Московский экономический журнал 1/2018

image_pdfimage_print

Bezymyannyj-12

УДК 338.24.021.8 : 338.124.4 : 338.001.36

DOI 10.24411/2413-046Х-2018-11009

Опыт экономических реформ в России и актуальные вопросы науки и образования

Шаповалов Д.А., Хабарова И.А.,  Дручинин С.С., Хабаров Д.А.

Государственный университет по землеустройству, Россия

irakhabarova@yandex.ru

Аннотация: В данной статье рассматривается опыт экономических реформ последних десятилетий в Российской Федерации, а также изменения в сфере науки и образования. Приводятся экономические показатели, характеризующие кризисные явления в советской экономике, приведшие к необходимости осуществления кардинальных рыночных преобразований. Проведена периодизация экономических реформ в России. Указаны причины  и наиболее важные шаги в осуществлении рыночных реформ 1990-х и преобразований 2000-х гг. Приведены экономические результаты реформ как 1990-х, так и 2000-х гг. Указаны отличия системы советской и российской науки. Описаны проблемы современной российской науки. Указаны пути повышения эффективности отечественной научной отрасли.

Ключевые слова: реформы, экономика, налоги, финансы, собственность, кризис, наука, инновации.

   Экономические реформы в Российской Федерации после 1991 г. были обусловлены необходимостью вывода экономики из затяжного системного кризиса, вызванного неэффективностью плановой модели советской экономики и десятилетиями снижения темпов развития страны, последствия которого наиболее выпукло проявились в конце 1980-ых — начале 1990-ых гг. Поскольку в настоящее время необходимость радикальных рыночных преобразований начала 1990-ых гг оспаривается многими экономистами и политиками, авторы хотели бы подробнее остановиться на этом вопросе. Приведём лишь некоторые цифры, наиболее ярко, с точки зрения авторов, характеризующие нарастание кризисных явлений в экономике Советского Союза (а значит и Российской Федерации как его составной части) в последние десятилетия его существования:

  • Финансовый дефицит в топливно-энергетической отрасли (базовой для советской экономики) в течение пятнадцати лет увеличился в два раза: с 50 млрд рублей в 1976-1980 гг до 90-100 млрд рублей в 1986-1990 гг [1].
  • Снижение фондоотдачи в полтора раза в течение пятнадцати лет: с 54 копеек на 1 рубль использованных фондов в 1970 г. до 38 копеек в 1984 г [1].
  • Непрерывное снижение эффективности капиталовложений в течение трёх десятилетий: с 1961 г. по 1985 г.: от -5 до -16 процентов [1].
  • Отставание от развитых стран в оснащении вычислительной техникой: в 1985 г. в США действовали свыше полутора миллионов электронно-вычислительных машин и более семнадцати миллионов персональных компьютеров; в СССР в те же годы: несколько десятков тысяч ЭВМ [1].
  • Непрерывное снижение темпов прироста валовой продукции сельского хозяйства в течение трёх десятилетий: с 21 процента в 1966-1970 гг до 5,5 процентов в 1981-1985 гг. [1]
  • Снижение среднегодовых темпов производства национального дохода: с 10,3 процента в 1951-1960 гг до 2,7 процента в 1986-1989 гг. [2]
  • Отставание темпов прироста реальных основных экономических показателей от плановых в течение двадцати лет подряд: к примеру, если в 1966-1970 наблюдалось превышение плановых показателей реальных доходов населения — 110%, то в 1981-1985 гг реальная цифра составляла уже 67% от плановых показателей. Те же тенденции наблюдались и в производстве валовой продукции промышленности, в розничном товарообороте, в производительности труда как промышленности, так и в сельском хозяйстве [2].
  • Повышение показателя неудовлетворённого спроса (т.н. «вынужденных денежных сбережений» населения) с 17,5 млрд рублей в 1970 г. до 60,9 млрд рублей в 1985 г. [2]
  • Нерациональное управление транспортным комплексом: к примеру, в 1985 г. нагрузка на километр железных дорог в СССР превосходила аналогичных показатель США в 4,5 раза и Японии — в 32 раза [3]; притом, что по показателю плотности покрытия железными дорогами СССР существенно уступал обеим названным государствам. Данное обстоятельство являлось одной из причин чудовищных потерь сельскохозяйственной продукции при поставках от предприятий к конечному потребителю, составлявших в 1971-1985 гг, в среднем, 20% от собираемого урожая зерна, 40% картофеля, свыше 30% овощей [1].
  • Предельно низкая эффективность от финансовых вливаний в дотационные сферы народного хозяйства: к примеру, в 1981-1985 в сельскохозяйственную отрасль было вложено 227,2 млрд рублей; в результате, прирост прирост валовой продукции в данной пятилетке составил всего 10,2 млрд в сравнении со среднегодовым показателем пятилетки 1976-1980 гг. [3]
  • Практически полное отсутствие роста темпов жилищной обеспеченности населения СССР в течение трёх десятилетий: 0,22 кв. м в год в 1961-1965 гг и 0,2 кв. м в год в в 1981-1985 гг [3].
  • Резкое увеличение дефицита государственного бюджета СССР в 1980-ые гг; к примеру, если в 1985 г. дефицит составлял 13,9 млрд рублей, то в 1988 г. данный показатель составил уже 80,6 млрд рублей [4]; данное обстоятельство усиливало снижение возможности покрытия дефицита за счёт падения доходов от экспорта природных ресурсов, а также снижения внешнеторгового оборота в целом с 1985 г. [3]
  • Катастрофическое снижение товарных запасов: к концу 1991 г. данный показатель составил 32 дня [5], причём в крупных и средних городах России основные пищевые товары (мясо, рыба, масло, яйца, сахар, хлеб, мука и т.д.) зачастую вовсе отсутствовали в продаже [4] и т.д.

   Решение данных (и множества других) проблем потребовали от органов исполнительной и законодательной власти России принятия чрезвычайных мер, направленных на скорейшую трансформацию экономической модели.

   Экономические реформы в постсоветской России можно подразделить на три временных отрезка:

  1. От момента распада СССР в 1991 г. до финансового кризиса 1998 г.
  2. Между двумя финансовыми кризисами: 1998 и 2008 гг.
  3. От 2008 г. по настоящее время (как отдельный этап можно выделить период с 2014 г. по настоящее время).

   На первом этапе экономических реформ можно выделить следующие основные мероприятия:

  • Денежная стабилизация, начало которой положили Указ Президента РСФСР от 3 декабря 1991 г. «О мерах по либерализации цен» и Указ Президента РФ от 29 января 1992 г. «О свободе торговли». Позитивную роль в преодолении инфляции, подогреваемой бесконтрольным выпуском советского рубля центральными банками бывших союзных республик, сыграло создание национальной валюты РФ в 1992 г [2]. Данные меры имели основными целями: преодолеть высокую степень монополизации российской экономики, уменьшить финансовую несбалансированность, сократить показатель неудовлетворённого спроса населения РФ, повысить эффективность распределения производственных ресурсов за счёт повышения конкурентного начала, самостоятельности предприятий, частной инициативы; при этом, политическое противостояние исполнительной и законодательной власти, апогеем которой стали события осени 1993 г., помешало полноценно осуществить названные мероприятия и оттянуло завершение процесса денежной стабилизации до 1995-1996 гг [2].
  • Налоговая (фискальная) стабилизация. Основной задачей на данном этапе стало создание налога, который бы «следовал» за значительными темпами инфляции, т.е. который смог бы обеспечить поступление финансовых средств в бюджет страны в соответствии с ростом отпущенных в «свободное плавание» цен; таким средством стал налог на добавленную стоимость (НДС) [6]. В 1992, 1996-2000 гг НДС приносил наибольшие показатели поступлений в сравнении с прочими видами налогов [2].
  • Кодификация правовых основ новых экономических отношений: принятие первой и второй частей Гражданского кодекса(1994-1995 гг), Уголовного кодекса (1996 г.), в который не вошли существовавшие в период СССР наказания за частнопредпринимательскую деятельность, Водного, Лесного, Градостроительного кодексов, упорядочивших управление территориями и использование природных ресурсов [2].
  • Разгосударствление экономики, основу которому заложили Указы Президента РСФСР «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы» от 27 декабря 1991 г. и «Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий на 1992 г.» от 29 декабря 1991 г. Следствием реализации данных Указов, в совокупности с названными выше Указами «О либерализации цен» и «О свободе торговли» явилось: самостоятельность предприятий в вопросах установления цен на выпускаемую продукцию, самостоятельность в вопросах сбыта продукции и закупки необходимого сырья, возможность осуществления предприятиями и организациями внешнеторговых операций, появление института частной торговли и т.д. [5].

   Говоря об опыте экономических реформ до финансового кризиса 1998 г., можно отметить такие положительные моменты, как: снижение числа граждан, находящихся за чертой бедности с 49,7 млн человек в 1992 г. до 30,3 млн человек в 1997 г.; ежегодный рост (за исключением 1995 г.) реальных денежных доходов населения с 1993 по 1997 гг; увеличение обеспеченности населения собственными легковыми автомобилями почти в два раза с 1991 по 1998 гг [2]; повышение уровня частной инициативы в сфере экономики; появление полноценного частного сектора, развитие процессов компьютеризации страны; создание рынка услуг, недвижимости, ценных бумаг.

   К негативным моментам можно отнести: сильное социальное расслоение, увеличение уровня безработицы, увеличение степени износа основных фондов в основных отраслях промышленности, снижение динамики интенсивности промышленного производства, рост государственного долга [2], увеличение динамики неплатежей и банкротств [4].

   В целом, по многим показателям экономические реформы в России 1992-1998 гг не были столь успешными, как в некоторых странах бывшего СССР. К примеру, по темпам роста реальной заработной платы, темпам роста валового внутреннего продукта (ВВП) в середине 1990-ых гг Россия уступала многим республикам бывшего Союза [4]. Особенно характерно в этом плане сравнение с Эстонией, валовой внутренний продукт которой на душу населения (по паритету покупательной способности) в 1993 г. уступал России (3803 против 4950, в долларах США), а в 1999 г. по данному показателю Эстония уже превосходила Россию (6519 против 6067, в долларах США) [5].

   Среди наиболее выдающихся экономических реформ второго временного отрезка (1998-2008 гг) стоит особенно отметить налоговую реформу, в рамках которой можно выделить следующие основные мероприятия:

  • Отмена оборотных налогов (2001-2003 гг): налога на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы и налога на пользователей автодорог. При этом, были осуществлены компенсационные мероприятия, такие как введение акцизов на дизельное топливо, повышение ставки земельного налога, введение муниципального налога на прибыль организаций; при этом, компенсирующие налоги и сборы не оказали существенного влияния на снижение налоговой нагрузки [7].
  • Отмена налога с продаж (2004 г.): данный налог являлся рудиментом «перестройки» и во многом потерял актуальность после введения НДС. Его отмена сыграла важную роль в снижении налогового бремени на экономику [7].
  • Отмена «прогрессивной шкалы» при расчёте налога на доходы физических лиц (НДФЛ) и установление единой ставки в 13%: данная мера была вызвана низкой собираемостью данного налога — в развитых странах доля поступлений от НДФЛ к общему числу всех собираемых налогов составляла 25-35%, а в Российской Федерации — 6,5% (2000 г.). Реформа привела к увеличению поступлений от НДФЛ на 81,3 млрд рублей уже на следующий год после её осуществления: в 2001 г., а поступления от НДФЛ в бюджет страны возросли с 2,39% в 2000 г. до 3,84% в 2007 г. (в процентах от ВВП) [7].
  • Снижение ставки налога на прибыль организаций с 35 до 24 процентов (2002 г.) и сопутствующие меры по упорядочению его администрирования и расчёта. Несмотря на снижение налоговых поступлений (в процентах от ВВП) с 5,75% в 2001 г. до 3,98% в 2003 г, начиная с 2004 г. наметился рост поступлений от налога на прибыль и в 2007 они составляли 6,58% от ВВП, при этом налоговая нагрузка по данному налогу сокращалась в течение пяти лет, достигнув занчения -1,87 млрд рублей в 2007 г. [7]

   Также стоит отметить продолжившуюся в эти годы кодификацию российского законодательства, отражающего новую экономическую ситуацию: Налоговый кодекс, Земельный кодекс (закрепивший институт частной собственности на землю), Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», Трудовой кодекс и т. д.

   В целом, можно отметить период с 2000 по 2008 гг как очень успешный для российской экономики:

  1. Увеличение выпуска промышленной продукции на 47% и на 24% – сельского хозяйства в 2007 по сравнению с 2000 г. [7]
  2. Увеличение оборота розничной торговли в 2, 2 раза в период с 2000 по 2007 гг. [7]
  3. Ежегодное возрастание таких основных экономических показателей, как: ВВП, инвестиции в основной капитал, реальный размер заработной платы, фактическое потребление домашних хозяйств, среднегодовая численность занятых в экономике и т.д. [7]
  4. Темпы роста ВВП России с 2000 по 2007 гг уступали лишь т. н. «азиатским тиграм», превосходя аналогичный показатель государств Центральной и Восточной Европы и соответствуя показателям республик б. СССР [7].

   С другой стороны, успех реформ начала 2000-х гг во многом можно объяснить увеличением цен на энергоносители; реформы не смогли заложить основы для многолетнего качественного роста экономики и не смогли «спасти» от финансового кризиса 2008 г.; при проведении реформ не были доведены до конца институциональные преобразования, которые явились бы политико-юридическим гарантом сохранения в РФ рыночной экономики, минимизации государственного вмешательства экономические процессы и неприкосновенности права частной собственности.

   Одним из следствий финансового кризиса 2008 г. стало активное увеличение влияния государства в экономике. Фактически, данная тенденция продолжается до сего времени. Таким образом, в ближайшие годы следует ожидать пересмотра налоговой политики, проводившейся с начала 2000-х гг.

   Рыночные реформы в Российской Федерации, кардинальным образом изменившие «лицо» страны, оказали существенное влияние на изменение системы науки и образования.

   Советский период характеризуется централизованным управлением науки. Значительная часть учёных работали в АН СССР, Образовательных учреждениях, отраслевых НИИ. Началось развитие науки не только в Москве, Ленинграде, Киеве, но и в Новосибирске, в Свердловске, Хабаровске. Организационная модель науки в России была сформирована в 1917—1930 годах и была ориентирована на потребности индустриализации. В этот период были сформированы ведомственные сети научных организаций (наркоматов земледелия, здравоохранения и т. д.).

   Следует отметить следующие параметры, характеризующие организационную модель отечественной науки советского периода [8]:

  • сильный научный комплекс, ориентированный на исследования и разработки оборонного характера в ущерб развитию гражданских отраслей промышленности;
  • неразвитость технологий двойного назначения, результаты научных исследований и разработок в оборонной промышленности практически не трансформировались в гражданскую сферу, как в странах Запада;
  • ведомственная разобщённость научного сообщества;
  • преобладание крупных специализированных научных организаций, особенно в отраслевом, самом масштабном по уровню используемых ресурсов секторе науки;
  • проведение исследований по всему фронту работ;
  • базовое финансирование научно-исследовательских организаций, слабо коррелированное с народно-хозяйственными потребностями в научно-технической продукции;
  • монополия в государственной форме собственности;
  • относительная изолированность от мирового научного сообщества;
  • планирование тематики научных исследований и результатов в прикладных областях.

   Ключевой проблемой государственной научной и инновационной политики РФ — является непоследовательность, неспособность сформулировать и реализовать научные и инновационные приоритеты. Снижение объемов государственного финансирования науки до уровня малых стран Западной Европы не привело к повышению эффективности государственных расходов, к прогрессивным сдвигам в структуре приоритетов. Резерв оптимизации использования бюджетных средств для решения наиболее важных текущих проблем экономики и общества, создания заделов на перспективу не использован. В результате многократное отставание от стран- лидеров в масштабах научных исследований и разработок по наиболее важным направлениям, в реальном обеспечении объявленных государственных приоритетов России за прошедшие 10-15 лет углубилось и может сохраниться в перспективе.

   Инновационная деятельность, основанная на реализации крупных научно-технических проектов, не стала и приоритетом развития компаний частного сектора России. Фрагментарные данные о характере и масштабах инновационной деятельности в топливно-энергетическом комплексе и машиностроении позволяют предположить, что пока значение инновационной составляющей в функционировании важнейшей составной части нашей экономики остается довольно низким. То же можно сказать о российском автомобилестроении в целом: оно находится в сложном положении и давно отстает от глобальных лидеров но темпам инновационного обновления.

   Крупные компании — лидеры российского сырьевого сектора сравнительно недавно приступили к формированию инновационных стратегий, лишь единицы при этом позиционируются как стратегические новаторы. Из всего спектра сырьевых отраслей металлургия — наиболее продвинутая в технологическом смысле отрасль, которая характеризуется высоким уровнем передела первичного сырья, наличием нескольких компаний, активно ведущих НИОКР. Результатом этого стали: позитивная динамика технологической структуры, стабильно высокая инвестиционная активность, рост глобальной конкурентоспособности [9].

   Один из главных источников генерации инноваций — малый инновационный бизнес — сегодня в России находится в неблагоприятных условиях. Количество вновь создаваемых малых инновационных компаний с каждым годом снижается, а уровень технологий, которые они продвигают, становится менее конкурентоспособным. Большинство успешных малых и средних инновационных предприятий было создано в начале 1990-х гг., т.е. на основе научного потенциала СССР [10].

   В России насчитывается около 3,5 тыс. организаций, занимающихся научными исследованиями и разработками. Около 70 % этих организаций принадлежат государству.

   В последние годы происходит постоянный рост расходов федерального бюджета России на гражданскую науку. Если в 2000 году они составляли 17,4 млрд рублей (0,24 % ВВП России), то в 2005 году — 76,9 млрд рублей (0,36 % ВВП), в 2011 году — 319 млрд рублей (0,58 % ВВП), в 2016 году – 943,8 млрд рублей (1,1% ВВП). Из общего объёма расходов федерального бюджета на гражданскую науку 71 % приходится на прикладные научные исследования, 29 % — на фундаментальные исследования (данные за 2011 год).

Библиографический список

1. Полынов М.Ф. Исторические предпосылки перестройки в СССР. Вторая половина 1940 — первая половина 1980-х гг. —СПб: Алетейя, 2010. — 512 с.

2.История экономики СССР и России в конце ХХ века (1985-1999) / Под общ.ред. А.А. Клишаса (Т.А. Дробышева, В.А. Мау, С.М. Шахрай, А.А. Яник). — М.: Фонд современной истории; Издательство Московского университета, 2011. — 272 с.

3. Шаталин С.С., Гайдар Е.Т. Экономическая реформа: причины, направления, проблемы. — М.: Экономика, 1989. — 110 с.

4. Гайдар Е.Т. Долгое время. Россия в мире: очерки экономической истории. — М.: Издательство АСТ : CORPUS, 2015. — 736 с.

5. Лопатников Л.И. От плана к рынку. Очерки новейшей экономической истории России | Институт экономики переходного периода | — СПб.: Норма, 2010. — 320 с.

6. Нечаев А.А. Россия на переломе. Откровенные записки первого министра экономики. — М.: Русь-Олимп, Астрель, 2010. — 575 с.

7. Экономика переходного периода. Очерки экономической политики посткоммунистической России. Экономический рост 2000—2007. — М.: Издательство «Дело» АНХ, 2008. — 1328 с.

8. Греханкина Е.В. Региональный компонент в структуре содержания образования / Е. В. Греханкина //Педагогика. – 1999. – №8. – С.34-38.

9. Наука России на пороге XXI века: Проблемы организации и управления. / Авдулов А. Н., Бромберг Г. В., Кулькин А.М и др. (коллектив). — Университетский гуманитарный лицей, 2000. — 305 с.

10. Иванов, В. В. Мировая наука и будущее России / Иванов, В. В., Малинецкий, Г. Г. // Изборский клуб. — 2013. — № 8. — с. 32-63.