Московский экономический журнал 1/2019

image_pdfimage_print

1MEZHlogo-e1521963337142

УДК 330.34.01:330.112.1

DOI 10.24411/2413-046Х-2019-11019

ЦЕННОСТНЫЙ ПОДХОД В ХОЗЯЙСТВОВАНИИ: ОБЪЕКТИВНЫЕ ФАКТОРЫ

VALUE APPROACH IN ECONOMY: OBJECTIVE FACTORS

Михаил Стефанович Мокий, д.э.н., проф., профессор кафедры экономической теории, ФГБОУ ВО «Государственный университет управления», 109542, Москва, Рязанский проспект, 99, ФГБОУ ВО Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ, 119571, г. Москва, просп. Вернадского, 82, стр. 1, E-mail: mokiy2000@yandex.ru

Елена Владимировна Зайцева, к.э.н., доцент кафедры экономической теории, ФГБОУ ВО «Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова», 117997, Российская Федерация, г. Москва, Стремянный пер., 36, E-mail: zaytseva.el.v@yandex.ru

Mihail S. Mokiy, doctor of Economics, Professor of the Department of economic theory, State University of Management, 99, Ryazanskiy prospect, Moscow, 109542, Russian Presidential Academy of national economy and Public Administration, Moscow, prosp. Vernadskogo, 82, str. 1, 119571

Elena V. Zaytseva, Ph. D., associate Professor of economic theory, Plekhanov Russian University of Economics, Stirminny per. 36, Moscow, Russia, 117997

Аннотация: В статье обосновывается ведущая роль ценностно-целевого концепта в социально-экономическом развитии человечества. Показано каким образом культурно-мировоззренческие основания, воплотившись в потребности-ценности, цели и интересы отдельных групп людей, влияют на развитие человеческого сообщества. Необходимость изменения понимания роли и значимости системы ценностей, упоминаемой в основных религиозных конфессиях и в трудах философов, стала одной из острейших проблем еще в ХIХ веке.

Обоснованы естественнонаучные основания формирования мировоззренческой позиции и формирования принципов институционального закрепления системы ценностей. Проводится сравнение предполагаемых векторов развития, вытекающих из мировоззренческих позиции единоцентризма и холизма. Единоцентристская мировоззренческая позиция предполагает коэволюционное развитие всех фрагментов планетарной системы и детерминированность материальных потребностей по количеству и качеству, что должно лежать в основе норм общего человеческого жития.

Указано, что принцип разумной достаточности в удовлетворении материальных потребностей является важным условием для более полной реализации духовных потребностей человека (и всего общества), открывает дорогу к переходу от количественного к качественному развитию социума.

Показано, что с трансдисциплинарной позиции единоцентризма изменение вектора социально-экономического развития возможно лишь при создании «критической массы» людей, воспринявших данное мировоззрение и, следовательно, вытекающую из нее систему ценностей. 

Summary: The article substantiates the leading role of value-oriented concept in socio-economic development. It is shown how the cultural and ideological grounds, embodied in the needs-values, goals and interests of groups of people, affect the development of the human community. The need to change the understanding of the role and importance of the system of values mentioned in the main religious denominations and in the works of philosophers became one of the most acute problems in the XIX century.

The natural science foundations of the worldview and the formation of the principles of institutionalization of the value system are substantiated. A comparison is made of the supposed development vectors arising from the ideological position of single-centrism and holism. The single centrist ideological position implies the co-evolutionary development of all fragments of the planetary system and the determination of material needs in quantity and quality. This should be the basis of the norms of human living.

It is stated that the principle of reasonable sufficiency in meeting material needs is an important condition for a more complete realization of the spiritual needs of man (and the whole society). This opens the way to the transition from quantitative to the qualitative development of society.

It is shown that from the transdisciplinary position of single-centrism, a change in the vector of socio-economic development is possible only with the creation of a “critical mass” of people who perceived this outlook and the value system resulting from it.

Ключевые слова: мировоззрение, социально-экономические отношения, интересы, система ценностей, духовные потребности, единоцентризм, холизм, трансдисциплинарная научная парадигма. 

Keywords: worldview, socio-economic relations, interests, value system, spiritual needs, single centrism, holism, transdisciplinary scientific paradigm.

Введение

Долгое время стремление понять роль и значение человека и человечества, а, следовательно, и определить вектор его развития было предметом исследования, в основном, философов. Глобализация социально-экономических отношений с конца ХХ века перевела проблему выбора вектора развития человечества из чисто философских проблем в разряд острейших практических. Развитие человечества достигло некоторой критической точки, которая смутно ощущается большинством. Поэтому было высказано довольно много точек зрения на эту проблему и на возможные пути ее решения. Несмотря на различия в подходах к решению данной проблемы, существуют некоторые объективные процессы, которые признаются большинством. 

Первое это то, что факт эволюции человеческого сообщества не подвергается сомнению ни одним серьезным ученым. Излагаются самые разные предположения о том, каков тренд этой эволюции. Так, например, российский ученый-универсал В.И. Вернадский рассматривал развитие человечества в контексте развития биосферы, как совокупности всего живого на Земле. Поэтому он обозначил переход всей биосферы в стадию ноосферы, царство разума [3]. Российский философ А.А. Зиновьев ввёл понятие «человейник» по аналогии с муравейником, который эволюционирует от предобщества через общество к сверхобществу [4] и т.д.

Другим в общем-то неоспоримым фактом является то, что социально-экономические отношения между людьми всегда регулировались. На протяжении всего исторического развития люди разрабатывали, разрабатывают и будут разрабатывать правила отношений между собой и принуждают всех членов общества следовать этим правилам. Развитие человечества сопровождается изменением правил. Что лежит в основе данных правил? Каков критерий оценки правильности производимых изменений? Каковы возможности людей в сфере управления социально-экономическим развитием?

Интерсубъективных ответов на данные вопросы в настоящее время пока нет. Однако, существуют подходы, которые позволяют сформировать новую точку зрения на указанную проблему.

Что лежит в основе социально-экономического развития человечества?

Объективным фактом является то, что для того чтобы выжить, люди на протяжении всей своей истории устанавливали нормы и правила совместной жизни.

Уже в первобытном обществе возникает сложное взаимодействие между индивидуальными (личными) и общественными потребностями. Это нашло выражение в механизме согласования интересов, который мы теперь называем обычаями, традициями и моральными нормами (от лат. normaруководящее начало, правило, образец). В них закреплялся очевидный принцип – человек должен подчинять свои интересы интересам группы (семьи, племени и т.п.). Такое соподчинение делало группу жизнеспособной. Затем моральные нормы нашли свое отражение в «писанных» правилах – законах, определяющих судьбу человека и общественный порядок. Подтверждение этому мы находим всюду от законодательных норм Древнего Египта и кодекса царя Хаммурапи до Всеобщей декларации прав человека ООН от 10 декабря 1948 года. Таким образом, люди, для того чтобы жить совместно, должны вырабатывать правила и нормы совместной жизни. Это имманентная особенность развития любого человеческого сообщества.

В основе таких правил лежат определенные «интересы» отдельных людей и их совокупностей – от семьи, рода, племени и, как стало очевидным сегодня, до всего человечества. Под интересом мы будем понимать потребностное, эмоциональное мотивационное состояние человека, развёртывающееся во внутреннем плане. В свою очередь интересы выражаются в наборе потребностей и благ (как материальных, так и нематериальных) для их удовлетворения.

Но что лежит в основе интересов? Как они формируются? Здесь нам не обойтись без понятия «ценности».

Существует большое количество дефиниций термина «ценности». Они различаются нюансами, но суть их сводится к тому, что термином «ценность» обозначается значимость «чего-то» для человека или группы людей. То есть существующее в сознании людей некоторое обобщенное, устойчивое представление об этом «чем-то» как о благе, которое отвечает потребностям, интересам, целям человека или группы. В этом смысле мы должны отметить важный, существенный, на наш взгляд, признак: ценность – это не свойство объекта, явления, а отношение человека и людей к ним.

В литературе существуют различные классификации ценностей. Например, ценности классифицируются по сферам деятельности на экономические, религиозные и эстетические. По признаку носителей ценностей выделяются общечеловеческие, групповые и личностные ценности; по времени действия – вечные, долговременные, кратковременные. По видам потребностей различают материальные и духовные ценности (последние бывают ложные и истинные).

Ценностный подход к хозяйствованию и социально-экономическому развитию вообще предполагает, что сформированные в сознании людей духовные ценности предопределяют появление интересов, которые проявляются:

  • с одной стороны, в виде совокупности норм морали и нравственности, институтов, законов, рутин;
  • с другой стороны, в обобщенное, устойчивое представление о совокупности благ, то есть в материальные ценности.

Здесь следует отметить, что человек как единое духовно-материальное существо имеет предельные материальные и беспредельные духовные (нематериальные) потребности. Нематериальные интересы-потребности связаны с вечными ценностями. И если для материальных или конечных благ значимыми являются права контроля, а также власть, которая устанавливает правила их распределения, то для нематериальных потребностей значимости могут быть противоположными. Например, такая ценность как дружба более предполагает отдачу, чем приобретение. Основополагающим свойством моральных норм, основанных на духовных ценностях, является то, что для человека, воспринявшего такую систему ценностей, они распространяются на все сферы его деятельности и действуют даже в тех ситуациях, которые находятся вне зоны формальных законов. То есть тогда, когда человек один на один со своей совестью (системой ценностей).

Рассмотрение развития любой совокупности людей (от семьи до человечества в целом) позволяет сделать вывод о том, что если интересы, основанные на системе ценностей, не совпадают – происходят конфликты. И тогда интересы, выраженные в совокупности благ, способов их распределения и обмена трансформируются ради сохранения семьи, племени, государства, либо эти группы распадаются.

Рассмотрение истории развития человечества и хозяйственных систем с точки зрения трансформации интересов и системы ценностей позволяет проследить изменения, которые отражаются в системе моральных и правовых норм. Так законодательные нормы от кодекса царя Хаммурапи (Вавилон, 1792-1750 гг. до н.э.) до законодательства, например, США и России XVII признавали деление общества на рабов и рабовладельцев естественным и вечным. Но рабы с этим периодически не соглашались, начиная с восстания Спартака.

Появление Единобожия следует трактовать, как грандиозную социальную революцию, как фундаментальное изменение системы ценностей и моральных норм. Все основные религиозные конфессии декларируют ценность каждой человеческой жизни, возвышенное отношение к труду, порицание скупости, жадности и расточительства, стремление к духовности.

Однако несмотря на подаренную человечеству надежду на социальную справедливость, декларируемая система ценностей и реальное поведение людей не всегда совпадали. Поэтому законы Средневековой Европы, как и законы в других частях света были направлены на укрепление государства и отражали интересы служилого дворянства, духовенства. Появление новых социально-значимых групп – буржуазии, предпринимателей и наемных работников изменило ситуацию. И потребовало изменения норм в соответствии с религиозными. Так, социальная ценность, выраженная в Новом Завете, та что во Христе «нет Иудея, ни Еллина, нет раба, ни свободного, нет мужчины и женщины» [9], оформилась законодательно, например, в словах Декларации независимости США в 1776 г.: «Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью».

Надо сказать, что несмотря на слова о том, что «все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами» из первоначального текста декларации был, в частности, изъят раздел, осуждавший рабство и работорговлю.

Такое расхождение между провозглашенными духовными ценностями и фактическими материальными ценностями, закрепленными в законодательном порядке, общечеловеческими нормами и правилами, определял и продолжает определять характер хозяйственного социально-экономического развития.

Таким образом, государственные органы любого государства и международные организации (как некоторые совокупности людей), осуществляя свои функции по созданию условий существования и деятельности всех участников социально-экономических отношений, должно обеспечить справедливое распределение и перераспределение благ для удовлетворения потребностей граждан. Эти условия находят свое отражение в правовых нормах. Значительная часть законов регулирует, устанавливает «правила» производства, обмена и распределения благ, начиная с семьи и кончая международными отношениями. Вырабатываются правила использования природных ресурсов, охраны окружающей среды и т.п.

Но мы отмечали, что существуют неформальные правила, определяемые интересами отдельных групп. Влияние групп позволяет менять в том числе и писанные правила. Это находит свое отражение в политических решениях правительства и законодателей, например, налогообложение доходов, контроль цен, политика доходов и заработной платы, установление налоговых льгот, защита потребителей, стандарты на чистоту окружающей среды и т.п. Система ценностей у отдельных групп граждан и соответствующая ей совокупность моральных норм определяет поведение людей, работающих в международных федеральных, региональных госучреждениях, законодательных органах. Система ценностей определяет специфику отношений, например, судов к бизнесу, к населению, отношение населения и бизнеса к государству и т.п. От этих решений напрямую зависит политическая стабильность, устойчивый рост благосостояния. Разность в понимании принципов свободы и справедливости является причиной большинства социальных конфликтов – от глухого недовольства действиями начальства, чиновников правительственных учреждений и т.п. до забастовок и восстаний.

Каждый раз, появление «критической массы» людей, имеющих свои интересы, ведет к изменению трактовки указанных ценностей и моральных норм. Появление новых групп людей обусловливает изменение ценностно-целевого концепта в обществе, что в свою очередь ведет к изменениям в социально-экономическом развитии.

В течение тысячелетнего развития человечество выработало систему ценностей и моральных норм, которые по праву называются общечеловеческими. Однако эти достижения не стали еще системой ценностей для большинства населения и не оказывают серьезного влияния на практику развития человечества. Несмотря на результаты подвижнической деятельности лучших представителей человечества часть человечества принимают решения исходя из сиюминутных экономических и политических выгод, без колебания (а может быть и с колебаниями) принося в жертву интересы своего народа и в еще меньшей степени обращая внимание на будущее человечества. Констатация этого факта приводит нас к необходимости изменения системы ценностей для гармонизации частных и общественных интересов и норм, а также определения, разработки объективного критерия оценки правильности этого изменения.

Но возможно ли нахождение объективного критерия оценки правильности производимых изменений? И каковы возможности людей, которые устанавливают вектор изменений? Какими должны быть правила ноосферы В.И. Вернадского или «сверхобщества» А.А. Зиновьева?

Иммануил Кант писал о трудностях ответа на эти вопросы «…каждый облеченный властью всегда будет злоупотреблять своей свободой, когда над ним нет никого, кто распоряжался бы им в соответствии с законами. Верховный глава сам должен быть справедливым и в то же время человеком. Вот почему эта задача самая трудная из всех; более того, полностью решить ее невозможно; из столь кривой тесины, как та, из которой сделан человек, нельзя сделать ничего прямого». Далее И. Кант отмечал, для решения этой задачи необходимо «правильное понятие природы возможного» человеческого общества, «приобретенный опыт» им, «сверх того, добрая воля, готовая принять такое устройство» [5].

По мнению И. Канта (да и многих других) человек сделан «из кривой тесины», но, с другой стороны, по утверждению религии человек создан Богом по Своему образу и подобию. Это и дает надежду нахождения некоторого объективного критерия оценки духовных и материальных ценностей, интересов и норм. В также на формирование критической массы человечества, которое имеет:

а) «правильное понимание природы возможного»;

б) «добрую волю принять это устройство».

А) О «правильном понимании природы возможного» или объективные факторы хозяйствования

Нельзя отрицать того факта, что система духовных и материальных ценностей порождается «картиной мира», которую «рисует» та или иная научная концепция, религия или идеология. Эта картина мира помогает отвечать на вопросы «что такое хорошо?» и «что такое плохо?». Полученные ответы закрепляются в языке, мышлении, сознании и характере, то есть в культуре отдельных людей и народов. Став доминирующей и принимаемой большинством, она определяет отношения между людьми каждого племени, народа, государства на каждом этапе развития. Изучение истории человечества показывает, что этот закон развития не имеет исключений.

Таким образом, в основе социально-экономического развития человечества лежит мировоззренческая позиция, которая посредством культуры воплощается в систему ценностей, норм и интересов групп людей. Следовательно, для «правильного понимания природы возможного» и для обеспечения «доброй воли по принятию этого устройства» необходимо пересмотреть место, роль и значение человека и человечества на планете, то есть изменить мировоззрение, миропонимание.

Роль, место, цель существования человека и человечества весьма обсуждаемая проблема, прежде всего, в философии. Прежде чем перейти к философскому обоснованию ценностно-культурных основ развития человечества давайте максимально объективно обозначим место и оценим роль человечества на планете на основе современных знаний о мире.

Неоспоримым является тот факт, что для появления человека на планете должны быть соответствующие условия. Появившись, человек (человечество) активно включилось в преобразования вещества и энергии планеты, точно так же, как это делали и делают все ее остальные естественные фрагменты. «Выключиться» из этого процесса ни один человек не может просто потому, что люди дышат, пьют и едят. То есть следствие появления человечества – как минимум преобразование материи планеты. Но люди еще и осуществляют природопреобразующую деятельность. Для этого они вынуждены взаимодействовать между собой и другими фрагментами планеты.

Согласно антропному методологическому принципу [2] мы можем изучать вселенную только потому, что именно в такой вселенной мог появиться человек. Это положение объясняет определенное соотношение фундаментальных констант. Вселенная как бы была особым образом «подготовлена» для благоприятного в ней проживания человека.

Следствием антропного принципа является необходимость коэволюционного характера развития всех элементов планетарной системы. Термин «коэволюция» (ко с лат. co(n) – с, вместе) ввел академик Н.Н. Моисеев для обозначения совместной, скоординированной эволюции человека, общественных отношений и планетарной системы [7].

Таким образом свобода человека, мягко говоря, сильно ограничена законами и силами природы. С природой нельзя договориться и тем более ее покорить. Возможно только познать законы природы и использовать их для своего собственного сохранения. Это позволяет по-новому посмотреть на место, роль человека и человечества, проблемы его развития и возможные пути их решения. И уж во всяком случае должно изменить мировоззренческую позицию, учитывая коэволюционность.

Надо сказать, что интуитивное понимание своего единения с природой и ощущение зависимости от нее присутствовало в культуре человечества всегда, особенно в практической ее части. Так, например, именно это понимание обусловило отказ человечества от подсечного земледелия. Это же понимание находит свое отражение во многих народных традициях, например, в определении количества добываемого на охоте зверя и т.п. Так, зная, что наступит зима, надо сделать запасы еды, теплой одежды и топлива.

В науке это понимание вылилось в трактовку мира как «единого целого». Она восходит еще к древним грекам Платону и Аристотелю. Гиппократ утверждал, что человек есть универсальная и единая часть окружающего мира, или же «микрокосм в макрокосме». Гераклит говорил следующее: «Из одного – всё, из всего – одно». Начиная с XVIII века эта трактовка получила развитие в работах многих философов.

Однако в качестве методологического принципа становление мировоззренческой позиция целостности и применения его в практической деятельности началось с работ южноафриканского философа и политического деятеля Я. Смэтса. Эта мировоззренческая позиция получила название «холизм» (от греч. holos – целый) [15]. Холизм стал онтологической и методологической основой многих направлений науки, особенно в гуманитарных областях. Онтологический принцип холизма состоит в том, что выделяемые отдельные явления и объекты имеют смысл только как часть общности. Эти идеи получили широкое распространение. В результате осознания себя планетарной общностью человечеству удалось распространить ряд общечеловеческих ценностей и моральных норм. Так провозглашены, например, запрет на рабский и детский труд, равенство прав женщин и мужчин и т.п. Глобализация человеческих отношений сильно способствовала восприятию такой мировоззренческой позиции не только философами, но и политиками, и деловым сообществом. Возникали Лига Наций, затем ООН, появились транснациональные корпорации. В начале XXI века выработке новой системы общечеловеческих норм в хозяйственной деятельности на основе понимания глобальности человеческих отношений посвящены многочисленные экономические форумы. В этой связи очень характерно высказывание канцлера Германии А. Меркель на саммите G20 в ноябре 2009 года, когда она выступила с предложением создать мировую экономическую хартию для того, чтобы закрепить общие экономические ценности. А Николя Саркози на Петербургском международном экономическом форуме в июне 2010 года заявил: «Мир стал деревней, экономика превратилась во всемирную, а регламенты как были, так и остались национально локальными» [10]. Таким образом в начале XXI века понимание Мира как «единого-целого» стало интерсубъективным и практически трюизмом.

Однако, существует разница между «целым» и «едиными». «Целое» состоит из частей, а единое из фрагментов. Каждая часть может иметь относительно самостоятельное значение, фрагмент нет. Например, Вы можете разобрать Ваш телефон на части. Но если по телефону ударить молотком – он разлетится на фрагменты. Ясно, что эти фрагменты не имеют никакого самостоятельного смысла.

Эта разница имеет принципиальное значения для целей нашего исследования – определения правильности закрепленной системы общечеловеческих норм.

Целый (холический) Мир состоит из частей. Но тогда «Целый» Мир теоретически допускает существование других «целых миров». При этом Целый Мир теоретически не «запрещает» всем его элементам-частям Целого, иметь свои законы, свойства и что самое важное, разные условия своего существования. Очевидно, что человек и человечество ведет борьбу за существование с окружающим его Миром. Казалось бы – все правильно. Но для каждого человека или группы людей другие люди также являются окружающим миром. Но окружающие человека люди — это также части Целого Мира со своими целями, желаниями, потребностями. Значит, борясь за существование люди должны либо бороться между собой до покорения или уничтожения, либо искать пути совместного развития. В том смысле, что «худой мир лучше доброй ссоры», несомненным достижением является то, что вектор развития правил и ограничений представляет собой нахождение некоего компромисса или консенсуса интересов. Холическое мировоззрение предопределяет компромисс как единственный путь сохранения целостности – компромисс интересов.

Совсем другой вывод можно сделать, если в качестве существенного признака выбрать Единство. Становление мировоззренческой позиции единоцентризма и применение ее в качестве методологии трансдисциплинарности-4 началось с работ Мокия Владимира [Информационный ресурс «Трансдисциплинарность»].

Единоцентристская мировоззренческая позиция восходит к античной философии ноуменального мира, к античному философу Плотину: “И так, когда вы говорите, что, то Единое сущее есть во многом, то не представляйте себе дела так, что само Единое превращается во многое, но возводите множество к единству и, то единое созерцайте как нераздельное целое во всём этом множестве” [11]. Единственность Мира принципиально исключает существование других «миров». Все его принципиально возможные объекты, как видимые и не видимые, распознанные и не познанные могут быть только его естественными фрагментами. Они и есть Мир и не имеют самостоятельного значения вне единого, как не имеет самостоятельного значения один пазл или фрагмент разбитой чашки. Но тогда роль, место и задачи каждого элемента–фрагмента единого Мира строго ограничены условиями существования – сохранение единства и обеспечение процесса преобразования потенции Мира. А собственное развитие, существование и взаимодействие элементов-фрагментов Мира между собой должно строиться на основе принципа коэволюции (совместно-направленного развития). И здесь нет места компромиссу, поскольку нет интересов, например, у уха человека как фрагмента единого организма. Какой компромисс или борьба может быть между печенью и правым глазом? Разве можно рассуждать о компромиссе между 50 триллионами бактерий в кишечнике человека и его мозгом?

Суть единоцентристской мировоззренческой концепции состоит в следующем.

  • Мир – Един. В единственном Мире все принципиально возможные миры, явления и объекты могут быть только его естественными фрагментами.
  • Для того, чтобы Мир оставался единым, в нем должен существовать порядок (правильное, налаженное состояние, расположение чего-нибудь), благодаря которому Мир представляет собой Единую упорядоченную среду.

С методологической точки зрения такое понимание Мира открывает новые возможности для исследователя. Мокий Владимир отмечает: «”Единственность” порядка, позволяет не искать элементы, отношения и связи, присутствующие в объекте исследования, а заранее предполагает их наличие и организующее влияние на объект. В результате объект не только познается, но одновременно с этим, формируется понимание его истинного места и роли в окружающем мире» и далее «Быть естественным фрагментом среды – означает иметь ряд атрибутов, признаков, свидетельствующих о его органической принадлежности к единой упорядоченной среде, но теряющих смысл при его независимом существовании» [см. Мокий В.С., Лукьянова Т.А. Истина и справедливость с позиции трансдисциплинарности-4. 2015]. Выше мы отмечали, что, пазл теряет смысл при независимом существовании. Но в отличие от пазла, каждый естественный фрагмент имеет принципы внутреннего устройства, внешних и внутренних взаимодействий, тождественные порядку, обусловливающему единство упорядоченной среды. Констатация единственности порядка, позволяет сформулировать концепцию условий его развития как некую сферу «долженствования».

Единство упорядоченной среды логически обусловливает единую форму организации как самой среды, так всех ее естественных элементов-фрагментов, а также взаимодействий и взаимоотношений между ними. Одно из значений термина «система» – порядок. Систематизировать значит упорядочить.

Таким образом холизм и единоцентризм представляют собой основу для разработки системно-трансдисциплинарной научной парадигмы.

Система – это порядок, который обеспечивает единство и целостность объекта. Имманентным свойством системы является ее существование сразу в двух ипостасях как единого, так и целого.

Концептуально порядок развития системы выражается в следующем. Существуя как «единое» система проявляется во времени и пространстве. На каждом этапе развития должны появиться носители (как материальные, так и нематериальные), которые могут осуществлять соответствующие функции, и должны установиться необходимые взаимосвязи между ними. Сферу «долженствования» определяет принцип коэволюционности.

Компромисс как согласование потребностей между появившимися носителями появляется как способ сохранения целостности системы. При этом принцип коэволюционности развития является критерием для согласования потребностей носителей. При этом важным условием перехода к следующему этапу развития системы является появление носителей в необходимом количестве и качестве, то есть необходимо появление некой «критической массы». Так для ядерного взрыва необходим уран 236 и его необходимое количество (критической массы). Если это будет не уран, и если не будет его критической массы – переход на новый этап не состоится.

Носители, как элементы системы, функционируют вместе и составляют так называемые вертикальные и горизонтальные функциональные ансамбли [8]. Для функционирования фрагменты должны удовлетворить свои потребности в веществе и энергии. Обязательным условием для этого является установление связей между носителями. При этом потребности, по определению Владимира Мокия, делятся на сущностные и статусные. [см. Мокий В.С. Трансдисциплинарные аспекты человеческого мировоззрения. 2015.]. Удовлетворение сущностных потребностей обеспечивает существование фрагмента и системы, удовлетворение статусных потребностей обеспечивает развитие фрагмента и системы.

Провозглашаемая выше единственность порядка, предполагает изоморфизм, тождественность всех процессов преобразования в каждом функциональном ансамбле.

Но самое важное, что изоморфность порядка преобразования предусматривает строгую детерминированность по количеству и качеству вещества и энергии в процессах преобразования. Строгая детерминированность является обязательным условием сохранения единства и развития системы. Детерминированность необходимого для преобразования потенции вещества и энергии предусматривает механизм постоянной оценки количества и качества этих параметров. Меньшее или большее количество энергии приводит к нарушению коэволюционности, дисбалансу, а значит представляет угрозу для сохранения единства и устойчивости. Подобное нарушение является дисфункциональным с точки зрения условий существования системы. Для исправления дисбаланса в системе включается процесс ликвидации дисфункции, иначе система разрушится.

Это имманентное условие раскрытия потенции как системы, так и любого ее фрагмента.

Указанные выше теоретические положения позволяют изучать планету, человечество и его хозяйственную деятельность как систему и теоретически обосновать вектор необходимых изменений в согласовании интересов каждого человека и общества в целом.

Люди одновременно являются фрагментами вертикального функционального ансамбля (от атома до планеты в целом), а также горизонтальных ансамблей (от отдельного человека до человечества в целом). Все фрагменты планеты (включая людей) входят в состав планетарного ансамбля и представляют собой сложную цепь взаимосвязей, посредством которых на планете происходит трансформация вещества и энергии. При этом люди, как и все остальные фрагменты, испытывают потребность в веществе и энергии в виде благ, которые могут удовлетворить сущностные и статусные потребности.

Как фрагменту вертикального функционального ансамбля планеты механизм оценки значимости потребляемых благ присущ человеческому организму физиологически, то есть заложен природой. Так, например, однократное переедание приводит к рвотному рефлексу, как реализации механизма реализации дисфункции.

В горизонтальных функциональных ансамблях, (от семьи до человечества в целом) оценка значимости благ для удовлетворения статусных потребностей происходит на основе сформированной в сознании человека системы ценностей. В этом контексте становится важным не просто есть, а есть на золотом блюде, носить не просто теплую одежду, а норковую шубу и т.д.

С этой системой потребностей человек не рождается. Она формируется обществом и принимается добровольно человеком. Однако для сохранения устойчивости развития планетарного ансамбля эти статусные потребности должны быть точно также определены количественно и качественно, как и физиологические потребности. В противном случае это нарушит коэволюционность развития планетарного ансамбля и планета должна будет «включить механизм» нейтрализации дисфункций.

Принцип коэволюционности находит подтверждение в традициях и нравах сообществ людей и в достижениях культурного развития. Так, например, необходимость труда в протестантской и старообрядческой культуре, важность каждого человека и даже каждого живого существа в буддизме – это подтверждение объективной важности участия каждого фрагмента в процессе реализации потенции планетарного ансамбля. Умеренность в материальных благах – это воплощение детерминированности количества и качества вещества и энергии в процессах производства, обмена и распределения. Безусловно, что необходимо провести большую работу по выработке количественных и качественных параметров материальных потребностей, которые отвечали бы коэволюционности развития планетарного функционального ансамбля.

Человек как единое целое содержит в себе как материальную составляющую, так и духовную. Соответственно, каждая часть имеет свои потребности: материальные (и они же – предельные) и нематериальные или духовные (и они же – беспредельные). И условия реализации духовного потенциала человека – это подчинение материальных потребностей нематериальным.

Если значимость материальных потребностей нарушается (эти потребности становятся более значимыми, чем духовные), то тогда духовные потребности отвлекаются от духовных вечных ценностей на предметы материальные, конечные. Это становится причиной кажущейся ненасыщаемости статусных потребностей. Как объясняет Святитель Феофан Затворник: «Эту безмерность сообщает им от себя дух, ими порабощенный. Сами по себе эти потребности мерны и не бурливы. То, что они меры не имеют и бурлят, – это оттого, что дух бушует в них, ибо у него по природе энергия безграничная» [13].

Удовлетворение материальных конечных и нематериальных духовных потребностей обусловливает развитие человека – как интенсивное (количественное, материальное), так и экстенсивное (качественное, духовное). И условием перехода к качественному развитию, как и было показано, является мерность потребностей количественных.

Очевидно, что человек включен в планетарный ансамбль и поэтому его материальные конечные потребности должны быть ограничены соблюдением принципа коэволюционности. Тогда возникает вопрос – учитывается ли этот принцип при удовлетворении духовных потребностей?

Конечно учитывается. Удовлетворение духовных потребностей связано с пониманием и реализацией «вечных» ценностей. И именно общество в своей полноте (не только живущих людей, но и умерших) способно передать опыт понимания и реализации этих ценностей для вновь и вновь социализирующихся своих членов. И, с другой стороны, само общество и является той средой, в которой эти ценности реализуются (ценности любви, сострадания и т.д.). Именно накопленный опыт обеспечивает развитие человечества и его хозяйственной деятельности. В противном случае каждое новое поколение людей было бы вынуждено начинать с нуля.

Изложенное выше «устройство Мира» является, по мнению авторов, объективным основанием порядка социально-экономического развития человечества и его хозяйственной деятельности или кантовского «правильного понимания природы возможного».

Б) «Добрая воля принять это устройство»

Что касается «доброй воли» принять подобное устройство, то обозначенная выше мировоззренческая позиция приводит человека к необходимости соблюдения выработанных норм поведения. В самом деле, нормальный человек не будет выходить из квартиры на 3 этаже через окно даже если ему очень сильно хочется выйти. Знания и понимание последствий вынуждают его пользоваться лестницей или лифтом. То есть знание и понимание законов притяжения делает осознанным выбор именно такого способа удовлетворения этой потребности. Именно в этом смысле говорится, что свобода – это осознанная необходимость. Русский философ Н. Бердяев писал: «Свобода есть не право человека, а обязанность человека перед Богом» [1].

В предыдущем разделе мы показали роль системы ценностей в формировании потребностей и интересов людей и постарались обосновать объективность необходимости изменения системы ценностей в соответствии с принципом коэволюционности развития. Как говориться: «кто имеет уши слышать, да слышит» (Лк. 8:15). Если человек осознал описанную картину мира и воспринял соответствующую систему ценностей и вытекающие из нее нормы он понимает, что поступать по-другому неправильно. Он стремится к необходимости соблюдения норм «устройства» не потому, что боится наказания Богом или другими людьми, а потому что иначе нельзя. Вернее можно, но тогда либо включится механизм нейтрализации дисфункции, либо система разрушится.

Понимание устройства мира таким как мы его описали и позволяет превратить кантовскую «добрую волю принять подобное устройство» в осознанную необходимость.

Как было показано, для качественно нового изменения вектора социально-экономического развития должна сформироваться «критическая масса» людей, имеющих одинаковый ценностно-целевой концепт в обществе. Однако мировоззренческие позиции человечества, система ценностей и моральные нормы меняются очень медленно. В этом контексте, образовательный и культурный уровень граждан каждой страны оказывают влияние на экономические отношения и обусловливают значимый социальный эффект. Культурный уровень людей, уровень их образованности повышают «чувствительность» граждан к противоречию между декларируемыми и фактическими ценностями и нормами, которым следуют в практических действиях. Однако технологический прогресс в области коммуникационных технологий в XXI веке позволяет надеяться, что распространение системно-трансдисциплинарного понимания развития человечества и его хозяйственной деятельности и формирования необходимой «критической массы» будет происходить намного быстрее, чем раньше. Понимание фрагментарности человеческого общества, коэволюционности и детерминированности в потребностях и благах будет служить ориентиром для нахождения компромисса при согласовании интересов людей, и народов, и государств в функциональном ансамбле человечества. Формирование «критической массы» человечества позволит надеяться на относительно безболезненный переход на новое понимание ценностей.

Заключение

Одной из распространенной точек зрения на тему будущего развития человечества является главенствующая роль в нем технологических инноваций. Обозначившийся тренд в этой области приведет к постепенному исчезновению многих видов деятельности. Совершенно справедливо развивается так называемая экономика знаний. Значит дальнейшее развитие человечества будет лежать в сфере творчества, не важно будет ли это выведение новых сортов капусты или создание произведений искусства. Однако только система ценностей, основанная на понимании единства планетарного ансамбля мировоззренческая позиция единоцентризма и понимание законов развития человечества как фрагмента планеты может сделать осознанной невозможность использовать эти достижения во вред человечеству.

В 1972 году Даниэла и Денис Медоуз, Йорген Рандерс и Уильям Беренс выпустили доклад Римскому клубу «Пределы роста» [14]. Эта книга изучается студентами во всем мире. Спустя 40 лет авторы решили не делать работу «Пределы роста. 40 лет спустя» поскольку пришли к выводу, что изменить вектор развития человеческой цивилизации возможно лишь при перестройке сознания целых народов, изменении их понимания системы ценностей. Без такой перестройки нет смысла описывать сценарий будущего, поскольку, при всех разумных допущениях, это сценарий коллапса [12]. О необходимости смены понимания системы ценностей пишут многие современные ученые. Например, видный политик и экономист Г. Колодко в книге «Куда идет мир: политическая экономия будущего» отмечает, что экономическое развитие человечества рассматривается сквозь призму культурных различий и менталитета народов разных стран и определяется существующей системой ценностей [6].

Ценностный подход определяет приоритет духовных ценностей в хозяйствовании. Но реализация духовных ценностей невозможна в условиях дисбаланса материальных потребностей. Это объективный фактор. Разумное ограничение материальных потребностей (в соответствии с принципом коэволюционности) открывает дорогу для реализации духовных ценностей и для качественного развития человечества в целом.

Мы постарались обозначить объективные факторы появления системы ценностей в хозяйствовании и каким образом и в каком направлении должны быть осуществлены ее изменения. Это же сделает возможным осуществление давней мечты лучшей части человечества о том, чтобы формальные правила совпали с неформальными. Знание об объективной необходимости коэволюционного развития и разработка моральных норм и их восприятие большей частью человечества обеспечат устойчивое хозяйственное развитии и социально-экономическое развитие в целом. В противном случае в планетарном ансамбле должны будут включиться механизмы нейтрализации дисфункции фрагментов и существующее человечество ликвидируется.

Список литературы

  1. Бердяев Н. Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого. Париж. YMCA-PRESS, 1952. с. 427. Электронный доступ: http://www.magister.msk.ru/library/philos/berdyaev/berdn005.htm
  2. В.В. Казютинский Антропный принцип // Электронная библиотека ИФ РАН / Новая философская энциклопедия. Электронный доступ: https://iphlib.ru/greenstone3/library/collection/newphilenc/document/HASH362f209c5da031600b8c36
  3. Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М.: Наука, 1991 г.
  4. Зиновьев А. А. Глобальный человейник. М.: Алгоритм; ЭКСМО, 2006 г.
  5. Кант И. Сочинения в шести томах, Т. 6. — М.: Мысль, Философское наследие, 1966. — С. 5-23.
  6. Куда идет мир: политическая экономия будущего / пер. с пол. Ю. Чайникова, М.: Магистр, 2014 г.
  7. Моисеев Н.Н. Коэволюция природы и общества. Пути ноосферогенеза // Экология и жизнь, № 2-3, 1997 г.
  8. Мокий В.С. Основы трансдисциплинарности. – Нальчик: ГП КБР Республиканский полиграфкомбинат им. Революции 1905 года, 2009. – 368.
  9. Новый завет Послание к Галатам 3:28 – http://bible.by/new-testament/verse/55/03/28 (перевод Еп. Кассиана).
  10. Петербургский экономический форум // Газета Ведомости от 19.06.2010.
  11. Плотин. Эннеады // пер. с греч. языка под ред. профессора Г.В. Малеванского и др. [Электронный ресурс]:– http://www.philosophy.ru/library/plotin/01/0.html
  12. цит. по статье Данилов-Данильян В., Рейф И. За пределами роста. Компьютерная модель, всколыхнувшая мир // Наука и жизнь. — 2015. — № 10. — С. 2–15.
  13. Чичагов Л.М. Что служит основанием каждой науки? М., Типолитография Кушнера, 1890.
  14. Donella H Meadows; Jorgen Randers; Dennis L Meadows; William W Behrens. The Limits to Growth: A Report for the Club of Rome’s Project on the Predicament of Mankind. — 1. — Universe Books, 1972. — 211 с. Электронный доступ: www.donellameadows.org/wp-content/userfiles/Limits-to-Growth-digital-scan-version.pdf
  15. Smuts J.C. Holism And Evolution, NY. Macmillan, 1926.

REFERENCES

  1. Berdyaev N. EHkzistencial’naya dialektika bozhestvennogo i chelovecheskogo [Existential dialectic of the divine and human]. Paris, YMCA-PRESS Publ., 1952. 427 p.
  2. V. Kazyutinskij Anthropic principle // EHlektronnaya biblioteka IF RAN / Novaya filosofskaya ehnciklopediya [Electronic Library of the RAS Institute of Philosophy / New Encyclopedia of Philosophy.]. Available at: https://iphlib.ru/greenstone3/library/collection/newphilenc/document/HASH362f209c5da031600b8c36 (Accessed 27 December 2018). (in Russian)
  3. Vernadskij V.I. Nauchnaya mysl’ kak planetnoe yavlenie [Scientific thought as a planetary phenomenon]. Moscow, Nauka Publ., 1991.
  4. Zinov’ev A. A. Global’nyj chelovejnik [Global human being]. Moscow, Algoritm Publ.; EHKSMO Publ., 2006.
  5. Kant I. Sochineniya v shesti tomah [Works in six volumes], T. 6. Moscow, Mysl’ Publ., Filosofskoe nasledie Publ., 1966. pp. 5-23.
  6. Kuda idet mir: politicheskaya ehkonomiya budushchego [Where the world goes: the political economy of the future] / translation from polish Y.U. CHajnikova, Moscow, Magistr Publ., 2014.
  7. Moiseev N.N. Coevolution of nature and society. Ways of noospherogenesis. EHkologiya i zhizn’ [Ecology and life] № 2-3, 1997. (in Russian)
  8. Mokij V.S. Osnovy transdisciplinarnosti [Basics of transdisciplinarity]. Nalchik, GP KBR Respublikanskij poligrafkombinat im. Revolyucii 1905 goda Publ., 2009. 368 p.
  9. Bible: Galatians 3:28. Available at: https://www.bible.com/ru/bible/1/GAL.3.KJV (Rus. ed.: available at: http://bible.by/new-testament/verse/55/03/28 (transl. by Bishop Kassian)) (Accessed 27 December 2018).
  10. Petersburg Economic Forum. Gazeta Vedomosti [Newspaper Vedomosti], 19.06.2010. (in Russian)
  11. Plotinus, The Enneads. Available at: http://john-uebersax.com/plato/enneads.htm (Accessed 27 December 2018). (Russ. ed.: translation from Greek edited by professor G.V. Malenovskij and others. Available at: http://www.philosophy.ru/library/plotin/01/0.html (Accessed 27 December 2018)).
  12. Danilov-Danil’yan V., Rejf I. Outside growth. A computer model that shook the world // Nauka i zhizn’ [Science and life], 2015, № 10, pp. 2–15. (in Russian)
  13. CHichagov L.M. CHto sluzhit osnovaniem kazhdoj nauki? [What is the basis of every science?] Moscow, Tipolitografiya Kushnera Publ., 1890.
  14. Donella H Meadows; Jorgen Randers; Dennis L Meadows; William W Behrens. The Limits to Growth: A Report for the Club of Rome’s Project on the Predicament of Mankind. 1. Universe Books, 1972. 211 p. Available at: http://www.donellameadows.org/wp-content/userfiles/Limits-to-Growth-digital-scan-version.pdf (Accessed 27 December 2018).
  15. Smuts J.C. Holism And Evolution, NY. Macmillan Publ., 1926.