Московский экономический журнал 1/2018

image_pdfimage_print

Bezymyannyj-12

УДК 332.36:332.14

DOI 10.24411/2413-046Х-2018-11005

Научно обоснованная оценка эффективности хозяйствования и землепользования аграрного секторамуниципальных образований

Цыпкин Юрий Анатольевич,

заведующий кафедрой маркетинга, доктор экономических наук, профессор,

ФГБОУ ВО «Государственный университет по землеустройству»,

Российская Федерация, г. Москва

e-mail: mok@valnet.ru

Близнюкова Татьяна Викторовна,

старший преподаватель кафедры городского кадастра,

ФГБОУ ВО «Государственный университет по землеустройству»,

Российская Федерация, г. Москва

e-mail: tvblisnukova@yandex.ru

Феклистова Инесса Сергеевна,

доцент кафедры политологии и государственной политики, кандидат

экономических наук, доцент,

Среднерусский институт управления –

филиал ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ»,

Российская Федерация, г. Орел

e-mail: inessa_pakulina@mail.ru

 

Аннотация. Авторами обосновывается целесообразность применения в практической аналитической деятельности муниципальных образований нового методического подхода к оценке эффективности хозяйствования и землепользования. Преимуществом предлагаемого подхода является то, что  он позволяет выявлять эффективно и неэффективно развивающиеся муниципальные образования в границах области, что обеспечивает относительную сопоставимость расчетных показателей. Это расширяет возможности и делает более статистически корректным использование коэффициента для справедливой оценки работы аграрного сектора муниципальных образований.

Ключевые слова: эффективность хозяйствования и землепользования, муниципальное образование, оценка эффективности.

   Совершенствование методики оценки эффективности хозяйствования и землепользования аграрного сектора муниципальных образований как определяющего фактора развития сельских территорий играет важную роль в решении проблемы эффективного функционирования аграрного территориального комплекса. Научно-обоснованная оценка позволяет проводить анализ эффективности хозяйствования и землепользования аграрного сектора за счет обеспечения сопоставимости результатов. Важными являются справедливость и научная обоснованность результатов оценки.

   Вопросы справедливости являются значимыми для русского человека. Это показал опыт реализации Столыпинской аграрной реформы начала 20 века, международные рейтинговые оценки государственной политики разных стран в различных сферах деятельности в начале 21 столетия.

   Международные рейтинги позволяют конкретизировать и скорректировать стратегические цели развития государств.

   В исследовании 2017 года, где были представлены данные по Индексу развития ИКТ в 176 странах мира по итогам 2016 года, Россия занимает 45, а Украина – 79 место [1]. Индекс развития ИКТ в странах мира (ICT Development Index) был рассчитан по методике Международного союза электросвязи. Данные исследования подтверждают острую необходимость развития в Украине и России ИКТ как ключевых источников инноваций во многих сферах деятельности.

   Рейтинг стран мира по уровню счастья (World Happiness Report) – это международный исследовательский проект, который измеряет показатель счастья населения в странах мира. Исследование проводится действующим при Колумбийском университете исследовательским центром «Институт Земли» (The Earth Institute) под эгидой Организации Объединённых Наций в рамках глобальной инициативы «Сеть решений устойчивого развития» (UN Sustainable Development Solutions Network) с целью показать достижения стран мира и отдельных регионов с точки зрения их способности обеспечить своим жителям счастливую жизнь. Авторы проекта считают, что данные исследования могут помочь государственным руководителям, политическим и общественным деятелям лучше реагировать на нужды и чаяния своих граждан с целью повышения благосостояния и устойчивого развития. В 2017 году исследование охватывает 155 стран. В 2017 г. по этому показателю Россия занимала 49, а Украина – только 132 место [2]. При составлении рейтинга учитываются такие показатели благополучия, как уровень ВВП на душу населенияожидаемая продолжительность жизни, наличие гражданских свобод, чувство безопасности и уверенности в завтрашнем дне, стабильность семей, гарантии занятости, уровень коррупции, а также косвенные показатели состояния общества, такие как уровень доверия, великодушие и щедрость. Помимо указанных статистических данных и косвенных показателей, значительную часть исследования составляют результаты опросов общественного мнения жителей разных стран о том, насколько счастливыми они себя чувствуют, которые проводит Международный исследовательский центр Гэллапа (Gallup International), предлагающих респондентам в каждой стране оценить своё ощущение счастья по специальной шкале. 

   Индекс социального прогресса (The Social Progress Index) как комбинированный показатель международного исследовательского проекта The Social Progress Imperative, измеряет достижения стран мира с точки зрения общественного благополучия и социального прогресса. Разработан в 2013 году под руководством Майкла Портера (Michael E. Porter), председателя The Social Progress Imperative, профессора Гарвардского университета, специалиста в области стратегического управления и международной конкурентоспособности. В редакционный совет издания Индекса входят представители ряда ведущих университетов и исследовательских центров, включая Гарвардскую школу бизнеса и Массачусетский технологический институт. Авторы исследования полагают, что понятие социального прогресса стало одним из наиболее важных направлений исследований в области социологии, психологии, экономики и государственного управления, поэтому показатели социального развития часто рассматриваются в качестве определённой альтернативы показателям экономического развития, которое является необходимым, но недостаточным условием социального прогресса. Индекс не включает показатели экономического развития стран мира (такие как уровень ВВП и ВНД), а предназначен для оценки общественного благополучия в той или иной стране. Поскольку исследование оценивает достижения в социальной сфере отдельно от экономических индикаторов, это позволяет глубже изучить взаимосвязь между экономическим и социальным развитием. В 2017 году исследование охватывало  128 стран. По этому показателю в 2017 году Россия занимала 67, а Украина – 64 место [3].

   Индекс верховенства закона (The Rule of Law Index) рассчитывается по методике международной неправительственной организации The World Justice Project, основанной на комбинации общедоступных статистических данных и результатов глобального опроса экспертов. Индекс измеряет достижения стран мира с точки зрения обеспечения правовой среды, которая базируется на универсальных принципах верховенства закона. Он представляет собой комбинированный показатель, рассчитываемый на основе данных, полученных из экспертных источников и опросов общественного мнения в странах, охваченных исследованием. Индекс составлен из 47 переменных, которые детально характеризуют уровень развития правовой среды и законодательную практику в странах мира, находящихся на разных уровнях социального и политического развития. Все переменные объединены в восемь контрольных показателей: 1) ограничение полномочий институтов власти; 2) отсутствие коррупции; 3) порядок и безопасность; 4) защита основных прав; 5) прозрачность институтов власти; 6) соблюдение законов; 7) гражданское правосудие; 8) уголовное правосудие. В 2018 году исследование охватывает 113 государств и юрисдикций. В 2017 г. в рейтинге стран мира по индексу верховенства закона Россия занимала 89, а Украина – 77 место [4].

   Индекс восприятия коррупции (The Corruption Perceptions Index) – это глобальное исследование и сопровождающий его рейтинг стран мира по показателю распространённости коррупции в государственном секторе. Рассчитан по методике международной неправительственной организации Transparency International, основанной на комбинации общедоступных статистических данных и результатов глобального опроса. В рамках индекса коррупция определяется как любые злоупотребления служебным положением в целях личной выгоды. Ориентацию на экспертные опросы инициаторы проекта объясняют тем, что при измерении коррупции статистические данные, например, число уголовных дел или судебных приговоров по фактам коррупции, как правило, «не работают». Эти данные, во-первых, не всегда доступны, а во-вторых, отражают не столько реальный уровень коррупции, сколько эффективность работы правоохранительных органов по выявлению и пресечению фактов коррупции. В этой ситуации единственным надёжным источником информации, по мнению исследователей, выступают мнения и свидетельства тех, кто непосредственно сталкивается с коррупцией (предприниматели) или профессионально занимается её изучением (аналитики). Индекс ранжирует страны и территории по шкале от 0 (самый высокий уровень коррупции) до 100 (самый низкий уровень коррупции) на основе восприятия уровня коррумпированности государственного сектора. В итоговом рейтинге, наряду с количеством баллов и рангом страны, приводятся также число источников, разница между наиболее высокими/низкими значениями индикаторов для каждой страны на основе соответствующих источников, величина стандартного отклонения и доверительный интервал по каждой стране, который позволяет сделать выводы о точности результатов индекса для каждой страны. В 2018 году исследование охватывает 180 государств. В 2017 г. в рейтинге стран мира по индексу восприятия коррупции Россия занимала 135, а Украина – 130 место [5].

   Для России и Украины необходимо усилить борьбу с коррупцией, обеспечить верховенство закона. Руководству страны необходимо учитывать, что экономический рост и природные ресурсы надо использовать для того, чтобы обеспечить своим гражданам счастливую жизнь.

   Обеспечение гражданам России счастливой жизни диктует необходимость эффективного хозяйствования и землепользования аграрного сектора муниципальных образований.

   На уровне области необходимо оценивать эффективность хозяйствования и землепользования аграрного сектора муниципальных образований региона. Подобный анализ способствует оптимальному распределению инвестиционного потенциала, выделению стратегических хон хозяйствования и стратегических хозяйственных центров аграрного сектора региона.

   При разработке методического подхода к оценке эффективности хозяйствования и землепользования аграрного сектора муниципальных образований региона мы осознавали всю противоречивость и ограниченность применения интегральных коэффициентов в аналитической экономической работе. По нашему мнению, использование методики интегральной рейтинговой оценки для оценки комплексного развития сельских муниципальных образований региона носит ограниченный характер. Мы относим эту ограниченность и к собственно выполненной  работе. Однако мы рекомендуем использовать наш подход в аналитической работе экономических служб региона для оценки эффективности хозяйствования и землепользования аграрного сектора муниципальных образований региона, учитывая тот факт, что в нашей стране степень научной разработки проблемы интегральной рейтинговой оценки сельских районов крайне ограниченна. В изученной нами литературе пока отсутствует методология анализа корректности использования методики интегральной рейтинговой оценки для целей долгосрочного стратегического государственного управления сельским хозяйством региона.

   Использование системы рейтинговой оценки стало возможным только с развитием экономических отношений рыночного типа. Информационные возможности нынешнего периода существенно расширили терминологический диапазон и методический инструментарий экономической науки. В деловой практике популярны списки нескольких показателей для субъектов, ранжированных по какому-то одному показателю. К таким показателям часто относят характеристики масштаба субъекта – капитал, капитализацию, активы, обороты хозяйственной деятельности и др. Среди экспертов и аналитиков популярны также оценки прибыли, рентабельности, доходности (капитала, активов, вложений в соответствующий вид деятельности и т. д.).

   На первом этапе использования системы рейтинговой оценки комплексная оценка осуществляется на основе относительных отклонений показателей развития конкретного региона от их наилучших значений в других регионах. На втором этапе этой работы определяется среднее арифметическое суммы рейтингов конкретного  региона по каждому из показателей. По результатам расчета определяется место каждого региона в общем рейтинге. Лучшим является регион, у которого среднее арифметическое суммы рейтингов имеет наименьшее значение.

   Однако мы выявили два препятствия на пути реализации рассматриваемой методики. Первое, на его взгляд, заключается в несопоставимости областей по уровню развития сельского хозяйства, т.к. даже соседние области существенно отличаются по благоприятности почвенно-климатических условий, по специализации и по исторически сложившейся продуктивности животноводства. Второе препятствие практическому использованию этой методики обусловлено несовпадением во времени динамики разрушительных и восстановительных процессов в аграрном секторе.

   Преимуществом предлагаемого нами подхода является то, что мы выявляем эффективно и неэффективно работающие муниципальные образования в границах области, что обеспечивает относительную сопоставимость расчетных показателей[6, с. 45]. Это расширяет возможности и делает более корректным со статистической точки зрения использование найденного коэффициента для долгосрочного стратегического планирования комплексного развития сельского хозяйства муниципальных образований в границах области.

   В ходе исследования нами была разработана и апробирована методика оценки эффективности хозяйствования  и землепользования аграрного сектора муниципальных образований региона, основанная на расчете коэффициента эффективности хозяйствования  и землепользования (КЭХиЗ). Методика апробирована на материалах Орловской области.

   При апробации были использованы данные территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Орловской области.

   Критериями отбора показателей, на основе которых рассчитывался КЭХиЗ, послужили их «однонаправленность» и обязательное наличие в государственной статистической отчетности. Критерий «однонаправленности» был выбран по аналогии с показателем среднеквадратического отклонения при корреляционно-регрессионном анализе, в случае применения которого нивелируется «нулевое значение» суммы положительных и отрицательных отклонений от среднего. В нашем случае каждый показатель КЭХиЗ рассматривался нами как частный показатель экономического потенциала, увеличение которого приводит к увеличению средневзвешенного показателя эффективности хозяйствования  и землепользования аграрного сектора муниципальных образований региона. Целесообразность использования отобранных нами показателей работы аграрного сектора муниципальных образований региона объясняется также тем, что в основе методического подхода уже при его разработке была заложена идея проверки его корректности с помощью кластерного анализа, при котором факторы рассматриваются как объекты многомерного пространства, своеобразные «звезды», сгущение которых («туманности») позволяет выделять группы схожих объектов (в нашем случае – сельских районов области).

   Алгоритм расчета КЭХиЗ следующий.

1. На таблицы исходных данных нами были рассчитаны средневзвешенные показатели работы аграрного сектора районов региона:

Безымянный

где    П СР. ВЗВ ij – средневзвешенный показатель работы аграрного сектора муниципального образования региона;

i – конкретный показатель работы;

n – количество показателей работы;

j – муниципальное образование области;

m – количество муниципальных образований региона. В нашем случае  m = 24.

   Средневзвешенные показатели работы определялись по каждому муниципальному образованию региона путем деления его показателя на средний показатель по области. При этом средний показатель по области определялся следующим образом: сумма по каждой графе таблицы исходных данных делилась на 24 (количество муниципальных образований Орловской области). Этим обеспечивалось приведение показателей по каждому муниципальному образованию в сопоставимый вид.

2. Определялся коэффициент эффективности хозяйствования и землепользования аграрного сектора по каждому муниципальному образованию региона:

Безымянный

где    КЭХиЗ ij – коэффициенты эффективности хозяйствования  и землепользования аграрного сектора конкретного муниципального образования региона.

   Для этого нами были рассчитаны коэффициенты эффективности хозяйствования  и землепользования по каждому конкретному муниципальному образованию области. Каждый показатель усреднялся путем деления на количество показателей анализа. Это обеспечивает «универсальность» методики, ее независимость от количества показателей, рассматриваемых при определении  КЭХиЗ. Коэффициент  эффективности хозяйствования  и землепользования аграрного сектора конкретного муниципального образования региона определялся как сумма показателей по каждому конкретному муниципальному образованию области.

   В настоящее время наблюдается резкое увеличение количества информации, объясняемое расширением объема применения и улучшением технических параметров компьютерной техники. Поэтому универсальность методики, то, что она не ограничена ни количеством рассматриваемых параметров, ни количеством рассматриваемых объектов (в нашем случае районов), является явным ее преимуществом.

   Результаты расчетов коэффициента эффективности хозяйствования  и землепользования аграрного сектора по каждому конкретному муниципальному образованию области по результатам работы в 2017 г. обобщены нами в табл. 1.

Безымянный

   В табл. 2 районы области нами были сгруппированы по величине коэффициента эффективности хозяйствования  и землепользования аграрного сектора.

   Оценка уровня эффективности хозяйствования  и землепользования производилась на основании величины КЭХиЗ: меньше 0,85 – неэффективное хозяйствование и землепользование; 0,85 – 1,1 – удовлетворительный уровень хозяйствования и землепользования; больше 1,1 – эффективное хозяйствование и землепользование.

   Достоверность проведенной группировки муниципальных образований Орловской области по уровню эффективности хозяйствования  и землепользования аграрного сектора была нами проверена с помощью кластерного анализа. В качестве матрицы исходных данных нами были использованы все без исключения показатели, представленные в таблице исходных данных.Безымянный

   На основании результатов, проведенных с использованием программы кластерного анализа нами был построен граф схожести уровней эффективности хозяйствования  и землепользования аграрного сектора муниципальных образований Орловской области. Он наглядно представлен на рис. 1.

Безымянный

   Граф схожести уровней эффективности хозяйствования  и землепользования аграрного сектора муниципальных образований Орловской области показал хороший уровень эффективности в Орловском, Ливенском, Мценском, Покровском, Верховском, Кромском и Урицком районах Орловской области. Неэффективное хозяйствование и землепользование наблюдаются в Глазуновском, М. Архангельском, Хотынецком, Краснозоренском, Шаблыкинском, Сосковском, Знаменском, Новосильском и Корсаковском районах. Граф полностью подтверждает результаты расчетов, представленных в табл. 2.

   О корректности проведенной группировки и оценки говорит явно заметная корреляция результатов расчетов в результатами проводимого территориальным органом Федеральной службы государственной статистики по Орловской области рейтингом муниципальных образований  региона по производству основных видов сельскохозяйственной продукции в хозяйствах всех категорий.

   Особо хочется отметить  преимущество разработанного нами подхода за счет использования большего числа факторных признаков, влияющих на эффективность хозяйствования и землепользования.

   Выводы. Разработанный и апробированный методический подход к оценке уровня эффективности хозяйствования  и землепользования аграрного сектора муниципальных образований региона, основанный на расчете соответствующего коэффициента, прост в расчетном отношении, доступен пониманию работников аналитических служб. Он может применяться на всех уровнях управления сельским хозяйством при корректном отборе факторных признаков и позволяет повысить качество аналитической экономической работы. Неоспоримым его преимуществом является и то, что в основе расчетов могут быть заложены данные, полученные из официальной общедоступной статистики. Это позволяет использовать методический подход к оценке эффективности хозяйствования  и землепользования аграрного сектора муниципальных образований региона научными работниками, студентами вузов, в учебном процессе.

   Предложенный методический подход можно рекомендовать к практическому использованию для оценка эффективности и других видов экономической деятельности муниципальных образований региона, социально-экономического развития, развития социальной сферы по видам деятельности (образования, здравоохранения, культуры, жилищно-коммунального хозяйства).

Список литературы

1. Рейтинг стран мира по уровню развития информационно-коммуникационных технологий [Электронный ресурс] // Гуманитарные технологии: аналитический портал. – Режим доступа: http://gtmarket.ru/ratings/ict-development-index/ict-development-index-info(дата обращения: 11.02.2018).

2. Рейтинг стран мира по уровню счастья Sustainable Development Solutions Network. Гуманитарная энциклопедия[Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий, 2006–2018. – Режим доступа: http://gtmarket.ru/ratings/world-happiness-report/info (дата обращения: 11.02.2018).

3. Рейтинг стран мира по уровню социального прогресса. Гуманитарная энциклопедия[Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий, 2006–2018 (последняя редакция: 03.01.2018). – Режим доступа: URL: http://gtmarket.ru/research/social-progress-index/info (дата обращения: 11.02.2018).

4. Индекс верховенства закона в странах мира. Гуманитарная энциклопедия[Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий, 2006–2018 (последняя редакция: 22.02.2018). – Режим доступа: URL: http://gtmarket.ru/research/rule-of-law-index/info (дата обращения: 11.02.2018).

5. Рейтинг стран мира по уровню восприятия коррупции [Электронный ресурс] // Гуманитарные технологии: аналитический портал. – Режим доступа: http://gtmarket.ru/ratings/corruption-perceptions-index/info(дата обращения: 11.02.2018).

6. Цыпкин, Ю. А. Определение эффективности системы управления земельными ресурсами сельскохозяйственных предприятий на территориальном уровне [Текст] / И. С. Феклистова, Ю. А. Цыпкин, Е. В. Губарев // Научно-практический ежемесячный журнал «Землеустройство, кадастр и мониторинг земель». – 2015. – № 9. – С. 42-50.