Московский экономический журнал 2/2021

image_pdfimage_print

УДК 334.72

DOI 10.24411/2413-046Х-2021-10128

ВЛИЯНИЕ ПАНДЕМИИ НА МАЛЫЙ И СРЕДНИЙ БИЗНЕС

IMPACT OF THE PANDEMIC ON SMALL AND MEDIUM-SIZED BUSINESSES

Кокорев Александр Сергеевич, кандидат экономических наук, доцент кафедры истории и экономической теории, Академия Государственной противопожарной службы МЧС России, г. Москва. askokorev78@mail.ru

Kokorev Alexander Sergeevich, PhD in Economics, Associate Professor of the Department of History and Economic Theory, Academy of the State Fire Service of the EMERCOM of Russia, Moscow, e-mail: askokorev78@mail.ru 

Аннотация. В статье рассматриваются аспекты развития малого и среднего бизнеса в период пандемии. Выявлены категории предприятий малого и среднего бизнеса, деятельность которых в большей степени подверглась негативному и положительному влиянию ограничительных мер. Среди последствий распространения коронавирусной инфекции в отношении субъектов МСП отмечены: резкое снижение индекса деловой активности предприятий, рост безработицы, отсутствие или ограничение финансирования со стороны инвесторов, недостаточная эффективность государственной поддержки предпринимателям. Направлениями совершенствования в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства выступает переход на дистанционный режим работы, поддержка цифровизации, реализация новых проектов в онлайн сфере с целью компенсации убыточности оффлайн бизнеса, создание государственного механизма поддержка МСП секторальной направленности, привлечение инвестиций в новые стартап-проекты за счет новизны идеи и быстрой окупаемости.  Авторы приходят к выводу, что COVID-19 нанес серьезный урон по малым и средним предприятиям, однако субъекты хозяйствования способны адаптироваться к текущим кризисным условиям, обладая потенциалом к восстановлению до прежнего уровня развития.

Summary. The article deals with the aspects of small and medium-sized businesses development during the pandemic. The categories of small and medium-sized businesses whose activities were more affected by the negative and positive effects of restrictive measures were identified. Among the consequences of the spread of coronavirus infection in relation to SMEs are noted: a sharp decline in the business activity index of enterprises, an increase in unemployment, the lack or restriction of funding from investors, and insufficient effectiveness of state support to entrepreneurs. The areas of improvement in relation to small and medium-sized businesses are the transition to remote operation, support for digitalization, the implementation of new projects in the online sphere in order to compensate for the loss of offline business, the creation of a state mechanism to support SMEs of a sectoral orientation, attracting investment in new startup projects due to the novelty of the idea and quick payback. The author concludes that COVID-19 has caused serious damage to small and medium-sized enterprises, but business entities are able to adapt to the current crisis conditions, having the potential to recover to the previous level of development.

Ключевые слова: малое и среднее предпринимательство, пандемия, коронавирусная инфекция, государственная поддержка.

Keywords: small and medium-sized businesses, pandemic, coronavirus infection, state support.

В настоящее время предприятия малого и среднего бизнеса выступают одним из значимых триггеров развития экономики любой страны, поскольку основными субъектами экономической жизни являются не крупные корпорации, а субъекты малого и среднего предпринимательства, удельная доля которых составляет до 90% от всех компаний в мире, обеспечивая 70% рабочих мест и создавая 50% мирового ВВП [11]. По данным Всемирного банка, в развивающихся странах в ближайшие 15 лет четыре из пяти новых рабочих мест будут создаваться малыми и средними предприятиями, способствуя тем самым росту производительности труда [4].

 В связи с риском усиления кризиса в экономической сфере, вызванного коронавирусной инфекцией, со стороны правительств всего мира осуществляются беспрецедентные меры поддержки по развитию деловой активности и сохранения занятости. Так для начала стоит рассмотреть, какие отрасли на территории Российской Федерации пострадали больше всего. Для этого нами был изучен план преодоления экономических последствий коронавирусной инфекции, подготовленный правительством РФ по состоянию на 11.03.2021 года. Так на рисунке 1 нами были представлены наиболее пострадавшие отрасли на территории РФ. [13]

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 3.03.2020 г. № 434, в список отраслей, наиболее пострадавших от режима самоизоляции, вошли такие, как авиаперевозки, аэропортовая деятельность, автоперевозки; организация досуга и развлечений; физкультурно-оздоровительная деятельность и спорт; деятельность туристических агентств и прочих организаций, предоставляющих услуги в сфере туризма; гостиничный бизнес; общественное питание и др. [12].

Из этого следует, что наиболее пострадавшей категорией являются МСП в сфере предоставления услуг, поскольку безопасность жизнедеятельности как один из аспектов функционирования бизнеса подразумевает соблюдение мер защиты и исключения любого взаимодействия с клиентами.

Так, например, индекс деловой активности малого и среднего бизнеса RSBI в 1-3 квартале 2020 г. составил минимальное значение за последние 5 лет: 48,6 п., что говорит о критическом положении сегмента малого и среднего бизнеса, вызванного вспышкой коронавирусной инфекции мирового масштаба [2]. Динамика индекса RSBI МСБ в 2020 году представлена на рисунке 2 в виде карты. Средний показатель по России в 2020 году был равен 48,6 п.

Однако коронавирусная инфекция повлияла на ряд отраслей и положительным образом. Так, например, производство фармацевтики (увеличился выпуск на 13,5% в годовом исчислении в апреле 2020 г. и на 22,4% в мае 2020 г.) и медицинских инструментов (прирост на 2,7% в апреле 2020 г. и 33,6% в мае 2020 г.) показало значительный рост на фоне эпидемии [9]. Все это приводит к резкому падению выручки МСП и сокращению штата работников в каждой третьей компании. Структура изменения выручки компаний за 2020 год представлена на рисунке 3.

Из данных диаграмм следует, что наибольшая доля респондентов, фиксирующих рост выручки, пришлась на Тюменскую и Владимирскую области (28% и 27%). А наибольшая доля респондентов, отметивших сокращение выручки, соответствует Калужской области (72%).

Ограничительные меры, принятые государством, вынудили субъекты малого и среднего бизнеса во имя сохранности здоровья граждан перейти на удаленный режим работы, где отраслям это было осуществить чрезвычайно сложно ввиду ряда моментов [10]: ряд услуг невозможно осуществить удаленно (авиаперевозки, туризм и т.п); отсутствие опыта ведения удаленной работы. По мнению исследователей А.В. Зимовец, Ю.В. Сорокиной, А.В. Ханиной, переход на удаленную работу позволяет представителям бизнеса не довести свое предприятие до банкротства, где до 25% предприятий смогут продолжить работу и сохранить рабочие места после пандемии [7].

Несмотря на преимущества удаленного режима работы сотрудников, на практике отчетливо наблюдается рост безработицы в период пандемии. Так, по данным Росстат, в мае 2020 г. число безработных в России возросло до 4,5 млн, составив при этом 6,1% всей рабочей силы [3]. Динамика числа безработных в мае 2020 г. в годовом выражении к маю 2019 г. составила 32,7%, а по сравнению с апрелем 2020 г.

На рисунке 4 представлена структура изменения штата компаний за 2020 год. Из данных диаграмм следует, что больше всего респондентов, увеличивающих штат, пришлось на Архангельскую и Смоленскую области (28% и 24%). Наибольшая доля сокращений – в Белгородской, Оренбургской и Саратовской областях.

Как справедливо отмечают С.П. Земцов, Ю.В. Царева, достигнув максимума данного показателя за последние 8 лет, российский рынок вынужден адаптироваться к режиму пандемии не только за счет сокращения штата сотрудников, но и введения неполного рабочего дня, сокращения зарплат, отправки сотрудников в неоплачиваемый отпуск при сохранении занятости [6].

Наряду с безработицей, отмечается снижение финансирования субъектов малого и среднего предпринимательства со стороны инвесторов (во II квартале 2020 г. падение инвестиций составило около 36%).

Российский Институт анализа инвестиционной политики отмечает, что «в связи со снижением ставок для поддержки экономики инвесторы ищут более привлекательные по сравнению с депозитами и ценными бумагами направления вложения средств, что косвенно повышает инвестиционную привлекательность стартапов – одной из распространенных форм МСП. Тем не менее, как показывает статистика, объем вложений в стартапы по итогам I квартала 2020 г. снизился на 13% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года и стал самым низким с начала 2018 г [8].

В то же время, гибкость стартапов, их умение быстро выпускать новые продукты и разрабатывать уникальные технологии, сформированные в период активной распространяемости COVID-19, оказываются широко востребованы на мировом и отечественном рынке. С учетом данных перечня различных международных и российских исследовательских проектов, например, таких как StartupBlink, Euromonitor, Агентство инноваций города Москвы и др. Институтом анализа инвестиционной политики выделяются наиболее актуальные направления, предоставляющие возможности для развития МСП в условиях пандемии, включающие в себя: медицинскую сферу (профилактика распространения, диагностика заболевания), сферу цифровизации в экономических отраслях (оценка информации и анализ больших данных, адаптация к условиям карантина и самоизоляции, высокотехнологичные разработки). Изменения структуры инвестиций за 2020 год по России представлены в диаграммах на рисунке 5.

Из данных рисунка 5 следует, что свыше 30% респондентов нарастили инвестиции за последний год. Сократили же инвестиции только 10% опрошенных. Также можно отметить что 44% компаний МСБ воздержались от вложений в развитие бизнеса за последний год.

Выделим меры, принимаемые странами, в том числе и Россией, в отношении МСП, по нескольким блокам:

  • Сокращение рабочего времени, временные увольнения и отпуск по болезни. Правительства оказывают помощь компаниям для сохранения занятости, а также поддержки доходов граждан. Во многих странах ввели специальные меры поддержки самозанятых.
  • Отсрочка уплаты налогов, взносов в систему социального обеспечения, платежей по задолженностям, аренде и коммунальным услугам.
  • Введение, расширение или упрощение предоставления кредитных гарантий для увеличения возможностей коммерческих банков выдавать займы МСП.
  • Выдача прямых займов МСП через государственные институты.
  • Предоставление грантов и субсидий МСП и другим компаниям для компенсации падения доходов.
  • Реализация структурных мер, помогающих МСП адаптироваться к новым методам работы и (цифровым) технологиям, найти новые рынки и каналы продаж для продолжения операций, несмотря на ограничительные меры.
  • Внедрение специальных схем для мониторинга влияния кризиса на МСП и улучшения управления мерами политики, связанными с МСП.

Государство ввело ряд карантинных мер, которые должны помочь малому и среднему бизнесу в сложных обстоятельствах. Сейчас действует федеральная и региональная поддержка. Федеральная распространяется на всю страну, а региональная действует только на местах и опирается на постановления муниципальных властей.

 Антикризисная политика включает меры, направленные на ограничение масштабов распространения кризисов, уменьшение их продолжительности и глубины, смягчение и преодоление последствий кризисных ситуаций. Структура финансирования антикризисных мер принятых на территории РФ представлена на рисунке 6.

В периоды кризисов Банк России во взаимодействии с Правительством Российской Федерации реализует антикризисные меры на финансовом рынке. Набор применяемых регулятором мер зависит от характера и особенностей кризиса, его масштабов и глубины.

Послабления касаются применения финансовыми организациями макропруденциальных и пруденциальных норм. Использование послаблений смягчает последствия кризисов для финансовых организаций, позволяет стабилизировать их финансовое положение, поддерживать кредитную активность и непрерывность деятельности.

 Смягчение требований к обеспечению, расширение перечня принимаемых в обеспечение ценных бумаг и других активов увеличивают доступ кредитных организаций к кредитам.

Сейчас ситуация в российском финансовом секторе существенно улучшилась, финансовые рынки стабилизировались, ограничительные меры в России постепенно снимаются. Большая часть мер в связи с пандемией принималась на период с 1 марта до 30 сентября 2020 года. Было принято решения о продлении части послаблений, реализации новых мер для поддержки экономики и о прекращении действия ряда временных мер, введенных в связи с распространением коронавирусной инфекции.

На рисунке 7 представлены меры поддержке малого и среднего предпринимательства в Российской федерации. Несмотря на принимаемые меры для поддержки предпринимателей, большая часть малого бизнеса не обладает финансовой подушкой безопасности, следствием чего выступает неготовность обеспечить себя самостоятельно в период кризиса. В рамках национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» объем финансовых средств МСП до 2024 г. составит около 481,4 млрд руб [2]. Государственная поддержка, с одной стороны, не покрывает убытков, понесенных субъектами МСП; а с другой – многим компаниям сложно получить государственную поддержку по ряду причин, связанных со сложностью подачи документов или невозможностью их подачи из-за отсутствия определенных ОКВЭД в документах, регламентирующих предоставление помощи малому бизнесу.

Для подтверждения существующих проблем развития малого и среднего бизнеса приведем данные из Доклада российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) о ситуации в российских компаниях на фоне пандемии COVID19, в ходе которого было выявлено, что 87,4% компаний продолжают работать в текущих условиях. В 29,3% все сотрудники остаются на рабочих местах (39,6% для крупных компаний и 19,5% для малого бизнеса), в то время как 14% полностью перешли на дистанционный формат.

В свою очередь, 52,2% субъектов малого бизнеса не имеют доступа к финансированию – как собственному, так и внешнему. На внешнее финансирование рассчитывают предприятия энергетического сектора (38,4%), около трети промышленных компаний и образовательных организаций.

Сельскохозяйственные организации и компании, занятые предоставлением персональных услуг, чаще отвечали, что у них нет никакого финансирования для восстановления работы (доля такого ответа – более 50%). В торговых компаниях этот показатель составил 57,2%. Среди наиболее острых проблем, возникающих в секторе МСП из-за пандемии COVID-19, респонденты выделили перебои в деятельности контрагентов и невыполнение обязательств с их стороны (49,3%), резкое снижение спроса (42,8%), снижение доступности сырья/комплектующих (37,9%), ненадлежащий поток наличности (33,2%), отсутствие сотрудников на рабочем месте (32%). Доля компаний, которые находятся в критическом положении (не способны обслуживать основной долг или выплачивать платежи первой очереди (налоги, страховые взносы, зарплата), составляет 20,9% [5].

По итогу опроса, основными вызовами для малого и среднего бизнеса в условиях пандемии выступают: снижение выручки и рост недоверия со стороны клиентов, риск заражения персонала, перебои в логистических цепочках, сложности в обеспечении эффективной коммуникации, финансовая неустойчивость, рост неопределенности, требующей антикризисного управления.

Согласно Индексу RSBI, впервые с февраля прошлого года деловая активность малого и среднего бизнеса вышла в зону роста и составила 51,6 пункта, чему способствовало движение вверх всех компонент индекса: продаж, кадров, инвестиций и кредитов. На рисунке 6 показаны изменения динамики индекса RSBI в 2021 году.

Из рис. 8 следует что продажи и кадры увеличились за счет высоких ожиданий на ближайшие три месяца. Кредиты и инвестиции, напротив, выросли на увеличении фактических значений и продолжают удерживаться вблизи рекордно высоких исторических показателей. Продажи хоть и продемонстрировали рост, однако они все еще остаются в зоне снижения.

Ровно год понадобился малому и среднему бизнесу, чтобы его деловая активность, измеряемая индексом RSBI, снова превысила отметку в 50 пунктов, что является показателем роста. Учитывая глубину падения индекса в результате пандемии и вынужденных ограничительных мер, а минимальное значение было зафиксировано в апреле 2020 года, текущее значение в 51,6 п. является, без преувеличения, прекрасным результатом. Безусловно, до полного восстановления докризисной экономической ситуации предстоит пройти ещё долгий путь, но то, что путь, выбран правильный, подтверждается видимыми улучшениями, которые в том числе фиксирует индекс.

Например, по сравнению с январём 2021 года компонента кадры показывает рост. Вместе с тем, несмотря на рост и компоненты продаж, она пока единственная не достигла знакового показателя 50 п. Между тем, именно она отражает успешность и доходность бизнеса, и при её низких значениях бизнесу сложнее генерировать прибыль, что является непременным условием существования самого бизнеса.

Хотелось бы отметить, что необходимо поддерживать предпринимателей, особенно из наиболее пострадавших отраслей. Новый инструмент поддержки – программа ФОТ 3.0 — должна стать ещё одной ступенью к восстановлению и дальнейшему росту экономики.

Таким образом, рассмотрев некоторые структурные характеристики поддержки МСП, рекомендуется активно внедрять меры, направленные на поиск новых и альтернативных рынков сбыта и содействие экспорту, поддержку цифровизации и перехода на удаленную работу, внедрение технологических инноваций, а также профессиональное обучение и переквалификацию работников. Кроме того, реализация новых стартап-проектов в онлайн сфере позволит предпринимателям компенсировать убытки в результате ведения оффлайн бизнеса, поскольку в стартап-проекты намного легче привлечь инвестиции за счет новизны идеи и быстрой окупаемости. 

Несмотря на экономический кризис, сокращение бюджетных поступлений и рост расходов на борьбу с пандемией, промедление и экономия в вопросах государственной поддержки частного сектора в целом и субъектов МСП как его важнейшей части могут обернуться для государств более глубокой и продолжительной рецессией, однако, по нашему мнению, пандемия COVID-19 не угрожает развитию МСП в глобальном смысле, предприятия вполне обладают ресурсами и инструментарием для выхода из кризиса при поддержке со стороны государства.  

Разрабатываемые государствами меры поддержки должны основываться на четких целях экономической политики, быть системными, а также учитывать долгосрочные приоритеты развития, в том числе секторальную направленность при поддержке МСП, поскольку некоторые секторы пострадали от экономических последствий COVID-19 более серьезно, чем другие, в связи с чем потребности в стимулах и помощи со стороны государства распределены неравномерно. Кроме того, микро-, малые и средние предприятия играют неодинаковую роль в различных отраслях с точки зрения занятости, объема производства, в связи с чем возникает потребность в определении поддержки в зависимости от требуемой помощи со стороны сегментов малого и среднего предпринимательства.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 

  1. Активность малого и среднего бизнеса в России упала до минимума за 5 лет [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.rbc.ru/economics/19/05/2020/5ec278389a794780b80f1127 (дата обращения: 01.03.2021).
  2. Антонова, М.П., Баринова, В.А., Громов, В.В., Земцов, С.П. и др. Развитие малого и среднего предпринимательства в России в контексте реализации национального проекта. М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2020. 88 с.
  3. Безработица в России выросла до максимума за восемь лет [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.rbc.ru/economics/19/06/2020/5eecd9db9a7947e77b3bc058 (дата обращения: 15.02.2021).
  4. Влияние экосистемы МСП на мировую экономику [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://tass.ru/pmef-2017/articles/4278934 (дата обращения: 28.02.2021).
  5. Доклад РСПП о ситуации в российских компаниях на фоне пандемии COVID-19 [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://media.rspp.ru/document/1/0/a/0a74470429f3dea0e8a73556494ff698.pdf (дата обращения: 06.03.2021).
  6. Земцов С.П., Царева Ю.В. Тенденции развития сектора малых и средних предприятий в условиях пандемии и кризиса // Экономическое развитие России. 2020. №5(27). С.71-82.
  7. Зимовец А.В., Сорокина Ю.В., Ханина А.В. Анализ влияния пандемии COVID-19 на развитие предприятий в Российской Федерации // Экономика, предпринимательство и право. 2020. Т.10. № 5. С. 1337-1350.
  8. Институт анализа инвестиционной политики [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://мниап.рф/institute/about (дата обращения: 12.03.2021).
  9. Какие отрасли российской промышленности пострадали от пандемии коронавируса сильнее всего [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.forbes.ru/biznes/404085-kakie-otrasli-rossiyskoy-promyshlennosti-postradali-ot-pandemii-koronavirusa-silnee (дата обращения: 10.02.2021).
  10. Образцова О.И., Чепуренко А.Ю. Политика в отношении МСП в РФ: обновление после пандемии? // Вопросы государственного и муниципального управления. 2020. №3. С.71-95.
  11. Поддержка МСП в контексте COVID-19. Департамент международного и регионального сотрудничества СП РФ. 2020. 40 с.
  12. Постановление Правительство Российской Федерации от 3 апреля 2020 г. № 434 «Об утверждении перечня отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции» // Министерство транспорта Российской Федерации [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://mintrans.gov.ru/documents/1/10639?type=1 (дата обращения: 17.02.2021).
  13. Министерство экономического развития Российской Федерации // План преодоления экономических последствий новой коронавирусной инфекции. Режим доступа: https://www.economy.gov.ru/material/file//Plan.pdf
  14. Промсвязьбанк// Индекс RSBI в регионах России. Режим доступа: https://www.psbank.ru/Business/RSBI
  15. Российское общественное объединение «Опора России». Режим доступа:https://opora.ru/upload/iblock/6eb/6eb039aea383ab14854783af3a5a5b18.pdf
  16. Министерство экономического развития Российской Федерации // О поддержке малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации в условиях изменившейся экономической ситуации, вызванной распространением новой коронавирусной инфекции. Режим доступа: https://www.economy.gov.ru/material/dokumenty/msp_covid_19.html
  17. Кокорев А.С. Глобализация и актуальные проблемы современной региональной экономики. Московский экономический журнал. – Москва, 2020. — № 4. –С. 14.