slot gacorslot88https://sjlas.org/slot-gacor/https://sjlas.org/slot-dana/https://sjlas.org/slot-pulsa/https://nicerjss.com/slot-gacor/https://nicerjss.com/slot-dana/https://nicerjss.com/slot-pulsa/https://sdbagl.org/slot-gacor/https://sdbagl.org/slot-dana/https://sdbagl.org/slot-pulsa/http://pkc.grsmu.by/assets/slot-gacor/http://ctdn.kubg.edu.ua/wp-content/uploads/2019/09/slot-gacor/https://profor.facmais.edu.br/https://www.spr.org.br/din/eventos/-/slot-online/https://bio-med.euroasia-science.ru/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/http://slovopys.kubg.edu.ua/wp-content/uploads/2019/09/slot88/http://e-journal.sastra-unes.com/public/journals/1/slot-deposit-dana/https://submissoesic.propes.ufabc.edu.br/public/journals/9/slot-gacor/https://pedomanwisata.com/http://library.nmuofficial.com/https://revista-uem.uno/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://uimscics.ui.edu.ng/wp-content/uploads/2021/09/slot-deposit-pulsa/http://alumni.sastra-unes.com/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://thedanipost.com/wp-content/uploads/2020/09/slot88/https://cloud-journals.com/images/slot-deposit-pulsa/https://interrev.com/public/journals/1/slot88/https://anais.faama.edu.br/public/journals/3/slot88/http://uad-jrnl.nau.in.ua/public/journals/1/slot88/https://library.uhsp.edu.ua/wp-content/uploads/2022/02/slot-deposit-pulsa/https://fastgrowingtree.forest.ku.ac.th/https://pay.ucdavis.edu/gacor88slot gacorslot gacor hari inilink slot gacorslot88judi slot onlineslot gacorsitus slot gacor 2022https://www.dispuig.com/-/slot-gacor/https://www.thungsriudomhospital.com/web/assets/slot-gacor/slot88https://omnipacgroup.com/slot-gacor/https://viconsortium.com/slot-online/http://soac.abejor.org.br/http://oard3.doa.go.th/slot-deposit-pulsa/https://www.moodle.wskiz.edu/http://km87979.hekko24.pl/https://apis-dev.appraisal.carmax.com/https://sms.tsmu.edu/slot-gacor/http://njmr.in/public/slot-gacor/https://devnzeta.immigration.govt.nz/http://ttkt.tdu.edu.vn/-/slot-deposit-dana/https://ingenieria.unach.mx/media/slot-deposit-pulsa/https://www.hcu-eng.hcu.ac.th/wp-content/uploads/2019/05/-/slot-gacor/https://euromed.com.eg/-/slot-gacor/http://www.relise.eco.br/public/journals/1/slot-online/https://research.uru.ac.th/file/slot-deposit-pulsa-tanpa-potongan/http://journal-kogam.kisi.kz/public/journals/1/slot-online/https://aeeid.asean.org/wp-content/https://karsu.uz/wp-content/uploads/2018/04/-/slot-deposit-pulsa/https://zfk.katecheza.radom.pl/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/https://science.karsu.uz/public/journals/1/slot-deposit-pulsa/ Московский экономический журнал 3/2020 - Московский Экономический Журнал1

Московский экономический журнал 3/2020

DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10187

Исследование специализации как фактора развития туристско-рекреационных кластеров (на примере Центрально-Черноземного экономического района)

Иванова Раиса Михайловна, канд.
филол. наук, доцент Елецкого государственного университета им. И.А. Бунина, e-mail:
elrmiv@mail.ru

Скроботова Ольга Владимировна, канд. филол. наук, доцент Елецкого государственного университета им.
И.А. Бунина, e-mail: skrolga48@mail.ru

Охотников Илья Викторович, кандидат экономических наук,
доцент, доцент кафедры «Экономическая теория и менеджмент» Российского
университета транспорта (МИИТ), Москва, Россия

Сибирко Иван Владимирович, кандидат экономических наук,
доцент, доцент кафедры «Экономическая теория и менеджмент» Российского
университета транспорта (МИИТ), Москва, Россия

Аннотация. Актуальность данного исследования
заключается в том, что существенное число туристских кластеров, созданных на
территории Российской Федерации, не всегда успешно выполняют свою роль
катализаторов развития туристской индустрии.

Целью данной работы является определение методов
исследования специализации как фактора развития туристских кластеров с учетом
сложившихся к настоящему времени научных подходов и результатов исследований в
данной области. Нами использованы системный, структурный, функциональный
методы, а также метод анализа и обобщения общетеоретических подходов к
исследованию процессов и результатов кластерного развития туризма. Выбранные
методы позволили нам определить подходы к формированию методик исследования
специализации туристских кластеров. На основе изложенных в статье подходов к
изучению специализации как фактора развития туристских кластеров возможно
говорить о выборе методов и последовательности проведения исследований в данной
области.

Авторами определена методология и последовательность
изучения туристских кластеров с целью выявления ключевых показателей развития
туризма и характеристик процессов в сфере туризма на территории туристского
кластера. Результаты исследования позволят сформировать инструменты и механизмы
развития туристских кластеров на основе диверсификации их специализации.
Определенные методологические подходы будут применены при изучении
специализации как фактора развития туристских кластеров в регионах Российской
Федерации. Результаты проведенного исследования направлены на повышение
эффективности решений, принимаемых для оценки и прогнозирования кластерного
развития туризма, а также могут быть использованы всеми заинтересованными в
кластерном развитии туризма. Материалы данного исследования могут быть
использованы: на уровне руководства регионов – для проведения мониторинга,
выработки управленческих решений по корректировке региональных программ
развития туризма; в экспертно-аналитическом и научном сообществе – для
проведения анализа и разработки прогнозов, дальнейшего развития
методологических и методических подходов по тематике работы.

Ключевые
слова:
туристский
кластер, кооперация, специализация, диверсификация специализации, инновации в
туризме.

Современное состояние туристской отрасли в Российской
Федерации обусловливает применение инновационных подходов к ее развитию [9; 13].
Одним из механизмов инновационного развития туризма стала Федеральная целевая
программа (ФЦП) «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской
Федерации (2011– 2018 годы)». Реализация целей Программы основана на кластерном
подходе. Понятие «кластер» относительно туризма употребляется, когда имеется в
виду «сосредоточение на ограниченной территории предприятий и организаций,
занимающихся разработкой, производством, продвижением и продажей туристского
продукта, а также деятельностью, смежной с туризмом, и рекреационными услугами»
[8].

В настоящее время кластерный подход стал ведущим в
практике развития туризма в регионах РФ. Многие регионы рассматривают туризм
как отрасль или межотраслевой комплекс, которые могут способствовать
экономическому росту. В 2018 году завершилась реализация ФЦП, в связи с этим
можно уже говорить о результатах кластерного развития туризма в регионах как
платформе для дальнейшего формирования конкурентоспособной туристской отрасли.
Туристские кластеры в соответствии с ФЦП созданы на территории таких регионов,
как Ярославская, Ивановская, Рязанская, Ростовская, Псковская, Липецкая,
Кемеровская, Тверская, Вологодской области, Алтайский, Краснодарский, Ставропольский
край, Республика Бурятия, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Адыгея и
других субъектах РФ.  К 2018 году должны
быть созданы и начать полноценно функционировать 53 туристских кластера, 44 из
них созданы и развиваются за счет привлечения государственной поддержки из
федерального бюджета.

При определении методологии исследований особую
значимость имеют работы по теории кластерного развития М. Портера [21], М.
Монфорта [20], Braunerhjelm, P., Feldman M. [15], Estrella R.G. [17], Mariussen
E. [18], Karen G. Mills, Andrew Reamer, and Elisabeth B. Reynolds [19]. М.
Портер сформулировал следующее определение: «Кластер – это группа географически
соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций
определённой сферы, характеризующихся общностью деятельности и
взаимодополняющих друг друга» [21, с. 123].

В начале ХХI века проблематика развития туристских
кластеров стала актуальной в российских исследованиях.

Так, структуру и общие проблемы функционирования
туристских кластеров изучали: Александрова А.Ю. [1], Рудченко В.Н. [11],
Кропинова Е.Г. и Митрофанова А.В. [5], Афанасьев О.Е. [2], Ульянченко Л.А.,
Виноградова М.В. и Гладская И.Г. [14], Галиуллина Г. К., Галимов Ш.Ш. и
Шабанова Л. Б. [3], Ларионова Н.А. [6]. Вопросам методики оценки эффективности
кластеров посвящены работы таких авторов, как: Риммер М.И., Касатов А.Д. и
Матиенко Н.Н. [10], Ковалева Т.Ю. [4], Морозова Ю.Ю. [7], Рутко Д.Ф. [12],
Федорец Л.Н. [15] и др. Специализация как фактор развития туристских кластеров
предметом целенаправленных исследований в области кластерного развития пока не
стала, хотя ряд исследователей обращается к данной теме. Практически всегда
специализация туристских кластеров рассматривается как фактор, зависящий от
ресурсного обеспечения развития туризма на данной территории, прежде всего от
состояния природных и культурно-исторических ресурсов. На наш взгляд,
специализация туристских кластеров недооценивается как фактор, формирующейся
под влиянием внутрикластерной кооперации.

Можно предположить, что интенсификация кластерного
развития туризма связана с использованием различных механизмов и инструментов,
в том числе с диверсификацией специализации туристских кластеров. Данному
вопросу уделяется недостаточное внимание как в практической, так и в
теоретической плоскости. Специализация туристских кластеров основана на
эффективном использовании туристских ресурсов и целенаправленном развитии
туристского потенциала, что также связано с моделями кластерного развития.
Актуальность данного исследования по вышеуказанной проблеме, с точки зрения
формирования новых и развития существующих направлений, состоит в том, что
существенное число туристских кластеров, созданных на территории Российской
Федерации, не всегда успешно выполняют свою роль катализаторов развития
туристской индустрии, обладают слабой конкурентоспособностью. Разработка
методики изучения специализации туристских кластеров как фактора и механизма
повышения эффективности их функционирования и решения региональных
социально-экономических проблем необходима не только для развития существующих
научных подходов, но и будет способствовать формированию новых направлений
исследований в области кластерного развития туризма в Российской Федерации.

Методология изучения и оценки как процессов, так и
результатов кластерного развития туризма определяется конкретными направлениями
исследований. В ФЦП «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской
Федерации (2011 – 2018 годы)» определено два типа туристских кластеров,
развиваемых на территории страны при поддержке Программы:
туристско-рекреационные и автотуристские. Данная типология вполне может быть
рассмотрена как определение, пусть и в достаточно общих чертах, специализации
туристских кластеров: «Туристско-рекреационные кластеры представляют собой
комплекс взаимосвязанных объектов рекреационной и культурной направленности –
коллективных средств размещения, предприятий питания и сопутствующих сервисов,
снабженных необходимой обеспечивающей инфраструктурой. Автотуристские кластеры
объединяют предприятия и организации, предоставляющие туристские и
сопутствующие услуги, взаимно дополняющие друг друга и обеспечивающие
цивилизованные условия для автотуристов. Элементы сети автотуристских кластеров
планируется располагать на наиболее загруженных федеральных автодорогах и в
местах, приближенных к центрам притяжения туристов – историко-культурным
центрам, природным заповедникам и другим туристско-ориентированным местам и
объектам показа. Сетевое построение автотуристских кластеров создаст удобную
базу для организации маршрутов автотуристов и обеспечит единый высокий стандарт
услуг» [8]. Таким образом, специализацией автотуристских кластеров можно
считать деятельность, направленную на удовлетворение потребностей транзитных
туристов. Специализация туристско-рекреационных кластеров имеет более широкий
спектр и направлена на удовлетворение потребностей, связанных с разными целями
и различными типами рекреационной деятельности туристов. Также в программе
указывается, что каждый из кластеров представляет собой «укрупненный
инвестиционный проект, включающий ряд функционально, организационно и финансово
взаимосвязанных проектов…» [8]. На наш взгляд, именно функциональная
взаимосвязь проектов, направленных на создание туристского кластера, может
рассматриваться как один из наиболее важных факторов кластерной специализации.

Для успешного управления кластерным развитием туризма
в РФ необходимо исследовать процессы кластерного развития и выявить факторы
и  механизмы, которые способны повысить
эффективность самих кластеров. Такие исследования возможны только с учетом
опыта и результатов изучения кластеров в мировой и российской практике. 

Вопросы кластерной специализации затрагиваются в
работах, которые посвящены не столько развитию туристских кластеров, сколько
промышленных, при этом проблема специализации туристских кластеров
затрагивается не часто, чаще рассматривается специализация промышленных
кластеров.

Практически все авторы в работах, посвященных
промышленным кластерам, рассматривают кластерную специализацию в контексте
соотнесённости с отраслью промышленности. Таким образом рассматриваются
кластеры информационных технологий, приборостроения, радиоэлектроники, средств
связи и телекоммуникаций, фармацевтические и др. Туристские кластеры мы
рассматриваем как уникальные системы. При изучении специализации туристских
кластеров мы опираемся на понимание специализации туристского кластера как
отраслевой специализации [22]. Но специализация туристских кластеров носит
сложный характер, обусловленный своеобразием туризма как отрасли. Поэтому уже
традиционно многие учёные определяют туризм как сложный межотраслевой комплекс,
включающий в себя туроператорские предприятия, коллективные и индивидуальные
средства размещения, предприятия питания, музеи, производственные компании и
т.д.

Необходимо отметить, что определенное видение
туристской специализации регионов Российской федерации существует не только
гипотетически, оно нашло вполне четкое выражение в  Концепции федеральной целевой программы
«Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2019 — 2025
годы)». Определение 15 перспективных укрупненных инвестиционных проектов
построено на корреляции регионов с приоритетными видами туризма.  Для регионов практически определяется
специализация по конкретным видам туризма. В качестве приоритетных видов  туризма:  

  • оздоровительный туризм (Краснодарский край, Республика Крым, г. Севастополь, Оренбургская область, Республика Башкортостан, Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская Республика, Чеченская Республика, Ставропольский край, Республика Северная Осетия — Алания, Республика Ингушетия, Республика Адыгея, Астраханская область, Республика Дагестан, Республика Калмыкия);
  • культурно-познавательного туризма (Архангельская, Вологодская, Мурманская, Ленинградская, Новгородская, Псковская области, г. Санкт-Петербург, Республика Карелия, Республика Коми, Ненецкий автономный округ, Свердловская и Челябинская области, Ханты-Мансийский автономный округ – Югра, субъекты Российской Федерации, входящие в состав Центрального федерального округа);
  • активного туризма (Алтайский край, Кемеровская и Новосибирская области, Республика Хакасия, Республика Тыва, Республика Алтай);
  • круизного туризма ((Приморский край, Самарская, Ульяновская, Нижегородская, Пензенская, Саратовская, Тверская, Астраханская, Ивановская, Костромская, Волгоградская, Ярославская области, Пермский край, Республика Башкортостан, Республика Мордовия, Республика Татарстан, Республика Марий Эл, Чувашская Республика, Архангельская, Мурманская области, Ямало-Ненецкий автономный округ, Красноярский край, Республика Саха (Якутия), (Хабаровский край, Амурская область, Еврейская автономная область, Камчатский край, Сахалинская область);
  • экологического туризма (Иркутская область, Республика Бурятия, Забайкальский край).

Представляется вероятным, что проекты кластеров, не
соответствующие рекомендованной 
специализации, не будут поддержаны в рамках программы.

Исследование специализации
туристских кластеров на материале Центрально-Черноземного экономического района
невозможно без учета исходных условий развития туристских кластеров. В данный
экономический район входят следующие регионы: Белгородская,
Воронежская, Курская, Липецкая, Тамбовская области. Кластерный подход к
развитию туризма на основе государственно-частного партнерства развивается в
Белгородской, Липецкой и Тамбовской областях. В Белгородской области
инициировано создание туристско-рекреационного кластера (2014
года), в Липецкой области при поддержке из федерального бюджета и
государственно-частного партнерства реализуются проекты автотуристского
кластера «Задонщина» и туристско-рекреационного кластера «Елец» (инициированы в
2012 году). Также за счет средств регинального бюджета и средств
инвесторов стимулируется реализация проектов туристско-рекреационных кластеров
«Шуховский» и «Добрый» а также автотуристского кластера «Раненбург»
(инициированы в 2013 году). В Тамбовской области инициирован проект
туристско-рекреационного кластера «Рахманиновский» (2014 году).

Декларируемая специализация кластеров, создаваемых на территории Центрально-Черноземного экономического района,  представлена в таблице 1.

Из проектов, предложенных для поддержки в рамках ФЦП на условиях государственно-частного партнерства, были реализованы два проекта: «Елец» и «Задонщина». Государственная поддержка активизировала кластерные процессы на данной территории. В результате исследования кластерных процессов в регионах Центрально-Черноземного экономического района были выявлены перспективные туристские агломерации и протокластеры. Территориальная локализация кластерных образований представлена в таблице 2.

Выявленные туристские агломерации и протокластер не всегда совпадают с региональными проектами кластеров. Это свидетельствует о наличии естественных кластерных процессов в туристской сфере регионов.

 Во
всех регионах присутствует культурно-познавательный туризм, в рамках которого
можно выделить более узкую специализацию исходя из особенностей аттрактивности.
Для всех регионов Центрально-Черноземного экономического района одним из
приоритетных является сельский туризм. Под сельским туризмом в широком смысле
понимают вид туризма, который ориентирован на использование природных,
культурно-исторических и иных ресурсов сельской местности и малых городов; их
специфики для создания комплексного туристского продукта. Сельский туризм невозможно
полностью с культурно-познавательным туризмом, рекомендованным в качестве
приоритетного для Центрального Федерального округа.

Специализация кластерных образований  в регионах Центрально-черноземного экономического района в настоящее время складывается на основе туристских ресурсов. В Белгородской области сельский туризм рассматривается в качестве одного из стратегических направлений, для его развития в регионе существует значительный задел. Липецкая область, закрепив свою идентичность на основе бренда «Липецкая земля», также в качестве приоритета определила зеленый туризм в сельской местности. Также в Тамбовской области продвигаются бренды, связанные с сельским туризмом и с культурой земледелия, – Мичуринские сады, Мичуринские яблоки, Тамбовская картошка, Тамбовский мёд. Имя Ивана Мичурина устойчиво ассоциируется с культурой сельского хозяйства. В Воронежской области как перспективный вид туризма определяется зеленый туризм, в том числе сельский. Один из туристических брендов Курской области — «Курский соловей» — связан с позиционированием зеленого, в том числе сельского туризма. Зеленый, в том числе сельский туризм как одна из специализаций особенно актуальны для Мичуринской туристской агломерации (Тамбовская область), Курской туристской агломерации (Курская область), Елецко-Задонской туристской агломерации (Липецкая область), Воронежско-Рамонского туристского протокластера (Воронежская область) и Белгородского туристского протокластера (Белгородская область). Менее актуально данное направление развития для Тамбовской туристской агломерации. С сельским туризмом тесно связан гастрономический туризм, который целесообразно развивать и как специфическую туристскую деятельность, и как элемент маркетинговой концепции продвижения региональной сельскохозяйственной продукции.  Еще один вид туризма, который не укладывается в рекомендованную культурно-познавательную специализацию, – деловой туризм. Он является наиболее перспективным для Липецкой туристской агломерации, туристские ресурсы которой практически не позволяют эффективно без ущерба для Липецкой области в целом развивать культурно-познавательный туризм.

Специализация на втором уровне (как
источника уникальности при производстве туристского продукта и формировании
имиджа туристских территорий) реализуется в производственной деятельности предприятий,
работающих на рынке туризма. Она обеспечивается культурными компетенциями
руководства и сотрудников и выражается в маркетинговых стратегиях предприятий
туристского сектора. Важным фактором специализации кластерных образований
является формирование общих брендов. Регионы Центрально-Чернозёмного
экономического района имеют разный опыт формирования туристских брендов. Бренд
региона есть только у Липецкой области – «Липецкая земля». Он в полной мере
соотносится с перспективными направлениями специализации Елецко-Задонской
туристской агломерации (модель целевого образа: тема детства и природы;
приглушённые тона и скруглённые формы; позиционирование в туризме:  аутентичный опыт; соединение с землёй,
природой, семьёй и корнями; рекреация и внутреннее очищение). Данный бренд
практически «выдавливает» образ г. Липецка как динамичного промышленного
центра, созданного по воле Петра I и несущего в себе
заряд его энергии.

Несмотря на отсутствие брендов регионов у
других областей, сформированные в общественном сознании устойчивые образы
вполне соответствуют региональной идентичности и могут быть использованы для
создания региональных туристских брендов как факторов развития внутрикластерной
специализации (Мичуринск – земля Мичурина; Воронеж – столица Черноземья; Тамбовский
волк – символ Тамбова; Курский соловей – символ Курска). Формирование
внутрикластерной специализации в регионах Центрально-Черноземного
экономического района требует объединения усилий бизнеса и науки. Возможности
использования потенциала региональных научных центров определяется тем, что
исследования в сфере туризма ведутся во всех регионах Центрально-Черноземного
экономического района. Также на формирование внутрикластерной специализации
может повлиять разработка и реализация образовательных программ (в том числе
дополнительного образования) с учетом внутрикластерной специализации в
кластерных образованиях региона.

Выявленные в ходе исследования на
территории регионов Центрально-Черноземного экономического района туристские
кластерные образования вполне укладываются в существующие региональные
стратегии туризма. Они могут стать своего рода территориями опережающего
развития туристской сферы в своих регионах и сформироваться как туристские
кластеры, способные повысить конкурентоспособность регионального туристского
продукта.

Литература

  1. Александрова
    А. Ю. Туристские кластеры: содержание, границы, механизм функционирования //
    Современные проблемы сервиса и туризма. 2007. №1. С. 51-61.
  2. Афанасьев
    О. Е. Типология туристских кластеров, включенных в ФЦП «Развитие въездного и
    внутреннего туризма в Российской Федерации» // Современные проблемы сервиса и
    туризма. 2016. №1. С. 37 – 46.
  3. Галиуллина
    Г. К., Галимов Ш. Ш. и Шабанова Л. Б. 2014. Метод анализа туристского кластера
    региона // Вестник ТИСБИ. № 2 (58). С. 141-149.
  4. Ковалева,
    Т. Ю. Алгоритм идентификации и оценки кластеров в экономике региона // Вестник
    Пермского университета. Серия: Экономика. 
    2011. № 4. С.30 — 39.
  5. Кропинова
    Е. Г., Митрофанова А. В. Региональный туристский кластер как туристско-рекреационная
    система регионального уровня // Региональные исследования. 2011. № 1. С. 40-46.
  6. Ларионова
    Н. А. Кластерный подход в управлении конкурентоспособностью региона //
    Экономический Вестник Ростовского Государственного университета. 2007. №1
    (2).  С. 180-183.
  7. Морозова
    Ю. Ю. Кластерный подход к управлению организациями туристского бизнеса.
    Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Сочинский
    государственный университет туризма и курортного дела. Сочи. 2011.
  8. Постановление
    Правительства РФ от 02.08.2011 N 644 «О Федеральной целевой программе
    «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011 —
    2018 годы)» (с изменениями на 7 февраля 2018 года). – Режим доступа:
    http://docs.cntd.ru/document/902295121 (дата доступа: 09.01.2018)
  9. Распоряжение
    Правительства РФ от 17.11.2008 N 1662-р (ред. от 10.02.2017) «О Концепции
    долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период
    до 2020 года» (вместе с «Концепцией долгосрочного социально-экономического
    развития Российской Федерации на период до 2020 года»). Режим доступа:
    http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_82134/ 
  10. Риммер
    М. И., Касатов А. Д., Матиенко Н. Н. Экономическая оценка инвестиций. СПб.:
    Питер. 2008. 480 с.
  11. Рудченко
    В. Н. Кластеры в туризме: особенности классификации, процесс формирования и
    методы оценки // Общество. Среда. Развитие (Terra Humana). 2016. №4 (41). – С.
    12-18.
  12. Рутко
    Д. Ф. Оценка эффективности функционирования кластерных структур: сборник
    научных статей. Вып. 7 (12). Минск: РИВШ. 2009. С. 413-419.
  13.  «Стратегия инновационного развития Российской
    Федерации на период до 2020 года» (утв. распоряжением Правительства РФ от 8
    декабря 2011 г. № 2227-р). – Режим доступа:
    http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70006124/
  14. Ульянченко
    Л. А., Виноградова М. В., Гладская И. Г. Региональные туристские комплексы и
    кластеры: монография. Москва: ООО «Русайнс». 2015. 152 с. 
  15. Федорец
    Л. Н. Оценка эффективности деятельности туристического кластера // Вектор науки
    ТГУ. Экономика и управление. 2011. № 1 (4). С. 42–45.
  16. Braunerhjelm, P.,
    Feldman M. Cluster Genesis: Technology Based Industrial Development. Oxford:
    Oxford University Press. 2006. 353 с.
  17. Estrella R. G.
    Extent of cluster-based economic development policies and the
    political/institutional context: a collective case study. Dissertation.
    Mississippi State University. 2011. 131 с.
  18. Mariussen E.
    Cluster Policies – Cluster Development? A Contribution to the Analysis of the
    New Learning Economy: Nordregio Report. Stockholm: 2001. -131 с.
  19. Mills Karen G.,
    Reamer Andrew, Reynolds Elisabeth B. Clusters and Competitiveness: A New
    Federal Role for Stimulating Regional Economies. Washington: Brookings
    Institution. 2008. 12 с.
  20. Monfort M.
    Competitividad y factorescríticos de éxito en la «hotelería de litoral»:
    experiencia de los destinos turísticos Benidorm y Peñíscola. Doctoral
    Dissertation, Universidad de Valência, Espanha, 2000.
  21. Porter, M. 1993.
    International Competition: Competitive Advantages of Countries. Moscow:
    International Relations. 896 p.
  22. Schmitz Hubert. On
    the clustering of small firms (Schmitz, Hubert (1992), On the Clustering of
    Small Firms‟, in Rasmussen, J., H. Schmitz and M.P. van Dijk (eds.), «Flexible
    specialization: a new view on small industry», IDS Bul-letin (Special Issue),
    23(3): 64-69.