Московский экономический журнал 2/2018

image_pdfimage_print

1МЭЖлого

УДК 332.1:338.439.68 (571.61)

ОЦЕНКА УРОВНЯ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ

С.А. Родоманская

кандидат географических наук, доцент, ДальГАУ

svetlana_1902@mail.ru

EVALUATION OF THE LEVEL OF FOOD ENSURING THE AMUR REGION

S.A. Rodomanskaya

kandidat geograficheskih nauk, docent DalGAU

svetlana_1902@mail.ru

Аннотация. Проведена оценка состояния региональной продовольственной безопасности и выполнение функций продовольственного спроса и предложений.  Системой обобщенных показателей комплексно оценивалась обеспеченность региона сельскохозяйственной продукцией собственного производства. Оценка проводилась на основе общепринятых критериев, отражающие все основные аспекты продовольственной безопасности, а именно: самообеспеченности, независимости (зависимости), достаточности, доступности и качества продукции.

Summary. An assessment was made of the state of regional food security and the fulfillment of the functions of food demand and supply. The system of generalized indicators comprehensively assessed the provision of the region with agricultural products of its own production. The assessment was conducted on the basis of generally accepted criteria for the main aspects of food security, namely self-sufficiency, independence (dependence), sufficiency, accessibility and product quality.

Ключевые слова: регион, функции региона, продовольственное обеспечение, самообеспечение, независимость (зависимость), достаточность,  доступность, качество сельскохозяйственной продукции, уровень самообеспеченности

Key words: region, regional functions, food security, self-sufficiency, independence (dependence), sufficiency, accessibility, quality of agricultural products, level of self-sufficiency

Введение

   Продовольственная безопасность страны является составной частью её национальной и экономической безопасности, а также выступает как гарантия стабильного удовлетворения потребностей населения в продуктах питания.[1] Для её обеспечения государство использует целый ряд средств, методов и механизмов. [2] Акцент на данном вопросе очевиден, поскольку потребление продуктов питания является первоочередной жизненной необходимостью населения, а создание условий для обеспечения жителей продовольствием соответствующего качества в нужном объеме и доступного по цене выступает одной из приоритетных задач государственной политики, которая требует первостепенного решения для нынешнего и грядущих поколений. [3]

   В настоящее время в условиях социально – политической и экономической нестабильности с функциональной позиции для федеральной системы продовольственного обеспечения особое значение приобретает продовольственная обеспеченность субъектов Федерации. [3,4] Регионы страны, как территориально детерминированные её подсистемы, участвуют в формировании общефедеральной продовольственной безопасности, дополняя её, конкретизируя и индивидуализируя. [5] Регионам как социально-экономическим подсистемам, характеризующиеся комплексностью, целостностью, специализацией и управляемостью, присущи определенные общенациональные функции: [7]

  • функция предложения – выражает зависимость объема товаров и услуг от числа предприятий в регионе, их производительной мощности и финансовой стратегии;
  • функция спроса – характеризует платежеспособность всех субъектов регионального рынка товаров и услуг от уровня их доходов и цен;
  • функция активности – выражает зависимость трудовой активности населения от его социального характера и способность региона функционировать как самосохраняющая система;
  • функция специализации – выражается в приоритетном развитии какой-либо одной или нескольких отраслей региональной экономики, а также определяется тем объемом и структурой производства товаров и услуг, которые удовлетворяют не только внутрирегиональные потребности, но и реализуются в другие регионы страны;
  • функция регионального управления – выражается в воспроизводстве региона как самостоятельной социально-экономической системы посредством планирования, организации учета, контроля и регулирования.

   Из вышеуказанных функций главными функциями, отвечающие за обеспечение региона продовольствием являются функции спроса и предложения. Можно сказать, что остальные функции являются функциями сопутствующими этому процессу.[8] Основным источником поступления продовольственных ресурсов является собственное сельскохозяйственное производство, подверженное существенному влиянию изменений условий хозяйствования: природно-климатические, социально-экономические, производственные, финансовые и другие риски.

   Дифференциация условий продовольственного обеспечения по субъектам Федерации объясняется различиями в требуемых объемах продуктов питания, уровнем сельскохозяйственного производства и состоянием материально-технической базы сельского хозяйства, продовольственной независимостью, экономической и физической доступностью, качеством продуктов питания, традициями питания, рыночной инфраструктурой, развитостью рыночных отношений и другими факторами.  Проблема значительных различий между возможностями и масштабами производства продукции регионов страны сказывается на дифференциации продовольственного сектора, его результатах и, как следствие, на неравномерности распределения продовольствия, порождая проблему продовольственного обеспечения на уровне регионов. [5]

   Обостренная неравномерность социально-экономического развития различных регионов, приводит к ситуации, когда избыток продукции в одних регионах сочетается с дефицитом в других.[6] Недостаток обеспечения региона продовольствием приводит к его удорожанию и, соответственно, снижению уровня жизни населения. Однако полная самообеспеченность региона продовольственными товарами противоречит рыночным принципам хозяйствования, условиям межрегионального и межгосударственного разделения труда и, следовательно, оказывает отрицательное воздействие на эффективность функционирования региональной экономики, а также на социально-экономическое развитие конкретного региона. Не всегда экономически оправдано использование продуктов питания исключительно регионального производства – ввоз продовольственных товаров из других регионов может обойтись дешевле. Таким образом, обеспечение региона продовольственными товарами должна быть сбалансированной (оптимальной).

   Актуальность наших исследований подчеркивается потребностью повышения продовольственного потенциала на территории всего региона, как залога его территориальной целостности, при выполнении основных задач продовольственного рынка: развитие региональной продовольственной системы в режиме расширенного воспроизводственного процесса (производство, распределение, перераспределение и потребление) и удовлетворение потребностей населения основными продуктами питания.

Объект, методы и методика исследования

   Проблема обеспечения продовольственной безопасности актуальна для всех субъектов Федерации, в том числе и для Амурской области, являющейся важным экономическим и геополитическим регионом со значительным природно-ресурсным потенциалом. Изучаемая территория общей площадью 361,9 тыс.км2 (2,2% площади РФ) располагается на юго-востоке Азиатской части страны.[9] Оценочная численность населения Амурской области (по состоянию на 1.06.2018 г.) – 798,4 тыс. чел.. В сельском местности региона проживает 32,6 % населения, а трудятся в сельском хозяйстве 4,9 % населения, занятого в экономике области. [10] По территории население распределено неравномерно и местами даже скученно – 27 % населения сконцентрировано в областном центре г.Благовещенске (на 1 июня 2018 г.) – 225 тыс. чел.. В состав Амурской области входит 9 городских округов и 20 муниципальных районов, которые состоят из 21 поселка городского типа и 602 сельских поселений. [11]

   В целом регион характеризуется уникальным аграрным потенциалом, базовыми отраслями являются горно-металлургическая, нефте-газоперераба-тывающая, энергетическая промышленность. Пищевая промышленность области представлена тремя крупными отраслями – пищевкусовой, мясной и молочной, мукомольно-крупяной.[12] Сельское хозяйство имеет пригородный характер, развито вблизи крупных городов, и его роль состоит в том, чтобы обеспечить продуктами питания жителей промышленных городов.[3] В структуре валового регионального продукта сельское хозяйство составляет примерно 4%. Основными направлениями сельскохозяйственного производства являются соеводство, мясомолочное скотоводство, птицеводство. На долю области приходится почти 60 % всех пахотных земель Дальнего Востока России. Площадь сельскохозяйственных угодий составляет 38% от всей земельной площади области. В расчете на одного жителя приходится 2,6 га всех сельскохозяйственных угодий, в том числе 1,2 га пашни. Последний показатель в среднем по стране составляет, как известно, немногим более 0,8 га на одного жителя.[9,13] Наиболее обеспечены пахотными землями хозяйства районов, расположенных в центральной ее части. Доля пастбищ в сельскохозяйственных угодьях увеличивается с севера на юг, достигая в южных районах 54 %. В структуре посевных площадей 76 % приходится на сою, 16 % занято зерновыми культурами,  5,5 % – кормовыми, остальная площадь занята овощебахчевыми, картофелем и техническими культурами.

   Методологическую основу исследований составил комплексный подход в единстве теоретического, структурно-функционального и организационно-экономического анализа состояния продовольственного обеспечения на уровне региона. В исследовании пространственной организации регионального рынка продовольственных ресурсов использованы методы перспективного планирования и сравнительного анализа, анализа и синтеза при изучении территориальной организации отдельных отраслей сельского хозяйства, выявлении различий в эффективности производства основных видов продукции.

   Изучение проблемы проводилось на основе анализа сложившихся научно-практических представлений специалистов различного профиля, включающих исследование территориальной организации сельского хозяйства, оценки природно-ресурсного потенциала. В качестве основных источников информации были использованы материалы Федеральной службы государственной статистики и Единой межведомственной информационно-статисти-ческой системы о развитии продовольственной системы исследуемого региона за 2012-2016 гг. Статистическая информация была обработана в  разрезе основных видов сельскохозяйственной продукции растениеводства (зерновые, овощи, картофель) и животноводства (мясо, молоко, яйцо).

   Состояние региональной продовольственной безопасности и выполнение функций продовольственного спроса и предложения комплексно оценивались системой обобщенных и частных показателей обеспеченности региона сельскохозяйственной продукцией собственного производства. Оценка проводилась на основе общепринятых критериев, отражающие все аспекты продовольственной безопасности  (количественного, качественного, социально-экономического), а именно: самообеспеченности, независимости (зависимости), достаточности, доступности и качества продукции. Последние оценивают эффективное развитие агропромышленного комплекса, внешнеэкономическую деятельность в сфере АПК, формирование доходов, обеспечение сбалансированного и качественного потребления. Таким образом, обеспечение продовольственной безопасности региона рассматривалось как целевая функция достижения целого ряда критериев основных аспектов продовольственной безопасности на текущий момент времени:[14]

Безымянный

где —  ° взаимозависимость критериев;

C(t) — критерий самообеспеченности продовольствием (продукты питания должны быть в наличии на всей территории региона в любой момент времени t и не менее, чем в минимально необходимом ассортименте);

H(t) — критерий независимости (возможность максимального, стабильного  и устойчивого самообеспечения региона продуктами питания местного АПК и создание оптимальных продовольственных запасов, наличие существенного разрыва между доходами населения и ценами продовольственных товаров);

D(t) — критерий экономической доступности продовольствия (доступность всех социальных групп населения к продовольствию должного объема и качества);

К(t) — критерий качества питания (уровень, динамика и доступность должны соответствовать социально-медицинским нормативам качества и безопасности необходимого объема пищевых продуктов и продовольственного сырья).

   Количественный показатель уровня продовольственной безопасности – КРИТЕРИЙ САМООБЕСПЕЧЕННОСТИ, отражающий соотношение местного производства продовольствия и совокупного спроса на него, [2] характеризует насколько в полном объеме регион обеспечивает потребности населения различными видами продовольственной продукции собственного производства. [14] Для обоснования расчетов предлагается использовать индексный метод, а, следовательно, данный критерий самообеспеченности оценить с помощью индекса самообеспеченности (Iс) в разрезе двух показателей: фактического и нормативного уровней потребления продуктов питания. [15]

Безымянный

   Нормативный показатель потребления  вычисляется по формуле:

Безымянный

   Фактические объемы потребления формируют уровень самообеспеченности продовольствием, а рациональные нормы потребления основных продуктов питания, рекомендованные РАМН и утвержденные Министерством здравоохранения РФ, позволяют оценить качественную сторону насыщенности рынка продовольствием и его потенциальную емкость (табл.1). [16,17]

Безымянный

   Поскольку региональной системе продовольственного самообеспечения присущ условно-открытый тип, то продовольственная система региона воспринимает положительно внешнее воздействие, т.е. ввоз из других регионов и импорт продуктов питания, не производящихся на территории, но необходимых для сбалансированного питания населения. [14] В формализованном виде ситуацию на рынке продовольствия региона можно считать сбалансированной, если выполняется условие, согласно которому продовольственное предложение региона ППР(t) на текущий момент времени t обеспечивает потребности населения ПН(t) в продуктах питания и создает достаточный резерв продовольствия РП(t). Причем дефицит отдельных видов продовольствия ДПввоз (t) регион компенсирует за счет ввоза из других регионов либо импорта, а излишек ДПвывоз (t) вывозит в соседние регионы либо экспортирует в другие страны:[14]

Безымянный

   Исходя из балансов продовольственных ресурсов, характеризующие источники формирования этих ресурсов и каналы их использования представляется возможным провести текущий анализ ситуации на рынке продовольствия, оценить потребности в импорте и экспортные возможности в разрезе основных видов сельскохозяйственной продукции растениеводства (зерновые, соя, овощи, картофель) и животноводства (мясо, молоко, яйцо). Соотношение экспорта к импорту товаров и сырья для их производства оценивает индекс покрытия.

   Показателями КРИТЕРИЯ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ (ЗАВИСИМОСТИ) региона могут быть индексы объемов потребления, исчисляемые по формулам:

Безымянный

   Для оценки степени удовлетворения физиологических потребностей населения в основных продуктах питания, КРИТЕРИЙ ДОСТАТОЧНОСТИ потребления продовольствия целесообразно измерять индексом фактического потребления продовольствия для определения фактического уровня потребления продовольствия за определенный период времени в сравнении с рациональными нормами потребления, согласно формуле:

Безымянный

   Также достаточность продовольствия регламентируется основными нормативными уровнями энергетического содержания рациона питания населения, которые выражаются показателем калорийности суточного рациона. Значение такого показателя оцениваются индексами достаточности и критической достаточности, характеризующие степень достаточности продовольствия по калорийности рациона питания с учетом ввода кризисных пороговых значений, относящиеся по классификации ФАО к минимально необходимому (2950 ккал) и критическому (2150 ккал – на грани голода) пороговым значениям и рассчитываются по следующим формулам:

Безымянный

   КРИТЕРИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДОСТУПНОСТИ характеризует возможность приобретения продуктов питания в зависимости от величины доходов населения и уровня цен на продовольствие, соответствующего требованиям ВТО, связанным с ограничением тарифов и открытостью рынка, что может приводить к снижению доступности продовольствия для населения.[18,19] Уровень экономической доступности может измеряться с помощью общих и частных индексов доступности, где общий индекс может быть представлен как соотношение стоимости потребительской корзины к среднемесячному доходу на душу населения.

Безымянный

   Для целей обобщенного количественного измерения экономической доступности среди частных показателей могут рассматриваться: индекс бедности (доля населения с доходами ниже величины прожиточного минимума), индекс потребления (доля расходов на питание в структуре расходов домашних хозяйств на конечное потребление), индекс концентрации доходов (индекс Джинни). Значение индекса Джинни, как общепринятого распределения неравенства доходов населения, находится в переделах от 0- полное равенство доходов, до 1- абсолютное неравенство доходов. [20]

Безымянный

   КРИТЕРИЙ КАЧЕСТВЕННОГО ПИТАНИЯ характеризует степень физиологических потребностей в компонентах и энергетическом содержании пищевого рациона, его соответствие требованиям по наличию в продуктах питания вредных для здоровья веществ. Параметром, отражающим безопасность продовольствия, является соответствие уровня содержания в продуктах питания вредных для здоровья веществ, предельно допустимым, установленным стандартом. Качество продовольствия определяется через долю забракованных продуктов, и окончательная оценка осуществляется по забракованным продуктам имеющие наихудшие значения.

   Для получения более полной картины продовольственной безопасности региона необходимо рассматривать пороговые значения вышеуказанных показателей. Верхняя и нижняя границы выделяются как кризисные. Промежуточные градации, рассматриваемых показателей (табл.2), характеризуют различную степень обеспеченности региона необходимым количеством продовольствия внутреннего производства и определены с учетом сложившихся представлений в отечественной и зарубежной теории, практике и могут быть ранжированы по 4 группам: высокий; допустимый; низкий; недопустимый уровни. [12,21,22]  

   Выделение уровней продовольственной безопасности носит практический характер, что позволяет четко определить фактический уровень продовольственного обеспечения региона и увидеть, насколько он соответствует нормативному (допустимому) уровню.[19]

Безымянный

Результаты исследований

   Обеспеченность населения области продовольствием за счет сельхозпроизводителей всех категорий (сельскохозяйственные организации, крестьянские (фермерские) хозяйства, индивидуальные предприниматели, население) за последние пять лет дифференцированы по разным видам продукции. (табл.3)  Данные таблицы 3 свидетельствуют, что область обладает значительными ресурсами продукции растениеводства собственного производства, структура и динамика которых за период 2012-2016 гг. характеризуется по большей части положительными тенденциями.

Безымянный

   По индексу производства сои Амурская область остается лидером среди регионов Дальнего Востока, например, производство сои с 2012 г. увеличилось в 1,3 раза. Рост производства продукции растениеводства в 2016 г. был также обеспечен увеличением валовых сборов зерновых культур, по сравнению с 2012 г. происходит достаточно существенное увеличение на 75% и на 35% по сравнению с 2015 г.. Увеличение в производстве мяса по сравнению с 2012 г. составило 17%. По основным видам продукции в период с 2012 г. производство уменьшилось: яиц – на 13,6 %, молока – на 8,7 %, картофеля – на 6,4%, овощей – на 4,6 %. Так, производство на одного жителя (данные за 2016 год): зерна – 589,1 кг (в РФ 824 кг), картофеля – 345 кг (в РФ 212 кг), молока 183,3 кг (в РФ 209 кг), мяса 73 кг (в РФ 70 кг), яиц 248 штук (в РФ 297 штук), овощей 83,4 кг (в РФ 111, 2 кг). По предложению животноводческой продукции Амурская область в общероссийском рейтинге находится на 47 месте по производству яиц, на 55 месте по производству мяса и на 60 месте по производству молока.

   Необходимо отметить, что доля Амурской области в Дальневосточном федеральном округе (ДВФО) составляет 59 % зерна, 32 % мяса, 28 %  молока, 25 % картофеля, 17 %  яиц, 16 % овощей.  Так, в 2016 г. удельный вес Амурской области в общем объеме производства сельскохозяйственной продукции Дальневосточного федерального округа составил 28,6 % или 423,8 млн. руб. (для сравнения в 2008 г. – 20,9%; в 2009 г. – 19,6%).

   Рассчитанный уровень самообеспеченности по основным продуктам питания в Амурской области существенно выше, чем по Дальнему Востоку в целом. (табл.4)  Начиная с 2012 года темпы роста объемов сельхозпроизводства по зерну и картофелю в области, опережают общие темпы роста, зафиксированные в Дальневосточном федеральном округе. По произведенным расчетам внутриобластной рынок продовольственных товаров формируется за счет собственных ресурсов на 80%. 

   Как видно из представленных результатов исследований в таблице 4, потребительский спрос на протяжении пяти лет (2012 -2016 гг.) не только обеспечивается, но и значительно перекрывается по зерну и картофелю, также в допустимых границах находится производство яиц. Более того, область не только полностью удовлетворяет внутренние потребности по зерну и

Безымянный

картофелю, но и имеет возможность без ущерба для себя реализовывать их в другие регионы страны и экспортировать в страны АТР, причем экспорт зерновых, особенно сои, ежегодно увеличивается (например, экспорт сои за пять лет увеличился на 68%). Большая же часть выращенного картофеля идет на обеспечение населения области. Функция продовольственного предложения на территории Амурской области выполняется неравномерно: высокая обеспеченность (свыше 110 %) зерном и картофелем, на 95-108% регион почти полностью обеспечивает себя яйцом и использует в допустимых пределах (20%) ресурсы ввоза, и очень низкая обеспеченность мясом (60%, 27 %), молоком (59%, 25 %) и овощами (60%,51 %), где полностью зависимы от ввоза данной продукции. (табл.5) Уровень самообеспеченности по мясу, молоку и овощам пока не достигает пороговых значений, установленных Доктриной продовольственной безопасности Российской Федерации. [16]

   Так,  для обеспечения сбалансированного питания населения Амурская область закупает продукцию на внутренних и внешних рынках. В регионе не производятся и полностью ввозятся такие продовольственные товары, как сахар, соль, чай, кофе, фрукты и цитрусовые культуры, а недостаток продовольствия компенсируется его ввозом из других регионов России и импортными поставками.

Безымянный

   В состав импорта Амурской области входит продукция дальнего зарубежья – фрукты и овощи  (Китай (90%), Таиланд, Вьетнам, Филиппины, Республика Корея), мясо (Бразилия (40%), Аргентина, Австралия, США). Из стран ближнего зарубежья – фрукты, сливочное и растительное масло, мясо, молочная продукция и разные пищевые продукты (Беларусь, Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Республика Молдова, Азербайджан).[8,10] На внутреннем рынке Амурская область покупает муку, масло животное, крупы, продукты молочные сухие, консервы мясные и мясо – растительные, соль, мясо, колбасные изделия и безалкогольные напитки в регионах Сибирского (46%) и Центрального (21%) федеральных округов, а также в регионах Дальневосточного федерального округа (14%), в том числе Хабаровского (9%) и Приморского (4%) краев.[24]

   Импорт продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья [23] в Амурской области изменяется в незначительных пределах от 32,8  до 37,5 – млн. долл. США, при этом весь внешнеторговый оборот региона составляет  -506 – 1200  млн. долл. США. (табл.6) Внешнеторговый оборот в общем объеме ДВФО в 2016 году составил 2,1%. В структуре внешнеторгового оборота наибольший удельный вес занимает экспорт товаров – 58,2%.

Безымянный

   Объем экспорта товаров по сравнению с 2012 годом увеличился на 35 %, а объем импорта уменьшился на эту же величину. Коэффициент покрытия импорта экспортом по сравнению с 2012 г. увеличилось почти в 4,5 раза. Хотя по сравнению с 2012 г. доля импорта продовольствия изменялась в пределах с 67,7 до 32,5 %, что дает право судить о необходимости ввозимой продовольственной продукции для региона. Что касается внутреннего вывоза продовольственных товаров, то вследствие увеличивающихся транспортных издержек и высокой себестоимости товаров, география вывоза ограничивается до пределов Дальневосточного (80%) и Сибирского (18%) федеральных округов, небольшая часть (менее 1 %) поставляется в Центральный федеральный округ. [24]

   Потребительский рынок продовольственных товаров характеризуется стабильно высоким уровнем насыщенности продуктами питания всех товарных групп.[24] Тем не менее, удовлетворение физиологических потребностей населения основными продуктами питания складывается как в Амурской области, так и в Дальневосточном федеральном округе в целом не сбалансировано. Наблюдаемый дисбаланс в потреблении продовольствия не может не сказаться отрицательно на состоянии здоровья населения.(табл.7)

   Существенные изменения наблюдаются в сокращение потребления продуктов животноводства – мяса, молока, яиц в значительной мере возмещается более дешевыми неравноценными продуктами питания картофелем, сахаром и хлебными продуктами.

Безымянный

   Потребление населением области молочной продукции почти на 50% ниже рекомендуемых рациональных норм потребления.[26] Удельная масса товаров высокобелковых продуктов в общей калорийности суточного душевого рациона снизилась на 38%, а крахмальносодержащих и мучных возросла на 30-55%, это характерно для культуры потребления в результате усугубления проблемы малой обеспеченности населения.

   В структуре пищевого профиля преимущественное и традиционное преобладание картофеля, хлеба и хлебных продуктов, позволяют заметно уменьшить стоимость потребительской корзины, не снижая при этом общую энергетическую ценность продовольственного набора. В результате проведенных исследований определено, что по калорийности и качественному составу рациона питания Амурская область перешла с III уровня – минимального до IV – достаточного, но не сбалансированного и сохраняет данное среднесуточное обеспечение по настоящий момент времени. По данным исследований Л.Л. Пашиной на 2000 год данный показатель составил 2413 ккал.[12] В последующие годы, как видно из таблицы 8 показатель калорийности суточного рациона достиг в 2016 г. – 2948 ккал. Индексы достаточности и критической достаточности для 2012 г. и 2016 г. примерно одинаковы и составили соответственно 0,86 и 1,23, что соответствует низкому и высокому уровням энергетического содержания рациона питания населения. 

Безымянный

   Различия между научно-обоснованными нормами питания и фактическим уровнем потребления продовольствия во многом определяется жизненным уровнем населения, его платежеспособным спросом. Платежеспособность населения в значительной степени формирует структуру потребления продуктов питания, учитывая, что основные продукты имеют низкую эластичность спроса по цене. [27]

   Как видно из таблицы 9 удельный вес населения с доходами ниже прожиточного минимума (индекс бедности – 0,16) в области соответствует низкому уровню. Численность населения Амурской области с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума постоянно снижается, сохраняется невысокий уровень безработицы, примерно 5,9 % от экономически активного населения [28,29].  В расчете на душу населения области к концу рассматриваемого периода (2012-2016 гг.)  реальные располагаемые денежные доходы снизились более чем на 8 %. В расходной части домашних хозяйств затраты на приобретения продуктов питания в среднем составляют 32% , что свидетельствует о «бедности»  жителей Приамурья. Для сравнения, в потребительских корзинах развитых стран на долю пищевых продуктов приходится не более 20%.

Безымянный

   Вместе с тем в области наблюдается изменение индекса концентрации доходов (коэффициента Джинни) – 0,376; 0,392; 0,382, что свидетельствует о поляризации общественного расслоения региона. По данным 2016 года в группе населения с наименьшими доходами на покупку продуктов питания в Амурской области в 2016 году расходовались 41,4% денежных средств только на жизненно-необходимые продукты, в то время как в группе наиболее обеспеченного населения этот показатель составил 24% денежных доходов на питание, но уже более разнообразное и насыщенное ценными в питательном отношении продуктами. Невысокие доходы малообеспеченной категории людей характеризуются степенью и качественной структурой питания.

   Если судить о качестве питания, то оно по данным территориального управления Федеральной службы в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Амурской области качество продукции, поступающие на продовольственный рынок невысокое. В 2012 году забраковано и снижено Роспротребнадзором в сортности небольшое количество пищевых товаров (колбасные изделия 11%, рыбная продукция 20%, яйцо птицы 32%, кондитерские изделия 21%, приправы 25%). В 2016 году доля забракованных товаров возросла в 4,5 раза. Были забракованы все приправы импортного производства, из отечественных продуктов были забракованы продукция маргариновая и майонезная 36%, масло животное 30%, сыры 26%, яйцо птицы 25% . [25]

   Результаты расчетов представлены в сводной таблице динамики значений основных показателей критериев оценки, позволяющие определить уровень продовольственной безопасности региона.(табл.9) На основании данных таблицы определено соотношение критериев продовольственной безопасности и ее фактический уровень в 2012 и 2016 годах. В обоих случаях уровень может быть назван средним или в ДОПУСТИМЫХ ПРЕДЕЛАХ. Однако, стоит обратить внимание, что оценки по рассчитываемым показателям распределились неравномерно.

Заключение

   В итоге рассмотрения данного вопроса можно сказать, что динамика развития продовольственной обеспеченности Амурской области формируется под воздействием разнонаправленных факторов. Проведенный анализ определил направления дальнейшего углубления исследований: поиск новых объясняющих переменных изменения потенциальной емкости продовольственного спроса и предложения и его пространственного влияния, анализ вариации среднедушевых денежных доходов, оборота потребительских расходов населения, фактическое потребление и производство продуктов питания на муниципальных уровнях, учитывая, что импортные поставки продовольствия ведут к оттоку финансовых ресурсов, а также к снижению уровня здоровья населения из-за некачественных продуктов питания.

   В заключении хотелось бы подчеркнуть, что в целях определения и планирования действенных управленческих механизмов аграрной, экономической и социальной политики по поддержанию достаточного уровня региональной продовольственной безопасности необходимо учитывать его специфические особенности, а именно:

– окраинное расположение и удаленность от европейских регионов и промышленных центров, требующие рассмотрения вопроса по минимизации логистических издержек и оптимизации некоторых факторов, определяющих конкурентоспособность продукции с учетом размещения и специализации сельскохозяйственного производства региона;

– тенденция к сокращению численности населения в результате высокой миграционной подвижности, приводит к уменьшению трудовых ресурсов и разрыву территориальной целостности области, и существенно отражается на экономической и физической доступности питания на основе рациональных нормах потребления пищевых продуктов для уязвимых слоев населения;

– отсутствие оптимизации структуры посевных площадей (наличие в севооборотах   монокультуры – сои), значительных качественных изменений в аграрной сфере, в результате чего область в некоторой степени не развивает сельские территории;

– неравномерное распределение объемов и доли экспорта и импорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья, что делает региональную экономику менее устойчивой перед внешнеэкономической конъюнктурой и колебаниями мирового производства, уменьшая тем самым её автономность и экономическую самостоятельность региона.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Дадалко В. А. Продовольственная безопасность как составляющая национальной и экономической безопасности государства // Вестник УГАТУ – Vestnik UGATU. – 2013.  – №7 (60).  – С.17-25
  2. Глотов О.А. Продовольственная безопасность страны. Региональный аспект // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. – № 2-2. – 2009. – С. 66-72
  3. Чекавинский А. Н. Продовольственная безопасность Вологодской области состояние и проблемы // Вопросы территориального развития. – № 3. – 2013. – С. 1-7
  4. Бараненко С.П., Бусыгин К.Д. Обеспечение продовольственной безопасности на основе развития планирования и прогнозирования их деятельности // Экономика и социум: современные модели развития. № 8-1. – 2014. – С.149-160
  5. Юнусова П.С. Региональный уровень продовольственной безопасности: специфика, факторы обеспечения // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. – 2009. – № 16. – С.59-64
  6. Лачуева З.М. Особенности обеспечения продовольственной безопасности региона // Региональные проблемы преобразования экономики.- № 1.- 2009.- С. 144-151
  7. Бильчак В. С. Региональная экономика : Монография : Студентам вузов, обучающихся по экон. спец. / В. С. Бильчак, В. Ф. Захаров. – Калининград : Янтар. сказ, 1998. – 314 с.
  8. Колесникова Е.Г. Уровень самообеспеченности продовольствием как критерий выполнения производственной функции сельских территорий Кемеровской области / Е.Г. Колесникова, Т.Д. Чекменева // Техника и технология пищевых производств. – 2016.- Т.43.- № 4.- С.164-171
  9. Родоманская С.А. Сохранение почвенной безопасности сельскохозяйственных земель Амурской области как основа региональной продовольственной безопасности // АгроЭкоИнфо: сетевой журн. – 2018. [Электронный ресурс]. http://agroecoinfo.narod.ru/journal/STATYI/2018/1/st_148.doc (дата обращения: 19.04.2018)
  10. Официальный сайт Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Амурской области [Электронный ресурс]. URL: http://amurstat.gks.ru/(дата обращения: 10.05.2018)
  11. Сайт правительства Амурской области [Электронный ресурс]. — http://www.amurobl.ru/wps/portal/Main/gov/ iogv/ministry/prr/report/ (дата обращения 15.01.2018)
  12. Пашина Л.Л., Обеспечение продовольственной безопасности региона // Дальневосточный аграрный вестник. – 2010. – №4 (16). – С.66-74
  13. Донцов А.В., Родоманская С.А., Широков В.А. Региональные аспекты эрозии сельскохозяйственных земель и землепользования Амурской области. – Благовещенск: ДальГАУ. – 2010. – 273 с.
  14. Дудин М.Н., Лясников Н.В. Продовольственная безопасность регионов в системе национальной и экономической безопасности государства // Региональная экономика: теория и практика. – 2015. – №6 (381). – С. 2-11
  15. Мансуров Р. Е. Методика рейтинговой оценки продовольственной самообеспеченности районов Волгоградской области как элемент системы регионального управления АПК // Вестник ВолГУ. – Серия 3: Экономика. Экология. – 2017. – №1 (38). – С.52-61
  16. Указ Президента РФ от 30 января 2010 г. № 120 «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2010. – № 5. – Ст. 502
  17. Антамошкина Е. Н. Интегральная оценка продовольственной безопасности регионов ЮФО // Вестник ВолГУ. – Серия 3: Экономика. Экология. – 2014.  -№1.- С.6-16
  18. Климова Н.В. Продовольственная безопасность – основа обеспечения экономической безопасности региона / Н.В. Климова // Фундаментальные исследования. – 2012. – № 9. – С. 214-219
  19. Ибрагимов М.-Т. А., Дохолян С. В. Методические подходы к оценке состояния продовольственной безопасности региона // Региональные проблемы преобразования экономики. – № 4. – 2010. – С. 172-193
  20. Хомын О. И. Продовольственное обеспечение демографической безопасности Украины // Вестник НГИЭИ. – № 11. – 2012. – С. 107-124
  21. Антамошкина Е. Н. Оценка продовольственной безопасности региона: вопросы методологии // Продовольственная политика и безопасность.- Т. 2.- № 2.-2015. – С. 97-112 
  22. Нестерова С. И. Интегральная оценка продовольственной безопасности региона (на примере Самарской области) // Статистика и экономика.- № 6.- 2015.- С. 95-99
  23. Корабейников И.Н. Организационно-методические основы обеспечения продовольственной безопасности региона / И.Н. Корабейников, К.В. Штудент // Проблемы современной экономики. -2012. – № 3. – С.239-243
  24. Пашина Л. Л. Особенности функционирования продовольственного рынка в Амурской области // Вестник Алтайского государственного аграрного университета.- Т. 76.- №. 2.- 2011.- С. 96-101
  25. Купина Е. П. Уровень и качество потребления продовольствия в Амурской области // Дальневосточный аграрный вестник. -№. 4 (12). – 2009. – С. 72-75 
  26. Об утверждении рекомендаций по рациональным нормам потребления пищевых продуктов, отвечающим современным требованиям здорового питания: Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 02.08.2010 № 593н
  27. Романюк М. А. Основные проблемы обеспечения продовольственной безопасности РФ в условиях импортозамещения и дифференциации населения по доходам / М. А. Романюк, Е. А. Раевская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 12 (54) Часть 5. — С. 191—197. doi: 10.18454/IRJ.2016.54.12
  28. Регионы России: Стат. сб. В 2 т. — М.: Госкомстат России, 2017. — Т. 2. — 1040 с.
  29. Пастушенко С. Б. Региональные особенности формирования уровня жизни населения Амурской области // Дальневосточный аграрный вестник.- 2007. – №2. – С.106-110

 References 

  1. Dadalko V. A. Food security as a component of the national and economic security of the state // Vestnik UGATU. – 2013. – No. 7 (60). – P.17-25
  2. Glotov. Food security of the country. Regional aspect // News of Tula State University. Economic and legal sciences. – No. 2-2. – 2009. – P. 66-72
  3. Chekavinsky AN Food security of the Vologda region state and problems // Issues of territorial development. – No. 3. – 2013. – P. 1-7
  4. Baranenko SP, Busygin K.D. Ensuring food security based on the development of planning and forecasting their activities // Economics and Social-Mind: Modern Models of Development. 8-1. – 2014. – P.149-160
  5. Yunusova P.S. Regional level of food security: specifics, security factors // National interests: priorities and security. – 2009. – No. 16. – P.59-64
  6. Lachueva Z.M. Features of ensuring the food security of the region / / Regional problems of economic transformation. – No. 1.- – С. 144-151
  7. Bilchak VS Regional Economics: Monograph: Students of higher education institutions who study in economics. specialist. / VS Bilchak, VF Zakharov. – Kaliningrad: Yantar. skaz, 1998. – 314 p.
  8. Kolesnikova E.G. The level of self-sufficiency of food as a criterion for the performance of the productive function of rural areas of the Kemerovo Region / E.G. Kolesnikova, Т.D. Chekmeneva // Technique and technology of food production. – 2016.- 43.- No. 4.- P.164-171
  9. Rodomanskaya S.A. Preservation of soil safety of agricultural lands of the Amur Region as a basis for regional food security // Ag-roEkoInfo: network journal. – 2018. [Electronic resource]. http://agroecoinfo.narod.ru/journal/STATYI/2018/1/st_148.doc (application date: 04/19/2018)
  10. Official site of the Territorial Body of the Federal State Statistics Service for the Amur Region [Electronic resource]. URL: http://amurstat.gks.ru/ (date of circulation: 05/10/2018)
  11. The site of the Government of the Amur Region [Electronic resource]. – http://www.amurobl.ru/wps/portal/Main/gov/ iogv / ministry / prr / report / (circulation date 15.01.2018)
  12. Pashina LL, Provision of food security in the region // Far-Aged Agricultural Bulletin. – 2010. – № 4 (16). – P.66-74
  13. Dontsov AV, Rodomanskaya SA, Shirokov VA Regional aspects of erosion of agricultural lands and land use of the Amur Region. – Blagoveshchensk: DalGaU. – 2010. – 273 with.
  14. Dudin MN, Lyasnikov N.V. Food security of regions in the system of national and economic security of the state // Regional economy: theory and practice. – 2015. – № 6 (381). – P. 2-11
  15. Mansurov R. Ye., Methodology of the rating evaluation of food self-sufficiency in the Volgograd Region as an element of the regional management system of the agroindustrial complex // Bulletin of the VolSU. – Series 3: The Economy. – 2017. – No. 1 (38). – P.52-61
  16. Decree of the President of the Russian Federation of January 30, 2010 No. 120 “On the approval of the doctrine of food security of the Russian Federation” // SZ RF. – 2010. – No. 5. – Art. 502
  17. Antamoshkina Ye. N. Integral assessment of food security in the Southern Federal District regions // Bulletin of Volgograd State University. – Series 3: The Economy. – 2014.-№1. – P.6-16
  18. Klimova N.V. Food security is the basis for ensuring the economic security of the region / N.V. Klimova // Fundamental research. – 2012. – No. 9. – P. 214-219
  19. Ibragimov M.-T. A., Doholyan S. V. Methodical approaches to assessing the condition of food security of the region // Regional problems of economic transformation. – No. 4. – 2010. – P. 172-193
  20. Khomin OI Food security of demographic security of Ukraine // Vestnik NGIER. – No. 11. – 2012. – P. 107-124
  21. Antamoshkina, E.N., Evaluation of food security in the region: questions of methodology, Food Policy and Security .- Т. 2.- № 2.-2015. – P. 97-112
  22. Nesterova SI Integral assessment of food security in the region (by the example of the Samara region) // Statistics and economics .- 6.- 2015.- pp. 95-99.
  23. Korabeynikov I.N. Organizational and methodological foundations for ensuring food security in the region / I.N. Korabeynikov, K.V. Student // Problems of the modern economy. -2012. – No. 3. – P.239-243
  24. Pashina, LL, Features of the Food Market in the Amur Region, Vestnik of the Altai State Agrarian University, No. 76.- no. 2.- – P. 96-101
  25. Kupina, EP, “The Level and Quality of Food Consumption in the Amur Region,” Far-Eastern Agricultural Bulletin. -No. 4 (12). – 2009. – P. 72-75
  26. On the approval of recommendations on rational norms for the consumption of food products that meet modern requirements for healthy nutrition: Order of the Ministry of Health and Social Development of the Russian Federation of August 2, 2010, No. 593n
  27. Romaniuk MA The main problems of ensuring food security of the Russian Federation in conditions and mportozameshcheniya and differentiation of the population by income / MA Romanyuk, EA Raevskaya // International Scientific and Research Journal. – 2017. – No. 12 (54) Part 5. – P. 191-197. doi: 10.18454 / IRJ.2016.54.1228.
  28. Regions of Russia: Stat. Sat. In 2 volumes – Moscow: Goskomstat of Russia, 2017. – T. 2. – 1040 p.
  29. Pastushenko S.B. Regional features of the formation of living standards of the population of the Amur Region // Far Eastern Agricultural Bulletin. – 2007. – №2. – P.106-110