компании, но и сторонних. Все это говорит о том, что продажа новых автомобилей не является единственным источником доходов дилеров.

Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что управление автомобильным рынком на основе маркетингового подхода, используемого иностранными концернами дало толчок тому, в  нашей стране формируется западная модель стратегического управления, где успех участников данного рынка зависит от способности быстро реагировать на изменения путем диверсификации бизнеса.

Стратегическое управление для коммерческих организаций ориентировано, прежде всего, на получение экономического эффекта. В практической плоскости для проведения оценки эффективности коммерческой деятельности предполагается использование либо ресурсного, либо затратного подхода, основанных на критериальном анализе.

Коммерческая деятельность представляет собой некое пространство процессов купли-продажи товаров на рынке, с целью удовлетворения потребностей и получения прибыли. В нашем случае этими товарами выступают новые и подержанные автомобили[7].

Специфика и особенность деятельности автомобильных дилеров в сфере коммерции определяется некоторыми особенностями, что связано с отраслевой спецификой. В связи с чем, на первый план выходит способ оценки ее эффективности. Оценка эффективности коммерческой деятельности дилеров базируется, прежде всего четком расчете затрат по ее осуществлению.

К особенностям следует отнести  специфику формирования  базы клиентов с использованием маркетинговых технологий продвижения бизнеса.

Таким образом, в качестве принципов оценки эффективности деятельности коммерческих организаций в сфере автодилерства можно выделить:

  • реализация плановых целевых показателей, что предполагает четкое выполнение требований заказчика (производителя) по уровню продаж;
  • стратегическая и текущая эффективность инвестиций в развитие автодилерского дела;
  • системная работа по расширению и развитию клиентского пула.

Таким образом, ключевой целью стратегического развития рынка автотранспорта является формирование конкурентных начал на платформе системы продвижения и сбыта автотранспортных средств с помощью дилерской сети. Только в том случае, когда компания установит потребительскую связь и создаст открытую атмосферу, а также взаимовыгодное сотрудничество. Пοэтοму коммуникации в сфере маркетинга являются реальным рычагом продвижения и пοказывают процесс развития, включающий как бοльшοе кοличествο информационных ресурсов, так и психοлοгическοе взаимοдействие.

Предпринимательская деятельность автодилера призвана оказывать определенное влияние на конкретный регион в определенном году, что также является показателем увеличения вклада хозяйствующего субъекта в активы автопроизводителя.

Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что управление автомобильным рынком на основе маркетингового подхода, используемого иностранными концернами дало толчок тому, в  нашей стране формируется западная модель стратегического управления, где успех участников данного рынка зависит от способности быстро реагировать на изменения путем диверсификации бизнеса.

Литература

  1. Алексина, И.С., Омарова, Н.Ю. Маркетинговые инструментарии стимулирования сбыта: личные продажи и системные проблемы // Известия Международной академии аграрного образования. 2018. № 38. С. 46-48.
  2. Виноградова, Е.В. Автомобильный рынок вырос благодаря распродажам / Vedomosti.ru. 2019 от 31 марта http://www.vedomosti.ru/auto/news/9927541/avtomobilnyj_rynok_vyros_blagodarya_rasprodazham#ixzz2ViPeeBX6
  3. Исправникова, О.Ю. Разработка алгоритма проектирования цепей поставок автодилеров и дилеров спецтехники на разных уровнях планирования // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. 2019. № 2 (80). С. 110-113.
  4. Колодина, О.И., Зданович, М.Ю. Факторы, влияющие на формирование программы сервисного обслуживания автодилера, действующего на региональном рынке//Актуальные вопросы экономических наук. 2019. № 6-1. С. 152-157.
  5. Куракина, Л.Ю., Исследования зарубежных ученых по обеспечению конкурентных преимуществ в системе управления: динамическое и стратегическое взаимодействие// Известия Международной академии аграрного образования. 2017. № 37. С. 88-91.
  6. Марченко, И.С. Системный подход к управлению коммерческой деятельностью организаций / Москва: Вестник МГТУ, том 13, №1, 2016, стр. 27-30.
  7. Федоськина, Л.А. Качество деятельности автодилеров: компетентностный подход к развитию персонала // Стандарты и качество. 2016. № 12. С. 82-84.
  8. Шевчик, Е.В. Обеспечение финансовой безопасности автодилеров в современных условиях //Terra Economicus. 2014. Т. 12. № 2-3. С. 149-157.
  9. Таранова И.В. Особенности применения экономико-математических и эконометрических методов в экономических исследованиях/Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2011. № 12 (36). С. 59.
  10. Таранова И.В.,Еремин Ю.Ю.Формирование и развитие российского страхового рынка/Финансово-экономические проблемы развития региона. Материалы Ежегодной 78-й научно-практической конференции. 2014. С. 216-220




Московский экономический журнал 10/2020

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10668 

ОСОБЕННОСТИ ВНУТРИКОРПОРАТИВНОГО МОШЕННИЧЕСТВА В СФЕРЕ РОЗНИЧНОЙ ТОРГОВЛИ

FEATURES OF INTERNAL CORPORATE FRAUD IN RETAIL

Рычагова Мария Михайловна, ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», Россия, г. Москва, mariya-rychagova@mail.ru

Кашурников Сергей Николаевич, канд. полит. наук, доцент Департамента экономической безопасности и управления рисками ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», Россия, г. Москва, skashurnikov@mail.ru

Rychagova Mariya Mikhailovna, Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, mariya-rychagova@mail.ru

Kashurnikov Sergey Nikolaevich, Candidate of Political Sciences, Associate Professor, Department of Economic Security and Risk Management at Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, skashurnikov@mail.ru

Аннотация. Статья посвящена внутрикорпоративному мошенничеству и анализу его особенностей применительно к сфере розничной торговли. Целью данной статьи является изучение сущности корпоративного и внутрикорпоративного мошенничества, его особенностей применительно к сфере розничной торговли, а также анализ статистических данных по данной проблеме. Для достижения поставленной цели потребуется решить следующие задачи: рассмотреть теоретические основы корпоративного и внутрикорпоративного мошенничества, в том числе его признаки, проанализировать наиболее распространенные виды внутрикорпоративного мошенничества в сфере розничной торговли и наиболее рисковые области с точки зрения возможностей для его возникновения, а также портрет «внутреннего мошенника».

Актуальность работы заключается в том, что ежедневно компании розничной торговли сталкиваются с риском мошенничества, который в половине случаев исходит от самих сотрудников. Постоянное совершенствование мошеннических схем, сопровождающееся большими убытками в случае их реализации, приводит к повышенному вниманию к методам и механизмам противодействия внутрикорпоративному мошенничеству с целью обеспечения экономической безопасности бизнеса, однако нужно знать «врага» в лицо, поэтому первым шагом на пути борьбы является изучение данной сферы для определения текущего положения дел и ближайшей перспективы. Злободневность данной проблемы, а также недостаток отечественных исследований по рассматриваемой тематике сигнализирует о значимости данного исследования при совершенствовании механизмов борьбы с внутрикорпоративным мошенничеством в ритейле.

Автор приходит к выводу, что построение эффективной системы противодействия внутрикорпоративному мошенничеству в сфере розничной торговли должно исходить из специфики данной сферы. Изучение наиболее распространенных видов внутрикорпоративного мошенничества, наиболее рисковых областей, портрета «внутреннего мошенника» позволит корректно установить «красные флажки» при выявлении мошенничества и пресечь возможности его дельнейшей реализации посредством эффективного использования контрольных процедур.

Summary. This article analyzes corporate fraud and internal corporate fraud, its features in relation to the retail industry. The purpose of this article is to identify the root of corporate fraud and internal corporate fraud, its features in relation to the retail, to analyze of data linked to this problem. Within the framework of this goal, it is necessary to solve the following tasks: to consider the theoretical foundations of corporate and internal corporate fraud, including its signs, to analyze the most common types of internal corporate fraud in the retail and the most risky business processes in terms of opportunities for its occurrence, a portrait of an “internal fraudster”.

The relevance of the article is that every day retailers face the risk of fraud, which in half of the cases comes from the employees themselves. The improvement of fraudulent schemes, accompanied by large losses in the event of their implementation, leads to increased attention to methods and mechanisms for countering internal corporate fraud in order to ensure the economic security of a business, but you need to know your enemy by sight, so the first step in the fight against internal fraud is to analyze this area to determine the current state of affairs and the immediate future. The topicality of this problem, as well as the lack of domestic research on the topic under consideration, signals the importance of this research in improving the mechanisms for combating internal corporate fraud in retail.

The author concludes that the construction of an effective system for combating internal corporate fraud in the retail should proceed from the specifics of this area. Studying the most common types of internal corporate fraud, the most risky areas, the portrait of an “internal fraudster” will correctly set “red flags” when detecting fraud and prevent the possibility of its further implementation through the effective use of control procedures.

Ключевые слова: корпоративное мошенничество; внутрикорпоративное мошенничество; ритейл; розничная торговля; виды внутрикорпоративного мошенничества; рисковые бизнес-процессы; портрет мошенника.

Keywords:  сorporate fraud; internal corporate fraud; retail; types of intracorporate fraud; risky business processes; a portrait of “internal fraudster”.

Мошенничество не является новой проблемой для сферы розничной торговли. Предпосылками, послужившими его возникновению много веков назад, принято считать появление городов и начало урбанизации, что привело к увеличению экономического оборота и стихийности базаров [6, с. 9]. Возросшие риски кражи и обманных действий создали необходимость повышения безопасности. Последующее развитие торговли, характеризуемое появлением ярмарок, сопровождалось совершенствованием способов обмана покупателей, и если раньше они были связаны с отсутствием единой системы мер, теперь получило распространение обсчитывание при формировании сдачи, разрезание монет (что пользовалось особой популярностью на Руси), подкрашивание мехов торговцами с целью выдачи за новые или более дорогие, уплотнение бочек с салом и др. С переходом к частному рынку вследствие роста международной торговли в XIII в. обманные схемы пополнились злоупотреблениям с письменными документами, подделкой подписей, подкупами чиновников.

Параллельно этому происходила эволюция торговых форм, в результате которой сегодня мы имеем не только разнообразные способы розничной торговли, в том числе торговые сети, независимые торговые точки, ТВ-торговля, электронная торговля, торговля по каталогу, по телефону, через автомат, через прилавок и др., но и новые схемы совершения мошеннических действий. И если раньше мошенничество было направлено на покупателей, то сегодня компании попадают под угрозу из-за действий работающих на них сотрудников. Возникновение данной проблемы послужило началом формирования термина «корпоративное мошенничество».

В настоящий момент времени в научной среде отсутствует однозначная формулировка данного термина. В табл. 1 представлены различные подходы к его толкованию. Наиболее ценными, с точки зрения автора, являются толкования Ассоциации сертифицированных специалистов по борьбе с мошенничеством и Международного стандарта аудита 240. Исходя из зарубежных подходов, к корпоративному мошенничеству могут приравниваться деяния, предусмотренные не только ст. 159 Уголовного кодекса (УК) РФ «Мошенничество», но и ст. 158 УК РФ «Кража», ст. 160 УК «Присвоение или растрата», ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями», ст. 204 УК РФ «Коммерческий подкуп», ст. 290 УК РФ «Получение взятки». Исходя из этого, к корпоративному мошенничеству могут быть причислены любые сознательные противоправные действия руководства компании, ее наемных работников, владельцев бизнеса и контрагентов, завязанные на обмане или злоупотреблении доверием с целью извлечения личных выгод в ущерб деятельности компании.

Корпоративное мошенничество по своей направленности может быть разделено на внутреннее или внутрикорпоративное, осуществляемое наемными работниками, и внешнее, завязанное на обмане со стороны контрагентов. Согласно отчету KPMG «Потери в ритейле. Управление рисками» за 2019 г., наибольший ущерб отечественным ритейлерам приносит внутрикорпоративное мошенничество [10, с. 2]. Повышенный риск его возникновения порождает необходимость изучения его особенностей для последующего построения эффективной системы противодействия внутрикорпоративному мошенничеству с целью обеспечения экономической безопасности ритейл-бизнеса.

К признакам внутрикорпоративного мошенничества можно отнести:

  • осуществление противоправных действий лицами, работающими на компанию: руководством компании, ее наемными работниками, владельцами бизнеса;
  • наличие прямого умысла в виде хищения чужого имущества или приобретения права на него;
  • причинение вреда как активам компании, так и ее репутации в виде финансовых и нефинансовых потерь;
  • корыстная цель, заключающаяся в извлечении выгоды посредством обмана или злоупотребления доверием.

На рис. 1 представлены наиболее распространенные в компаниях розничной торговли виды внутрикорпоративного мошенничества. Так, первое место (заявили 34 % опрошенных ACFE) занимает незаконное присвоение активов (за исключением денежных средств), включающее хищение и неправомерное использование товарно-материальных ценностей и иных активов. К типичным схемам относят фальсификацию отчетов о приемке, мошеннические поставки и мошеннические списания [7]. Коррупция занимает второе место по распространенности (28 %). В соответствии с Федеральным законом от 25.12.2008 №273 «О противодействии коррупции», к коррупции приравнивается «злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения … в целях получения выгоды … либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами» [2]. В данной схеме могут участвовать различные лица от топ-менеджмента, крадущего активы компании посредством подделывания подписей и печатей до рядовых сотрудников, прикрывающих преступления друг друга. Мошенничество со счетами является третьим по распространенности видом внутрикорпоративного мошенничества (20 %). Схема состоит в создании наемным работником поддельных счетов (для получения платежей и для выставления фальшивого счета на оплату) и дальнейшем манипулировании платежной системной с корыстной целью, в процессе чего осуществленный жертвой платеж регистрируется в качестве коммерческих расходов компании, по на деле зачисляется на поддельный счет наемного работника.

К распространенным видам внутрикорпоративного мошенничества в компаниях розничной торговли также относят:

  • манипуляции с наличными средствами, типичными примерами которых могут служить ситуации, когда кассир кладет наличные в кассу, но не регистрирует факт продажи, либо когда выводит наличные из кассы, не фиксируя данную операцию в бухгалтерских записях;
  • скимминг или кража денег, не зарегистрированных в бухгалтерских книгах, частным случаем которого является создание дубликатов банковских карт с помощью особого устройства – скиммера, устанавливаемого в платежных терминалах;
  • мошенничество с выплатами, характеризующееся фиктивной регистрацией возврата товара или изменения цены;
  • мошенничество с финансовой отчетностью, включающее завышение либо занижение чистой прибыли/чистой стоимости активов посредством временных разниц, фиктивных либо заниженных доходов, сокрытия либо завышения расходов, заведомо ложной оценки активов, ненадлежащего раскрытия информации с целью приукрашивания финансового положения компании либо ухода от налогов;
  • хищение наемными работниками денежных средств, которые были зарегистрированы в бухгалтерских книгах, посредством кражи наличных из кассы, реверсирования кассовых операций (например, отмена введенной в момент покупки операции), уничтожения журналов и др.;
  • мошенничество с чеками, которое может быть реализовано посредством использования поддельных чеков, выписанных на банковские счета компании;
  • мошенничество с возмещением расходов, типичными схемами которого являются отнесение личных расходов к коммерческим («липовые» командировки), завышение расходов (накрутка пробега), предоставление ложных квитанций для возмещения, многократное возмещение (повторная оплата транспортных расходов) и др.

Отдельно стоит отметить ситуацию, характерную для торговли в розничных точках продаж, когда покупатель уходит с покупками и не требует от кассира чека. В этом случае недобросовестный кассир, приложив этот чек к товарному отчету в конце смены, может оформить возврат товаров и присвоить деньги себе, а отсутствующие по факту товары будут списаны как бракованные.

Какие области в компаниях розничной торговли наиболее подвержены риску внутрикорпоративного мошенничества? Согласно отчету KPMG «Потери в ритейле. Управление рисками» за 2019 г., наиболее подверженной риску внутрикорпоративного мошенничества областью является логистика (36,5 % всех потерь от мошенничества), включающая такие бизнес-процессы, как прием заявок от покупателей, оформление заказов, планирование доставки и ее осуществление, обслуживание клиента. Особого внимания требуют операции на складе: приемка товаров, оформление и сдача накладной, списание как бракованных, перемещение товаров между торговыми точками и др. Логистика в ритейле обладает своими особенностями в зависимости от типа розничной торговли: независимые точки продаж, сеть розничных магазинов в пределах субъекта РФ со складом, федеральная торговая сеть с региональными складами, интернет-магазин, интернет-магазин с доставкой и др.

Закупочная деятельность является высокорисковой (26,4 % всех потерь от мошенничества) вследствие недостаточной прозрачности. Она сопровождается такими противоправными действиями наемных работников, как начисление сверхналога, завышение стоимости закупаемых товаров, избыточные закупки с последующим списанием и др. Закупкам присущи коррупция, хищение активов, использование служебного положения в личных целях и иные виды корпоративного мошенничества.

Ритейл, в особенности продуктовый, характеризуется многообразием программ лояльности, порождающих возможности для совершения мошеннических схем (24,0 % потерь). В частности, кассиры могут пробивать товары с использованием своей бонусной карты, принимая от покупателей полную стоимость покупки и выводя из кассы разницу между полученными денежными средствами и фактически отраженными в учете [9]. Кроме этого, они могут продавать товар с начислением бонусов, приобретать следующий товар за начисленные бонусы и затем оформлять возврат обоих товаров за наличные. Эти и другие мошеннические действия, приобретая массовый характер, приводят к огромным финансовым и нефинансовым убыткам для ритейлеров и подрыву их бизнеса, что особенно актуально в условиях популярности социальных сетей, когда одна негативная запись способна породить целое движение и отвернуть от ритейлера тысячи потенциальных клиентов.

Отдельного внимания с точки зрения возможностей для осуществления мошеннических действий наемными работниками в торговых сетях заслуживает касса (10 % потерь). Типичными схемами обмана являются: ввод вручную неправильного кода при формировании чека, сторнирование, перезагрузка кассового аппарата, подмена товара, возвраты пустышек либо чужого товара, поддельный слип кредитных карт, двойные продажи и др.

Кто же совершает внутрикорпоративное мошенничество в компаниях розничной торговли? Для ответа на этот вопрос требуется анализ портрета «внутреннего мошенника». На рис. 3 отражено влияние уровня полномочий преступника в компании розничной торговли на потери от внутрикорпоративного мошенничества. Так, в 46 % случаев «внутренними мошенниками» в компаниях розничной торговли являются рядовые сотрудники при медианных потерях порядка 20 тыс. долларов США. В 36 % случаев внутрикорпоративное мошенничество приписывается менеджерам различных звеньев при медианных потерях порядка 57 тыс. долларов США. Наибольшие потери для ритейлеров приносит деятельность исполнительных директоров и владельцев бизнеса – порядка 629 тыс. долларов.

Исходя из исследования ACFE за 2018 г., медианным возрастом «внутреннего мошенника» в компаниях розничной торговли является 40 лет. При этом убытки компании, причиненные мошенниками старше медианного возраста, были намного выше по сравнению с убытками, причиненными теми, кто был ниже медианного возраста, что проиллюстрировано на рис. 4.

Что побуждает «внутреннего мошенника» к совершению рассматриваемых махинаций? В соответствии с исследованиями Ассоциации сертифицированных специалистов по борьбе с мошенничеством, причинами подобного поведения в ритейле являются финансовые сложности (отмечают 40 % интервьюируемых), жизнь не по средствам (35 %) и различного рода зависимости (16 %). Традиционная концепция треугольника мошенничества Дональда Р. Кресси (Donald Cressey’s Fraud triangle) выделяет три основополагающих фактора мошенничества: возможность, самооправдание и давление обстоятельств. При этом отечественные и зарубежные компании сходятся во мнении, что наиболее весомым фактором является возможность [11, с. 23], под которой понимают отсутствие контрольных процедур либо потенциальную способность обойти существующую в компании систему внутреннего контроля и совершить хищение. Возможности для мошенничества появляются в компаниях по ряду причин:

  • отсутствие или неэффективность внутрикорпоративных политик и процедур;
  • отсутствие разграничения полномочий;
  • ослабление контроля со стороны руководства;
  • низкая корпоративная культура и, как следствие, равнодушное отношение коллег к известным фактам мошенничества;
  • нарушение принципа неотвратимости наказания и др.

Согласно исследованиям ACFE, медианная длительность мошеннической схемы в ритейле составляет 12 месяцев [8], что сигнализирует о том, что сотрудники желают продолжать трудовую деятельность в компании длительное время, максимально увеличив свое благосостояние и по возможности избежав наказания. Общие результаты исследования ACFE показывают, что «внутренние мошенники», как правило, начинают свою преступную деятельность с малого и в течение первых трех лет стремительно совершенствуют свои схемы, принося большие убытки компаниям.

Исходя из этого, для своевременного выявления внутрикорпоративного мошенничества и минимизации ущерба ритейлерам необходимо внедрять механизмы проактивного обнаружения мошенничества, подразумевающие как преднамеренный поиск неправомерных действий со стороны наемных работников, так и внутренний контроль, направленный на выявление мошенничества [8, с. 18]. Эффективными методами проактивного обнаружения мошенничества, по мнению автора, являются:

  • ИТ контроли;
  • внутренний аудит;
  • тщательная проверка документов со стороны руководства;
  • сверка счетов;
  • наблюдение и мониторинг;
  • горячая линия и др.

В процессе данного исследования автор приходит к выводу, что построение эффективной системы противодействия внутрикорпоративному мошенничеству в ритейле (в рамках выявления мошенничества, расследования, принятия ответных мер и предупреждения его совершения в дальнейшем) должно исходить из специфики данной сферы. В связи с этим, ключевым моментом является анализ особенностей внутрикорпоративного мошенничества в сфере розничной торговли: наиболее распространенных видов внутрикорпоративного мошенничества, наиболее подверженных риску областей и бизнес-процессов, портрета типичного преступника, причин, побуждающих его к совершению данного деяния. Учет данных факторов позволит корректно установить «красные флажки» при выявлении мошенничества и пресечь возможности для реализации мошеннических схем посредством эффективного использования контрольных процедур.

Список литературы

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 04.11.2019). — Текст: электронный // КонсультантПлюс: [сайт]. — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/ (дата обращения: 10.10.2020).
  2. Федеральный закон «О противодействии коррупции» от 25.12.2008 N 273-ФЗ (последняя редакция). — Текст: электронный // КонсультантПлюс: [сайт]. — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_82959/ (дата обращения: 10.10.2020).
  3. Международный стандарт аудита (МСА) 240 «Ответственность аудитора в отношении мошенничества в ходе аудита финансовой отчетности» (Международная федерация бухгалтеров, 2006). — Текст: электронный // Информационный портал “Юрист”: [сайт]. — URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30209254&doc_id2=30209254#pos=1;-8&pos2=71;0 (дата обращения: 12.10.2020).
  4. Sutherland, Edwin H. White Collar Crime / Foreword by Donald R. Cressey. — Westport, Conn.: Greenwood Press, 1983. — 272 p.
  5. Рубцова Е. В., Бахаева А. А. Соотношение понятий «корпоративное мошенничество» и «хищение активов организации ее сотрудниками»: теоретический подход и зарубежный опыт // Инновационное развитие экономики. – 2017. – №. 3. – С. 265-270.
  6. Швецов Д. В. Базар, ярмарка, лавка, магазин: генезис форм розничной торговли // Terra Economicus. – 2011. – №. 3. – 9 с.
  7. Fundamentals of Computer and Internet Fraud. — Текст: электронный // Association of Certified Fraud Examiners: [сайт]. — URL: https://www.acfe.com/uploadedFiles/Shared_Content/Products/Self-Study_CPE/Fundamentals%20of%20Computer%20and%20Internet%20Fraud%202013_Chapter%20Excerpt.pdf (дата обращения: 12.10.2020).
  8. Report to the Nations 2018. Global study on occupation fraud and abuse. — Текст: электронный // Association of Certified Fraud Examiners: [сайт]. — URL: https://www.acfe.com/report-to-the-nations/2018/#download (дата обращения: 09.10.2020).
  9. Мошенничество в программах лояльности или история о потерянной прибыли. — Текст: электронный // Ритейлпроф: [сайт]. — URL: https://retailprof.ru/general/moshennichestvo-v-programmah-lojalnosti-ili-istorija-o-poterjannoj-pribyli/ (дата обращения: 11.10.2020).
  10. Потери в ритейле. Управление рисками. 2019 год. — Текст: электронный // KPMG: [сайт]. — URL: https://home.kpmg/content/dam/kpmg/ru/pdf/2019/08/ru-ru-retail-losses-risk-management.pdf (дата обращения: 12.10.2020).
  11. Противодействие мошенничеству: какие меры принимают компании? Российский обзор экономических преступлений за 2018 год. — Текст: электронный // PwC: [сайт]. — URL: https://www.pwc.ru/ru/forensic-services/assets/PwC-recs-2018-rus.pdf (дата обращения: 13.10.2020).




Московский экономический журнал 10/2020

УДК 330.341.1

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10666

НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ПРЕДПРИЯТИЙ ОПК

RESEARCH AND PRODUCTION POTENTIAL OF DEFENSE INDUSTRY ENTERPRISES

Юриков Александр Евгеньевич, аспирант Балтийский государственный технический университет «ВОЕНМЕХ» им. Д.Ф. Устинова, г. Санкт-Петербург

Yurikov A.E., lipton36.36@gmail.com

Аннотация. На основе системного подхода рассмотрены сущность, принципы организации и структурные компоненты системы научно-производственного потенциала предприятий ОПК. Обоснованы теоретические основы организации системы научно-производственного потенциала   предприятий ОПК. Определены основные задачи научно-производственного потенциала на предприятиях ОПК. Обозначены принципы организации научно-производственного потенциала   предприятий ОПК. Доказано, что научно-производственный потенциал   предприятий ОПК является совокупностью качеств системы взаимосвязанных ресурсов, возможностей научно-производственного процесса.

Summary. Based on a systematic approach, the essence, principles of organization and structural components of the system of scientific and production potential of defense enterprises are considered. The theoretical foundations of the organization of the system of scientific and production potential of defense enterprises are substantiated. The main tasks of the research and production potential at the defense industry enterprises are defined. The principles of organizing the scientific and production potential of defense industry enterprises are outlined. It is proved that the scientific and production potential of defense industry enterprises is a set of qualities of the system of interrelated resources, capabilities of the scientific and production process.

Ключевые слова: научно-производственный потенциал, предприятие ОПК, инновационный ресурс, производственные мощности, инновационного развитие

Keywords: research and production potential, defense industry enterprise, innovative resource, production capacity, innovative development.

Постановка проблемы. Экономические трансформации в России ориентировочные на активизацию темпов глобализации хозяйственной деятельности и развитие научно-производственных комплексов, в которых использование достижений науки позволяет снижать издержки производства, создавать новые виды конкурентоспособной продукции, пользующейся спросом на мировых рынках. Важным ресурсом и возможностями для более результативного осуществления научно – технологических преобразований в среднесрочной перспективе является развертывание научно-производственного потенциала предприятия ОПК.

Главной задачей научно-производственного потенциала на предприятиях ОПК является производство и воспроизводство продукции, обладающей свойствами, и обеспечивает доход от всех видов деятельности на конкурентных рынках. В формировании научно-производственного потенциала принимают участие ресурсы на предприятиях ОПК и поэтому его часто отождествляют со всем потенциалом предприятия ОПК. Научно-производственный потенциал аккумулирует в себе значительную долю потенциала подразделений на предприятиях ОПК, а основное его значение заключается в создании новой стоимости в процессе производства продукции, обеспечивающей экономический рост интегрированного бизнеса и действенную инвестиционную стратегию.

Инвестиции являются главным рычагом воспроизводства научно-производственного потенциала, обеспечивают разработку, приобретение и адаптацию новых технологий в производство, возможность модернизации действующих производств, внедрения новой техники, современных систем организации и управления всеми видами процессов на промышленном предприятии, восстановления их рыночной инфраструктуры. В случаях инновационного развития субъекта хозяйствования определяется не только потенциалом, но и его имиджем на рынке, что обусловливает привлечение инвестиционных ресурсов для устойчивого функционирования.

Следовательно эти тенденции приводят к необходимости дальнейшей разработки теоретических основ организации научно-производственного потенциала на предприятиях ОПК в условиях инновационного технологического и экономического развития.

Анализ последних исследований. Теоретические и практические аспекты исследования научно-производственного потенциала предприятий определены в работах современных отечественных и российских ученых-экономистов, среди которых можно отметить публикации В. М. Авдеенко, В. А. Котлова, А. Ф. Балацкого, Б. Е. Бачевского, И. З. Должанского Н.С. Краснокутской, А. С. Федонина, З. Е. Шершневой. В разработках авторов определены сущность, методы оценки, организационные формы управления производственным потенциалом предприятия и обособленно две «ресурсные» позиции.

Однако научно-производственный потенциал предприятий ОПК, остается недостаточно исследованным в условиях тенденций формирования современного производства.

Формулирование целей статьи. Целью статьи является обоснование теоретических основ организации системы научно-производственного потенциала   предприятий ОПК.

Изложение основного материала. Научно-производственный потенциал   предприятия ОПК характеризуется совокупность качеств системы взаимосвязанных ресурсов и их мобилизации в условиях инновационного развития, достижения конкурентных преимуществ с учетом влияния внешней среды. Основной функцией научно-производственного потенциала предприятия ОПК является создание дополнительного продукта, который должен быть адаптирован к требованию конкурентного рынка. Рациональная организация научно-производственного потенциала   предприятия ОПК определяется правопорядком компонентов системы и принципами их организации, имеющие определенные закономерности, от умения использовать которые в решающей степени зависят результативность и эффективность производства (табл. 1)

В системе организации научно-производственного потенциала   предприятия ОПК ресурсы определяют факторы производства («вход» системы); научно-производственный процесс обеспечивает выпуск конкурентоспособной продукции, реализуемой в валовом доходе («выход» системы); обратная связь необходима для воспроизводства компонентов системы; внешняя среда характеризуется совокупностью факторов, влияющих на доходность предприятия ОПК. Графическая модель системы организации научно-производственного потенциала   предприятия ОПК построена по системному принципу «черного ящика».

Взаимосвязь научно-производственного процесса   предприятия ОПК с внешней средой требует в первую очередь формировать параметры «выхода» системы, характеризующейся выпуском продукции, которая является главным результатом производственной деятельности, а ее реализации обеспечивает валовой доход. Продукция   предприятия ОПК, определяется тем, на что был непосредственно направлен научно-производственный процесс, не могут считаться продукцией его вредные, разрушительные побочные проявления. Продукция выступает ведущим результатом научно-производственного процесса и исходным результатом системы организации научно-производственного потенциала предприятия ОПК среди других компонентов. Продукция служит свидетельством дееспособности научно-производственного потенциала предприятия ОПК, а неспособность предприятия ОПК производить продукцию показывает неопределенность научно-производственного потенциала. Являясь результатом воплощения ресурсов в научно-производственный потенциал, продукция выступает его условием, поскольку она обеспечивает воспроизводство всех спектров производства [1]. Высокое качество системы научно-производственного потенциала   предприятия ОПК на «выходе» обеспечивает выпуск новой продукции, которая ориентирована на потребителя и имеет реальную возможность сбыта на конкурентном рынке. Решение проблем обновления продукции и технологии ее производства на предприятиях ОПК в общем виде лежит в плоскости инновационных преобразований. Внедрение новой продукции означает прирост объемов производства, экономию от снижения себестоимости, рост чистой прибыли. На практике стимулирования инвестиционных процессов, на разработку и внедрение высокотехнологичной продукции направленных в пределах   предприятия ОПК осуществляется с помощью механизмов инновационной стратегии. На «выходе» системы научно-производственного осуществляется формирование валового дохода от реализации продукции потенциала   предприятия ОПК, что согласно с законодательством России до сопоставления его с себестоимостью реализованной продукции корректируется на суммы акцизного сбора, налога на добавленную стоимость и других отчислений из дохода. Деятельность предприятия ОПК будет безрезультатной, если она не завершается тем, ради чего создано предприятие. Прибыль предприятия ОПК, экономическим содержанием которого является часть вновь созданной стоимости является главным результатом основной деятельности, что определяет экономический эффект. Применение системного подхода в расчете экономического эффекта определяется в том, что эффект вычисляется на «выходе» системы организации научно-производственного потенциала, а система показателей эффективности всех видов деятельности предприятия ОПК должна быть двойной и состоять из подсистемы показателей производительности и подсистемы показателей прибыльности производства, что нашли обоснована в экономической теории [2].

В организации научно-производственного потенциала   предприятия ОПК значительную роль занимают ресурсы, создающие “вход” системы. Теоретические основы формирования ресурсов предприятия ОПК в научные и литературе разработаны основательно. Состав и структуру ресурсов составляют трудовые, материальные ресурсы, основные производственные фонды, финансовые, информационные и организационные ресурсы. Выбор наиболее важных ресурсов из огромного их количества является сложной проблемой, существующей в науке. Трудовые ресурсы определяют экономически активную, работоспособную часть населения, обладающая физическими и культурно – образовательными возможностями для участия в экономической деятельности предприятия ОПК. Технологическая база   предприятия ОПК напрямую зависит от инновационного ресурса предприятия ОПК, восприятие достижений научно – технического процесса, развития наукоемких производств. Развитие нанотехнологий на промышленных предприятиях ОПК ставит более важную проблему адаптации людей к достижениям новой науки и их использования. Энергия представляет своеобразный ресурс   производства, трансформирующийся из одного вида в другой. Энергосбережение является качественной характеристикой научно-производственного процесса.

Научно-производственный потенциал   предприятия ОПК зависит от использования основных производственных фондов которые являются одним из важнейших видов его ресурсов. Состояние основных научно-производственных фондов предприятий ОПК зависит от физического и морального износа средств производства, что предопределяет потерю производительности и ухудшению других технико-экономических показателей научно-производственного потенциала предприятий ОПК. Воспроизводство основных производственных фондов, обеспечивает стабилизацию производственных возможностей   предприятия ОПК при условии простого воспроизводства, а рост этих возможностей путем инвестирования производства обеспечивает распространенное воспроизводство научно-производственного процесса. Инновационно-технологическое развитие основных производственных фондов имеет динамический характер, поскольку в процессе производства их экономические характеристики претерпевают качественные и количественные изменения. Финансовые ресурсы предприятия ОПК определяются денежными средствами, создают все элементы его капитала. Денежные отношения превращаются в финансовые, когда движение денег приобретает известную самостоятельность. В условиях реализации продукции формируются денежные доходы, то есть финансовые ресурсы   предприятия ОПК, которые используются далее. Темы научно-технического прогресса меняют роль информационного обеспечения, что является более важным необходимым нематериальным фактором эффективного функционирования производственной деятельности   предприятия ОПК. Благодаря своим особенностям информация выдвигается на приоритетное место ресурса устойчивого развития, нового образа будущего, где главным средством решения глобальных проблем становится интеллект человека. Информация фактически признана необходимым ресурсом современного производства и является неотъемлемой сложной частью научно-производственного потенциала   предприятий ОПК [2].

Совокупные ресурсы создают «вход» системы организации научно-производственного потенциала   предприятия ОПК одновременно по всем основным факторам производства: земельным ресурсам, трудовым ресурсам, капиталу и нематериальным ресурсам, определяют об’ объективную основу рыночного спроса предприятий ОПК на ресурсы и использование их в производственном процессе. Земельные ресурсы являются объективно необходимым пространственным базисом создания   предприятия ОПК. Земельный участок и размещенные на нем объекты недвижимости участвуют в производственном процессе, обусловливают необходимость учета природного фактора научно-производственного потенциала   предприятия ОПК. Трудовые ресурсы предприятий ОПК являются составной частью человеческих ресурсов страны. Создание необходимых условий к трудовой деятельности самых продуктивных верст населения, мотивация трудовых ресурсов к инновационной деятельности, обеспечивает на промышленном предприятии конкурентоспособное производство. Живая работа и интеллектуальный ресурс приводят в движение основные элементы научно-производственного процесса предприятий ОПК, координируются для достижения общей цели и результатов. Капитал предприятия ОПК является саморастущей стоимости, авансированная инвестором в производство с целью получения прибыли, определяется как совокупность средств производства и один из его факторов наряду с другими факторами должен получать награду пропорционального вклада и тому подобное. Капиталоемкость предприятия ОПК показывает эффективность использования авансированного капитала. На отечественных предприятиях ОПК по сравнению с развитыми странами, параметр капиталоемкости не позволяет выдерживать международной конкуренции. Аномальная задолженность принципиально отличает капиталоемкость в России от капиталоемкости стран с развитой рыночной экономикой. В аспекте национальной финансовой конкурентности существенное значение имеет, степень инфляционной “связи” стоимости капитала и добавленной стоимости. В отличие от эффекта масштаба, который должен приводить к снижению капиталоемкости по мере экономического роста, инфляция, а точнее необходимость защиты активов от обесценивания, требует внесения повышательных корректировок в их стоимость [3]. Предпринимательство является более важным нематериальным фактором системы организации научно-производственного потенциала   производства, сущность которого заключается в наиболее эффективном комбинировании и использовании земельных ресурсов, капитала и труда с целью удовлетворения потребностей потребителей средствами, отличными от конкурентов. Что и дает возможность получить предпринимательский доход. Как показывает мировой опыт, именно предпринимательство является мощным “локомотивом», способным существенно ускорить реформирование отечественной экономики на рыночных началах, что позволит обеспечить надлежащий рост объемов производства и благосостояния населения” предпринимательские творческие способности человека являются редкими ресурсами системы организации потенциала   предприятия ОПК [4]. За них следует платить больше, чем за другие ресурсы. Предпринимательские способности способствуют получению дохода, который они создают своей инновационной и организаторской деятельностью. В рыночных условиях получение прибыли всегда связано с предпринимательским риском и не гарантируется предпринимателю, а вознаграждение за потраченные ресурсы, время, деньги может быть представлена как прибыль, так и убыток. Предприниматель рискует вложенным капиталом в условиях инвестиционных рисков. Их оценка, прогнозирование, усовершенствование, для отечественных предпринимателей, должна быть такой, при которой каждому инвестору было бы выгодно осуществлять инвестиционную деятельность. Ресурсы  предприятия ОПК создают, в процессе производства принимают форму факторов производства объективную основу научно-производственного процесса, воспроизводятся в научном и производственном потенциале   предприятия ОПК.

Если совокупные ресурсы предприятия ОПК являются качественным «входом» и соответствуют требованиям конкурентного рынка, то и качество научно-производственного процесса переработки «входа» в «выход» в системе организации научно-производственного потенциала   предприятия ОПК должна быть высокой. Научно-производственный процесс в системе организации научно-производственного потенциала предприятия ОПК происходит в композиции качеств и возможностей основных, вспомогательных обслуживающих процессов производства и их мобилизации по достижению целей предприятия ОПК. Для обеспечения научно-производственного процесса необходимы предметы, орудия труда и живой труд, организованные в пространстве и времени на каждом промышленном предприятии в зависимости от специфики предпринимательской деятельности. Научно-производственный процесс зависит от потребителей и заказчиков, что употребляют его продукцию, банков, активно взаимодействуют на конкурентном рынке, используют депозиты, превращают их в кредиты и инвестиции, обеспечивают обратную связь в системе организации научно-производственного потенциала   предприятия ОПК.

Количественную оценку производительной способности научно-производственного потенциала   предприятия ОПК предоставляет показатель производственной мощности [6]. Немалая роль в определении производственных мощностей принадлежит интегральной оценке производственных способностей хозяйственных звеньев. Сформировано понятие производственной мощности научно-производственного потенциала   предприятия ОПК и методов ее расчета, что были оправданы и дали толчок совершенствованию системы планирования объемов производства. Величина производственных мощностей должна отражать загрузку всех компонентов потенциала  предприятия ОПК; методы ее расчета должны оценивать возможность предприятий к освоению выпуска новой продукции, выявлять необходимость модернизации или расширения хозяйственных звеньев и тому подобное. Система определения производственных мощностей должна исходить из объективно обусловленных нормативов использования научно-производственного потенциала. С помощью нормативов промышленное предприятие устанавливает требования к эффективности использования ресурсов, вводит эталоны сравнения затрат и результатов хозяйствования. Поэтому нормирование должно охватывать все элементы научно-производственного потенциала предприятия ОПК. Величина мощности научно-производственного потенциала предприятия ОПК и степень ее объективности в значительной мере обусловлены единицами измерения. В последние годы ведется активный поиск измерителей, позволяющих получать, независимо от программы производства, данные о возможности предприятия ОПК; обеспечивают расчетный связь между мощностью научно-производственного потенциала и заданием по выпуску продукции. Кроме этого, они должны быть сквозные для всех уровней управления. Трудозатратные измерители производственной мощности не корреспондируются с произведенной продукцией, поскольку затраты труда не всегда адекватно отражают возможности научно-производственного потенциала   предприятия ОПК. Предлагаются и другие единицы измерения производственных мощностей: мощность потенциала машиностроительных предприятий определено рассчитывать на основе детале-операций, относительно каждого вида оборудования [5]. Реализация этого замысла на практике требует нормирования затрат времени и средств для технологической паспортизации всех рабочих мест и поэтому подсильна предприятиям ОПК с большими масштабами производства.

Экономике как сложной системе, вообще присущ вероятностный характер поведения. Как известно, планы промышленных предприятий выполняются не равномерно. Вследствие этого на некоторых фазах производства создается избыточная продукция при недостатке ее на других. В результате на предприятиях ОПК могут возникать довольно серьезные диспропорции, что обусловливают необходимость иметь соответствующий компенсационный механизм, одним из элементов которого есть резервные производственные мощности. Резервные производственные мощности помогают поддерживать сбалансированность всех фаз воспроизводства потенциала   предприятия ОПК, особенно при возникновении неожиданных краткосрочных пиков спроса; открывают пространство хозяйственного маневра, необходимый для поддержания устойчивости экономической системы. Без резервных, свободных мощностей научно-производственный потенциал предприятия ОПК отличается большей инертностью. Резервные производственные мощности позволяют блокировать возникающие диспропорции между возможностями отдельных производств и, тем самым, пресекая распространение сбоев на сеть, связанных между собой распределением труда производственных и хозяйственных звеньев. Резервные производственные мощности на подготовку производства и освоение выпуска новой продукции предназначаются лишь для компенсации снижения использования мощностей предприятия ОПК, связанного с переналадкой, переоснащением, перекомпоновки технологических систем, переобучением кадров. В случае, когда мощности потенциала предприятия ОПК совпадают с объемом производства, вопросы качества и обновления продукции переносятся на более позднее время. Научные идеи далеко не всегда рождаются в соответствии с установками планов, а темпы научно-технического прогресса объективно не зависят от субъективных желаний и интересов. Ускорение инновационного развития экономики и промышленных предприятий требует формирования резервных мощностей, предназначенных для освоения изобретений, способных дать толчок развитию потенциала   предприятия ОПК. Резервная производственная мощность временно не используется для выпуска продукции, а резервируется с целью повышения адаптивности научно-производственного потенциала   предприятия ОПК к условиям внешней среды. Обоснование направлений и уровня использования производственной резервной мощности повышает загрузку научно-производственного потенциала   предприятия ОПК.

Научно-производственный потенциал  предприятия ОПК не остается неизменным и определяется материальными и нематериальными предпосылками ускорения научно-технического прогресса. Чем выше научный и технологический уровень научно-производственного потенциала и степень его использования, тем мощнее материально-техническая база   предприятия ОПК, шире горизонты внедрения инноваций, больше возможностей для совершенствования и увеличения масштабов научно-производственного процесса. Определения эффективности научно-производственного потенциала предприятия ОПК играет большую информативную роль и помогает устранить противоречия, возникающие при оценке его конкурентоспособности, дает комплексное представление о степени использования ресурсов и резервов производственной деятельности предприятия ОПК.

Вывод. Научно-производственный потенциал предприятия ОПК является совокупностью качеств системы взаимосвязанных ресурсов, возможностей научно-производственного процесса и их мобилизация в условиях инновационной стратегии предприятия ОПК в достижении конкурентных преимуществ с учетом влияния внешней среды.

Рациональная организация научно-производственного потенциала   предприятия ОПК определяется совокупностью принципов, имеющих определенные закономерности, которые необходимо учитывать при решении организационных задач производства.

Список использованной литературы 

  1. Ермохин Е.А. Модель структуры производственной программы научно-производственного предприятия / Е.А. Ермохин // В книге: Гагаринские чтения – 2018. Сборник тезисов докладов XLIV Международной молодёжной научной конференции. 2018. С. 214-215.
  2. Левин Ю.А. Реализация научно-технологического потенциала: федеральный, региональный и производственный аспекты инновационного развития экономики / Ю.А. Левин, М.Т.Виситаев // Научные исследования и разработки. Экономика. 2020. Т. 8. № 2. С. 73-76.
  3. Тертышник М.И. Научно – технический уровень производства и производственный потенциал предприятия / М.И. Тертышник // В сборнике: Человеческий капитал как важнейший фактор постиндустриальной экономики. Cборник статей по итогам Международной научно-практической конференции. 2017. С. 124-127.
  4. Трушин О.А. Организационные механизмы повышения эффективности развития научно-производственного потенциала предприятий / О.А. Трушин // В сборнике: Формирование финансово-кредитных механизмов обеспечения стабильности и экономического роста с учетом перспектив развития интеграции в ЕАЭС. Материалы международной научно-практической конференции. 2016. С. 262-265.
  5. Тютчева О.М Возможности использования мер государственной поддержки развития научно-производственного потенциала / О.М. Тютчева // В сборнике: Формирование финансово-кредитных механизмов обеспечения стабильности и экономического роста с учетом перспектив развития интеграции в ЕАЭС. Материалы международной научно-практической конференции. 2016. С. 260-262.
  6. Федулова Н.Н. Роль производственного потенциала в развитии производственного предприятия / Н.Н. Федулова // Студенческий форум. 2019. № 32 (83). С. 63-65.




Московский экономический журнал 10/2020

УДК 658.511.3

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10665

РЕЗУЛЬТАТИВНОСТЬ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ НА ПРЕДПРИЯТИЯХ ОПК

EFFICIENCY AND EFFECTIVENESS OF RESEARCH AND PRODUCTION UNITS AT DEFENSE INDUSTRY ENTERPRISES

Юриков Александр Евгеньевич, аспирант Балтийский государственный технический университет «ВОЕНМЕХ» им. Д.Ф. Устинова, г. Санкт-Петербург

Yurikov A.E., lipton36.36@gmail.com

Аннотация. В статье проанализированы сущность результативности и эффективности деятельности научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК. Исследованы теоретические аспекты эффективности деятельности предприятия, а также методы разработки практических рекомендаций относительно путей и направлений повышения эффективности деятельности предприятия с учетом особенностей предприятия как открытой системы. Структурированы факторы, влияющие на результативность деятельности научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК. Сформирована система показателей эффективности деятельности научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК.  

Summary. The article analyzes the essence of the effectiveness and efficiency of scientific and production divisions at the defense industry enterprises. The theoretical aspects of the company’s performance are studied, as well as methods for developing practical recommendations on ways and directions to improve the efficiency of the enterprise, taking into account the features of the enterprise as an open system. The factors that affect the performance of research and production units at defense enterprises are structured. A system of performance indicators for research and production units at defense enterprises has been formed. 

Ключевые слова: эффективность организации производства, научно-производственное подразделение, предприятие ОПК, управление научно-производственными процессами.

Keywords: efficiency of production organization, scientific and production division, defense industry enterprise, management of scientific and production processes.

Постановка проблемы. В современных конкурентных условиях требует решения проблема медленного роста эффективности деятельности отечественных научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК. Актуальное значение приобретает подробный анализ сущности экономической деятельности предприятия с использованием системного подхода, исследование составляющих экономической деятельности и необходимых управленческих решений, обеспечивающих их четкое целенаправленное функционирование, что способствует обеспечению высокого конечного результата функционирования научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК в виде достижения запланированной прибыли, рентабельности, производительности труда.

В таких условиях необходимо проводить оптимизацию основных технико-экономических показателей деятельности научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК, осуществлять реализацию маркетинговых планов в соответствии с запланированными показателями экономической деятельности. Указанные действия будут способствовать согласованию интересов производителей и потребителей продукции, что составляет основу сочетания экономического и социального эффектов.

Главный фактор, определяющий эффективность работы научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК – их соответствие запросам потребителей. Если потребители считают, что предложенный товар не имеет конкурентного преимущества, они проигнорируют его, а предприятие потеряет прибыль. Сегодня, по мнению потребителей, удачным считается предприятие, которое удовлетворяет их потребности наиболее эффективно. Потребности рынка формируются внешней средой – изменениями в демографической структуре населения, уровню экономического благосостояния, технологиями, политикой, а также изменениями в культуре и ценностях.

Краткий анализ последних исследований и публикаций. Исследование теоретических аспектов эффективности деятельности предприятия и разработка практических рекомендаций относительно путей и направлений повышения эффективности деятельности предприятия с учетом особенностей предприятия как открытой системы является актуальной задачей. Комплексному рассмотрению этой проблемы посвящены работы многих отечественных и зарубежных ученых: И. Бланка, М. Герасимчука, В. Горфинкеля, В. Грузинова, Н. Долишнего, В. Камаева, А. Лившица, И. Лукинова, С. Мочерного, П. Орлова, Ю. Палкина, К. Макконнелла и др.

Результативность связана с производственными, технологическими и управленческими процессами научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК. В конкурентных условиях результативность деятельности предприятий ОПК следует понимать как меру точности управления, которая характеризуется достижением ожидаемого состояния объекта управления и цели управления. В условиях конкурентной борьбы главной целью деятельности предприятий является желание достичь успеха. Для того, чтобы быть успешной в течение длительного времени, чтобы выжить и достичь своих целей, предприятие должно быть как эффективным, так и результативным.

Основой повышения эффективности деятельности и конкурентоспособности научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК являются научно-практические рекомендации по вопросам согласования цены с техническим уровнем и качеством продукции.

Выделение нерешенных частей общей проблемы. Несмотря на значительное количество научных разработок и исследований, вопросы управления именно эффективностью организации производственной деятельности научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК требуют дальнейшего изучения.

Постановка задачи. Цель исследования-исследовать теоретико-методическую основу процесса управления эффективностью деятельности научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК.

Основные результаты исследования. Обеспечение систематического управления эффективностью организации производственной деятельности на предприятии, что обеспечивает экономическое развитие научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК.

Результативность деятельности современного предприятия определяется как внутренними, так и внешними факторами. Внутренними составляющими результатов деятельности предприятия и работы персонала условия и результаты труда. Также значительное влияние оказывает внешняя среда: действия конкурентов, ситуация на рынке, появление и развитие новых технологий, величина капитала и условия привлечения инвестиций в производственную деятельность.

Результативность научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК определяется системой факторов:

  • экономический и производственный потенциал научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК как системы;
  • сбалансированность составляющих предприятия;
  • процессы на всех стадиях круговорота основных и оборотных средств;
  • уровень развития всех подсистем научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК (в частности подсистем, определяющих действенность обеспечения организации производства – энергетическое, ремонтное, складское, транспортное хозяйство);
  • рациональность соотношения между результативностью хозяйственной и результативностью финансовой деятельности;
  • сбалансированность активной и пассивной реакциями научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК на адаптацию.

Критерий эффективности – это приближенное выражение критерия рациональности в принятии решения. Поэтому в процессе измерения или оценки эффективности, нужно знать, какие ценности максимизируются. Определив их, нужно измерить степень достижения этих ценностей. Следующая задача-сочетание степени достижения ценностей с конкретной практической деятельностью, то есть прогноз того, какие результаты будут достигнуты, если выбрать именно этот вариант управления. А в конечном итоге необходимо сопоставить эти результаты с затратами выбора.

Процесс производства осуществляется через сочетание факторов:

  • средств труда (основные средства);
  • предметов труда (оборотные средства);
  • рабочей силы (трудовые ресурсы).

На производство влияет финансовое состояние предприятия, а также определенные организационные, управленческие, технологические и другие преимущества, отражаемые как нематериальные ресурсы. 

Поэтому за оценку расходов логично взять оценку всех перечисленных ресурсов. Исходя из этого можно дать такое определение эффективности: эффективность предприятия представляет собой комплексную оценку конечных результатов использования основных и оборотных средств, трудовых и финансовых ресурсов и нематериальных активов за определенный период времени.

При этом следует иметь в виду, что в конкретных условиях на эффективность деятельности научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК могут влиять и другие факторы. Но для предприятия, которое действует в условиях рынка, учет указанных факторов гарантирует достижение поставленных целей [5].

Наиболее обоснованные точки зрения по этой проблематике можно объединить в границах таких трех подходов:

  1. Ресурсный подход – экономический результат сравнивается с экономической оценкой научно-производственных ресурсов;
  2. Затратный подход – экономический результат соотносится с текущими затратами;
  3. Ресурсно-затратный подход – во внимание принимается как определенная оценка имеющихся научно-производственных ресурсов, так и оценка текущих расходов. В случае использования ресурсно-затратного подхода возникает проблема двойного счета [4].

Каждый из указанных выше подходов относительно сущности результатов производства и сущности затрат имеет свои преимущества и недостатки, и целесообразность их использования определяется конкретными обстоятельствами и поставленными задачами.

Существуют следующие общие направления, по которым определяется эффективность:

  • оценка эффективности производства;
  • оценка эффективности научной деятельности;
  • оценка эффективности менеджмента;
  • оценка эффективности подразделения (микроуровень);
  • оценивание эффективности предприятия (макроуровень).

Также применяется оценка эффективности производства с целью обеспечения оптимальной стратегии управления. Исследуется прежде всего эффективность использования ресурсов научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК.

Широко распространено оценивание эффективности научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК  с целью определения его привлекательности как потенциального объекта инвестирования. Такое оценивание может осуществляться самим предприятием, потенциальным инвестором или же третьей стороной [6]. При этом портфельные инвесторы, как правило, довольствуются финансовыми показателями эффективности, а стратегических инвесторов в основном интересует комплексная оценка эффективности.

Деятельность научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК  и организация научно-производственных процессов характеризуется рядом сильных сторон и возможностей, а также имеет свои слабые стороны и угрозы.

Сильные стороны: значительный опыт работы, соблюдение технологий производства, обеспечение надлежащего качества продукции, серийное производство ограниченной номенклатуры продукции.

Возможности: выход и сотрудничество с оптовыми заказчиками, улучшение состояния смежных отраслей, применение международной стандартизации и сертификации, развитие дизайнерских идей, модернизация производства, расширение ассортимента.

Слабые стороны: моральный на физический износ оборудования и основных средств, недостаточная загрузка научно-производственных мощностей, недостаток оборотных средств, текучесть кадров и недостаточная заработная плата, недостаточная квалификация части нового научно-производственного персонала, высокая стоимость импортного сырья, высокая стоимость энергоносителей, высокая себестоимость продукции, несоответствие соотношения цена/качество продукции.

Угрозы: доступный по цене импорт и высокая конкуренция, низкая покупательная способность населения, невыгодные условия кредитования, недостаток качественного отечественного сырья, неэффективные каналы сбыта продукции, недостаточное защиты интеллектуальных прав на продукцию.

Инструментами решения слабых сторон и снижение действия угрожающих факторов является использование концепции «бережливого производства», что предполагает реализацию следующей системы мер:

  • система TPM (Total Productive Maintenance – «Всеобщая эксплуатационная система»): оптимизирует технологические процессы, осуществляет управление пространством и временем с целью выявления проблемных участков потери всех видов ресурсов на основе формирования нового мышления и экономного поведения сотрудников; охватывает основные виды деятельности: проектирование, производство и управление. Внедрение системы ТРМ направлено на устранение основных видов потерь: времени функционирования оборудования, вызванное выходом из строя оборудования; энергоресурсов, сырья, материалов.
  • система 5S (сортировка; рациональное расположение, уборка, стандартизация, совершенствование); предусматривает уборку, рационализацию рабочих мест, поддержание порядка;
  • Кайдзен (kaizen) – непрерывное самосовершенствование;
  • система быстрой переналадки SMED (Single-Minute Exchange of Die – переналадка/переоснастка оборудования менее чем за 10 минут). Операции переналадки поделены на две категории: внутренние действия, которые выполняются после остановки оборудования) и внешние действия, которые выполняются до остановки оборудования) переналадки. Преобразования большего числа внутренних операций во внешние позволяет сократить время переналадки оборудования;
  • система общего управления качеством (TQM) – направлена на качество через удовлетворение потребностей потребителей, получение выгоды для работников научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК  и общества в целом [3].

Для получения предприятием максимально высоких результатов необходимо наиболее полно реализовать ее рыночные возможности и достаточно обеспечить максимально высокий уровень ее внутренней эффективности.

Следовательно, значение эффективности как экономической категории в деятельности предприятия проявляется в том, что предприятие только тогда может считаться успешным и конкурентоспособным, когда все запланированные цели были достигнуты. Основными составляющими успеха организации являются:

  • выживание предприятия, что базируется на периодической смене целей, их выбора, в соответствии с изменяющимися потребностями внешней среды;
  • результативность и эффективность предприятия;
  • производительность, которая является критически важным фактором для того, чтобы научно-производственное подразделение могло выжить и достичь успеха в условиях конкуренции;
  • практическая реализация управленческих решений, направленных на достижение запланированных действий [1].

Система показателей эффективности производства (деятельности), с учетом вышеупомянутых принципов, должна включать несколько групп:

1) обобщающие показатели эффективности производства (деятельности);

2) показатели эффективности использования труда (персонала);

3) показатели эффективности использования производственных (основных и оборотных) средств;

4) показатели эффективности использования финансовых средств (оборотных средств и инвестиций).

Каждая из этих групп включает определенное количество конкретных абсолютных или относительных показателей, что характеризуют общую эффективность хозяйствования или эффективность использования отдельных видов ресурсов (табл. 1).

Формирование систему показателей эффективности деятельности субъектов хозяйствования, происходит с соблюдением определенных принципов:

  • обеспечение органически взаимосвязи критерия и системы конкретных показателей эффективности деятельности;
  • отображение эффективности использования всех видов ресурсов;
  • применение показателей эффективности к управлению различными подсистемами производства на предприятии;
  • стимулирующая функция ведущих показателей в процессе использования имеющихся резервов роста эффективности производства [2].

Практическое использование показателей эффективности направлено на достижение таких целей:

  • оценка и обобщение эффективности деятельности производственных подразделений и функциональных служб с последующим определением приоритетных направлений мотивации и реальных механизмов влияния на положительную динамику деятельности в будущем;
  • сравнение уровней эффективности хозяйствования, достигнутых данным научно-производственным подразделением предприятия ОПК и его конкурентами на рынке, с целью предотвращения снижения престижа и конкурентоспособности в сфере бизнеса.

Выводы. Основными задачами деятельности научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК  на ближайшую перспективу должны стать:

  • развитие научно-производственной базы;
  • проведение реконструкции и технического переоснащения с созданием условий для вертикальной интеграции производства, в том числе с привлечением иностранных инвестиций и технологий;
  • оптимизация структуры предприятий с целью усиления конкурентоспособности и гибкости производства;
  • создание системы защиты внутреннего рынка и стимулирования отечественного производителя;
  • развитие сети продвижения товаров на рынке.

Уровень экономической результативности деятельности субъектов хозяйствования является материально-финансовой базой для решения основных социальных проблем. С учетом именно этого важного обстоятельства каждому научно-производственному подразделению на предприятиях ОПК  надо постоянно оценивать эффективность своей деятельности. Лишь умелое использование всей системы перечисленных путей может обеспечить достаточные темпы роста эффективности деятельности научно-производственных подразделений на предприятиях ОПК.

Литература

  1. Беркутова Т.А. Механизмы диверсификации предприятий оборонно-промышленного комплекса в условиях военно-гражданской интеграции / Т.А. Беркутова // Ижевск, 2017.
  2. Вяткин Е.С. Проблемы импортозамещения в оборонно-промышленном комплексе страны в условиях санкционной политики / Е.С. Вяткин // В сборнике: Актуальные проблемы управления, экономики и права: научные подходы студентов и аспирантов. Сборник научных работ. Отв. ред. А.Е. Илларионов, А.И. Новиков. Владимир, 2018. С. 58-62
  3. Горшкова Л.А. Тенденции структурных изменений в оборонно-промышленном комплексе / Л.А. Горшкова, Б.Н. Поплавский, С.Л. Макаров // В сборнике: Актуальные проблемы управления. Сборник научных статей по итогам VI Всероссийской научно-практической конференции. Редколлегия: С.Н. Яшин, Ю.С.Ширяева. 2019. С. 132-137.
  4. Иванова Е.М. Клиентоориентированный подход в инновационном процессе предприятия ОПК / Е.М. Иванова // В сборнике: XVIII всероссийская научно-практическая конференция “Дни науки – 2018”. 70 лет ФГУП “ПО “МАЯК”. 2018. С. 50-54.
  5. Чернов А.Ю. Пути повышения результативности бюджетного финансирования НИР в условиях экономической неопределенности / А.Ю. Чернов // В сборнике: Современные тренды экономики. Научное обозрение (декабрь 2017 г.). Москва, 2017. С. 38-58.
  6. Черняков М.К. Иннодиверсификация / М.К. Черняков, М.М. Чернякова, Е.А. Разомасова, Н.В. Арутюнян // Конкурентоспособность в глобальном мире: экономика, наука, технологии. 2016. № 6 (18). С. 283-287.

References

  1. Berkutova T. A. Mechanisms of diversification of enterprises of the military-industrial complex in the conditions of military-civil integration / T. A. Berkutova // Izhevsk, 2017.
  2. Vyatkin E. S. problems of import substitution in the country’s military-industrial complex under the conditions of sanctions policy / E. S. Vyatkin // In the collection: Actual problems of management, Economics and law: scientific approaches of students and postgraduates. Collection of scientific papers. Ed. by A. E. Illarionov, A. I. Novikov. Vladimir, 2018. Pp. 58-62
  3. Gorshkova L. A. trends in structural changes in the military-industrial complex / L. A. Gorshkova, B. N. Poplavsky, S. L. Makarov // In the collection: current management problems. Collection of scientific articles on the results of the VI all-Russian scientific and practical conference. Editorial Board: S. N. Yashin, Yu. Shiryaev. 2019. P. 132-137.
  4. Ivanova E. M. client-Oriented approach in the innovation process of the defense industry enterprise / E. M. Ivanova // In the collection: XVIII all-Russian scientific and practical conference “Days of science – 2018”. 70 years of the FSUE “PO “MAYAK”. 2018. S. 50-54.
  5. Chernov A. Yu. ways to improve the effectiveness of budget financing of research in conditions of economic uncertainty / A. Yu. Chernov // In the collection: Modern trends of the economy. Scientific review (December 2017). Moscow, 2017. pp. 38-58.
  6. Chernyakov M. K. Innodiversification / M. K. Chernyakov, M. M. Chernyakova, E. A. Razomasova, N. V. Harutyunyan // Competitiveness in the global world: economy, science, technology. 2016. No. 6 (18). Pp. 283-287.




Московский экономический журнал 10/2020

УДК 331.1 

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10633

ФЕНОМЕН ВИРТУАЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

PHENOMENON OF VIRTUAL ORGANIZATIONS IN MODERN CONDITIONS

Михайлов Адриан Алексеевич, доцент кафедры «Управление персоналом», к.соц.н., доцент, Московский авиационный институт (национальный исследовательский университет), adrian7@list.ru

Федулов Владимир Иванович, ассистент кафедры «Управление персоналом», Московский авиационный институт (национальный исследовательский университет), vovanpal1@yandex.ru

Mikhaylov A.A., Associate Professor of Department «Human Resource Management», Candidate of Sociological Sciences, Associate Professor, Moscow Aviation Institute (National Research University)

Fedulov V.I., assistant of Department «Human Resource Management», Candidate of Technical Sciences, Moscow Aviation Institute (National Research University)

Аннотация. В статье рассматриваются феномен виртуальных организаций в современных условиях. Анализируются наиболее значимые технологии для HR, выявляется специфика внедрения элементов цифрового управления кадрами в компаниях. Отмечается, что применение высокотехнологичных кадровых практик оказывает положительный экономический и социальный эффект. Внедрение элементов виртуального офиса в деятельность компании становится определяющим фактором ее дальнейшего развития и обеспечения конкурентоспособности на рынке. В условиях пандемии COVID-19 значимость информационных технологий существенно усиливается. На первый план выходят следующие проблемы: обеспечение функционирования ИТ-систем предприятия и поддержки удаленных пользователей; обеспечение безопасности удаленной работы; совершенствование удаленной работы с персоналом и клиентами. В тоже время, диджитализация представляет собой относительно новый вызов для менеджмента, как науки и практики. Систематизация и анализ опыта компаний, успешно использующих цифровые инструменты HR, способен оптимизировать структуру предприятия и существенно повысить эффективность его деятельности.  

Summary. The article examines the phenomenon of virtual organizations in modern conditions, analyzes the most significant technologies for HR, reveals the specifics of the introduction of digital personnel management elements in socio-economic organizations. It is noted that the use of high-tech personnel practices has a positive economic and social effect. The introduction of elements of the virtual office into the company’s activities becomes a determining factor in its further development and ensuring competitiveness in the market. In the conditions of COVID-19 pandemic the importance of information technologies significantly amplifies. The following issues come to the fore: ensuring the operation of enterprise IT systems and supporting remote users; Secure remote operation Improve remote work with staff and customers. At the same time, digitisation represents a relatively new challenge for management as a science and practice. Systematizing and analyzing the experience of companies that successfully use HR digital tools can optimize the structure of the enterprise and significantly increase the efficiency of its economic activities.

Ключевые слова: виртуальная организация, виртуальный офис, управление персоналом, менеджмент, пандемия COVID-19.

Keywords: virtual organization, virtual office, personnel management, management, COVID-19 pandemic.

Пандемия вируса Covid-19 и последовавший за ним коронакризис резко актуализировали экономические тренды, наметившиеся еще в начале десятых годов текущего столетия. Вопреки расхожему мнению, глобальные катаклизмы не столько трансформируют сложившуюся конъюнктуру, сколько разгоняют некогда размеренную динамику комплексных системных изменений. Технологии сбора и анализа больших объемов данных начали активно развиваться во второй половине ХХ века, с каждой новой декадой ускоряя процесс собственной интеграции в различные сферы жизни общества. Именно благодаря повсеместному внедрению информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), появились принципиально новые формы организации человеческой деятельности, в т.ч. и виртуальные.

Считается, что прообразом и основой для развития виртуальных организаций явились сетевые организации. Сетевая организация представляет собой совокупность взаимодействующих фирм, объединяющих различные ресурсы и виды деятельности для предоставления разнообразных продуктов (товаров или услуг) определенному сегменту рынка [1]. Происхождение термина «виртуальная организация» установить достаточно сложно, однако широкое распространение термина «виртуальность» связывают с автором термина «виртуальная реальность» Джароном Ланье и пионером в области исследования виртуальной реальности Майроном Крюгером. Одними из первых, феномен виртуальной организации исследовали У. Давидоу и М. Малоун, которые утверждали, что виртуальный тип организации позволяет преодолеть главную проблему организационных структур – инерционность [2]. М. Кастельс, в свою очередь отмечал, что виртуальная компания является наиболее передовой формой современной организации [3]. Наиболее распространённый подход к определению сущности виртуальных организаций заключается в том, что виртуальные организации рассматриваются как созданные на основе сетевых, и их  суть не только в применении информационных технологий, а в гибкой, динамичной структуре, состоящей из проектных команд, которые мгновенно формируются для реализации проекта и также мгновенно распускаются. Такая организация представляет собой динамическую сеть, коммуникации внутри которой осуществляются посредством интернет- технологий [4].

Глобальные критические явления представляют собой мощный стимул развития уже оформившихся ранее в повседневной реальности тенденций. Сейчас мы имеем уникальную возможность наблюдать в режиме реального времени, как, на фоне дестабилизации привычной внешней среды и волатильности финансовых рынков, вызванной распространением вируса, такие относительно молодые для России сферы деятельности, как онлайн-сервисы, интернет-доставка, дистанционное образование, цифровые госуслуги и многие другие схожие направления, играют все большую роль в жизни потребителя и гражданина.

 Внедрение информационно-коммуникационных технологий является одним из ключевых факторов выживания современных предприятий. Необходимость повышения конкурентоспособности предприятия в наши дни тесно связана с интеграцией инновационных методик, в основе которых лежит использование цифровых инструментов управления производством, персоналом, финансами и т.д. [5]. Отдельные информационно-коммуникационные элементы, так или иначе, свойственны деятельности почти любого экономического агента, занятого в сфере услуг, либо в ином другом сегменте. Но, по мере роста компании, усложнения рыночного поля и расширении клиентской базы, перед менеджментом все отчетливее проявляется задача формирования полноценной ИКТ-системы, способной существенно повысить показатели эффективности конкретной организации (рис. 1).

Основной причиной актуализации потребности в создании ИКТ-системы для современного предприятия является неуклонно растущая значимость человеческого капитала организации. Виртуальные структуры зачастую позволяют максимально полно использовать интеллектуальный капитал работников наряду с информационными технологиями.

В России наблюдается стабильный рост применения цифровых технологий во всех сферах человеческой деятельности. Также, Российская Федерация сохраняет лидерство среди стран СНГ по индексу кибербезопасности. Тем не менее, затянувшийся режим самоизоляции, отмеченный вынужденным переходом на удаленную работу, для ряда компаний ознаменовался ростом опасений, связанных с возможным снижением эффективности экономической деятельности. Частично, эти факторы обусловлены неравномерным уровнем цифровизации в регионах по сравнению с крупными городскими агломерациями. Кроме того, влияние на общественное мнение оказывает здоровое опасение чрезмерного полагания на инновационные модели. Из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что внедрение ИКТ-систем, как и любых принципиально новых явлений и процессов, нуждается в комплексном анализе и проработанной стратегии интеграции.

Как было сказано выше, кризисные явления глобального характера усиливают наметившиеся ранее тренды во всех социально-экономических сферах. Так, в частности, введение режима самоизоляции существенно повлияло на развитие компаний, занятых доставкой товаров на дом, а также поспособствовало появлению курьерских служб в организациях, которые ранее обслуживали клиентов исключительно стационарно. Разумеется, массовый переход предприятий на удаленную работу не мог не оказать влияния на кадровый менеджмент, которому также пришлось реагировать на принципиально новые вызовы внешней среды. Свою лепту внесла и волатильность финансовых рынков, обусловившая необходимость антикризисных мер, в частности оптимизации штата и совершенствования практики дистанционной деятельности. Одним из наиболее востребованных управленческих мероприятий в обозначенных условиях является внедрение и модернизация совокупности организационных услуг коллективного пользования, известных под общим названием «виртуальный офис».

Неологизм «виртуальный офис» известен с конца 1970-х годов, хотя точное его происхождение сложно установить. Термин не имеет устоявшегося определения, поскольку его появление связано с ранней стадией развития Интернет-технологий – временем, когда потенциал Сети еще не был четко обозначен. Тем не менее, усилиями поставщиков данной услуги были сформулированы ее обязательные компоненты: электронный почтовый адрес, многоканальная телефония, IP-АТС и колл-центр. По мере того, как необходимость внедрения информационных технологий в бизнес-процесс неуклонно возрастала, инструментарий практики оборудования виртуального офиса заметно расширился.

Зачастую виртуальные офисы ассоциируются с фрилансом, однако данная точка зрения является ошибочной. Фриланс – деятельность свободных работников, частных специалистов, нанимаемых только для выполнения определенных работ и работающих, как правило, без заключения долговременного договора с работодателем [6]. Безусловно, фриланс может предполагать удаленную работу, однако отсутствует привязка к одному работодателю, его корпоративной культуре. Также может отсутствовать строго установленный режим работы.

К преимуществам использования виртуальных офисов относят возможности оптимизации кадрового состава организации, экономию времени и пространства, расширенное поле для удаленной работы, упрощение регистрации юридического лица, увеличение спектра бизнес-услуг и т.д.[7].  В тоже время управление персоналом виртуального офиса может сталкиваться с рядом сложностей, в частности: отсутствие оперативной связи с работником, нарушение сроков сдачи работы, невыполнение требований руководства и т.д.

Еще до коронакризиса сильно возросла значимость формирования на предприятии ИКТ-инфраструктуры для организации дистанционной работы распределенных офисных команд. Применяется подобная технология как для создания условий профессиональной деятельности отдельного специалиста, так и при организации коллективной проектной деятельности [8]. Решая управленческие задачи такого рода, кадровый менеджмент компании должен принимать во внимание необходимость формирования инновационной системы на основе информационно-коммуникационных технологий. Данная ИКТ-структура включает в себя следующие элементы:

  1. Модель виртуального делопроизводства. Реализация организационно-административных методов управления персоналом требует наличия и постоянного доступа к нормативным актам и иным документам компании. В режиме удаленной работы, эту функцию позволяет выполнять цифровая база данных, создаваемая внутри предприятия собственными усилиями специалистов по документообороту, либо внешнее программное обеспечение, приобретаемое на рынке по лицензии.
  2. Портал компании (или интранет). Являясь, по сути своей, частной сетью компании, интранет построен на протоколе совместного использования и обмена внутирорганизационной информацией. Данные, как правило, включают в себя категорированные списки сотрудников, контакты партнеров и заказчиков и клиентскую базу. Также, в условиях управления современным предприятием, особую значимость приобретает внутренний веб-сайт организации со свободным доступом для потенциальных потребителей и особыми сервисами, которыми могут пользоваться только сотрудники.
  3. Система управления взаимоотношениями с клиентами (CRM). Данная технология призвана наладить эффективное взаимодействие с клиентами, посредством сбора и анализа данных о покупателях и создания автоматизированной модели обслуживания клиентов. Резким толчком развития CRM послужил рост виртуального сектора услуг, завязанных на торговлю через интернет. Помимо повышения уровня обслуживания, CRM-система оказывает положительное влияние на рост продаж и оптимизацию маркетинга в организации.
  4. Система планирования ресурсов предприятия (ERP). На сегодняшний день, внедрение ERP-системы стало необходимым условием стабильного функционирования коммерческой организации. В основе модели лежит корпоративная стратегия, ориентированная на оптимизацию ресурсов предприятия, с помощью интегрированного пакета прикладного программного обеспечения. ПО, в свою очередь, формирует общую модель данных и процессов для всех сфер деятельности компании.

В настоящее время, все больше компаний перенимают черты виртуальных организаций. Пандемия коронавируса усилила данную тенденцию. Вынужденный переход на дистанционной формат работы не только существенно увеличил степень применения цифровых технологий, но и позволил компаниям увидеть в этом ряд преимуществ. Согласно опросу, проведенным Исследовательским центром портала Superjob.ru, 21% компаний после завершения режима самоизоляции оставят персонал работать из дома, причем из них – 4% планирует оставить работать персонал из дома на постоянной работе [9].

Следует отметить, что причины роста количества виртуальных организаций связаны не только с негативными влияниями внешней среды, о которых говорилось выше, но и с необходимостью совершенствования традиционной методологии корпоративного функционирования. Понимая под виртуальной организацией тип предприятий, базирующихся на инновационных технологиях и интеллектуальном капитале, можно утверждать, что данные категории, так или иначе, затрагивают широкий спектр социально-экономических акторов. Диджитализация производственного процесса компании ставит принципиально новые условия организации кадрового менеджмента. В первую очередь, стоит упомянуть структурную трансформацию организации, требующую инновационного подхода со стороны управленческого звена. Так, компаниям, использующим технологии виртуального офиса свойственна приоритезация принципа горизонтальных связей при сохранении формальной соподчиненности сотрудников и отделов. Происходит это потому, что современному предприятию для успешного функционирования нужны самостоятельные высококвалифицированные кадры, деятельность которых не может управляться стандартными методами. По этой причине, более совершенные и своевременные кадровые стратегии, которые будут более эффективно управлять данной категорией персонала.

Другим новшеством виртуальных организаций является применение актуальных цифровизации инструментов оценки штатных сотрудников и кандидатов на вакантную должность. Профессиональная деятельность, требующая от работника наличия креативного мышления, нуждается в максимально точном выявлении «гибких» навыков, основанных на совокупности когнитивных и эмоциональных личностных качеств. Одним из инновационных методов подобной практики, на сегодняшний день, служит геймификация – внедрение в процесс оценки игровых элементов, ориентированных на анализ подходов к решению проблем, готовности рисковать, мотивационных ориентаций и т.д.[10]. Данная методология зарекомендовала себя в рекрутинговой деятельности ряда крупных организаций, заинтересованных в привлечении молодых специалистов.

Также стоит отметить, что диджитализация организационной структуры делает систему более открытой, за счёт наличия веб-сайтов и корпоративных порталов. Таким образом, возрастает влияние имиджа компании и репутационный облик в восприятии клиентов и потенциальных инвесторов. Эти аспекты находят отражение в потребности менеджмента уделять особое внимание внешним атрибутам компании (таким, как логотип брэнда или дизайн электронного ресурса) и, что не менее важно, соблюдению этических норм, в соответствии с принципами организации бизнес-процессов.

Все вышеперечисленное создаёт феномен виртуальной организации, отличающейся структурой, моделями управления и связей с клиентами и внешними институтами, при сохранении ряда традиционных функций и направлений деятельности менеджмента.

Список используемой литературы

  1. Hakanson H. Evolution Processes in Industrial Networks. In: Industrial Networks.A new Viev of Reality. London: Routledge. 1988.
  2. Davidow W. H., Malone M. S. The Virtual Corporation. Structuring and Revitalizing the Corporation for the 21th Century, Harper Collins, N. Y., 1992.
  3. Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. – М., 2000.
  4. Кузнецов Ю.В., Мелякова Е.В. Формирование и развитие виртуальной организации // Научный журнал НИУ ИТМО. Серия «Экономика и экологический менеджмент». – 2015. – №4. С. 248-256.
  5. Михайлов А.А. Федулов В.И. Особенности автоматизации HR-процессов в Российских компаниях // Вестник академии знаний. – 2020. № 2 (37). С. 194-199.
  6. Тихонов А.И., Михайлов А.А., Федотова М.А. Управление человеческими ресурсами: организационные и социально-экономические механизмы управления трудом работников предприятий аэрокосмической отрасли: учебное пособие. – Ставрополь: Логос, 2019. – 105 с.
  7. Михайлов А.А., Федулов В.И. Тенденции развития российского рынка информационно-коммуникационных технологий в современных условиях // Естественно-гуманитарные исследования. – 2020. – №29(3). С. 226-233.
  8. Тихонов А.И. Основные задачи Российских компаний, решаемые с помощью HR-аналитики. 2020. № 28 (2). С. 262-266.
  9. Каждая пятая компания, где сейчас действует удаленка, продлит ее и после окончания карантина [Электронный ресурс].  URL: https://www.superjob.ru/research/articles/112374/kazhdaya-pyataya-kompaniya/
  10. Просвирина Н.В. Внедрение инструментов геймификации в управлении персоналом организации // Вестник академии знаний. – 2020. № 2 (37). С. 280-286.
  11. Тихонов А.И. Сазонов А.А. Особенности трансформации систем управления проектами в среде цифрового бизнеса// Вестник академии знаний. – 2020. № 2 (37). С. 331-336.
  12. Семина А.П. Автоматизация процесса управления персоналом // Вестник академии знаний. 2020. № 1 (36). С. 216-221.
  13. Tikhonov A.I.  (2019) The use of networking in staff recruitment: recommendations and referral programs.  Amazonia Investiga.  8 (19), 521-528.




Московский экономический журнал 9/2020

УДК 61:338.24:616.31-036.22

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10664

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ РЫНКА ЧАСТНЫХ СТОМАТОЛОГИЧЕСКИХ КЛИНИК В УСЛОВИЯХ ПАНДЕМИИ

FEATURES OF THE MARKET DEVELOPMENT OF PRIVATE DENTAL CLINICS IN THE CONDITIONS OF THE PANDEMIC

Гасайниева Убайдат Буньяминовна, Волгоградский государственный медицинский университет 

Косинова Наталья Николаевна, д.э.н., профессор кафедра экономики и менеджмента, Волгоградский государственный медицинский университет 

Gasiyeva Obaidat Beniaminova, Volgograd state medical University

Kosinova Natalia Nikolaevna, doctor of Economics, Professor, Department of Economics and management , Volgograd state medical University

Аннотация. Из-за пандемии коронавируса порядок оказания медпомощи по профилю “стоматология” скорректирован в соответствии с эпидемиологическими требованиями. Это касается как взрослых, так и детских городских стоматологических клиник, причем не только государственных, но и частных. Сейчас клиники продолжают оказывать помощь пациентам только при заболеваниях и состояниях, требующих оказания экстренной стоматологической помощи (при внезапных острых заболеваниях). Стоматологическая практика – это бизнес с высоким показателем дохода, который показал лучшую способность противостоять рецессиям, чем большинство отраслей.

Summary. Due to the coronavirus pandemic, the procedure for providing medical care in the “dentistry” profile has been adjusted in accordance with epidemiological requirements. This applies to both adults and children’s city dental clinics, not only public ones, but also private ones. Now clinics continue to provide assistance to patients only for diseases and conditions requiring emergency dental care (in case of sudden acute illnesses). Dental practice is a high-income business that has shown better recession-resisting capabilities than most industries.

Ключевые слова: пандемия COVID-19, стоматологические клиники,  рынок стоматологических услуг, пострадавшие от коронавируса, затраты и формирование цены медицинских услуг, доходы, расходы, спрос и предложение, деньги.

Keywords: pandemic COVID-19, dental clinics, dental services market affected by coronavirus, costs and pricing of medical services, income, expenses, supply and demand, money.

ВВЕДЕНИЕ

Распространение коронавируса COVID-19 затронуло большинство стран мира. Важно оценить и то, как распространение коронавируса COVID-19 повлияло на само здравоохранения – прежде всего с точки зрения его возможности эффективно реагировать на ситуацию с распространением коронавируса [3].

При этом данная ситуация официально не признается эпидемией.

Россия относится к числу стран, в которых число зарегистрированных заболевших относительно невелико. Из-за осложнения ситуации с распространением коронавируса стоматологические клиники всех организационно-правовых форм переводятся на режим оказания помощи только в экстренной или неотложной форме (плановая – не оказывается).  В итоге, это привело к тому, что Представители частной медицины и общественной организации «Опора России» просят правительство внести здравоохранение в список отраслей, наиболее пострадавших от COVID-19.

ЦЕЛЬ РАБОТЫ

 Рассмотреть  особенности развития рынка частных стоматологических клиник в условиях пандемии.

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

 В ходе написания статьи был проведен контент-анализ публикаций СМИ, а также использованы приемы анализа и синтеза. 

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Объем рынка стоматологических услуг в России в 2019 г. составил 271,1 млн. приемов (рис.1). При этом, рынок стоматологических услуг России ограничен рядом факторов:

  • низкая покупательская способность населения вследствие низких доходов,
  • низкая заинтересованность в профилактике и своевременном лечении: менталитет россиян таков, что значительная часть населения идет к стоматологу, только, когда «прижмет»,
  • «непросвещенность» населения о значении ряда стоматологических процедур, например, многие не видят смысла в профессиональной чистке или в брекетах,
  • дороговизна стоматологических услуг.

На основании рисунка можно сделать выводы, что в первом полугодии 2020 году наблюдается снижение объемов рынка стоматологических услуг по сравнению с  2019 г – на 17,5%. Причины этому следующие:

  • ограничительные меры, при которых посещение клиники ограничено экстренными случаями,
  • снижение доходов населения, на первый план вышли расходы на продукты питания и другие обязательные расходы,
  • закрытие ряда стоматологических клиник и кабинетов из-за режима самоизоляции.

При этом, стоматологическая практика не входит в Перечень отраслей, наиболее пострадавших от коронавируса.

Из-за строгого режима самоизоляции и запрета на оказание плановой медпомощи в некоторых регионах выручка упала на 80% по сравнению со временем до введения ограничений, а в стоматологии и реабилитации – на 90%. При этом на зарплату сотрудникам обычно тратится около 60–65% от месячной прибыли частных медучреждений. Их убытки по фонду оплаты труда могут составить до 15 млрд руб. в месяц. Это сильно отличается от многих предприятий. Доходы от поездки на Uber, которую кто-то не взял, или еда, которую они не купили в ресторане, потеряна навсегда. Но COVID-19 не отменяет кариес или не устраняет ретинированные зубы мудрости. Эту реставрацию еще нужно будет сделать, и эти зубы мудрости все равно нужно будет удалить. Будет потеряна прибыль от гигиены, и в зависимости от того, как в конечном итоге пойдет выздоровление, доход от некоторых выборных процедур может быть потерян. Но, в отличие от многих других предприятий, этот отложенный доход создает резерв, который поможет выздоровлению стоматологической отрасли в гораздо большей степени, чем многие другие.

Кроме того, стоматологи смогли сократить большую часть, но не все расходы. Четыре вида затрат, которые обычно составляют подавляющее большинство расходов стоматологической практики, – это заработная плата (25-30%), аренда (6-9%), расходные материалы (6-10%) и лаборатория (от 3% до 8%). Большинство офисов немедленно уволили персонал. Расходы на расходные материалы и лаборатории не производятся до возвращения пациентов. Таким образом, за исключением аренды, большинство офисов сократили расходы до такой степени, что их экономическому выживанию не угрожает. Кроме того, в отличие от многих малых предприятий, большинство владельцев практик имеют достаточно активов, чтобы выдерживать перебои в работе на более длительные периоды, особенно с учетом реализованных программ государственной поддержки. По большей части банки тесно сотрудничают со стоматологическими кабинетами, имеющими значительную задолженность. Из многих видов малого бизнеса, которым банки ссудили деньги, стоматологические кабинеты останутся одними из самых надежных ссуд, которые имеют банки. Как отмечалось выше, практически во всех случаях выживание стоматологической практики не подвергается сомнению.  Рассмотрим конкретные факты. В большинстве случаев 75% или более стоимости стоматологической практики составляет репутация. Эта добрая воля становится практически бесполезной, если стоматолога и стоматологической бригады нет для лечения пациентов. И даже 25%, которые могут быть материальными активами, не могут быть проданы по цене, близкой к этой стоимости, в отсутствие текущих практических операций. Таким образом, почти во всех случаях лучший способ для банка защитить себя – обеспечить непрерывную работу стоматологической клиники – и этого не произойдет, если они доведут ее до банкротства [4].

Как обсуждалось ранее, многое из того, что произошло в стоматологической индустрии – это отсрочка получения дохода, а не ее потеря. Таким образом, когда рекомендации будут отменены и практика вернется к нормальному лечению пациентов, во многих медицинских учреждениях может произойти всплеск бизнеса. Мы пока не знаем, будет ли этот рост бизнеса развиваться медленно или быстро. Многое будет зависеть от решений, которые органы здравоохранения и стоматологические регуляторы примут в отношении того, как стоматологические кабинеты могут вернуться к работе. Хотя один фактор очень сильно повлияет на деятельность частных стоматологических клиник: падение доходов и покупательской способности населения приведет к тому, что на первый план выйдут расходы на продукты питания. Остальные расходы будут сокращены до минимума. И, если, с острой болью и кариесом человеку, волей-неволей, придется идти в клинику, то такие процедуры, как чистка, профилактические осмотры, коронки, виниры и пр. – у большей части населения уйдут на второй план. И даже на третий.

Мы полагаем, что в некоторых сценариях восстановления единственным ограничением увеличения доходов будет наличие персонала. Конечно, большинство сотрудников, уволенных на практике, будут более чем стремиться наверстать потерянное время и заработную плату. Но до того, как нас поразила пандемия, проблема номер один, которую мы слышали от владельцев практик, заключалась в том, чтобы получить достаточно хороших сотрудников. Благоразумные владельцы практики заранее готовились к тому, чтобы у них был достаточный персонал для решения значительного отставания.

История может многому нас научить в этом отношении. Можно вспомнить серьезную рецессию, которую пережил рынок частной стоматологии совсем недавно, в 2008/2009 годах. По многим параметрам это был худший экономический спад с начала становления рынка частной стоматологии в России. В большинстве случаев это оказало лишь незначительное отрицательное влияние на выручку и прибыль. Были отдельные исключения, но по большей части стоматология удивительно устойчива перед лицом экономического спада. В самом деле, это часто упоминается крупными институциональными инвесторами и инвесторами в частный капитал, которые поддерживают компании, объединяющие стоматологические кабинеты, как основной фактор, побуждающий вкладывать средства в стоматологические практики. Это не изменится.

История учит, что рецессия окажет гораздо меньшее влияние на средний стоматологический кабинет, чем на подавляющее большинство других предприятий, малых и крупных. Хотя точное воздействие будет определяться масштабом и продолжительностью рецессии, а также региональными факторами, мы и, что более важно, многие покупатели по-прежнему уверены, что влияние рецессии на стоматологическую практику, вероятно, будет умеренным и в конечном итоге вернется к нормальному уровню доходов. и прибыльность в конечном итоге будет тем, чем все закончится.

Во-первых, важно помнить, что до пандемии COVID-19 существующие силы спроса и предложения уже довели практические ценности до беспрецедентных высот. Ключевые факторы этого – значительный избыток стоматологов, делающий пациентов самым дефицитным ресурсом в стоматологии, отличная экономика большинства стоматологических клиник, банки, предлагающие хорошие условия финансирования по практическим займам, и неограниченное предложение консолидаторов практики финансирования инвестиционного капитала – не изменились.

Стоматологические практики – это бизнес с высокой доходностью, который показал лучшую способность противостоять рецессиям, чем большинство отраслей. Это делает их гораздо более безопасными гаванями, чем большинство альтернатив для инвестиционного капитала [1]. Хотя корпоративные консолидаторы, как правило, не являются «претендентами на высокую цену» за отдельные практики, они будут продолжать обеспечивать твердую основу для практических ценностей. Снижение доходов, которое наблюдается в связи с закрытием клиник и частных кабинетов в марте, апреле и мае 2020 года, является всего лишь одноразовым событием [2]. Это легко скорректировать при практической оценке. Наиболее распространенным подходом будет замена ежемесячной выручки с 2019 года на месяцы 2020 года, на которые повлияло снижение, связанное с COVID-19, с должным вниманием к тому, были ли тенденции ежемесячных доходов до пандемии положительными или отрицательными. Владельцы практики должны утешаться тем фактом, что, несмотря на все происходящее, фундаментальные законы экономики, основанные на спросе и предложении, не были отменены или даже отложены.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение, никто не может отрицать невероятные проблемы, с которыми владельцы стоматологических клиник столкнулись за последние месяцы, и те жертвы, которые они принесли. Пока мы работаем над воздействием пандемии COVID-19, потребности пациентов должны оставаться в центре внимания.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Зубная роль: Решетников предложил расширить список пострадавших от COVID отраслей // Известия. №22/4.- 2020: https://iz.ru/997750/ekaterina-vinogradova/zubnaia-rol-reshetnikov-predlozhil-rasshirit-spisok-postradavshikh-ot-covid-otraslei (дата обращения: 21.09.2020).
  2. Костромина Е.А., Шамалова Е.В. Формирование механизма конкурентоспособности организации на рынке стоматологических услуг // Вестник Московского университета имени С.Ю. Витте. Серия 1: Экономика и управление. 2017. №1 (20). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/formirovanie-mehanizma-konkurentosposobnosti-organizatsii-na-rynke-stomatologicheskih-uslug (дата обращения: 21.09.2020).
  3. Частная медицина просит правительство внести ее в число пострадавших от коронавируса // 6 апреля 2020 года: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2020/04/06/827201-chastnaya-meditsina-prosit-pravitelstvo (дата обращения: 21.09.2020).
  4. Шамалова Е.В., Лауфер К.М. Экономические аспекты формирования цены медицинской услуги на различных сегментах рынка стоматологии // АНИ: экономика и управление. 2019. №1 (26). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ekonomicheskie-aspekty-formirovaniya-tseny-meditsinskoy-uslugi-na-razlichnyh-segmentah-rynka-stomatologii (дата обращения: 21.09.2020).




Московский экономический журнал 9/2020

УДК:  338.49

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10659

Транспортная инфраструктура Республики Саха (Якутия) и особенности пространственного развития  

Transport infrastructure of the Republic of Sakha (Yakutia) and features of spatial development

Тотонова Елена Егоровна, к.г.н., доцент, доцент СВФУ, в.н.с. ФИЦ «Якутский научный центр СО РАН», ул. Белинского, д.58, каб. 812, Якутск, 677027 

Totonova Elena Egorovna, elena.totonova@mail.ru

Аннотация. В статье рассматривается развитие транспортной инфраструктуры Республики Саха (Якутия).  Пространственный анализ развития транспортной инфраструктуры позволило выявить существование различных форм пространственной организации, меняющихся с развитием экономики.  Выявлены различные формы пространственного развития как узлы, оси, полюса. Выделены перспективные транспортные узлы, оказывающие наиболее существенное влияние на транспортную доступность районов.

Summary. The article deals with the development of the transport infrastructure of the Republic of Sakha (Yakutia). Spatial analysis of transport infrastructure development has revealed the existence of various forms of spatial organization that change with the development of the economy. Various forms of transformation of spatial development of transport infrastructure as nodes, axes, poles are revealed. Promising transport hubs that have the most significant impact on the transport accessibility of districts are identified.

Ключевые слова:  транспорт, Республика Саха (Якутия), пространственное развитие, транспортные узлы, оси, полюс. 

Keywords: transport, Republic of Sakha (Yakutia), spatial development, transport hubs, axes, pole.

Введение

Транспорт в Республике Саха (Якутия) является важнейшей составляющей экономики, обеспечивающей бесперебойное снабжение грузов и пассажиров в суровых условиях Севера. Транспортная инфраструктура Республики Саха (Якутия) характеризуется не только низким уровнем развития дорог с круглогодичной эксплуатацией (железные дороги и автомобильные дороги с твердым покрытием), но и территориальной неравномерностью своего развития. Это связано, прежде всего, с огромной территорией, неравномерным хозяйственным освоением и системой расселения. В целях более глубокого исследования транспортной инфраструктуры арктических районов и выявления тенденций развития различных видов транспорта нами был проведен пространственный анализ.

Анализ территориальной организации транспорта

По данным 2017 г. годовые объемы грузоперевозок республики составляют 44,7 млн. т., объем пассажирооборота – 98,6 млн. чел. Основной объем перевозки грузов приходится на автомобильный транспорт – 74%, далее на железнодорожный транспорт- 13,3%, на внутренний водный транспорт – 7,8%, на трубопроводный – 4,4%, воздушный – 0,1% [1], что показывает существующие диспропорции по показателям грузооборота по видам транспорта. По грузообороту лидирует речной транспорт, далее идут автомобильный, железнодорожный, а трубопроводный и авиационный транспорт имеют незначительные показатели. О значении транспорта в экономике свидетельствует его значительный удельный вес в основных фондах республики (с 14,7% 2005 года до 34,4% в 2017 году), в объеме платных услуг 35% занимает доля транспортных услуг, в инвестициях в основной капитал (с 11,2% 2005 года до 24,9% в 2017 году), в численности занятых работников (с  8 % 2005 года до 8,6% в 2017 году) [2].

Автомобильный транспорт

Развитие автомобильного транспорта республики имеет пять направлений являющихся каркасом пространственного развития:

  1. Лено-Вилюйское (Якутск – Покровск – Олекминск – Ленск – Мирный – Сунтар – Нюрба – Вилюйск – Якутск) с выходом на Иркутск;
  2. Восточное (Якутск – Хандыга – Усть-Нера – Магадан);
    3. Южное (Якутск – Алдан – Нерюнгри) с выходом на общероссийскую транспортную сеть;
  3. Арктическое (Якутск – Тикси и арктические реки);
  4. Амгино-Аянское (Якутск – Амга – Аян – Хабаровск) [3].

Формирование устойчивого наземного  транспортного каркаса, включая строительство мостов в районе г. Якутска через реку Лена и в районе п. Хандыга через реку Алдан (в долгосрочной перспективе) увеличит грузопотоки и пассажирооборот [4]. Кроме того, развитие современных технологий перевозок значительно сократит сроки доставки грузов, снизит транспортные издержки, повысит конкурентоспособность региона.

За речным транспортом сохраняется роль одного основного перевозчика внутренних массовых грузов. Основной объем грузов в республику перевозится в короткий северный навигационный период, доля которого в грузообороте республики составляет 60% [5].

Внутренний водный транспорт используется главным образом в бассейне реки Лена. В ограниченных масштабах осуществляются перевозки в бассейнах рек Яны, Индигирки и Колымы. На р. Лене судоходство ограничено коротким периодом навигации (до 130 дней). Самыми крупными портами являются Осетрово, Якутск, Киренск, Олекминск, Хандыга, Черский, Белая Гора и Зырянка .

Сложившаяся гидрологическая обстановка на арктических реках в последнее время препятствует своевременной доставке грузов в северные районы республики [6]. В этой связи, возрастает роль автозимников [7] для дальнейшей доставки грузов до пунктов назначения, что требует выделения значительных средств для их содержания.

Северный морской путь  

С потеплением климата и с развитием судоходства по Северному морскому пути становится актуальным обеспечение безопасности плавания по СМП и восстановление обслуживающей инфраструктуры. При этом также учитывается создание эффективной системы авиационного обслуживания арктических районов не возможно без глубокой модернизации аэропортовой сети и развития малой авиации [8].

Булунский район (морской порт Тикси) имеет благоприятное геополитическое положение с точки зрения перспектив развития международных связей, торговли в условиях функционирования Северного морского пути. Возрождение Северного морского пути может оказать прямое влияние на социально-экономическое развитие арктических районов путем развития морских Тиксинского и Зеленомысского портов [9].

Воздушный транспорт

В связи с недостаточно развитой сетью наземных путей сообщения и значительной удаленностью от центральной части России воздушный транспорт выполняет важную роль в социально-экономической жизнедеятельности республики. Деятельность арктических аэропортов имеет социальную направленность как обеспечение перевозки как единственного круглогодичного вида транспорта в труднодоступные районы Арктики. Проблемой является то, что аэропортовое хозяйство, обслуживающее местные воздушные линии, находится в неудовлетворительном состоянии и нуждается в возрождении. Дезорганизация авиатранспортной структуры и другие отрицательные тенденции в сфере перевозок местного значения привели к нарушению авиатранспортного сообщения между административными центром улусов и удаленными поселками [10].

Таким образом, анализ состояния транспортной инфраструктуры Республики Саха (Якутия) показывает сильное техническое и технологическое отставание. Следующей проблемой является несбалансированность развития транспортной инфраструктуры, которое наиболее остро проявляется в несоответствии уровня развития  автомобильных дорог и спросу автомобильных перевозок, в сокращении местных аэропортов, в наличии узких мест на стыковках отдельных видах транспорта. В результате система транспортировки грузов не является эффективным и круглогодичным и сдерживает социально-экономическое развитие республики. Следовательно, совершенствование анализа и планирования транспортной деятельности становится приоритетным при решении проблемы обеспечения социально-экономического роста [11].

Пространственное развитие

Пространственное расположение населенных пунктов, сети автомобильных дорог, рек, а также добывающей промышленности обуславливает территориальную дифференциацию пространственного развития транспортной инфраструктуры республики [12]. С удалением расстояния от центральных районов к северу наблюдается не только уменьшение концентрации населения и производства, но  и локальных автомобильных дорог. При пространственном анализе транспортной инфраструктуры Республики Саха (Якутия) нами использованы показатели экономики районов, густота транспортной сети, используемые виды транспорта. Пространственными формами развития сети дорог  нами использованы транспортные полюса, оси, узлы,  формирующие единую транспортную инфраструктуру Республики Саха (Якутия).

Для автомобильных дорог республики характерен линейный (меридиональный, широтный) тип пространственного развития автодорог: круглогодичная федеральная трасса «Лена», железная дорога Беркакит-Томмот-Нижний Бестях, преобладающая часть сезонных автозимников и речная сеть внутреннего водного транспорта. Якутия имеет низкую плотность автомобильных дорог с преобладанием сезонной зависимости развития транспортной отрасли. В результате действия автозимников в зимний период сокращается время перемещения не только между населенными пунктами, но и расстояние до столицы республики. Также наблюдается увеличение длины автомобильной сети за счет действия автозимников [13].  

Анализ транспортной инфраструктуры показывает формирование различных пространственных форм существующей транспортной обеспеченности республики: 

  1. Комплексный транспортный узел г. Якутск расположенный на пересечении трех федеральных трасс «Лена, «Колыма», «Вилюй», железной дороги «Беркакит-Томмот-Нижний Бестях» и водного пути по реке Лена «Усть-Кут-Ленск-Якутск-Тикси». Строительство мостового перехода через р. Лена в районе г. Якутска обеспечит «связанность на 18 % территории Российской Федерации, в зону круглогодичного транспортного сообщения интегрируется 83 % населения крупнейшего региона страны» [14], будет способствовать созданию единой сети автомобильных дорог федеральных трасс «Лена, «Колыма», «Вилюй» с формированием федерального транспортного коридора «Магадан-Якутск-Иркутск».
  2. Южный транзитный транспортный узел г. Нерюнгри (Якутск – Алдан – Нерюнгри), обслуживающий круглогодично г. Якутск (федеральная трасса «Лена, ж/д Беркакит-Томмот-Нижний Бестях) является «входными воротами» республики с выходом на общероссийскую транспортную сеть;
  3. Западный базовый транспортный узел г. Мирный (Усть-Кут – Ленск– Мирный – Удачный – Оленек – Саскылах). Данный транспортный узел состоит из комплексного развития внутреннего водного, автомобильного транспорта с использованием сезонных автозимников, удлиняющих ось автодорог «Мирный – Удачный – Оленек – Саскылах». Также здесь наблюдается древодвидное функционирование круглогодичной оси «Мирный – Сунтар – Нюрба – Вилюйск – Якутск» по федеральной трассе «Вилюй», который при строительстве мостового перехода через реку Лена может превратиться в транспортный коридор межрегионального уровня. Речной порт Ленск является также «входными воротами» республики.
  4. Восточная транзитная межрайонная транспортная ось (Якутск – Хандыга – Усть-Нера) с дополнительно формирующимся «плечом» через автозимники в промышленные арктические районы с конечными пунктами п. Депутатский и п. Зырянка (сезонная транспортная ось);
  5. Арктический транспортный полюс (Якутск – Тикси и арктические реки) межрайонного значения, обеспечивающий «Северный завоз».

Анализ конфигурации транспортной инфраструктуры арктических районов показывает в будущем формирование межрайонных очаговых полюсов, зависимых от развития добывающей промышленности:

  • Северо-восточный формирующийся транспортный полюс (Якутск – Хандыга – Усть-Нера – Зырянка);
  • Усть-Янский формирующийся транспортный полюс (Якутск – Хандыга – Батагай – Усть-Куйга –Депутатский)

Следовательно, развитие транспортной инфраструктуры должно развиваться с учетом развития добывающей промышленности, экономики и с учетом модернизации очевидных узких мест.

Выявлено, что новые транспортные полюса и оси появляются в местах, где развивается добывающая промышленность. В арктических районах такие очаговые транспортные полюса  связаны с развитием добывающей промышленности, например, поселки  Депутатский, Зырянка, Саскылах (табл. 5). Базовые транспортные узлы обычно формируются в старых промышленных районах для поддержки развития добывающей промышленности, например, Ленск, Мирный. Западный базовый транспортный узел обеспечивает добывающую промышленность, а использование оси автозимников в новых промышленных арктических районах не только удлиняет расстояние действующих автомобильных дорог, но и сокращает издержки строительства постоянных дорог в условиях  Крайнего Севера (Мирный – Удачный – Оленек – Саскылах). В старопромышленном Мирнинском районе наблюдается формирование древовидной оси Мирный – Сунтар – Нюрба – Вилюйск – Якутск связующий круглогодично не только промышленные районы Ленск, Мирный, но и вилюйскую группу районов со столицей республики Якутском (федеральная трасса «Вилюй»).

Пространственное развитие транспортного узла г. Якутск со строительством мостового перехода приведет к формированию сетевой структуры развития транспортной инфраструктуры республики.  Строительство моста даст мощный толчок развитию имеющегося производства и созданию новых проектов, который позволит соединить широтные транспортные магистрали: Транссибирскую и Байкало-Амурскую, с  одной стороны, и Северный морской путь. Строительство моста позволит соединить федеральные автомобильные дороги «Лена», «Вилюй» и «Колыма», а снижение затрат по завозу грузов составит и от 30 до 70 %» [15].

Заключение

Таким образом, проведенное исследование формирования транспортной инфраструктуры показывает, что спецификой развития Республики Саха (Якутия) является то, что пространственная структура развития транспорта показывает территориальный характер, его привязку к определенным природным особенностям территории и добывающей промышленности. Использованный  комплексный подход исследования развития транспортной инфраструктуры с сочетанием пространственного анализа позволило выявить существование различных форм пространственной организации (транспортный полюс, ось, узел), меняющихся с развитием экономики. 

В процессе анализа выявлено, что происходит непрерывное развитие пространственной инфраструктуры и ее форм. Каждому историческому этапу развития транспортной инфраструктуры соответствует определенные формы пространственного  развития с учетом не только хозяйственного освоения, но и существующих природно-географических особенностей территории. С развитием экономики территории появляются новые формы пространственного развития транспортной инфраструктуры, происходит усложнение и переход на новую стадию развития старых форм.

Следовательно, при планировании пространственного развития транспортной инфраструктуры республики нужен переход от линейно-радиальной к сетевой структуре пространственного развития для обеспечения устойчивой транспортной доступности для устранения транспортной дискриминации удаленных районов. При разработке стратегии развития транспортного комплекса Республики Саха (Якутия) нужно учитывать результаты анализа пространственного развития отрасли как уровень использования видов транспорта, состояние транспортной инфраструктуры и природно-географические условия территории. 

Библиографический список

  1. Транспорт в Республике Саха(Якутия) в 2000, 2005, 2010, 2014-2017 годы: Статистический сборник № 26/540. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Саха (Якутия). – Якутск, 2018. – 88 с.
  2. https://mintrans.sakha.gov.ru/deyat/departament-dorozhnoj-sluzhby
  3. О Стратегии социально-экономического развития Республики Саха (Якутия) до 2032 года с целевым видением до 2050 года // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 26.12.2018, “Якутские ведомости”, N 50, 28.12.2018
  4. http://lorp.ru/o-kompanii/nash-flot Публичное акционерное общество «Ленское объединённое речное пароходство» (дата обращения 6.11.2019 г.)
  5. О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОГРАММЕ РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ) “РАЗВИТИЕ ТРАНСПОРТНОГО КОМПЛЕКСА РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ) НА 2012 – 2019 ГОДЫ” (с изменениями на: 29.09.2017) // “Якутские ведомости”, № 12, 09.02.2012.
  6. Годовой отчет по результатам работы за 2017 год. Открытое акционерное общество «Ленское объединенное речное пароходство». Якутск, 2018 г. – 39 с.
  7. Куклина В.В., Осипова М.Е.. Роль зимников в обеспечении транспортной доступности арктических и субарктических районов Республики Саха (Якутия) // Общество. Среда. Развитие. – 2018, № 2. – С. 107–112.
  8. Стратегия социально-экономического развития Арктической зоны Республики Саха (Якутия) на период до 2030 года. Аналитический доклад Центра стратегических исследований РС(Я). 2018 г. – 141 с.
  9. Тотонова Е.Е., Слепцов С.С. Арктические районы Республики Саха (Якутия) и возможности адаптации к рынку // Концепт. – 2014. – № 09 (сентябрь). – ART 14249. http://e-koncept.ru/2014/14249.htm. – Гос. рег. Эл No ФС 77-49965. – ISSN 2304-120X.
  10. http://sever.aero/wp-content/uploads/2019/02/Newspaper_11-1.pdf (дата обращения 6.11.2019 г.)
  11. Тотонова Е.Е., Пахомов А.А. Особенности и перспективы развития транспорта Северо-востока России //Финансовая экономика. 2018, №8 (ч.1), Стр. 115-119.
  12. СХЕМА ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО ПЛАНИРОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ). ТОМ I ПОЛОЖЕНИЯ О ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ ПЛАНИРОВАНИИ. Якутск, 2011. – 101 с.
  13. Тотонова Е.Е., Пахомов А.А. Территориальная организация транспортной системы арктических районов Республики Саха (Якутия) // Вестник СВФУ. Серия: Науки о Земле. 2019. №4(16). С. 113-123.
  14. ЕгороваТ.П., Мярин А.Н. Модель организации пассажирских перевозок в Арктической зоне Якутии // Транспортное планирование и моделирование: сб. трудов II Междунар. науч.-практ. конф.; СПбГАСУ. – СПб., 2017. Стр. 120-126.
  15. Тарасов А. Перспективы развития транспортной отрасли в Арктике // Транспортная стратегия — XXI век № 41, 18/2019. Стр. 74-75.




Московский экономический журнал 9/2020

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10658

ОСОБЕННОСТИ ВНУТРИКОРПОРАТИВНОГО МОШЕННИЧЕСТВА В СФЕРЕ РОЗНИЧНОЙ ТОРГОВЛИ

FEATURES OF INTERNAL CORPORATE FRAUD IN RETAIL

Рычагова Мария Михайловна, ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», Россия, г. Москва, mariya-rychagova@mail.ru

Кашурников Сергей Николаевич, канд. полит. наук, доцент Департамента экономической безопасности и управления рисками ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», Россия, г. Москва, skashurnikov@mail.ru

Rychagova Mariya Mikhailovna, Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, mariya-rychagova@mail.ru

Kashurnikov Sergey Nikolaevich, Candidate of Political Sciences, Associate Professor, Department of Economic Security and Risk Management at Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, skashurnikov@mail.ru

Аннотация. Статья посвящена внутрикорпоративному мошенничеству и анализу его особенностей применительно к сфере розничной торговли. Целью данной статьи является изучение сущности корпоративного и внутрикорпоративного мошенничества, его особенностей применительно к сфере розничной торговли, а также анализ статистических данных по данной проблеме. Для достижения поставленной цели потребуется решить следующие задачи: рассмотреть теоретические основы корпоративного и внутрикорпоративного мошенничества, в том числе его признаки, проанализировать наиболее распространенные виды внутрикорпоративного мошенничества в сфере розничной торговли и наиболее рисковые области с точки зрения возможностей для его возникновения, а также портрет «внутреннего мошенника».

Актуальность работы заключается в том, что ежедневно компании розничной торговли сталкиваются с риском мошенничества, который в половине случаев исходит от самих сотрудников. Постоянное совершенствование мошеннических схем, сопровождающееся большими убытками в случае их реализации, приводит к повышенному вниманию к методам и механизмам противодействия внутрикорпоративному мошенничеству с целью обеспечения экономической безопасности бизнеса, однако нужно знать «врага» в лицо, поэтому первым шагом на пути борьбы является изучение данной сферы для определения текущего положения дел и ближайшей перспективы. Злободневность данной проблемы, а также недостаток отечественных исследований по рассматриваемой тематике сигнализирует о значимости данного исследования при совершенствовании механизмов борьбы с внутрикорпоративным мошенничеством в ритейле.

Автор приходит к выводу, что построение эффективной системы противодействия внутрикорпоративному мошенничеству в сфере розничной торговли должно исходить из специфики данной сферы. Изучение наиболее распространенных видов внутрикорпоративного мошенничества, наиболее рисковых областей, портрета «внутреннего мошенника» позволит корректно установить «красные флажки» при выявлении мошенничества и пресечь возможности его дельнейшей реализации посредством эффективного использования контрольных процедур.

Summary. This article analyzes corporate fraud and internal corporate fraud, its features in relation to the retail industry. The purpose of this article is to identify the root of corporate fraud and internal corporate fraud, its features in relation to the retail, to analyze of data linked to this problem. Within the framework of this goal, it is necessary to solve the following tasks: to consider the theoretical foundations of corporate and internal corporate fraud, including its signs, to analyze the most common types of internal corporate fraud in the retail and the most risky business processes in terms of opportunities for its occurrence, a portrait of an “internal fraudster”.

The relevance of the article is that every day retailers face the risk of fraud, which in half of the cases comes from the employees themselves. The improvement of fraudulent schemes, accompanied by large losses in the event of their implementation, leads to increased attention to methods and mechanisms for countering internal corporate fraud in order to ensure the economic security of a business, but you need to know your enemy by sight, so the first step in the fight against internal fraud is to analyze this area to determine the current state of affairs and the immediate future. The topicality of this problem, as well as the lack of domestic research on the topic under consideration, signals the importance of this research in improving the mechanisms for combating internal corporate fraud in retail.

The author concludes that the construction of an effective system for combating internal corporate fraud in the retail should proceed from the specifics of this area. Studying the most common types of internal corporate fraud, the most risky areas, the portrait of an “internal fraudster” will correctly set “red flags” when detecting fraud and prevent the possibility of its further implementation through the effective use of control procedures.

Ключевые слова: Корпоративное мошенничество; внутрикорпоративное мошенничество; ритейл; розничная торговля; виды внутрикорпоративного мошенничества; рисковые бизнес-процессы; портрет мошенника.

Keywords: сorporate fraud; internal corporate fraud; retail; types of intracorporate fraud; risky business processes; a portrait of “internal fraudster”.

Мошенничество не является новой проблемой для сферы розничной торговли. Предпосылками, послужившими его возникновению много веков назад, принято считать появление городов и начало урбанизации, что привело к увеличению экономического оборота и стихийности базаров [6, с. 9]. Возросшие риски кражи и обманных действий создали необходимость повышения безопасности. Последующее развитие торговли, характеризуемое появлением ярмарок, сопровождалось совершенствованием способов обмана покупателей, и если раньше они были связаны с отсутствием единой системы мер, теперь получило распространение обсчитывание при формировании сдачи, разрезание монет (что пользовалось особой популярностью на Руси), подкрашивание мехов торговцами с целью выдачи за новые или более дорогие, уплотнение бочек с салом и др. С переходом к частному рынку вследствие роста международной торговли в XIII в. обманные схемы пополнились злоупотреблениям с письменными документами, подделкой подписей, подкупами чиновников.

Параллельно этому происходила эволюция торговых форм, в результате которой сегодня мы имеем не только разнообразные способы розничной торговли, в том числе торговые сети, независимые торговые точки, ТВ-торговля, электронная торговля, торговля по каталогу, по телефону, через автомат, через прилавок и др., но и новые схемы совершения мошеннических действий. И если раньше мошенничество было направлено на покупателей, то сегодня компании попадают под угрозу из-за действий работающих на них сотрудников. Возникновение данной проблемы послужило началом формирования термина «корпоративное мошенничество».

В настоящий момент времени в научной среде отсутствует однозначная формулировка данного термина. В табл. 1 представлены различные подходы к его толкованию. Наиболее ценными, с точки зрения автора, являются толкования Ассоциации сертифицированных специалистов по борьбе с мошенничеством и Международного стандарта аудита 240. Исходя из зарубежных подходов, к корпоративному мошенничеству могут приравниваться деяния, предусмотренные не только ст. 159 Уголовного кодекса (УК) РФ «Мошенничество», но и ст. 158 УК РФ «Кража», ст. 160 УК «Присвоение или растрата», ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями», ст. 204 УК РФ «Коммерческий подкуп», ст. 290 УК РФ «Получение взятки». Исходя из этого, к корпоративному мошенничеству могут быть причислены любые сознательные противоправные действия руководства компании, ее наемных работников, владельцев бизнеса и контрагентов, завязанные на обмане или злоупотреблении доверием с целью извлечения личных выгод в ущерб деятельности компании.

Корпоративное мошенничество по своей направленности может быть разделено на внутреннее или внутрикорпоративное, осуществляемое наемными работниками, и внешнее, завязанное на обмане со стороны контрагентов. Согласно отчету KPMG «Потери в ритейле. Управление рисками» за 2019 г., наибольший ущерб отечественным ритейлерам приносит внутрикорпоративное мошенничество [10, с. 2]. Повышенный риск его возникновения порождает необходимость изучения его особенностей для последующего построения эффективной системы противодействия внутрикорпоративному мошенничеству с целью обеспечения экономической безопасности ритейл-бизнеса.

К признакам внутрикорпоративного мошенничества можно отнести:

  • осуществление противоправных действий лицами, работающими на компанию: руководством компании, ее наемными работниками, владельцами бизнеса;
  • наличие прямого умысла в виде хищения чужого имущества или приобретения права на него;
  • причинение вреда как активам компании, так и ее репутации в виде финансовых и нефинансовых потерь;
  • корыстная цель, заключающаяся в извлечении выгоды посредством обмана или злоупотребления доверием.

На рис. 1 представлены наиболее распространенные в компаниях розничной торговли виды внутрикорпоративного мошенничества. Так, первое место (заявили 34 % опрошенных ACFE) занимает незаконное присвоение активов (за исключением денежных средств), включающее хищение и неправомерное использование товарно-материальных ценностей и иных активов. К типичным схемам относят фальсификацию отчетов о приемке, мошеннические поставки и мошеннические списания [7]. Коррупция занимает второе место по распространенности (28 %). В соответствии с Федеральным законом от 25.12.2008 №273 «О противодействии коррупции», к коррупции приравнивается «злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения … в целях получения выгоды … либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами» [2]. В данной схеме могут участвовать различные лица от топ-менеджмента, крадущего активы компании посредством подделывания подписей и печатей до рядовых сотрудников, прикрывающих преступления друг друга. Мошенничество со счетами является третьим по распространенности видом внутрикорпоративного мошенничества (20 %). Схема состоит в создании наемным работником поддельных счетов (для получения платежей и для выставления фальшивого счета на оплату) и дальнейшем манипулировании платежной системной с корыстной целью, в процессе чего осуществленный жертвой платеж регистрируется в качестве коммерческих расходов компании, по на деле зачисляется на поддельный счет наемного работника.

К распространенным видам внутрикорпоративного мошенничества в компаниях розничной торговли также относят:

  • манипуляции с наличными средствами, типичными примерами которых могут служить ситуации, когда кассир кладет наличные в кассу, но не регистрирует факт продажи, либо когда выводит наличные из кассы, не фиксируя данную операцию в бухгалтерских записях;
  • скимминг или кража денег, не зарегистрированных в бухгалтерских книгах, частным случаем которого является создание дубликатов банковских карт с помощью особого устройства – скиммера, устанавливаемого в платежных терминалах;
  • мошенничество с выплатами, характеризующееся фиктивной регистрацией возврата товара или изменения цены;
  • мошенничество с финансовой отчетностью, включающее завышение либо занижение чистой прибыли/чистой стоимости активов посредством временных разниц, фиктивных либо заниженных доходов, сокрытия либо завышения расходов, заведомо ложной оценки активов, ненадлежащего раскрытия информации с целью приукрашивания финансового положения компании либо ухода от налогов;
  • хищение наемными работниками денежных средств, которые были зарегистрированы в бухгалтерских книгах, посредством кражи наличных из кассы, реверсирования кассовых операций (например, отмена введенной в момент покупки операции), уничтожения журналов и др.;
  • мошенничество с чеками, которое может быть реализовано посредством использования поддельных чеков, выписанных на банковские счета компании;
  • мошенничество с возмещением расходов, типичными схемами которого являются отнесение личных расходов к коммерческим («липовые» командировки), завышение расходов (накрутка пробега), предоставление ложных квитанций для возмещения, многократное возмещение (повторная оплата транспортных расходов) и др.

Отдельно стоит отметить ситуацию, характерную для торговли в розничных точках продаж, когда покупатель уходит с покупками и не требует от кассира чека. В этом случае недобросовестный кассир, приложив этот чек к товарному отчету в конце смены, может оформить возврат товаров и присвоить деньги себе, а отсутствующие по факту товары будут списаны как бракованные.

Какие области в компаниях розничной торговли наиболее подвержены риску внутрикорпоративного мошенничества? Согласно отчету KPMG «Потери в ритейле. Управление рисками» за 2019 г., наиболее подверженной риску внутрикорпоративного мошенничества областью является логистика (36,5 % всех потерь от мошенничества), включающая такие бизнес-процессы, как прием заявок от покупателей, оформление заказов, планирование доставки и ее осуществление, обслуживание клиента. Особого внимания требуют операции на складе: приемка товаров, оформление и сдача накладной, списание как бракованных, перемещение товаров между торговыми точками и др. Логистика в ритейле обладает своими особенностями в зависимости от типа розничной торговли: независимые точки продаж, сеть розничных магазинов в пределах субъекта РФ со складом, федеральная торговая сеть с региональными складами, интернет-магазин, интернет-магазин с доставкой и др.

Закупочная деятельность является высокорисковой (26,4 % всех потерь от мошенничества) вследствие недостаточной прозрачности. Она сопровождается такими противоправными действиями наемных работников, как начисление сверхналога, завышение стоимости закупаемых товаров, избыточные закупки с последующим списанием и др. Закупкам присущи коррупция, хищение активов, использование служебного положения в личных целях и иные виды корпоративного мошенничества.

Ритейл, в особенности продуктовый, характеризуется многообразием программ лояльности, порождающих возможности для совершения мошеннических схем (24,0 % потерь). В частности, кассиры могут пробивать товары с использованием своей бонусной карты, принимая от покупателей полную стоимость покупки и выводя из кассы разницу между полученными денежными средствами и фактически отраженными в учете [9]. Кроме этого, они могут продавать товар с начислением бонусов, приобретать следующий товар за начисленные бонусы и затем оформлять возврат обоих товаров за наличные. Эти и другие мошеннические действия, приобретая массовый характер, приводят к огромным финансовым и нефинансовым убыткам для ритейлеров и подрыву их бизнеса, что особенно актуально в условиях популярности социальных сетей, когда одна негативная запись способна породить целое движение и отвернуть от ритейлера тысячи потенциальных клиентов.

Отдельного внимания с точки зрения возможностей для осуществления мошеннических действий наемными работниками в торговых сетях заслуживает касса (10 % потерь). Типичными схемами обмана являются: ввод вручную неправильного кода при формировании чека, сторнирование, перезагрузка кассового аппарата, подмена товара, возвраты пустышек либо чужого товара, поддельный слип кредитных карт, двойные продажи и др.

Кто же совершает внутрикорпоративное мошенничество в компаниях розничной торговли? Для ответа на этот вопрос требуется анализ портрета «внутреннего мошенника». На рис. 3 отражено влияние уровня полномочий преступника в компании розничной торговли на потери от внутрикорпоративного мошенничества. Так, в 46 % случаев «внутренними мошенниками» в компаниях розничной торговли являются рядовые сотрудники при медианных потерях порядка 20 тыс. долларов США. В 36 % случаев внутрикорпоративное мошенничество приписывается менеджерам различных звеньев при медианных потерях порядка 57 тыс. долларов США. Наибольшие потери для ритейлеров приносит деятельность исполнительных директоров и владельцев бизнеса – порядка 629 тыс. долларов.

Исходя из исследования ACFE за 2018 г., медианным возрастом «внутреннего мошенника» в компаниях розничной торговли является 40 лет. При этом убытки компании, причиненные мошенниками старше медианного возраста, были намного выше по сравнению с убытками, причиненными теми, кто был ниже медианного возраста, что проиллюстрировано на рис. 4.

Что побуждает «внутреннего мошенника» к совершению рассматриваемых махинаций? В соответствии с исследованиями Ассоциации сертифицированных специалистов по борьбе с мошенничеством, причинами подобного поведения в ритейле являются финансовые сложности (отмечают 40 % интервьюируемых), жизнь не по средствам (35 %) и различного рода зависимости (16 %). Традиционная концепция треугольника мошенничества Дональда Р. Кресси (Donald Cressey’s Fraud triangle) выделяет три основополагающих фактора мошенничества: возможность, самооправдание и давление обстоятельств. При этом отечественные и зарубежные компании сходятся во мнении, что наиболее весомым фактором является возможность [11, с. 23], под которой понимают отсутствие контрольных процедур либо потенциальную способность обойти существующую в компании систему внутреннего контроля и совершить хищение. Возможности для мошенничества появляются в компаниях по ряду причин:

  • отсутствие или неэффективность внутрикорпоративных политик и процедур;
  • отсутствие разграничения полномочий;
  • ослабление контроля со стороны руководства;
  • низкая корпоративная культура и, как следствие, равнодушное отношение коллег к известным фактам мошенничества;
  • нарушение принципа неотвратимости наказания и др.

Согласно исследованиям ACFE, медианная длительность мошеннической схемы в ритейле составляет 12 месяцев [8], что сигнализирует о том, что сотрудники желают продолжать трудовую деятельность в компании длительное время, максимально увеличив свое благосостояние и по возможности избежав наказания. Общие результаты исследования ACFE показывают, что «внутренние мошенники», как правило, начинают свою преступную деятельность с малого и в течение первых трех лет стремительно совершенствуют свои схемы, принося большие убытки компаниям.

Исходя из этого, для своевременного выявления внутрикорпоративного мошенничества и минимизации ущерба ритейлерам необходимо внедрять механизмы проактивного обнаружения мошенничества, подразумевающие как преднамеренный поиск неправомерных действий со стороны наемных работников, так и внутренний контроль, направленный на выявление мошенничества [8, с. 18]. Эффективными методами проактивного обнаружения мошенничества, по мнению автора, являются:

  • ИТ контроли;
  • внутренний аудит;
  • тщательная проверка документов со стороны руководства;
  • сверка счетов;
  • наблюдение и мониторинг;
  • горячая линия и др.

В процессе данного исследования автор приходит к выводу, что построение эффективной системы противодействия внутрикорпоративному мошенничеству в ритейле (в рамках выявления мошенничества, расследования, принятия ответных мер и предупреждения его совершения в дальнейшем) должно исходить из специфики данной сферы. В связи с этим, ключевым моментом является анализ особенностей внутрикорпоративного мошенничества в сфере розничной торговли: наиболее распространенных видов внутрикорпоративного мошенничества, наиболее подверженных риску областей и бизнес-процессов, портрета типичного преступника, причин, побуждающих его к совершению данного деяния. Учет данных факторов позволит корректно установить «красные флажки» при выявлении мошенничества и пресечь возможности для реализации мошеннических схем посредством эффективного использования контрольных процедур.

Список литературы

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 04.11.2019). — Текст: электронный // КонсультантПлюс: [сайт]. — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/ (дата обращения: 10.10.2020).
  2. Федеральный закон «О противодействии коррупции» от 25.12.2008 N 273-ФЗ (последняя редакция). — Текст: электронный // КонсультантПлюс: [сайт]. — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_82959/ (дата обращения: 10.10.2020).
  3. Международный стандарт аудита (МСА) 240 «Ответственность аудитора в отношении мошенничества в ходе аудита финансовой отчетности» (Международная федерация бухгалтеров, 2006). — Текст: электронный // Информационный портал “Юрист”: [сайт]. — URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30209254&doc_id2=30209254#pos=1;-8&pos2=71;0 (дата обращения: 12.10.2020).
  4. Sutherland, Edwin H. White Collar Crime / Foreword by Donald R. Cressey. — Westport, Conn.: Greenwood Press, 1983. — 272 p.
  5. Рубцова Е. В., Бахаева А. А. Соотношение понятий «корпоративное мошенничество» и «хищение активов организации ее сотрудниками»: теоретический подход и зарубежный опыт // Инновационное развитие экономики. – 2017. – №. 3. – С. 265-270.
  6. Швецов Д. В. Базар, ярмарка, лавка, магазин: генезис форм розничной торговли // Terra Economicus. – 2011. – №. 3. – 9 с.
  7. Fundamentals of Computer and Internet Fraud. — Текст: электронный // Association of Certified Fraud Examiners: [сайт]. — URL: https://www.acfe.com/uploadedFiles/Shared_Content/Products/Self-Study_CPE/Fundamentals%20of%20Computer%20and%20Internet%20Fraud%202013_Chapter%20Excerpt.pdf (дата обращения: 12.10.2020).
  8. Report to the Nations 2018. Global study on occupation fraud and abuse. — Текст: электронный // Association of Certified Fraud Examiners: [сайт]. — URL: https://www.acfe.com/report-to-the-nations/2018/#download (дата обращения: 09.10.2020).
  9. Мошенничество в программах лояльности или история о потерянной прибыли. — Текст: электронный // Ритейлпроф: [сайт]. — URL: https://retailprof.ru/general/moshennichestvo-v-programmah-lojalnosti-ili-istorija-o-poterjannoj-pribyli/ (дата обращения: 11.10.2020).
  10. Потери в ритейле. Управление рисками. 2019 год. — Текст: электронный // KPMG: [сайт]. — URL: https://home.kpmg/content/dam/kpmg/ru/pdf/2019/08/ru-ru-retail-losses-risk-management.pdf (дата обращения: 12.10.2020).
  11. Противодействие мошенничеству: какие меры принимают компании? Российский обзор экономических преступлений за 2018 год. — Текст: электронный // PwC: [сайт]. — URL: https://www.pwc.ru/ru/forensic-services/assets/PwC-recs-2018-rus.pdf (дата обращения: 13.10.2020).