Московский экономический журнал 4/2021

image_pdfimage_print

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10199

ЦИФРОВАЯ ЭКОНОМИКА: ПОНЯТИЕ И ТЕРМИНЫ

 DIGITAL ECONOMY: CONCEPT AND TERMS 

Хасаншин Ильмир Ильгизович, аспирант, Университет управления «ТИСБИ», Россия, г. Казань

Khasanshin Il’mir Il’gizovich, PhD student, University of Management «TISBI», Russia, Kazan 

Аннотация. Целью данного исследования является определение таких базовых понятий, как «цифровая экономика», «цифровая трансформация», «цифровая платформа». «Цифровая экономика» не имеет единого определения в мире, поэтому в статье представлены и проанализированы различные понятия «цифровая экономика». Задача состоит в том, чтобы понять терминологию и концептуальную основу. Основная терминология, используемая в обрабатывающих отраслях мира — Китае, США и Европе — непонятна представителям университетов и колледжей. «Эти проблемы можно решить, если будет разработана общая терминологическая база. Существуют разные взгляды на то, что следует относить к цифровой экономике, а что не укладывается в это определение. Изначально предполагалось, что это расширенное понятие интернет-экономики, включая смежные сегменты рынка. Это понимание было пересмотрено в последние годы в связи с тем, что многие отрасли, в том числе относящиеся к «реальному сектору», переживают цифровую трансформацию.

Summary. The purpose of this study is to define such basic concepts as» digital economy»,» digital transformation»,»digital platform». «Digital economy» does not have a single definition in the world, so the article presents and analyzes various concepts of «digital economy». The challenge is to understand the terminology and the conceptual framework. The main terminology used in the manufacturing industries of the world-China, the United States and Europe-is not clear to representatives of universities and colleges. «These problems can be solved if a common terminology base is developed. There are different views on what should be attributed to the digital economy, and what does not fit into this definition. Initially, it was assumed that this is an extended concept of the Internet economy, including related market segments. This understanding has been revised in recent years due to the fact that many industries, including those related to the «real sector», are undergoing a digital transformation.

Ключевые слова: цифровая экономика, понятие цифровой экономки, развитие экономики, цифровая трансформация, информационные технологии. 

Keywords: digital economy, the concept of digital economy, economic development, digital transformation, information technologies.

Существуют разные взгляды на то, что следует отнести к цифровой экономике, а что не подпадает под это определение. Первоначально предполагалось, что это будет расширенная концепция интернет-экономики, включая смежные сегменты рынка. Это понимание было пересмотрено в последние годы в связи с тем, что многие отрасли, в том числе относящиеся к «реальному сектору», ждут цифровой трансформации. Этот процесс включает в себя розничную торговлю, пассажирские и грузовые перевозки, туризм, промышленность, сельское хозяйство, общественное питание, гостиничный бизнес, медицину и правительство. Компании в этих секторах, которые уловили тенденцию и начали меняться, фактически стали интернет-компаниями. Заводы также оснащены датчиками, подключенными к Интернету, мобильными роботами, системами автоматизации всех процессов с возможностью удаленного управления [1, с. 407-417]. Например, таксомоторные компании ранее нельзя было отнести к цифровой экономике, но Uber, Lyft, Gett, Яндекс.Таксис, безусловно, относятся к этой категории, хотя суть сервиса не изменилась.

Таким образом, это определение включает все направления бизнеса, основанные на информационных технологиях и телекоммуникациях, независимо от сектора.

В конце июля 2017 года премьер-министр России Дмитрий Медведев утвердил программу цифровой экономики на 2024 год. Инициатива направлена ​​на стимулирование развития «сквозных» технологий, включая первоклассные большие данные, квантовые компьютеры, новые методы производства и искусственный интеллект. Эти нововведения могут изменить практически все сферы жизни и общества. Программа определяет восемь основных областей их применения: государственное регулирование, ИТ-инфраструктура, исследования и разработки, человеческие ресурсы и образование, кибербезопасность, государственное управление, умные города, цифровое здоровье.

На протяжении всего существования человечества развивалось общество. Как известно, в своем развитии он прошел три этапа: сельскохозяйственный с преобладанием сельского хозяйства и ручного труда, промышленный с преобладанием промышленности и постиндустриальный. Все развитые страны уже перешли в третье состояние, которое характеризуется преобладанием сферы услуг в экономике и появлением информационных и компьютерных технологий, что привело к значительному улучшению жизни людей, проживающих в этих странах. Другими словами, мы стали обществом потребления. Однако компания не стоит на месте, ее дальнейшее развитие и растущее доминирование сферы услуг над производством привели к тому, что информационные технологии и ИТ-сектор сыграли ключевую роль в этом движении, что значительно упрощает сам механизм [2, c. 214-218]. Появление Интернета и падение стоимости доступа к глобальной сети стали настоящей (цифровой) информационной революцией, которая изменила нашу жизнь в целом и экономику в частности.

Термин «цифровая экономика» (цифровая экономика) впервые был использован относительно недавно, в 1995 году, американским ученым из Массачусетского университета Николасом Негропонте, чтобы объяснить коллегам преимущества новой экономики над старой из-за интенсивное развитие информационных и коммуникационных технологий _0_. Утвержденная в России Стратегия развития информационного общества Российской Федерации на 2017-2030 годы определяет цифровую экономику следующим образом: по сравнению с традиционными формами управления она позволяет значительно повысить эффективность различных видов производств, технологий, оборудование, склад, продажа, доставка товаров и услуг [3, c. 11-13].

В то же время Дон Тапскотт, автор книги «Цифровое общество: плюсы и минусы эпохи сетевого интеллекта» (1995), определил цифровую экономику как «экономику, основанную на использовании информационных технологий. Автор акцентирует внимание на том, что благодаря новым технологиям формируется новый тип бизнеса, и с тех пор ученые и институты уточнили систему и пределы цифровой экономики [4, c. 147-151].

Томас Мезенбург (2001) представил пять основных компонентов цифровой экономики:

  • «Инфраструктура электронной коммерции — оборудование, программное обеспечение, телекоммуникации, сети, человеческий капитал;
  • электронная коммерция);
  • увеличение стоимости традиционных производств за счет использования цифровых технологий (структура компаний и отраслей);
  • разница в стоимости рабочей силы в цифровой экономике по сравнению с традиционной экономикой (демографические и трудовые характеристики);
  • эволюция добавленной стоимости продуктов и услуг цифровой экономики (Price Behavior)».

Автор впервые четко сформировал компоненты, присущие цифровой экономике. Однако основное внимание уделяется самим компонентам цифровой экономики и способности измерять феномен электронного бизнеса [5, c. 28-30].

Группировка компонентов пытается всесторонне раскрыть цифровую экономику, но количественно оценить можно только первые два компонента, а при измерении следующих трех неизбежны ошибки.

С середины 2000-х годов, в период масштабного распространения социальных сетей и активного развития интернет-инфраструктуры, стало очевидно, что 5 аспектов Мезенбурга не являются исчерпывающими.

Всемирный банк дал следующую интерпретацию: «цифровая экономика — это система экономических, социальных и культурных отношений, основанная на использовании цифровых информационных и коммуникационных технологий».

Британский экономист М. Скилтон определяет цифровую экономику как «часть новой цифровой экосистемы и определяет ее как набор виртуальных активов и цифровых транзакций, осуществляемых на рынках, а также компаний, активов и услуг, которые увеличивают ВВП и чистое благосостояние». 4. В то же время цифровая экосистема означает комбинированное взаимодействие рыночных технологий и предпринимательской деятельности, которое способствует появлению новых типов потребителей, предприятий, рыночных условий и опыта [6, c. 543-547].

Правительство Австралии определяет цифровую экономику как «глобальную сеть экономической и социальной деятельности, поддерживаемую такими платформами, как Интернет, мобильные и сенсорные сети». Цифровая среда рассматривается как фундаментальный элемент. Основное внимание уделяется мерам государственной поддержки развития цифровой экономики.

Правительство Великобритании интерпретирует это как «цифровую экономику — производство цифрового оборудования, публикацию средств массовой информации, производство и программирование».

Лидеры G20 определили цифровую экономику как «широкий спектр экономической деятельности, включая использование оцифрованной информации и знаний как ключевой фактор производства, современные информационные сети как важную сферу деятельности и эффективное использование информационных и коммуникационных технологий. (ИКТ) как важный фактор экономического роста и оптимизации экономической структуры »7. В этом определении основное внимание уделяется видам экономической деятельности, которые осуществляются с использованием ИКТ интеллектуальных сетей.

Согласно OCED, «цифровая экономика — это общий термин, используемый для описания рынков, управляемых цифровыми технологиями». Другими словами, в этом смысле термин охватывает весь спектр экономической, социальной и культурной деятельности, поддерживаемой Интернетом и связанными с ним ИКТ [7, c. 15-19].

Оксфордский словарь интерпретирует это определение как «цифровая экономика, особенно электронные транзакции в Интернете».

Цифровая экономика — горячая тема для многих исследовательских центров. Например, Исследовательский центр Economist и IBM определяют «экономику, которая может предоставлять высококачественную инфраструктуру ИКТ и использовать возможности ИКТ на благо потребителей, предприятий и правительств».

По мнению аналитиков, Gartner, «цифровая экономика — это создание, потребление и управление стоимостью, связанной с цифровыми продуктами, услугами и ресурсами в организациях» [8, c. 36-37].

Консультанты Boston Consulting Group считают, что «цифровая экономика — это использование онлайн-коммуникаций и инновационных цифровых технологий всеми участниками экономической системы, от частных лиц до крупных корпораций и государств».

Журнал Forbes определяет цифровую экономику как «стратегическое видение, которое может значительно улучшить операционную эффективность и производительность компаний за счет тесной взаимосвязи их бизнес-процессов и инновационных технологий: облачных вычислений, Интернета вещей, прогнозной аналитики и мобильности. Предприятия, обеспечивая при этом необходимый уровень безопасности».

Таким образом, из приведенных выше примеров ясно, что существуют две концепции цифровой экономики. Собственно говоря, как вид коммерческой деятельности, осуществляемой в электронном пространстве (электронная коммерция, деньги и банкинг, онлайн-сервисы). В широком смысле это определение относится к трансформации всего общества, потому что во всех сферах человеческой деятельности происходит активное внедрение ИКТ, что, несомненно, меняет образ жизни.

В российских условиях исследования цифровой экономики начали набирать популярность сравнительно недавно (примерно с 2017 г.). Однако российские ученые имеют более узкую точку зрения и, как правило, описывают отдельные случаи внедрения ИКТ в различных отраслях. Большинство исследований проводится в области библиотековедения, общественных услуг, железнодорожного транспорта и архитектурного дизайна. Вот определения российских исследователей термина «цифровая экономика»:

  • «… экономика, основанная на IT (электронная коммерция)»;
  • «Использование цифровых технологий в хозяйственном производстве»;
  • «… экономика, основанная на новых методах генерации, обработки, хранения, передачи данных, а также цифровых компьютерных технологиях»;
  • «виртуальная среда, дополняющая нашу реальность»;
  • коммуникационная среда хозяйственной деятельности в сети Интернет, а также формы, методы, инструменты и результаты ее реализации [9, c. 30-35].

Цифровая трансформация станет приоритетом бизнеса в ближайшем будущем. Представители российского бизнес-сектора активно обсуждают цифровую экономику. Исследования участников российского бизнеса показали, что переход их компаний на цифровой путь позволит им внедрить новые бизнес-модели, найти новые источники дохода и переосмыслить свой подход к анализу данных. Вот обзор определений (таблица 1) менеджеров крупных российских компаний.

Из представленных определений видно, что в российской бизнес-среде еще не сложилось единого взгляда на понимание термина «цифровая экономика», но все понимают, что этот процесс эволюционировал и в дальнейшем может заменить традиционную экономику, как это было раньше. ряд преимуществ: прозрачность экономики, ускорение взаимодействия сторон, гибкость и адаптивность, снижение денежных и временных затрат на рыночные изменения [10, c. 46-50].

Другими словами, цифровая экономика — это деятельность, непосредственно связанная с развитием цифровых компьютерных технологий, которая включает онлайн-сервисы, электронные платежи, онлайн-торговлю, краудфандинг и так далее. Обычно основными элементами цифровой экономики являются электронная коммерция, интернет-банкинг, электронные платежи, онлайн-реклама и онлайн-игры.

Согласно исследованию, Digital Evolution Index 2017, проведенному Mastercard в сотрудничестве со Школой права и дипломатии Флетчера при Университете Тафтса, Россия имеет хорошие перспективы занять лидирующие позиции в рейтинге развития цифровой экономики. По мнению экспертов, несмотря на относительно низкий общий уровень цифровизации, наша страна демонстрирует стабильные темпы роста и находится на пике цифрового развития, что привлекает инвесторов в экономику. Пока Россия занимает 39-е место в рейтинге цифровых экономик мира после Китая, Индии, Малайзии и Филиппин. «Цифровыми» странами сегодня являются Норвегия, Швеция и Швейцария. В первую десятку вошли США, Великобритания, Дания, Финляндия, Сингапур, Южная Корея и Гонконг [11, с. 98-104].

В контексте бизнеса те технологии, которые помогают преобразовать бизнес-процессы в компьютерные вычисления и цифровые данные, считаются цифровыми. Например, на первой волне автоматизации бухгалтерский учет перешел на цифровой, были внедрены системы электронного документооборота, а затем были использованы интегрированные системы финансового учета класса ERP. Теперь все автоматизировано: чат-боты отвечают на запросы клиентов, нейронные сети составляют графики сотрудников, складские работники отслеживают остатки с помощью мобильных терминалов и RFID-меток, роботы выгружают товары и распределяют их по поддонам. Каждый процесс, каждый объект (единица товара или оборудования, счет-фактура, контракт, подрядчик, поставщик, сотрудник, заказчик, транзакция), их характеристики, действия отражаются в виртуальной среде. Специальные системы помогают управлять всем этим как единым целым [12, с. 133-154]. Например, системы BPM (Business Proccess Managment) помогают более эффективно строить оцифрованные процессы. HRM (Human Resources Management) — предназначен для управления персоналом, CRM (Customer Relationship Management) — для поддержания отношений с клиентами.

Подводя итоги по вышеизложенному, можно сказать, что процесс перехода компании на цифровые технологии, который оказывает сильное влияние на бизнес на всех уровнях. Может сопровождаться реструктуризацией бизнес-модели, организационной структуры или изменением ориентации продукта. Это связано с тем, что цифровые технологии могут принести совершенно новое понимание того, что является ключевой компетенцией компании, в чем именно бизнес приносит наибольшую прибыль, за что бренд ценится постоянными клиентами, какими методами можно усилить положение на рынке. Часто называть единичное внедрение информационной системы цифровой трансформацией — это просто преувеличение. Отдельные проекты по развертыванию новых решений действительно могут быть частью процесса глубокой реструктуризации бизнеса, но их нельзя назвать цифровой трансформацией. Потому что это стратегическое, продуманное масштабное мероприятие на несколько лет, которое включает в себя ряд ИТ-проектов и организационных инициатив, включая, как правило, развитие и переподготовку кадров.

Создание экосистемы цифрового формата — основная цель стратегии. Развитие высокотехнологичного бизнеса с преодолением сложностей, присущих традиционной экономике, формирование эффективного взаимодействия бизнеса, государства и граждан — основные моменты, которые должны появиться в российской экономике для достижения высокого конкурентного преимущества в мировой рынок.

Программа «Цифровая экономика Российской Федерации» призвана стать основой для развития системы государственного управления, экономики, бизнеса социальной сферы и всего общества. Эта программа создает условия для цифровой трансформации секторов экономики. Государство намерено ускорить развитие элементов цифровой экономики: электронной коммерции, интернет-банкинга, электронных платежей, интернет-рекламы и так далее. Необходимо сократить разрыв с ведущими государствами в цифровом развитии. Особое место, согласно стратегии, заняты предприниматели, так как они должны активно участвовать в реализации этого проекта.

Список литературы

  1. Kaplan S. The Words of Risk Analysis // Risk Analysis, 2018. № 17. С. 407–417.
  2. Андиева Е.Ю., Фильчакова В.Д. Цифровая экономика будущего, индустрия 4.0 // Прикладная математика и фундаментальная информатика, 2016. № 3. С. 214-218.
  3. Боровков А.И., Клявин О.И., Марусева В.М. и др. Цифровая фабрика (DigitalFactory) Института передовых производственных технологий СПбПУ // Трамплин к успеху [корпоративный̆ журнал дивизиона «Двигатели для гражданской̆ авиации» АО «ОДК»], 2018. № 7. С. 11-13.
  4. Василенко Н.В. Цифровая экономика: концепции и реальность: Инновационные кластеры в цифровой экономике: теория и практика: труды научно-практической конференции с международным участием 17-22 мая 2017 года / под ред. д-ра экон. наук, проф. А. В. Бабкина. — СПб.: Изд-во Политехн. Унта, 2019. С. 147-151.
  5. Введение в «Цифровую» экономику / А.В. Кешелава В.Г. Буданов, В.Ю. Румянцев и др.; под общ. ред. А.В. Кешелава. M.: ВНИИГеосистем, 2017. № 1. С. 28-30.
  6. Денисенко И.А. Инвестиционные и инновационные процессы в системе стратегического планирования и прогнозирования развития сельских домохозяйств // Экономика и предпринимательство, 2018. № 11. С. 543–547.
  7. Иванов В.В., Малинецкий Г.Г. Цифровая экономика: мифы, реальность, перспектива. – М., 2017. № 44. С. 15-19.
  8. Иванов В.В., Малинецкий Г.Г. Цифровая экономика: мифы, реальность, перспектива / Российская академия наук, 2017. С. 36-37.
  9. Кузнецов Д.А., Чернышев М.А., Овчинникова В.А. и др. Интеграция индустрии 4.0 в промышленность. Интеллектуальный потенциал XXI века: ступени познания // Технические науки, 2017. № 35. С. 30-35.
  10. Кузубов А.А., Максимова В.С. Взаимодействие финансово-кредитного механизма субъектов хозяйствования на принципах маркетинга // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Экономика и управление, 2016. № 3. С. 46-50.
  11. Нейсбитт Дж., Эбурдин П. Что нас ждет в 20-е годы. Мега тенденции, 2018. № 55. С. 98-104.
  12. Цифровая экономика России: виртуальная и реальная сущность. Справочник / В.И. Богачев, В.Г. Пеннер, И.А. Денисенко и др., под. ред. В.И. Богачева. Луганск: Промиздат, 2018. № 1.С. 133-154.