Московский экономический журнал 3/2021

УДК 331

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10160

ВЛИЯНИЕ НОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И КАПИТАЛА НА БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА

THE IMPACT OF NEW TECHNOLOGIES AND CAPITAL ON THE SAFETY OF HUMAN LIFE

Утяшова Ольга Викторовна, кандидат экономических наук, доцент кафедры истории и экономической теории, Академия Государственной противопожарной службы МЧС России,  г. Москва, e-mail: 7127917@rambler.ru

Utyasheva Olga Viktorovna, PhD in Economics, Associate Professor of the Department of History and Economic Theory,  Academy of the State Fire Service of the EMERCOM of Russia, Moscow, e-mail: 7127917@rambler.ru 

Аннотация. Современный мир находится в стадии глубокой трансформации и глобализации, что влечет динамичное появление новых технологий фактически во всех отраслях. В большей степени все они связаны с цифровизацией общества и интеграцией данных процессов в привычные аспекты жизнедеятельности. Появление гаджетов, социальных сетей, мессенджеров значительно упростило процесс получения информации, усилило доступность новых технологий, повысило скорость общения между собой разных субъектов. Однако при всех приоритетах рост технологичности общества несет за собой и массу негативных трендов, оказывающих влияние на безопасность жизни людей. В статье рассмотрены основные факторы, связанные с появлением новых технологий и распределением капитала, оказывающие влияние на безопасность жизнедеятельности человека. Выявлены риски их внедрения, показаны масштабы потерь, с которыми сталкивается население при  мошеннических атаках на ресурсы Интернета.

Summary. The modern world is in a stage of deep transformation and globalization, which entails the dynamic emergence of new technologies in virtually all industries. To a greater extent, all of them are related to the digitalization of society and the integration of these processes into the usual aspects of life. The advent of gadgets, social networks, messengers, all this has greatly simplified the process of obtaining information, increased access to new technologies, and increased the speed of communication between different subjects. However, with all the priorities, the growth of technological society also brings with it a lot of negative trends that affect the safety of people’s lives. The article considers the main factors associated with the emergence of new technologies and the distribution of capital that affect the safety of human life. The risks of their implementation are identified, and the scale of losses faced by the population in fraudulent attacks on Internet resources is shown.

Ключевые слова: безопасность жизнедеятельности, новые технологии, капитал, влияние, факторы, нейтрализация.

Keywords: life safety, new technologies, capital, influence, factors, neutralization.

В настоящее время происходит существенное развитие научно-технического прогресса, сопровождаемое появлением не только новых технологий, но и созданием целых отраслей, форм расчетов, средств защиты информационных систем и ресурсов компании. Так под воздействием цифровизации в мире появились такие новации, как блок-чейн, бесконтактная оплата, машинное обучение и искусственный интеллект, значительно упрощающие процессы обработки информации, вычисления, и сокращающие процесс общения с покупателями и заказчиками компаний [1].

Новаторами в данных тенденциях стали финансовые организации, аккумулирующие в стране основную часть капитала, распределяя средства между инвестиционными, текущими и финансовыми потоками. Именно банки и стали главным центром угроз капиталу и безопасности населения. Так быстрая интеграция новых информационных платформ в их работу послужила хорошей «мишенью» для мошенников, реализующих схемы, не только направленные на лишение людей капитала, но и способствующие угрозе их жизни, поскольку в большинстве случаев аккумулирует средства, идущие на террористические и другие противоправные цели [2].

В то же время новые технологии производства, виртуального агрегирования ресурсов способствуют формированию новых условий жизнедеятельности человечества, построенного на базе автоматизированных торговых площадок интернета вещей, использования системных и более комплексных информационных услуг [3].

 Развитие принципиально новых платежных технологий (например, блокчейн-решения и автоматические «умные контракты») формирует основу для работы с огромным количеством транзакций, проводимых между отдельными участниками торговых систем [4].

А применение новых теплоизоляционных материалов, архитектурно-конструкторских решений при проектировании жилых и промышленных зданий и сооружений, стало основой для появления таких понятий, как «умное строительство», повышающее комфорт проживания, пользования коммуникациями и срок эксплуатации всех встроенных систем.

Сказанное еще раз доказывает значимость НТП для развития экономики. В то же время индустриализация и научно-технический прогресс вызывает немало рисков, негативно влияющих на безопасность жизнедеятельности человека. Факторы, которые могут так или иначе повлиять на безопасность жизни человека в целом, систематизированы в таблице 1.

Таким образом, новые технологии несут в себе немало рисков, способствующих возникновению чрезвычайных ситуаций, стихийных бедствий и т.п. К тому же информационные технологии значительно повышают степень мошенничества в отношении частных лиц, что негативно сказывается на перераспределении капитала.

Рассматривая киберугрозы, стоит отметить, что они наиболее опасные среди всех информационных рисков. Атаки хакеров, использующих вирусы-вымогатели в 2021 году активно учащаются. При этом жертвами злоумышленников становятся и объекты критической инфраструктуры, и образовательные учреждения, и даже медицинские центры и больницы. Заработок мошенников на таких атаках растет, а это значит, что пользователи пока проигрывают эту войну [5].

Жертвы вредоносного ПО, чьи файлы оказываются зашифрованы мошенниками, все чаще соглашаются выплачивать им огромные суммы денег за восстановление своих систем, а хакеры, получая все больше денежных средств, модернизируют свои инструменты и становятся все более опасными.

По данным Check Point Research, с октября 2020 года во всем мире число компаний, столкнувшихся с атаками программ-вымогателей, увеличилось на 57%, а с начала 2021 года число таких атак растет на 9% ежемесячно.  Статистики ИИ-стартапа Deep Instinct говорит, что общее количество атак с применением вымогателей выросло на 435% по сравнению с 2019 годом. При помощи этого типа вирусов хакерам удалось остановить работу 560 медицинских центров, 1681 школ и колледжей, а также более, чем 1300 иных организаций [6].

В 2020 году компании, чья работа была парализована из-за вирусов-вымогателей, в среднем платили злоумышленникам по $312 тыс. — это в три раза больше, чем за аналогичный период 2019 года.

По предварительным оценкам, в 2021 году хакеры, участвующие в атаках такого типа, «заработают» не менее $20 млрд.[6]

При этом остановить эту эпидемию пока не представляется возможным — у индустрии кибербезопасности нет универсального решения проблемы.

Финансовые факторы, оказывающие влияние на безопасность жизни человека в большинстве своем связаны с мошенническими схемами, реализуемыми с целью выманивания денег у населения посредством внедрения так называемых «фейковых» организаций. Данные угрозы, как правило, исходят из сферы туризма, недвижимости, других сфер услуг, о которых размещается информация в сети. Зачастую таких организаций или объектов продаж фактически не существует. Именно такие ситуации приводят к потере капитала у населения и зачастую довольно ощутимую, что впоследствии влечёт за собой появление других асоциальных явлений.

В целом потери капитала в результате мошеннических действий составляют миллиарды рублей. Динамика, представленная по данным МВД РФ, приведена на рисунке 1 [7].

Данные МВД РФ показывают, что число киберпреступлений в России в 2020 году выросло почти на 85% в сравнении с 2019-м. По прогнозам этого ведомства к 2021 году киберпреступников в России станет выше на 30%.

Усугубилась данная ситуация в результате пандемии, когда значительно увеличился «поток» звонков от мошенников и виртуальное вымогательство денежных средств у граждан.

 Стоит отметить, что по статистике МВД каждый второй россиянин сталкивался с банковскими мошенничествами. В то же время в 2020 г. уровень доверия клиентов кредитных организаций к безопасности финансовых сервисов вырос с 70 до 73%.

Большинство мошенничеств в 2020 году пришлось на методы социальной инженерии, эксплуатирующие тему коронавируса: злоумышленники предлагали тестирование на COVID-19, выставляли штрафы за нарушение самоизоляции, а также обещали ускоренно перечислить государственные пособия [8].

Самые крупные суммы мошенникам удалось похищать при призыве жертвы перевести деньги «в безопасную ячейку», когда клиенту банка, например, говорили, что на его счет идет атака и деньги срочно нужно спасать. В этом случае средний чек составлял 45 тыс. руб. При звонках от «службы безопасности банка» и от лжеброкеров мошенники в среднем похищали 30 тыс. руб. В остальных случаях атак средний чек не превышал 10 тыс. руб.  

Инвестиции — одна из самых прибыльных схем мошенничества в 2020 году. На сценарии с вложениями приходится чуть больше 4% от общего количества атак, однако их средний чек занял третье место среди всех мошеннических схем.

Несмотря на плачевные последствия перечисленных фактов мошенничества, наиболее серьезные опасения для жизни людей представляют именно технические угрозы новых технологий. Речь идет об инновациях в военной сфере. Это угроза, которая исходит от двух невероятно мощных сил: от бесконтрольного самовоспроизведения и экспоненциального роста.

Таким образом, несмотря на все преимущества НТП, неразумное использование его возможностей влечет к возникновению большого числа угроз как для капитала, так и для жизни людей, что обязывает государство усилить контроль за реализацией внедрения и развития цифровых технологий, а также усиливать работу по выявлению мошеннических схем и угроз. В настоящее время появилось огромное количество новых преступных IT-профессий: вирусописатели, дидосеры, кардеры, дропперы, фишеры, заливщики, значительно расширилось и количество новых видов преступлений. Данное обстоятельство приводит к выводу о необходимости усилить подготовку специалистов в этой отрасли и привлекать их на службу в правоохранительные органы.

Также, по нашему мнению, на уровне каждой современной компании должна формироваться политика информационной безопасности, учитывающая все угрозы и возможные последствия негативного влияния их собственных услуг на человека. При этом использование новых разработок должно сопровождаться тщательным этапом апробации, применения их в контексте виртуальной реальности. Для этого интересными могут стать «цифровые двойники». В то же время важен жёсткий контроль за работой данных технологий, так как внешнее управление искусственным интеллектом со стороны террористов или других злоумышленников может привести человечество к страшным катастрофам.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Пороховский А.А, Цифровизация и искусственный интеллект: перспективы и вызовы // Экономика. Налоги. Право. 2020. №2.  – с. 152
  2. Цветкова Л. А. Технологии искусственного интеллекта как фактор цифровизации экономики России и мира // Экономика науки. 2017. №2. – с. 114
  3. Буданов И.А., Устинов В.С. Перспективы развития металлургического производства в России // Черная металлурги 17. Цифровая экономика — новые возможности для бизнеса. Источник: http://mypsihologija24.ru/cifrovaya-ekonomika-novye-vozmozhnosti-dlya-biznesa.htmlя. 2014. №5. С. 3−12.
  4. Цифровая экономика: глобальные тренды и практика российского бизнеса / [НИУ «Высшая школа экономики»] URL: 14 https://imi.hse.ru/data/2017/10/06/1159517769/!Цифровая экономика – глобальные тренды и практика российского бизнеса.pdf (дата обращения 01.04.2021)
  5. Эксперты назвали главные киберугрозы 2021 года// https://vseonauke.com/1503395518718150950/zloveschie-tehnologii-kotorye-opasny-dlya-chelovechestva/(дата обращения 01.04.2021)
  6. Emsisoft: программы-вымогатели в 2020 году нанесли серьезный ущерб США//: https://cisoclub.ru/emsisoft-programmy-vymogateli-v-2020-godu-nanesli-sereznyj-ushherb-ssha//(дата обращения 01.04.2021)
  7. Новые роли мошеннических спектаклей или как избежать потери финансов// https:////.xn--b1aew.xn--p1ai/news/item/23669486/ (дата обращения 01.04.2021)
  8. Новые виды мошенничества в период пандемии коронавируса//https://www.mos.ru/news/item/73933073/(дата обращения 01.04.2021)
  9. Кокорев А.С. Глобализация и актуальные проблемы современной региональной экономики. Московский экономический журнал. – Москва, 2020. – № 4. –С. 14.




Московский экономический журнал 3/2021

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10159

МЕТОДИКА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ СТАРТАПОВ

METHODOLOGY OF ECONOMIC EVALUATION OF STARTUPS 

Кузьмин Илья Александрович, преподаватель, Школа бизнеса «Королевские беседы», город Казань

Kuzmin Ilya A., teacher, Business School «Royal Conversations», Kazan

Аннотация. На сегодняшний день термин «стартап» становится все популярнее в сфере бизнеса. На начальном этапе развития стартап-проектов одной из первостепенных задач в условиях рыночных отношений является использование эффективных методов оценивания с целью своевременной диагностики финансового состояния бизнеса. Автором рассматриваются экономические методы оценки стартапов, включая затратный (восстановительный), метод Беркуса, метод нормы прибыли (метод венчурного капитала).  Осуществляется сравнительный анализ подходов к оцениванию стартап-проектов отечественными венчурными инвесторами. Обоснован вывод об отсутствии единой методологии к оценке стартапов как со стороны инвесторов, так и с позиции научных исследователей. Предложены параметры оценивания экономической эффективности стартапов (объем целевого рынка, доступный объем обслуживаемого рынка, достижимый объем обслуживаемого рынка), отражающие, с одной стороны, потребность рынка в создании стартап-проекта, а с другой – анализ эффективности прогнозируемых экономических показателей будущего бизнеса (денежные потоки проекта, выручка, затраты, объем продаж, чистая прибыль, инвестии и др. Рекомендуемая методика экономической оценки позволит определить внешние возможности стартапа посредством определения насыщенности рынка с целью выявления существующих рисков при создании стартапа и потребностей целевой аудитории.

Summary. Today, the term “startup” is becoming more and more popular in the field of business. At the initial stage of the development of start-up projects, one of the primary tasks in the conditions of market relations is the use of effective assessment methods in order to timely diagnose the financial condition of the business. The author considers the economic methods of evaluating startups, including the cost (recovery) method, the Berkus method, the rate of return method (the venture capital method). A comparative analysis of approaches to the evaluation of startup projects by domestic venture investors is carried out. The conclusion about the lack of a unified methodology for evaluating startups both from the investors ‘ side and from the position of scientific researchers is substantiated. The parameters of evaluating the economic efficiency of startups (the volume of the target market, the available volume of the serviced market, the achievable volume of the serviced market) are proposed, reflecting, on the one hand, the market’s need to create a startup project, and on the other – the analysis of the effectiveness of the projected economic indicators of the future business (project cash flows, revenue, costs, sales, net profit, investments, etc. The recommended method of economic assessment will allow you to determine the external capabilities of a startup by determining the saturation of the market in order to identify the existing risks when creating a startup and the needs of the target audience.

Ключевые слова: стартап, бизнес, методика оценки, инвестор, инвестиционный проект.

Keywords: startup, business, valuation methodology, investor, investment project.

В России понятие стартапа возникло еще во второй половине 70-х годов, но особой востребованности данный вид бизнеса получил только в последние несколько лет. Все больше инверторов стремится вложить денежные средства в перспективные проекты, находящиеся на начальном пути развития с потенциальной перспективой на быструю окупаемость. Осуществляя вклад в недавно созданные компании, венчурные инвестиции зачастую являются единственным вариантом продвижения стартап-бизнеса, поскольку на данном этапе стоимость стартапов не является высокой, что является выгодным для инвестора, например, с целью приобретения доли в бизнесе.

Результативность стартапа заключается в соотношении выгод и расходов жизненного цикла проекта с ориентирами и заинтересованностью участников, вовлеченных в стартап. Для оценки результативности стартапа могут применяться различные методы, наиболее эффективными из которых считаются динамические. В отдельных случаях некоторые статические методы (например, простой период окупаемости) могут предоставить аналитикам дополнительную информацию.

В научной литературе методика оценивания стартапов находится в кругу дискуссионных вопросов, в связи с чем представляет несомненную актуальность. Так, например, в исследовании Н.А. Бейзерова в качестве критерия оценивания предлагаются такие параметры, как текущая стоимость стартапа, ожидаемая рыночная цена и капитализация проекта [2].

Исследователи в области финансов Д.В. Григорьевич, А.В. Кожанова отмечают, что на сегодняшний день отсутствие эффективного механизма оценки   стартапов связано, скорее всего, с неизученностью рынка финансового посредничества.   Исходя из существования данной проблемы, исследователи предлагают механизм, основанный на использовании традиционных методов (аналитический баланс, отчет о финансовых результатах; финансовый, операционный / маржинальный анализ),   который, по их мнению, на   текущем   этапе   развития инновационной экономики  позволит  снизить риски потерь инвестиционных  вложений  и решить ряд возникающих в процессе развития стартап-экономики проблем [3].

В свою очередь, Г.Р. Мухаметшина, Р.С. Казанцева предлагают количественную оценку эффективности современных стартапов с использованием инструментария скорингового оценивания. Отличительными особенностями предлагаемой авторами методики являются: учет в единой системе координат не только конъюнктурной, но и возможной долгосрочной эффективности стартапа; разностороннее исследование параметров стартапа (инновационность, интегративность, качество кадрового, финансового обеспечения и т. п.); оценка степени сбалансированности отдельных параметров стартапа посредством расчета среднего квадратического отклонения баллов [7].

Кроме того, В.А. Сплендер, А.В. Орлов, рассматривая комплексную оценку уровня инвестиционной привлекательности стартапа, предлагают ряд критериев для отбора наиболее перспективных стартап-проектов: оригинальность, новизна, проработанность, потенциальная эффективность, ресурсное обеспечение, коммерциализируемость на основе определения весовых коэффициентов [11].

Поскольку деятельность, связанная с оценкой стартапов, находится большей частью в эвристической плоскости, подчеркнута значимость сбора и анализа статистической информации в сфере венчурного финансирования на ранних стадиях развития бизнеса в трудах Н.Н. Куницыной, Т.В. Халявской. В основу оценочного подхода авторами были положены такие методы, как скоринговый, венчурного капитала, Дэйва Беркуса, суммирования факторов риска. По мнению исследователей, данные методы могут быть рекомендованы для поиска предварительных результатов оценивания стартапов, позволяющими усреднить его стоимость [6]. 

На наш взгляд, методика скоринговой оценки эффективности стартапов применима не для всех отраслей экономики, оттого представленная методология не может являться унифицированной. Вместе с тем методика оценки стоимости стартапов выступает лишь одним из компонентов в разрезе экономической эффективности стартап-проектов.

Таким образом, среди наиболее известных методов оценки стартапов выделим такие, как затратный (восстановительный), метод Беркуса, метод нормы прибыли (метод венчурного капитала) (табл. 1).

Рассмотрим ряд основных методов оценки стартапов:

  1. Затратный или восстановительный метод – оценивает действительные финансовые расходы в рамках проекта-аналога по текущей рыночной стоимости работников проекта, расходам на лицензии, патенты и пр., активам и основным фондам проекта, затратам на приобретение доли инвесторов прошлых этапов финансирования, расходам на услуги третьих лиц относительно стартап-проекта, а также текущих затрат на рекламу, продвижение, привлечение клиентов. В данном случае инвестору удобно осуществлять торг с создателями стартапа благодаря заниженной оценке [9].
  2. Метод Беркуса был впервые представлен в книге «Winning Angels by Harvard’s Amis and Stevenson» и базируется на учете возможностей стартапа посредством ряда эмпирических коэффициентов к восстановительному методу. Они пересматривались автором, вводились в процентный вид, менялись на абсолютные значения и возвращались снова к процентным. Такая оценка интересна, но её проблема состоит в том, что коэффициенты, их влияние и итоговая стоимость проекта не формализованы, коэффициенты определяются экспертным путем, и как любая оценка, несет в себе отражение субъективных представлений оценщика о том, какие из коэффициентов наиболее значимы.
  3. Метод нормы прибыли (метод венчурного капитала. Базируется на вычислении послеинвестиционной стоимости (после осуществления инвестиций), а затем из этой стоимости вычитаются предполагаемые инвестиции. Таким образом, определяется доинвестиционная стоимость.

Целью указанных методов является определение стоимости предприятия на определенный момент времени или в перспективе [5]. Важно отметить, что с их помощью невозможно установить вероятность жизнеспособности проекта, достижение показателей оценки, а также вероятность того, что проект сможет функционировать в будущем.

Однако представленные методы оценки стартапов имеют некоторые недостатки, в числе которых были выделены следующие:

  • сопоставление с проектом-аналогом не позволяет выявить достоверность сведений из-за случайности и рисков;
  • невозможность спрогнозировать успех стартапа и его функционирование в будущем ввиду того, что еще не сложилась история финансовой деятельности, которая отражается в денежных потоках и оттоках, операционном функционировании. Данные показатели показывают эффективность вложения в инвестиционный проект (стартап). Рассмотрим им подробнее.
  1. Чистый дисконтированный доход (англ. Net Present Value, NPV) – представляет собой разность между дисконтированными выгодами и дисконтированными затратами стартапа. Данный метод можно считать главным или основополагающим при принятии инвестиционного решения. Если NPV проекта меньше нуля, то проект нельзя считать эффективным, поскольку существуют более выгодные альтернативные варианты вложения имеющихся ресурсов. Если NPV проекта равен нулю, то он обеспечит инвестору лишь нормальный уровень доходности, который можно получить и в других проектах.

Если чистый дисконтированный доход выше нуля, то инвестиционный проект эффективный и может быть рекомендован к осуществлению. Положительные стороны применения рассматриваемого показателя: значимость временной ценности денежных потоков, простота вычисления, аддитивность. Среди недостатков отметим сложность оценивания результативности стартапов с различными объемами капиталовложений, бессмысленность оценивания краткосрочных стартапов.

  1. Индекс доходности (прибыльности) (англ. Profitability Index, PI) представляет собой отношение общей суммы дисконтированного сальдо денежного потока от операционной и финансовой деятельности к суммарным приведенным инвестиционным затратам. Если данный показатель больше единицы, то это свидетельствует об эффективности анализируемого инвестиционного проекта. Преимущества данного критерия оценки результативности: значимость временной ценности денежных потоков, доступное трактование итогов, оценивание инвестиций при лимитированном бюджете. Недостатками показателя является: отсутствие аддитивности; не является абсолютным показателем.
  2. Внутренняя норма доходности (англ. Internal Rate of Return, IRR). Показатель считается наиболее сложным с точки зрения механизма его расчета. IRR отражает максимально возможный относительный уровень расходов относительно стартапа. Преимущества показателя: значимость временной ценности денежных потоков, удобство интерпретации, отражение степени проектного риска. Среди минусов отметим некорректность распределения несовместимых проектов исходя из этого фактора, отсутствие аддитивности, трудность оценивания несопоставимых проектов с различными объемами капиталовложений.
  3. Дисконтированный срок окупаемости (англ. Discounted Payback Period, DPP) – это минимальный период времени, в течение которого накопленный чистый дисконтированный доход становится (и остается в дальнейшем) положительным. Преимущества показателя: учет временной ценности денежных средств, простота интерпретации, отражение уровня проектного риска [4].

Недостатками показателя являются: возможность недооценки инвестиционной привлекательности проекта, а также отсутствие аддитивности. Таким образом, динамические методы учитывают стоимость денежных средств во времени и основываются на прогнозировании денежных потоков проекта.

Далее был осуществлен сравнительный анализ методов оценки стартапов масштабными отечественными венчурными инвесторами (табл. 2).

Таким образом, можно сделать вывод об отсутствии единой методологии к оценке стартапа как со стороны инвесторов, так и со стороны научных деятелей. Так, например, инвесторы выбирают методы, исходя из личных наблюдений. Ключевым методом оценки является изучение бизнес-плана и финансового план, спрогнозированных на 3-5 лет.

С точки зрения нашей позиции, для оценивания эффективности стартапа были рекомендованы к применению ряд показателей, отражающих, с одной стороны, потребность рынка в создании стартап-проекта, а с другой – анализ эффективности прогнозируемых экономических показателей будущего бизнеса (рис.1):

– TAM (Total Addressable Market) объем целевого рынка – потребители, которые имеют необходимость в приобретении, но не всегда готовы платить. Проводится анализ обзоров рынка, экспертных оценок, сведений Федеральной службы госстатистики, источников аналитических агентств «Gartner» и «Frost & Sullivan», спроса в интернете посредством сервисов «Google AdWords» и «Яндекс.Wordstat».

  • SAM (Served/Serviceable Available Market) доступный объем обслуживаемого рынка – потребители, использующие продукт или товар конкурентов (доля рынка TAM). Выявляется посредством исследования открытых отчетностей конкурентов.
  • SOM (Serviceable & Obtainable Market) достижимый объем обслуживаемого рынка – потребители, желаемые к привлечению согласно планам и возможностям (включен в рынок SAM). Устанавливается исходя из маркетингового исследования, базируемого на продолжительности и прогнозах стартапа.

Изучение внешних возможностей стартапа включает в себя вычисление коэффициента насыщенности рынка по формуле:

где P0 – потенциальная необходимость в товаре при выходе на рынок;

Pt – изменения потенциальной необходимости в определеный момент времени;

Rt – объем сбыта на момент времени.

Коэффициент насыщенности рынка меняется от 0 до 1. Если k < 0,1, то рынок свободен для стартапов, в связи с чем возможен оперативный подъем. Если 0,1 < k < 0,2, то рынок конкурентен, а значит присутствуют риски для развити стартапа. Если k > 0,2, то развитие стартапа на рассматриваемом рынке бессмысленно из-за большой конкуренции и отсутствии потребности в предлагаемом продукте [1; 5].

Кроме того, в оценке стартапа следует рассчитать денежные потоки проекта и провести оценку выручки, затрат, объема продаж, чистой прибыли. Важно изучить объем инвестиций, необходимых стартапу и срок их окупаемости, для чего необходимо сформировать финансовую модель с прогнозированием показателей на 3 года, в которую входят: ключевые методические предположения для прогнозирования, прогноз масштаба реализованных товаров, стоимость единицы реализованных товаров, прогноз расходов, объем инвестиций.

Сделать обоснованные выводы о возможном успехе или неудаче стартапа возможно посресредством использования ЮНИТ–экономики (UNIT economics), посредством данного способа возможно осуществить вычисление доходов и расходов на одного потребителя. Расчеты включают в себя такие параметры, как число потребителей (N) и клиентов (n), средний размер платежа (average price – AP), средний объем платежей клиентом (average payment count – APC), общие расходы на рекламу по каналам продаж (acquisition costs – AC).

Рекомендуемы алгоритм вычислений ориентирован на проведение оценки внутренних и внешних возможностей стартапа, благодаря чему инвестор сможет наблюдать риски и понимать перспективы развития проекта.

Литература

  1. База знаний «Венчурный акселератор» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://1va.vc/ (дата обращения: 12.02.2021).
  2. Бейзеров Н.А. Методика оценки стартапов на начальных этапах становления // Инновации и инвестиции. 2017. №4. С.22-25.
  3. Григорович Д. В., Кожанова А.В. Финансово-экономический анализ стартапов на стадии раннего роста // Финансы и кредит. 2019. Т. 25. № 9(789). С. 1987-2005.
  4. Духон А.Б., Зиньковский К.В., Образцова О.И., Чепуренко А.Ю. Влияние программ предпринимательского образования на развитие малого бизнеса в России: опыт эмпирического анализа в региональном контексте // Вопросы образования. 2018. №2. С.139-172.
  5. Карасев А.П. Маркетинговые исследования. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство Юрайт, 2021. 315 с.
  6. Куницына Н.Н., Халявская Т.В. Методы оценки доинвестиционной стоимости стартапов, не достигших уровня доходности // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Экономические науки. 2016. №4 (246). С.292-302.
  7. Мухаметшина Г.Р., Казанцева Р.С. Методика скоринговой оценки эффективности стартапов сферы услуг // Экономические науки. 2019. № 4 (173). С.73-75.
  8. Мухаметшина Г.Р., Казанцева Р.С. Оценка эффективности стартапов // Социально-гуманитарные инновации: стратегии фундаментальных и прикладных научных исследований. Оренбург, 2019. С.400-403.
  9. Образцова О., Полякова Т., Поповская Е. Выбор источника инвестиций ранним предпринимателем в переходной экономике: возможности прогнозирования // Форсайт. 2017. №3. С.71-80.
  10. Сергиенко С.К., Другова А.В., Корешкова Е.А. Сравнительный анализ способов выполнения маркетинговых исследований в контексте создания стартап-проекта // Молодой ученый. 2020. № 23 (313). С. 445-448.
  11. Сплендер В.А., Орлов А.В. Комплексная оценка уровня инвестиционной привлекательности стартапа // Интернет-журнал «Отходы и ресурсы», 2019 №3. Режим доступа: https://resources.today/PDF/16ECOR319.pdf (дата обращения: 29.01.2021). 

References

  1. Baza znanij «Venchurnyj akselerator» [Elektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: https://1va.vc/ (data obrashcheniya: 12.02.2021).
  2. Bejzerov N.A. Metodika ocenki startapov na nachal’nyh etapah stanovleniya // Innovacii i investicii. 2017. №4. S.22-25.
  3. Grigorovich D. V., Kozhanova A.V. Finansovo-ekonomicheskij analiz startapov na stadii rannego rosta // Finansy i kredit. 2019. T. 25. № 9(789). S. 1987-2005.
  4. Duhon A.B., Zin’kovskij K.V., Obrazcova O.I., CHepurenko A.YU. Vliyanie programm predprinimatel’skogo obrazovaniya na razvitie malogo biznesa v Rossii: opyt empiricheskogo analiza v regional’nom kontekste // Voprosy obrazovaniya. 2018. №2. S.139-172.
  5. Karasev A.P. Marketingovye issledovaniya. 2-e izd., pererab. i dop. M.: Izdatel’stvo YUrajt, 2021. 315 s.
  6. Kunicyna N.N., Halyavskaya T.V. Metody ocenki doinvesticionnoj stoimosti startapov, ne dostigshih urovnya dohodnosti // Nauchno-tekhnicheskie vedomosti Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo politekhnicheskogo universiteta. Ekonomicheskie nauki. 2016. №4 (246). S.292-302.
  7. Muhametshina G.R., Kazanceva R.S. Metodika skoringovoj ocenki effektivnosti startapov sfery uslug // Ekonomicheskie nauki. 2019. № 4 (173). S.73-75.
  8. Muhametshina G.R., Kazanceva R.S. Ocenka effektivnosti startapov // Social’no-gumanitarnye innovacii: strategii fundamental’nyh i prikladnyh nauchnyh issledovanij. Orenburg, 2019. S.400-403.
  9. Obrazcova O., Polyakova T., Popovskaya E. Vybor istochnika investicij rannim predprinimatelem v perekhodnoj ekonomike: vozmozhnosti prognozirovaniya // Forsajt. 2017. №3. S.71-80.
  10. Sergienko S.K., Drugova A.V., Koreshkova E.A. Sravnitel’nyj analiz sposobov vypolneniya marketingovyh issledovanij v kontekste sozdaniya startap-proekta // Molodoj uchenyj. 2020. № 23 (313). S. 445-448.
  11. Splender V.A., Orlov A.V. Kompleksnaya ocenka urovnya investicionnoj privlekatel’nosti startapa // Internet-zhurnal «Othody i resursy», 2019 №3. Rezhim dostupa: https://resources.today/PDF/16ECOR319.pdf (data obrashcheniya: 29.01.2021).

 




Московский экономический журнал 3/2021

УДК 338 

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10156 

МАРКЕТИНГОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ КРИТЕРИЕВ ВЫБОРА КРУИЗНЫХ ТУРОВ 

MARKETING RESEARCH CRITERIA FOR SELECTING CRUISE TOURS

Шишменёва Алёна Андреевна, Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина, г. Нижний Новгород

Мартысевич Валерия Владимировна, Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина, г. Нижний Новгород

Гуреева Евгения Павловна, Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина, г. Нижний Новгород

Лебедева Татьяна Евгеньевна, кандидат педагогических наук, доцент, доцент кафедры инновационных технологий менеджмента, Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина, г. Нижний Новгород

Shishmeneva A.A., shishmenevaaa@st.mininuniver.ru

Martysevich V.V., martysevichvv@st.mininuniver.ru

Gureeva E.P., jenu58628@gmail.com

Lebedeva T.E., tatyana.lebedeva@bk.ru 

Аннотация. В статье описаны результаты исследования критериев, которые являются важными при выборе и совершении покупки круизных туров жителями Нижнего Новгорода. Авторами уделено внимание таким составляющим выбора как цена, продолжительность, наличие питания и анимационных программ, сервис, комфорт и безопасность отдыха на данном виде транспорта. известность операторов на рынке, которые работают в данном сегменте. Сделаны выводы о возможностях и перспективах развития рынка круизного туризма в Нижнем Новгороде. 

Summary. The article describes the results of the study of criteria that are important when choosing and making a purchase of cruise tours by residents of Nizhny Novgorod. The authors paid attention to such components of the choice as price, duration, availability of food and animation programs, service, comfort and safety of rest on this type of transport. the popularity of operators in the market that work in this segment. Conclusions are made about the possibilities and prospects for the development of the cruise tourism market in Nizhny Novgorod. 

Ключевые слова: круизный туризм, туризм, путешествия, критерии выбора, опрос, исследование.

Keywords: cruise tourism, tourism, travel, selection criteria, survey, research.

В современном мире многие люди любят путешествовать в другие города, страны, континенты и открывать для себя что-то новое и увлекательное. Существует разные виды классификаций туризма.

Так как все классификации обширные, объемные, рассмотрим одну из них – по использованию транспортных средств. В свою очередь выделяют следующие подвиды в данной категории по туризму: авиационный, водный, наземный

Авиационный и наземный вид транспорта, который используются как в повседневной жизни, так и, как средство для путешествий известен и понятен каждому, поэтому спрос на него большой. Водный транспорт также знает каждый, но спрос на него предположить сложно, поэтому проведен опрос, чтобы узнать, как современное общество относится к речным круизам и что думает о них. Более того, Нижний Новгород традиционно славился достаточно богатым набором речных круизов [1,2], также в «Стратегии развития внутреннего туризма 2035», круизный туризм заявлен как одно из приоритетных направлений развития турима в России.

Опрос был проведен в г. Нижний Новгород. В данном исследовании участие приняли 141 респондент от 18 до 55 лет (см. рис. 2). Среди опрошенных были как мужчины, так и женщины (см. рис. 1)

В начале анкетирования были заданы общие вопросы, которые касались популяризации определенного вида транспорта, его безопасности, о знании про речные круизы в их городе проживания и др. Рассмотрим их результаты.

На вопрос: Какой вид транспорта Вы считаете наиболее популярным и востребованным? – большинство респондентов ответили наземный (82,9 %), 9,8 % ответили, что водный, 4,9% – воздушный (см. рис. 3)

На вопросы: Знаете ли Вы о существовании речных круизов в Вашем городе и пользовались ли Вы когда-либо услугами речного круиза? – респонденты ответили следующим образом:

1) 90, 2% из 100% информированы в данной области

2) 82,9% из 100% приобретали билеты на речной круиз

Также было выявлено по каким причинам определенный процент жителей (17,1%), которые были опрошены не пользуются данными услугами:

1) не возникает желания

2) предпочитают путешествовать и передвигаться из пункта А в пункт В другим видом транспорта

3) высокая цена

4) по состоянию здоровья

5) считают его опасным

Далее был задан вопрос, который касался того, с какой целью анкетированные используют услуги речного круиза. Большинство опрошенных (75,6%) ответили для путешествий, 12, 2% – для рабочих поездок и 9,8% – как средство передвижения.

Также было замечено, что многие респонденты (73,2%) считают речные круизы актуальными и популярными в настоящие время (см. рис. 9). Одними из самых востребованных туроператоров в г. Нижний Новгород оказались «ГАМА» (58,5%) и «ВодоходЪ» (43,9%) востребованными и популярными в настоящие время

Далее вопросы, которые напрямую касались речных круизов и мнения респондентов.

Первый вопрос, который был задан в основной части: Что Вам нравится в таком виде путешествий, как речной круиз? – результаты показали следующие:

1) 48,8% респондентов привлекает доступная цена

2) 41, 5% – атмосфера

3) 26,8% – свежий воздух/комфорт

4) 12,2% – оригинальность

Средняя цена, за которую большинство анкетированных готовы заплатить, составила промежуток от 13000-17000 рублей. Оптимальное количество пребывания в речном круизе для большинства (46,3%) является от четырёх до семи дней.

На вопросы: Устраивает ли Вас сервис и обслуживание в путешествиях на речном круизе и как вы считаете, какой тип питания является оптимальным и выгодным в речном круизе, результаты исследования показали:

1) 68,3% привлекает уровень обслуживания

2) 51,2 % ответили, что хотели бы трёхразовое питание во время отдыха

Большинство анкетированных, на вопрос: Как Вы считаете такие морские (речные) путешествия могут быть востребованы у семейных пар, у которых есть маленькие дети? – ответили отрицательно 48,8%. Такой ответ может быть связан с тем, что речные круизы в основном рассчитаны на несколько дней, там проводят разные развлекательные мероприятия, существует программа, которой руководствуется гид, много времени люди проводят на воде, следовательно, реакцию детей на новую обстановку сложно предугадать, поэтому данный фактор может негативно повлиять на общие восприятие и впечатление об отдыхе и путешествии в данном формате (рис.4).

На вопрос: хотели бы вы провести своё путешествие на речном круизе ещё раз? – подавляющие количество респондентов ответили (70,7%) – да, такие данные могут говорить о качественном обслуживании и высоком спросе та такую услугу, как речные круизы.

Таким образом, подводя итог, можно сделать вывод, что жители г. Нижнего Новгорода активно пользуются услугами речного круиза в основном для путешествий, отдыха и хорошего времяпрепровождения. Основные факторы, которые повышают спрос на данный вид туризма – его оригинальность, стоимость, комфорт, атмосфера и красивый вид. Также было выявлено, что многие респонденты довольны сервисом и обслуживанием в путешествиях на речном круизе, и они хотели бы провести своё путешествие в данном формате ещё раз. 

Литература

  1. Кетрарь М.В., Лебедева Т.Е. Тенденции развития круизного туризма в Нижегородской области В сборнике: Индустрия туризма и сервиса: состояние, проблемы, эффективность, инновации. 2014. С. 16-18.
  2. Смирнова Ж.В.Кочнова К.А.Обучение сотрудников сервисных предприятий с использованием информационных технологий //Вестник Мининского университета. 2019. Т.7. № 1 (26). С. 5.

Referents

  1. Ketrar’ M.V., Lebedeva T.E. Tendencii razvitiya kruiznogo turizma v Nizhegorodskoj oblasti V sbornike: Industriya turizma i servisa: sostoyanie, problemy, effektivnost’, innovacii. 2014. S. 16-18.
  2. Smirnova ZH.V., Kochnova K.A. Obuchenie sotrudnikov servisnyh predpriyatij s ispol’zovaniem informacionnyh tekhnologij //Vestnik Mininskogo universiteta. 2019. T.7. № 1 (26). S. 5.




Московский экономический журнал 3/2021

УДК 379

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10155

ФАКТОРЫ ВЫБОРА ЦЕЛЕВЫМИ АУДИТОРИЯМИ КАНЦЕЛЯРСКИХ ТОВАРОВ 

FACTORS IN THE TARGET AUDIENCE SELECTION OF STATIONERY

Чихутова Анастасия Дмитриевна, Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина, г. Нижний Новгород

Юрина Виктория Михайловна, Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина, г. Нижний Новгород

Булганина Светлана Викторовна, кандидат технических наук, доцент, доцент кафедры инновационных технологий менеджмента, Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина, г. Нижний Новгород,

Лебедева Татьяна Евгеньевна, кандидат педагогических наук, доцент, доцент кафедры инновационных технологий менеджмента, Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина, г. Нижний Новгород

Chikhutova A.D., chihutova2015@yandex.ru

Yurina V.M., vika.yurina.98@bk.ru

Bulganina S.V., bulgsv@mail.ru  

Lebedeva T.E., tatyana.lebedeva@bk.ru

Аннотация. В статье рассматриваются результаты исследования выбора канцелярских товаров среди основной целевой группы – обучающихся. Целью исследования является анализ факторов выбора канцелярских товаров и учет особенностей целевой аудитории. В статье раскрываются такие факторы выбора как: цена, качество, частота покупки, приверженность бренду, возможность покупки аналогов, место покупки, цели покупки. В выводах к статье авторы сформировали пакет требований, которые необходимо учитывать при выборе канцелярских товаров.

Summary. The article discusses the results of the study of the choice of office supplies among the main target group – students. The aim of the study is to analyze the factors in the choice of office supplies and take into account the characteristics of the target audience. The article reveals such factors of choice as: price, quality, frequency of purchase, brand loyalty, the ability to purchase analogs, place of purchase, purpose of purchase. In the conclusions to the article, the authors have formed a package of requirements that must be taken into account when choosing office supplies.

Ключевые слова: рынок канцелярских товаров, ассортимент товаров, целевые аудитории, потребители, факторы формирования спроса, опрос, исследование.

Keywords: stationery market, assortment of goods, target audiences, consumers, factors of demand formation, survey, research. 

  1. Введение. По оценкам BusinesStat, с 2015 по 2019 гг продажи канцелярских принадлежностей в России выросли на 18,2%: с 6,03 до 7,13 млрд шт. 2020 г привел к сокращению продаж канцелярских принадлежностей в России на 19,3% при планируемом 9,1%. Дополнительным фактором снижения стала пандемия коронавируса и связанные с ней карантинные меры. В период карантина все книжные магазины и часть розницы, торгующие канцелярскими товарами, были закрыты. После небольшого подъема рынка летом 2020 г (подготовка к учебному году) вторая волна пандемии коронавируса ухудшила ситуацию: часть школьников, студентов и офисных работников были снова переведены на удаленный режим обучения и работы [1,4].

По прогнозам, в 2021 г продажи канцелярских принадлежностей отыграют чуть меньше половины своего падения, в 2022-2024 гг будут расти умеренными темпами – на 1,1-2,9% в год. В результате в 2024 г в России будет реализовано 7,20 млрд шт продукции, что всего на 1,0% выше уровня 2019 г [1]. Сдерживать рост продаж будет сокращение численности россиян и медленные темпы восстановления уровня реальных доходов покупателей [2,3].

  1. Материалы и методы исследования. Опрос был проведен в феврале 2021 года, выборка составила 70 человек, исследование проводилось средствами google forms.
  2. Результаты исследования. В качестве главного направления для анализа были приняты признаки: возраст (с градацией 15-18, 19-25, 26-30 -> самые активная с точки зрения покупок канцтоваров аудитория), уровень дохода, размер семьи и социальная группа (работающий, учащийся в школе/вузе или учреждении СПО).

Среди основных потребностей, побуждающих людей к покупкам канцтоваров, можно выделить так как:

  • канцтовары нужны для офиса/работы/учебы;
  • канцтовары нужны для творчества/хобби;
  • канцтовары нужны для детей в семье.

Рассмотрим результаты по каждому из блоков опроса.

Таким образом, большинство опрошенных – люди в возрасте 15-25 лет, т.е. преимущественно обучающиеся (школьники и студенты) – основная целевая аудитория, приобретающая канцелярские товары.

Результаты анализа сферы деятельности это подтвердили (рисунок 2), большинство опрошенных – обучающиеся различных образовательных учреждений.

Далее, авторами статьи в соответствии с концепцией проведения маркетингового исследования, были установлены цели приобретения канцелярских товаров целевой аудиторией (рисунок 3)

Как видно из рисунка 3, большинство опрошенных покупают канцтовары в учебных целях.

Уточнены популярные ассортиментные группы канцелярских товаров (рисунок 4). Наиболее популярными канцелярскими товарами является группа бумажных изделий (тетради, блокноты и т.д.). Второе место (четверть респондентов) занимают письменные принадлежности.

Результаты исследования показали, что потребители предают значение качеству продукции, цене и бренду, менее значимой оказалась упаковка товара.

Рейтинг наиболее популярных брендов, по мнению респондентов, представлен на рисунке 5.

45,2% респондентов приобретают канцтовары в розничном специализированном магазине, 32,3% – предпочитают интернет-площадки, 16,1% – покупают в любом магазине, где представлены канцтовары, остальные совершают свои покупки на оптовом складе.

Расходы в месяц на канцтовары представлены на рисунке 6, и как видно из него, равное количество респондентов тратят от 500-2000 рублей.

Важной характеристикой покупок являют частота (рисунок 7). Как видно из рисунка большая часть аудитории (64,5%) совершает покупки менее 2 раз в месяц; 32,3% – от 2 до 4 раз в месяц, 3,2% – совершают 5 и более раз.

При этом 73% опрошенных практически всегда довольны тем, что приобретают (рисунок 8).

Большинство опрошенных покупают шариковые ручки различных марок; тетради, цветная бумага и обычная бумага – самые популярные бумажные изделия (в аутсайдерах лишь картон и фотобумага). Кроме того, для замены чаще всего требуются съемные картриджи либо стержни для ручек и карандашей. А вот скобы и скрепки наименее популярны (это объясняется низким уровнем использования и большим объемом покупаемых комплектов, которого хватает на долгое время).

Рисунок 9 показывает, что потребителей, готовых искать именно ту марку товара, к которой они привыкли, несколько меньше, чем тех, кто скорее воспользуется аналогом не раздумывая.

При этом, стоит заметить, что потребитель легче всего готов “изменить” бренду-производителю ручек, карандашей и маркеров/фломастеров (61,3%).

79,8% потребителей обращают внимание в магазинах, прежде всего, на цену и ассортимент. В ходе опроса лишь 3 опрошенных хотели бы расширить ассортимент некоторых товаров в магазинах (ответы связаны с творчеством), что показывает довольно большой выбор самых разнообразных товаров в магазинах канцтоваров.

Таким образом, можно сделать ряд выводов. Большинство опрошенных заинтересованы в качестве товара, практически все в целевой группе потребителей имеют представление, о лучшем бренде (это подтверждает гипотезу о важности канцтоваров на сегодняшний день).

Потребители готовы тратить значительные средства на качественную бумагу, тетради, блокноты и письменные принадлежности. При этом соотношение цена-качество и разнообразие при выборе товара их интересуют не меньше. Несмотря на высокий уровень запросов потребителей, они, в целом, довольны качеством канцелярских товаров.

Литература

  1. Анализ рынка канцелярских принадлежностей (канцтоваров) в России в 2015-2019 гг, оценка влияния коронавируса и прогноз на 2020-2024 гг – URL: https://marketing.rbc.ru/research/44940/ (дата обращения 24.03.2021)
  2. Булганина С.В., Терёхина А.Е., Булганина А.Е., Белоусова К.В. Анализ предпочтений покупки товаров для творчества в интернет-магазинах//Наука Красноярья. 2018. Т. 7. № 4-3. С. 12-16.
  3. Лазутина А.Л., Булганина С.В., Белоусова К.В., Лабазова А.В. Маркетинговое исследование выбора канцтоваров молодежью//Глобальный научный потенциал. 2019. № 4 (97). С. 182-185.
  4. Смирнова Ж.В., Кочнова К.А. Обучение сотрудников сервисных предприятий с использованием информационных технологий //Вестник Мининского университета. 2019. Т.7. № 1 (26). С. 5. 

Referents

  1. Analiz rynka kancelyarskih prinadlezhnostej (kanctovarov) v Rossii v 2015-2019 gg, ocenka vliyaniya koronavirusa i prognoz na 2020-2024 gg – URL: https://marketing.rbc.ru/research/44940/ (data obrashcheniya 24.03.2021)
  2. Bulganina S.V., Teryohina A.E., Bulganina A.E., Belousova K.V. Analiz predpochtenij pokupki tovarov dlya tvorchestva v internet-magazinah//Nauka Krasnoyar’ya. 2018. T. 7. № 4-3. S. 12-16.
  3. Lazutina A.L., Bulganina S.V., Belousova K.V., Labazova A.V. Marketingovoe issledovanie vybora kanctovarov molodezh’yu//Global’nyj nauchnyj potencial. 2019. № 4 (97). S. 182-185.
  4. Smirnova ZH.V., Kochnova K.A. Obuchenie sotrudnikov servisnyh predpriyatij s ispol’zovaniem informacionnyh tekhnologij //Vestnik Mininskogo universiteta. 2019. T.7. № 1 (26). S. 5.




Московский экономический журнал 3/2021

УДК 338 

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10154 

РЫНОК СПОРТИВНЫХ ШКОЛ ЛЕГКОЙ АТЛЕТИКИ: ПОРТРЕТ ПОТРЕБИТЕЛЯ 

THE MARKET OF ATHLETICS SPORTS SCHOOLS: CONSUMER PORTRAIT

Белоусова Ксения Владимировна, Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина, г. Нижний Новгород

Лабазова Анастасия Васильевна, Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина, г. Нижний Новгород

Лукина Елена Вячеславовна, старший преподаватель, Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина, г. Нижний Новгород

Лебедева Татьяна Евгеньевна, кандидат педагогических наук, доцент, доцент кафедры инновационных технологий менеджмента, Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина, г. Нижний Новгород

Belousova K.V., ksbel99@yandex.ru

Labazova A.V,. n.labazova99@gmail.com

Lukina E.V., lukina.ieliena@mail.ru

Lebedeva T.E., tatyana.lebedeva@bk.ru 

Аннотация. В статье описаны результаты исследования спроса на занятия и школы легкой атлетики. Уточнен потрет потребителя (возраст, пол, физическая форма, наличие у респондентов значка ГТО, готовность к физическим нагрузкам, условия и частота тренировок, расположенность спортивной школы и т.д.). Авторами раскрываются ключевые факторы формирования спроса на занятия легкой атлетикой в настоящее время в Нижнем Новгороде. Отдельно рассмотрены вопросы связанные с приобретением спортивной экипировки и отношение к спортивным брендам респондентов. Раскрываются и подробно обсуждаются факторы формирования рынка. Сделаны выводы о возможностях и перспективах развития данного рынка. 

Summary. The article describes the results of a study of the demand for classes and schools of athletics. The consumer’s portrait was specified (age, gender, physical form, the presence of a TRP badge among respondents, readiness for physical activity, conditions and frequency of training, location of the sports school, etc.). The authors reveal the key factors in the formation of demand for athletics at the present time in Nizhny Novgorod. Issues related to the purchase of sports equipment and the attitude to sports brands of the respondents were considered separately. The factors of market formation are revealed and discussed in detail. Conclusions are made about the possibilities and prospects for the development of this market. 

Ключевые слова: легкая атлетика, спорт, тренировки, формирование портрета потребителя, опрос, исследование.

Keywords: athletics, sports, training, formation of a consumer portrait, survey, research.

Легкая атлетика — один из самых популярных видов спорта, если не сказать больше, поскольку в широких кругах любителей спорта носит титул — «Королева спорта». Она была в центре внимания с древних времен — с Олимпийских игр, состоявшихся в 776 г. до н э. в Древней Греции. Занятия легкой атлетикой помогут развить выносливость и быстроту, укрепят мышцы и помогут сформировать красивое и грациозное телосложение у юношей и девушек. Основой легкоатлетических упражнений являются естественные и жизненно важные движения человека: ходьба, бег, прыжки, метания.

Занятия легкой атлетикой общедоступны благодаря разнообразию её видов, огромному количеству легко дозируемых упражнений, которыми можно заниматься повсюду и в любое время года [1].

Именно этими обстоятельствами обусловлена актуальность проводимого исследования.

Целью исследования является изучение целевой аудитории (ее портрета) и факторов выбора спортивных школ легкой атлетики в Нижнем Новгороде.

Выборка составила 95 человек. Исследование проводилось среди жителей Нижнего Новгорода в январе 2021 года средствами google forms.

Результаты анкетирования позволяют сказать, что в зависимости от пола непосредственно увеличивается потребность занятием спорта, так как женский пол (59,4%) более активный по сравнению с мужским (40,6%).

Результат опроса показал, что 43,8% пребывают в возрасте от 12 до 18 лет, 43,8% от 18 до 25 лет и 12,5% старше 25 лет.

Большинство спортсменов имеют значок ГТО (59,4%). 81,3% привлечены к легкой атлетики друзьями, 65,6 % – родителями,53,1% – тренером,  9,4 % по другой причине и только 3,1% стали заниматься легкой атлетикой по рекомендации врача.

Результат опроса показал, что 87,5% занимаются легкой атлетикой для поддержания здоровья, 81,3 % – для достижения высоких результатов, 53,1% просто нравится этот вид спорта и 9, 4% занимаются с другой целью. 100% респондентов считают данный вид спорта травмоопастным.

Для 53,1% респондентов актуальным является расположение спортивной школы близко к дому, а 46,9% готовы ездить в любую часть города.

96,9% считают, что тренерский штаб должен быть заинтересован в своей работе, 78,1% должен иметь высокую квалификацию, 18,8% должен иметь квалификацию не ниже высшего образования.

Частота посещения тренировок в неделю представлено на рисунке 1

Таким образом, 40,6% готовы посещать 3-4 раза в неделю,34,4% 2-3 раза в неделю, 15,6% 4-5 раз в неделю,6,3% 1-2 раза в неделю и 3,1 % каждый день.

На вопрос об удобном времени тренировок ответы респондентов показали следующее (рисунок 2): в понедельник утром готовы заниматься 19 человек, днем – 4 человека, вечером – 9 человек. Во вторник утром готовы заниматься 10 человек, днем-15 человек, вечером – 7человек. В среду днем -8, днем-14, вечером-10.В четверг днем – 8 человек, днем – 11 человек, вечером 13. В пятницу днем-8 человек, днем -12 человек и вечером- 12 человек.

Результат опроса показал, что 65,6% не готовы посещать тренировки по выходным дням, 50% респондентов готовы посещать занятия в каникулы; при проведении тренировок предпочтение отдается тренировкам на улице (75 %), 71,9% – в тренажерном зале71,9%, в спортивном зале и 68,8% и в манеже 62%.

На вопрос о видах тренировок ответы респондентов показали следующее, что: больше всех нравиться 2 вида тренировок (на выносливость, скоростно-силовая) их показатели равны и составляют 75%. Координационные и круговые тренировки равны 71,9% и скоростные тренировки их показатели составляют 65,6%.

Результат опроса показал, что  37,5 % опрошенных спортсменов готовы тренироваться 2 часа, 34,4% готовы тренироваться 2 часа 30 минут,18,8% готовы тренироваться 1 час 30 минут, 6,3% готовы тренироваться 1 час, 3,1% готовы тренироваться 3 часа и более (рисунок 3).

Далее авторами статьи было уточнено место покупки спортивной экипировки: 87,7% – в Спортмастере, 75,0 % – специализированные магазины в том числе сток, 56,3% – отдают предпочтение сети «Спортсмен», 37,5% не изменяют интернет-магазинам и 15,6% в «АСМспорт».

Отношение к брендам спортивной одежды представлено на рисунке 4.

Далее авторами статьи было уточнено место покупки спортивной экипировки: 87,7% – в Спортмастере, 75,0 % – специализированные магазины в том числе сток, 56,3% – отдают предпочтение сети «Спортсмен», 37,5% не изменяют интернет-магазинам и 15,6% в «АСМспорт».

Отношение к брендам спортивной одежды представлено на рисунке 4.

Таким образом, ASICS предпочитают 28,1%респондентов, adidas – 21,9%, Nike- 21,9%, Reebok и  Puma-9,4 %, Kappa – 6,3 %, другая фирма-3,1%.  

Спортсмены готовы заплатить за полную экипировку до 10 тыс. рублей- 46,9%, до 15 тыс. рублей готовы заплатить 34,4 % спортсменов, до 5 тыс. рублей- 15,6 % спортсменов, а свыше 15 тыс. рублей – 3,1 % спортсменов.

Важным является и тот факт, что 90,6 % респондентов хотели бы вы связать свой спорт с будущей профессией.

Вывод: Проведенное исследование показало уровень интереса к занятиям легкой атлетикой. Результаты позволили сформировать портрет потенциального потребителя (это молодые люди, которые проводят свое свободное время активно. У них есть потребность в новых пробах сил в новом виде спорта; для целевой аудитории характерна хорошая физическая подготовка. Потребители готовы посещать регулярно тренировки, тренироваться они предпочитают в специализированных и хорошо оборудованных помещениях (не важно профессионально или любительски).

Полученные результаты помогут при принятии решений спортивным школам Нижнего Новгорода и области сориентироваться на рынке и кастомизировать свои услуги под целевую аудиторию.

Литература

  1. Лукина Е.В., Булганина С.В., Белоусова К.В., Лабазова А.В., Уткина Е.О. Анализ факторов выбора спортивной организации//Инновационная экономика: перспективы развития и совершенствования. 2020. № 1 (43). С. 79-86.
  2. Смирнова Ж.В., Кочнова К.А. Обучение сотрудников сервисных предприятий с использованием информационных технологий //Вестник Мининского университета. 2019. Т.7. № 1 (26). С. 5.

Referents

  1. Lukina E.V., Bulganina S.V., Belousova K.V., Labazova A.V., Utkina E.O. Analiz faktorov vybora sportivnoj organizacii//Innovacionnaya ekonomika: perspektivy razvitiya i sovershenstvovaniya. № 1 (43). pp. 79-86.
  2. Smirnova ZH.V., Kochnova K.A. Obuchenie sotrudnikov servisnyh predpriyatij s ispol’zovaniem informacionnyh tekhnologij //Vestnik Mininskogo universiteta. 2019. T.7. № 1 (26). S. 5.




Московский экономический журнал 3/2021

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10148

УЧАСТИЕ HUAWEI В СФЕРЕ РАЗВИТИЯ ОБОСОБЛЕННОЙ КИТАЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПЛАТЕЖНОЙ СИСТЕМЫ С ЦЕЛЬЮ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ САНКЦИЯМ США

HUAWEI’S PARTICIPATION IN THE DEVELOPMENT OF A SEPARATE CHINESE NATIONAL PAYMENT SYSTEM TO COUNTER US SANCTIONS 

Чжао Шэнь, Санкт-Петербургский государственный экономический университет, Санкт-Петербург, Россия

Chzhao Shen

Аннотация. В контексте быстрого роста спроса на трансграничные платежи и расчеты в юанях и возрастающих требований к финансовой инфраструктуре 8 октября 2018 года была запущена система трансграничных платежей в китайских юанях (CIPS), выступающая в качестве трансграничной и оффшорной платежной системы в юанях для национальных и зарубежных финансовых учреждений. Предоставление клиринговых и расчетных услуг для офшорного бизнеса стало ключевым шагом в интернационализации юаня. В этой работе кратко описывается значение CIPS для интернационализации юаня и финансовой безопасности Китая.

Объектом анализа для данной работы будут выступать платежные системы.

Предметом анализа будут выступать процессы управления финансовой независимостью Китая с участием программистов из Huawei, Tencent, Alibaba и других организаций, формирующих единое цифровое пространство финансовой независимости Китая.

Summary. In the context of the rapidly growing demand for cross-border payments and settlements in RMB and increasing demands on financial infrastructure, the Cross-Border RMB Payment System (CIPS) was launched on October 8, 2018, serving as a cross-border and offshore RMB payment system for domestic and foreign financial institutions. … The provision of clearing and settlement services for offshore businesses has been a key step in the internationalization of the RMB. This paper briefly describes the implications of CIPS for the internationalization of the yuan and China’s financial security.

Payment systems will be the object of analysis for this work.

The subject of the analysis will be the processes of managing China’s financial independence with the participation of programmers from Huawei, Tencent, Alibaba and other organizations that form a single digital space for China’s financial independence.

Ключевые слова: национальная платежная система, разработки компании Huawei, финансовое управление в Китае, финансовые и цифровые инвестиции Huawei.

Key words: national payment system, Huawei development, China financial office, Huawei financial and digital investment.

ВВЕДЕНИЕ

В последние годы, в связи с непрерывным прогрессом в интернационализации юаня при помощи технологических возможностей Huawei, Alibaba, Tencent и других платформ, которые привлекали инвесторов со всего мира, популярность юаня в мире становится все выше и выше. Как одна из международных валют для трансграничных платежей, юань становится все более популярным в международном сообществе. В обычное время, в процессе чтения, друзья часто видят долю юаня как международной платежной валюты в общих международных трансграничных платежах и других важных финансовых данных, и издателем этих данных часто является английское сокращение SWIFT. В то же время, поскольку юань все более широко используется в международных торговых расчетах, в средствах массовой информации часто появляется система расчетов в юанях с аббревиатурой CIPS.

Поскольку Китай стал крупнейшей торговой страной и страна приступила к реализации стратегии «Один пояс, один путь», масштабы трансграничного бизнеса в юанях продолжали расти, в сочетании с резким контрастом между осторожной денежно-кредитной политикой Китая и безответственной денежно-кредитной политикой крупной страны, все больше и больше. Многие страны используют юань в качестве резервной валюты, и юань стал второй по величине валютой трансграничных платежей Китая и четвертой по величине валютой платежей в мире.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

8 октября 2018 в рамках противодействия санкциям США в области финансового управления совместно с Huawei Technologies была успешно запущена система международных платежей (CIPS) в юанях. На первом этапе CIPS имеет следующие преимущества перед CNAPS и SWIFT:

Итак, почему страна должна создавать CIPS? Это связано с тем, что система трансграничных платежей в юанях является важным проектом финансовой инфраструктуры для интернационализации юаня. Поскольку оффшорный рынок юаня не регулируется, его гораздо сложнее регулировать и контролировать, чем оффшорный рынок. Поэтому страна должна сначала создать полностью трансграничный рынок юаня. Система расчетов, позволяющая быть в курсе динамики оффшорного рынка юаней.

Давайте посмотрим, что это за система CIPS. CIPS — это аббревиатура от «Трансграничная межбанковская платежная система». Это независимая платежная система, разработанная Народным банком Китая. 10 сентября 2015 года на Девятом летнем форуме в Давосе премьер Ли Кэцян сообщил, что Китай до конца этого года построит систему трансграничных платежей (CIPS) в китайских юанях, чтобы способствовать лучшему развитию оффшорного рынка юаней. Менее чем через месяц после того, как Ли Кэцян объявил новости о системе трансграничных платежей в юанях (CIPS), материк официально выпустил первую фазу CIPS утром 8 октября 2015 года. 26 марта 2018 года вторая очередь CIPS была запущена в опытную эксплуатацию, а 2 мая 2018 года вторая очередь CIPS была полностью запущена в эксплуатацию. По состоянию на конец марта 2018 года у CIPS был 31 внутренний и иностранный прямой участник и 695 внутренних и иностранных непрямых участников. Фактическая сфера деятельности была расширена до 148 стран и регионов. 24 мая 2018 года отчет центрального банка показал, что в первом квартале 2018 года система трансграничных платежей в юанях обработала 328700 тысяч транзакций на сумму 5,45 трлн юаней и обработала в среднем 5388,74 тысяч транзакции в день на сумму 89,391 млрд юаней.

Это предварительное условие для точного вмешательства государства и регулирования оффшорного рынка юаней. Еще 12 апреля 2012 года Народный банк Китая принял решение организовать развитие независимой системы трансграничных платежей (CIPS) в юанях с целью дальнейшей интеграции существующих каналов и ресурсов трансграничных платежей и расчетов в юанях, повышения эффективности трансграничных расчетов и удовлетворения всех требований. Развитие бизнеса в юанях в основных часовых поясах требует повышения безопасности транзакций и создания условий для справедливой рыночной конкуренции. С введением различных политик для трансграничного бизнеса в юанях, трансграничный бизнес в юанях продолжает расти, а требования к финансовой инфраструктуре, такой как платежи и расчеты, становятся все выше и выше, что делает создание системы трансграничных платежей в юанях все более актуальной [1].

Один из них заключается в том, что CIPS может напрямую связывать внутренних и прямых иностранных участников для обработки трансграничных платежных услуг, таких как торговля и инвестиции в юанях. И предоставьте два метода доступа, общий и выделенный, пусть участники выбирают сами.

Второй – больше участников. CIPS использует пирамидальную структуру управления, состоящую из прямых и косвенных участников. Каждый прямой участник имеет единый доступ к централизованно прозрачному бизнесу. На первом этапе насчитывается до 19 прямых участников, охватывающих крупные отечественные акционерные банки и предоставляющих небольшим банкам больше возможностей для участия в международных расчетах.

Третий – использовать метод полных расчетов в реальном времени, который может обеспечить поддержку ликвидности за счет HVPS и межбанковского кредитования. Однако для полного расчета требуется более высокая ликвидность для участвующих банков. Ожидается, что на втором этапе система US CHIPS перейдет на гибридный метод оплаты и представит механизмы кредита и овердрафта.

В-четвертых, принять международно признанные стандарты сообщений, поддерживать передачу информации о сообщениях, включая китайский и английский, и улучшить поток обработки на китайском языке, а также повысить скорость преобразования сообщений.

В-пятых, установка времени работы относительно разумна, время работы от 9:00 до 20:00, охватывая больше часовых поясов.

В-шестых, после создания CIPS, CIPS и CNAPS независимы и взаимосвязаны. Национальные учреждения могут выступать в качестве прямых участников этих двух систем, в то время как зарубежные учреждения больше не будут напрямую связаны с CNAPS, а будут действовать только как прямые или косвенные участники CIPS, снижая системные риски [2].

В-седьмых, это снижает зависимость от системы SWIFT, что способствует повышению интернационализации и безопасности финансовой системы Китая.

Во-первых, CNAPS слишком сильно полагается на систему SWIFT в области трансграничных платежных систем. Хотя SWIFT — это частное учреждение финансовых услуг со штаб-квартирой в Брюсселе, основанное крупными банками по всему миру, оно очень подвержено влиянию со стороны западных стран. Например, во время украинского кризиса некоторые западные страны пригрозили исключить Россию из системы SWIFT.

Кроме того, центральные банки стран G10 являются учреждениями, которые действительно контролируют SWIFT, а другие участники являются только пользователями SWIFT, не имея права высказываться. Китай не имеет права говорить в SWIFT, и он не имеет права контролировать и распоряжаться данными.

Второе — это необоснованная установка времени работы, которая не может адаптироваться к расчету с учетом разных часовых поясов. Время работы CNAPS установлено необоснованно – для регионов с большой разницей во времени просто не хватает времени для обработки клирингового бизнеса.

В-третьих, невозможно полностью согласовать интерфейс с Международной системой расчетов. Прежде чем CIPS перейдет в режим онлайн, будь то в режиме банка-агента или в режиме международного клирингового банка, информация о трансграничном клиринге должна быть передана через систему обмена сообщениями SWIFT. Однако SWFIT не поддерживает сообщения на китайском языке, а некоторые поля несовместимы с сообщениями платежной системы для крупных сумм. Кроме того, существующие правила сообщений не содержат полных правил для способов трансграничной оплаты в юанях.

В-четвертых, некоторые предприятия не могут осуществлять трансграничные расчеты в реальном времени. CNAPS еще не связан с национальными платежными системами в иностранной валюте и системами клиринга ценных бумаг, и сложно реализовать одновременные платежи и расчеты в юанях и иностранной валюте, а также расчеты по ценным бумагам и ценным бумагам в юанях, которые необходимы для трансграничного клиринга.

В-пятых, с точки зрения безопасности системы китайским регулирующим органам сложно контролировать данные о платежах в юанях после использования SWIFT для преобразования сообщений. Кроме того, трансграничный клиринг и внутренний клиринг обрабатываются системой CNAPS, что затрудняет изоляцию рисков.

В целом данные системы являются аналогами обмена данными и банковской информацией в рамках совершения посреднических операций с различными клиентами. Управление банковской информацией является главным моментом в рамках управления торговыми отношениями между государствами. Для того, чтобы снизить зависимость и риски в управлении системами торговли и потоками капитала Китай создал новую систему, позволяющую быть в будущем аналогом SWIFT.

В первой партии 19 участников, а именно: Промышленный и коммерческий банк Китая, Сельскохозяйственный банк Китая, Банк Китая, Строительный банк, Банк коммуникаций, банк Huaxia, банк Minsheng, Китайский торговый банк, Промышленный банк, Банк Ping An, банк развития Шанхая Пудун, банк HSBC (Китай), Citibank (Китай), Standard Chartered Bank (Китай), DBS (Китай), Deutsche Bank (Китай), BNP Paribas (Китай), Банк Австралии и Новой Зеландии (Китай) и Банк Восточной Азии (Китай).

Эти 19 участников были определены Народным банком Китая путем технического тестирования и общего планирования, основанного на желании коммерческих банков участвовать, в сочетании с объемом трансграничных и офшорных деловых операций в юанях, возможностями технического развития отечественных банков и географическим распределением иностранных банков. С июня по сентябрь Народный банк Китая последовательно организовывал симуляцию, техническую приемку и бизнес-приемку, чтобы проверить, соответствуют ли технические и бизнес-возможности первой партии участвующих учреждений условиям для производства и онлайн, и подтвердил, что первые 19 участников будут запущены в производство 8 октября. онлайн.

Таким образом, будь то обеспечение национальной финансовой безопасности или содействие дальнейшему развитию интернационализации юаня, создание платежной системы CIPS во главе с Народным банком Китая стало единственным способом интернационализации финансовой системы Китая. 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В прошлом трансграничные платежи в китайских юанях всегда основывались на системе SWIFT, но после запуска CIPS все изменилось – в Китае есть собственная система трансграничных платежей в юанях.

Несмотря на то, что на данном этапе CIPS так же слаба, как новорожденный ребенок, и еще долгое время в будущем ему будут соответствовать CIPS и SWIFT, CIPS предоставила Китаю возможность, основанную на независимых исследованиях и разработках китайской информационной системы платежных сообщений, сократить Опора на SWIFT, даже после его развития и роста в будущем, не исключает возможности борьбы с SWIFT.Благодаря быстрому развитию экономики Китая и непрерывному укреплению всеобъемлющей национальной мощи, юань все больше и больше стран принимает в качестве резервной валюты.

В ходе проведенного исследования были получены выводы, что в рамках соотношений моделей SWIFT & CIPS имеет наличие некоторых сходств с точки зрения нормативного контроля. Также данные модели привязаны к различным параметрам математического управления в формате стоимостных характеристики и объемов операций. В целом различия моделей обмена данными формируется на базе подходов к стратегии управления капиталами в Западных и Восточных государствах. Это приведет к наличие потребности по формированию альтернативной безрисковой системы обмена данными в рамках зоны Юаня в Юго-Восточной Азии.

Интернационализация юаня является общей тенденцией, а CIPS – это шаг вперед в интернационализации юаня. Он не только обеспечивает безопасность юаня. Удобные и быстрые каналы оплаты – это талисман Китая от финансовых ядерных войн в Европе и Америке. Кроме того, статус CIPS в оффшорной клиринговой системе в юанях отчасти аналогичен статусу CHIPS в клиринговой системе в долларах США. В будущем значение CIPS станет очевидным, когда юань, доллар США и евро смогут сформировать трехстороннюю позицию.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Международная система обмена финансовыми сообщениями [Электронный ресурс] Режим доступа: https://www.swift.com свободный (дата обращения 24.03.2021)
  2. Национальная китайская система обмена платежной межбанковской информацией [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.cips.com.cn/cipsen/7050/index.html свободный (дата обращения 24.03.2021)
  3. Нормативное регулирование SWIFT [Электронный ресурс] Режим доступа: https://www.swift.com/ru/node/10711 свободный (дата обращения 24.03.2021)
  4. Сравнительный анализ CIPS & SWIFT [Электронный ресурс] Режим доступа: https://www.hkcd.com/content/2018-09/25/content_1103622.html свободный (дата обращения 24.03.2021)
  5. Статистические данные по системе SWIFT [Электронный ресурс] Режим доступа: https://www.swift.com/about-us/swift-fin-traffic-figures свободный (дата обращения 24.03.2021)
  6. Управление проектами цифровой трансформации [Электронный ресурс] Режим доступа: https://www.itweek.ru/digitalization/article/detail.php?ID=204253 свободный (дата обращения 24.03.2021)
  7. Управление рисками в цифровых проектах [Электронный ресурс] Режим доступа: https://cmsmagazine.ru/journal/items-risk-management-in-digital-projects/ свободный (дата обращения 24.03.2021)
  8. Уровень тарификации систем в ЕС и США [Электронный ресурс ] Режим доступа: https://www.ecb.europa.eu/pub/pdf/targetar/ecb.targetar2018.en.pdf свободный (дата обращения 24.03.2021)

 




Московский экономический журнал 3/2021

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10147 

Формирование и разработка сбытовой стратегии товаропроизводителя сельского хозяйства в Азербайджане

Formation and development of the marketing strategy of the agricultural producer in Azerbaijan

Шукюрова Айтен Акиф кызы, старший преподаватель кафедры «Информатика и общетехнические дисциплины», диссертант Азербайджанского Университета Кооперации, Азербайджанская Республика, Баку, e-mail. shukurovaayten@mail.ru

Shukurova Ayten, senior Lekturer of the Deportament Of İnformatics and General Technikal Diciplines, Ph.D.at the of Azerbaijan Universitety, of Cooperation (Baku, Azerbaijan Respublik),

Аннотация. В деятельности сельского хозяйства разработка сбытовой стратегии играет ключевую роль и определяет его функционирование. В данной статье определены основные направления развития в области формирования стратегии сбыта товаропроизводителей сельского хозяйства с использованием логистических и агромаркетинговых принципов.

Актуальность исследования обусловлена необходимостью формирования стратегии сбыта для товаропроизводителей сельского хозяйства, а также интеграции логистических операций и функций между всеми логистическими организациями.

Summary. In agriculture, the development of a marketing strategy plays a key role and determines its functioning. This article defines the main directions of development in the field of forming a marketing strategy for agricultural producers using logistics and agromarketing principles.

The relevance of the study is due to the need to form a sales strategy for agricultural producers, as well as the integration of logistics operations and functions between all logistics organizations

Ключевые слова: система сбыта, стратегия сбыта, агромаркетинг, эффективность, конкурентоспособность.

Keywords: sales system, sales strategy, agromarketing, efficiency, competitiveness.

Введение

Сбытовая политика реализуется в системе сбыта в соответствии с установленной сбытовой стратегией. Стратегия сбыта является неотъемлемой частью корпоративной стратегии развития коммерческого предприятия.

Сбытовая стратегии – это элемент общей стратегии предприятия. Она представляет собой долго и среднесрочные решения по формированию и изменению сбытовых каналов, а также процессов физического перемещения товаров во времени и пространстве в рыночных условиях.

При этом можно сказать, что сбытовая стратегия также это совокупность долгосрочных решений относительно способов доведения до потребителя продукции сельского хозяйства. За счет использования внутренней инфраструктуры товаропроизводителя и внешней инфраструктуры рынка.

Стратегия сбыта товаропроизводителей сельского хозяйства определяет, как параметры сбыт канала, методы сбыта и логистику (складскую и транспортные).

В современной экономике на фоне обострения конкуренции, совершенствование и развитие агробизнеса, и в том числе производства сельскохозяйственной продукции, невозможно без использования оптимального построения сбытовой стратегии.

В периоды кризисных явлений и спадов покупательского спроса, ровно как и в периоды роста экономики, эффективная стратегия управления сбытовой деятельности может повысить финансовую результативность предприятий сельского хозяйства.

Нельзя не отметить, что в настоящее время в производстве сельскохозяйственной продукции существует ряд проблем, которые необходимо решать в целях удовлетворения спроса на внутреннем рынке, а также обеспечения промышленных нужд.

Сбытовая стратегия любой компании, предприятия и хозяйства является важной частью маркетинговой стратегии товаропроизводителей. Она помогает управлять такими показателями, как уровень дистрибуции товаров на рынке и уровень доставки продукции. Надо отметить, что сбыт представляет собой деятельность товаропроизводителей по доведению сельхозпродукции от производителя к потребителю.

Система сбыта, применяемая сельхозпроизводителями относится к числу факторов конкурентоспособности продукции сельского хозяйства. Поэтому, в условиях пандемии и восстановления освобожденных от оккупантов территорий товаропроизводители должны выработать оптимальную сбытовую стратегию.

В целом, разработка и реализация стратегии сбыта производителя продукции сельского хозяйства можно рассматривать как решение проблемы выборов каналов сбыта, обоснование оптимального метода сбыта, выбор посредников и определение приемлемой формы работы с ними, и организация сервиса как логистические и лизинговые.

Система сбыта сельскохозяйственной продукции является составной частью агромаркетинговой системы [3, c.8].

Надо учитывать, что данные вопросы являются фундаментальными для товаропроизводителей сельского хозяйства сбытовых систем и определения эффективности построения  сбытовых каналов.

Русский ученый, проф. Алексунин И.А. в своих трудах характеризуя необходимость сбытовой стратегии отмечает, что «это долго и среднесрочные решения по формированию и изменению сбытовых каналов, а также процессов физического перемещения товаров во времени и пространстве в рыночных условиях» [1, c.53]. При этом именно стратегия сбыта определяет формирование и дальнейшее развитие всей системы сбыта в целом.

 Оптимизация системы сбыта как ключевого элемента происходит на основе стратегического подхода. В данном случае под стратегической реакцией понимается локальный элемент стратегии сбыта, связанный со специфическими условиями продаж продукции в сельскохозяйственном рынке. Под специфическими условиями понимается ситуация, когда на рынке происходят не прогнозированные серьезные ситуации, которые принуждают менять существующую стратегию.

Исследованием подтверждено, что стратегия сбыта, являясь ключевой составляющей системы сбыта товаропроизводителя продукции сельского хозяйства сама может быть определена как развивающаяся система, ведь именно она, опираясь на взаимосвязь ключевых задач сбыта, изменяется посредством стратегической реакции. При этом в зависимости от принятой сельскохозяйственным производителем стратегии одним задачам отдается приоритет, так как они обеспечивают стратегическое преимущество, другим же отводится роль решения тактических вопросов.

 В общем, система сбыта сельскохозяйственной продукции, применяемая предприятиями сельского хозяйства, относится к числу факторов конкурентоспособности продукции. Поэтому товаропроизводитель отрасли должен выработать оптимальную сбытовую стратегию. Согласно другим авторским исследованиям уточнено определение сбытовой стратегии сельскохозпроизводителя, в следствии чего она была рассмотрена как способ реализации деятельности по доставке продукции от производителя (от поля) до потребителя разных каналов, которые в основном осуществляются прямой, непрямой и смещенной формами реализации.

Стратегия сбыта определяет сбытовую политику товаропроизводителей сельского хозяйства. Она дает ответы на важные вопросы как, кто является потребителем фермерских хозяйств, с какой целью и каким образом сельхозпроизводители продают свою произведенную продукцию, в каком ценовом сегменте работает хозяйство и каковы конкурентные преимущества ее продукции.

Из ответов на эти вопросы складываются краткосрочные и долгосрочные перспективы агробизнеса. Стратегию сбыта и ее основные положения должны знать и понимать все сельхозработники товаропроизводителя, и особенно менеджеры по сбыту, непосредственно взаимодействующие с потребителями.

Требования агромаркетинга не ограничиваются лишь с созданием высококачественной сельхозпродукции и правильным установлением цены на него. Необходимо еще и соответствующим образом довести эту продукцию до потребителя путем разных каналов реализации и обеспечить его доступность целевому рынку. Для обеспечения эффективной реализации продукции сельского хозяйства товаропроизводитель должен проводить комплекс мероприятий, находящих свое выражение в формировании маркетинговой сбытовой стратегии.

Ведущий ученый отрасли проф. Боттаев Ж.Х., отметил в своих исследованиях, что «Основой интеграционной стратегии сбыта сельхозпредприятий является ориентация на потребителя и формирование сбытовой стратегии вокруг интересов потребителя». [1, c.21].

Говоря о сбытовой стратегии товаропроизводителей сельского хозяйства, мы должны понимать то, что она является одной из составных частей комплекса агромаркетинга и соответственно не может реализоваться в отрыве от других мероприятий, не может служить самоцелью. Вместе с тем, учитывая специфику (сезонность и др.) сельского хозяйства, задача ее не просто произвести сельхозпродукцию, но и реализовать ее, довести от производителя к потребителю в максимально удобной для него форме, в кратчайшее время и с максимальным экономическим эффектом, оптимальным для самого сельхозпредприятия, индивидуального предпринимателя (семейно-сельские, домашние хозяйства) и др. Сбытовая стратегия является частью теории общего маркетинга предприятия. Как и иные элементы маркетинговой стратегии, сбытовая стратегия должны быть тесно увязана с общими целями и задачами товаропроизводителей.

Надо отметить, что сбытовая стратегия товаропроизводителя сельского хозяйства разрабатывается на основе принятой данным хозяйством общей стратегии маркетинга с учетом всех постоянных ее компонентов – продукция, цена, коммуникация и др.

При исследовании нами определено, что товаропроизводителей сельского хозяйства процесс разработки сбытовой стратегии проходит следующие этапы:

Определение внешних и внутренних факторов, влияющих на организацию сбытовой сети, предполагает детальное изучение потребителей, их местонахождение, оценки сбытовой деятельности конкурентов, определение возможностей и ограничений по расширению объемов сбыта и т.д.

Постановка целей сбытовой стратегии тесно увязана с целями маркетинговой деятельности сельскохозяйственных предприятий. Основной целью при этом является доведение продукта до потребителя в максимально удобной для него форме, в кратчайшие сроки и в доступном месте. Выбор каналов сбыта продукции сельского хозяйства и методов управления ими осуществляется исходя из целей и задач сбытовой стратегии товаропроизводителя, объемов сбыта и скорости обращения. Надо отметить, что важнейшими критериями выбора каналов сбыта сельхозпродукции являются управляемость канала, большая гибкость и способность адаптироваться к требованиям потребителя, а также возможность повышения эффективности его использования.

Заключительный этап анализа и контроля за функционированием каналов сбыта предполагает систематическую оценку осуществляемых мероприятий, направленных на сбор информации и формирование определённых корректирующих действий, способствующих повышению эффективности действующей сбытовой сети в последующие периоды.

Основными элементами анализа функционирования каналов сбыта продукции сельского хозяйства являются объемы реализации, издержки на поддержание выбранных каналов распределения, скорость обращения, скорость и качество обслуживания потребителей.

Обобщая вышеизложенное можно заключить, что основными ориентирами в стратегии сбыта товаропроизводителя сельского хозяйства должны выступить как получение целевой прибыли в краткосрочный период, максимальное удовлетворение динамичного спроса потребителей и др.

Сбытовая стратегия, построенная на основе целей и задач сбыта, должна соответствовать концепции ориентации в целом, а также принятому ею направления действий [2].

Необходимо отметить, что при формировании стратегии сбыта продукции сельского хозяйства, производитель разрабатывает систему сбыта ориентированную на потребителя, однако, особое внимание уделяется решению наиболее важных стратегических параметров, таких как каналы продвижения и сбыта продукции, методы сбыта, логическая система сбыта.

Роль показателя эффективности стратегии сбыта продукции произведенными товаропроизводителями сельского хозяйства означает создание обоснованной доходной базы продаж, увеличение показателей сбыта продукции.

Ученый по отрасли, проф. Ю.А.Захарова обоснуя проблему сбытовой стратегии отмечает что «В процессе формирования стратегию сбыта необходимо учитывать внутренние и внешние возможности предприятия, покупательскую способность потребителя продукции и услуг, ограниченность ресурсов» [4].

Сельхозпредприятия при формировании стратегии сбыта продукции сельского хозяйства должны учитывать специфику управленческих решений.

Таким образом, стратегию сбыта нельзя рассматривать отдельно от комплекса маркетинга. Процесс формирования стратегии сбыта базируется на всем комплексе маркетинга, при этом сбытовая деятельность является одной из важнейших функций маркетинга. Применение потенциала маркетинга в реализации стратегии сбыта позволяет применять эффективные управленческие решения в системе сбыта и реализации.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать заключение, что рациональное формирование стратегии сбыта продукции сельского хозяйства, позволяет обеспечить выход товаропроизводителя на новые рынки, повышает потенциальную возможность использования прогрессивных каналов сбыта и т.д. Также повышает эффективность и конкурентоспособность сельхозтоваропроизводителя.

Список литературы

  1. Алексунин В.А. Маркетинг в отраслях и сферах деятельности. М.: 2008.
  2. Боттаев Ж.Х. Совершенствование стратегии сбыта сельскохозяйственной продукции на предприятиях АПК. // Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. экон. наук. Махачкала- 2013, 25 с.
  3. Наумов В. Стратегический маркетинг: учебник: / В.Наумов.-М.: ИНФРА-М, 2017- 272 с.
  4. Новоселова Н.Н. Формирование сбытовой политики в зернопродуктовом комплексе региона. // Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. экон. наук. Кисловодск- 2003.
  5. Захарова Ю.А. Методы стимулирования сбыта: учеб. пособие / Ю.А.Захарова-2-ое изд. –М.: Дашков и КО, 2014-120 с.




Московский экономический журнал 3/2021

УДК 338.48 

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10146

ВЛИЯНИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ РАСХОДОВ НА РАЗВИТИЕ СФЕРЫ ТУРИЗМА ЭКОНОМИЧЕСКИ СРЕДНЕРАЗВИТЫХ СТРАН

THE IMPACT OF GOVERNMENT SPENDING ON THE DEVELOPMENT OF TOURISM IN ECONOMICALLY MEDIUM-DEVELOPED COUNTRIES

Аношин А.В., кандидат экономических наук, доцент, ФГБОУ ВО «Удмуртский государственный университет», Ижевск, Россия

Галямова Э.Ф., кандидат экономических наук, ФГБОУ ВО «Удмуртский государственный университет», Ижевск, Россия

Кутяшова Е.В., кандидат экономических наук, доцент, ФГБОУ ВО «Удмуртский государственный университет», Ижевск, Россия

Морозова О.Н., кандидат экономических наук, ФГБОУ ВО «Удмуртский государственный университет», Ижевск, Россия

Anoshin A.V., Candidate of Economic Sciences, Associate Professor, Udmurt State University, Izhevsk, Russia

Galyamova E.F., Candidate of Economic Sciences, Udmurt State University, Izhevsk, Russia

Kutyashova E.V., Candidate of Economic Sciences, Associate Professor, Udmurt State University, Izhevsk, Russia

Morozova O. N., Candidate of Economic Sciences, Udmurt State University, Izhevsk, Russia 

Аннотация. В статье исследуется влияние деятельности государственных институтов по приоритизации сферы туризма и путешествий на рост туристических прибытий, расходов нерезидентов, вклада туризма в валовой внутренний продукт (ВВП) экономически среднеразвитых стран. На развитие сферы туризма оказывает влияние целый ряд факторов, важное значение среди которых принадлежит политике государства, проводимой в отношении визового режима, создания благоприятной деловой среды, а также прямая поддержка в виде выделение средств из бюджета на развитие инфраструктуры и рекламу в зарубежных СМИ. В рамках проведенного исследования выделена группа экономически среднеразвитых стран с долей туризма в ВВП страны от 5 до 25% с относительно высоким уровнем приоритизации туризма по глобальному индексу конкурентоспособности сферы туризма и путешествий 2019 года. Для определения влияния государственных расходов на развитие туризма, были рассчитаны средние темпы роста общего вклада туризма в валовом внутреннем продукте экономически среднеразвитых стран, средние темпы роста туристических прибытий, расходов иностранных туристов и средний темп роста государственных расходов на туризм за период с 2010 по 2019 год. Сделаны выводы об эффективности государственных расходов на развитие туризма экономически среднеразвитых стран с долей туризма в валовом внутреннем продукте от 5 до 25%. Рассмотрены особенности государственной политики по развитию туризма в отдельных странах.

Summary. The article examines the impact of the activities of state institutions on the prioritization of tourism and travel on the growth of tourist arrivals, non-residents’ expenditures, the contribution of tourism to the gross domestic product (GDP) of economically medium-developed countries. The development of the tourism sector is influenced by a number of factors, among which important is the state policy in relation to the visa regime, the creation of a favorable business environment, as well as direct support in the form of allocating funds from the budget for the development of infrastructure and advertising in foreign media. Within the framework of the study, a group of economically medium-developed countries with a share of tourism in the country’s GDP from 5 to 25% with a relatively high level of tourism prioritization according to the global tourism and travel competitiveness index of 2019 was identified. To determine the impact of government spending on tourism development, we calculated the average growth rate of the total contribution of tourism to the gross domestic product of economically developed countries, the average growth rate of tourist arrivals, foreign tourist spending and the average growth rate of government spending on tourism for the period from 2010 to 2019. Conclusions are made about the effectiveness of government spending on the development of tourism in economically medium-developed countries with the share of tourism in the gross domestic product from 5 to 25%. The features of the state policy for the development of tourism in individual countries are considered.

Ключевые слова: туризм, государственные расходы, приоритизация, валовой внутренний продукт, доля туризма в ВВП, прибытия иностранных туристов, расходы международных туристов, конкурентоспособность.

Key words: ourism, government spending, prioritization, gross domestic product, tourism share in GDP, foreign tourist arrivals, international tourist spending, competitiveness.

Современный этап деятельности любого государства характеризуется определением и поиском государственными институтами приоритетных направлений развития, обеспечивающих диверсификацию и рост национальной экономики.  Постиндустриальный путь развития мирового хозяйства предопределяет приоритетные направления развития производственной и непроизводственной сфер. Одной из таких сфер является туризм. Во многих странах туризм имеет большое значение в формировании валового внутреннего продукта и обеспечении занятости населения.

Туризм выступает в качестве ключевого фактора развития национальных экономик развитых и развивающихся стран, имеет решающее значение в достижении таких целей устойчивого развития, как экономический рост, ответственное производство и потребление, достойная работа, обеспечение сохранности экосистем [1]. Туризм является источником экономического процветания, обеспечивая выгоды экономического, социального и культурного характера. Благодаря ему генерируется постоянный поток инвестиций, что способствует региональному развитию, формирует национальное и международное богатство, а также стимулирует перенос ресурсов из более богатых в более бедные страны [2]. Сфера туризма и путешествий, по мнению целого ряда исследователей, является одной из быстрорастущих отраслей глобального экспорта в мире и служит источником социально-экономического прогресса множества стран и территорий [3-5].

Наибольший вклад в развитие туризма вносят страны с развивающейся экономикой, демонстрирующие рост конкурентоспособности в сфере туризма и становясь все более желательными направлениями для путешествий [6].

На развитие сферы туризма оказывает влияние целый ряд факторов: наличие развитой туристской инфраструктуры, культурно-исторических достопримечательностей, рекреационных ресурсов, обеспечение безопасности, реклама и активное продвижение на мировом рынке и т.п.

Большое значение для успешного развития сферы туризма имеет поддержка государственных институтов и проводимая ими политика в отношении визового режима, создания благоприятной деловой среды, выделение средств из бюджета на развитие инфраструктуры и рекламу в зарубежных СМИ.

Так, экономически развитые страны мира, рассматривающие туризм как одно из приоритетных направлений развития национальной экономики, выделяют значительные средства национальным туристическим администрациям на поддержание и продвижение туристского продукта, превращая туризм в высокодоходный сектор экономики [7].

В связи с вышеизложенным, актуальным представляется установление зависимости между деятельностью государственных институтов по приоритизации сферы туризма и путешествий, в частности государственными туристскими расходами и ростом туристических прибытий, расходами нерезидентов, вкладом туризма в ВВП экономически среднеразвитых стран.

Основой проведенных исследований являются данные рейтинга стран по индексу конкурентоспособности путешествий и туризма в 2019 году и мирового атласа данных по туристическим прибытиям, расходам международных туристов, общему вкладу туризма в ВВП страны, государственным туристским расходам за 2010-2019 гг. в постоянных ценах 2011 г. [6,8-11].

На основе анализа рейтинга стран по фактору «приоритизация путешествий и туризма» индекса конкурентоспособности в сфере туризма, вклада туризма в ВВП и группировки стран по уровню экономического развития, была выделена группа экономически среднеразвитых стран, имеющих наиболее высокие значения данного показателя (табл.1) [7].

В рейтинге 140 стран, лидерами по фактору «приоритизации» субиндекса «Политика в области путешествий и благоприятные условия» индекса конкурентоспособности в сфере туризма, среди экономических среднеразвитых стран являются: Доминиканская республика, Индонезия, Коста-Рика, Кения, Марокко, Таиланд, Мексика и другие. Практически все страны демонстрируют положительную динамику по фактору «приоритизация путешествий и туризма», за счет увеличения государственного финансирования отрасли и реализации стратегий по продвижению бренда страны на мировом рынке [6].

Несмотря на 73 место в общем индексе конкурентоспособности туризма, Доминиканская республика занимает 7 место по фактору «приоритизация путешествий и туризма», доля туризма в ВВП составила в 2019 году 17%, что обусловлено особым вниманием государственных институтов к данному сектору экономики. За развитие туризма отвечает Министерство туризма Доминиканской республики, а также Национальный фонд туризма (ФОНТУР) и Центр экспорта и инвестиций Доминиканской республики. В соответствии с законом «О туризме» 1969 г., туристический сектор является приоритетной для государства отраслью экономики, а закон «О развитии туризма и новых туристических центров» 2001 г. предусмотрел конкретные меры по стимулированию туристической деятельности. Так, компании, работающие и оказывающие услуги в туристической сфере (гостиничный бизнес, строительство, тематические парки развлечений, транспортное обслуживание и др.), на 15 лет освобождаются от подоходного налога с дохода от инвестиций в турсектор, освобождается от всех государственных и муниципальных налогов покупка земельных участков для строительства туристических объектов, гостиничные комплексы по прошествии 5 лет с даты ввода в эксплуатацию полностью освобождаются от налога на добавленную стоимость [12].

Индонезия занимает 10 место по фактору «приоритизация путешествий и туризма» и 40 место в общем индексе конкурентоспособности туризма. Туризм является важной составляющей индонезийской экономики, значительным источником валютных доходов. Туризм в Индонезии в настоящее время контролируется Министерством туризма Индонезии, которое проводит активную политику по развитию туристской инфраструктуры и продвижению национального бренда на мировом рынке услуг [13]. Туристический бренд Индонезии «Wonderful Indonesia» завоевал две награды в номинации «самый популярный» и «самый выдающийся» на выставке «Пекинская международная туристическая выставка» 2018 года. 

Для определения влияния государственных расходов на развитие сферы туризма были рассчитаны средние темпы роста общего вклада туризма в ВВП экономически среднеразвитых стран и средний темп роста государственных туристских расходов за период с 2010 по 2019 год (рис.1). Для расчета среднего коэффициента роста использована средняя геометрическая.

Большинство стран демонстрируют положительную динамику по среднему росту вклада туризма в ВВП, за исключением Египта, Туниса и Ливана. Самые высокие среднегодовые темпы роста вклада туризма в ВВП за 2010-2019 гг. у Китая – 10,6%, Таиланда – 8,6%, Доминиканской республики – 8%, Турции -7,4 %. По среднему темпу роста государственных расходов на туризм лидируют: Китай – 10,3%, Доминиканская республика – 8%, Индонезия – 6,2%. Из приведенных данных можно сделать вывод, что высокие темпы роста вклада туризма в ВВП большинства стран, в частности, обеспечиваются за счет активной политики государства по приоритизации сферы туризма и путешествий, а опережающие темпы роста вклада туризма в ВВП у большинства стран по отношению к темпам роста государственных расходов, свидетельствуют об эффективности проводимой политики по продвижению страны на мировом рынке туристических услуг. Наиболее эффективной можно признать работу государственных структур и институтов по продвижению туризма Малайзии, Таиланда, Коста-Рики (табл.2).

Правительство Малайзии прилагает серьезные усилия для устойчивого развития туризма в стране. Туризм является самой крупной отраслью в секторе услуг и вторым по значимости сектором экономики после нефтегазового, обеспечивающим валютные поступления. Общий вклад туризма в ВВП Малайзии за 2019 году составил 13,3 %. Государственными институтами, ответственными за развитие туризма являются: Министерство культуры и туризма, Малазийский совет по развитию туризма, а также правительственное агентство «Туризм Малайзии». Реализуемые Национальная стратегия развития туризма и Программа экономической трансформации по превращению Малайзии в экономику с высоким доходом предусматривают: продвижение туристического продукта на местном и международном рынках, диверсификацию туристического продукта и повышение качества услуг, привлечение частных инвестиций в развитие инновационного туристического продукта, организацию участия туристов в международных выставках, спортивных состязаниях, культурных мероприятиях и т.п. [12].

Одиннадцатый 5-летний плана развития Малайзии (Eleventh Malaysia Plan) (2016–2020 годы) предусматривал улучшение контента туристических сайтов, увеличение числа рекламных мероприятий, в которых участвуют национальные турфирмы за рубежом, акцент на уникальность предлагаемого туристического продукта. Следуя современным тенденциям, для развития экотуризма был разработан Национальный план по экотуризму (National Ecotourism Plan) (2016–2025 годы), направленный на максимальное использование его потенциала и обеспечение экологической устойчивости. Инициативы Малайзии по развитию экотуризма были отмечены наградой «Лучший экологический отпуск» (Best Eco-Vacation) на присуждении 5-й Национальной премии в области географического туризма (National Geographic Traveler Awards) – лучших туристических направлений 2015 года по версии журнала National Geographic Traveller.

Государственными институтами, ответственными за развитие туризма в Таиланде являются: Министерство туризма и спорта, Управление по туризму, Туристический совет Таиланда. Министерством сделан акцент на поддержку бизнес-операторов в развитии и использовании онлайн-платформ для продвижения туристических продуктов, новейшие маркетинговые инструменты. Так, в Таиланде набирает популярность онлайн площадка Airbnb для размещения, поиска и краткосрочной аренды жилья по всему миру. В рамках современных тенденций министерство продвигает такие виды туризма, как спортивный, гастрономический, круизный, свадебный, медицинский и оздоровительный туризм. Управление по туризму Таиланда в ответ на быстрый рост посетителей из Китая, Бразилии, Чили, Колумбии и других стран, активно открывает маркетинговые представительства по всему миру [14].  

В 2019 году Таиланд вошел в топ-10 самых посещаемых стран мира, заняв 8 место в общем рейтинге и 2 место после Китая среди стран Азиатско-Тихоокеанского региона [15].  Вклад туризма в ВВП Таиланда в 2019 году составил 21,9 %. Таиланд занял 31 место в рейтинге стран по индексу конкурентоспособности туризма, при этом заняв 10 место по привлекательности природных ресурсов и 14 место по эффективности инфраструктуры туристических услуг [6]. 

Для дальнейшего анализа влияния государственных расходов на развитие туризма, рассмотрим средние темпы роста прибытий и расходов иностранных туристов в экономически среднеразвитых странах за 2010-2019 гг. (рис.2).

На основании приведенных данных, мы видим, что большая часть стран демонстрирует положительную динамику по туристическим прибытиям, за исключением Египта, Иордании и Ливана, спад туристического потока в которых был обусловлен высокой террористической угрозой. Самые высокие средние темпы прироста прибытий в Таиланде – 10,7% и Индонезии – 9,7%. В большинстве стран средние темпы роста расходов нерезидентов превышают средние темпы роста туристических прибытий, за исключением Кении, Туниса, в которых на фоне роста прибытий падают расходы иностранных туристов. Несмотря на 82 место в общем индексе конкурентоспособности туризма, Кения занимает 21 место по фактору «приоритизация путешествий и туризма» (табл.1), благодаря политике государственных институтов по продвижению Кении на мировом туристическом рынке. По данным Министерства туризма и дикой природы, Кения является третьей по величине туристической экономикой в ​​странах Африки южнее Сахары после Южной Африки и Нигерии.

Программа развития Кении «Kenya Vision 2030» предусматривает создание глобально конкурентоспособной и процветающей страны с высоким качеством жизни к 2030 году. Раздел «Развитие туризма» предусматривает реализацию комплексной маркетинговой программы, направленной на увеличение как числа туристов, прибывших в страну, так и доходов на одного туриста. Эти мероприятия включают: проведение глобальных рекламных кампаний бренда для повышения глобальной осведомленности о Кении; проникновение на новые и развивающиеся рынки с особым акцентом на БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай); осуществление расширенной сегментации рынка для привлечения туристов с более высокой доходностью; целенаправленное продвижение и активация продукта с приоритетом сафари, пляжа, культуры, спорта и туристических продуктов объектов культурного наследия [16]. 

Для оценки эффективности государственных расходов на развитие туризма по прибытиям, рассмотрим соотношение средних темпов роста прибытий и государственных расходов экономически среднеразвитых стран за 2010-2019 гг. (рис.3).

Большая часть стран, за исключением Китая, Доминиканской республики, Мексики, Египта, Иордании и Ливана, демонстрирует опережающие средние темпы роста прибытий по отношению к средним темпам роста государственных расходов на туризм, что свидетельствует об эффективности деятельности государственных институтов по продвижению туристического сектора на рынке услуг. В Китае же средние темпы роста государственных расходов на развитие туризма на 8% выше средних темпов роста туристических прибытий, что свидетельствует об особом внимании, уделяемом государственными институтами развитию данного сектора экономики. Китай на сегодняшний день является крупнейшей экономикой в Азиатско-Тихоокеанском регионе, занимает 13-е место в мире по конкурентоспособности сферы туризма и путешествий и 4-е место в мире по посещаемости туристами. Основу китайской конкурентоспособности составляют его исключительные природные (4 место) и культурные ресурсы (1 место). При этом Китай имеет низкие оценки в области охраны окружающей среды, экологической устойчивости (120 место), по международной открытости (76 место), по отношению к здоровью и гигиене (62 место), обеспечению безопасности туризма (59 место), также слабо развита инфраструктура туристических услуг (86 место), наземная и портовая инфраструктура (48 место) [6]. 

Государственное управление по туризму Китая продвигает идеи создания турпродуктов с использованием современных технологий и услуг, создания развитой туристической информационной системы, предусматривающей распространение информации о туристических возможностях регионов, разрабатывается государственная «имиджевая» стратегия. Так, Госсовету КНР предписывается организовать работу по продвижению за рубежом китайского туризма, в том числе за счет создания сети специализированных административных органов, развития международного взаимодействия. Регионам вменено в обязанность заниматься продвижением собственного туристического имиджа, создавать туристические продукты «с региональной спецификой» [17]. 

Таким образом, проведенные исследования позволяют нам сделать следующие выводы:

  • туризм играет важную роль в достижении такой цели устойчивого развития, как экономический рост;
  • значительный вклад в развитие туризма вносят страны с развивающейся экономикой, становясь все более желательными направлениями для путешествий;
  • на развитие сферы туризма оказывает влияние наличие развитой туристской инфраструктуры, культурно-исторических достопримечательностей, природных ресурсов, обеспечение безопасности, реклама и активное продвижение на мировом рынке;
  • важное значение в развитии сферы туризма имеет политика государства, проводимая в отношении визового режима, создания благоприятной деловой среды, выделение средств из бюджета на развитие инфраструктуры и рекламу в зарубежных СМИ;
  • деятельность государственных институтов по приоритизации сферы туризма и путешествий, оказывает непосредственное влияние на рост вклада туризма в ВВП экономически среднеразвитых стран;
  • в рейтинге 140 стран, лидерами по фактору «приоритизации» индекса конкурентоспособности в сфере туризма, среди экономических среднеразвитых стран являются: Доминиканская республика, Индонезия, Коста-Рика, Кения, Марокко, Таиланд, Мексика;
  • по среднему темпу роста государственных расходов на туризм лидируют Китай, Доминиканская республика и Индонезия, при этом наиболее эффективной можно считать работу по продвижению туризма государственных институтов Малайзии, Таиланда и Коста-Рики;

Подводя итоги, следует отметить, что без вложения государственных средств невозможно полноценное развитие туризма. Наиболее высоких результатов добиваются страны с мощной государственной поддержкой сферы туризма, использующие взаимовыгодные формы сотрудничества государства и бизнеса, комплексно развивающие туристическую инфраструктуру.

Список источников

  1. Декларация тысячелетия ООН от 08.09.2000 г. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/summitdecl.shtml
  2. Монреальская декларация ООН от 12.09.1996 г. «К гуманному и социальному видению туризма» URL: http://docs.cntd.ru/document/901813694
  3. Кузнецова О. П., Косьмин А.Д., Кузьменко А. А., Кузнецов В. В., Кузнецова С. В., Самохвалова О. М. Туризм как драйвер социально-экономического и социокультурного развития страны // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 3. – С. 2165-2178
  4. Пенкина Н.В. Устойчивое развитие туризма в регионе: подходы к анализу проблемы //Дискуссия. 2017. № 10 (84). С. 23-27
  5. Пирогова О.В., Пирогова А. Ю. Роль устойчивого туризма в мире // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2017. № 7-2. С.305-309
  6. Доклад о глобальном индексе конкурентоспособности в сфере туризма и путешествий 2019. URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_TTCR_2019.pdf
  7. Кутяшова Е. В., Скобелева О. А. Влияние государственных расходов на развитие туризма в экономически высокоразвитых странах // Вестник Удмуртского университета. Серия «Экономика и право». 2020. №6. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vliyanie-gosudarstvennyh-rashodov-na-razvitie-turizma-v-ekonomicheski-vysokorazvityh-stranah
  8. Международный туризм, число прибытий URL: http://knoema.ru/atlas/topics/Туризм/Ключевые-показатели-туризма/Число-прибытий
  9. Расходы международных туристов внутри страны URL: http://knoema.ru/atlas/topics/Туризм/Расходы-международных-туристов-внутри-страны/Расходы-международных-туристов-внутри-страны-млрд-единиц-нац-валюты
  10. Туризм, общий вклад в ВВП, в постоянных ценах 2011 г. URL: http://knoema.ru/atlas/topics/Туризм/Общий-вклад-туризма-в-ВВП/Общий-вклад-в-ВВП-в-постоянных-ценах-2011-г-млрд-долл-США
  11. Туризм, государственные расходы, в постоянных ценах 2011 г. URL: http://knoema.ru/atlas/topics/Туризм/Туристские-государственные-расходы/Государственные-расходы-в-постоянных-ценах-2011-г-млрд-долл-США
  12. Анализ зарубежного опыта развития внутреннего и въездного туризма // Аналитический вестник СФ ФС РФ 2016. № 47 (646). URL: http://council.gov.ru/activity/analytics/analytical_bulletins/74071/
  13. Кутяшова Е.В., Скобелева О.А. Влияние капиталовложений на развитие туризма в экономически среднеразвитых странах // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. 2020. №11-2. С. 26-31
  14. Бочкарева Н.В. Туристический бизнес Таиланда: новые вызовы и прогнозы // Вестник БГУ. Экономика и менеджмент. 2018. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/turisticheskiy-biznes-tailanda-novye-vyzovy-i-prognozy
  15. Мировой рейтинг туризма https://ru.qaz.wiki/wiki/World_Tourism_Rankings
  16. Программа развития Кении «Kenya Vision 2030» URL: http://vision2030.go.ke/economic-pillar/#59
  17. Куклина Е.А., Десятниченко Д.Ю. О государственной политике в сфере туризма и рекреации (в контексте лучших мировых практик) // Управленческое консультирование. №10 (106). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/o-gosudarstvennoy-politike-v-sfere-turizma-i-rekreatsii-v-kontekste-luchshih-mirovyh-praktik




Московский экономический журнал 3/2021

УДК 332.025+338.24

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10145

РАЗВИТИЕ МЕТОДИЧЕСКИХ ОСНОВ ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ ИМУЩЕСТВОМ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ 

METHODOLOGY IMPROVEMENT FOR ASSESSING THE EFFICIENCY OF MUNICIPAL PROPERTY MANAGEMENT

Щербань Елена Геннадьевна, кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры «Государственное правовое регулирование экономики и кадровой политики», Саратовский государственный технический университет им. Гагарина Ю.А., Саратов, ORCID: 0000-0002-0737-6524, E-mail: sherbanlena@yandex.ru

Shcherban Elena Gennadievna, PhD in Economics, associate professor of the department of state legal regulation of the economy and personnel policy, Social and Economic Institute of Yuri Gagarin Saratov State Technical University, Saratov, ORCID: 0000-0002-0737-6524, E-mail: sherbanlena@yandex.ru

Аннотация. Одной из первоочередных задач, стоящих перед органами местного самоуправления в настоящее время, является эффективное управление муниципальным имуществом. Оценка эффективности управления имуществом позволяет своевременно определить, в какой мере муниципальное имущество используется для достижения целей развития муниципального образования и выработать более эффективные варианты управленческих решений в данной сфере. В статье проведен критический анализ рекомендуемой официальной методики оценки эффективности управления муниципальным имуществом на основе расчета показателей оптимальности состава и эффективности использования имущества на примере конкретного муниципального района. Доказано, что рекомендованная к применению на муниципальном уровне система показателей не учитывает стратегические аспекты данной области муниципального менеджмента, а также не отражает наличие актуальных проблем управления имуществом муниципального образования. Автором предложена система показателей оценки эффективности управления муниципальным имуществом, базирующаяся на методологии построения сбалансированной системы показателей. В статье сформулированы стратегические цели и подобраны соответствующие им показатели по перспективам, которые имеют экономический, социальный, бюджетный эффекты от использования муниципального имущества муниципальным образованием, а также обеспечивают повышение результативности реализации управленческих функций в данной сфере. Определено, что показатели и целевые значения индикаторов могут служить как для оценки результативности процессов, так и для определения степени достижения целей по выбранным перспективам развития одновременно, что обеспечивает всестороннюю комплексную оценку эффективности управления муниципальным имуществом.

Summary. Effective local property management is one of the main problems facing local governments at present time. Assessment of property management efficiency is directed to determine in what degree municipal property is used to achieve the development goals of local authorities and to work out more effective options for management decisions in this area. The article provides a critical analysis of the recommended official method of local property management efficiency assessment based on the calculation of indicators of property optimal structure and composition and efficiency of its use on the example of one of municipal districts. It has been proved that the scorecard recommended to be applied at the municipal level does not reflect the strategic aspects and urgent problems if this area of local government management. Based on the methodology for constructing a balanced scorecard the author has proposed a scorecard for assessing local property management efficiency. Strategic goals have been formulated in the article and the corresponding indicators selected for evaluating economic, social, budgetary effects and the implementation of management functions in municipal property management. It has been determined that the indicators and their target values can both assess the effectiveness of management processes and define the level of goals achievement for the selected development prospects, which provides a comprehensive municipal property efficiency management assessment.

Ключевые слова: муниципальное имущество, муниципальная собственность, эффективность управления, оценка эффективности, показатели эффективности.

Keywords: municipal property, management efficiency, efficiency assessment, efficiency scorecard.

Одной из первоочередных задач, стоящих перед органами местного самоуправления в настоящее время, является эффективное управление муниципальным имуществом, поскольку, с одной стороны, имущественные объекты являются экономической основой решения вопросов местного значения, а с другой стороны – доходы, получаемые от использования муниципального имущества, в полном объеме поступают в бюджет муниципального образования.

Исследование практических аспектов управления муниципальным имуществом показывает, что важной составляющей эффективного управления является обладание полной, достоверной и актуальной информацией как о самих объектах, находящихся в муниципальной собственности, так и о возможностях использования последних для обеспечения достижения социально-экономических целей развития муниципального образования. Следовательно, эффективное управление муниципальным имуществом возможно лишь при условии совершенствования системы учета муниципальной собственности. Своевременный анализ использования имущества и оценки затрат на владение, распоряжение имуществом муниципального образования позволяет выработать более эффективные варианты управленческих решений в данной сфере, а также своевременно определять потребности в затратах на проведение ремонта и выполнение работ по обеспечению сохранности имущественных объектов.

В то же время, принято считать, что результаты действия, соотнесенные с целью и затратами, ¬ это и есть содержание эффективности как управленческой категории. Именно посредством оценки эффективности можно определить, в какой мере управляющий орган реализует цели, достигает запланированные результаты [1, с.23]. Следовательно, без разработки и утверждения критериев и показателей оценки эффективности и качества управления имуществом невозможно обеспечить эффективность и результативность муниципального менеджмента в данной сфере.

Исследованиями методик оценки эффективности управления муниципальным имуществом в занимались Матушевская Е.А., Кузьминова А.Н., Лобкова Е.В., Лушникова Т.Ю., Ахатова А.М. [1; 2; 3]. В своих трудах многие авторы указывают на необходимость оценки экономического, бюджетного и социального эффектов от использования и распоряжения муниципальным имуществом.

В настоящее время на муниципальном уровне не существует общепринятых законодательно закрепленных, обязательных к применению методик оценки управления имуществом муниципальных образований. Опыт муниципальных образований показывает, что  оценка эффективности управления муниципальным имуществом проводится в основном на базе региональных методик, закрепленных, например, в целевых программах, а также действовавших до октября 2020 года методических рекомендациях по расчету показателей для оценки эффективности управления государственным имуществом, утвержденных Приказом Минэкономразвития от 16.04.2015 №229 «Об утверждении методических рекомендаций по расчету показателей для оценки эффективности управления государственным имуществом и формирования статистического наблюдения».

Однако, в большинстве муниципальных образований РФ отсутствуют критерии эффективности управления муниципальным имуществом, а качество управления муниципальным имуществом не оценивается. Так, ни в одном муниципальном образовании Саратовской области на сегодняшний день не разработана методика оценки эффективности управления муниципальным имуществом.

Распоряжением Правительства РФ от 12 октября 2020 года N 2645-р утверждена методика определения критериев оптимальности состава государственного и муниципального имущества и показателей эффективности управления и распоряжения им, которой рекомендовано руководствоваться органам местного самоуправления при управлении и распоряжении государственным и муниципальным имуществом и ежегодно, до 15 июля года, следующего за отчетным, размещать в системе “Управление” отчетность об эффективности управления и распоряжения муниципальным имуществом по формам, предусмотренным методикой [4].

Данная  методика предусматривает систему показателей оценки оптимальности состава и эффективности использования имущества, находящегося в собственности публично-правовых образований по следующим категориям имущества: акции (доли) хозяйственных обществ, находящиеся в собственности публично-правовых образований; недвижимое имущество, закрепленное за унитарными предприятиями; недвижимое имущество, закрепленное за учреждениями; недвижимое имущество казны публично-правовых образований. Основное предназначение методики сводится к тому, чтобы выявить неиспользуемое или используемое неэффективно имущество на основе расчета и сравнения с нормативными значениями критериев эффективности.  Имущество, использование которого не соответствует критериям эффективности, установленным данной методикой, подлежит продаже на имущественных торгах.

Предварительная оценка эффективности использования муниципального имущества на основе данной методики позволяет прийти к заключению о том, что она должна применяться на муниципальном уровне с существенными корректировками. Критерии эффективности направлены на оптимизацию состава и структуры муниципального имущества посредством приведения в соответствие имущественных объектов с выполняемыми функциями (для муниципальных учреждений), и получения доходов от использования имущества муниципального образования (для муниципальных предприятий и казны муниципального образования).

Так, расчеты критериев эффективности использования недвижимого имущества, закрепленного за муниципальными унитарными предприятиями Энгельсского муниципального района Саратовской области (табл.1), показывают, что из четырех предприятий, находящихся в собственности Энгельсского муниципального района, нулевые значения итогового показателя эффективности управления имуществом имеют два предприятия, являющиеся единственными в сфере водоснабжения и теплоснабжения исследуемого муниципального образования, а эффективным является лишь одно предприятие района.

Следуя логике методики, единственные предприятия в сферах водоснабжения и теплоснабжения должны быть приватизированы или переданы в концессию. Имущество данных предприятий ежегодно, начиная с 2018 года, включается в перечни объектов муниципального недвижимого имущества Энгельсского муниципального района, в отношении которых планируется заключение концессионных соглашений. Однако,  частный бизнес не заинтересован в инвестировании средств в данные имущественные комплексы.

В свою очередь оценка показателей эффективности использования имущества казны на примере этого же муниципального образования (табл.2) позволяет прийти к выводу, что пороговые значения показателей эффективности в соответствии с рассматриваемой методикой были достигнуты лишь в отношении имущественных объектов, переданных в качестве имущественной поддержки некоммерческим организациям на безвозмездной основе.

Поскольку пороговые значения остальных показателей эффективности использования имущества казны муниципального образования не были достигнуты, то органам местного самоуправления необходимо подготовить план повышения эффективности управления и распоряжения недвижимым имуществом муниципального района с указанием конкретных объектов, по которым может предусматриваться либо взыскание задолженности, либо вовлечение в инфраструктурные проекты и отношения, связанные с инвестиционной деятельностью, либо закрепление за органами местного самоуправления или муниципальными организациями, либо отчуждение из муниципальной собственности.

Основными принципами управления муниципальным имуществом, на обеспечение реализации которых направлена рассмотренная выше методика, являются принцип экономической эффективности и принцип оптимизации состава и структуры муниципального имущества (приведение в соответствие с выполняемыми функциями).

Анализ эффективности управления муниципальным имуществом на основе рассмотренного выше подхода, показал, что рекомендованная к применению на муниципальном уровне система показателей с одной стороны. не учитывает стратегические аспекты данной области муниципального менеджмента – не позволяет рассматривать возможности использования муниципального имущества для достижения целей  социального и экономического развития муниципального образования, с другой стороны ­- не отражает наличие актуальных проблем управления муниципальным имуществом (в частности, таких проблем, как: низкая ликвидность имущественных активов, выставляемых на торги, недостаточная привлекательность муниципальных объектов для потенциальных инвесторов,  наличие на балансе бесхозных объектов и других).

Особенностью муниципального имущества является то, что оно имеет социальное значение, то есть является экономической основой для удовлетворения общественных интересов и коллективных потребностей местного сообщества. В связи с этим оценка эффективности управления муниципальным имуществом должна учитывать в первую очередь социальную полезность каждого имущественного объекта, находящегося в муниципальной собственности, и лишь во вторую очередь – возможности его использования для извлечения дохода. Следовательно, в методике оценки эффективности управления муниципальным имуществом должны быть обязательно отражены показатели, характеризующие социальный (общественный) эффект от использования муниципального имущества муниципальным образованием.

В этой связи, автором предлагается использовать методологию сбалансированной системы показателей (BSC) при формировании методики оценки эффективности управления муниципальным имуществом. Применение BSC позволит осуществлять стратегическое управление имущественными активами на основе измерения и оценки его эффективности по набору оптимально подобранных показателей, отражающих все аспекты в данной сфере – экономические, бюджетные, социальные, организационно-управленческие. Кроме того, применение BSC позволит достичь равновесия, которое сохраняется между краткосрочными и долгосрочными целями, а также внешними и внутренними параметрами системы управления.

Считаем, что для всесторонней оценки эффективности управления муниципальным имуществом целесообразно формулировать стратегические цели и подбирать соответствующие им показатели по перспективам, которые, в итоге, покажут экономический, социальный (общественный), бюджетный эффекты от использования муниципального имущества муниципальным образованием, а также обеспечат повышение результативности реализации управленческих функций в данной сфере. В свою очередь показатели и целевые значения индикаторов в BSC могут служить как для оценки результативности процессов, так и для оценки степени достижения целей по выбранным перспективам развития одновременно.

Отметим, что перспективы по достижению экономического и социального эффектов отражают стратегический аспект управления, в связи с чем целевые значения показателей органы местного самоуправления определяют на долгосрочный и среднесрочный период, в то время как перспективы бюджетной эффективности и результативности выполнения управленческих функций ориентированы на тактические результаты и целевые значения показателей устанавливают на среднесрочный и краткосрочный период. Таким образом достигается сбалансированность системы показателей по долгосрочным и краткосрочным целям.

Важно учитывать, что сбалансированная система показателей – это концепция внедрения существующих стратегий, позволяющая учитывать особенности и перспективы развития каждого конкретного муниципального образования.  В связи с этим, в каждом муниципалитете должны быть сформированы свои собственные критерии достижения показателей BSC в сфере управления муниципальным имуществом, являющиеся индикаторами для местных органов власти.

На основе изучения и систематизации трудов отечественных исследователей, а также рекомендованных органами государственной власти методик [2, с.79-81; 3, с.68-69; 4], нами предложена система показателей эффективности управления муниципальным имуществом, основанная на определении стратегических целей и подборе индикаторов, отражающих их достижение по каждой из выделенных перспектив развития (табл.3-6).

В рамках оценки экономического эффекта, на наш взгляд, должны быть поставлены две основные цели: оптимизация состава и структуры муниципального имущества и вовлечение муниципального имущества в экономический оборот (достижение максимальной эффективности использования), критерии достижения которой раскрыты в методике, рассмотренной выше, и вовлечение имущественных объектов в инвестиционные отношения. Индикаторами достижения эффективности должны быть экстенсивные и интенсивные показатели, а целевыми признаками – стремление к увеличению или уменьшению индикаторов (табл.3). Значения индикаторов оцениваются в динамике –  сравниваются со значением показателя за предшествующий период и позволяют сделать вывод о повышении эффективности использования муниципального имущества.

Стратегические цели и показатели по перспективе «Социальный эффект» приведены в таблице 4. Индикаторы социальной эффективности, рассчитанные по Энгельсскому муниципальному району (табл. 4), свидетельствуют о росте эффективности использования муниципального имущества района по всем параметрам достижения стратегических социальных целей управления муниципальной собственностью.

Показатели по перспективе «Бюджетный эффект», отражающие достижение цели обеспечения пополнения бюджета муниципального образования, приведены в таблице 5. Отметим, что бюджетную эффективность целесообразно разграничивать с экономической, так как «использование муниципального имущества должно приносить эффект в виде увеличения доходов бюджетов за счет роста налоговых и иных поступлений в результате повышения эффективности управления муниципальной собственностью» и бюджетная эффективность характеризуется результативными показателями и оценивается в средне- и краткосрочном аспектах.

Показатели, отражающие эффективности реализации управленческих функций органов местного самоуправления по управлению муниципальным имуществом, представлены в табл. 6.

Подводя итоги оценки эффективности управления муниципальным имуществом по предложенной методике, можно говорить о низкой бюджетной эффективности управления муниципальным имуществом и недостаточной эффективности выполнения управленческих функций в данной сфере в исследованном муниципальном образовании, в то время как индикаторы социальной и экономической эффективности, отражающие достижение стратегических целей управления, свидетельствуют о высоком уровне вовлечения объектов муниципальной собственности в решение социальных задач и расширении возможностей включения муниципального имущества в экономический оборот.

Разработанная сбалансированная система показателей оценки эффективности управления муниципальным имуществом позволяет комплексно охарактеризовать различные аспекты и параметры системы управления имуществом, увязать результаты управленческой деятельности в данной сфере с конкретными плановыми показателями и инициативами, выявлять факторы, препятствующие повышению эффективности управления, и на основе данной информации обеспечивать построение оптимальной структуры муниципальной собственности, а также подбирать наилучшие варианты использования муниципальных имущественных объектов с целью формирования мероприятий органов власти, направленных на решение проблем муниципалитета.

Список источников

  1. Лушникова Т.Ю., Ахатова А.М. Об оценке эффективности управления муниципальным имуществом// Вестник Челябинского государственного университета. 2015. № 1 (356). С. 22-30.
  2. Матушевская Е.А., Кузьминова А.Н. Эффективность управления государственным и муниципальным имуществом на уровне субъекта Российской Федерации// Вестник университета. 2020. № 4. С. 77–85.
  3. Лобкова Е.В. Разработка подхода к повышению эффективности управления муниципальным имуществом// Экономические науки. 2019. № 10 (179) С. 67-73.
  4. Распоряжение Правительства РФ от 12 октября 2020 года N 2645-р «Об утверждении методики определения критериев оптимальности состава государственного и муниципального имущества и показателей эффективности управления и распоряжения им».
  5. Распоряжение Правительства РФ от 27.06.2019 N 1388-р «Об утверждении Методических рекомендаций по применению ключевых показателей эффективности деятельности хозяйственных обществ, в уставных капиталах которых доля участия Российской Федерации или субъекта Российской Федерации превышает 50 процентов, и показателей деятельности государственных унитарных предприятий в целях определения размера вознаграждения их руководящего состава».
  6. Реестр объектов казны Энгельсского муниципального района Саратовской области. [Электронный ресурс] – URL: https://www.engels-city.ru/sobstv-im.
  7. Постановление Администрации Энгельсского муниципального района от 15 марта 2018 года N 1113 «Об утверждении ведомственной целевой программы «Эффективное управление и распоряжение муниципальным имуществом на территории Энгельсского муниципального района Саратовской области на 2018-2022 годы».




Московский экономический журнал 3/2021

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10144

РОЛЬ КЛАСТЕРИЗАЦИИ В РАЗВИТИИ РОССИЙСКОЙ ИНДУСТРИИ ТУРИЗМА И ГОСТЕПРИИМСТВА

THE ROLE OF CLUSTERIZATION IN THE DEVELOPMENT OF THE RUSSIAN TOURISM AND HOSPITALITY INDUSTRY

Шматько Л.П., кандидат экономических наук, доцент кафедры «Управление индустрией туризма», гуманитарный факультет, ФГБОУ ВО РГУПС «Ростовский государственный университет путей сообщения», г. Ростов-на-Дону, Россия, e-mail: lorik.vodik@yandex.ru

Shmatko L.P., candidate of economic Sciences, associate Professor, Department of tourism industry   Management, faculty of Humanities, Rostov state University of railway transport, Rostov-on-don, Russia, e-mail: lorik.vodik@yandex.ru

Аннотация. В статье обосновывается необходимость и возможность формирования туристско-рекреационных кластеров на территории Российской Федерации, обладающей богатым природным и историко-культурным наследием, как основу развития внутреннего и въездного туризма, что и явилось целью данного исследования. Актуальность данного исследования заключается в том, что в последние годы понятие кластеризации в туризме все чаще используют, когда говорят о прогрессивных методах развития туризма. В частности, автором были проанализированы экономические, политические, социальные, культурные и природные факторы, оказывающих влияние и стимулирующие формирование туристско-рекреационных кластеров на территории Российской Федерации, а также особенности процесса кластеризации в туризме. В статье описана характеристика кластерной политики, заключающаяся в ликвидации барьеров для инноваций, а также инвестировании в инфраструктуру, поддержке предприятий, функционирующих на территории кластера. Влияние туристско-рекреационных кластеров на развитие индустрии туризма и гостеприимства представлено кластерным анализом туристских дестинаций. Особая роль в статье отведена участию государства в данном процессе, а также распределению туристских потоков по территории страны. На основе статистических показателей о внутренних передвижениях туристов в России исследовано использование туристских кластеров в качестве инструмента трансформации туристских потоков. Также автор уделяет внимание основным методам государственного регулирования туристской деятельности и роли государственно-частного партнёрства в формировании инфраструктуры индустрии туризма.

Summary. The article substantiates the necessity and possibility of forming tourist and recreational clusters on the territory of the Russian Federation, which has a rich natural and historical and cultural heritage, as the basis for the development of domestic and inbound tourism, which was the purpose of this study. The relevance of this study lies in the fact that in recent years the concept of clustering in tourism is increasingly used when talking about progressive methods of tourism development. In particular, the author analyzed the economic, political, social, cultural and natural factors that influence and stimulate the formation of tourist and recreational clusters on the territory of the Russian Federation, as well as the features of the clustering process in tourism. The article describes the characteristics of cluster policy, which consists in eliminating barriers to innovation, as well as investing in infrastructure, supporting enterprises operating in the cluster. The influence of tourist and recreational clusters on the development of the tourism and hospitality industry is presented by the cluster analysis of tourist destinations. A special role in the article is given to the participation of the state in this process, as well as the distribution of tourist flows throughout the country. On the basis of statistical indicators on the internal movements of tourists in Russia, the use of tourist clusters as a tool for the transformation of tourist flows is studied. The author also pays attention to the main methods of state regulation of tourism activities and the role of public-private partnership in the formation of the infrastructure of the tourism industry.

Ключевые слова: туристско-рекреационный кластер, туристский поток, туристская дестинация, туристский бренд, механизм государственного регулирования, государственно-частное партнёрство, кластеризация, инфраструктура, многофункциональный комплекс, провинциальный туризм.

Keywords: tourist and recreational cluster, tourist flow, tourist destination, tourist brand, mechanism of state regulation, public-private partnership, clusterization.

Появление и распространение кластеров в мире происходит еще с начала ХХ века и тогда затрагивало в основном отрасль тяжелой промышленности. Но затем совокупность взаимовыгодно действующих предприятий, близких по территориальному размещению, показала свою эффективность и в других секторах экономики. началось не так давно. До этого кластеризация в туризме преследовала различные цели, например, усиление экономического роста, консолидации операторов, предприятий гостиничной индустрии, перевозчиков, рекреационных комплексов. В туризме кластеры используются также с середины ХХ века и уже доказали свою эффективность за рубежом [10].

В России кластеризация – это сравнительно новый процесс, однако, уже с широким охватом и мощной поддержкой со стороны государства. Если туризм составляет в экономике государства существенную долю, само государство, в таком случае, всячески старается обеспечить максимально выгодное функционирование индустрии путем различных налоговых рычагов и финансовых инструментов. В обратном случае, когда туризм только набирает обороты в той или иной экономике, то государство на ранних этапах может всесторонне помогать развитию, инвестировать отрасль, ожидая в будущем максимальной отдачи и положительного экономического эффекта. Благодаря высокой конкурентоспособности, которая достигается сосредоточением на определенной ограниченной области большого количества фирм смежных отраслей, кластеры обеспечивают экономию в масштабах производства и относительное многообразие в использовании ресурсов. Поэтому формирование туристско-рекреационных кластеров на территории России при наличии достаточного количества природных и историко-культурных ресурсов является базисным условием создания туристских дестинаций.

Особенности географического положения России определяют многообразие флоры и фауны. Страна полностью находится в северном полушарии, что определяет потенциал организации определенных видов туризма (горнолыжный, сельский, познавательный, паломнический), и составляет трудности для занятия другими видами (например, пляжный – только Краснодарский край и Крым). К примеру, Россия омывается водами Северного Ледовитого и Тихого океана, обладает самой протяженной береговой линией. Однако к теплым водам можно отнести только акватории Черного, Азовского и Каспийского морей. Можно сказать, что подобное положение является, своего рода, специализирующим фактором туристской деятельности. Кроме того, Российская Федерация занимает весь север Азии и большей частью – восток Евразии. Подобное положение, с одной стороны, обеспечивает ей огромное культурное и этническое многообразие, определяя ее многонациональность, полиэтничность и поликультурность, что составляет безусловный плюс. С другой стороны, такой огромный географический «размах» является большой проблемой для туристской деятельности, так как открывает весь спектр транспортных, логистических и других экономических проблем. Если говорить о плюсах подобного географического положения, Россия располагает таким количеством туристских особенностей, объектов культурного и природного наследия, какого не имеет ни одна страна. Многовековая история определила популярность некоторых городов и областей, которые и по сей день являются центрами притяжения туристов. Такая, насыщенная разного рода событиями история страны выводит ее в лидеры среди стран с потенциальным ростом туризма. В России сосредоточено 26 объектов наследия ЮНЕСКО. Тенденциозными являются посещения Москвы и Санкт-Петербурга, курортов и санаториев Краснодарского и Ставропольского края, кавказских горнолыжных курортов, посещения Байкала и вулканов на Камчатке.

Федеральная целевая программа «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2019 – 2025 годы)», подготовленная Ростуризмом, пока еще официально не принята и является проектом, но предусматривает на территории России формирование 45 туристских кластеров, так как Правительство делает ставку на развитие внутреннего и въездного туризма как фактор роста ВВП страны, поскольку роль туризма в экономике Российской Федерации достаточно скромна (доля от туристской индустрии в ВВП России составляет примерно 1,5 %). Проект подразумевает выполнение нескольких важнейших задач, одной из которой является создание в различных регионах Российской Федерации целой сети туристско-рекреационных кластеров. Они должны повысить конкурентоспособность регионов и дать начало развитию среднего и малого бизнеса, привлекая и заключая партнерские связи с предприятиями средств размещения, банками и другими агентами. В программе основательно прописан бюджет каждого кластера, источники финансирования и ожидания от кластера. Проекты кластеров постепенно реализуются в Алтайском крае, Ивановской области, республике Татарстан и других субъектах Российской Федерации. На территории нашей страны уже функционируют несколько кластеров. Одним из известных туристско-рекреационных кластеров в Российской Федерации является «Никола-Ленивец» в Калужской области. Данный кластер позиционируется как естественная среда для отдыха, работы, учебы, единения с природой. Он располагается в экологической зоне, которую еще называют «жемчужиной русской природы» и находится на берегу Угры [4].

Кластеризация несет участникам процесса определенные выгоды. В первую очередь, сосредоточение культурно-исторических, природно-климатических объектов, которое повышает туристский потенциал, определенно, является преимуществом и удобством для туристов. Что касается туристских фирм, то создание новых разновидностей туристского продукта стимулирует активность их деятельности, а также ориентирует их на въездной и внутренний туризм. Инвесторы получают от своих вложений в туристский кластер скорую экономическую отдачу. О посещаемости туристских центров в регионах, где сформированы туристско-рекреационные кластеры, может свидетельствовать число ночевок, которое отражено в статистических данных Федерального Агентства по туризму. Однако, при всем своем многообразии средств и форм, при всем географическом, культурно-историческом и этническом многообразии имеется огромный и еще не реализованный потенциал в туристской индустрии. Туристские потоки на сегодняшний день сконцентрированы в основном в Южном, Центральном и Северо-Западном федеральных округах (последние два – благодаря Московской и Ленинградской областям). Неуклонная тенденция к спаду туристской активности и угасанию имеет сугубо восточный вектор, восточноазиатскую направленность [1]. Решением этой проблемы могут быть более низкие, пересмотренные тарифы на внутренние перелеты. Государство должно воспринять использование авиаперевозчиков как основной инструмент в трансформации туристских потоков, учитывая географические особенности нашей страны. Решив фактор географической удаленности путем удешевления авиаперелетов, возможно стимулировать туристов путешествовать по России. Также следует воспользоваться опытом зарубежных успешных коллег на комплектование туристских пакетов, при этом с середины прошлого 2020 года действует Правительственная программа поддержки внутреннего российского туризма, которую продлили до 30 июня 2021 года. В рамках третьего этапа акционного предложения каждый гражданин РФ вправе получить кэшбэк за туры по России (Ростуризм возвращает 20% стоимости каждого тура, максимально с одной транзакции можно получить 20 000 рублей).

Использование железнодорожного транспорта тоже может рассматриваться как возможное средство для трансформации туристских потоков. Данным видом транспорта пользуется огромное количество жителей России. Можно сказать, что у компании «Российские железные дороги» сформировалась репутация безопасного перевозчика, но не обеспечивающего должный комфорт в условиях долгого пребывания пассажиров в вагонах. При наличии изменений в сторону обновления подвижных составов, а также за счёт внедрения инновационных технологий, можно ускорить поездки и увеличить комфорт при соблюдении требований безопасности.

Еще одной проблемой является неудачное брендирование. Многие из уже сложившихся брендов воспринимаются как банальные и требуют ребрендинга. Удачный пример – «Сказочная карта России», который представляет собой успешную попытку использования фольклора в создании новых туристских брендов [6]. Однако, некоторыми учеными- маркетологами эта попытка воспринимается со скепсисом, так как такой бренд вряд ли может привлечь большое количество местных туристов и направлен на иностранцев. Более эффективная технология создания благоприятного имиджа сегодня использует реальные научные, промышленные и культурные достижения, сосредоточенные на территории туристско-рекреационного кластера. Например, в 2018 году был представлен бренд г.Ростова-на-Дону как «Город со вкусом», а всей дестинации Ростовской области – красный конь, символизирующий вольный Дон (в год Чемпионата мира по футболу регион посетило 1,3 млн человек), что придало импульс для дальнейшего развития въездного и внутреннего туризма. Ростовская область с областным центром в г. Ростове-на-Дону имеет хорошую почву для создания туристско-рекреационного кластера [3].

С 2017 года увеличился туристский поток в Республику Крым и достиг своего пика к лету 2019 года, а в связи с закрытием границ к концу лета кризисного для всего мира «ковидного» 2020 года Крым побил рекорды по занятости курортных отелей, и тенденция к росту объемов туристских потоков в Крым после открытия Крымского моста непрерывно наращивает обороты. Кроме того, климат в Крыму сухой, что может быть более приятной особенностью для туристов. Но главный плюс для туризма в Крыму – это его «компактность» и россыпь достопримечательностей. Турагентства предлагают автобусные поездки по всему крымскому побережью через такие города, как Феодосия, Коктебель, Ялта, Гурзуф, Форос, Севастополь, Бахчисарай и другие [5].

Нельзя не заметить рост туристских потоков и в Северо-Кавказском федеральном округе (СКФО). В допандемийный 2019 год количество туристов увеличилось: Кавказские Минеральные Воды, в общем, посетило более миллиона человек. Приблизительно 35 тыс. туристов посетили Ингушетию, что показывает рост на 20 % в том же году. А туристский поток в Карачаево-Черкессию увеличился сразу на 40%, что составляет 800 тыс. туристов. Если в 2014 году в Чечне по итогам года побывали около 7 тысяч человек, то в 2019 году – 150 тысяч. Здесь сказывается не только общее облагораживание республики и инвестиции, но и улучшение имиджа региона и стабилизация политической обстановки [2].

Интересным фактом является также и то, что среднегодовой поток пассажиров аэропорта Минеральные Воды, который является основным транспортным узлов во всем регионе, практически составляет более 2 млн. человек и из них практически 25% – это пассажиры из-за рубежа. Это является хорошим заделом, учитывая то, что инфраструктура способна принимать еще как минимум на 700 тыс. туристов больше, для повышения качества принимающей способности необходимо обеспечить транспортную доступность Минеральных Вод. Самой главной целью программы развития Северного Кавказа является проект импортозамещения, то есть использования этого процесса как экономический двигатель развития региона. То есть для того, чтобы успешно развивать новые санаторно-курортные мощности, нужно создать условия для привлечения финансовых поступлений в направление санаторно-курортного туризма. Причем, окупаемость таких проектов составляет около 10 лет, поэтому государственная поддержка таких проектов осуществляется в рамках создания туристских кластеров. Что касается, непосредственно, Северо-Кавказского федерального округа, то здесь для развития инвестиционных кластерных проектов выделяется многомиллиардное финансирование. Например, рамках реализации проекта автотуристского кластера «Зарагиж» (базируемого около г. Нальчик, Кабардино-Балкария), введены в эксплуатацию и функционируют 7 объектов туристской инфраструктуры. Туристский поток в 2019 году составил 55 тыс. чел. за счет объектов, функционирующих в составе кластера с 2017 года. Весьма важно, что по итогам реализации кластера создано 226 дополнительных рабочих мест. Также создание кластера позволило увеличить количество койко-мест на 500 единиц, объектов общественного питания (кафе, рестораны) на 1051 посадочное место; привлечь инвестиции в основной капитал туристской инфраструктуры в Черекском районе республики. Кластер признан одним из самых перспективных в СКФО, включает зоны активного отдыха, туристско-спортивные кластеры «Верхнее Голубое озеро», «Нижние Голубые озера», лодочную станцию, пляж, дайвинг-центр, санатории, многофункциональные комплексы «Нальчик-Северный» и «Нальчик-Южный». Общая площадь осваиваемых территорий – около 30 гектаров [6]. Данные примеры иллюстрируют не только активное применение туристского кластера, но эффективное действие кластерной политики, под которой подразумевается система общественных, государственных механизмов и мер поддержки.

Упадочное положение провинциального туризма является еще одной большой проблемой трансформации туристских потоков. Само существование такой проблемы является большим экономическим упущением, так как большинство жителей мегаполиса рассматривают в качестве отдыха так называемые «глубинки», которые могут стать ядром туристского кластера. Это говорит о смене ценностного подхода: роскошные и пафосные отели все меньше привлекают зажиточных горожан, нежели загородные дома и усадьбы. А ведь живописные российские деревни обладают большим туристским потенциалом. И примером удачной его реализации является село Вятское в Ярославской области. Вследствие грамотного частного инвестирования, оно вошло практически во все путеводители по Золотому кольцу из-за созданных за небольшой срок музеев («Музей вятского торгующего крестьянина»), интерактивных экскурсий («час в богатом сельском доме») и других местных достопримечательностей. Все больше отдыхающих во внутреннем туризме предпочитают отдыхать не по туристским путевкам, а самостоятельно, стараясь максимально сэкономить на проживании и питании. И при наличии этих проблем достаточно сложно говорить о самой трансформации туристских потоков как об отдельной проблеме. Можно сказать, что перераспределение потоков туристов – это комплексный вопрос, который основывается на решении базовых туристских проблем: улучшении инфраструктуры и супраструктуры. В любом случае, при рассмотрении проблем туристской индустрии стоит фокусироваться на конкретном регионе и его особенностях. Огромный перевес в лидерстве внутреннего туристского потока в Москву свидетельствует о централизации туристских потоков вследствие лучшей маркетинговой политики, туристских представлений, инфраструктуры и супраструктуры Москвы. Влияние государства на туристский рынок достаточно велико и обширно. Оно осуществляется в нескольких направлениях. В первую очередь, государство влияет на:

  • емкость туристского рынка, которая определяется величиной платежеспособного спроса (ведущим мотивирующим фактором, в этом случае, является материальное состояние клиента);
  • состояние инфраструктуры и на степень ее безопасности для туристов;
  • поддержание состояния туристских ресурсов и гарантии их привлекательности;
  • курирование финансовых потоков в туристской индустрии;
  • создание условий для неценовой конкуренции;
  • снижает количество посредников;
  • устанавливает финансовые гарантии.

Влияние государства на инфраструктуру зачатую может быть попросту определяющим. Примером тому служит строительство Московского Диснейленда «Остров Мечты» – крупнейшего в Европе крытого всесезонного парка развлечений с захватывающими дух аттракционами и мультипликационными героями, который, безусловно, претендует на звание достопримечательности не только всероссийского, но и мирового масштаба. Кроме того, государство, безусловно, влияет на качество предоставления туристских услуг различными путями. В Российской Федерации применяется основной метод регулирования качества – это разработка требований к туристским фирмам, направленных на выдачу права заниматься туристской деятельностью. Основными методами государственного регулирования туристской деятельности принято считать:

  • административные методы (заключаются в создании нормативно-правовой базы);
  • налоговые рычаги (включают в себя повышение и понижение налоговых процентных ставок, сюда относятся и «налоговые каникулы»);
  • бюджетные инструменты (заключаются в государственном финансировании и инвестировании отдельных видов предприятий туристской индустрии; в отдельных видах программ и поддержке отдельных видов туризма) [8].

Правительства государств, министерства, безусловно, влияют на перемещения своих граждан путем различных инструментов экономики и рычагов власти. Кроме того, как уже было сказано, различные исторические события по-своему преобразуют туристскую активность. Однако, природные катаклизмы и явления, в свою очередь, оказывают разностороннее влияние на сознание туристов, и соответственно, на их желания путешествовать. Примером влияния политического фактора на трансформацию туристских потоков могут служить войны в Персидском заливе в 90х годах ХХ века, которые практически остановили потоки туристов в страны этого региона, а также восточной части Средиземноморья и Северной Африки. Безусловно, в связи с этими событиями был нанесен огромный урон экономике этих стран, туризму в частности (авиакомпаниям, предприятиям размещения и питания и т.д.) [7]. Туристский поток понимается как общее число туристов, которые направляются в определенную страну, место временного пребывания, выраженное в количественном расчете туристских выездов и въездов за четко ограниченный временной промежуток. Также туристский поток часто трактуется как постоянное прибытие в страну туристов. Однако, его понятие является более глубоким и имеющим четкое определение и показатели. Нужно сказать, что интерес к этому экономическому понятию возник не так давно. Это является основной причиной того, что данное понятие имеет достаточное количество уточняющих и нечетких определений, так как имеет много трактовок. Попытки расчета и анализа туристского потока требовали также установления норм к его регулированию между различными странами. Крупнейшим примером анализа и систематизации теории туристских потоков является исследование в разное время американских ученых-экономистов Джона Вильямса и Эрни Зелински. Ученые в 1970 году отобрали 14 стран со стабильным туристским потоком на протяжении многих лет. Такие страны на тот момент являлись лидерами в мировом туризме, поэтому безусловно, такая стабильность является ориентиром формирования туристского кластера в определённой дестинации. Результаты анализа туристских потоков, предоставленные миграционными службами, банками, ведущими учет обмена валюты, могут спрогнозировать общие тенденции развития туристской индустрии, а также учесть опыт предыдущих поколений, пробы и ошибки. Причём, объем туристского потока оценивается не только по сведениям иммиграционных служб (количество въездов/выездов), но и применяя определенные экономико-математические вычисления. Такие данные относятся не только к выездному, но и к въездному и внутреннему туризму. В пунктах размещения туристов, а также в коллективных средствах размещения регистрируются все возможные посещения. [1] Благодаря высокой конкурентоспособности, которая достигается сосредоточением на определенной ограниченной области большого количества фирм смежных отраслей, кластеры обеспечивают экономию в масштабах производства и относительное многообразие в использовании ресурсов. Нужно также учесть то, что наибольший положительный эффект от кластеризации достигается путем альянса государства и индивидуального предпринимательства. Так, при создании туристского кластера Зарагиж государственно-частное партнерство привело к успешному созданию бренда региона и непосредственной его реализации на туристском рынке. Местное самоуправление и органы государственной власти взаимодействовали в проведении кластерной политики в индустрии туризма по нескольким основным пунктам:

  • создание руководящей группы по специализации стратегических направлений и планов действий по направлению развития кластеров;
  • поддержка специального образования и обеспечение безопасности при создании благоприятных условий для функционирования и развития кластера;
  • усовершенствование туристских продуктов путем развития новых проектов их улучшения.

Таким образом, туристские потоки, как основной параметр измерения туристской активности территории, подвержены множеству факторов общественной и природной среды, которые, не являясь в своем роде чем-то разрушительным и отрицательным, оказывают негативное опосредованное воздействие на величины этого параметра. В этом случае, кластерообразование становится одним из самых эффективных способов трансформации распределения туристских потоков.

Кластерная политика представляет собой систему социальных, экономических и государственных мер и механизмов, которые обеспечивают помощь и поддержку туристско-рекреационных кластеров, обеспечивающих, в свою очередь, конкурентоспособность регионов, предприятий, входящих в данный кластер, а также развитие организаций, стимулирующих создание туристских кластеров и осуществление инновационной политики [9].

Согласованные меры по поддержке туристского кластера образуют портфели кластерных инициатив, создаваемые на основе анализа рисков и эффектов от реализации деятельности кластеров. Портфель кластерных инициатив подразумевает совместный проект функционирования, развития в рамках туристской отрасли. Кроме того, четко выделяются уровни кластерной политики: государственный (федеральный и региональный) и муниципальный. В первую очередь, к созданию кластера привлекаются федеральные, региональные и местные власти, каждая из которых наделена достаточными правовыми, административными и финансовыми полномочиями и способны влиять на процесс кластеризации. Помимо этого, к самому процессу кластеризации необходимо привлечь представителей общественности, предпринимательства, различных организаций.

Итак, кластерная политика предполагает использование инструментов, направленных, главным образом, на развитие сотрудничества, а также повышение инновационного потенциала всех задействованных предприятий при помощи различных методик (например, структурных, которые заключаются в создании дочернего предприятия, специализирующегося на инновационной деятельности), что является эффективным стимулом развития въездного и внутреннего туризма на территории России.

Список литературы

  1. Андреева Е.В. Анализ передового опыта российских регионов в контексте актуальных задач оптимизации турпотока / Е.В. Андреева // Сборник научных трудов «Транспорт: наука, образование, производство», Том 4. Технические и гуманитарные науки. Рост. Гос. Ун-т. путей сообщения. Ростов-н/Д, 2020. – 484с. – С.97-101.
  2. Большаков А.И. Формирование и развитие приграничных туристских кластеров [Текст]: автореф. дис. канд. экон. наук: 00.05 / А.И. Большаков. – Москва. – 2014. – 30 с.
  3. Бровко С. Б. Комплексная оценка и приоритеты создания гостиничного кластера в Ростовской области / С.Б. Бровко // Сборник трудов Второй Международной научно-практической конференции(16-17 мая 2019 г.) / редкол: А.Н. Гуда (пред.) [и др.]; ФГБОУ ВО РГУПС. – Ростов н/Д, 2019. – С.184-189.
  4. Бубнов А.В. Инновационное развитие российского туризма на основе кластерного подхода [Текст]: автореф. дис. канд. экон. наук: 00.05 / А.В. Бубнов. – Йошкар-Ола. – 2019. – 32 с.
  5. Гармидер А.А. Организационно-экономическое обеспечение развития туристских кластеров (на примере Республики Крым) [Текст]: автореф. дис. канд. экон. наук: 00.05 / А.А. Гармидер. – Спб. – 2017. – 37 с.
  6. Ежак Е.В. Бренд территории как нематериальный актив развития въездного и внутреннего туризма / Е. В. Ежак, Л. П. Шматько // Перспективы развития индустрии туризма и гостеприимства: теория и практика. Cборник трудов Второй Международной научно-практической конференции 16-17 мая 2019 г., Ростов-на-Дону, 2019.– С.121-126.
  7. Кицис В.М. Опыт зарубежных стран развития туристских кластеров [Текст] /В.М. Кицис, А.В. Елисеева // Экономические исследования и разработки: научно-исследовательский электронный журнал. Нижний Новгород: НОО «Профессиональная наука» – №6 – 2020. – С.68-73.
  8. Маргиева Н.Т. Сфера туризма в России: состояние и перспективы развития / Н.Т. Маргиева // Экономика и предпринимательство. – 2020. – № 10-1 (63-1). – С. 141-145.
  9. Мингалева, Ж.А. Кластеры инновационной деятельности как элемент инновационного развития территории / Ж.А. Мингалева //Новое слово в науке и практике: гипотезы и апробация результатов исследований: сборник материалов XXI Международной научно-практической конференции / Под общ. ред. С.С. Чернова. – Новосибирск. – 2015. – 300 с. – С.251-256.
  10. Саакян, М.А. Зарубежный опыт формирования и управления туристскими кластерами / М.А. Саакян // Экономика знаний: стратегические проблемы и системно-когнитивные решения / Материалы VIII международной научно-практической конференции КубГУ Краснодар. – 2016. – 261с. – С.155-164