Московский экономический журнал 2/2022

image_pdfimage_print

Научная статья

Original article

УДК 334.02

ББК 65.054

doi: 10.55186/2413046X_2022_7_2_109

ОЦЕНКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СИСТЕМ ПЛАНИРОВАНИЯ РЕСУРСОВ РОССИЙСКИМИ ПРЕДПРИЯТИЯМИ 

ASSESSMENT OF THE USE OF RESOURCE PLANNING SYSTEMS BY RUSSIAN ENTERPRISES

Хуссейн Лабиб Али, аспирант кафедры государственного и муниципального управления, ФГАОУ ВО «Волгоградский Государственный Университет», г. Волгоград, Российская Федерация; преподаватель кафедры бизнес-менеджмента, Васитский университет – Институт экономики и управления, г.Васит, Ирак, labeebali81@gmail.com

Hussein- labeeb Ali, PhD student of the State and Municipal Management Department, Volgograd State University, Volgograd, Russian Federation, teacher of Business Management Department, Wait State University — College of Economics and Administration, Wasit, Iraq, labeebali81@gmail.com

Аннотация. В статье рассмотрена эволюция подходов к системе планирования на предприятии – MRP, MRP II, OPT, ERP. Каждая из концепций имела свои недостатки, необходимость их преодоления обусловила эволюцию. Например, в концепции MPR отсутствовал контроль над планированием закупок и инструменты корректировки плана в случае изменения ситуации. Информационно-аналитические системы класса MRP II уже начали предусматривать планирование не только складских запасов, но и давали возможность управлять и другими ресурсами предприятий. Концепция OPT ставила задачу максимизации выпуска при сокращении объема запасов за счет нахождения ключевого ограничения системы. Следующей ступенью стала система бизнес-планирования Enterprise requirements planning, которая охватила все процессы деятельности предприятия.

При этом, все большую популярность в последнее время набирают CRM-концепции и e-commerce.

Следовательно, с уверенностью можно констатировать, что наработан уже значительный инструментарий управления запасами и процессами сбыта. Однако, при этом нет единого подхода для всех отраслей и сфер, поэтому необходимо настраивать систему контроля индивидуально. 

Проведенное исследование позволяет сформулировать выводы, согласно которым в российской практике уровень использования систем планирования ресурсов не превышает тридцати процентов для обрабатывающих производств. Данные, полученные в результате оценки показателей скорости внедрения различных систем планирования ресурсов, показывают, что наибольший прирост использования российскими предприятиями пришелся на 2018 год, что объясняется ростом расходов промышленных предприятий на информатизацию. Обзор исследований посвященных анализу факторов, стимулирующих рост внедрения систем планирования ресурсов показал, что основным фактором является наличие высококвалифицированного персонала, что объясняется трудоемкостью текущего использования систем.

Abstract. The article, describes the evolution of approaches to the planning system at the enterprise – MRP, MRP II, OPT, ERP. Each of the concepts had its disadvantages, and the need to overcome them led to evolution. For example, the MPR concept lacked control over procurement planning and tools for adjusting the plan in case of a change in the situation. Information and analytical systems of the MRP II class have already begun to provide for planning not only inventory, but also made it possible to manage other resources of enterprises. The OPT concept set the task of maximizing output while reducing the volume of inventory by finding the key constraint of the system. The next step was the business planning system Enterprise requirements planning, which covered all the processes of the enterprise.

At the same time, CRM concepts and e-commerce are gaining more and more popularity recently.

Thus, it can be stated that a significant inventory management and sales process tools have been developed. However, there is no single approach for all industries and spheres, so it is necessary to configure the control system individually.

The conducted research allows us to formulate conclusions, according to which in Russian practice the level of use of resource planning systems does not exceed thirty percent for manufacturing industries. The data obtained as a result of the assessment of the speed of implementation of various resource planning systems show that the largest increase in the use of Russian enterprises occurred in 2018, which is explained by the increase in the costs of industrial enterprises for informatization. A review of studies on the analysis of factors that stimulate the growth of the implementation of resource planning systems has shown that the main factor is the availability of highly qualified personnel, which is explained by the complexity of the current use of systems.

Ключевые слова: система планирования, ресурсы, предприятие, программное обеспечение, MRP, MRP II, ERP, стандарт, эволюция, цифровые технологии

Keywords: planning system, resources, company, software, MRP, MRP II, ERP, standard, evolution, digital technologies 

Введение

Актуальность статьи определяется во многом важностью решения научной проблемы по осмыслению процессов формирования комплексных систем планирования различного рода ресурсов, их эволюции и оценке возможностей использования в управленческих целях на современных промышленных предприятиях.

Современные производственные системы являются по сути сложным комплексом физических ресурсов и интеллектуального капитала, которые взаимодействуют посредством множества внутренних и внешних связей. Актуальной задачей поддержки и развития производственных систем является использование ограниченных материальных и интеллектуальных ресурсов с максимальной эффективностью. Методологические принципы планирования ресурсов были сформулированы в начале 60-х годов двадцатого века в рамках концепции Material Requirements Planning (MRP), объединяющей процессы обеспечения ресурсами в рамках информационной системы. В системах, сконструированных на основании стандарта MRP, впервые были автоматизированы процессы планирования ресурсов исходя из информации о потребности ресурса, запасах и текущем расходовании в соответствии с производственной программой. Впоследствии системы планирования ресурсов были обособлены как отдельный объект исследования, причем наблюдается последовательное эволюционирование и усложнение данных систем, прошедших этапы соответствия стандартам MRP, MRP II ERP. Несмотря на очевидные преимущества использования систем планирования ресурсов, в настоящий момент менее тридцати процентов российских предприятий используют данные системы в своей деятельности.

Проблема имеет научное отражение, однако российская система менеджмента находится в стадии формирования, что обуславливает целесообразность изучения российских реалий и специфики.

Новизной исследования являются данные об использовании российскими предприятиями отдельных видов систем планирования ресурсов, полученные на основе анализа статистических данных.

Цель статьи заключается в определении уровня использования систем планирования ресурсов в деятельности российских предприятий и анализ возможных причин отказа от их использования.

Практической и теоретической значимостью исследования является формирование информационного массива для поиска оптимальных решений осуществления новой индустриализации в России [1-3].

Основная часть

К первой появившейся концепции планирования ресурсов предприятия относили системы класса MRP (Material Requirement Planning), обеспечивающих в результате автоматизации отдельных бизнес-процессов планирование потребности в материалах. Данные системы начали появляться уже в 60-х годах XX века. Именно после Второй Мировой войны на большинстве промышленных предприятий более чем актуальной была задача минимизировать издержки производства и, тем самым, снизить себестоимость продукции. Это, совершенно очевидно, требовало усилить исследования в области совершенствования математического аппарата экономики предприятий, чему активно способствовало внедрение первых компьютеров, которые, в свою очередь, позволили решать комплексные задачи. Среди них те, что ранее не были под силу математикам, в том числе учет различного рода внешних и внутренних факторов, оказывающих влияние на прогноз показателей спроса и, следовательно, потребления отдельных видов ресурсов самим предприятием. В результате стали активно разрабатываться и внедряться системы автоматического планирования материальных ресурсов или MRP-системы. Именно благодаря весьма простым алгоритмам, заложенным в основу первых MRP-систем, удалось существенным образом сократить складские запасы, осуществить оптимизацию графиков поступления разного рода материалов и полуфабрикатов, что также позволило значительно уменьшить простои оборудования по причине отсутствия или опоздания поставки материалов. Архитектура программного продукта опиралась на три базовые группы параметров, необходимых для корректного функционирования системы, в том числе план производства, сведения об объеме запасов всех видов ресурсов, а также данные, характеризующие состав изделия (спецификация). Обрабатывая эти данные, программа позволяла сформировать два типа документов: планы закупок материалов и календарные графики производства. Несмотря на наличие несомненных преимуществ, данные автоматизированные программные комплексы тем не менее характеризовались и существенным рядом недостатков, к числу которых следует отнести отсутствие контроля над процессом планирования закупок, а также невозможность скорректировать планы в результате непредвиденных обстоятельств.

Модификация системы планирования ресурсов произошла в конце 70-х годов двадцатого века, в соответствии с концепцией замкнутого цикла, соответствующей системам управления качеством, получившим распространение в то время [4]. Для «зацикливания» в систему MRP были добавлены функции контроля: соответствия количества и качества комплектующих параметрам произведенной продукции. Такой подход позволил сформировать базу анализа для дальнейшего планирования ресурсов и изменения параметров производственной программы. Данные изменения наряду с включением в процесс планирования кадровых и финансовых ресурсов привели к формированию стандарта MRP II. Системы нового поколения отличались существенным расширением возможностей производственного планирования, позволяя управлять не только процессами планирования запасов материальных ресурсов, но и других важных аспектов деятельности предприятия [5].

Позднее, примерно с середины 70-х годов прошлого века активно начинают развиваться программные продукты, которые принято относить к концепции OPT — Optimized Production Technology (оптимизированная производственная технология). Задачей, которую ставили разработчики данного типа систем, стал поиск оптимального сочетания объемов выпуска продукции при минимальных издержках и сокращении складских запасов. Основой концепции выступила теория ограничений, предложенная
Э. Голдраттом, суть которой заключается в том, что эффективность любого рода деятельности зависит в значительной степени от умения находить и управлять ограничениями – «узкими местами» системы или ее слабыми сторонами [6, 7]. Основным параметром производственной системы становится формализация ключевых ограничений, которые в соответствии с авторской типологией по Э. Голдратту можно разделить на ограничения, обусловленные потребностью в ресурсах для создания дополнительного объема продукции, ограничения, связанные с рыночными параметрами и ожиданиями потребителей, а также временными ограничениями, определяющими продолжительность производственно-сбытовых процессов. Благодаря детальному изучению и последующему своевременному устранению «узкого места» по мнению Э. Голдратта, появляется возможность повысить эффективность функционирования всей производственной системы. Исследователем предложено ряд шагов, которые могут быт использованы для решения данной задачи, в том числе выявление ограничений – факторов, которые тормозят функционирование системы; поиск путей «расшивки» «узкого места» и повышения эффективности работы цепочки в целом путем управления системой производства на основе постоянной настройки параметров выявленных ограничений.

В дальнейшем, при интеграции с системой финансового планирования была сформирована система бизнес-планирования Enterprise requirements planning (ERP), позволяющая охватить все процессы деятельности предприятия. Данные системы влияют на показатели результативности и эффективности деятельности предприятия, в том числе благодаря существенному снижению неопределенности и риска деятельности [8].

В настоящее время одним из крупнейших разработчиков систем класса ERP на российском рынке является немецкая компания SAP AG, предлагающая широкий спектр услуг по автоматизации бизнес-процессов и внедрению своих программных решений для крупного и среднего бизнеса, среди которых особой популярностью пользуется система S/4Hana. Представлено также ряд продуктов от корпорации Microsoft Dynamics и особенно известная и распространенная система 1C, предлагающая также ряд решений в области производственной автоматизации, в частности «1С:ERP Управление предприятием».

Предлагаемые сегодня различными разработчиками программные продукты позволяют фактически не только контролировать те или иные процессы или показатели, но влиять на ход производства, тем самым оперативно управлять деятельностью компании. Управленческая аналитика, сопровождаемая визуализацией в виде различных графиков и показателей, дает возможность на основе достоверных и объективных данных своевременно осуществлять регулирование бизнес-процессов, а для некоторых новых программных продуктов характерно наличие встроенного модуля поддержки принятия управленческих решений, благодаря которому администратору системы предлагаются готовые наиболее оптимальные варианты действий.

Тем не менее, большинство современных систем являются планово-учетными, а не аналитическими системами, что означает отсутствие возможности в них осуществить готовый анализ статистических данных со всеми выкладками и выводами, предусматривая выгрузку в том или ином виде экономико-математической зависимости или модели. Зачастую можно лишь выгрузить ряд данных, которые далее можно обработать в другой специализированной программной среде, например, StatTech, Oracle Business Intelligence Cloud Service, TIBCO Data Science, MegaputerPolyAnalyst, Data Plexus, SAS Enterprise Miner, SAP Analytics Cloud и другие. Данные системы предоставляют различные аналитические возможности по работе с данными: бизнес-аналитику, планирование и прогнозирование, позволяя специалисту исследовать и интерпретировать данные для поддержки принятия эффективных решений.

Таким образом, главной задачей, которая решается посредством внедрения ERP-систем становится снижение объема разного рода производственных и складских запасов предприятия [9]. В результате активного распространения ERP систем появилась возможность на основе полученного опыта расширить спектр параметров планирования различных аспектов деятельности организаций и перейти от вопросов управления производством к вопросам развития отношений с клиентами в рамках нового класса систем, построенных на основе концепции CRM (Customer Relationship Management – Менеджмент отношений с клиентами). Системы, предусматривающие встраивание клиента в деятельность организации, получили также наименование CSRP (Customer Synchronized Resource Planning). Эти системы предполагают фактически технологии планирования ресурсов, синхронизированное с клиентом. Они были направлены на управление ресурсами, которые неразрывно связаны с потреблением товаров и услуг и идут параллельно друг другу. В последнее время появляется бесчисленное множество систем, которые предлагают свои подходы к управлению эффективностью предприятия путем детального анализа отдельных блоков, на которых предприятие специализируется. Управлять запасами, сбытом можно с использованием различного инструментария, которые могут предложить компьютерные системы. Стоит отметить, что единого подхода для каждой сферы не существует, следовательно, любая система контроля над управлением предприятия, вне зависимости от сферы экономической деятельности, должна проходить обязательную настройку и выбирать те системы показателей и те аналитические данные, которые будут релевантные именно для данного предприятия. В концепции ERP- систем использовалась технология точки заказа RBR (Rules based Reorder). Эта технология была создана в 1990-х гг. Она основана на старейшей методике, которая называется точка заказа / предзаказа или ROP (reorder point). Такая технология в основном применялась для того, чтобы оптимизировать уровень страхового запаса на предприятии.

Методология и результаты исследования

В качестве метода исследования используется анализ статистических данных, представленных в материалах статистического наблюдения [9, 10].

В таблице 1 представлены данные об использовании российскими предприятиями отдельных видов систем планирования ресурсов.

Как видно из таблицы наиболее распространенными в российской экономике являются MRP- системы, наивысший уровень их использования наблюдался в 2018 году и составил 16,7% от общего числа обследованных предприятий. Уровень использования ERP – систем последовательно увеличивается с 2015 года и составил наибольшее значение в 2019 году – 14,8%. Практически аналогичная ситуация наблюдается по CRM- системам, позволяющим взаимоувязать заказы потребителей и расходование ресурсов, плавный рост в течение временного периода с 2015 по 2019 год привел к наивысшему значению уровня использования данных систем российскими предприятиями – 13,9%. Наименьшую распространенность получили SCM – системы, позволяющие управлять цепями поставок – 6,2%, причем интерес к ним в 2019 году сократился.

Далее рассмотрим динамику показателя уровня использования российскими предприятиями систем планирования ресурсов начиная с 2015 года, рисунок 1.

Как видно на рисунке наибольший прирост использования российскими предприятиями систем планирования ресурсов пришелся на 2018 год, предприятия стали использовать больше MRP – системы на 14%, ERP-системы на 13%, CRM-системы на 28% и SCM- системы на 36%. Причиной стал целенаправленный рост расходов организаций на развитие цифровой экономики, достигший в 2018 году 1952,8 млрд. руб или 1,9% ВВП.

Рассмотрим уровень и динамику использования систем планирования ресурсов в разрезе видов деятельности, таблица 2.

Как видно из таблицы, наибольший уровень использования систем планирования ресурсов наблюдается у организаций финансовой сферы – 47,1%, организаций системы распределения – 46,4% и обрабатывающих производств – 34,9%. По данным видам деятельности наблюдается и положительный рост показателя уровня использования систем планирования ресурсов.

Полученные результаты позволяют рассмотреть возможные факторы влияющие на уровень использования систем планирования ресурсов российскими предприятиями. Так в работе [11] выделены такие факторы как рост ВВП, численность поступающих в высшие учебные заведения на профильные направления и профили подготовки, а также доля услуг по автоматизации бизнес-процессов в ВВП. В статьях [12, 13] отмечено, что основными факторами внедрения систем планирования ресурсов являются квалификация работников и склонность собственников к инвестированию в информационные продукты. В статье [14] сделан вывод о том, «что наибольшее влияние на внедрение цифровых технологий оказывает обеспеченность предприятиями соответствующими кадрами». Данный вывод совпадает с результатами исследования, приведёнными в источнике [15]. В то же время остальные факторы, исследованные в настоящей статье, не являются достаточно существенными.

Заключение

Несмотря на явные преимущества использования систем планирования ресурсов, в российской практике уровень использования данных систем не превышает тридцати процентов для обрабатывающих производств. Более высокие значения демонстрируют отрасли непроизводственной сферы, для которых использование упомянутых систем позволяет решить различные задачи организации взаимоотношений с клиентами. Данные анализа динамики внедрения систем планирования ресурсов показывают, что наибольший прирост использования российскими предприятиями пришелся на 2018 год, что объясняется ростом расходов промышленных предприятий на информатизацию. Обзор исследований посвященных анализу факторов, стимулирующих рост внедрения систем планирования ресурсов показал, что основным фактором является наличие высококвалифицированного персонала, что объясняется трудоемкостью текущего использования систем.

Список источников

  1. Бодрунов С.Д., Гринберг Р.С., Сорокин Д.Е. Реиндустриализация Российской экономики: императивы, потенциалы, риск// Экономическое возрождение России. 2013. №1 (35). – С.19-49.
  2. Глазьев С.Ю. Рывок в будущее. Россия в новом технологическом и мирохозяйственном укладах. – Изд-во Книжный мир, 2018. – 768 с.
  3. Ивантер В.В., Комков Н.И. Основные положения концепции инновационной индустриализации России// Проблемы прогнозирования. 2012. №5. – C. 3-13.
  4. Ямалиева, Л. А. Проблемы становления Lean-менеджмента в России / Л. А. Ямалиева, В. Д. Могилевец, С. М. Имамутдинова, Д. Р. Матвеева // Компетентность. – 2014. – №. 6. – С. 16-22.
  5. Малахов М. Н. Эволюция подходов к производственному планированию в АСУ промышленных предприятий (от MRP к APS) / М.Н. Малахов //Известия Орловского государственного технического университета. Серия: Информационные системы и технологии. – 2007. – №. 4. – С. 87-95.
  6. Голдратт Э., Кокс Д. Цель: процесс непрерывного совершенствования. – Альпина Паблишер, 2009.
  7. Калько Д. В. Теория ограничений Голдратта как инструмент поиска и управления резервами производства //Логистические системы в глобальной экономике. – 2017. – №. 7. – С. 170-173.
  8. Кизим А.А. ERP-системы в деятельности российских промышленных предприятий// Экономика устойчивого развития. 2013, №15.
  9. Цифровая экономика: 2020: краткий статистический сборник / Г. И. Абдрахманова, К. О. Вишневский, Л. М. Гохберг и др.; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2020. – 96 с.
  10. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2020: Р32 Стат. сб. / Росстат. − М., 2020. −1162 с
  11. Ardolino M. et al. The role of digital technologies for the service transformation of industrial companies //International Journal of Production Research. – 2018. – Т. 56. – №. – С. 2116-2132.
  12. Lerch C., Gotsch M. Digitalized product-service systems in manufacturing firms: A case study analysis //Research-Technology Management. – 2015. – Т. 58. – №. 5. – С. 45-52.
  13. Городнова Н. В. Развитие теоретических основ оценки цифрового потенциала промышленного предприятия //Дискуссия. – 2018. – №. 5 (90).
  14. Мокроносов А.Г., Огородникова Е.С. Факторы развития цифровых технологий обрабатывающих производств // В сборнике: Цифровая трансформация промышленности: тенденции, управление, стратегии. Материалы I Международной научно-практической конференции. Ответственный редактор В.В. Акбердина. 2019. С. 405-411.
  15. Александров О. В., Добролюбова Е. И., Талапина Э. В. Развитие цифровой экономики: подходы ОЭСР и приоритеты для России //Труды объединённой научной конференции» Интернет и современное общество». – 2017. – №. 1. – С. 9-25.

References

  1. Bodrunov S. D., Grinberg R. S., Sorokin D. E. Reindustrialization of the Russian economy: imperatives, potentials, risk// Economic revival of Russia. 2013. No. 1 (35). — p. 19-49.
  2. Glazyev S. Yu. A breakthrough into the future. Russia in a new technological and world economic order. — Book World, 2018 – 768 p.
  3. Ivanter V. V., Komkov N. I. The main provisions of the concept of innovative industrialization of Russia// Problems of forecasting. 2012. №5. – C. 3-13.
  4. Yamalieva, L. A. Problems of the formation of Lean management in Russia / L. A. Yamalieva, V. D. Mogilevets, S. M. Imamutdinova, D. R. Matveeva / / Competence. — 2014. — No. 6. — pp. 16-22.
  5. Malakhov M. N. Evolution of approaches to production planning in automated control systems of industrial enterprises (from MRP to APS) / M. N. Malakhov //News of the Orel State Technical University. Series: Information Systems and Technologies. — 2007. — No. 4. — pp. 87-95.
  6. Goldratt E., Cox D. Goal: the process of continuous improvement. — Alpina Publisher, 2009.
  7. Kalko D. V. Goldratt’s theory of constraints as a tool for finding and managing production reserves //Logistics systems in the global economy. — 2017. — No. 7. — pp. 170-173.
  8. Kizim A. A. ERP-systems in the activities of Russian industrial enterprises// The economics of sustainable development. 2013, No. 15.
  9. Digital Economy: 2020: a brief statistical collection / G. I. Abdrakhmanova, K. O. Vishnevsky, L. M. Gokhberg, et al.; Nats. research. uni-t «Higher School of Economics». — M.: HSE, 2020. — 96 p.
  10. Regions of Russia. Socio-economic indicators. 2020: P32 Stat. sat. / Rosstat. — M., 2020. -1162 s.
  11. Ardolino M. et al. The role of digital technologies for the service transformation of industrial companies //International Journal of Production Research. – 2018. – T. 56. no. 6. – S. 2116-2132.
  12. C. Lerch, M. Gotsch Digitalized product-service systems in manufacturing firms: A case study analysis //Research-Technology Management. – 2015. – Vol. 58. no. 5. – P. 45-52.
  13. Gorodnova N. V. Development of theoretical foundations for assessing the digital potential of an industrial enterprise / / Discussion. – 2018. – №. 5 (90).
  14. Mokronosov A. G., Ogorodnikova E. S. Factors of development of digital technologies of manufacturing industries / / In the collection: Digital transformation of industry: trends, management, strategies. Materials of the I International Scientific and Practical Conference. Responsible editor V. V. Akberdina. 2019. pp. 405-411.
  15. Alexandrov O. V., Dobrolyubova E. I., Talapina E. V. Development of the digital economy: OECD approaches and priorities for Russia //Proceedings of the joint scientific conference «The Internet and Modern Society». — 2017. — No. 1. — pp. 9-25.

Для цитирования: Хуссейн Л.А. Оценка использования систем планирования ресурсов российскими предприятиями // Московский экономический журнал. 2022. № 2. URL: https://qje.su/ekonomicheskaya-teoriya/moskovskij-ekonomicheskij-zhurnal-2-2022-43/

© Хуссейн Л.А., 2022. Московский экономический журнал, 2022, № 2.